Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1913 г.
 
СОДЕРЖАНИЕ


СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО И.Я. Билибина к Рериху Н.К. (11 сентября 1913 г.)
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (27 сентября 1913 г.)

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (4 октября 1913 г.)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (7 октября 1913 г. Талашкино)
Хроника. (9 октября 1913 г. СПб.)
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Ланговому А.П. (10 октября 1913 г. Дугино)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (30 октября 1913 г.)

НОЯБРЬ
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (29 ноября 1913 г.)

ДЕКАБРЬ
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К. (1 декабря 1913 г., Москва)
ПИСЬМО А.А. Санина к Рериху Н.К. (Декабрь 1913 г.)
Н.К. Рерих. ЗНАМЕНИЯ (25 декабря 1913 г.)
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К. (31 декабря б/д. [1913 г.])
************************************************************************************


СЕНТЯБРЬ

11 сентября 1913 г. СПб.
Письмо А. Билибина к Рериху Н.К.

СПб.
II/ IX 1913.
Коломенская 42, кв. 20
Т. 546-53.

Многоуважаемый Николай Константинович.

После долгих и всесторонних обсуждений вопроса, я пришёл к тому заключению, что занятий на Архитектурных курсах я на себя взять не могу.
При той громадной педагогической работе, которой я завален, и принимая в расчёт мою работу на Политехнических Курсах, где она оплачивается временно весьма условно и носит весьма 'идейный' характер, я не могу взять на себя ещё 4 часа (+экзамены + советы + составление записок по двум предметам) лекций на курсах, т.к., разумеется, 75-ти рублёвую плату приходится тоже отнести на счёт 'идейности' работы. А это мне не позволяет ни моё время, ни мои средства. И затем я совсем упустил из виду, что в весеннем полугодии у меня, вместо 6-ти лекций на Политехническ. курсах, будет целых 10. А Вы сами видали, с каким трудом мне удалось найти два окна между лекциями на том листе, который слишком красноречиво и схематически изображает мою зимнюю жизнь.

Между прочим, я говорил сегодня с одним математиком, моим сослуживцем по Артиллерийскому училищу, преподавателем Артиллерийских училищ и Михайловской Академии, Валерианом Валериановичем Мечниковым. Это, во всех отношениях, блестящий математик не только как лектор, но и как восходящее математическое светило. Обладая большим запасом свободного времени, чем я, а главное, не имея, подобно мне, педагогического детища в стиле наших или Ваших курсов, он очень заинтересовался идеей Ваших курсов и я его чуть было не склонил на согласие с его стороны, выставить свою кандидатуру на Ваши курсы. Его я увижу завтра в училище и он ответит мне окончательно. В лице В.В. Мечникова Вы бы могли приобрести очень ценную рабочую единицу в Вашем новом деле. В случае принципиального согласия с его стороны, сообщу Вам.

Мне очень жаль, что приходится отказать Вам и Вашей просьбе. Но я долго обдумывал этот вопрос, прежде чем вынести окончательное решение. И переменить его теперь уже не могу.

Очень Вам благодарен на Ваше любезное внимание и доверие к моим скромным педагогическим силам.
Прошу принять уверение в искренней моей преданности и уважении.
А. Билибин

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/615, 2 л.
________________________________


27 сентября б.д. [1913]. Москва
ПИСЬМО Щусева А.В. к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
Я только что вернулся, получил Ваше письмо, Фролов писал. чтобы осмотреть. как модели лично Ваши исполнены. Фреску, если же Вы захотели бы исполнить дерево, то ни в каком случае не Леонардо - - надо непременно русское - - берёзу, и Вы отлично бы её разработали: полу-пейзаж. полу-орнамент на золотом фоне. Я-то думаю, что сделать должны непременно Вы, я же ни за что не возьмусь, если же Вы остановитесь на первом Эскизе, хотя он и чересчур русский, северный для А.И., то я думаю его всё-таки надо исполнить. Скоро буду, в П-ге поговорим

Преданный
А. Щусев.
17 Сент.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1531, 1 л.
***************************************************


ОКТЯБРЬ

4 октября 1913 г.
Открытое письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.
(Открытка Общ. Св. Евгении. На открытке цв.изображение картины Н.К. Рериха 'Человечьи праотцы').
 
  
 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
в пользу
Общины
Св.Евгении

На штемпеле даты: Москва. 4.10. 13 / 5.10.13.

Москва
Петровские линии 13. Издательство Кнебеля
Его Высокоблагородию
Игорю Эммануиловичу
___________________________

Дорогой Игорь,
6, 7, 8, октября я буду в Москве между Метрополем и Свободным Театром.
- надо бы повидаться.
Шлю Тебе Твоей супруге привет.
Искренно Твой
НРерихъ

ОР ГТГ, ф. 106/10124, 1 л.
________________________


7 октября 19[13] г. Талашкино
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху

7 Октября
Добрейший Николай Константинович,
Как ужасно всё то, что вы пишете о несчастной Екатерине Васильевне! Когда же будет конец её страданиям, а заодно и вашим с Еленой Ивановной? Это очень хорошо, что вы всё-таки в состоянии работать. Ведь только в работе можно найти силу для борьбы с жизненными заботами.

Я тоже очень занята своей диссертацией в эту минуту. Хочется кончить её и больше об этом не думать. Для эмали приготовила две вещи, кажется будет не дурно, немного погодя поеду их оканчивать в Париж. Пока живем в Талашкине. Осень была очень хорошая, а в Талашкине лучше работается.
Вчера была нарушена наша гармония тишины. В 9 часов вечера загорелась Талашкинская баня. Хотя её не жаль, а всё-таки это зрелище очень действует на настроение. Это была очень большая постройка, которая, конечно, сгорела дотла, и зарево было видно в Смоленске.

Наши все гости уехали давно, а Екатерина Михайловна покинула меня, чтобы бракосочетаться с каким-то немцем, что-то вроде commis voyageur'a.
Будьте здоровы, добрейший Николай Константинович, жму вашу руку и шлю сердечный привет Елене Ивановне.

Мария Тенишева

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1405, 2 л.
_______________________________


9 октября 1913 г. СПб.
Борис Константинович Рерих в Школе ИОПХ.

УЧЕБНЫЕ ДЕЛА

Педагогический совет классов Императорского Общества поощрения художеств поручил заведование первым рисовальным классом по женскому отделению молодому архитектору Б. К. Рериху, по мужскому отделению - пейзажисту В. Н. Федоровичу. По классу перспективы, вместо недавно скончавшегося проф. П. Е. Мясоедова, приглашён заведующий Императорским Сельскохозяйственным музеем художник В. А. Воротилов. Лекции истории русского искусства поручены художнику Милееву и ведение этюдного класса - художнику Вахрамееву.

Биржевые ведомости. 1913. 9/22 октября. Утренний выпуск. ? 13793. С. 3.
________________________________________________________________



10 октября 1913 г.
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Ланговому А.П.

Дугино. 10 окт. 1913.

Многоуважаемый Алексей Петрович,
Совершенно неожиданно узнал, что вдова гр. Голенищева-Кутузова [Варвара Васильевна] не прочь продать картину Серова - 'Корова' (девочка доит корову). Рерих экстренно дал мне знать, что Д.И. Толстой предложил ей уже 3000 руб., но только в рассрочку, и она отказалась. Я хотел спешно переговорить с Вами и Р.И. Клейном - хотя вы ещё только будущие члены Совета, - не имеете ли Вы ничего против того, чтобы попытаться отбить эту вещь у Музея Ал. III для нас. Вас не мог никак застать, а Клейн очень стоял за моё предложение. Я и уполномочил Рериха кончить за 3000 р. Сейчас получил телеграмму от него: 'Картина Серова приобретена три тысячи находится моей квартире переводи деньги сообщи телеграммой как переслать картину'.

<:> Денег у нас не израсходовано ещё ни копейки и есть больше 20 000 р. Боюсь только, не найдёт ли Управа, что тут необходима тысяча формальностей. А вещь-то может уйти. <:> Я с своей стороны всё же телеграфирую Рериху одновременно: 'Прошу немедленно выслать багажом картину Серова все расходы мои деньги высылаю тотчас Тебе'.
Если бы в Управе заартачились, предпримите, голубчик, уж Вы сами какие-нибудь меры, какие подскажут обстоятельства. <:>

Всего хорошего
Уважающий Вас Игорь Грабарь

Публикуется по изданию: И.Э. Грабарь. Письма 1891 - 1917. Т. 1. М. 1974.
_______________________________________________________________



[23. 10.1913 г. СПб.]
Открытое письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.
(Открытка с ч/б. фото. Внизу надпись: Жигули. Девичий утес).


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
На штемпеле: СПб. 23.10. 13.

Москва
Петровские линии. Издательство Кнебеля.
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
________________________________

Дорогой Игорь.
видел ли Ты эскизы к 'Малэн'? Говорил Щукину о Кутузовских примитивах? Я ему показал бы их. Жаль, если они уйдут заграницу. Иванов, верно, уже послал ещё одну часть. Пусть бы прислал оттиски того, что сохранилось в Руне.
Привет супруге. Искренно
Твой. НРерихъ.

ОР ГТГ, ф. 106/10125, 1 л.

**************************************

НОЯБРЬ


29 ноября 1913 г. Москва.
Письмо Щусева А.В. к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
Вернувшись в Москву, пишу Вам - спасибо за согласие принять участие в <книге> В. Кн. Я передал это Гордеевой по телефону.Сегодня высылаю <книгу> Нестерову, В. Кн. и Мекку, хотя последний уехал
в Египет.
Хорошую приписку сделали Вы мне на Вашей книге, очень ценю Ваш глубокий и верный по нашим верованиям глаз.
Книгу начал просматривать - хорошо, приятно читать мысли художника не только по его картинам, и нужно это для потомков.
Как только выясните эскизы - присылайте или привозите. Был у меня Грабарь и я у него, он нашёл мне для вокзала некоторый интересный материал. В Академии он пройдёт. Видел Бенуа в худож. театре на мнимом больном, <пожалел> артистов таких хороших, играющих вещь вроде фарса, хотя бы и красиво поставленную.

Организуется здесь съезд зодчих, я председатель выставки архитектуры, в Москве архитекторов почти нет, один Желтовский, затеял всё <Сюзор> и конечно на чужой счёт, здесь все, кажется, кряхтят, но лезут, 'потому надо'.
Бываю у Остроухова, который сделался моим другом, Муратов редактор 'Софии' просил написать ему об архитектуре. Добужинский сделал в имении <Харитоненко> очень хороший этюд моей церкви
.
Ну, прощайте, искренно преданный Вам
А.Щусев.
29 ноября 1913.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1524, 1 л.
******************************************************

ДЕКАБРЬ

1 декабря 1913 г., Москва.
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К.

Многоуважаемый
Николай Константинович!

Сегодня Алексей Викторович Щусев передал мне Вашу книгу.
За память и любезную подпись на книге прошу Вас принять мою
благодарность и уверение в моём уважении.

Михаил Нестеров
1913. 1 Декабря
Москва

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1061, 1 л.
_________________________________


[Декабрь 1913 г.]
Письмо А. А. Санина к Рериху Н.К.

Дорогой Колечка!
Бенуа сообщают мне, что ты только руками разводишь, и ничего не понимаешь в происходящем, почему де я тебе не пишу ничего о 'Кащее' и наших общих мечтах и планах. Во-первых, я убеждён, что ты сейчас занят 'Игорем' для Сергея Павловича. И очень хорошо - ты в этой вещи будешь 'велик'. Если бы ты не существовал, тебя надо было бы для 'Игоря' выдумать и родить. Я ещё к Сергею Павловичу не <кончил>. Он говорил со мной долго. Думаю, что в Январе кончим. Так вот: покамест работай над 'Игорем'. <Ждут ещё уродства>. Ты творил по планам твоим. Значит, мне придётся к твоим декорациям прилеплять всю постановку, если я поеду. Если бы у Дягилева был порядок, надо было бы нам сговориться о всём, хотя бы в самых общих чертах (я говорю о внешней стороне), и далее отдать тебя твоему вдохновению. Я знаю, что ты и сам это любишь так делать. Ты ведь при всём размахе и богатстве твоей фантазии, настоящий человек порядка - стоит войти к тебе в школу, и подняться на лестницу. Но всё это не беда. 'Игорь' будет ставиться по твоим эскизам и декорациям.
Теперь 'Кащей'. Я слишком люблю и ценю тебя, чтобы играть тобой, ставить тебя в смешное, нелепое положение. Когда постановка будет решена Суходольским, пройдут все мытарства, тогда лишь я со всем готовым обра-щусь к тебе. У Маржанова со мной твой 'Кащей' окончательно и решительно определён, но нельзя же играть твоим временем, силами, вдохновением.
Ведь эскизы 'Малэн' глупо стоят на столе. Я не хочу, чтобы с тобой повторилось на 'Кащее' та же история. Я сам хлопочу безумно о 'Кащее' отвоюю смету, чтобы работа твоя была для тебя и приятна, и интересна и продуктивна, и выгодна. Я думаю, вскоре приехать к тебе заранее сообщу тебе об этом /на день, на два/. Это уж будет настоящее дело. Заказ 'Кащея' не мистический, а истинный, земной, в многострадальном 'Свободном Театре'.
Горячо Вас целую, и от всего сердца поздравляю с наступающими праздниками и новым годом.
Господь Вас храни!! Весь Твой
АСанин.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1284, 2 л.
________________________________


[25 декабря 1913 г. "Русское слово" (Москва)]
ЗНАМЕНИЯ

Из тёмной кладовки вышел чёрный человек и прошёл на дворовую лестницу. Шёл быстро, точно скрывался. Шёл какими-то неслышными шагами.
Как он зашёл в кладовку? Зачем там был? Куда ушёл? Почему шёл неслышно?
Не узнать. Не придумать.
В людской зазвонил комнатный звонок. Звонил долго и сильно. А никто не звонил; никто никого не звал. Почему звонок сам зазвонил? Никак не узнать.
В комнате тётушки Анны Ивановны завертелась дверная ручка. Завертелась сильно. Несколько раз перевернулась. А никто до неё не дотронулся.
Зачем ручка крутилась? Что это значит? Странно и непонятно.

В столовой в один день прошли семь мышей. Никогда такого не бывало, а тут семь сразу. Откуда пришли? Зачем вылезли? Непонятно, но неспроста.
Кухарка вечером вернулась домой в большом страхе. Туман стоял. Шла она по Длинному переулку, а навстречу ей идёт белая лошадь. Идёт из тумана одна, без человека. Идёт, тихо ступает. Шума никакого не слышно. Так и прошла. Ушла в туман.
Откуда - неведомо. Куда - неизвестно.
Страшно вспомнить.

Поздно вечером случилось самое страшное: лопнула картина на доске. Висела, висела себе тихо и вдруг с большим треском лопнула прямо через лицо святого Иеронима.
Почему именно вечером лопнула?
Это уже совсем плохо.

Весь канун сочельника наполнился непонятными и странными делами. Не только нам, но и прислуге и всем большим стало ясно, что случится страшное что-то. Даже тётушка Анна Ивановна сказала:
- Не к добру!
В буфетной горничная Даша шептала Анисье Петровне, экономке:
- Дурной шалит! Дай-ка позову доброго - тот мигом всё утишит. Но Анисья Петровна предупредила:
- Не зови! Не поминай! Позвать-то легко, а поди потом убери его. Так-то, бывало, позовёшь, придёт легко, по первому голосу, а уйти не уходит. На уход надо знать тоже крепкое слово.
Кто он, дурной? Кто он, добрый? Почему кто-то пришедший не уйдёт? Всё это было особенно; всё было чудесно.

Говорили мы тихо. Шептали всё новые догадки. Новые причины придумывали. Одна другой несбыточней, одна другой красивей.
Все ужасающие возможности были сказаны. Новый звонок, стук или голос наполняли нас трепетом жутким и небывалым.

Садились мы близко-близко друг к другу. Верили, любили и трепетали.
А в постелях, пока не уснули, стало и совсем страшно. И двери в тёмную комнату стали как-то приотворяться. И пол скрипел под невидимым шагом. И прохладным вихрем тянуло откуда-то. У порога стояло настоящее.
Утром всё побледнело. А дядя Миша пришёл и стёр огневое вечернее слово.
Всё объяснилось.

Чёрный человек оказался новым слесарем и ходил неслышно в калошах. Оказалось, кот улёгся на кнопку звонка. В дверной ручке испортилась старая пружина. Белая лошадь ушла с каретного двора, и её скоро поймали. А мыши пришли снизу после отъезда кондитера.

За трещину на картине дядя Миша очень сердился и говорил, что уже три года просил 'на паркет переложить' картину, иначе она должна была расколоться. За небрежность к картине дядя Миша даже нашумел.
От страхов ничего не осталось. Не пришли ни дурной, ни добрый. Всё стало обычным, и мирным, и скучным.

После того у нас никогда ничего не бывало. Даже сны прекратились. Знаков особенных нет ни на чём.
Знамений ждём! Знамений просим!

Русское слово (Москва). 1913. 25 декабря / 1914. 7 января. ?297.

**************************************************************************************


31 декабря [1913 г.].
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович,
'вернисаж' надеюсь устроить 5-го в 2 час. Было бы хорошо, если бы Вы заглянули на выставку ранее двух часов. Тогда же можно бы было пригласить и Маковского с Косоротовым. Подумайте и решите, как удобнее. Затем - не сообщите ли Вы мне имена и адреса лиц Вам известных, коих можно бы было пригласить на открытие. Буду благодарен.

Желаю Вам и Вашему Семейству встретить и провести Новый Год счастливо и в полном здоровье.

Искренне преданный Вам
М Нестеров

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1063, 1 л.
___________________________________