Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1942 г.
(июль - сентябрь)
*****************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ИЮЛЬ
Н.К. Рерих. ВЫДУМЩИКИ (4 июля 1942 г.)
Н.К. Рерих. СТРАННОСТИ (10 июля 1942 г.)
Н.К. Рерих. ПРОБЛЕМЫ (15 июля 1942 г.)
Н.К. Рерих. ПАМЯТКИ (20 июля 1942 г.)
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку (24 июля 1942 г.)

АВГУСТ
Письмо Н.К. и Е.и. Рерих в Америку (7 августа 1942 г.)
Н.К. Рерих. ГРОЗНЫЕ ДНИ (10 августа 1942 г.)
Н.К. Рерих. ТРУДНЫЕ ДНИ (14 августа 1942 г.)
Письмо Н.К. и Е. И. Рерих в Америку (24 августа 1942 г.)
Н.К. Рерих. КУЛЬТУРА (26 августа 1942 г.)

СЕНТЯБРЬ
Н.К. Рерих. ЧЕТВЁРТЫЙ ГОД ВОЙНЫ (1 сентября 1942 г.)
Н.К. Рерих. ОСКОЛКИ (7 сентября 1942 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (14 сентября 1942 г.)
Н.К. Рерих. СКОЛЬКО (24 сентября 1942 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (25 сентября 1942 г.)

*********************************************************************

ИЮЛЬ

4 июля 1942 г.
ВЫДУМЩИКИ

Удивительно, как часто врут критики даже там, где им легко бы избежать этого. Сергей Маковский сообщает, что он бывал в моей мастерской в Академии Художеств, когда писалось "Сокровище ангелов", и картина эта была мною уничтожена. У меня не было мастерской в Академии Художеств, и "Сокровище ангелов" не было уничтожено. Он же сообщает, что я посещал Врубеля в Москве, в лечебнице Усольцева - не бывал там. Грабарь фантазирует о какой-то волшебной пещере, нами открытой, и многую другую небывальщину. Бенуа инсинуирует многократно. Британская Энциклопедия сообщает ложные сведения.

Вспоминается, как сетовал Достоевский на какой-то энциклопедический словарь, давший о нём заведомую ложь. Однажды меня уверяли, что моё отчество не Константинович, а Карлович, хотя это имя в нашем роду не поминается. Забавно было, когда "профессор" в Лондоне настаивал, что я вовсе не Рерих, но Адашев. Непонятно, кому потребна такая нелепая небылица? Она напоминает некую американскую газетку, напечатавшую ни с чем не сообразную клевету. Спрашивается, кому всё такое нужно? Допустимы ли облыжные вредительские бредни?

Законы о клевете должны быть усилены. Иначе, по французской пословице: "Клевещите, клевещите - всегда что-нибудь останется". Правда, русская поговорка уверяет, что "брань на вороту не виснет". Но такое утешение неубедительно. Остаётся неразрешимым вопрос, чего ради даже умные люди лгут там, где сие не принесёт им выгоды? "Для красного словца не пожалеет ни матери, ни отца" - и такая поговорка не оправдательна. Пустослов хотел выгородиться, но получился лишь ещё один выверт, но не оправдание.

По какой статье закона будете преследовать лгуна? Большинство судей не поможет вам в этом. Вы должны доказать вред, вам нанесённый, а какими средствами докажете моральный вред, который горше всякого ущерба материального? Моральный ущерб подобен покушению на убийство, а может быть, и самому убийству. Пытка моральная должна быть искоренена в законодательствах так же, как пытка телесная. Но почему о теле законы более пекутся, нежели обо всём моральном, духовном? В стране Культуры будет защищено достоинство человеческое.

4 июля 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г.
_________________________________________________________


10 июля 1942 г.
СТРАННОСТИ

Полагаете, что с развитием цивилизации и все формы обихода улучшаются? Так ли? Древний быт даёт поучительные примеры. Амфоры, гончарные изделия, служившие былому сельскому быту, достойны быть внесёнными в музей. Разные поделки, браслеты, фибулы, перстни радуют и формулою и орнаментом. А ведь все они входили в обиход малых селений. Но внесёте ли в музей керосинную банку или "венский" стул? Да что греха таить - добрая половина хвалёного цивилизо-ванного обихода не годится для сохранения.

А сколько смешных условностей! В Испании подделывали золотые монеты, чеканя их из платины и золотя. Тогда не знали, что платина окажется дороже золота. Сколько странностей! Говорят, что в Лхасу хотят проложить путь из Индии на Китай. Прощай Лхаса! Впрочем, туда пускали и немецкую экспедицию. Итальянцы допускались в Тибет. Только русским экспедициям путь туда воспрещался. Странно! Теперь даже Канада, даже Южная Африка имеют русского представителя, но Индия его не имеет. Четвёртая часть мира - шестьсот миллионов русских и индусов лишены взаимного представительства. Вот так союз! Странно-престранно!

Повсюду понемногу сокращается культурная деятельность. Журналы переходят на двухмесячники или по третям или вообще отмирают. Вот после шестнадцати лет полезной работы умирает от безденежья журнал "Сколар". Он имел подписчиков и в Бирме, и в Китае, и в Малайе, и на Яве, а теперь всё это обвалилось. Двенадцать лет ежемесячно шли в "Сколаре" мои статьи - накопился целый том. Теперь и эта речь замолкнет. Просят писать: "Хиндустан Ревью", "Прабудха Бхарата", "Вижен", "Писс", Индорский журнал и южноиндусские газеты. Но и до них доползёт разруха. В то же время чьи-то карманы толстеют. Странно-странно - вот вам и цивилизация!
Оборона Культуры неотложна. Биллионы, триллионы - на войну! Но пусть хотя бы миллион - на Культуру. Пусть просвещение не будет загнанной статьей бюджета. Если такая странность случилась в прошлом, то пусть она не повторится в будущем. Иначе где же оно - будущее?

10 июля 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.
____________________________________________________


15 июля 1942 г.
ПРОБЛЕМЫ

Уже говорили, что даже львиное сердце не выносит постоянного облаиванья собачьего. В Африке устраивается особая охота облаиванием. И раз и два прыгнет лев, а затем прыжки уже слабеют, и царь пустыни издыхает от оскорбительного брехания псов. Не так ли и в человеческой борьбе?

В 1920-м в Лондоне Уэллс говорил нам: "В мире может произойти такое бедствие, что простой стакан окажется редкостью". А теперь именно в Лондоне объявлена "экономическая" одежда и домашняя утварь. Ведь эти признаки указуют не только на бедствие Культуры, но даже на шатание хваленой цивилизации! Вот куда заехала человеческая лодка.

Уже не достать самого обычного холста. Приходится пользоваться обрывочками старых полотен. О больших размерах и не подумать. Почти в каждой газете: "Сейте больше овощей и хлебных злаков". Соседи шепчут: "Запасайтесь керосином - скоро и его не будет". А ведь здесь почти самое спокойное место. Что же там, где Армагеддон гремит! Р. хочет помочь, чтобы осуществилась моя книга в пользу Русского Красного Креста.
Председатель Общества в Траванкоре уехал на новое место. Вероятно, и эта ячейка замрёт. Всё постепенно отмирает.

Культура страдает. Так-то так! Но что же делать-то? Ошибка-то в чём? Да в том, что учиться нужно. Учиться, учиться и учиться! Знать, знать и знать! Не только в начальной школе учиться, но во всей жизни. И полюбить надо эту беспредельную учебу. Не может тело жить одними мускульными марафонами. Сердце нужно, мозг нужен!

И наука должна быть достоверна, а не служить на запятках. История человечества должна писаться истинно, как она есть, а не по щучьему велению. Без познавания гуманитарного не продвинуться. Во главе всё же пребудет знание, широкое, беззапретное знание.

Дети будут уважать учителя, говорящего правду, ведущего к усовершенствованию жизни. И говорили и всегда скажем, что не может быть преуспеяния, пока народ не усвоит истинного значения свободы и Культуры во всей жизни, во всём быту. Тогда и самые замысловатые проблемы разрешатся естественно. Опять придём к чудесному, непереводимому русскому слову "подвиг". Беспределен подвиг и бесстрашен подвижник. Движется он и в труде и в познании. Если где оскудела культура, то поможет тогда русский подвиг, которым росла Земля Русская.

15 июля 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.
__________________________________________________


20 июля 1942 г.
ПАМЯТКИ

Криппс велит англичанам ходить в русский балет и в русскую оперу, чтобы знакомиться с русскою Культурою. Давно ли снаряжались британские и французские корпуса для похода на русских! Зубры англо-индийского правительства до сих пор болеют русофобией. Тут уж никакими балетами не поможешь. Не сказать ли примеры? Англо-саксонский и еврейский мир Америки часто чурался всего русского. Ещё недавно американская толпа громила русский павильон на международной выставке! А кто в С. Луи распродал русский художественный отдел? А кто интриговал против Русского Музея? Знаем эти злохитрые извилины. Даже и балеты не помогали.

После отъезда Криппса московское радио сообщило: "С приездом этого господина интриги усилились". Так и брякнули по всему миру.
Конечно, "врагов и друзей не считай". "Не бывать бы счастью, да несчастье помогло". Мало ли пословиц, да и крыловские басни напомнят о многом.
Некоторые из них и напечатать нельзя, ещё примут за намёк. Сами события разъяснят смысл земных судорог. Всё переменчиво, всё изменчиво. Может быть, и всегда было человечество так же изменчиво, но кажется, что это свойство точно бы умножилось.

Святослав послал Неру "Русскую историю" Вернадского, а то здесь мало фактических книг. Хочется восполнить один досадный пропуск. Вернадский поминает о Ярославне, королеве французской, но опустил, что две другие дочери Ярослава были замужем - одна за венгерским королем Андреем, а другая за скандинавским конунгом Гаральдом. Уж очень значительно такое русское проникновение! "Русская Правда", Киевская София - Нерушимая Стена всегда останутся памятками о Ярославе. Лучшие мастера стекались в Киев. Трудно судить о великолепном строительстве по разбитым осколкам. Но всё же каждая весточка являет ценное нам, русским, напоминание.

Не дожил Дягилев до дня, когда "аглицкий" народ должен идти в русский балет, чтобы узнавать русскую Культуру. Много потрудился Сергей Павлович, показывая миру славные русские ценности. Много претерпевал Дягилев не только от иноземных, но и русских противодействий. Всякое бывало! Да и не бывает славного труда без тёмных противодействий. Если посылается "аглицкий" народ в русские балеты и оперы, чтобы учиться русской Культуре, то вспомним о том, кто проторил эту трудную дорожку на радость всего мира.

20 июля 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г. (Из архива МЦР)
_____________________________________________________


24 июля 1942 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

24.VII.42
Родные наши,
Долетели Ваши письма от 24-го мая и 10-го июня. Видно, и Ваши условия жизни трудны, потому ещё раз советуем действовать по местным условиям. Правильно, что с АРКА действуете осмотрительно, не торопясь. Относительно книги в пользу Русского Красного Креста - главное, чтобы она не сделалась для Вас обузою. Не понимаю, в чем дело с картиною 'Дела человеческие'? Наверное, Сторк подтвердит Вам, что эта картина у него от Трубецкой, - запросите его. Спрашивается, откуда же такая же вторая картина? Не подделка ли? Мы видели подделки с подписью 'Рерих' через 'ять'. Видели и картину Рущица с моей грубо подделанной подписью.

Всякое бывало! Статья Народного любопытна ещё в том, что он же Вам раньше говорил о нежелании Херста помещать что-либо. Ненормальны все условия жизни, каждый это ощущает. Понимаем, что Вы на зорком дозоре, как бы грабители ни пытались во зло использовать военные условия. Какие же сейчас могут быть словопрения и решения, когда каждый из Вас может оказаться в неожиданных местах. Во всех культурных странах ненормальные военные условия принимались во внимание. Дела должны быть отложены на послевоенное время. Если не так, то Вы имеете полное право протестовать и не признавать злонамеренных попыток.

О полезности вольного определения Д. очень трудно сказать сейчас, настолько всё сейчас меняется. Кто бы мог думать, что даже езда по железным дорогам будет нормирована карточками. Вы пишете, что и бензин, и шины - всё оказалось в запрете. По-видимому, это везде. Даже во всём обиходе жизнь стала ненормальной.

Мы послали Вам пакет открыток. Посланный Вами чикагский журнал и новая книга от Брэгдона так и не дошли. Можно представить, сколько посылок вообще теряется. Какие же тут дела, когда мир трепещет в смятении! Как хорошо, что у Вас такие сердечные отношения с прекрасными друзьями из Либерти! Какие такие неведомые друзья хотят иметь портрет? Даже и в труднейшие времена открываются добрые сердца. Срам всяким злопыхателям, которые даже среди мировых потрясений лишь думают о вредительстве. Всегда нужно мыслить во благо, а в трудные дни особенно. Всегда нужно быть в единении, а в тяжкую годину особенно. Двадцатого июля у нас в горах выпал первый снег - необычно рано! Всё теперь необычно.
Шлём Вашему дозору, всем друзьям наши сердечные мысли. Духом с Вами,

Н.Рерих.

Родные, ничем не смущайтесь, прошу Вас. Мы переживаем сейчас одну из самых трудных фаз переустройства мира, но вера моя в высшее благо так же непобедима, как и раньше. Твердо верю в победу моей страны, несмотря на все очевидности. Человек предполагает, но Бог располагает. Держитесь вместе и помните, что мы с Вами в гордом сердечном устремлении, - обнимаю Вас, родные, всем сердцем,

Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923-1947 гг.). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


24 июля 1942 г.
ПРОВЕРКА

Сошлись приятели и толкуют, на чем лучше проверять уровень Культуры в странах. Один советовал разглядеть программу школ и учительский состав. Другой настаивал на уровне искусства и библиотек. Третий посылал на фабрики и в земледелие. Четвёртый напоминал о состоянии отхожих мест, ибо грязь не свойственна культурному народу. Все сходились в одном, что состояние Культуры надо проверить. Уж слишком много разглагольствований о Культуре, а в то же время мир сотрясается от дикости и жестокости.

Каждый согласится с этим, пока он отнесёт сие к соседу, но о своих грязных невежествах люди не допустят суждений. "Всё он виноват", а у самого-то чисты ли руки и помыслы? Невероятно представить себе, что сейчас, вот сию минуту, делается на земле! Народы должны помыслить, в чём виноваты они. Должны оглянуться на свои деяния не только за десятилетия, но и за века!

Согласны, что совершается переустройство мира. Об этом говорят мило за чашкой чая. Но откуда же так сгнил земной мир, что его необходимо переустраивать?! В каких государственных недрах завелась зараза? В каком семейном быту произошли надломы? Где корень суеверия, ханжества, лицемерия и лживости? Целые экспедиции нужно послать, чтобы заняться уже не этнографией, а человечностью. Откроется, имеется ли право толковать о Культуре, если она не внесена в обиход дома? Увидим, какие книги читаются и для кого пишутся похабные историйки. Найдём, у каких очагов люди мыслят о высоких устремлениях.

Затейлива будет граница этой найденной Культуры. Часто не в роскошных хоромах раздаётся беседа об общем благе. Не важный чиновный люд окажется скоропомогающим в бедствиях людских. Не пастыри озаботятся о стаде.

Дикость вовсе не только там, где живут в пещерах и на деревьях и стреляют кремневыми стрелами. Дикость укрывается и во фраке, в орденах и чинах, в спорте, в джазе и в бридже. Молодые друзья, проверяйте, искореняйте гнезда дикости! Рабиндранат Тагор писал мне: "Радостно в каждой стране найти, что молодые души проявляются, имея мужество принять вызов нашего страдающего века, и безусловно служат делу нашего общего единения".

24 июля 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.

***********************************************************************************

АВГУСТ

7 августа 1942 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

7.VIII.42
Родные наши,
Долетела Ваша весточка от 25-го июня. Эти дни были для меня очень мучительны, но, как всегда, все обошлось ладно. Поразительно, что в день моего заболевания совершенно нежданно приехал в наше место лучший лагорский врач. Без его помощи было бы плохо. Рука помогающая проявилась в час нужный. Теперь всё наладилось.

В письме Вашем много показательного. Сберегите добрые отношения с Гаррет - ценный, хороший человек. Передайте мой привет. Выбор статей велик. Наверное, в 'Himavat' войдут: 'Гималаи', 'Истинные ценности', 'Цивилизация', 'Оттуда', 'Борьба с невежеством'... Опять-таки скажу, что сделаете всё по мест-ным условиям. Ваша мысль о Радославлевиче хороша. Кроме того, можно дать письмо Рабиндраната Тагора - пришлю его Вам на всякий случай. Впрочем, всё сие решат издатели. А если вообще ничего не выйдет, то всё же останется наша добрая готовность помочь Красному Кресту.

Очень любопытно Ваше сообщение об июльском выпуске журнала. Значит, болтовня Уол[леса] на первом месте, а слово о русском подвиге с поминанием Преподобного Сергия Радонежского - на самом последнем! Показательно! Кто такая издательница? Американка? Русская? Журнал нам пошлите, авось дойдёт. Кое-что всё же доходит. Кто такие новые почётные советники? Их имена нам новы. Каждое новое имя, приобщившееся к культурной работе, приносит радость. Дополняйте неутомимо списки друзей Культуры. Привет им.

Правильно, что Вы не спешите с Ассоциацией. Накопляйте. Посещение и предложения Шрак. прямо чудовищны, безумны. Они сводятся к тому, что разбойник, убив, обобрав, вытирая нож, обращается к убиенным и ограбленным им со словами: 'Я простил!' Прямо чудовищно! Впрочем, даже и разгром часовни Преподобного для разбойников был нипочем. Гнусные предатели посягают на всё. Зорко следите, нет ли каких подкопов и вредительства! Шрак всегда был умственно слаб, но не спятил ли он окончательно? Да и какие могут быть сейчас разговоры, когда Армагеддон гремит и бушует! Небывалое время! Все условия жизни потрясены. Надо пережить эти дни.

Удивляемся о 'Делах человеческих'. Не подделка ли? Ведь в своё время Вы сообщали, что Сторк купил эту картину от Трубецкой, которая привезла её в Аме-рику и предлагала Музею.

В прошлых весточках Вы сообщали, что целый ряд лиц хотели бы иметь монографию Конлана. Предлагайте им монографию Еременко - ведь она совсем не плоха. Для этого пусть Еременко даст Вам несколько leaflet'ов - они были хорошо сделаны. Кстати, Еременко ещё раз увидит, что Вы доброжелательны. Действительно, жаль, что Вам не удалось достать ещё конлановских монографий. Такие книги всегда неожиданно требуются. Вот и здесь было много запросов.

Здоровье Е.И. это время благополучно - это большое счастье. Хотя перебои не оставляют. Во время особых событий все её силы умножаются. Светик написал несколько очень замечательных картин. Королевское Азиатское Общество в Калькутте сейчас печатает превосходное исследование Юрия о Гессер-хане. Какие гнусные идиоты были все предатели и грабители, которые вредительствовали, даже не помыслив, что собрались порушить!

Как хорошо, что Вы опять побываете в Либерти - отдохнёте и обменяетесь сердечно с милыми друзьями. Разве не показательна судьба 'Flamma' в потоке культурных аварий? Только что благое дело начало крепнуть и обзаводиться новыми силами, как армагеддонный шквал всё снёс! И опять лишь в глубинах сердец будет тлеть искра. Но доброе зерно нерушимо! Даже в самые трудные дни слагайте, собирайте и помогайте друг другу. Вот и здесь на наших глазах издыхают три культурных журнала. Были у них подписчики и в Бирме, и в Сиаме, и в Сингапуре, и в Китае, и на Яве, и на прочих островах - а теперь всё рухнуло. Точнейшее повторение судьбы 'Flamma' и 'Urusvati Journal'!

Привет наш самый сердечный всем друзьям - С[офье] М[ихайловне], Катрин, Инге, Спенсеру и всем, всем, чьи сердца открыты ко благу. Да будет всем хорошо.

Сердцем и духом,
Н.Рерих.

Родные, только что пережили тревожные дни - Н.К. нас напугал, но, как всегда, чудесная помощь не замедлила - сейчас он уже на выздоровлении, но придётся очень следить, чтобы ярые припадки заболевания не повторялись. В нашей глуши они очень опасны из-за полного отсутствия медицинской хирургической помощи. События так быстро надвигаются, что явно никто не знает, что будет через месяц. Несмотря на мрачную очевидность, явно уже намечаются знаки нового строительства мира. Опомнится человечество, но пережить всем придётся немало. Много придётся уравновешивать, но новые энергии будут явлены. Ничем не смущайтесь, явите новое понимание Учения, расширяйте сознание, и радость наполнит сердца Ваши.

Обнимаю Вас от всего сердца,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923-1947 гг.). М. "Сфера". 1998.
___________________________________________________________


10 августа 1942 г.
ГРОЗНЫЕ ДНИ

Индия перевернула страницу истории. Так всё грозно, что в словах и не выразить. Глупы те, кто полагает, что старые меры могут нечто решить. Вот в Индию едет американский житель для каких-то увещаний. Да есть ли у него слово доходчивое?! Вот посылается американский генерал к народу русскому... учить стойкости! Так сообщило британское радио. Вот чудеса! Кто бы о таком помыслил, когда бывало на вербах покупали "американского жителя"!

А Рузвельт заделался крёстным отцом сына герцога Кентского. Так среди грозных обвалов мелькает и нотка комизма. Конечно, Гранд Гиньоль всегда сочетает трагическое с комическим. Само пространство вопит. Гималаи плачут. Не запомнят здесь таких ливней. Переполняется чаша. Дорога обваливается. Смятение жизни растёт.

В Бомбее и в Аллахабаде уже убитые и раненые. Первомученики за свободу! В Бомбее осадное положение. Радио сообщило, что телеграммы в Бомбей не идут. Аресты повсюду, арестованные увезены в неизвестном направлении. Дальнейших сведений по радио не будет, кажется, и в газетах будет молчание. Можно представить, какие чудовищные слухи поползут! Знаем по другим примерам действие легенд. Хотелось бы поскорей поправиться.
Слишком всё напряжено, и нездоровье совсем не ко времени.

Не знаем, как русский народ относится к событиям в Индии? Знает ли? Если и здесь сведения пресечены, то что же просачивается там, вдали? По словам британского радио, арестованные будут лишены газет и всех сообщений. Особенно волнует народ, что арестованные увезены в "неизвестном направлении". При желании под этим можно многое предположить.

Итак, Конгресс уничтожен, а коммунисты утверждены правительством. Такие комбинации трудно усвояемы народными массами. Также путаются люди между "доминионом" и полным освобождением. К тому же и фантастический Пакистан с его неуловимыми границами остаётся энигмою. Ох, многострунные инструменты сложны для игры.

Во всём чуются грозные дни. Исчезновение сведений лишь усилит грозность. Кто знает, где она - наибольшая грозность. Часто она приходила со стороны нежданной.

10 августа 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г. (Из архива МЦР)
_________________________________________________________


14 августа 1942 г.
ТРУДНЫЕ ДНИ

Александрийская библиотека была сожжена христианами. Святейшее воинство Савонароллы уничтожило много художественных произведений. Теперь газеты сообщают, что сильно пострадали в Дели замечательные среднеазиатские фрески, когда их прятали в какое-то подземное хранилище.
По словам лагорской газеты, одних стёкол перебито на сто тысяч рупий. Упаси от таких хранителей!

Как-то в шутку сказалось, что человечество дойдёт до такой дикости, что Альтамирские пещеры окажутся более прочными хранилищами, нежели современные музеи. Не пересчитать всего погибшего! Говорят, что при пожаре "Парижа" не досчитались одного ящика Луврских сокровищ. А ведь ещё не так давно мне говорили: "Чего вы тревожитесь о музеях, о Культуре?
Музеи прочны! О Культуре все толкуют!" Но всего несколько лет прошло, а уже всем, даже самым глухим пришлось услыхать разрушительные взрывы.

Вспомнили, что кроме образования, нужно и воспитание народов. Поверх механических познавании требуются и гуманитарные науки. Забросили всё касаемое человечности, уставились лбом в кочку земную, а на лбу шишки растут. Бедный Макар много шишек раскидал, а теперь охает под их дождем. О существующих обычаях людских свидетельствует недавнее газетное сообщение. В Кандахаре (Афганистан) провинившихся, непослушных прибивают гвоздём "через ухо к дереву". Вот такие "обычаи" живут, а где-то думают, что с Культурою всё благополучно. А послушайте о китайских пытках, они не только в "Саду пыток", но и сейчас в жизни. Да разве только в Китае пытки?

Всё сводится к тому, что кроме образования нужно и воспитание. Недавно нам рассказывали о неких нравах в Оксфорде и подобных хвалёных университетах. Значит, и там воспитание хромает. Правда, ещё Цицерон восклицал: "О времена, о нравы"! И Перикл мог сказать то же. Но неужели от классических дней ничто не изменилось? В судах та же подкупность.
Адвокаты изощряются во лжи. Говорящие о свободе и справедливости творят рабство и несправедливость. Говорят о братстве, но ведь для этого нужно охранить человечность. А что с нею сделали!

Тога Культуры оборвалась, загрязнилась. В каких водах нужно омыть её? И каждый день всё сложней становится. Не притворяйтесь в пляске - плохо сейчас!

14 августа 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.
___________________________________________________


24 августа 1942 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

24.VIII.42
Родные наши,
Пришли письма Зины от 8-го июля и Дедлея от 10-го июля. Удивительно, что Редф[ильд] считает шансы корпорации слабыми. Ведь у Вас в руках главное доказательство в том, что противники неоднократно подсылают своих адвокатов для разделения с Вами имущества корпорации. Кроме того, за что же взяли они от Стокса, Сутро и Катрин 11000 долларов - ведь за shares Корпорации! Впрочем, разговоры вообще могут быть лишь после войны. Ведь при нынешнем положении любой из Вас может оказаться в отъезде. Ведь всё ненормально. Значит, книга в пользу Р[усского] Красного Креста не состоялась? Ничего не поделаешь - было доброе желание.

Итак, два мерзавчика - Флейшер и Маггофин ушли. Может быть, и ещё кто-нибудь из той же банды уже отправился в дальнее плаванье! Прислушивайтесь! Будет хорошо, если АРКА постепенно нарастёт.
Передайте Ватсону мой сердечный привет - всегда душевно о нём вспоминаю. Особенно много советников и не нужно. Изобилие может только способствовать раздорам. Воображаем, как отзывается на жизни железнодорожная езда по карточкам. Потому и говорим, что действуйте по местным обстоятельствам. Ничто нормальное не приложимо. Не отягощайтесь, чем легче и подвижнее - тем лучше.

Юрий говорит, что копия с письма Х[орша] была вложена - не пропала ли при вскрытии цензурою? Невозможно и представить, что сейчас может теряться?! Вы вспоминаете, как Хорш обобрал до нитки всех бондхолдеров. Никто из них не поднял голоса против грабителя! Хороши законы, по которым можно безнаказанно грабить! Хороши судьи! Хороши адвокаты!

Людмила вовсе не пропустила 12 лет. Сравнительно недавно банк отвечал по её делу. Неужели грабитель покусился на трудовые сбережения, ему доверенные?! Запишите и об этом преступлении в Ваш меморандум.
У нас неслыханные дожди. Дорога всё время обрушивается. Почта, кроме всяких цензурных задержек, ещё на несколько дней запаздывает из-за оползней. Грозные, великие дни! Вы говорите, что будете находчивы. Поистине, будьте такими даже среди самых сложных условий. Сердечный привет всем милым друзьям. Шлём душевные мысли.

Сердцем и духом,
Н.Рерих.

Родные наши,
Больше, чем когда-либо, храните доверие к Вл[адыке], и всё будет так, как нужно. Ничто не слагается без великого значения. Грандиозная битва света и тьмы перед переустройством мира не может проходить без страшных потрясений, но результаты будут благом для человечества.
Обнимаю всем сердцем,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923-1947 гг.). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


26 августа 1942 г.
КУЛЬТУРА!

Британское радио сообщает, что по всей Индии введена порка! В Дели сожжён Тоун-Холл и несколько официальных учреждений. Бомбей, Ахмедабад, Аллахабад, Люкноу, Бенарес, Горакпур, Назик, Калькутта, Мадрас - в брожении. Число убитых и раненых не сказано. Умер в тюрьме Махадев Десай, секретарь Ганди. Арестована сестра Неру Лакшми Пандит.
Сапру отказался от посредничества. Правительство жалуется на ползущие "дикие слухи". Чан-Кай-Ши посылает особую миссию в Индию для переговоров об освобождении. Реакция Москвы неизвестна. Не забыл же русский народ об Индии? Об индусских собратьях? Конечно, радио о многом вообще не сообщает. Ни газеты - ничто не скажет об истинном положении.
Каждый день новые осколки происходящего. Не перечисляю, ибо всего не знаем, а по осколкам судить нельзя. Ко всему надо прибавить: "Радио сообщает"! Газета окончательно отстала от происходящего, да и сама запуталась в своих измысленных заголовках. Ничего не знаем!

Из Калькутты просят дать приветствие к семидесятилетию Оробиндо Гоше - оно празднуется 25 Августа. Послали телеграмму. Среди армагеддонных громов радостно-культурное проявление. После Рабиндраната Оробиндо остаётся маяком мысли духовной. Пусть и следующее поколение даёт таких же мощных представителей. "Маха Бодхи" просит дать статью к памятному выпуску, посвящённому Анагарика Дармапалу. Большой был деятель, им держалось всё общество.
Вышла "Ракшабандан" Моханлала Кашьяпа с моим предисловием. В Америке говорят: что нужно для восточных читателей, не нужно для Америки. Экая гордыня и самохвальство! Вообще за последнее время Америка ввергается в опаснейшие водовороты. Знаем, насколько чуток и устремлён восточный читатель. Природная Культура Востока куда тоньше и возвышеннее, нежели механические янки.

Из Калимпонга едет наш доктор, а также тибетский Геше. Для исследований Юрия Геше будет очень полезен, кроме того, от него услышим многое, что иначе сейчас совершенно недоступно. Из тумана заговорила валаамова ослица - Губельман-Ярославский. Сообщил о преступной беспечности командования. Оно не укрепило южные рубежи. Нельзя, мол, жаловаться на отсутствие снаряжения - всего много, а вся беда в командовании. Каково сие слышать "гениальнейшему" кремлёвскому затворнику!

26 августа 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г. (Из архива МЦР)

***********************************************************************************

СЕНТЯБРЬ

1 сентября 1942 г.
ЧЕТВЁРТЫЙ ГОД

Толстой утверждает: "Есть и всегда было у всех людей, находящихся в обладании своих духовных сил, нечто такое, что они считают святым, и чего не могут уступить ни за что, и во имя чего они готовы перенести лишения, страдания и даже смерть; есть нечто духовное, чего человек не уступит ни за какие материальные блага, почти во всяком человеке, на какой бы низкой ступени развития он ни находился".

Определительные сейчас совсем смешались. Душа дозволена, дух запрещён. Ну что ж, если и не скажут, то подумают. У Горного есть отличный рассказ о том, как детям запретили некую песенку, но они стали прикладывать палец ко лбу, чтобы показать, что они думают эту песенку. Фискал восклицал: "Они думают песенку!"

Осталось у человека неотъемлемое его достояние - его дума. И не столько слова, сколько мысль завладевает пространством, мчится с неисчётной быстротой и вонзается в человеческое сознание. И есть в двуногом хотя бы малая сокровищница, где слагаются несломимые убеждения.

Можно гнуть и сгибать, но не больше меры! После чего или лопнет или поразит бумерангом. Удивляются иногда, почему этот мощный психический бумеранг поражает как бы при малых обстоятельствах. Но нам ли судить, где великое и где малое? Где прародитель огромных последствий и где мыльный пузырь?

Четвёртый год войны! Подумайте! И нет признаков, чтобы война близилась к концу. Наоборот, возникают новые осложнения, нерешимые тупики. Туман, туман! Четвёртый год культурная жизнь будет страдать и уродоваться. И это бедствие повсеместно, и одичание и ненавистничество вползают в обиход. Четвёртый год войны!

Немалый срок быть отрезанным от всех друзей. Вот вчера пришло письмо из Буэнос-Айреса, отправленное 12 Марта. Годовой срок для оборота! Какой же ритм работы?

В Паури Гарвал хотят в музее иметь комнату Рериха. Даже странно подумать. А медный колокол отбивает: "четвёртый год войны!"

1 сентября 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.
___________________________________________________


7 сентября 1942 г.
ОСКОЛКИ

Как-то в минуту шутки вспомнились подробности из времён Академии Художеств. Все смеялись, а Юрий настаивал: "Запиши, запиши". Где же всё записать! Конечно, забавно, что Репин говаривал новичку, принесшему на "строгий суд" слабые попытки свои: "завидую вашей кисти". Старик Виллевальде, всегда в мундирном фраке, всех хвалил: "Очень хорошо, отлично, прекрасно!" Затем захваленный получал на экзамене один из последних номеров, а Виллевальде успокаивал: "Значит, у других было ещё лучше". Подозеров был мастер по части затылка. Если на рисунке хотя бы частично виднелся затылок, Подозеров требовал: "Затылочка прибавить".
Чистяков бывал несправедлив, благоволил к одним, а других забывал. Когда же ему намекали об этом, он мстил и кричал на весь класс: "Да у вас не Аполлон, а француз - ноги перетонили". Понёс к нему заданный эскиз "Медный змий", а он говорит: "Чего выдумывать, возьмите Дорэ". Когда его спрашивали, отчего он не кончит свою "Мессалину", Павел Петрович ухмылялся: "Голова болит. Уже тридцать лет голова болит". При злоупотреблениях Владимира и Исеева один Чистяков не пострадал, ибо не подписывал протоколов заседаний, а всегда исчезал заранее. Пригласил известного лошадника Ковалевского посоветовать насчёт коней в "Княжей охоте". "Да вы покройте их попонками", - вот и весь совет.

Много всяких добродушных осколков, а на стенах мастерских висели рисунки Брюллова, Сурикова, Врубеля и других превосходных. Ходили присматриваться, как они делали, - это не подозеровский затылочек!
Говорят, что Музей Академии очень пострадал из-за вандализма некоего невежды Маслова. Жаль, там были отличные вещи, вошедшие в историю русского искусства. Всё-таки невозможно примириться с мыслью, что превосходная группа народного достояния из Эрмитажа перекочевала в Америку. Это были отборные шедевры, незаменимые. Грустно отмечать в старом каталоге Эрмитажа таких ушедших. А сколько первоклассных русских примитивов - икон распылилось по американским домам! Везде ли понимают истинное значение приобретённого? Окультурят ли чьи-то сердца эти русские послы?

Письмо из Москвы от Бори - вот радость! Из Америки пишут, что война прихлопнула наш Филадельфийский Центр. Многие призваны на войну, другие переехали. Умер Д-р Бринтон.

7 сентября 1942 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г. (Из архива МЦР)
______________________________________________________


14 сентября 1942 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

14.IX.42
Родные наши,
Долетело письмо Катрин от 31-го июля. Очень значительно сведение о шести годах для продолжения дела Картинной Корпорации. Это совпадает с письмом Е.И. об отложении до конца войны. Сейчас же мы телеграфировали о необходимости установить точный последний срок для дела корпорации. Чем дальше этот срок, тем лучше. Кроме того, вероятно, и ещё можно оттянуть. Не думаете ли Вы написать американскому ген. консулу в Калькутту и спросить, что у них в архиве 1928-го года имеется о Картинной Корпорации. И Зина, и Франсис тогда были там. Нам нельзя писать - мы не амер[иканские] граждане, но Вам можно. Ведь каждый крючок в деле полезен, а если не выйдет, то и вреда не будет. Кто же может отрицать существование корпорации, когда три shares стоили 11000 долларов? Не без причины Х[орш] всё засылает с предложениями.

Мы только что получили очень хорошее письмо от Бор. Конст. Р[ериха] от
18-го июня. (Его адрес: Москва, 25, улица Чайков-ского.) Между прочим, он пишет, что послал Вам телеграмму, но Вы о ней не по-минаете. Не пошла ли она в Санта-Фе? Жаль, что его письмо шло 78 дней - такие астрономические сроки. Когда будете переводить это письмо Катрин, скажите ей, как мы радовались её строкам и чуяли их сердечность. Привет сердечный Инге. Хорошо, что они проводят грозные дни на ферме. От 1-го августа сердечное письмо от Эми Вельш - привет ей. Вероятно, в пути весточка от Зины. Прилагаю телеграмму от Бленкнер, по правде сказать, не знаю, что с ней делать. Может быть, это и неплохой человек. Кто знает, кто и как может пригодиться для культурного дела. Во всяком случае, каждое доброе желание пусть встретит сердечное отношение.

При АРКА особенно вдумчиво нужно отнестись ко всему ищущему. Как и в каждом культурном деле, Вам придётся столкнуться со всякими невеждами, как Т. Кравен или ван Лун, но это неизбежно. Да и среди русских Вы знаете разных вредителей - это тоже неизбежно. Видимо, не дождёмся очередного письма Зины - видно, оно где-то гуляет. Дни очень сложные. Держитесь дружно, находчиво и зорко. Наши лучшие мысли с Вами.

Сердечный привет,
Н.Рерих.

Сию минуту долетело славное письмо Зины от 2-го августа.
Радуемся Вашей работе и бодрости.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923-1947 гг.). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


24 сентября 1942 г.
СКОЛЬКО

Сколько разбросано! Сколько разлетелось! И не собрать. В Париже - целый архив и картины. В Брюгге - архив и картины В Риге множество книг, картины, целый ящик клише. В Лондоне, в Студио - клише. В Белграде - семь картин ('Святые гости), в Загребе - десять картин ('Языческое'). В Буэнос-Айресе - картины. В Коимбре - брошюра Шауб-Коха. В Нью-Йорке - картины, книги, архив. В Либерти (Индиана) - архив. В Праге - картины. В Аллахабаде - картины, манускрипт книги 'Из Химавата'. Корреспонденция с Китаем, Австралией, Новой Зеландией...

Особенно вспоминаются разные невидимки, когда кто-ни6. в письме помянет отрывок давно бывшего. Вот помянуты 'Александр Невский', 'Керженец' и 'Казань' - помянуты из Москвы, а ведь двух последних уже нет - изрезаны, уничтожены вандалами. Впрочем, может быть, уцелели эскизы к ним, они были и Правлении Казанской дороги. Может быть, хоть малые памятки сохранились. Вдова Мантеля сообщала, что в Казани какие-то дикари ворвались и уничтожили всё их художественное собрание, а ведь там были отличные вещи группы 'Мир Искусства'. А где собрание полковника Крачковского - прекрасная коллекция эскизов? А где картины, бывшие у Лангового, Кайзера, Власьева. Коровина, Гурьяна, Кестлина, Китросского, Кистяковсксн о Нейшеллера, Руманова, Нотгафта, Плетнёва... Надо надеяться, что собрание Слепцова в Русском Музее.

Всё это собиралось с любовью, не то что в Америке, где торговцы предлагают готовые собрания. Там часто счастливый владелец сам не знает, чего ради у него именно эти произведения. Русские собиратели горели к искусству. И немало анекдотов вокруг коллекционерства. Вспомните россказни про Деларона, Боткина, Ханенко... В основе их хитрых проделок была настоящая страсть. Не налётная мода, а любовь к искусству. Неужели все эти накопления рассеялись под знаком вандализма, невежества.
Конечно, творения искусства - вечные странники. Не нам судить, где и как они принесут наибольшую пользу. Но всё же сколько разлетелось и разбилось!

***
Сейчас делаю 'Мстислав Удалой и Редедя' и 'Пересвет с Челибеем'. Русская серия: 'Святогор', 'Микула', 'Настасья Микулишна', 'Добрыня', 'Богатыри проснулись', 'Ярослав Мудрый', 'Ярослав' (ушёл в Индор), 'Новая Земля' (ушла в Гарвал), 'Новгородцы', 'Александр Невский', 'Александр Невский' (ушёл в Индор) , 'Спас Нередица' (в Аллахабаде), 'И открываем' (в Тривандруме), 'Борис и Глеб', 'Весть Тирону', 'Полк Игорев', 'Целебные травы'...

Памятка об изданиях в Индии, в которых сотрудничал. В одном 'Сколар' было сто тридцать очерков за двенадцать лет.

'Твенти Сенчури' ('Двадцатый век'), 'Модерн Ревью' ('Современное обозрение'), 'Сколар' ('Учёный'), 'Хиндустан Ревью' ('Индустанское обозрение'), 'Вижн' ('Предвидение'), 'Пис' ('Мир'), 'Мира', 'Кальян', 'Саки', 'Прабудха Бхарата', 'Веданта', 'Кесари', 'Кумар', 'Маха Бодхи', 'Буддист', 'Лидер', 'Арт енд Калча' ('Искусство и культура'), 'Калча' ('Культура'), 'Дивайн Лайф' ('Божественная жизнь'), 'Янг Билдер' ('Молодой строитель'), 'Идьюкейшнл Ревью' ('Педагогический журнал'), 'Малабар Геральд' ('Вестник Малабара'), 'Теософист', 'Аутлук' ('Взгляд'), 'Висва Бхарати', 'Мисиндиа', 'Кочин Аргус', 'Шри Читра Югам', 'Навадживан', 'Фри Индиа' ('Свободная Индия'), Пен-Френд' ('Друг по переписке'), 'Босат', 'Янг Сейлон' (Молодой Цейлон'), 'Индиан Ревью' ('Индийское обозрение'), 'Комрад' (Товарищ), 'Ист энд Вест' ('Восток и Запад'), 'Холкар Колледж Тайме', 'Филд' ('Поле') - Мадрас, 'Скаут', 'Нью Лутлук' ('Новый взгляд'), 'Дон' ('Утренняя заря'), 'Упасана', 'Олд Колледж' ('Старый колледж'), 'Калапака', 'Ревью оф Фиюсофи энд Релиджн' ('Философский и религиозный журнал').

24 сентября 1942 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г.
__________________________________________________


25 сентября 1942 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

25.IX.42
Родные наши,
Прилетели письма от Зины (12-го августа) и от Катрин (20-го августа). Очень примечательно, что Хорш теперь посягает и на сто картин, но ведь Катрин заявила ранее его. Кроме того, показательно, что Х[орш] распоряжается действиями правительства! Неужели уж такое бесправие? Во всяком случае, Х[орш] своими действиями признал картинную корпорацию - это очень важно. Теперь необходимо установить, какой именно наидлиннейший срок шестилетний, с какого числа он начинается и когда именно кончится? Во всяком случае, остается ещё очень значительное время. А там всякие новые обстоятельства - военные и частные. Вероятно, теперь бумага АРКА уже готова (пришлите десятка два) и можно спросить посольство о картине. Всюду столько особых обстоятельств, что можно действовать лишь по местным условиям. Выбирайте наилучшее из возможного. Накопляйте друзей и берегите их. Снисходите к ошибкам, где побудительные причины были доброжелательными. Где слишком трудно для Вас, обходите и отлагайте. Пусть трудность не подавляет бодрость и дальнозоркость.

Две неожиданности: всеиндийское радио из Дели оповестило моё приветствие ко дню семидесятилетия Ауробиндо Гхоша. Почему-то из всех приветствий передан лишь текст моего. Вторая неожиданность в малабарской газете - прислали специальный номер, посвящённый войне. Смотрю и глазам не верю: мой портрет (с чикагской фотографии) и давнишняя статья Нетти Хорш 'Путь Рериха'. Из каких таких архивов перепечатали? Если при будущих дискуссиях о картинах она Вам понадобится - скажите, можно прислать. Будем надеяться, что шестилетний срок ещё не скоро истечёт, и много событий ещё произойдёт. Хорошо, что около Вас группируются новые друзья. Привет сердечный Катрин, Инге, Спенсеру, в Либерти и всем друзьям.

У нас очень ранняя осень - снег на горах, в комнатах 64 градуса [по Фаренгейту]. Неужели у Вас ещё жарко? Радуемся Вашей бодрости.

Духом и сердцем с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923-1947 гг.). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________