Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1917 г.
(Ноябрь - декабрь)
************************************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

НОЯБРЬ
ПИСЬМО А.М. Арбенина к Рериху Н.К. [6 ноября 1917 г. СПб.]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. [ноябрь 1917 г.]
ПИСЬМО Н. К. Рериха к С. П. Яремичу, И. М. Степанову (11 ноября 1917 г.)
ТЕЛЕГРАММА Н.К. Рериха - И.М. Степанову, С.П. Яремичу [11 ноября 1917.]
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. [12 ноября 1917.]
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. (14 ноября 1917.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. (Ноябрь 1917 г.)
ПИСЬМО И.М. Степанова к Рериху Н.К. (15 ноября 1917 г.)
ПИСЬМО В.А. Щавинского. И.М. Степанова к Химоне Н.П. (16 ноября 1917 г.)
ПИСЬМО Н.П. Химоны к Рериху Н.К. (18 ноября 1917 г.)
ПИСЬМО А.Ф. Белого к Рериху Н.К. (21 ноября [1917 г. Действующая армия])

ДЕКАБРЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Бенуа А.Н. (5 декабря 1917 г. Сердоболь)
Хроника. Художественные вести (газета "Наш век". 6 декабря, 1917 г. СПб.)
И ЛЮБОВЬ (стихи) (10 декабря 1917 г.)
ТЕЛЕГРАММА Н.К. Рериха - Степанову И.М. (19 декабря 1917 г.)
ТЕЛЕГРАММА И.М. Степанова - Рериху Н.К. (21 декабря 1917 г.)
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Яремичу С.П. (для передачи Ростиславову А.А.) (22 декабря 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО И.М. Степанова к Рериху Н.К. (23 декабря 1917 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Бенуа А.Н. [30 декабря 1917 г. СПб.]
Речь Н. К. Рериха на заседании Комиссии (31 декабря 1917 г. СПб.)
Журнал заседания Комиссии (31 декабря 1917 г. СПб.)
***************************************************************************************

НОЯБРЬ

[6 ноября 1917 ]
Письмо А. М. Арбенина к Н. К. Рериху

Е. В. Р. [Его Высокородию]
Господину
Николаю Константиновичу Рерих.
Sortavala. Ktimmela, дом Genetz.
N. Roerich.
Сердоболь.

М[илостивый] Г[осударь].
Комитет 'Мир Искусства' сим извещает, что открытие очередной выставки в Москве состоится 26-го Декабря с. г., в помещении Художественного Салона. Б. Дмитровка, 11.
Обязательство доставки произведений, ввиду отсутствия транспорта, комитетом о-ва снято.
Сведения для каталога просят сообщить не позже 15-го Ноября К. В. Кандаурову, Б. Дмитровка, 9, кв. 41.
Уполномоченный Комитета
А. Арбенин

Помета Н.К. Рериха: Получено 14 ноября.
На штемпелях даты: Петроград. 06.11.1917. // Сортавала. 26.11.1917.
Стоит штамп военной цензуры

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
________________________________________


Письмо Н. К. Рериха к И. М. Степанову [1917]

Петроград. Морская, 38.
Общество Поощрения Художеств. Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой И[ван] Михайлович]. Письмо Ваше 21-го получил. Верно, скоро получите мои письма. Буду ждать кого-либо от Школы, ибо я предусматриваю одну версию, чтобы преподаватели не остались совсем без содержания. Думаю, что эта временная мера для Общества приемлема. О возрождении литографии я настолько думал, что включил эту статью даже в смету. (Поставил расходы по приглашению художников для лит[ографических] раб[от]) Всё можно делать, лишь бы явилась общая возможность к этому. Пишу открытку, ибо получил сведения, что цензура марает мои письма. Попросите Ростиславова торопить Руманова. Отчего
Ст[епан] Петр[ович] молчит?

РГАЛИ. Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 16-16об. Автограф открытого письма.
____________________________________


11 ноября 1917 г. Сердоболь. Финляндия.
Письмо Н. К. Рериха к С. П. Яремичу, И. М. Степанову

Дорогие Степан Петрович, Иван Михайлович.
Пишу третье письмо. Получили ли мои два? Ко мне доходят обрывки писем. Видимо, многое теряется.
Подавляет меня происходящее. Когда мы узнали, что народ сам уничтожает своё достояние, что сокровища Москвы и Зимнего Дворца истребляются, у меня начались, ко всему прочему, боли и удушье в аорте. Всё-таки творения искусства, творения духа человеческого - ближе всего. Их - не могут касаться тёмные руки. Серов - валяется на площади! Пробит Успенский Собор! Для чего же творить? Для чего учить народ творчеству? Мы, работавшие для свободы, мы, писавшие за искусство, - что мы должны чувствовать? Ведь это больно! Ведь можно с ума сойти! Чтобы самим уничтожать своё достояние духа! Уничтожать радость духа, которою так нищ народ наш!

Как вы там? Как здоровье, силы? Ваши письма я получил сегодня - 11 Ноября - письма от 23, 24 октября.
Конечно, сейчас принимать какие-либо решения нельзя. Что мы знаем?

Проект Школы почти готов. Из него выкроить истину всегда можно. Но он для мирного народовластия, а не для войны.
Законопроекты сейчас тоже не у места.

Прошу, передайте Ростиславову, что я прошу его торопить дело наследства Крачковского. Кроме того, думаю, надо перенести Школьный Музей Рус[ской] Живописи из Библиотеки в мою квартиру. В Библиотеке, верно, топят мало - там сыро и окна не защищены - на улицу. Хорошо бы и некоторые особо редкие издания тоже туда перенести. Моё помещение принадлежит Обществу. Семья этот год не приедет. Я же могу быть у брата. Пошлю Вам об этом телеграмму.

Проезд сейчас очень затруднён. У нас тоже не всё ладно. Подавляет и денежное положение Общества. Оно подобно положению всей России. Господи, сохрани страну нашу и народ наш. Просвети его свободою. Научи его понять, что есть великая свобода. И братство!

Пишите мне. Две недели мы не имели никаких вестей. Кроме того, и Финская забастовка! Без вестей так тяжело, а дойдут вести - задыхаешься от них.

Обнимаю Вас крепко.
Искренно Ваш
Н. Рерих
11 Ноября 1917.

Отдел рукописей ГРМ. Ф. 71, д. 57, л. 9-10 об.
_______________________________________


[11 ноября 1917. Сердоболь]
Телеграмма Н. К. Рериха - Степанову И.М., Яремичу С.П.

Срочно.
Петроград.
Морская, 38,
Общество Поощрения.
Секретарю Степанову, Яремичу.

Прошу перенести школьный музей русской живописи из сырого помещения библиотеки в квартиру директора, пуст[ь] она продолжит музей. Посылаю письмо. Просите Ростиславова торопить дело Крачковского.

Попечитель-Директор

ЦГИА СПб. Ф. 448, on. 1, д. 1750-а, л. 31.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
___________________________________________


[12 ноября 1917]
Открытое письмо Н. К. Рериха к Степанову И.М.

Петроград.
Морская, 38.
Общество Поощрения.
Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой И[ван] Михайлович] Сейчас получил Ваше письмо с повесткой. Буду ждать вестей о собрании. Повестку я получил в 7 час. веч. 12-го - после собрания. Всё медленно идёт очень. Очень интересуюсь, что было. Рад был слышать, что несмотря на события на пост[оянной] выст[авке] - такая хорошая продажа! Прямо изумительно. Конечно, сейчас передавать в
Минист[ерство] нельзя - там работа ненормально идёт. Кроме того, нужно особенно подчеркнуть, что мы хотим иметь Школу нашего типа, а не общеминистерского. Проект у меня готов. Надо переписать. И смета есть. Отчего С[тепан] П[етрович] не пишет? Привет ему.

Российский государственный архив литературы и искусства. Москва. Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 13-13об.
_____________________________________________________________


14 ноября 1917 г.
Открытое письмо Н. К. Рериха к И. М. Степанову

Петроград.
Морская, 38.
Общество Поощрения.
Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой Ив[ан] Мих[айлович]. С нетерпением жду результатов Собрания. Как же мой проект? Для Министерской Школы он мало пригоден. Что полагает Педагогический Совет и Н. П. Химона, меня заменяющий? Кто, кроме Вас и Химоны, подписал заявление? Нельзя ли попросить Н. П. Химону ко мне приехать. Если Комитет попросит, он согласится, может быть. Если не так спешно, я передам ему мой проект.

Преданный Вам
Н. Рерих
14 Ноября.

Российский государственный архив литературы и искусства. Москва.
Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 14-14об.
________________________________________________________


Ноябрь 1917
Письмо Н. К. Рериха к И. М. Степанову

Дорогой Иван Михайлович,
посылаю письмо Комитету. Ответ прошу срочно телеграфировать, ибо письма идут нескончаемо долго. Цензура! Мои сведения об Обществе прекратились 6 Ноября. Писем после 6 не было, и я ничего не знаю о Собрании 12-го. А ведь за это время день за год идёт. Думаю, что задерживать мой проект нельзя. Послать его почтой, без словесных указаний, тоже нельзя. Здоровье то лучше, то хуже, а в Петрограде лечиться чистым воздухом тоже нельзя. А без здоровья и работать нельзя. Сегодня у нас опять прекратились газеты. Так тяжко без вестей! Каждый день жду вестей. Привет Ст[епану] Петровичу]. Если Химона или Боря поедут - Пётр достанет им разрешение.
Ваш HP.

Российский государственный архив литературы и искусства. Москва
Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 25-25об.
_____________________________________________________


15 ноября 1917 г.
Письмо Н. К. Рериха к Степанову И.М.

15/XI.1917.
Дорогой
Николай Константинович

Вот как решено дело о Школе в Общем собрании 12 Ноября:
1) Войти с ходатайством в М-во Торговли и Промышленности о ежегодной субсидии на содержание Школы до 200 000 руб.* [* При увеличении содержания преподавателям. - Сноска И. М. Степанова] с тем, что если Министерство признает при этих условиях необходимым принять Школу, временно, в своё ведение, изъявить на это согласие;
2) за недостатком средств прекратить с 1 Янв[аря] 1918 г. расходы из средств Общества на содержание и
3) получаемые ныне субсидии использовать на поддержание мастерских при Школе.

К этому постановлению подали особое мнение Хренов, Н. П. Химона и А. А. Рылов, находя, что средства нужно найти посредством залога дома, и это понятно, но меня удивляет, что такого же мнения держится и Борис Константинович. - Мне кажется, что нельзя заложить дом Общества Поощрения Художеств, также как нельзя заложить Академию Художеств, Музей Александра III, Иса[а]киевский и Казанский Соборы и др. Я не уверен, возможно ли это сделать формально, да я и не собирался наводить эти справки, т. к. мне не пришлось бы приводить такое постановление, если бы оно и состоялось.

Твёрдые в этом отношении мнения собранию высказали Е. Н. Фену, В. А. Щавинский и С. П. Яремич** .
[Ст. Петр. находит, что после залога дома остаётся со стороны правительства опека над обществом, заложившим дом. - Приписка И.М. Степанова по левому краю письма]

Телеграмму Вашу о музее получили; музей Ст[епан] Петр[ович] завтра намерен перенести; что же касается духовного завещания Крачковского, то никаких признаков жизни не слышно от А. В. Руманова.

Нашего Вице-Председателя в городе, вероятно, нет, в заседании он не бывает, в последнем заседании был П. П. Гнедич.

Я, кажется, писал Вам, что по точной смете, исправленной и дополненной (без прибавок содержания преподавателям), передержка по Школе равняется 111 000 р.

Вот всё, что у нас случилось, но при теперешнем положении могут быть всякие возможности. Вот почему мы и писали Вам коллективом приглашение.

Как Ваше здоровье? Давно от Вас не было вестей.
Искренно Вам преданный
Ив. Степанов

У нас происходит разборка журнала 'Худ[ожественные] Сокр[овища] России', и мы прекратили отпуск Общине св. Евгении этот журнал и возвратили часть денег. Как только кончится разборка, сами объявим продажу по значительно возвышенной цене.

Хорошо бы теперь возродить литографию, пригласить для этого наших знаменитых мастеров, как это было с начала возникновения Общества. Эти возможности в наших руках.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
____________________________________________


16 ноября 1917
В. А. Щавинский, И. М. Степанов к Н. П. Химоне

Всероссийское Общество
Поощрения художеств.

16 Ноября 1917 г.
Петроград, Морская, 38.
?233.

Копия

Г-ну Испол. Об. Директора Школы Н. П. Химон[е].

Общее собрание, в заседании, состоявшееся 12 Ноября с. г. постановило:
1) за недостатком средств прекратить с 1 Января 1918 г. расходы из средств Общества на содержание Школы и
2) полученные ныне субсидии использовать на поддержание мастерских при Школе.

Об этом постановлении Комитет имеет честь Вас уведомить, для объявления Г[осподам] преподавателям.

За Председателя В. Щавинский (подписал)
Секретарь Ив. Степанов (скрепил)

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Машинопись.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
________________________________________________


18 ноября 1917 г.
Открытое письмо Н. П. Химоны к Н. К. Рериху
На штемпелях даты: Петроград. 19.11.1917. // Сердоболь 08.12.1917.

Финляндия. Сердоболь.
Sortavala. Kummella,
дом Genetz.
N. Roerih - Рерих.
18 ноября.

Дорогой Николай Константинович,
Из твоей последней открытки заключаю, что ты не получил ещё моего заказного письма, в котором более или менее подробно изложил тебе создавшееся положение. Очень жаль, если это верно. У нас здесь по Обществу, а, следовательно, и по Школе такое происходит, что... что... просто всё идёт к полному развалу с головокружительной быстротой. Нужны быстрые и решительные меры. Момент подходящий, для того чтобы Педагогический Совет взял всё в руки. Приезжай, если можешь. В политике не так страшно - порядок есть.

Твой Н. Химона

Плотников убит у себя на квартире - сегодня хоронили.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
______________________________________________________


21 ноября [1917.] [Действующая армия]
Письмо А.Ф. Белого к Рериху Н.К.

21/XI
Дорогой Николай Константинович.
Описывать тебе моё нравственное состояние и не хочу, ты, вероятно, и сам понимаешь, в каких условиях приходится жить и вообще, и раньше чего только не пришлось пережить. Одно желание - чтобы скорей отпустили бы домой. Довольно уже переживаний. В 43 года тяжело очень. Вовек не забыть этого 'дивного периода' революции.

Обидно то, что и так немного жить осталось, и так здоровье худое, а тут больным совсем уйдёшь. Вчера узнал об убийстве Плотникова. За что? Жить стало противно. Как же у Вас в Финлянд[ии] это время? Надеюсь, что лучше, чем в России. Как ты сам себя чувствуешь и как Елена Ивановна с мальчиками? Передай мой им сердечный привет. Желаю Вам всем избегнуть всего худого в наше ужасное время. С осени мне всучили заведование Химической Командой, и вот приготовляю инструкторов, вожусь с ними по теории и обкуриваю их хлором и в поле, и в камерах. Достаётся и мне. 16-го отравился и 2 дня худо себя чувствовал, но думаю, что это уже конец, т.к. всё равно скоро солдаты закроют лавочку и мы накануне мира. Но что дальше будет - это уже трудно сказать. Боюсь осложнений, а нервы мои уже не могут выдерживать. Я был неврастеником, а теперь совсем худо себя чувствую.

Отдыхаю, когда занимаюсь живописью. Пишу больше акварели, но времени для этого мало и дни коротки. Думаю, что скоро уже увидимся с тем, чтобы быть у своего дела. Боялся я, чтобы в этот переворот и наш музей не пострадал, но, кажется, всё благополучно обошлось. Ведь какой-нибудь Антон тоже, вероятно, в большевики записался.

Отлично ты сделал, что перебрался из Питера в Финляндию. Воображаю, как гнусно в Петр[ограде] жить.
Бог даст, свидимся при лучших уже условиях.
Правда, небольшая, но всё же таится надежда на Учр. Собрание. Авось сговорятся наши бывшие вожди. Извини, что пишу на обрывке - нет бумаги здесь это время. Чем же ты меня можешь порадовать. Или же тоже всё худое.

Мне почему-то кажется, что с Января и я уже приму участие в занятиях Мастерских.
Ужасно был бы рад вернуться к своему делу. Брат писал мне и передавал твой привет. Желаю всего доброго и хорошего.
Сердечно обнимаю тебя.
Твой весь
Ал. Белый

Ещё мой привет семье.

Архив музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
Печатается по изданию: Н.К. Рерих. 1917-1918. СПб. ООО 'ИПК 'Фирма Коста'. 2008.

*********************************************************************************************

ДЕКАБРЬ
5 декабря 1917 г. Сердоболь.

Письмо Н.К. Рериха к А.Н. Бенуа.
5 декабря, вторник, 1917 год

Дорогой Александр Николаевич,
Не знаю, получил ли ты за осень два моих письма. Так много писем теряется, что не знаем никогда, что именно дошло... Всё провалы и проскоки получаются. Здоровье моё всё ещё неладно. Всё скачки температуры. Не поймёшь, что это - туберкулёз или особая нервная форма. А фокус в лёгком точно лучше. Сегодня я послал нашему Степану Петровичу телеграмму, просил его хоть на день приехать ко мне. Вчера меня так потянуло к Школе, к Обществу. Точно что-то нужно. Точно я что-то должен сказать. Только что я послал туда мои проекты Свободной Академии - тех мастерских, о которых тебе писал. Надо его провести - этот проект. Кажется, я продумал его детально. Конечно, до осени и думать нечего начинать новое дело. Надо как-то пережить тяжелое материальное положение, а осенью и кликнуть клич.
Давно я не слышал о тебе. 'Новую жизнь' мне давно прекратили посылать. А теперь кроме 'Дня' ничего не получаю. Да и то не регулярно. Хотелось бы узнать, что ты думаешь? Чем живёшь духовно? Уже столько лет мы идём, как ты писал, рядом и храним и защищаем то же искусство.

Когда проклятые боли и температура не выводят меня из строя - я работаю. Несколько вещей удалось. Кроме того, написал мистерию 'Милосердие' - хорошо бы найти композитора, который бы приделал музыку. Увидимся - ты мне посоветуй. Зимой здесь хорошо - воздух кристальный. Закатные туманы и утренний свет - поразительны. Удалось прочесть и несколько нужных книг.
Когда будешь в тишине - советую тебе их прочесть. Особенно нужно 'Провозвестие Рамакришны', очень серьёзное, а главное - близкое человечеству учение.

Привет Анне Карловне и всем твоим. Юрик всё ждёт писем от Коки.
Дружески обнимаю тебя твой
Н. Рерих
____________________________


6 декабря 1917 г.
ХРОНИКА

Художественные вести

В последнем заседании педагогического совета художественной школы при обществе поощрения художеств обсуждался выработанный директором школы Н.К. Рерихом проект преобразования школы в вольную академию. Педагогический совет отнёсся к проекту Н.К. Рериха сочувственно, однако считает его в настоящее время вряд ли осуществимым. Так как образование вольной академии требует довольно значительных средств, которых нет у школы.

Газета 'Наш век'. 1917. 6/19 декабря. ? 6. С. 4.
_________________________________________________


10 декабря 1917 г.

И ЛЮБОВЬ
Что сталось с дружбой!
Когда я допущен был
в обитель стовратную!
Если друг Твой, некогда
милый Тебе, прогневал Тебя,
не карай его, Мощный,
по заслугам его. Все говорят,
что Ты отвратился? Когда
утешенный сердцем увижу
Тебя примирённым? Прими!
Источник слов моих знаешь.
Вот грехи и добро моё.
Я приношу их Тебе.
Вот знание и невежество.
Возьми и то и другое.
Преданность Тебе мне оставь!
Вот чистота и скверна!
Я не хочу ни того, ни другого!
Вот добрые и злые помыслы.
И то и другое я Тебе приношу.
Сны, вводящие в грех, и
сновидения правды я Тебе отдаю.
Сделай так, чтобы осталась
у меня к Тебе преданность
и любовь.

10.XII.1917
__________________________________

[19 декабря 1917]
Телеграмма Н. К. Рериха - И. М. Степанову

Петроград. Морская, 38.
Музей. Степанову.

Прошу, телеграф[ируй]те ответ Комитета [на] мою депешу.
Рерих

ЦГИА СПб. Ф. 448, on. 1, д. 1750-а, л. 49.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
___________________________________________

21 декабря 1917 г.
Телеграмма И. М. Степанова - Н. К. Рериху
Подана в Петрограде 21.12.1917, принята в Сердоболе 22.12.1917.

Рериху.
Финляндия. Сердоболь.

Ученикам предложено обратиться Педагогическому Совету выработать условия.
Степанов

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Телеграмма рукописная на бланке.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
_________________________________________________



22 декабря 1917 г. Сердоболь.
Открытое письмо Н. К. Рериха к Яремичу С.П. (для передачи Ростиславову А.А. )
На штемпеле дата: Сердоболь. 22.12.1917.
Стоит штамп: вскрыто В. ценз. ? 1633.

Петроград.
Морская, 38. Музей.
Степану Петровичу Яремичу,
прошу переслать Александру Александровичу Ростиславову.

Дорогой Александр Александрович,
на время моей болезни прошу Вас заступить моё место первого душеприказчика по наследству С. П. Крачковского. Дело поручено
прис[яжному] пов[еренному] А. В. Руманову. Вопрос возрастания расходов ввиду отсрочки утверждения завещания и вопрос охраны имущества меня очень тревожит. Надеюсь, что здоровье позволит мне быть в Питере в Январе.
Напишите мне - обрадуете. Адрес: Сердоболь. Дом Генец.
Преданный Вам
Н. Рерих

Архив Государственного Эрмитажа. Ф. 7, on. 1, д. 375, л. 28-28об.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
_________________________________________________________



23 декабря 1917 г.
Письмо И. М. Степанов к Н. К. Рериху

23/ХII - 1917.
Дорогой
Николай Константинович.
Прежде всего, самые лучшие Вам и Вашему семейству пожелания при наступающем новолетии. Неужели этим годом не кончатся наши невзгоды? Нас уверяют оптимисты, что кончатся, и даже в ближайшее время.

В нашем Обществе, слава Богу, почувствовался перелом. Примирителем, надо сказать правду, явился А. В. Руманов, и вчерашнее заседание прошло уже более гладко. Он находит, что целиком пренебречь заявлением учеников при теперешних условиях нельзя и что заявление учеников, с которым они обратились в Комитет, нельзя назвать неприемлемым, поэтому нужно найти средину между преподавателями и учениками. 2 Января для этого назначено заседание Комитета, а 3 Января заседание с представителями от преподавателей и учеников. Этот выход, внесённый А. В. Румановым, всех удовлетворил. Он был только в последних двух заседаниях, и предпоследнее заседание, по форме прений, доходивших до колкостей, было для него настолько неожиданным, что он собирался лично у Вас побывать, но вчера, по-видимому, дело повернулось к лучшему.

Вам ведь отлично известно, что в этих спорах ни у кого нет личных интересов. Комитет стремится только, чтобы сохранить Общество. Н. П. Химона недоволен, зачем члены Комитета выслушивают учеников Школы, но как же быть, ученики с самого начала учебного года приходят в Канцелярию Комитета за справками, интересуются отчётом и сметой, многие из них люди уже почтенного возраста; нельзя же говорить с ними, как со школьниками младших классов. Не такие теперь времена. В последнем заседании было высказано, что могло быть хуже - теперь никто не удивится, если бы ученики явились с 'красногвардейцами'. Последнее заявление учеников подано в довольно мягкой форме. Вот всё, что произошло у нас.

Надеемся, если Вам здоровье позволит, скоро повидать Вас здесь. Будем бесконечно рады.
Всего Вам лучшего. Душевно Вам преданный
Ив. Степанов

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Автограф письма.
Публикуется по: Н.К. Рерих 1917-1919. СПб. 2008.
_____________________________________________________


[30 декабря 1917 г.]
Письмо Н.К. Рериха к А.Н. Бенуа

Дорогой Александр Николаевич,
итак, я приехал! Хотя и не совсем ещё поправился, но надо настроить дела Школы. К удовольствию узнал, что Ты в Комиссии по моему проекту Свободной Академии, и очень прошу Тебя завтра 31-го в 4 часа к моему брату - Кадетская линия, ? 9. Необходимо повидаться в Комиссии. Очень жду Тебя. Привет Анне Карловне. Искренно преданный
Н. Рерих

ОР ГРМ, ф. 137, оп. 1, д. 1468, л. 23.
Автограф письма. Заметка карандашом: Зима 1917.
__________________________________________________


РЕЧЬ Н. К. РЕРИХА НА ЗАСЕДАНИИ КОМИССИИ
31 декабря 1917

Дорогие товарищи.
Хочется мыслить в наши дни особенно явно, особенно открыто, во благо России, во благо знания и искусства. Во благо строительства светлой единой жизни человечества.
Среди разрушения каждая рабочая ячейка должна думать о созидании. Мы все здесь старались во имя искусства.

Меня призвал к работе Комитета Д. В. Григорович и взял с меня слово, что я эту работу не покину. Это слово я сдержу. Сдержу, зная, что звал он меня защищать не чьё-то личное дело. Если мы здесь для дел личных, то лучше нам скорей разойтись. Звал он меня на строение общественных путей искусства. Путей частного почина. Путей, на которых более всего познаётся жизнеспособность искусства страны, этого мерила будущности и значения народа.

Я работаю здесь, в этой комнате Комитета, 20-ый год. Я в своё время обращался ко всем вам, всех вас звал, за исключением Д. [И]. Верещагина, с которым я не имел удовольствия встречаться ранее (представленного В. А. Щавинским), звал Вас на дружную работу, зная, что все мы не только связаны дружеством, но и искреннею любовью к искусству. В деле должен быть обмен мнений, взаимоубеждение, но враждебного начала не может быть. Зародыши этого начала, если бы они стали возникать, надо искоренить.

Ко всем Вам я обращаюсь с открытой душой, уверенный в дружбе Вашей. Теперь можно смеяться надо всем. Можно опрокидывать весь словарь добра. Но для нас ведь это не словарь, не букварь, а понятия всем нам близкие и глубокие. Имеются же и человеческой жизни ценности, которые не вызывают усмешку. И во имя этих ценностей мы должны создать логически обоснованный, расширяющийся путь нашего дела.

В комнате Комитета работали над общественным делом Григорович и Куинджи, они верили в свободное общественное начинание художественного дела. Я слышал их убеждённые споры. Будем же спорить. Будем взаимно убеждать. Но не должно быть признака вражды, признака враждебного обособления. Будем мыслить явно, громко, ибо в наших исканиях и достижениях всё должно быть гласно и едино, как едино в своём многообразии подлинное искусство.

Н. Рерих
31 Декабря 1917 г.

ЦГИА СПб. Ф. 448, on. 1, д. 1750-а, л. 55. Машинопись.
Подпись и число - автограф Н. К. Рериха
____________________________________________

Журнал заседания Комиссии
31 декабря 1917 г.

Журнал Заседания Комиссии, созванной и избранной Комитетом Всероссийского Общества поощрения Художеств для рассмотрения проекта Н.К. Рериха 'Свободная Академия'.
31-го Декабря 1917 г.

Присутствовали: Алекс. Н. Бенуа, С.П. Яремич, Б.К. Рерих и Н.К. Рерих.

При сём письмо Н.П. Химоны, не прибывшего по нездоровью.

По прочтению проекта и обсуждению его принята единогласно III версия при II(сокращённой) смете, при условии выполнения сметных назначений, при этом были приняты след. поправки: в VII вместо "учреждению" внесено "искусству" и к 10 след. примечание: 'в случае обнаружившейся невозможности совместной работы профессору предоставляется право отказаться от руководительства, причём ученик выбывает из данной мастерской'.
Александр Бенуа
Н. Рерих
С. Яремич
Б. Рерих

ЦГИА СПб. Ф. 448, оп. 1, д. 1759-а. л. 65. Автограф Б.К. Рериха.
Подписи-автографы соответствующих лиц.
__________________________________________