Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

ГИМНАЗИЯ

*****************************************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ГИМНАЗИЯ
Хроника 1916 г. Праздник "Майских жуков".
Н.К. Рерих. Полвека. (1935 г.)

ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ
Москва и Петербург (Школьное сочинение) [1880-e гг.]
Клад (Сказка) (1887 г.)

1892 г.
ПИСЬМО В.А. Кракау к Рериху Н.К. (14 июля 1892 г.)
ПИСЬМО В.А. Кракау к Рериху Н.К. (6 августа 1892 г.)
******************************************************************************************

ГИМНАЗИЯ И РЕАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ К. МАЯ.
 
  
 

ХРОНИКА
(1916 г.)
 
  
 

Карл Иванович Май.

П. П.
ПРАЗДНИК 'МАЙСКИХ ЖУКОВ'

Ровно 60 лет назад на Васильевском острове народилась частная гимназия К. И. Мая. Если теперь частные гимназии отличаются от казённых, то в те времена это сказывалось ещё более.

А в гимназии Мая был к тому же совершенно не свойственный казённой школе девиз: 'primum amare, deinde docere' (сначала любить, потом учить). С этим принципом насчитывающая сейчас 640 воспитанников гимназия К. И. Мая живёт и до сего дня, когда она празднует 60 лет своего существования.

Очень интересен, между прочим, следующий педагогический приём. Покойный К. И. Май, преподававший в своей школе географию, а следовательно и любивший избранный им для преподавания предмет, всегда старался передать детям свои знания возможно нагляднее. Для этого, бывало, он устраивал торжественные шествия своих воспитанников, разряженных в национальные костюмы той или иной страны, с географическими картами в руках и т. п. Процессии обыкновенно возглавлял один из воспитанников, нёсший громадных размеров искусственного 'жука'.
С тех пор, как по Васильевскому острову прошла первая такая процессия, воспитанников гимназии прозвали 'майскими жуками'.
 
  
 

'Майский жук' привился в гимназии и училище Мая.
И в новом прекрасном здании гимназии на входных дверях школы помещена эта старая эмблема 'майского жука'.
 
  
 

Бывшие питомцы школы К. И. Мая с любовью носят значок школы, изображающий 'майского жука'.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Петроградский листок. 1916. 29 октября/11 ноября. ? 298. Суббота.
_____________________________________________________________
 
  
 

Воспитанники Гимназии К. Мая. 1886 г. (во втором ряду шестой справа - Николай Рерих).

ПОЛВЕКА

Си-Шань в утренних лучах розовеет за окнами. Так же розовел и лиловел, и синел далёкий Кунь-Лунь из Хотана. Перед вечером на уступах белеют какие-то строения, не иначе, как монастырь. Отнимите от Пекина это горное обрамление, и многое потеряется.

Си-Шань - западные горы, за ними Монголия. Вспоминаю, как впервые слышал о ней. В детстве в книгах о Чингисхане, в географии четвёртого класса гимназии и дома, когда собирались у нас Голстунский, Позднеев и другие монголисты и восточники. Говорили и о Бадмаеве.
В гимназии К.И. Мая чертили карты Азии. Жёлтой краской отмечали пески и Гоби. Боком мягкого карандаша наносили хребты Алтая, Тарбагатая, Алтын-Тага, Кунь-Луня... Белили ледники гималайские.

От школьных лет в гимназии Мая осталось несколько моих памяток. Были предметы из первых курганных раскопок вблизи нашего поместья Извара Царскосельского уезда. Был портрет директора К.И Мая и рельефная карта. Была программа торжественного спектакля с портретом Гоголя. Гоголь часто ставился на ученических спектаклях и всегда был мне близок. Именно не реализм Гоголя, но его высокая духовность и тонкая потусторонность особенно увлекали. В те же области уводили и встречи с 'дидом' Мордовцевым и c Микешиным, и учреждение Общества имени Тараса Шевченко, и постановка живых картин украинских всё это разнообразно сближало с мастерством Гоголя. Были эскизы, посвящённые Хмельницкому, и 'Страшной мести', и 'Майской ночи'.

К тому же увлекательному миру приводили и уроки географии К.И. Мая. Не только чертились богато расцвеченные картины, но и лепились цветными пластилинами рельефные изображения со всеми, так милыми нам горами.
Поощрялись большие размеры и новые комбинации запоминаемых раскрасок. По правде говоря, такая внушительность изображения была очень увлекательна. На праздниках устраивались географические шествия, сопровождаемые самодельными стихами. Помню, как Бенуа изображал жёлтый Хуан-Хе, а блондин Калин - голубой Яньцзы-цзян. Мне доставалась Волга.

Самые первые мои курганные находки не только совпадали с любимыми уроками истории, но в воспоминаниях близко лежат и к географии и гоголевской исторической фантастике. Много очарования было в непосредственном прикосновении к предметам большой древности. Много непередаваемой словами прелести заключалось в бронзовых позеленелых браслетах, фибулах, в перстнях, в заржавелых мечах и боевых топорах, полных трепета веков давних. Около курганов сплетались старинные легенды. Ночью там проходить страшились. Увлекательно молчали курганные поля, обугрившиеся сотнями насыпей.

Как будто от разных областей звучат курганные находки или географические карты, или яркие образы творчества Гоголя. Но проходят десятилетия; через полвека вспоминаются эти будто бы различные предметы в одном общем укладе, именно они своими убедительными зовами сложили многие возможности.

Недаром опытный географ предлагал не только заучивать названия, но именно запечатлеть иероглифы земли и линиями, и красками, и рельефами. В этом делании пробуждалась и любовь, и внимательность, и соизмеримость земных начертаний. Художество вносилось в эти прикасания к земле. А там, где знание будет сочетаться с искусством, там остаётся особая убедительность.

Также спасибо вам, изварские курганы. Ещё недавно напомнились мне изображения их в трудах Спицына. Ничто и никаким способом не приблизит так к ощущению древнего мира, как собственноручная раскопка и прикасание, именно первое непосредственное касание к предмету большой древности. Никакое книжное изучение, никакие воспроизведения не дадут ту благодетельно зажигающую искру, которая зарождается от первых непосредственных прикасаний. Это не сентиментальность, не самоубеждение, ибо живёт очарование старинных предметов, украшенных и замечательных в форме и соотношениях. Когда же предметы эти особенно близки с теми историческими обликами, которые как-то самосильно вошли и поселились в сознании, тогда всё становится ещё ближе и неотрывно убедительнее.

Вне моей памяти в Изваре была сельскохозяйственная школа. Остатки библиотеки её ещё оставались в запылённых шкафах. Была там 'Королевна Ингигерда', был там 'Изгой', был 'Айвенго' (называвшийся тогда 'Ивангое'), был там и Гоголь.

Тот, кто описывал душу Катерины, кто так умел навсегда вложить в память описания величия природы, кто, подобно турниру Вальтера Скотта, живописал битву запорожцев и кто понимал значение портрета, тот знал и мог многое. Может быть Гоголь случайно оказался в поле зрения. Но не случайны магниты. Захоронены они так, чтобы на определённых путях можно бы к ним прикоснуться и укрепиться ими.

Полвека почему-то считается во многих отношениях сроком убедительным. Помню, как при одном споре некий защитник умершего деятеля как главный довод говорил, что теперь ему можно поверить, ибо прошло уже 50 лет со времени кончины. Конечно, трудно понять, почему именно этот срок, а не другой кому-то может быть особенно убедительным, но допустим, что это так. Тем любопытнее вспомнить и подытожить полвека. Если в этом кругозоре память особенно подчеркнёт какие-то определённые обстоятельства и почему-то свяжет их, значит, в этом будет какой-то особый смысл.

Итак, первые курганные находки, красочные и рельефные карты и образ Гоголя, Конечно, не случайно память отделяет эти наслоения. Такие вехи под разными вспыхнули не однажды потом. Разве навсегда приблизились история и очарование старинных культур? Разве не для многого вооружила география с её такими практическими настойчивыми заданиями? И разве многообразное, но единосущное дарование великого Гоголя, разве оно, как в высокодуховных взлётах, так и в улыбке быта, разве оно тоже не дало посох прочный и лёгкий?
 
  
 

Н.Рерих. Портрет Гоголя. 1891 г.

Вслед за этими встают и многие другие, но сегодня записываем о тех трёх, которые запечатлелись в архивах школы. Что из этих трёх памяток осталось? Может быть, исчезли курганные браслеты и перстни, может быть, сожжены в печах доски рельефных карт, и кто знает, где остался портрет Гоголя на программе спектакля? Но, может быть, в свою очередь, все эти три обстоятельства кому-то помогли, кого-то в чём-то укрепили. Никогда мы не знаем пути вещей. Очень сказочны такие пути. Люди друг с другом иногда встречаются, а также и вещи. Нам уже приходилось видеть некоторые знакомые вещи в самых неожиданных обстоятельствах, действительно за тридевять земель в тридесятом царстве. И вещи изучают географию и в каких-то курганах кому-то донесут очарование, а Гоголь, не боясь столетий, ещё множествам людей на разных языках в неожиданных странах будет зажигать всегда живые и увлекательные образы.
(1935 г.)

****************************************************************************************


ПЕРВЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ОПЫТЫ

Ещё в школьное время именно "Нада" в Боснии была первым зарубежным журналом, где посылали мы привет братьям-славянам. "Нада" - означает "Надежда".
Была большая радость, когда просили статью для славянского журнала. В пятом классе гимназии особенно звучит такое приглашение. Протянулись нити к сербам, кроатам, чехам, лужичанам, словенцам, черногорцам, болгарам. Пусть "Нада" останется символом.

8 Апреля 1941 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.2
_____________________________



МОСКВА И ПЕТЕРБУРГ
[школьное сочинение]

И теперь, уже не говоря о внутренней жизни, даже в возможности этих городов много разницы; это произошло от того, что они появились в разное время и под различными влияниям, и таким образом развивались совершенно иначе. Не правда ли теперь Москва имеет вид, если только можно сделать такое сравнение, бабушки, у которой чепец свернулся на сторону, а Петербург подтянулся, вытянулся, словно солдат на часах. Рядом с этим, сколько в Москве оригинального, чисто-русского, не взятого заграницей; а имеет ли Петербург хоть что-нибудь своё, родное не заграничное; нет, в нём всё, начиная с названия, не русское. Отчего же это произошло? В ответ на это надо проследить историю развития этих городов с самого их основания и она даст красноречивый ответ.

Сперва о Москве - старшим преимущество. Москва первый раз в летописях упоминается в 1147 году; появился этот городок благодаря Суздальскому князю Юрию Долгорукому и затем, пользуясь удобным географическим положением и благодаря своим предприимчивым князьям, постепенно разрастаясь и присоединяя новые города (Коломна, Можайск и др.), сделался столицей, центром русского государства. Никакого влияния, кроме чисто русского, на него не оказывалось и поэтому с самого основания в нём сосредоточилось всё родное, русское без всякой примеси. Целый ряд князей и государей с Даниила Александровича заботился о благосостоянии Москвы. Затем, при Иоанне III, Москва приобрела много черт греческих городов. Но этот греческий стиль не мог существенно изменить вида и жизни Москвы, потому что греческие черты давно уже, ещё при Олеге, переносились из Царьграда в Русь и, мало по малу, входили в характер и жизнь Русских; так что, не изменили совершенно русский стиль, а только улучшили, сообщили ему оригинальность. Насколько стиль Москвы строже Петербургского, можно видеть на совсем частном, пустом примере: В Москве на церквях кресты большей частью русские, а в Петербурге, по большей части, кресты и лютеранские и католические и очень мало русских.
4
(оценка за сочинение)

ОР ГТГ, Ф. 44/3, 2 л. [1887-8 гг.]

****************************************


КЛАД
(сказка)

Около большого мыса стояла деревня. Жил в ней бобыль: мужик он был хороший, и только не имел ни кола ни двора. Дело было летом, под Иванов день. А в этой деревне ходили слухи, что в лесу сокрыты большие клады.

Вот и задумал Пётр, так звали мужика, попытать счастья - пойти ночью под Иванов день в этот лес, поискать клада. Отправился он [к] ворожее и спросил её, как узнать ему, в каком месте клад сокрыт. Она его и научила, чтоб искал он светящегося цветка папоротника, и из того цветка выйдет огонёчек и поведёт его к тому месту, где клад сокрыт. 'Только',- прибавила она, - 'ты лучше и не пробуй это сделать, потому клад тебе в руки прямо не дастся, а будут являться тебе разные чудовища, и если ты их испугаешься, то и огонёк пропадёт и клада тебе не отыскать будет'.

Вот наступила и ночь. Взял Пётр заступ, заткнул топор за пояс и отправился в лес. Пришёл он к опушке леса, и стало страшно ему, да вспомнил он, что ворожея ему говорила, перекрестился и пошёл в лес. Ходил он ходил, нет, нету ничего. Уж хотел домой воротиться, да вдруг видит блестит что-то между двух кочек. Пошёл туда, глядь, цветёт папоротник, а цветок так и светится. Подошёл он туда, аж из цветка-то нехонький огонёк выскочил, и по воздуху так и двигается. Пошёл за ним Пётр, вдруг на него рысь, как скакнёт с дерева. Он побледнел, да вспомнил, что надо делать. Перекрестился и сказал: 'Чур меня, рассыпься'. Глядь, а рысь и пропала, как будто её и не бывало.

Идёт он дальше, вдруг змей на него ползёт, он сказал то же самое, и змей пропал. Идёт он дальше, вдруг выходит сам оберегатель клада - лесовик. Пётр взял и перекрестил его, как взвизгнет он и убежал.

Идёт Пётр, а лес перед ним так и расступается. Вдруг огонёк остановился и пропал. Подошёл туда Пётр, взял заступ, начал рыть; рыл-рыл, вдруг заступ ударился обо что-то железное. Он запустил руку и вытащил котелок полон золота и серебра, и пошёл домой, пришёл домой, уже светает.

На другой день пошёл к ворожее и отблагодарил за ученье 100 рублями. И стал он жить хорошо и расчётливо. А жил также в том селе богач. Услышал он про всё, и задумал он на другой год идти также в лес отыскать клад. Только пожалел он денег, которые надо было ворожее отдать за ученье, а пошёл к Петру. А тот купил место, выстроил избу, накупил товаров, открыл лавку. Дела у него пошли хорошо. Вот сидит на крылечке, носогрейку покуривает, как подходит к нему Семён, так богатого мужика звали, кланяется и говорит: 'Научи меня, Пётр Сидорыч, что надо мне делать, чтобы клад найти, хочу я тоже попытать счастья'.

'Что ж, - говорит Пётр, - если хочешь так садись и слушай', - и рассказал ему всё по правде, по истинной. И пошёл Семён в лес. Идёт он, нашёл и цветок, и разных зверей встречал да говорил им, что Пётр его научил, и они рассыпались. Подошёл он и к тому месту, где огонёк остановился и пропал. Начал рыть, рыл- рыл, вырыл клад. Только хотел взять его, и покажись ему, что воры в его дом залезли и сундук ломают с деньгами. Бросил он клад, хотел домой бежать, а тут в лесу захохотало, и закричало: 'испугался, испугался'. Вспомнил он, что Пётр ему говорил, глядь, и клад уж и пропал.

Пошёл он домой, начал скучать, затем пропил имение своё, вошёл в долги и посадили его в тюрьму за долги. Так он и умер.

1887 г.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/41, лл. 1, 1 об.
****************************************************


14 июля 1892 г.
ПИСЬМО В. А. Кракау к Рериху Н.К.

ГИМНАЗИЯ И РЕАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ К. МАЯ
-----
С.-Петербург
14-го Июля 1892 г.

По Новой Истории, последнее что было пройдено это: 'Тридцатилетняя
война. Английская революция'.
Очень жаль, что все ещё чувствуете себя лишь почти совсем хорошо, надо совсем, совсем хорошо чувствовать.
Что верхом ездите, дрова пилите и в городки играете, то это меня очень радует, это Вам непременно и зимой mutatis mutandis делать надо будет.
Передайте поклон мой отцу и матери
Вашей.
В Кракау [подпись]

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/873, 1 л.
_______________________________


6 августа 1892 г.
ПИСЬМО В.А. Кракау к Рериху Н. К.

6 Авг. 92.
Любезный
Николай Константинович
Начало занятий отложено по распоряжению Начальства, ввиду холеры до
10-го Сентября, так что Вам для занятий прибавляется ещё лишних 10 дней. Быть может, занятия будут ещё отложены до 15 Сент., как в ведомстве Импер[атрицы] Марии, но это ещё лишь 'может быть'.

Надеюсь, что теперь явитесь в Гимназию совсем молодцом. Физический труд важен и тем, что поддерживает бодрое расположение духа, энергию и предприимчивость, которые так часто страдают от <кабинетного> труда. Поэтому моё 'ceterum ceuseo' по отношению к Вам уменьшит время занятий, ввиду нового срока в 10 дней.

За всякие коллекции буду весьма благодарен. При раскопке курганов важно отличать как внешний вид и приблизительные размеры курганов, так и место, размеры и вид могилы, положение трупа и находимых вещей. Интересно, суть ли эти курганы - памятники исторического времени или доисторического.

Поклон мой отцу и матери Вашей
В. Кракау

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/874, 1 л.
__________________________________