Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
К.Н. Рябинин

РАЗВЕНЧАННЫЙ ТИБЕТ

(Продолжение) IV Часть
СТОЯНКА В ШАРАГОЛЬЧЖИ
 

26/VI. Переход ближе к горам До-Ю-Гу.
Многочисленные рукава Шарагола.
Остановка у горного ключа.

Встали в 5 ч. утра; в 6 ч. 30 м. выехали на новое место стоянки в горах. Караван с вещами на 62 верблюдах вышел позже. Пришлось переезжать через все многочисленные извивы Шарагола. Одна из лошадей под тибетцем Кончоком чуть не утонула, завязнув в иле; четыре человека едва вытянули её. При одной из переправ с обрывистым берегом моя лошадь, обычно везде послушно идущая, на этот раз не пошла, трижды сворачивая в сторону. Её принуждены были тянуть другой лошадью за повод. Только при спуске обнаружили, что подпруги ослабли, и я качнулся в седле, но усидел. Это мерин серой масти, лет 6-7, из Кукунорской области, то есть горная лошадь, массивная, с густой чёрной гривой, иноходец, очень послушный и выносливый, зовётся 'Серый'; Мачен же, у которого мы его купили за 114 янчан, называл его за массивность и, вероятно, несколько большой живот 'Свиньёй'. Теперь же все признают, что это наилучшая лошадь для горных переходов и что она вынесет переход по Тибету.

На место пришли в 10 ч. утра и стали на возвышенности у горного ручья, недалеко от дороги через горы на Лхасу, которой проезжал Далай-Лама в Монголию поблизости от заповедных мест, расположенных главным образом к северо-западу от Лхасы, район которых простирается к северо-востоку к нагорью Чантанга. Караваны иногда проходят очень близко от этих мест, не подозревая того, а между тем вступление в зону заповедных мест Гималайского Братства (район Шамбалы) может угрожать не только 'трясением' в продолжение нескольких часов, как это было с караваном Далай-Ламы в 1904 году, проходившим по Чантангу, очевидно, не очень далеко и попавшим лишь в сферу электрических волн, а возможно, какой-либо другой, не известной нам пока энергии. Остановились около 10 ч. утра на найденном Ю.Н. месте у горного ключа, недалеко от двух монгольских юрт.

27/VI. Слухи о монгольском посольстве.
Повышение цен монголами. Наши книги.
Неудачная охота бурят на кианга. Здоровье Е.И. и Н.К. Обычное вечернее занятие - кормление лошадей.

Утром пришло известие, что монгольское посольство, выехавшее из Урги в начале октября 1926 года, не дошло ещё до Лхасы. Вот уже месяц, как оно находится в Нагчу, в 8 днях пути от Лхасы, и не может получить разрешения на въезд. Когда мы уезжали из Урги, нам рассказывали о гостеприимстве монголов - кочевников, жителей юрт и отдельных поселений (аилов). Хотя мы сами гостей не приглашали, всё же, когда к нам толпами приходили монголы, мы приветливо встречали их, всё показывали, лечили и давали лекарства. С их же стороны видели лишь открыто выказываемую корысть, обман и желание получить от нас как можно больше янчан путём сговоров между собой ничего не продавать нам ниже установленной старшиной цены, всё более и более повышавшейся, - что, разумеется, ставило нас в весьма затруднительное положение.

В Чан-Маре, например, у китайцев баран со шкурой стоит 4 янчана; здесь же с нас просят 9 янчан без шкуры; обычная стоимость барана, в зависимости от величины,1-2 лана, то есть от 1 р. 30 к. до 2 р. 60 к. Сегодня едва упросили продать нам молока - взяли за один литр один янчан, то есть в пять раз дороже, чем даже в городе. Здешние монголы - плохие буддисты, корыстнее китайцев-торгашей; о Шамбале даже ламы ничего не знают, слышали только название.

У Е.И. всё ещё не проходит кашель; и сегодня, в добавление к лекарствам, нам нужно было дать ей молока, в котором Е.И. чувствует особую потребность. Весь день сегодня дует сильный ветер; сидим по своим палаткам за чтением и работой; мы везём с собой много научных книг последних изданий на немецком, русском и английском языках.

Вчера буряты Цультим и Ардна ходили на охоту за куланами, но возвратились без добычи. Кстати, сколько я ни присматривался к куланам, живым или убитым, - они действительно напоминают больше всего осла, да и само китайское название 'кианг' означает 'дикий осёл'.

Несмотря на недомогание в эти дни, Е.И. по-прежнему много читает и пишет. Н.К. положительно изумляет своим здоровьем - ни разу не болел, в то время когда другие чувствовали разные недомогания вследствие простуды от холодного ветра в ущельях перед Хашкари. Температура у Н.К. была в это время 36,4° С - это для него норма.

Вечер закончился кормлением лошадей, пригнанных с пастбища и на короткое время привязанных за повода к растянутой меж кольев по земле верёвке; после этого они вновь были пущены на пастбище. Это необходимо для того, чтобы лошади, не одичали в табуне на свободе и не забывали о ласке своих хозяев и вкусном корме, который у них имеется. Ласковое обращение и корм привязывают животных к человеку, а в пути это в особенности необходимо.

28/VI. Западное и восточное гостеприимство.
Предположенный необычный маршрут. Наше питание.
Буран и холод. Высота стоянки 9.300 футов.

Наши буряты подтверждают, что халхасские монголы, то есть население от Юм-бейсе до Урги, очень гостеприимны и простодушны, здешние же цайдамские - недоверчивы и замкнуты. По этому поводу Н.К. замечает, что 'это негостеприимство монголов очень относительно, так как, если б мы выпустили на пастбище любого русского или европейского посёлка шестнадцать коней или если б мы пошли запасаться топливом в чужие угодья, то гостеприимные европейцы по меньшей мере немедленно потащили бы нас в суд или причинили бы ещё большие неприятности. А ведь у монголов и пастбища, и топливо так ограничены'.

Теперь мы идём необычным караванным путём, который пролегает восточнее, через населённые китайские местности, где легко собирать караван. Наш путь лежит через пустынные, уединённые места с редко встречающимися отдельными юртами в долинах рек. Избрать этот путь, по которому не ходили ни караваны, ни путешественники, нас вынудили происходящие в Китае военные действия.

Там, где находимся мы сейчас, - самое спокойное место на земле. О происходящих в мире событиях мы знаем. Удивляясь несговорчивому и корыстному нраву здешних монголов, в значительной мере, впрочем, запуганных и деморализованных их старшиной Маченом, о котором втихомолку они отзываются как о хищнике, их обирающем, мы пытаемся наметить наиболее удобный будущий караванный путь. Вчера Ю.Н. спрашивал монголов о твёрдых ценах, установленных ими в этой местности. Оказывается, большой, жирный баран стоит от 7 до 10 янчан, обычный - 6 янчан, 3 - 4 янчана - коза и 80 янчан - хороший верблюд.

Сейчас, в 12 ч. 45 м. дня, свирепствует сильный буран, неся тучи песка и срывая палатки; пришлось запереться наглухо на все петли, пережидая бурю. Песчаные смерчи - крутящиеся столбы песка - здесь обычное явление при сильном ветре. Сегодня утром вблизи нашего лагеря паслись два кулана - они очень любопытны, всегда стараются перебежать дорогу, и это любопытство их часто губит. Впрочем, люди здесь бывают нечасто, и животные всегда наблюдают это редко видимое ими существо и способы его передвижения. Я вспоминаю, с каким любопытством и бесстрашием наблюдала за нами горная курочка на перевале через Хашкари. Мы были на гребне горы, а она вблизи слева на небольшой горке топталась на одном месте, квохтала и рассматривала нас как невиданное зрелище.

Сегодня рано утром на восходе солнца были слышны нежные переливы раковины. Это молился престарелый лама в соседней юрте и потом дул в морскую раковину, извлекая тонкие и нежные звуки из священного инструмента, известного ещё в глубокой древности. Сегодня за обедом мы съели последний картофель (больше у нас овощей нет); наш обед состоит из одного блюда - жареного картофеля или сваренной, а затем поджаренной в жире или масле вермишели. Иногда бывает нарезанная мелкими кусочками поджаренная баранина. Хлеба у нас нет - утром едим поднятые на соде маленькие жареные лепёшечки; имеется немного белых сухарей. Буряты теперь едят приготовленные из муки лепешки и пьют чай, вчера дали им немного риса и масла; у нас тоже бывает иногда на обед варёный рис. Сахар грязный, китайский, приходится варить сироп, снимая всплывающую грязную пену, и в виде сиропа уже класть его в чай. Баранов продают неохотно, больших теперь нет, а за маленького и получат немного, а потому - невыгодно.

Вчера ходили вместе с Н.К. осматривать источники питьевой воды, отыскивая лучший. Около истоков нашего ключа почва оказалась чрезвычайно загрязнённой аргалом, всевозможными отбросами, до падали включительно, - выше и около его истока находятся места стойбищ. Теперь же почва до того загрязнена, что три юрты перенесены далеко вправо от нас. Четыре других осмотренных источника питьевой воды оказались не лучше, если не хуже. Хорошо, что ещё не загрязнён сам источник, хотя во время дождей это неизбежно, поскольку вся вода с окружающих источник плоскогорьев и долин стекает сюда. Воду теперь пьём исключительно кипяченую.

Вот в каких условиях живёт, работает и мыслит наш великий современник Н.К. Рерих, неизменно спокойный и мудрый, чьими советами мы постоянно пользуемся во всех затруднительных случаях нашего пути. Он же нас всегда мудро наставляет и успокаивает; например, по поводу наших волнений с Маченом говорит: 'Почему вас так волнует Мачен? Разве, приходя в больших городах в магазины, где с вас запрашивают иногда чудовищные цены, вы волнуетесь, возмущаетесь, называете мошенниками владельцев магазинов? Нет, вы просто уходите, если цена вам кажется неприемлемой, а после опять спокойно приходите за другими вещами в тот же магазин'. И далее: 'Почему нас не возмущает факт, когда Монголбанк берёт за перевод в Америку восьми тысяч мекдолларов пятьсот мекдолларов? Что значат все грабительства Мачена по сравнению с этим "цивилизованным обычаем"? Поверьте, всё это возмущает нас только потому, что мы привыкли к формам грабежа цивилизованного'.

Мне вспоминается описание в газетах дворца-музея имени Н.К. Рериха в Нью-Йорке, старого, роскошной архитектуры и комфортабельного даже для Нью-Йорка, стоящего на берегу широкого и величаво катящего свои воды Гудзона, с прекрасным видом из окон водных пространств, по которым проходят громадные океанские пароходы. В этом музее, при жизни посвящённом гению великого художника и мыслителя, в настоящее время собрано более семисот его художественных произведений. В Америке имя Н.К. произносится с величайшим уважением и восторгом; ежедневно в этот музей стекаются люди всех сословий, чтобы почерпнуть там новые духовные силы и испытать восхищение перед красотой его творений. Я видел фотоснимки этого дворца-музея; внутреннее убранство его помещений поражает изяществом и красотой отделки, даже вестибюль и приёмный зал, не говоря уже о личном кабинете Н.К.

Такова внешняя сторона жизни Н.К., но дух его превыше роскошной обстановки мирового города великой Америки, которая готова отдать ему всё, чтобы он только был там. Он же ищет новых накоплений знаний в трудных путешествиях, часто по таким пустынным или малонаселённым странам, как Внутренняя Монголия с Центральной Гоби или Тибет.

7 часов вечера. Буран ещё продолжает рвать палатки. Днём был небольшой дождь. С вечера до утра по-прежнему выставляем часовых. Распределяет дежурства Ю.Н. Прошлую ночь произошло курьёзное недоразумение; разбуженный ночью при смене часовых Ю.Н. спросонок отдал распоряжение снимать палатки: сначала начальника Миссии Н.К., а потом - мою; распоряжение это, конечно, не было выполнено дежурившим ламой Ламаджаном, спросившим утром Ю.Н. при встрече: 'А сегодня здоров?'
Накануне Ю.Н. действительно был болен - простудился на холодном ветру.
Вечером, несмотря на конец июля, так похолодало, что пришлось одеть шубы. Сегодня проверили высоту нашей стоянки по высотомеру - оказалось 9.300 футов высоты.

29/VI. Холодная ночь. Опять буран. Статья профессора Анезаки.
Розовые лучи Ориона.
'Чинтамани - Сокровище мира' - дар Ориона.
Существующий метеорит. Легенда о Камне.

Буран кончился вчера только в 8 ч. 50 м. вечера. Ночь была холодная; пришлось спать в егоровском белье, свитере, в лёгком, без меха спальном мешке, укрывшись меховым и шерстяным одеялами и шубой; на голове - шерстяной шлем и лёгкая шапка. Только тогда в летней брезентовой палатке нам было более или менее тепло. День наступил солнечный, но прохладный; небо голубое, безоблачное.

Утром ходили с Н.К. к подножью Гумбольдтовой цепи; взяли образец красного точильного минерала, из которого в Китае изготавливают хорошие точильные камни. После двух часов дня опять поднялся сильный ветер, хотя небо было нежно-голубое, почти безоблачное.

Буря проносится сейчас и над миром. Она означает наступление Новой Эры для человечества, разрушение форм старого мира и созидание новых удивительных форм мировой общины. Профессор Анезаки в 'Vie Des Peuples' в октябре 1923 года пишет в своей статье, что японская катастрофа соединена с началом новой эры человечества. В сентябре того же года в Бюллетене Астрономического общества в Париже сообщалось о розовых лучах, появившихся в созвездии Ориона.

А в 1924 году в Нью-Йорке в декабрьском номере иллюстрированного журнала 'The Foreword' под известной картиной Н.К. 'Чинтамани - Сокровище мира' напечатана легенда об этом сокровище, легендарном горном Камне, аэролите, даре Ориона. Упомянутая картина изображает, как известно, на фоне причудливых и величавых скал белого коня, осторожно спускающегося по узкой и извилистой горной тропе и несущего на своей спине чудесный ларец с Камнем, Сокровищем Мира, над которым сверкает пламя в нимбе лучей. Удивительная картина и ещё более изумительный дар видения сокровенных вещей!

Мне известно, где хранится этот аэролит, нигде более не существующий на нашей планете, а также осколок этого Камня, о котором говорится в 'легенде', но об этом я должен умолчать.

Дальше я приведу лишь отрывки существующих разновременных легенд об этом Камне, особенно ценные ввиду того компетентного источника, откуда были они сообщены, прежде чем попали на страницы 'The Foreword'.Между прочим, в книге Ф. Оссендовского 'И звери, и люди, и боги' (1922 г.) часто упоминается легенда о чёрном Камне, известная из монгольских источников.
В английско-тибетском словаре Jacschke (Лондон, 1881 г.) имеется слово 'Norburinросе' - 'чудесный камень, владение которым сообщает неистощимые возможности; он имеет форму овального плода'. Многие, вероятно, ранее читали и слышали что-то о служении жрецов Атлантиды и впоследствии друидов у чёрного Камня. В литературе многих народов была выдвинута древняя легенда о чудесном Камне, обладание которым даёт мощь и возможности, предназначенные человечеству по праву его сущности.

'Иду пустыней. Несу чашу, щитом покрытую. Сокровище в ней - дар Ориона'.

'Правитель Курновуу, в золото одетый, получил от Тацлавуу тёмный Камень, заключавший кристалл жизни; и поверх золота Правитель носил Камень'.
Это времена Атлантиды.

'Уроил Зена, дух воздуха, принёс Камень царю Соломону. Воскликнул дух на чуткое ухо: "Повелением Господа Сил вручаю Тебе Сокровище Мира". "Да будет так", - сказал царь и отнёс Камень в храм. Но напала мысль взять часть Сокровища для себя. Позвал царь Ефрема-златоковача из колена Иудина. И приказал ему отбить часть Камня, взять чистого серебра и сковать кольцо и начертать на Камне чашу, пламенем просиявшую. Царь думал никогда не расстаться с Сокровищем, но дух сказал: 'Немудро нарушил ты божеское А-Естество. Трудно будет сынам человеческим владеть Камнем. И только те, кто с тобою, могут направить Камень к добру. Созвездием путь Камня укажу'.

'И в храме Иудеи не остался "Пламя Носящий ". И спас едва Посседван - ушёл из развалин Китая'.

'Когда император Китая владел Сокровищем Солнца, он построил Ему храм из бирюзы цвета неба. Когда маленькие принцы с девочкой-невестой слишком долго заглядывали в дверь, император сказал: 'Лис ведёт вас, чуете Радость Мира'.

'Пусть сто ступеней Китая приветствуют Пламяносящего, но Посседван уносит Камень, и пески передали огонь Воителю - наезднику Тимуру. Подошёл Великий к Янтарной стене и покрыл поле знамёнами. "Пусть лежит Камень в храме, пока вернусь". Но жизнь чудо принесла внуку. Путь Камня лёг на Запад'.

'На Ланке (Цейлон), на острове, лежит Камень, захороненный за измену Раваны. Уйдёт Камень за море. За ним ещё тянется счастье, как хвост кометы, но не надолго'.

'Как к жару и к холоду нужно привыкнуть, так нужно привыкнуть и к получению Камня. Каждый Носящий Камень должен пожить с ним спокойно. Дурман лучей его невидим, но жар тайный сильнее радия. Невидимо изливается вещество, но явно Камень покоится на ткани родины своей'.

'Пусть гора Гордости недолго Камень укрыла. Пусть новый завоеватель хранит Сокровище. Пусть величается Город Камня, но путь Сокровища предначертан. Пора Камню вернуться домой'.

'От тебя, город мира, беру я победу Камня. Моей земле возвращаю огонь, ибо время пришло'.

'Недолго оставался Камень около горы Гордости - много послов с Востока. Верблюды уносят Камень в Тибет. Через пустыни несут они его и вместе с ним новую мощь. И его последний полёт на Запад осветил неслыханное царство неудачного объединения западных народов. В каждом луче Востока уже ищут Камень. Время придёт, сроки будут исполнены, когда Камень сам придёт с Запада'.

'Тибет и Новая Страна выйдут навстречу Семи Звёзд под знаком Трёх Звёзд, которые послали Камень миру. Уготовлено Сокровище, и враг не возьмёт щит, покрытый золотом. Ждите Камень!'

'Когда над Чашею пламя кольцом совьётся, тогда близко Моё время'.

Время исполнилось, пламя свернулось в кольцо над Чашею, и верблюды несут Камень. Близко время наступления Новой Эры, сложенной под знаком Трёх Звёзд Ориона навстречу Семи Звёздам.

30/VI. Защита палаток от бурана. Гномон.
Акдордж над палаткой Шамбалы. Н.К. о знании.

Жаркий день без ветра. С утра перенесли наши палатки на более удобное место в целях защиты от ветра. Около палаток утрамбовали землю гравием, чтобы ветер не наносил в палатки песка; устроили гномон для проверки часов. На американской палатке лёгкого типа, с танками и изображением Шамбалы установили большой бронзовый акдордж (акакочир) - священный знак Шамбалы, составленный из буддийских дорджей (акачир), в виде типичного византийского креста. Жаркий день у предгорий цепи Гумбольдта клонится к вечеру.

Сидим в моей палатке с Н.К. и беседуем об основах знания. Н.К. замечает, что 'прежде всего необходимо истинное просвещение народа, но это просвещение придёт лишь при полной свободе знания, когда всякие предрассудки как справа, так и слева распадутся, как песчинки тьмы.
Малейшее запрещение, малейшее пресловутое 'нельзя' опять будет творить слабовольных, мягкотелых рабов. Радость жизни придёт лишь в свободном беспредельном знании'.

1/VII. Ещё одно предание о Камне. Храм Шамбалы.
Статья А. Дэви-Неел.
Владыка Шамбалы и совпадение сроков.

Вчера ветер поднялся на два часа позднее - ровно в 4 ч. дня. Ночь была нехолодная; день жаркий, безветренный. Опять на несколько минут возвращаюсь к преданиям о чёрном Камне.

Одно из них утверждает, что минерал этот заключает в себе энергию, которая позволит человечеству сообщаться с дальними мирами; Камень будет как бы мощной радиостанцией для сообщения с другими планетами, более совершенными. Пламяносящее 'Сокровище Мира' всегда считалось символом истинного Знания и Света, и пламя его могло быть направляемо только по Пути Добра.

'Последователь ночи пытался вернуть владение Камнем, но Сокровище всегда было знаком Света. Недолго владели Камнем лукавые правители, не ведая, что лишь путь к правде направляет огонь Камня'.

'В тёмную ночь, в тёмной одежде посланец бесшумно подходит, чтобы увидеть, как они ждут. За углом ручной зверь носом поводит, лапу тянет, послан врагом. Кто скребётся за стеною, какие мухи налетели? Откуда вихрь поднялся? Но иду твёрдо, держу Камень, молитву повторяя: 'Не оставь меня, Владыка, я собрал все мои силы, не оставь, ибо иду к Тебе'.

Ещё указывается, что, когда произойдёт двойное затмение и погружение в волны святынь, это будет означать новое явление Камня. Так заповедал Восток.

'Уехал посол к хану Тамерлану. Неладно лежит Камень в Отакуе. Стража Трёх знамён должна быть послана. Идут на верблюдах, столб песка скрыл солнце, стихии укрыли путников. Без конца идут они. И каюки к дому повернули коней. Ночью кто Камень охранит? Пустыня сокрыла чужих. И с ними Камень ушёл на юг. Подумай, хан, как достичь Камня в праведных путях? Грусть пошла, хворость, даже конь оступается. К достойным всадникам явился дух явленный: "Не ищите Камня, лишь время явит путь ". Каждый улус по-своему поёт о Камне'.

Сегодня Е.И., Н.К. и лама Малонов сооружали храм Шамбалы; над престолом повесили танку с изображением Шамбалы. По этому поводу вспоминаю, что в 1925 году во французском журнале 'Vie Des Peuples' появилась небольшая статья Александры Дэви-Неел (David-Neel), прожившей последние тринадцать лет в Тибете, в которой она рассказывает о существующем и очень распространённом в Тибете поверье, что на Севере, в будущей Северной Шамбале, появится герой, который обновит мир. Говорят, что страна эта населена русскими, а также указывают на близость её к Северному Океану; можно достоверно предположить, что это Сибирь, вернее, часть её. Думается, что это Алтай с его величавой горой Белухой - русское Беловодье.

Певцы Тибета - барды - воспевают чудесного героя, владыку Линка, который в новом своём воплощении должен появиться в Северной Шамбале. Он объединит вокруг себя всех своих бывших министров, генералов и всех соратников своего прошлого существования. Он воплотится, чтобы выполнить свою миссию уничтожения демонических тиранов на земле.
Согласно сказанию барда и распространённому мнению тибетцев, соратники Владыки Северной Шамбалы уже воплотились в большинстве своём на русской земле.

По историческим данным, император владения Линка был могущественным владыкой, завоевавшим большую часть Китая и распространившим своё владычество до Сиан-фу (Sian-fu), в Шанси (Shensi). Он жил приблизительно в VII или VIII веке нашей эры. Ему поклоняются как богу войны. Этого героя, по преданию, должна родить женщина, не принадлежащая ни к одной из человеческих рас, как выражаются 'nagi', то есть женщина из расы змей-полубогов, называемых нагами (nagas). По преданию, перед явлением в мир Владыки Шамбалы Великий Лама из Таши-Люмпо (Таши-Лама) выедет из Тибета.

Надо прибавить, что бард, с которым беседовала А.Дэви-Неел, был ясновидящий, утверждавший и, видимо, доказавший А. Дэви-Неел, что он и теперь фактически находится в контакте с Владыкой Шамбалы, олицетворённым в преданиях в Гэсэр-хане, о котором существует чрезвычайно обширная в буддийском мире литература. О себе Дэви-Неел замечает, что она отличается весьма рационалистическим мировоззрением. Как и предсказал бард, в 1923 году, то есть через два года, Таши-Лама выехал из Тибета в Китай, чего ещё никогда не случалось, и до сих пор не возвращался.

Близится время! Согласно этим ожиданиям Новой Эры, Владыка Шамбалы, Майтрейя, установит на земле господство справедливости. Армия его неуязвимых воинов, напитанная Его мыслью и одушевлённая Его волей и Его энергией, приблизится к Лхасе, очистит Святой город и установит в нём трон Владыки Правды и Справедливости. После этого Его владычество распространится по всей Азии и будет восстановлен Китай. Далее Дэви-Неел замечает, несмотря на свой рационализм, что эти ожидания и верования Востока могут вылиться в такую форму и вызвать такие события, которые не может предугадать самый тонкий политик. А что если она окажется права?

2/VII. Сооружение субургана. Возвращение П. К.
Цены на мулов. Угар, кошмар и медведи.

Жаркий день. У палатки с танками начато устройство субургана из камней. В 11 ч. утра возвратился П.К. с монголами, закупив риса, чаго, сахара и семнадцать мулов по средней цене 85 янчан - с трудом и понемногу мы собираем наш собственный транспорт. Через несколько дней ему снова придётся ехать, вероятно, опять в направлении Сучжоу на поиски мулов; цена их уже доходит до 150 янчан.

Вечер тёплый, с небольшим ветерком. При переезде через Хашкари монголы, боясь 'угара', завязали рты; ночью, как рассказывал П.К., у одного из них перед Хашкари в ущелье было кошмарное видение. П.К. шёл через перевал пешком и не испытал каких-либо недомоганий. Мы также ничего особенного не заметили, и никто из нас никоим образом не страдал от высоты. Здесь мы живём на высоте 9.300 футов; во время прогулки в горы поднимаемся ещё выше; у некоторых из нас миокардит и в значительной степени, однако, чувствуем себя на высотах превосходно. Не доезжая до Хашкари, один из спутников П.К. - Аюр - видел в ущелье четырёх медведей, из которых один с белой грудью долго следил за проезжавшими. Не только наши ламы, но и соседи-монголы начали носить камни на складываемый субурган. В него будут положены, по обычаю, изображение Бурхана, пророчества Великих Лам, несколько серебряных монет и зерно.

3/VII. День Майтрейи. Впервые переведённые пророчества.
Служение лам Майтрейе.

Жаркий день. Сегодня день Майтрейи, праздник, который особенно ярко чествуется во всех буддийских землях. Вспоминаю заключительные строки недавно изданной в Урге книги на русском языке 'Основы буддизма', которую, в виде исключения, монгольское правительство постановило перевести на монгольский язык: 'По всему буддийскому краю на придорожных скалах указывают будущий путь изображения Майтрейи. От древнейших времён и доныне это изображение созидается буддистами, знающими приближение нового века. Почтенные ламы в сопровождении учеников, художников и ваятелей в наши дни путешествуют по буддийским землям, созидая новые изображения символа чаяний светлого будущего'. Считаю необходимым привести перевод пророчеств Великих Лам, вызывающих трепетное биение сердца у местных народов. Бесконечно ценно то, что даже полудикий монгол-номад в этой форме мыслит о строении будущего.

Пророчества даю в переводе Ю.Н., нашего учёного-лингвиста и востоковеда. Вчера заинтересованные прочитанными им пророчествами монголы и амдосцы просили дать списать их:

'Слава Тибета и Монголии близится. Сокровище с Запада возвращается. По горам зажигаются огни радости. Посмотрите на дорогу - идут носящие Камень. На ковчеге знаки Майтрейи и священного царства. Срок указан, когда расстелить ковёр ожидания. Знаками семи звезд откроются врата. Огнём явлю Моих посланных. Соберите предсказания счастья вашего'.

Похожий на это пророчество вариант имеется в Монголии, в монастыре около реки Иро.

'У Меня много сокровищ, но могу дать их Моему народу лишь в назначенный срок, когда воинство Северной Шамбалы принесёт копьё спасения, тогда открою горные тайники - и разделите с воинством Мои сокровища поровну и живите в справедливости. Тому Моему Указу скоро поспеть над всеми пустынями'.

'Когда золото Моё было развеяно ветрами, положил срок, когда люди Северной Шамбалы придут собирать Мое имущество. Тогда заготовит Мой народ мешки для богатства и каждому Дам справедливую долю'.

'Можно найти песок золотой. Можно найти драгоценные камни, но истинное богатство придёт лишь с людьми Северной Шамбалы, когда придёт время послать их. Так заповедаю'.

'Так исполняются предсказания предков и писания мудрых. Найдите ум встретить назначенное, когда в пятом году появятся вестники воинов Северной Шамбалы. Найдите ум встретить их и принять новую славу Тибета и Монголии. Дам мой знак молнии'.

День закончился молением наших пяти лам перед изображением Майтрейи, длившимся в течение двух часов. Присутствовали приезжие монголы с их жёнами; усердно и по много раз обходили палатку со священными изображениями.

4/VII. Кара за кражу в Монголии. Охота на куланов.
Расположение стана. Смута среди бурят.

За весьма редкими исключениями монголы отличаются честностью, воровство случается редко. Здесь за кражу лошади укравший её должен возвратить потерпевшему похищенную лошадь и ещё восемьдесят лошадей, а юрта его и остальное имущество поступают в распоряжение князя. При таких порядках любителей чужой собственности находится мало.

С утра Ю.Н. и П.К. с Аюром и Кончоком уехали на охоту. Сейчас наблюдали в бинокль за нашими охотниками. Как раз против лагеря, ближе к горам, паслись куланы. Выстрелы только спугнули их, и табун бросился бежать, затем опять куланы стали мирно пастись.

Наш лагерь расположен под защитой холмов, ближе к цепи Гумбольдта; перед глазами зелёная долина Шарагола, а дальше небольшие красноватые горы. Теперь у нас двенадцать палаток. Слева к ручью, на зелёном холмике, стоит обеденная палатка в виде большого светло-коричневого зонтика, обтянутого по бокам такого же цвета материалом. Невдалеке на том же холмике - тёмно-синяя и зелёная палатки - кухонные, типа монгольских майханэ. В синей живёт тибетец Кончок, который вместе с молодым ламой Бухаевым помогает Людмиле в хозяйственных делах. Правее, ближе к каменистой площадке, устланной гравием, находится американская палатка лёгкого типа, в которой живёт Людмила со своей тринадцатилетней сестрой Раей. Ещё немного правее находится палатка Ю.Н. - английского типа, купленная в Париже. Вблизи её расположена китайская палатка с сёдлами и другими принадлежностями для верховой езды. Английская палатка Н.К. и Е.И. помещается в центре лагеря; перед ней устроена небольшая куртина, обложенная дёрном с мелкими розовыми цветочками луговой примулы. По правую сторону установлена американская палатка со священными буддийскими изображениями. Далее - моя, русского типа, брезентовая, изготовленная в Ленинграде мастером Журавлёвым, работающим на Геологический Комитет; потом палатка П.К., лёгкого американского типа, и затем майханэ бурят Аюра, Цультима, Ардны и ламы Ламаджана. На холмике позади палаток, находящихся в центре, стоит палатка-майханэ лам Молонова, Бухаева и Кейдуба. Перед палаткой Н.К. и Е.И. сооружены солнечные часы.

В 10 ч. 15 м. утра возвратились четверо охотников - без всякой добычи. Кончок не удержался и рано выстрелил - куланы побежали, и пришлось стрелять на расстоянии восьмисот метров. Доходят сведения о каких-то странных слухах, распускаемых нашими бурятами. Вероятно, придётся в Нагчу распроститься с ними, оставив только лам.

5/VII. Дальняя гроза. Пристрелка винтовок. Сильный буран.

С утра прохладно и ветрено. Около 11 ч. утра поднялся сначала сильный ветер, а затем пошёл дождь, к сожалению, весьма редкий и непродолжительный. Слышится глухой отдалённый гром. Сегодня утром Ю.Н., П.К. и бурят Аюр занимались пристрелкой винтовок. Испытания показали, что немецкие карабины, купленные в Урге, сильно расстреляны; русские драгунки выпуска 1925 года оказались удовлетворительными при условии устранения большой 'игры' в стволе, появившейся из-за высыхания деревянных частей - цевья и наствольной накладки; хорошим оказался штуцер маузера образца 1910 года. Некоторые патроны для немецких карабинов из-за слишком глубокой посадки пистона давали осечку; патроны германского производства.

После 1 ч. дня разразился буран, рвущий палатку, в которой я заперся на все петли, и всё засыпающий в ней тонким слоем песка, проникающего внутрь сквозь брезент. Решительно невозможно избавиться от пыли. Каждый день стол, постель, брезентовый пол - всё покрывается слоем мельчайшего песка. Можно представить себе, какие песчаные бураны бывают в китайском Туркестане, если здешние бураны считаются средней силы. Буран и дождь возобновлялись несколько раз среди дня и прекратились только к 6 часам вечера.

6/VII. Опять буран. Потеря качества продукции - падение цивилизации. Мысли Н.К. Новые предположения о местах закупки животных.

Сегодня с утра прохладно. Очищаемся от пыли. В 1 ч. дня опять поднялся буран с песком. Идёт небольшой дождь, небо обложено тучами.
Послезавтра, 8 июля, предполагается выезд П.К. на юг в Макэ (Махой-закха) за покупкой 35 верблюдов для каравана.

Вчера по поводу осмотра одной из палаток Н.К. сказал, что 'падение качества продукции есть падение всякой цивилизации, попросту одичание'. Он справедливо считает, что о цивилизации можно судить по качеству её продукции. Фетишизм современного общества также обращает на себя его внимание: 'В нашем обществе не только в низах, но, казалось бы, даже в развитых слоях, глубоко внедрен ещё самый грубый фетишизм - то готовы воскуривать божеству фимиам, то, в виде наказания, рассечь его. И только устремление духа может просветить сознание. Если б все научились принимать вещи просто, реально, так, как они существуют в действительности!'

Когда-то некоторые считали Н.К. заоблачным идеалистом-мечтателем. С тех пор мы видим целый ряд разнообразных культурно-просветительских учреждений, возникших как по его личной инициативе, так и вокруг его имени.
Всё это лишний раз доказывает, что это был не заоблачный идеализм, а подлинный реализм, основанный на действительности.

После долгих обсуждений вопроса о пополнении транспорта пришли к заключению, что верблюжий караван менее хлопотен, чем мулы. Обсуждали четыре возможных пункта для закупки вьючных животных. Во-первых, можно купить китайских верблюдов в Дунхуане, расположенном в четырёх днях пути отсюда, но такое приближение к хотанскому даотаю было бы и опасно, и во всяком случае неприятно. Во-вторых, покупка каравана у цайдамского князя в Курлык-бейсе (пять дней пути) отпадает, так как князь есть князь, и его самодурство могло бы только осложнить дело. В-третьих, возникло предложение пробраться в Донкар, где на большой тибетской дороге бывает много караванов, но этот пункт дальше других, не менее двенадцати дней в один конец; таким образом, самой практичной остаётся поездка в Макэ (шесть дней пути), тем более, что П.К. не боится жары.
Говорили о хатха-йоге и преимуществе высших йог, тем более, что хатха-йога самая поздняя из них, возникшая, может быть, не ранее XII века.

7/VII. Знание Ю.Н. монгольского и тибетского языков спасает положение. Переводы нашего официального переводчика Аюра. Санскритские корни. Пехле-ви-Вендидад. Весенние цветы. Золото в горах Гумбольдта.

Сегодня Ю.Н. и П.К. разбирали винтовки-драгунки выпуска 1925 года. Между цевьём и стволом оказались какие-то подкладки из жести и даже подкладочки из бумаги, но 'заклинаний' на них не обнаружено; видимо, они были вложены, чтобы уменьшить 'игру' ствола при выстреле. Интересно было сопоставить эти винтовки с винтовкой Вестингауза американского производства.

Сегодня буряты сообщили, что у одного китайца, живущего в западном направлении, имеется пятьдесят 'жирных' верблюдов, пасущихся в монгольском аиле. На деле же оказалось, что на местном монгольском языке бурятам было сказано, что в Курлык-бейсе, у князя, имеется много верблюдов и что, если сговориться с ним о цене, то он, может быть, их продаст.

Если б Ю.Н. не знал тибетского и монгольского языков и с нами не было бы Кончока, то можно себе представить, в какие дебри заводил бы нас перевод нашего переводчика Аюра, служившего в этой должности два месяца в ветеринарном управлении в Урге и представившего оттуда удостоверение, что он состоял переводчиком. Торгоутскую песню 'Как чиста вода в золотом источнике' тот же Аюр перевёл: 'Какая хорошая вода в Алтын-Булаке'. Алтын-Булак - не что иное, как пограничное местечко около Кяхты. Говорили о санскритских корнях, ясно выраженных в русском языке, и о происхождении пехлевийского языка в связи с названием священной книги Вендидад.

Приходил лама, желающий поступить на службу, но предложенную ему обычную плату счёл недостаточной. Через час он согласился, но Н.К. принципиально не принимает всех, чем-либо недовольных или разочаровавшихся. Кажется, именно в Америке применяется принцип добровольного обоюдного согласия.

После небольшого дождя, прошедшего третьего дня и сегодня, лужайки стали зеленее. Кроме розовых примул (первоцвет), цветут мать-и-мачеха, кошачья лапка и мышиный горошек, всё это - мелкими цветами.
Положительно, на этой высоте начинается, несмотря на июль, как бы весна.
Несколько дней назад прилетали дикие голуби. В Гумбольдтовых горах имеется, по-видимому, много золота, судя по остаткам прежних старательских раскопок китайского происхождения - и теперь там что-то делают три китайца - и по находимым нами в большом количестве кускам кварца (в одной из долин у гор) с прожилками золота, ярко блестящего на солнце. О монгольском, и в особенности о тибетском золоте, говорят, что оно очень чистое, высокого качества и, видимо, его здесь много, не говоря уже о Тибете, где имеются обширные неразработанные месторождения золота, указанные на английской карте.

8/VII. Приезд нервы Кумбума. Рассказы о сининском амбане.
Дружба его с У Пейфу. Интерес к Америке.

С утра за пожертвованиями приехал нерва кумбумского монастыря в сопровождении местных дворян (тэджей), ещё молодой человек, тактичный в речах, со сметливым взглядом. Этот монастырь, один из самых крупных и почитаемых, находится недалеко от города Синин Кукунорской области. По слухам, сининский амбань не в ладах с Фенгом, держит сторону Чжян Цзолина и У Пейфу. У него гостит сейчас сын последнего. Нерва и тэджи долго и со вниманием разглядывали священные танки, альбомы с видами Нью-Йорка, большой американский флаг, устройство наших палаток и строящийся субурган. Пожертвовано на монастырь сто янчан. На право сбора пожертвований нерва представил бумагу за подписью и печатью местного князя. В 8 ч. вечера начался сильный дождь.

9/VII. Дождь и снег. Отъезд П. К. для закупки верблюдов.
Ложные сборщики пожертвований на храм.
Буряты опять собираются оставить нас.

Всю ночь был сильный дождь, прекратившийся лишь к 8 ч. утра. С 10 ч. утра дождь возобновился. В горах ночью выпал снег. День холодный. Вчера вечером в девятом часу возвратились совершенно пьяными Циринг и Кончок. Пили в соседней юрте со стариком-ламой. Обратно домой их сопровождал рабочий Мачена, уже переехавшего в Шарагольчжи. По слухам, Кончоком заказано китайцам 80 джин ханжи. Странно, что с появлением Мачена начинаются пьянство и безобразия. Положительно, этот китайский старшина - злой гений здешнего монгольского населения. Всё как-то само собой связывается с Маченом, все нити ведут к нему. Рассказывают, что ханжу вчера привёз рабочий Мачена, который и ночевал у Кончока. В 9 ч. утра уехал П.К. с Кончоком, Аюром и монголом-ламой за верблюдами в Макэ.

Прослышав о вчерашнем нашем пожертвовании на кумбумский монастырь, сегодня приехала новая группа людей с просьбой о пожертвовании на построение какого-то храма, местоположение которого к тому же было объяснено очень смутно; у приехавших сборщиков на этот раз не было писем и документов ни от монастыря, ни от князя, ни от каких-либо других властей, и потому они уехали от нас с миром, но без подаяния. Уезжая, пытались продать нам двух мулов. Слухи о приезде кумбумского нервы возбудили различные толки среди наших бурят, и двое из них - лама Ламаджан и 'расстрига-лама' Цультим - уже обсуждали вопрос об уходе в Кумбум. Узнавая различные версии об 'угаре' и о прочих трудностях пути через тибетские горы, в голову приходит мысль, что значительную часть этих рассказов нужно отнести за счёт робости бурятских паломников. С этой же точки зрения нужно рассматривать и пресловутые повествования об ужасах 'самой страшной пустыни' Гоби, которую мы пересекли уединённой верблюжьей тропой. Или же остаётся предположить, что условия нам особо благоприятствовали.

Сегодня приводили на продажу двух сарлыков (помесь яка с коровой) по 25 янчан, но они имели больной вид, и потому мы предпочли пока остаться по-прежнему при муке и при баранах. К тому же говорят, что мясо их твёрже козлиного (яман). Гумбольдтова цепь гор (До-Ю-Гу) от основания до вершины покрыта снегом; снег появился даже на вершинах более низких гор.
Из этого надо заключить, что, начиная приблизительно с 10.500 футов высоты, атмосферные осадки выпадают в виде снега. Вечером опять шёл дождь.

10/VII. Закупка провианта. Н.К. - горячий апологет Америки.

Утром небо покрыто тучами, но дождя нет, слабый рассеянный свет солнца, небольшой прохладный ветер. В общем, погода скорее приятная, прохладная. Утром занимались проверкой хозяйственного инвентаря, главным образом наличия верёвок для погрузки. Цультим послан к китайцам, едущим на днях в Анси, с заказом привезти нам риса, сахара и сгущённого молока. В здешних окрестностях имеется прекрасная поваренная соль, которой мы пользуемся.
Сегодня по обыкновению много беседовали на самые разнообразные темы, лишний раз убеждаясь в верности замечания Н.К., что 'скуки нет, но есть скучные люди - каждый несёт за плечами свою котомку'. Между прочим, говорили и об Америке и её научных и художественных учреждениях. Перед своим отъездом на Восток Н.К. поделился в американской печати своими впечатлениями об Америке и американском искусстве. Он говорил, что 'каждый находит то, что он ищет в мире, и измеряет мир по своей мерке. Если смотреть на Америку с пошло-материалистической Уолл-стрит, то и вся Америка покажется низко материалистической. Но если вам удаётся погрузиться в жизнь той Америки, которая далека от биржи или уличной наживы, вы будете изумляться ценным открытиям.

Нигде вы не найдёте столько социальных учреждений и храмов за пределами официальных религий. Это любопытное свидетельство свободных исканий. Если вы посетите собрания всяких направлений, вы всегда найдёте их многолюдными. Это явное доказательство общественного интереса. Люди идут к поискам новой жизни. Наполнены концертные залы в многотысячных аудиториях, на выставках и в музеях множество зрителей. Не для выгод идут туда люди. Это знак искания красоты. И не нужно забывать, что время уделяется среди высшей напряжённости и головокружительной работы. Это знаки умения обращаться со временем.

Людей привлекают учения С. Вивекананды, Р. Тагора, Е.П. Блаватской и других авторов международного значения. Это не корысть'.

'Америка дала миру великих изобретателей, которые в своём размахе дошли до поэзии. Эдисон - изобретатель и в то же время поэт-исследователь. Карнеги - поэт великих масштабов. Повсюду в Америке можно встретить надпись: "Keep smiling!" - "Улыбайся!" Это не насилие, но добрый совет проявления жизненной энергии'.

'Жизненность известной части Америки даёт возможность иметь лимитированные поезда, движущиеся строго по расписанию. Та же жизненность даёт возможность пройти через заводы Форда без пылинки на сапоге. Та же жизненность даёт толпам сознание общественности и тем устраняет многочисленность полиции. Обратите внимание на взаимную добровольную помощь при всяких общественных несчастьях. 'Моя хата с краю' - эта пословица была бы непопулярной в Америке. Но путей в Америке много, и надо суметь найти их. Незнание языка, неповоротливость, предубеждённость, предрассудок и суеверие могут свести на нет самые лучшие возможности'.

Во время пребывания в Америке в 1920 году сильное впечатление оставили у Н.К., по его словам, такие художники, как Кент, Беллоус, Райдер, Сарнеент, Дэвис, Стерн, Уфер, Чанлер, Слоан, Маншин, Лашез, Спайкер, Мельчерс, Прендергаст, Фризике, Кроль, Стернер, а среди молодых - Фаджи, Девей, Джонсон, Хокнер и Шива.

11/VII. Отзыв монголов о Ленине.
Дар Кумбума - Авалокитешвара.
Новая молитва Таши-Ламы Шамбале.
Братский порыв монголов.

Ночью шёл небольшой дождь. Утро солнечное, но небо местами покрыто тучами, в особенности у гор.

Вчера неожиданно до наших ушей дошла местная сенсация, что 'Ленин - это одно, а товарищи - другое'. Так мало прошло времени со дня смерти великого мыслителя, и уже начинается это печальное разграничение его от последователей! Ю.Н. и Н.К. говорили вчера об учении Мани - манихействе, столь распространённом на Востоке. Мани был распят, и в Европе христианский мир объявил его учение ересью. А между тем, чтобы судить об этом учении не односторонне, чтобы синтезировать его, надобно быть хорошим лингвистом и прочесть литературу по крайней мере на одиннадцати восточных языках - персидском, арабском, сирийском, авестийском, пехлевийском, уйгурском, латинском, греческом, санскритском, китайском и согдийском.

Опять приезжал нерва Кумбума и привёз в дар танку с изображением Авалокитешвары - этого коллектива, охватывающего все расы и проникающего во все строительства человеческой жизни. Характерно, что нерва, принадлежащий к шамбалинскому дауану Кумбума, привёз не что иное, как это изображение Авалокитешвары. Лама Малонов списал для него вышеупомянутые пророчества, а также новое обращение к Шамбале, обнародованное Таши-Ламой во время пребывания в Пекине в прошлом году. Принимая эти пророчества и обращение, нерва сказал: 'Да, только обращение к Шамбале может сейчас помочь миру'. Привожу это обращение Таши-Ламы в переводе Ю.Н.:

'Неослабно творите благодарность в молитве, посвящённой собранию трёх неразделённых прибежищ, великому Колесу времени, полному лучшего совершенства, а также источнику совершенства, Великому Учителю; особенно же поклоняйтесь источнику области великого совершенного деяния, а также могущественному имени Ригдена, полного чудодейственных проявлений, наносящего ужас нечестивым, и лику славного совершенствами Манчжушри'.

Тут же пришли и две пожилых монголки, приветливые и говорливые, и мы ещё раз пожалели, что незнание нами их наречия не позволило нам подольше поговорить с ними, чтобы узнать от них какие-нибудь местные сказания.
Одна из них усиленно старалась дать понять нам, что 'все мы одни и те же люди, что все вместе - и вы буддисты, и мы буддисты'. К вечеру собрались тучи, и пошёл небольшой дождь.

12/VII. Дождь. Гиганты острова Пасхи.
Разноречивость научных суждений.
Гигантские статуи Бамиана.

Всю ночь и утром до 1 ч. дня шёл дождь. Некоторые палатки слегка залило, несмотря на сделанные вокруг них канавки. Сегодня беседовали о тех гигантских базальтовых монолитных статуях, 27 футов в вышину и 8 футов в плечах, которые были впервые открыты Куком на острове Пасхи, теперь, увы, не существующем, опустившемся недавно на дно океана, так и не дождавшись основательных исследований. Две из этих статуй находятся в Британском Музее в Лондоне, причём одно из высших должностных лиц музея заявило, что древность этих статуй, по его мнению, не так уж велика, причём оснований этому мнению приведено не было. Обратимся к другим источникам.

В 'Тайной Доктрине' (т. II) Е.П. Блаватской, составленной на основании сведений, почерпнутых от Учителей Востока и из Пуран, об острове Пасхи говорится, что он представляет собой остаток материка Лемурия, где жила 3-я чёрная раса гигантского роста, предшествовавшая 4-й красной расе Атлантиды. Любопытно отметить, что сейчас существование наших гигантских предков не только подвергается сомнению, но и отрицается.
Между тем из источника, не подлежащего сомнению, известно, что 'в Гималаях и сейчас имеется пещера со скелетами этих великанов'. Надо надеяться, что в сравнительно скором будущем люди поймут, почему на Гималаи, в особенности Трансгималаи Тибета как на древнейший уголок земли, следует обратить особое внимание и искать там то, о чём они пока только мечтают. Как на пример разноречивости научных суждений можно указать на мнение, существующее о гигантских статуях в Бамиане, недалеко от Кабула, на границе Афганистана. На основании наличия буддийских пещер, расположенных вблизи этих древнейших гигантских статуй, достигающих 173 футов вышины, некоторые археологи считают статуи буддийского происхождения, тогда как другие исследователи, в том числе бывшие там ранее миссионеры-иезуиты, указывают на их значительно более древний возраст, тем более что алебастровые мантии статуй явно позднейшего происхождения. Вчера вечером долго говорили о созидательных, эволюционных мировых перспективах.

Как и вчера, сегодня вечером опять льёт дождь, небо беспросветно серо. Некоторые палатки начинают подмокать.

13/VII. Остров Пасхи - сохранившаяся часть Лемурии.
Свидетельство Кука о виденных им циклопических постройках на острове Пасхи.

Ночью был сильный ветер, земля немного просохла; небо все ещё облачно, верхушки гор покрыты облаками. Думается, что погибший на нашей памяти остров Пасхи, сохранившаяся часть Лемурии, по свидетельству Учителей Востока, был также свидетелем существования на нём последних жителей Атлантиды, может быть, после гибели острова Посейдониса, который считался древними греками последней частью материка Атлантиды. Дело в том, что капитан Кук обратил внимание, что на острове Пасхи, кроме гигантских чёрных статуй, имеются ещё и циклопические кладки, о которых он говорил, что они напоминают ему развалины древнейших построек в Перу, где, как известно, существовали ранее остатки красной расы.

Днём сильный ветер, временами дождь - следствие муссона. К вечеру небо прояснилось.

14/VII. Разлив Шарагола. Монгольское обо. Язык Азии.
Моление Шамбале. Магические зеркала древности.
Вызывание дождя.

Ночью небольшой дождь, холодно. С утра тепло и солнце. Извивы Шарагола сильно разлились; дно глинистое, вязкое, верблюды пройти не могут, так как переходят только там, где вода не достигает брюха, иначе ложатся в воду и погибают; их стихия - пустыня, а глубокая вода им неведома и страшна.
Хорошо, что мы не остановились у реки, а вовремя перешли её и стали на плоскогорье.

Буряты уехали в долину, где кочевники сооружают сегодня большое обо. Мы также предполагаем отказаться от сооружения субургана и поставить обо, так как сделанные нами кирпичи, за невозможностью здесь обжечь их, размокли. С утра приехали монголы и монголки, предлагают купить верблюжьи верёвки, которые мы и покупаем по два янчана за вязку (около 9 сажен длиной), лошадей, молоко и масло. Часть верёвок производится из бараньей шерсти. Эти шерстяные верёвки очень прочны и при переходах не натирают кожу животных; лучшие, более мягкие - из верблюжьей шерсти.

Беседовали о необходимости создания единого, общего языка для Азии, упрощённого и общепонятного для всех азиатских народностей, который изучали бы ещё в начальной школе, наравне с национальным языком. Одним из кандидатов на такой язык является хиндустани (урду).

Сегодня вечером происходило моление Шамбале. Присутствовали приезжие монголы и монголки. Лама Малонов во время чтения молитв совершал возлияния на зеркало вместо обычно употребляемой для этой цели металлической пластинки. Не есть ли это символ древнейших магических зеркал? Приехавшие с праздника буряты передавали мнение монголов, что дождь вызван нашей учебной стрельбой. Причиной такого толкования послужило, по-видимому, шутливое объяснение Кончока, что мы стреляли с целью вызвать дождь - монголы простодушны, но всё же они, вероятно, знают от бывших хутухт о могуществе волевых проявлений, - эти знания широко распространены по всей Индии.

15/VII. Сооружение субургана на месте остановки Высокого Учителя. Вместо однообразия - прилив различных сведений.

Погода установилась солнечная и тёплая. С вечера в тучах на горизонте уже при полной луне сверкали зарницы. Вероятно, в связи с тёплой погодой или прошедшим ливнем в горах на равнине появились новые потоки воды. С утра решили продолжать постройку субургана вместо обо, поскольку субурган является для местного населения более значительным памятником, тем более, что на этом месте сорок лет тому назад останавливалось проездом одно высокое духовное лицо, особенно нам близкое. При кажущейся уединённости и тишине нашего местопребывания каждый день обогащает нас неожиданными и очень ценными сведениями.
Даже политические новости не минуют нас, а ведь невнимательный человек мог бы назвать наше уединение однообразием. Общими усилиями удалось возвести субурган почти до половины.

16/VII. Субурган. Кольцо 'Майтрейя Сангха'. Буран с дождём.
Воспоминания о Вивекананде.

Ночь холодная. Утром холодный ветер, небо облачное. Продолжали каменную кладку субургана. Внутрь кладём в металлической коробке изображение Будды Всепобеждающего, пророчество о времени Шамбалы на тибетском языке, серебряное кольцо с надписью по-санскритски об общине Майтрейи - 'Майтрейя Сангха' - и шёлковый голубой хатак.

В 1ч. 15 м. дня поднялся буран; ветер рвёт парусиновую палатку. Вскоре начался дождь. Муссон всё ещё действует. Читали 'Inspired Talks' Вивекананды. Вечером сильный холодный ветер, дождя нет, горы в снегу.

17/VII. Неутомимая работа Е.И. Княжеская подать.
Китайские цены.

Ночь тихая и не особенно холодная. Все спали хорошо и выглядят бодро. Е.И. целыми днями работает - пишет карандашом, чернилами и на ремингтоне, подготавливая новые книги к печати. Никаких сведений о сотруднике, который должен был к нам присоединиться, не имеем. Здешние монголы не так уж плохи, как показались в Шибочене, благодаря старшине Мачену, - не воры, не разбойники, в пьяном виде тихи. Но и наши буряты отметили их особую черту по сравнению с халхасскими северными монголами - корыстолюбие. Менее янчана они ни за что и ни с кого не спрашивают, мелких серебряных и медных денег не признают, всячески стараются извлечь побольше выгоды. Закупая собственных животных для каравана, стоим перед вопросом о погонщиках мулов и верблюдов.

Хотя буряты и отмечают корыстолюбие здешних цайдамских монголов, мы сомневаемся, как бы сами буряты поступили в подобном случае. Теперь монголы приводят каждый день продавать животных, по-видимому, для уплаты полугодовой подати князю, который принимает взносы только серебряными янчанами. Между прочим, надо отметить, что китайцы дают за 15 джин верблюжьей шерсти 12 джин муки. В Урге фунт муки стоит 10 копеек, а фунт верблюжьей шерсти - 70 копеек, причём мука была привозная, а верблюжья шерсть местная. Ещё в Шибочене китайцы просили нас не набивать им цену на верблюжью шерсть, платить за неё монголам меньше, так как верблюжья шерсть является здесь наиболее ценным продуктом.
Опять около часа читали 'Inspired Talks'. Приезжали китайцы с рисом, китайским сахарным песком, изюмом, сгущённым молоком и прочими продуктами. Риса купили 40 джин за 13 янчан, сахарного песка и изюма - по половине янчана за джин, 60 джин (около 80 фунтов) за 30 янчан.

18/VII. Расчёт лам месячного продовольствия без мяса. Баранина -единственный доступный продукт питания.

Утро туманное и прохладное, но без дождя. День ясный. Приходил монгол-амдосец, изъявивший желание поступить погонщиком в караван. Лама Малонов подал записку с месячным расчётом количества продуктов на троих, желающих иметь особый стол без мяса. По его расчёту, в месяц на троих необходимо, кроме чая и 90 фунтов муки, 30 джин риса, 15 джин масла и 10 джин сахара. Нам кажется эта норма преувеличенной; к тому же эти продукты здесь необычайно трудно доставать и они дороги. Приходится питаться бараниной, как бы она ни надоела и как бы мы ни были против мясной пищи, ибо это наиболее доступный здесь продукт во всех отношениях.

19/VII. Золотоносный кварц.
Животные с золотыми рогами и копытами.
Охота на кулана.
Письма о грядущей эволюции мира и великих судьбах Азии.

Тёплый солнечный день. Буряты возят на мулах топливо, необходимое в большом количестве для обжига кирпича, потребного для сооружения верхушки субургана. Они же принесли куски кварца с золотыми наносными прожилками и сообщили сведения, полученные от местных монголов, что после сильных дождей монгольские кони и прочий скот приносят на копытах вместе с глиной следы золота. Вот и источник происхождения легенд о сказочных животных с золотыми копытами. Китайцы усердно копают золото недалеко в горах, и мы продолжаем во время прогулок находить кварц со следами золота.

Сегодня наблюдали с Н.К. охоту на кулана, близко подошедшего к нашему лагерю. Двое бурят и Ю.Н. отправились с винтовками подстрелить его. Животное доверчиво и с заметным любопытством наблюдало наш лагерь и троих подкрадывавшихся к нему людей, то прямо смотря на них, то поворачиваясь боком. Первый выстрел испугал кулана, так как пуля взметнула почву вблизи него, почти у ног. Отбежав немного в сторону, он снова остановился. Остальные три выстрела, очевидно перелёты, мало испугали его. Только удовлетворив своё любопытство, кулан скрылся. Кулан более всего похож на большого осла - большие уши; шея, грудь и брюхо белые; голова, грива и спина светло-рыжие; на спине чёрная полоска.
Интересно было бы испытать, в каком скрещении эта порода была бы полезна в качестве домашнего животного. Читали замечательные письма Ауробиндо Гхоша, Ришара и Ромена Роллана о грядущей эволюции мира и ближайших великих судьбах Азии. Мысленно послали привет этим трём далёким, но близким по духу друзьям.

20/VII. Прогулка к Улан-дабану. Плата погонщикам.
Цены на животных и продукты.

С утра в 9ч 30 м. выехали в числе семи человек на прогулку верхом в горы по дороге к Улан-дабану. День солнечный, но не жаркий. Каменистая дорога ведёт к перевалу, в ущелье, представляющее собой зелёную долину благодаря обилию снеговых вод; почва в ущелье топкая, масса мошек. На днях купили две лошади и одного мула - составляем наш собственный транспорт. У нас имеется тридцать девять животных - верховые лошади и мулы. Намечено ещё прикупить 8 верблюдов у местных монголов и 35 верблюдов в Макэ, за которыми поехал П.К. с Кончоком и Аюром. Сегодня приходили четверо лам предложить свои услуги до Лхасы в качестве погрузчиков. Им было предложено по 20 янчан в месяц на всём готовом. Не согласились - требовали 30 янчан и уехали. Остальные ламы, взятые в Урге, получают по 30 янчан.

Указываю цены на животных и некоторые продукты, так как обычно путешественники очень мало отмечают в своих записках эту сторону экспедиций, а между тем здесь это имеет большое значение, хотя бы уже потому, что надо знать, сколько пудов серебра везти с собой. Ведь ни золота, ни бумажек здесь нет, а тысяча янчан весит один пуд двадцать восемь фунтов. Купленные вчера и третьего дня две лошади обошлись нам: одна - в 56 янчан, а другая - в 50; сегодняшний серый мул был приобретён за 75 янчан вместо 140 запрошенных. Во время прогулки верхом видели неподалёку трёх куланов, к которым очень близко подошёл безоружный китаец. Крайнее любопытство этих животных губит их. Сегодня удалось запастись маслом - куплено 53 джина за 35 янчан.

21/VII. Тарбаганьи и сусликовые города.
Тарбаганы - носители чумы.
Противочумные меры ургинских хутухт.
Приключение правителя Урги. Золото и китайцы.

Небо облачное. Тёплый юго-восточный ветер. Приезжал молодой лама с кочевья. Куплено у него три тибетских седла для яков по два янчана за штуку и шерстяная девятисаженная верёвка за полтора янчана. Шерстяные верёвки бывают здесь трёх сортов: более прочные из верблюжьей и ячьей шерсти, из бараньей и козьей менее прочны. Днём около обеденной палатки появился козёл с признаками какого-то тяжёлого заболевания, по-видимому, болело горло и начался паралич задних конечностей. Приняли меры к тому, чтобы он удалился. Около этой же палатки много сусликовых, а может быть, тарбаганьих нор. Вспоминаем, что осенью 1926 года на северо-востоке Монголии была тарбаганья чума. Н.К. сообщает, что опрошенные им в Урге заинтересованные в сбыте тарбаганьих шкурок лица на вопрос о степени заразности этих шкурок заявили, что, по заключению приглашённого ими венского эксперта, чумные бациллы погибают от сравнительно кратковременного воздействия солнечных лучей. Оставляем это заключение, выгодное для предпринимателей, всецело на совести приглашённого ими эксперта. Шкурки эти вывозились, между прочим, широко, миллионами штук, на заграничные рынки. Возникавшие затем эпидемии 'испанки', напоминавшие по тяжести заболевания и странному совпадению некоторых симптомов лёгочную чуму, невольно порождают вопрос, не связаны ли эти эпидемии с ввозом недостаточно обезвреженных шкурок?

Н.К. замечает, что монгольские хутухты принимали очень активные меры против чумных очагов, объявляя всю чумную местность запретной для проникновения. Один из жителей Урги рассказывал Н.К., что в молодости по какой-то надобности он невольно должен был пересечь для сокращения пути подобный запретный район, не зная об эпидемии. Все его спутники-монголы категорически отказались следовать за ним, предпочитая длинный обходной путь. Пересекая этот район, он встретил полуживого тарбагана на дороге и уже собрался забрать лёгкую добычу, но отпрянувшая лошадь помешала ему выполнить это опасное намерение. Миновав район, он зашёл во встретившуюся по пути юрту, где застал нескольких жителей и одного ламу, с изумлением смотревших на пришельца, прибывшего из такого заклятого места. Когда же он рассказал, что встретил по пути тарбагана и хотел поднять его, все с ужасом вскочили, спрашивая, дотронулся ли он до этого тарбагана. Несмотря на его уверения, что он тарбагана не тронул, присутствующие разбежались. Это был вполне естественный ужас населения перед неизбывной грозной опасностью чумы. Если мы бьём справедливую тревогу по поводу сибирской язвы, сапа и прочих эпизоотий, то как же не обратить особого внимания на всё, что связано с тарбаганьими шкурками?

Теперь от чумы к золоту. Возвратился бурят Цультим, посланный к китайцам за известью для побелки субургана, и привёз присланный китайцами в подарок или для показа крохотный самородок местного золота с тремя небольшими черноватыми с блеском камушками, очевидно, эта порода, сопровождающая добываемое ими золото. Эти чёрные с металлическим блеском камушки дают на песчанике красно-бурую полосу, в особенности если ещё смочить их водой. Двое из китайцев выразили желание сопровождать нас. Обещали на днях привезти известь и поговорить, не возьмём ли их как погонщиков и погрузчиков.

22/VII . Приезд молодого монгола. Рисовая каша - роскошь.
Золотые зубы.

С утра затоплена печь для обжига кирпичей, которые пойдут на постройку верхней части субургана. Вчера ламы весь день активно подготавливали отдельные его части из дерева и жести. Днём поднялся буран. Гор не видно за тучами пыли в долине. Вечером приехал молодой, на вид лет шестнадцати, монгол продавать шерстяные подпруги. Увидев в кухонной палатке рисовую молочную кашу, мальчик спросил: 'Неужели всегда так кушают?' У нас, как раз, не было сегодня жаркого из баранины, и потому варился рис, но это, оказывается, здесь большая роскошь, несмотря на близость южного Китая, где рис растёт в изобилии. Китайцы продают монголам пуд риса за шесть баранов, считая по одному лану за барана, то есть около рубля сорока копеек. Тот же мальчик, увидев у меня на зубах золотые коронки, спрашивал, не родился ли я с золотыми зубами. Этот молодой монгол - сын старика 68 лет, жёлтого ламы, и потому, вероятно, так хорошо скандирует по-тибетски молитвы, знает монгольские и тибетские буквы, ко всему проявляет живой интерес. Н.К. замечает, как легко было бы сделать из него настоящего человека. Ведь ничего не видя, ничего не получая от китайцев, он всё же не отупел; в этом живом мальчике чувствуется присутствие чуткой души. И глаза его блестят желанием знания!

23/VII. Условность памяти. Рая ничего не знает о Христе.
Воспоминания Н.К. Статья Яремича.

Говорили о ценности исторических утверждений и свойствах человеческой памяти. Оказывается, факты и сами личности быстро исчезают из памяти людей, а все суждения субъективны и относительны, в зависимости от качества сознания и остроты наблюдения и восприятия. Проверьте это на простых и ближайших фактах. Спросите себя, а потом других, как звали их прадеда, и увидите, что редкий человек ответит на этот вопрос. Скажите, в котором часу, утром или вечером вы появились на свет? Опять-таки редкий ответит на такой, казалось бы, близкий ему и интересный вопрос. Иногда даже мать затруднится; ответить на этот вопрос своим взрослым сыну или дочери.

Н.К. вспоминает следующий факт. В старом Петербурге в 90-х годах прошлого столетия во время каких-то земляных работ в Демидовом переулке было обнаружено обширное кладбище. Обычно кладбища были при церквах; состояние костяков не указывало на их древность. Петербург основан в 1703 году, развивался медленно, а между тем никто уже не помнит и не слышал не только о кладбище, но даже и о церкви, стоявшей почти в центре города, очевидно, тогда деревянной. В качестве доказательства того, как быстро уходят понятия из обихода людей, казалось бы, так прочно вошедшие в жизнь, приведу такой пример: путешествующая с нами сестра Людмилы, Рая, которой около 14 лет, родившаяся и выросшая в Троице-Савске, совершенно ничего не знает и не слышала о Христе. И это потому, что в то время, когда ей было около 4-х лет, произошла революция, церковь была отделена от государства, и религия стала для многих менее значительным фактором жизни или же совершенно ушла из неё.

Другой факт. Н.К. рассказывает, что незадолго перед европейской войной на Островках под Петербургом было вскрыто неизвестное кладбище, причём обнаружено погребение высокородного вельможи екатерининского времени, судя по вышитым на камзоле звёздам. Но вся эта видимая знатность не защитила его от абсолютного забвения - так никто и не смог установить, кому принадлежала эта могила.

В продолжении беседы Н.К. рассуждал о том, что получилась бы весьма поучительная книга, если бы в неё вошли признания исследователей и изобретателей, раскрывающие тайну, при каких условиях протекал решающий момент их счастливых открытий и кем или чем был дан толчок их открытию. Наибольшая искренность этих признаний не только бы ничего не умалила, но дала бы несомненное расширение путей мышления. При этом вспоминается статья художника Яремича, в которой он ссылается на слова Н.К. о том, как непроизвольные, как бы случайные явления дают иногда наибольшие результаты, причём истинное творчество является не рассудочным, вызванным мучительно-напряжённым заданием, но выливается как радость сознания.

24/VII. Доброхотное пожертвование убогого норбуринпоче.
Окончание сооружения субургана.
Первый субурган, сооружённый американской Миссией.
Дунгане - фанатичные разрушители буддийских святынь.

С утра холодный ветер, небо обложено тучами. Ламы начали кирпичную кладку субургана. Приехал старик-лама 63 лет, живущий в окрестности, видимо, принимающий большое участие в постройке, так как заботливо доставляет нашим ламам различные вещи для этого - сегодня привёз в мешочке зёрна пшеницы, а также норбуринпоче, то есть драгоценные камешки. Конечно, это только символическое название; на самом деле в тряпочке оказались завёрнутыми красная, может быть, коралловая, бусинка, голубая стеклянная и несколько каких-то белых осколков стекла или раковины. Но дорого доброе желание и участие старого ламы. Монголы говорят, что врагами субурганов являются козы, залезающие на них, верблюды, которые охотно чешут себе о них голову, шею и спину, а также китайцы, ищущие в них сокровенные вещи. Дело в том, что по обычаю в так называемую чашу субургана, легко доступную для разрушения, кладут серебряные деньги и разные вещицы.

Монгольские домашние козлики, очень пушистые, весёлые и любопытные, уже лазили на наш субурган. Когда же мы уедем, начнётся, вероятно, паломничество к нему и людей и животных - здесь всё ново, всё интересно. Разрушителями буддийских памятников и святынь являются главным образом дунгане, мусульмане-китайцы, делающие это из ярого фанатизма, уже истребившие многие прекрасные памятники лучшего буддийского творчества. Монголы характеризуют их как дурных людей. Сегодня закончили складывание субургана. На вершине его подле чаши возвышаются двенадцать колёс учения Будды, луна, солнце и пламя. Остаётся только побелить всё сооружение известью; сегодня оно было даже трижды окурено.

25/VII. Поездка к китайцам-золотоискателям в горах Гумбольдта, Китайские норы. Теория Эйнштейна. Тунеядцы.
Механизация обряда.

Утром после чая отправились верхом в сопровождении бурят в горы к китайцам-золотоискателям посмотреть промывку золотоносного слоя песка и взять образцы некоторых минералов в самих горах. Поднявшись на плоскогорье к югу от нашего лагеря до 9.960 футов высоты, спустились в глубокое ущелье, где с шумом бежит с гор мутная молочно-белого цвета речка; берега её оказались изрытыми многочисленными и глубокими ямами. Видимо, раньше здесь усердно работали золотоискатели. Теперь китайцы работают значительно выше по реке, ближе к вершинам цепи Гумбольдта (До-Ю-Гу); дорога к ним идёт всё время вверх по руслу реки в ущелье.
Общий вид всей местности чрезвычайно красив и первобытен: глубокое ущелье с совершенно обрывистыми скатами, шумящая белая река, нагромождённые вокруг камни и зелёные заросли низкорослых душистых кустов, а впереди - горные породы всех цветов, красная и голубоватая глина, граниты, гнейсы и фиолетовые вершины, до половины покрытые облаками.

Китайцы-золотоискатели живут в пещерах, скорее норах, вырытых в красной глине; промывают серый суглинистый песок. Добытое золото около себя не держат, где-то прячут далеко в ямах и укромных местах. Обещали привезти нам в лагерь золото и красные камни, используемые для заточки ножей.

Сегодня беседовали о теории относительности А.Эйнштейна. Беседу многократно прерывали приходившие за пожертвованием незнакомые ламы, очень сильные на вид, но решительно отказывавшиеся от всякой предлагаемой нами работы, предпочитая любым занятиям тунеядство, никаким учением не заповеданное. Н.К. заметил, что во всех обрядах ламаизма в основе лежит несомненно и глубокое знание, и глубокая философия, но одеревенение мысли и механизация выполнения обрядов часто доводят лам до нелепости тунеядства. 'Где же тот труд, так настоятельно заповеданный Благословенным?' - восклицает Н.К. Во время беседы о теории относительности мы с улыбкой вспоминали полемику А. Эйнштейна с Филиппом Ленардом, когда А. Эйнштейн предлагал ему не применять при рассуждении о вопросах физических явлений аргументов от так называемого 'здравого смысла'.

26/VII. Проезжие монголы. Плохие травы.
Жара в Цайдаме. Грозное небо.

День пасмурный. Приезжали два монгола: один - из Шибочена, другой - из Цайдама; оба населённых пункта находятся в десяти днях пути отсюда.
Приехали, как всегда, с приношением: привезли в медном чайнике около литра молока; получили за это янчан. В Шибочене стоят жаркие дни, дождя мало, трава невысокая - вот причина, почему монголы выезжают оттуда в эти месяцы на Шарагол, хотя и здесь трава немногим лучше. Трудно здесь заниматься скотоводством - мало пастбищ, но зато в урожайные годы бывает высокая трава. Два последних года - неурожай трав, засуха.
Цайдамский монгол приехал только вчера и сообщил, что в Цайдаме сейчас сильная жара. Вечером собрались плотные тучи со всех сторон, и при закате солнца и горы и облака получили такую разноцветную окраску, какую я видел, пожалуй, в первый раз. Даже Н.К. восхищался переливами голубого, синего, тёмно-фиолетового, жёлтого, золотистого и других тонов - природа даёт иногда удивительные и незабываемые картины, в зависимости от наслоения облаков и освещения.

27/VII. Охрана субургана. Бурятский отзыв о нас. Жезл Моисея.
Ло - бог электричества. Опять невиданная окраска неба.

Ночь была тихая, безветренная. Утром небольшой дождь. К 10 ч. утра выглянуло солнце. Муссон всё ещё действует - вершины гор в тучах.
Сегодня вокруг субургана копают ров; снаружи он будет окружён небольшим валом - всё это должно обеспечить субургану большую неприкосновенность со стороны людей и животных.

На днях говорили об особой чувствительности хвостовой части некоторых змей. Известно, что при надавливании хотя бы ногой на хвост медяницы (не надо смешивать со змееподобной ящерицей того же названия) наступают каталептические явления - змея вытягивается и становится ломкой.
Конечно, опыты лучше всего производить с неядовитыми древесными змеями или с ужами. Для этого их берут за хвостовую часть тела и сильно встряхивают, как хлыстом. При этом воздействии от сотрясения, боли или страха наступают явления каталепсии - одеревенения тела, из которого можно вывести змею трением её хвоста между ладонями. Не этим ли опытом удивил Моисей египетского властителя и учёных жрецов, предварительно показавших так называемых в химии 'фараоновых змей' из роданистой или тиосернистой ртути? Наш век ведь в чудеса не верит, так как 'чудо' было бы нарушением извечных законов природы, а все явления совершаются лишь в рамках существующих мировых законов, как бы чудесны и непонятны они ни казались нам на первый взгляд.

Сегодня бурят Ардна на вопрос, что говорят о нас монголы, сообщил, что монголы не знают, какие мы люди, а потому он сказал им, что мы - 'америханы', едем из Урги к себе домой через Тибет, где будем просить благословения у Великого Бакши; об Н.К. сказал, что это самый большой начальник 'америхан', что Е.И. пишет о бурханах, а Ю.Н. учился в Тибете, знает много языков и что я - 'эмчи', то есть врач, а по местным понятиям и колдун. Последним, вероятно, объясняются вопросы монголов, родился ли я с золотыми зубами, и мнение, что я могу делать золото. Монголам и бурятам я отдавал находимые мною куски кварца с вкраплениями золота, а они решили, что я его произвожу каким-то образом с помощью ног, задевая каблуками за минералы, хотя прекрасно знают, что на каблуках у меня резина, привинченная железными винтами. При мне они даже сами пробовали тереть о свои каблуки разные минералы. Бурят Ардна сказал сегодня по поводу грома, что его производит 'Ло' и что он имеет рога, глаза, нос и уши; тибетцы знают уже чуть больше и под 'Ло' разумеют электричество. В 4 ч. дня снова пошёл дождь; горы покрыты пеленой тумана.
Вечером, на закате, опять наблюдали редкое зрелище разноцветной окраски облаков и гор; красота и переливы тонов неожиданны и непередаваемы.

28/VII. Приезд П.К. Закупка верблюдов. Чимпа. Страхи бурят.
Ограбление Дунхуанских пещер. Приезд Н.В. Потоп.

В 6 ч. утра возвратился П.К. из Макэ. Приехал один, без верблюдов. Куплено 33 верблюда в среднем по цене 78 янчан и одна лошадь за 70 янчан.
Рассказывает, что по пути в Макэ на перевале Улан-дабан был снег и стужа, на обратном пути только грязь; после Улан-дабана был ещё один меньший перевал. Путь в один конец занял 36 часов, то есть шесть малых переходов. В Макэ сильная жара, умеряемая только облаками, на короткое время закрывающими солнце. К нашему удовольствию, он встретил там тибетца Чимпу, знакомого по Урге, где он был при тибетском доньере и отправился в ноябре прошлого года с караваном, везшим в Тибет оружие. В пути тяжело заболел и вот уже шесть месяцев живёт, всё ещё болея, в Макэ. Там же П.К. рассказывали, что в прошлом году приезжали из Америки в Дунхуан японцы, которые очень сочувствовали плохому житью-бытью местных жителей, но это сочувствие дорого обошлось местному населению, так как после их неожиданного отъезда было обнаружено исчезновение трёх бурханов из знаменитых Дунхуанских пещер 'Тысячи Будд'. Снаряжённая погоня не имела успеха. Дунхуан занят, как слышал П.К., синьцзянскими войсками, хотя прежде он входил в состав провинции Ганьсу. Известие о хищении, произведённом из пещер 'Тысячи Будд', совпадает со сведениями, полученными Н.К. в Урумчи. Из Макэ до Тэйджинера, где уже кончается Цайдам и начинаются тибетские горы, всего три дня пути.

Приезд П.К. поднял упавший было дух наших бурят, которые только ещё вчера были в особо пессимистическом настроении, наслушавшись рассказов монголов. Говорили, что купить верблюдов в Макэ не удастся и придётся обратиться к местным монголам; что в окрестностях много волков и на днях волки загрызли ещё пять овец; что, ожидая здесь, мы теряем время, так как близятся осенние холода, во время которых действие пресловутого 'сура' (угара) увеличивается. Насколько твёрдо держится среди местного населения мнение о каком-то 'угаре' в горах, видно из того, что сопровождавший П.К. бурят Аюр, только перейдя Улан-дабан, признался П.К., что ночью он видел сон, будто умер при переходе через перевал, и потому не думал, что останется в живых. Между тем П.К. перешёл пешком Улан-дабан так же спокойно и безболезненно, как и Хашкари. Любопытно отметить, что в упомянутом урумчинском известии о похищении бурханов виновниками случившегося назывались американцы. Сопоставляя эти сведения, остаётся предположить, что виновниками происшедшего хищения являются, может быть, японцы, живущие в Америке. Не замешан ли кто-либо из антикваров - так же, как это бывало неоднократно и в Италии, и в других странах? Но, так или иначе, расхищение единственного сохранившегося центрально-азиатского сокровища подлежит суровому осуждению, о чём уже Н.К. и ранее со свойственной ему прямотой и откровенностью высказывался в дневнике 'Алтай-Гималаи'.

Около 12 ч. дня пришли остальные спутники П.К. с верблюдами. Один верблюд, наиболее истощённый, остался лежать на перевале. Бурят Аюр, охранявший его некоторое время, возвратился к 2 ч. дня. Возникла мысль послать в горы двух человек, которые подкормили бы мукой верблюда и переночевали там.

В 4 ч. дня начался сильный дождь; в это время новая неожиданность - подъехал с двумя монголами давно ожидаемый нами спутник Н.В. К 5 ч. дня ливень усилился, вода в ручье сразу поднялась, и вдруг неожиданно хлынул в долину стремительный горный поток. Обеденная и кухонные палатки были снесены; поплыли тазы, чайники, бидоны, тяжёлые ящики и прочие вещи.
Поток был настолько стремителен, что Людмила и Рая едва не утонули и уже призывали на помощь, а Рая громко плакала, пока, наконец, по моему настоянию, они не бросились в направлении палатки Ю.Н., перейдя поток по колено в воде. В это время вода уже залила палатку Ю.Н. Все находившиеся в ней вещи и винтовки пострадали от воды, песка и глины. Многие вещи и продукты пропали, а заодно и наш обед; между прочим, была безвозвратно унесена и большая часть кухонной посуды. За некоторыми вещами скакали вдогонку верхом. Остальная часть вечера прошла в поисках в долине унесённых потоком вещей и в откапывании их из песка и глины. Снесённые палатки были переставлены на новые места, а уцелевшие ещё раз окопаны канавками. Пришлось немедленно заняться чисткой ружей от песка и глины и переборкой пострадавших пищевых продуктов - сахара и чая. В 8 ч. вечера кое-как сварили кофе и поели сухарей. Ю.Н. еще до 2 ч. ночи занимался чисткой оружия.

29/VII. Водное бедствие.
Просьба монгольского посольства о новом Богдо-гегене.
Подробности приезда Н.В. Телеграмма из Америки.
19 августа - счастливое число для выступления.

Утро сырое и туманное. Небо обложено тяжёлыми тучами. Ночь все спали плохо, встали рано. Наши соседи-монголы тоже пострадали от ливня. Вчера приходили звать на помощь. Три соседние с нами юрты были затоплены; ходили помогать им двое наших людей. По Шараголу все юрты снесены. Все наши кони и верблюды, бывшие на пастбище, спаслись. Приехавшие сегодня со стороны Улан-дабана монголы сообщили, что видели ослабевшего, но ещё живого верблюда. Мы опасались волков. Поехали за ним двое монголов.
Кочевавшие в долине монголы собираются куда-то переезжать, так как Шарагол сильно разлился и место стоянки стало опасным. Около 9 ч. утра приехал Г.[Голубев], спутник вчера прибывшего Н.В., который привёз часть вещей Н.В.; он добрался до нас с трудом из-за разлива реки и топкости почвы. Рассказывают, что прошедшие в горах ливни иногда только через сутки выливаются потоками в долины. Сегодня продолжаются поиски унесённых потопом вещей. Наиболее ценная для нас находка - сковорода с ручкой.

Среди многих полученных нами вчера и с севера, и с юга известий любопытен рассказ приехавшего из Махойзакха тибетца Кончока о монгольском посольстве. Сообщают, что цайдамский князь отказался пропустить далее 'красное' посольство в Тибет; тогда посольство будто бы заявило, что оно вовсе не посольство, а простые монголы, едущие испросить у Далай-Ламы нового Богдо-гегена для Монголии. Вот какие рассказы ходят по цайдамским равнинам. Вспоминаем, как вчера, когда начался дождь, из-за туманной завесы вдруг показались двое всадников, один из них высокий и вооружён винтовкой. Приглядываясь, мы решали, не посланец ли это Фына или другого китайского генерала; в этих всадниках было для нас что-то совершенно неожиданное. Только когда они подъехали совсем близко, мы узнали в этом посланце давно ожидаемого спутника Н.В., пробивавшегося из Тиен-Цзина с 15 мая этого года.

Продолжаем починку палаток и разборку вещей. Н.В. привёз из Сучжоу телеграмму из Америки с приветствиями в адрес Миссии. Завтра утром снаряжаем Г. в Сучжоу за хозяйственными покупками и с ответной телеграммой в Америку. Кончок считает, по приметам, что лучшим числом для нашего выступления будет 19 августа. Г., вероятно, возвратится к этому времени.

30/VII. Медведь съел верблюда. Отъезд Г. в Сучжоу за покупками.

Ночью возвратились люди, посланные за верблюдом к Улан-дабану. Верблюда нашли с сильно распухшей шеей и проеденным животом, оттуда вытащены внутренности, вокруг крупные следы. По-видимому, это был медведь. Утро пасмурное, сырое - с вечера и часть ночи шёл дождь. Г. уехал в Сучжоу за покупками. Днём погода прояснилась, выглянуло солнце. Вечером небо было почти безоблачно. Из оставшихся 32-х верблюдов вчера не досчитались пяти - два погонщика так и не нашли их.

31/VII. Поиски верблюдов. Грааль - Lapis exilis.
Высокое лицо Востока о Шамбале.

С утра солнечный день, погода обещает быть жаркой. Предприняты поиски пропавших верблюдов. Двое бурят отправились к китайцам за известью для побелки субургана. Недавно приехавший Н.В. всё ещё не привык к высоте стоянки - чувствует некоторую одышку и плохо спит. Случайно мне попалась книга 'Символ чаши' А.Н. Норцова, изданная в 1906 году в Тамбове. Здесь также имеется указание на существование упоминаемого выше осколка аэролита. Известный певец Грааля Вольфрам фон Эшенбах называет его 'Lapis exilis' - блуждающий камень. Средневековье правильно дало ему это имя, приводимое Эшенбахом, поскольку оно метко характеризует, согласно преданиям, судьбу этого Камня.

В 3 ч. дня привели наконец пропавших пять верблюдов.
Удивительно, с каким благоговейным упованием произносится здесь, на Востоке, слово Шамбала. В этом понятии, столь близком сердцу каждого буддиста, сосредоточились все чаяния многострадальных народов Востока, жизнь которых сейчас тяжела, и они терпеливо и радостно ждут наступления времени Шамбалы. По всем признакам время это для них приблизилось. Посмотрим, что говорит о Шамбале Высокий Общинник Востока.

'Придётся встретиться с людьми, - говорит Он, - которые будут смеяться при каждом непонятном для них слове. Их аппарат восприятия покрыт мозолями невежества. Например, если им сказать - Шамбала, они примут это реальное понятие за фетиш суеверия. Не так поступили Маркс и Ленин. Уже говорилось, что наши представители посетили Маркса в Лондоне и Ленина в Швейцарии. Явно было произнесено слово Шамбала.
Разновременно, но одинаково оба вождя спросили: "Какие признаки времени Шамбалы? " Отвечено было: "Век истины и мировой Общины". Оба вождя одинаково сказали: "Пусть скорее наступит Шамбала". Если невежда дерзнёт называть себя марксистом или ленинцем, сурово скажите ему - явное предательство основ Общины'.

Шамбала - понятие реальное; сейчас это та запретная и хорошо ограждённая от проникновения посторонних область в Тибете, где находится Гималайское Братство. Таким образом, в настоящее время эти два понятия тесно связаны между собой. Под временем же наступления Шамбалы следует разуметь начало реального созидания очагов мировой Общины. При мировой переоценке ценностей как бы ни пришлось некоторым идеалистам поменяться ролями с так называемыми реалистами.

1/VIII. Избиение Кобена. Анатоль Франс о жёлтой опасности.
Рая определяет наши ауры. Н.К. о распущенности мысли.
Легенда о Миссии растёт.

Вчера вечером неожиданно произошла небольшая драма. Мы сделались свидетелями драки между ламой Ламаджаном и погонщиком Кобеном. При разборе дела против Кобена свидетельствовал лама Малонов, сам только за два дня до этого ударивший в лицо своего племянника ламу Бухаева. Драка, оказывается, произошла из-за продуктов. При варке супа выяснилось, что Кобен отнёс свою порцию риса матери и братьям - он местный монгол, и рис у них большая роскошь, редкость и лакомство. За это остальные не хотели дать ему супа из баранины, и тут начались дальнейшие пререкания, кончившиеся дракой. На молодого монгола, желтолицего, напали буряты, казалось бы, уже приобщившиеся к белой, европейской 'культуре'.

По этому поводу вспоминаются замечательные слова Анатоля Франса о 'жёлтой опасности', якобы угрожающей Европе, причём он доказал, что во всяком случае она не может сравниться с белой опасностью, которая грозит Азии: 'Жёлтые не командировали буддийских миссионеров в Париж, Лондон или Петербург. Равным образом, не высаживался во Франции жёлтый экспедиционный корпус и не требовал себе полосы земли, в пределах которой жёлтые не были бы обязаны никаким повиновением государству или законам, но ввели бы суд мандаринов. Адмирал Того не бомбардировал с судов Брестскую гавань, чтобы вызвать торговлю Японии с Францией. Он не поджигал Версаля во имя высшей цивилизации. Он не увозил в Токио картин из Лувра и фарфора из Елисейского дворца. Всеми признаётся, что жёлтые недостаточно продвинулись в своём развитии, чтобы верно подражать в этом белым. Считается даже сомнительным, чтобы когда-нибудь они могли подняться до такой высоты моральной культуры. Как могли быть у них наши добродетели! Ведь они не христиане!'

Сегодня перед обедом сестра Людмилы, Рая, сделала нам сюрприз - от Е.И. она слышала, что каждый человек имеет ту или иную окраску своей световой ауры, поэтому она каждому из нас положила около прибора салфетку в алюминиевом кольце, перевязанном шелковинкой того или другого цвета: Н.К. - синей, Е.И. - фиолетовой, Н.В. - зелёной, мне - жёлтой, Ю.Н. - розовой, П.К. - жёлтой.

Говорили о рассеянности. По этому поводу Н.К. замечает, что рассеянности нет, бывает только небрежность или распущенность мысли. Человек ведь никогда по рассеянности не пойдёт под поезд или в клетку тигра, не наступит пуме на хвост. Пресловутая рассеянность остаётся обычно в кругу явлений, когда человек очень малым или ничем не рискует.

Легенда о нашей Миссии растёт - дошли слухи, что 'едут сорок европейцев и их сопровождает вооружённый отряд из шестидесяти монгольских цириков'.
На самом же деле нас всего девять человек европейцев и одиннадцать человек бурят и монголов. Так рождаются легенды. Через полгода или год число людей удесятерится - событий здесь мало, потому всё долго-долго вспоминается, обрастая небылицами.

2/VIII. Украшение субургана. Вести из Синина.

День солнечный. Вчера привезли двести джин извести, и уже с вечера ламы принялись за побелку субургана. Сегодня с утра идёт у них деятельная и дружная работа - гасят в яме известь, мешают с речным песком. Достали разноцветные краски, чтобы после побелки раскрасить колёса учения Будды и нарисовать Чинтамани - Сокровище Мира. Работа эта занимает и объединяет их, вносит что-то новое и праздничное в их однообразную жизнь стоянки. Утром приехал китаец из Синина и сообщил, что наш благожелатель-нерва далай-ламского каравана прошёл тибетскую границу и отдал распоряжение, чтобы в случае проезда нам оказывалось всяческое содействие. Кто знает, может быть, он в настоящее время подходит к Нагчу или даже к Лхасе.

3/VIII. Монгольский праздник. Условия жизни на высотах. Учение Веданты об акаше и пране.

Яркий, солнечный день, дует прохладный, освежающий ветерок. Мимо нас проезжают по-праздничному разодетые монголы, направляющиеся на моление, совершаемое здесь ежегодно в августе в течение недели. В стоящие неподалёку юрты приезжают из окрестностей ламы, удовлетворяющие религиозные потребности местных монголов. В это время не ловят и не убивают баранов. Кроме того, еженедельно устанавливается один день, когда это также воспрещается. Получили известие, что к нам едет из кумбумского монастыря геген, большой лама-перевоплощенец.

Раньше упоминалось, что мы стоим лагерем уже более месяца на высоте 9.300 футов.
Поэтому мне хотелось бы отметить здесь влияние высоты на потребность питания и сон. Дело в том, что на высотах вредно оставлять количество пищи, потребное и уместное для обычной жизни. Горы знаменательны как начало, выводящее из низших земных условий. На высотах можно ощущать отсутствие обычных земных потребностей и было бы непоправимой ошибкой пытаться искусственно приравнивать горные условия к земным. На высоте уже 7.000 футов человек может сократить количество пищи, и эта потребность в пище уменьшается постепенно - к 16.000 футов она даёт уже ощутимую разницу. После 9.000 футов не рекомендуется употребление вина, кофе, перца и других пряностей. После 17.000 футов даже крепкий чай нежелателен. С уменьшением потребности в еде уменьшается и потребность во сне. На высоте 9.000 футов достаточно шести часов сна, а на 20.000 футов не более четырёх. Таким образом, понятно, что на больших высотах можно почти не спать, и вопрос количества пищи приобретает иное исчисление. Ясно, что изменение барометрического давления, дыхания и кровообращения должно создавать и новые условия жизнедеятельности организма. Философия Востока идёт в своих заключениях далее, указывая, что после 11.000 футов высоты существуют особые условия для жизни астрального тела, приобретающего особые качества благодаря полезной пране высот.

О том, что такое прана, говорит учение мыслителей-ведантистов. Прана - это всеобъемлющая сила; всё, что во вселенной обнаруживается как сила: притяжение, отталкивание и все другие проявления силы, - всё это прана или виды этой первичной энергии. По своему унитарному значению в природе прана может сравниться только с акашёй. Философия Веданты утверждает, что вся вселенная состоит из первичной материи - акаши. Всё, нас окружающее, всё, что мы воспринимаем зрением, обонянием, осязанием или вкусом, - всё это только дифференцированное проявление акаши, тонкой и всепроникающей первичной материи. Всё, что мы описываем как твёрдое, жидкое или газообразное состояние, все формы, образы, тела - земля, солнце, луна, звёзды, - всё состоит из акаши. Таким образом, согласно Веданте, все проявления силы состоят из праны, материя же во всех её формах - сгущённая акаша.

Сегодня прибыл из Синина тибетец, который сообщил, что доверенный Далай-Ламы везёт в Лхасу из Пекина семена цветочных растений, что в Тибете всё благополучно и ожидается хороший урожай.

4/VIII. Подготовка каравана. Жара в Цайдаме.
'Парсифаль' и 'Полет Валькирий'. Чудесный метеорит.
Лекции Свами Вивекананды.

Продолжает стоять хорошая погода. День солнечный, но не жаркий. Ламы закончили побелку субургана, после чего начнётся его раскраска. У всех в караване хорошее состояние здоровья, за исключением лёгких заболеваний - глазных, зубных, фурункулёза и мелких ранений и ссадин. Н.К., как всегда, бодр и здоров; всегда спокойное и ровное, бодрящее всех настроение, между тем известно, что на высотах у непривычных людей может проявляться повышенная нервозность и даже раздражительность. Сегодня появились небольшие голубые бабочки-очковицы, а со вчерашнего дня комары в большом количестве. Под наблюдением Ю.Н. началась подковка лошадей; сегодня подкованы две лошади на передние ноги, преимущественно страдающие в путешествии по горам. По сведениям, полученным от монгола из Макэ (Махой-закха), в Цайдаме жара держится уже два месяца (перед тем были дожди) и продлится ещё 30-40 дней.

Вчера и сегодня на маленьком американском граммофоне мы слушали музыку Р. Вагнера - 'Полёт Валькирий' и 'Парсифаль'. Знаменательно, что в третьей книге 'Беседы Высокого Общинника Востока', появившейся в Нью-Йорке в 1927 году на русском языке, на последней 283-й странице имеется указание на метеорит, заключающий металл морий, дающий ключ к изучению основной, первичной энергии - праны, а также ко многому, вытекающему из изучения свойств этой силы. Ведь это всё тот же Камень Ориона, Lapis exilis, норбуринпоче, Чинтамани - Сокровище Мира, о котором существует столько преданий. Средневековье искало 'философский камень'; многие считали это величайшей фантазией. Не искали ли, между прочим, лучшие из мыслителей этот реально существующий на земле осколок метеорита, известный в средние века под именем блуждающего камня, эманация которого представляет тончайшую энергию, дающую с помощью мысли, направляемой волей, величайшие достижения и возможности пользования уплотнённой праной, как могущественной творческой в акаше первичной энергией. Упоминая здесь о мысли, управляющей акашей и праной, я сошлюсь на свидетельство об этом Свами Вивекананды:

'Пока вся вселенная сведена к двум составным элементам - к материи и энергии, или к тому, что древние философы в Индии называли акаша и прана. Но мы не нашли ещё то Одно, что даёт знание всего остального.

Следующий шаг должен был заключаться в отыскании начала их обеих. И дальнейшее исследование привело к заключению, что эти два элемента произведены ещё более высшей сущностью, которую назвали мыслью, космическим Махатом. Мысль - это всюду распространённое проявление существования, более тонкое, чем акаша и прана, но которыми она кажется разделённой. Вначале существовала мировая мысль, затем она проявилась, изменилась и развернулась в две - прану и акашу, сочетаниями которых и произведена вся вселенная'.

5/VIII. Драка бурят. Необыкновенное явление.
Ещё о чудесном метеорите. Свойства первичной энергии.

Погода стоит хорошая. С утра продолжали подковывать лошадей. Вчерашний вечер окончился неожиданной дракой между Ардной и ламой Бухаевым.
Вдвоём они брали из мешка муку, и Ардна в шутку рукой, запачканной в муке, дотронулся до лица Бухаева. Бухаев сильно ударил Ардну в грудь, а тот его - по лицу, да ещё пнул ногой; едва удалось их развести.

Вчера около 9 ч. вечера возле нашего склада с лошадиным кормом (горошком) и мукой скакали тушканчики величиной с большую мышь, с хвостом раза в три длиннее, чем тело, с кисточкой на конце. Мы освещали их электрическими фонарями, это на мгновение останавливало их бег и позволяло нам лучше рассмотреть их.

Сегодня подковывать лошадей помогали два кузнеца-китайца. Надеемся за день перековать большую часть лошадей, в первую очередь верховых.

Около половины одиннадцатого утра мы заметили большого чёрного орла, пролетевшего с запада на восток, - такой величины птицы здесь редки; вслед за этим мы обратили внимание, что бурят Цультим смотрит на северо-восток. Приблизившись к нему, мы заметили на очень большой высоте ярко белевший объект, быстро и плавно двигавшийся в южном направлении хребта Гумбольдта. Успели принести три бинокля, и все присутствовавшие при этом семь человек внимательно наблюдали это явление.

Хотя объект уже удалялся, в бинокль мы успели хорошо разглядеть его округлую, продолговатую форму, а также отметили наличие освещения с одной стороны; по словам наблюдавшего также Н.В., объект, вначале постепенно удалявшийся, вдруг повернул под определённым углом и скрылся в южном направлении. Были высказаны предположения об аэростате, а среди бурят - о воздушном шаре, пущенном китайцами с 'парами бензина'. Мы улыбались последнему предположению, так как ближайший пункт, откуда мог быть пущен шар, - это Сучжоу, находящийся в расстоянии шести дней пути, причём все эти дни, как и вообще во всё это время года, ветер был определённо западный.

Н.К. при этом вспомнил явление, наблюдавшееся в Санкт-Морице, свидетелем которого был также и Я. - тогдашний его спутник. В тот раз на безоблачном небе над отелем 'Suvretta Haus' наблюдалось необычайно быстрое образование резко очерченного облачка, которое быстро начало вращаться и потом вдруг исчезло.

'В Камне заключена частица великого дыхания жизни' - говорит одно из дошедших до нас преданий о вышеупомянутом метеорите, который считается несуществующим, легендарным, но на самом деле реальность существования его не подлежит ни малейшему сомнению, так как местонахождение его, вид его и свойства известны не только мне одному. Однако, здесь же должен пояснить, что, по тому же преданию, использование этого метеорита, дающего возможность применения уплотнённой, конденсированной первичной энергии, возможно лишь в плане мироздания или мирового строительства, но никак не в личных эгоистических целях, добрых или злых - это безразлично, ибо первичной энергией, в отличие от других производных её видов, нельзя пользоваться вне условий мировых кармических законов.

Поясню это примером. Представьте, что вы, обладая знанием свойств первичной энергии как могущественной мировой силы, увидели бы вдруг гибель целого города в пламени, ужас и смятение его жителей и захотели бы прекратить этот пожар. Большинство людей будет доказывать, что это ваш священный долг перед человечеством, что иначе и нельзя поступить. Но не забудьте, что вы не вправе нарушать законы кармы и что пользование свойствами первичной энергии недопустимо в подобных частных случаях, не имеющих значения в мировом плане Владык. Сделайте в вышеприведенном случае всё зависящее от вашего опыта и мудрости, призовите все другие силы природы с помощью технических усовершенствований, но не трогайте особой тайны природы - первичной энергии без исчерпывающего знания свойств её и получения на то разрешения Высокого Начала. О последствиях пользования этой энергией в ненадлежащих случаях я не буду говорить здесь - они могут быть очень многообразны и тяжки.

Мысль, что кто-то в настоящее время уже знает о первичной энергии и свойствах её, о каком-то металле мории, добытом из невидимого легендарного метеорита, находящегося в данное время лишь в двух отдалённых местах, о том, что металл этот обладает свойством конденсации первичной энергии и потому даёт наилучший способ изучения свойств её и пользования ею, не покажется ли людям, далёким от мысли об этом, фантастической, слабоумной, невежественной или даже чудовищной и необычной? Но пусть прежде хорошо подумают и вспомнят, что лучшие умы Европы в своих открытиях уже далеко продвинулись по пути делимости атомов, теории ионов и установления единства материи и единства силы.
Вечером буран.

6/VIII. Необыкновенный летательный аппарат. Уход троих бурят

После бывшего вчера с вечера бурана - серенький прохладный день. Опять с утра началась ловля арканами одичавших на пастбище лошадей для подковки.

С утра всем участникам Миссии стало известно, что замеченный нами вчера утром блестящий объект, двигавшийся на значительной высоте, был воздушным аппаратом Братства, возвращавшимся из-под Мукдена в Тибет после выполнения поручения к Таши-Ламе, которому, между прочим, было указано, что в Монголии должен быть особый геген.

В 1 ч. дня разразился буран, рвал палатки, всё запорошил тонкой пылью, скрипевшей на зубах. Едва успели пообедать, закрылись наглухо в палатках; долины почти не видно - вся застлана завесой кружащегося в воздухе песка.
Буран продолжался до 8 ч. вечера; внутри палатки всё покрыто тонким слоем песка. Трое бурят - Аюр, Цультим и Ардна - заявили, что дальше идти не желают, так как не ручаются за свой драчливый характер и могут подраться с цайдамскими монголами или с тибетцами.

7/VIII. Приезд китайского чиновника. Рассказы Мачена.
Служение у субургана. Мысль - двигатель.

День солнечный, с лёгким прохладным ветерком, в природе полное спокойствие после бурана. Буряты складывают свои вещи - собираются в обратный путь; все наши благожелательные советы дойти до Тибета и возвратиться оттуда спокойно с большим караваном были тщетны.

Ночью перед рассветом с западной стороны палатки Н.К. в течение продолжительного времени слышал как бы электрические разряды, раздававшиеся в воздухе то поодиночке, то по 2-3 подряд. Вчера вечером дошли слухи о приезде к старшине Мачену китайского должностного лица с шестнадцатью солдатами для сбора податей от сининского амбаня. Монголы негодуют на китайские поборы. Может быть, приезд китайской власти побудил Мачена приехать сегодня утром к нам для урегулирования вопроса о его долге. Он также рассказал нам, что после возвращения из Цайдама представителя Торгпредства СССР им было зарыто под палаткой три бутылки с неизвестным содержимым. Предположение о вине является совершенно неправдоподобным. Монголы подсматривали за ним и после его отъезда вырыли эти бутылки и думали, что в них может быть яд. Всё это поселило между монголами крайне нежелательные толки, тем более, что среди них ходят какие-то тёмные слухи об отравлении Богдо-гегена.

Сегодня ламы закончили роспись субургана и после 1 ч. дня производили около него служение в течение более двух часов. В конце служения на субурган был возложен акдорджи, соединённый красной нитью с рукой старшего ламы, который тем самым как бы сообщил субургану внутреннее значение служения. При ясном небе и благовонном ветре, смешанном с курениями, день заканчивался в мирном настроении стана. Ещё два торгоута, за поручительством старшины Мачена, на днях придут к нам, кроме уже приглашённых югура, амдосца и торгоута. Таким образом, вопрос о людях для собственного каравана решён.

Н.К. замечает: 'Что должно прийти, то и приходит; что должно уйти, то и уходит!'

Выше упоминалось о мысли как высшей Сущности, как всюду распространённом проявлении существования, более тонком, чем первичная сила - прана и первичная материя - акаша. Неся в себе одновременно черты материи и силы, мысль является единственным и могучим деятелем, управляющим первичной силой и первичной материей. Вот почему мне и хотелось бы обратить величайшее внимание на мысль.
Недаром Учитель Будда указывал, что 'из трёх видов действий наиболее губительно не слово, не телесный поступок, но мысль' {Маджхима Никая, т. I, стр. 373).

Надо стремиться поэтому к очищению своих мыслей, поставив их под неусыпный и строгий контроль, так как с момента возникновения решения о зле человек уже виновен, выявлено ли зло или нет. Скажу больше - европейская наука двигается вперед по пути обнаружения мысли, а Учителя Востока уже давно читают мысль, поэтому давно пора людям начать привыкать дисциплинировать свои мысли и очищать их, стремиться к этому как совершенно конкретному практическому достижению.

8/VIII. Приезд главного ламы Цайдама. Лама освящает субурган.
Монголы оказывают Миссии княжеский приём.
Американский флаг.

Солнечный день. В 9 ч. утра ушли трое бурят, наняв лошадей для поклажи до Шибочена. В 11ч. приехали на семи лошадях пять слуг главного ламы - настоятеля Цайдама, едущего в Махай, и установили вблизи нашего лагеря, на возвышенности у ручья, его красиво расшитую тибетскую палатку. По словам слуг, лама останется некоторое время с нами и освятит субурган.
Около 12 ч. дня появился главный лама в сопровождении двенадцати человек, в том числе старшины Мачена, чиновника-монгола, начальника милиции, ламы и послушника. Главный лама Цайдама соответствует по своему значению епископу. Ехал он на сером коне в сбруе с двумя красными кистями. Подъезжая, снял дорожную соломенную китайскую шляпу и надел другую из лакированного дерева, позолочённую. Мачен был в шляпе китайского чиновника с красным коралловым шариком и пучком чёрных перьев, вставленных в горизонтальную нефритовую трубочку; чиновник тоже в соответствующем головном уборе. Согласно обычаю, всем прибывшим почётным гостям был предложен чай и угощение: изюм, сушёные фрукты, кандис и лепёшки. Старик-лама преподнёс в сосуде масло. После обмена обычными любезностями, то есть вопросами и ответами о путешествии, были заданы вопросы о направлении и цели нашего пути. Последовал ответ, что мы американцы и едем посольством от западных буддистов и что близко наступление времени Шамбалы. Всем нам были поднесены хатаки, мы ответили тем же, со вложением денег. Главному ламе был передан упоминавшийся раньше список пророчеств о времени Шамбалы. Освящение субургана происходило около получаса. После чего вновь было предложено угощение, состоялся разговор, из которого выяснилось, что гости эти прибыли к нам со всей торжественностью и в своём должностном параде, - так, как они ездят только к цайдамскому князю, - ввиду того, что им известно наше высокое положение. После нового обмена любезностями главный лама отбыл верхом к своей палатке в почётном сопровождении прибывших с ним спутников и вскоре уехал далее.
Всё произошло в весьма торжественной обстановке и при великолепной погоде; у палатки Н.К. развевался большой американский флаг.

9/VIII. Любезное письмо цайдамского князя.
Приезд китайских чиновников. Книга 'Советы Гималаев'.
Мысль - первый фактор жизни. Нелепые угрозы бурята.

Туманный серенький день. Шёл небольшой дождь. Погода прохладная. В 11 ч. утра два гонца привезли любезное письмо от князя цайдамского Курлык-бейсе, где он сообщает, что слышал о нашем приезде, извиняется, что не мог встретить нас, и предлагает нам воспользоваться его верблюдами, транспортом и содействием. Обращает на себя внимание, что в тех местах, где другим препятствовали и где, по словам путешественников, встречали выстрелами, нам предлагают полное содействие и оказывают радушный приём.

В 12 ч. дня приезжали китайские чиновники: сборщики податей с китайскими солдатами, два дунганина и секретарь-китаец. Дело ограничилось любезными разговорами и небольшими формальностями с осмотром вещей, после чего чиновники отбыли. Через некоторое время возвратился младший из них с переводчиком-китайцем и потребовал уплаты сбора за купленных нами в Макой-закха верблюдов, сопровождая это неясными угрозами написать в Синин амбаню, ответа которого пришлось бы ждать. Мы изъявили согласие уплатить 75 янчан, и он уехал, чтобы получить расписку за подписью старшего.

В 2 ч. дня поднялся сильный буран, скоро окончившийся. Князю сегодня же отправлено письмо и хатак с благодарностью за любезно выраженное желание оказать нам помощь и с извинением, что не можем навестить его, так как на днях уезжаем, но оставляем в его владениях сооружённый нами в честь Шамбалы субурган.

Мы говорили о мысли как о всюду распространённом проявлении существования. Общеизвестно утверждение: 'Я думаю - следовательно, существую'. Позволю себе привести здесь некоторые выдержки из книги 'Советы Гималаев':

'Обычна ошибка человекообразных - приписывать себе исключительное право на мысль. На самых примитивных примерах можно показать, насколько мысль человечества разделена возрастом, положением и народностью. Именно среди людей можно иногда поражаться слабыми зачатками мысли; зато безымянные пространственные мысли поднимают дух. Нужно привыкнуть к тому, что всё сущее проникнуто мыслью.
Чувствование растений недавно ограничивалось инстинктом, но исследования инстинкта относят его в область мысли, отсюда наблюдения и вниз и вверх.

Задумайтесь над явлением мысли, осознайте распространение её и радуйтесь лаборатории мысли, которая от клетки минерала до беспредельности соединяет начала. Магнитная волна, искра электричества и мысль - эти три встречают путника, стремящегося в Беспредельность. Надо обследовать мысль как живой фактор сущего, надо исследовать природу её.
Например, могут ли известного характера и направления мысли влиять на жизнь растения, как реагируют на разные мысли животные? Наконец, как чувствует себя среди мыслей сам господин человек, как мысль влияет в химических соединениях? Не надо ли испытать мысль на лакмусовую бумагу, не может ли мысль соревноваться с сильным ядом или музыкой?
Так можно будет перекинуть мост психотехники к динамике и даже к астрохимии'.

Как мало знаем мы о свойствах и силе правильной и напряжённой мысли, а между тем в этом знании кроются величайшие возможности!

Вечером приходил уволившийся бурят Цультим, настаивал на выдаче ему недоданных якобы в Урге пяти янчан. По справке в денежной книге оказалось, что с 1 марта, времени его найма, он получил всё полностью, что подтверждалось его подписью; жаловался, что ему приходилось делать тяжёлую и грязную работу, что бурят прогнали, и кончил какими-то угрозами тюрьмы. Все без исключения были возмущены такими проявлениями наглой глупости.

10/VIII. Китайская волокита. Монголы против китайцев.
Буряты-дезертиры делают ложные доносы китайцам.
Н.К. предвидит, что дело кончится каким-то вымогательством китайцев.

Обычная и типичная для китайцев волокита уже проявляется. Как и предсказывал вчера Н.К., так хорошо знающий Восток, в том числе особенные свойства Китая, бывшие вчера китайцы, называвшие себя должностными лицами сининского амбаня, не оставили нас в покое. Утром от них прибыли два местных монгола, заявивших нам от имени этих чиновников, что мы такие великие люди, в отношении которых они не решаются принять какие-либо самостоятельные меры, и потому просят не трогаться с места, пока они не получат предписаний от сининского амбаня.
Пути до Синина отсюда двадцать дней в один конец. Конечно, мы не имеем никакого касания до этого амбаня, тем более, что у нас имеются соответствующие письма к его начальнику генерал-губернатору провинции Ганьсу и потому ждать его милостивого распоряжения из Синина было бы просто нелепо.

Затем пришли сведения, что эти китайцы будут сноситься с Синином через Ан-си, но и эта комбинация должна продлиться долее назначенного нами ранее срока отъезда - 19 августа, и в сущности только возвращение Г., посланного в Сучжоу, нас ещё удерживает на месте.

Характерно, что местные монголы искренне возмущаются действиями китайцев и намекают, что китайцы на этой монгольской земле сделать ничего не могут. Значит, официальный союзник Фенга, сининский амбань, очень своеобразно заботится о привлечении симпатий местного населения. Удивительно, что даже монгольские чёрные псы с жёлтыми подпалинами испытывают к китайцам чувство непримиримой ненависти и яростно нападают на них, долго преследуя. Сообщим, что ушедшие от нас трое бурят пробовали жаловаться местным монгольским властям, что им задолжали и что выгнали их, угрожая винтовками, но те, зная, в чём дело, только посоветовали им скорее убираться восвояси. О наглой лжи этих бурят сообщено сегодня в Улан-Батор-Хото (Ургу) монгольскому правительству для взыскания с них денег, которые они остались должны, и для привлечения их к ответственности. Хорошо зная волокиту и алчность китайцев, Н.К. замечает, что их претензии и волокита всегда вытекают из желания сорвать побольше янчан.

11/VIII. Лжецы-буряты в китайском стане.

Горы подёрнуты дымкой, рассеянный свет солнца, день прохладный. Утром приехали две монголки справиться, где находятся ушедшие от нас буряты, так как они оставили свои вещи у них и куда-то исчезли - лжецы где-то ползают и пытаются причинить вред. Письмо монгольского князя с предложением своего содействия нам, о котором упоминалось выше, произвело, по-видимому, самое отрезвляющее впечатление на старшину Мачена. Теперь он всячески старается выказать своё внимание. Приехали его люди предупредить нас, что ушедшие от нас буряты донесли приехавшим китайским властям, бывшим на днях у нас, о наличии у Миссии оружия и патронов. Конечно, это сообщено, вероятно, в гиперболической форме, и потому китайские власти вновь собираются к нам. Ввиду того, что ушедшие буряты не уезжают далее, а стараются настроить против Миссии и китайцев, и местное монгольское население, решено арестовать их и сдать местной монгольской власти для препровождения с письмом от нас военным властям Монголии в Улан-Батор (Ургу). Все эти буряты являются военнообязанными и были освобождены от службы ввиду их отправки с Миссией; теперь же они являются злостными дезертирами и подлежат доставке военным властям. Невольно приходит на память, что один из этих бурят уже сидел в тюрьме по подозрению в убийстве. Наше решение отправить через местных властей ушедших бурят к командующему войсками в Сучжоу для дальнейшей передачи их как военнообязанных монгольским народным властям уже создало здесь легенду, что мы заковали их в кандалы и отправили с шестью стражниками. Тибетец Кончок возмущается происходящим и говорит монголам и китайцам о мировом задании Н.К. Только что приехал второй вестник от Мачена и сообщил, что буряты находятся у приехавших китайских властей. Можно представить себе всё болото их лжи - не сам ли 'отец лжи' принимает участие в их совещаниях?

12/VIII. Китайские чиновники.
Бурятский донос и китайская угодливость.
Таинственный незнакомец.
Предупреждение о военном отряде в Нейчжи.

Переменная погода с небольшим дождём, изменившаяся уже вчера к вечеру - температура воздуха вчера в 5 ч. дня сразу упала с +22° С до +16° С. Сегодня около 1 ч. дня на горизонте показались шествовавшие пешком наши буряты, а затем две группы: всадников-монголов с Маченом во главе и китайцев-чиновников. Приглашённые по прибытии в палатку китайцы в произнесённой ими длинной и по-китайски витиеватой речи сразу же предъявили нам как бы обвинение, что мы не заехали в Анси, миновав его, якобы препятствовали осмотру наших вещей, не показывали паспорта и имеем 30 винтовок, а сказали, что 12; они также сообщили, что прежде всего хотят посмотреть наши бумаги. Им предъявлены были очень убедительные китайские и монгольские документы, а также письма к высоким должностным лицам Китая. Это их удовлетворило, и они заявили, что осматривать вещи не хотят, а желали бы взять пошлину за 32 верблюда по оценке их в 2.000 янчан, считая 6%, то есть 120 янчан. На это мы выразили согласие при условии, что они дадут нам официальную расписку в получении денег. В получении 120 янчан была выдана квитанция из их финансовой книги. После этого китайские чиновники сразу заметно повеселели, сделавшись шумно и радостно разговорчивыми. Прав был Н.К., утверждавший вчера, что китайцы придумывают, как бы получить с нас янчаны. Затем они осведомились, не было ли у нас воров или дурных людей, предлагая служить нам, и прибавили, что 'земля эта хорошая, спокойная, но ушедшие от вас негодяи-буряты плохие. Жаловались, что им не заплатили жалованья, а потому их надо скорее выслать с этой земли'. Предлагали их даже высечь и возвратить нам - настолько окрылили китайцев янчаны.

В конце концов, решено послать бурят в Сучжоу к командующему войсками для дальнейшего препровождения в Монголию с двумя людьми стражи с тем, чтобы стража была оплачена и были даны деньги на доставку бурят на лошадях. Всё это было удовлетворено. В 3 ч. дня позвали бурят, которым было объявлено китайскими властями в присутствии местных монгольских властей, что они отправляются в Сучжоу под стражей. Положительно, Н.К. - специалист по восточным делам, ибо всё, случившееся сегодня, произошло именно так, как он об этом ранее говорил. Китайцы так разохотились, что через два часа приехал один из них уже в партикулярном кафтане продавать нам лошадь.

В 5 ч. дня произошло необычное событие: на прекрасной нездешней лошади быстро подъехал всадник в богатом, расшитом золотом, из китайского шёлка малиновом халате, отороченном мехом, под ним такой же роскошный шёлковый кремовый расшитый халат, на ногах всадника - новые китайские сапоги хорошей работы, а на голове - высокая жёлтая ламская парадная шапка с красной кистью. Вся одежда на нём была театрально новая; ни багажа, ни вещей при нём не было. Встреченный нами, он с любезными поклонами быстро шагнул в мою палатку, где был Н.К., и, озираясь, начал как-то растерянно и сбивчиво спрашивать, куда мы едем, не в Лхасу ли. Сам же ответил на наш вопрос, что он едет из Тэйджинера и ещё не знает, поедет ли в Лхасу или в Ургу. Затем он спросил, кто переводчик, и сказал, что имеет для нас тайное сообщение. Н.К. сказал Кончоку, чтобы он пригласил приехавшего в другую палатку и наедине допросил его. Необычный гость начал беседу с обращения: 'Мы ведь с вами одних воззрений', а затем, не поддержанный Кончоком, сразу сбился и заговорил, что мы религиозные люди и он религиозный человек. Его тайная весть заключалась в том, что он приехал будто бы уведомить нас об аресте прежде упоминавшегося монгольского посольства в Нагчу, и о том, что тибетским правительством получены сведения о продвижении русских ('оруссо') от Шибочена, почему в район Нейчжи и были выдвинуты сильные охранительные отряды, причём наш молодой таинственный доброжелатель предупреждал нас, чтобы мы при приближении к Нейчжи проявили осторожность и предварительно выслали разведку. Кончок признал в пришельце лицо, близкое монгольскому посольству, а его поклоны субургану тот же Кончок нашёл искусственными. Нарядный пришелец вскочил на коня и растворился в той же таинственной дали, откуда и появился.

Если вы думаете, что мы даже на стоянках проводим своё время однообразно, то вы глубоко ошибаетесь! Приехавший незнакомец проявил наблюдательность - быстро озираясь, он не упустил из внимания кольцо на руке Ю.Н. и сравнил начертания кольца с тамгой на одном из выданных нами изображений Бурхана, а имя своё так и не сказал. Взвешиваем события! Одно опечалило нас, что у Е.И. сильные боли в солнечном сплетении.
Приехавший к нам юный конспиратор ничего не мог сделать более обращающего на себя внимания, как одеть в такой дождливый день и в этой местности театрально кричащий новый наряд. Наши ламы отнеслись к нему настолько недоверчиво, что один из них - Л. - заметил: 'Бывает, что и воры в шёлк одеваются'. Не забудем, что сам-то Л. был до ламства разбойником.

13/VIII. 'Или вор, или нищий, или сборщик на храм'.
Послы от цайдамского князя.

Вчера в большой палатке ламы и монголы обсуждали появление на нашей стоянке нарядного всадника. Характерно, что на Востоке люди наблюдательнее, чем на Западе, не по платью судят о человеке - несмотря на роскошные и богатые одежды прибывшего, о нём высказывались: 'Это или вор, или разбойник, или нищий, или проходимец, или сборщик на монастырь'. Истины они, конечно, не знали.

В 4 ч. дня приехали люди от цайдамского князя во главе с Маченом, привезли в дар кусок местного белого сукна с красными и синими крестиками. В ответ на это посланные получили хатак с приложением 50 янчан на построение храма. От Мачена за его долг получено два верблюда с сёдлами по цене: один - 90 янчан, другой -76 янчан. Буряты ещё не отправлены; Мачен привёз возвращённые ими 15 янчан, данных китайским чиновникам для оплаты этапных лошадей для них до Сучжоу. Теперь мы пытаемся добиться того, чтобы Мачен назвал определённую дату, когда он их отправит в Сучжоу со своими людьми. Монголы отказываются конвоировать наших бурят, считая их дурными людьми и для них опасными.
Погода переменная - с утра, после небольшого тёплого дождя ночью, была серенькая прохладная погода, днём стало жарко на солнце. К вечеру поднялся холодный ветер, пришлось уйти в палатку.

14/VIII. Письма в Америку. Приготовления к выступлению.

С утра туманный и прохладный день, небо в тучах. Посланы двое людей в Анси с письмами на почту. Часть писем должна пойти через Америку ввиду неоднородности правительств Китая и происходящих там сейчас гражданских войн. Начинаем собираться в дальнейший путь и приводить все в порядок для выступления. С вечера похолодало благодаря поднявшемуся холодному ветру.

15/VIII. Дальнейший маршрут.
Решено принять в караван далай-ламского нерву.

Ночью шёл небольшой дождь. В горах выпал снег. Вчера вечером было получено Ю.Н. от Ардны Дорджиева покаянное письмо, где он сообщал, что Аюр Дорджиев сманил его и Цультима, говоря, что их убьют по дороге из Тибета, когда они будут возвращаться с заработанными деньгами, и потому дальше они не должны идти. Не бродят ли среди бурят и монголов какие-то отрицательные сведения о Тибете? С утра укладывали и увязывали вещи, распределяя их по мулам и верблюдам. Рассматривали русскую и английскую карты, намечая предстоящий маршрут. Решено идти через Улан-дабан на урочище Ичи, восточнее Махой-закха, где дня два предстоит дожидаться приезда служащего Далай-Ламы, оставшегося с частью вещей в Махае по болезни. Температура воздуха утром +8° С. Днем холодный ветер. Вечером температура +10° С.

16/VIII. Начало холодов. Царь Му-ни. Заветы Будды. Свет Азии.

Ночью замёрзла вода. В 6 ч. утра в палатке было 0° С. По слухам, Мачен не отправил бурят по назначению. Цультим устроился работником у Мачена, Ардна - у одного из кочующих здесь монголов, а Аюр ушёл с китайцами в Сучжоу. Перед расставанием двое бурят поссорились с Аюром, который якобы грозил убить их дорогой, если они пойдут с ним. Двое бурят, оставшихся работниками у местных монголов, ожидают возвращения монгольского посольства. Но, по-видимому, само монгольское посольство не знает, когда и какой дорогой оно возвратится в Ургу.

День яркий, солнечный, с холодным ветерком. П.К. уехал к перевалу для обследования места нашей ближайшей остановки у перевала на предмет, имеется ли там теперь корм и вода. В 3 ч. дня возвратился П.К. и сообщил, что первая остановка должна быть сделана через 2 часа хода, так как дальше трава и вода будут за перевалом, через 8 часов перехода.

В устремлении по пути коммунизма правительство СССР уничтожило крупную собственность, и весь мир прокричал об этом, как о чём-то невиданном и неслыханном, никогда небывалом. Но уже говорилось, что память у людей короткая - редкий знает имя своего прадеда. Точно так же и человечество прочно забыло, что в начале VIII столетия при царе Муни Цемпо в Тибете уже уничтожали крупную собственность, и трижды производился её раздел между неимущими; царь этот был, между прочим, отравлен своей матерью. Идея коммунизма не нова, ибо ещё Гаутама Будда проповедовал учение об Общине, всецело поглощающей и превосходящей все современные чаяния. Теперь настало время, когда 'свет придёт с Востока', когда идеи Учителя Будды, общинника, слившись с идеями Учителей Востока, общинников знания, получат практическое своё осуществление в грядущей мировой Общине Знания. Настало время увядания Европы и расцвета и возвышения Азии.

Народы Европы, прислушайтесь к Востоку, раскройте сознание, свет идёт с Востока! Свершается неизбежное - возникают общины знания.


17/VIII. Письмо бурят. Спешные сборы.

Ночью мороз, в палатке -3° С, вода замёрзла. Утром на солнце +9° С. Пришло с монголом письмо от Ардны Дорджиева - он и Цультим Будаев просятся снова на службу; в этой просьбе им отказано ввиду легкомыслия их, трусости и неверности - ходили с доносом к китайцам. В 2 ч. дня температура воздуха на солнце +20° С; в 4 ч. дня - +21° С.

Весь день прошёл в упаковке вещей, сборах и приготовлениях к выступлению каравана.

18/VIII. Прощание монголов и монголок. Возвращение Г. из Сучжоу
Прохладный серенький день, небо обложено тучами. Ждём возвращения Г. из Сучжоу. Вчера вечером приезжал Ардна проситься на службу, но получил отказ. Утром вновь пришёл Ардна и потом Аюр, но снова ушли без результата: им ещё раз был поставлен на вид их лживый донос китайским властям. Днём приходили монголы и монголки - приносили в подарок молоко и масло; взамен получили янчаны и подарки. В 5 ч. дня возвратился Г., привёз необходимые вещи для Н.В. и ряд ценных для нас пищевых продуктов - китайский сахар в кубиках, соль, перец, имбирь, мясные консервы, сыр, сливочное масло в жестянках, свежие огурцы, яблоки и маленькие китайские арбузы, жёлтые и розовые внутри.
____________________________________________________

(Продолжение следует)