Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1917 г.
(Август - октябрь)
************************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

АВГУСТ
Открытое письмо Н.К. Рериха к Степанову И.М. (6 августа 1917 г. Сердоболь)

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО И.М. Степанова к Рериху Н.К. (1 сентября 1917 г. Петроград)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. (4 сентября 1917. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. ([10] сентября 1917 г. Сердоболь)
ПРОРОЧЕСТВО (стихи) (19 октября 1917 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Бенуа А.Н. (25 сент./ 2 окт. 1917 г.)
Всероссийское Общество Поощрения Художеств (Краткая заметка о школе Общества) (29 сентября 1917 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. (30 сентября 1917 г. Сердоболь)

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову И.М. (2 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Руманову А.В. (3 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ланговому А.П. (6 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к А.Н. Бенуа (7 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Добычиной Н.Е. (12 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Степанову А.В. (14 октября 1917 г. Сердоболь)
ПИСЬМО Н.К. Рериха С. П. Яремичу, В. А. Щавинскому, И. М. Степанову(14.10.17. Сердоболь)
ПИСЬМОИ.М. Степанова к Н.К. Рериху (15 октября 1917 г. Сердоболь)
ЕДИНСТВО (15 октября 1917 г. Залив Единения)
ПИСЬМО С.И. Метальникова к Рериху Н.К. (16 октября 1917 г.
СВОБОДНАЯ АКАДЕМИЯ (24 октября 1917 г. Сердоболь)

******************************************************************************************

АВГУСТ

6 августа 1917 г.
Открытое письмо Н.К. Рериха к Степанову И.М.

Петроград. Морская, 38.
Общ. Поощр. Худож.
Его Превосходительству
Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой Иван Михайлович, рад Вашей весточке; надеюсь, вы отдохнули и оправились. Слава Богу, если дрова имеются. Хорошо бы за это время сделать железные прутья в стеклянных дверях с улицы в школу. В Музее были 3 решётки, не взять [ли] из одной 4 прута? Что Ст[епан] Петр[ович]? Не собирается ко мне? Вернуться думаю 4 Сент. Дана ли субс[идия] из бывшего Мин. Двора? Пишу доклад о Школе.

Ваш НР

6 Авг.

РГАЛИ, ф. 873, И.М. Степанов, оп. 1, д. 4, л. 3-3 об.
Автограф открытого письма. Штемпель в Сердоболе 30.09.1917 г.
Печатается по изд.: Н.К. Рерих 1917-1919. Материалы к биографии. СПб. 2008.
__________________________________________________________________


СЕНТЯБРЬ

1 сентября 1917 г. Петроград.
Открытое письмо И.М. Степанова к Рериху Н.К.
На штемпеле дата: Петроград. 01.09.1917. / Сердоболь. 17.09.1917 г.

Финляндия. Сердоболь.
Семинария, Г-ну Реляндер,
для передачи академику Н.К. Рериху.

1/ IХ.
Дорогой Николай Константинович.
Вчера послал Вам открытку.
Дел у нас всяких бесконечно много: дело постоянной выставки не устроено, нужно новое лицо для заведывания продажей, т.к. Ольга Дм[итриевна] и после постановления Комитета отказывается и удержать её невозможно; дело с аукционами тоже не налажено; Вице-Председателя нет; Ст[епан] Петр[ович] в Киеве. Во всяком случае, спешить особенно нет надобности - поправляйтесь. Повторяю, что проезд через Белоостров с документами беспрепятственный.

Ваш Ив. Степанов

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
Стоит штамп военного цензора: 16.09.1917.
Печатается по изд.: Н.К. Рерих 1917-1919. Материалы к биографии. СПб. 2008.
__________________________________________________________________


4 сентября 1917 г. Сердоболь.
Открытое письмо Н.К. Рериха к Степанову И.М.
На штемпеле дата: Сердоболь. 18.09.1917.

Петроград. Морская, 38.
Общ. Поощр. Худож.
Его Превосходительству
Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой Иван Михайлович, получил Ваши письма - встревожился положением дел Общества. Приеду в Пятницу вечером. Прошу, соберите Совет Школы (мой брат посылает повестки) спешно на понедельник одиннадцатого Сентября и Комитет на вторник двенадцатого - мой доклад на повестке. Надо решить все дела и установить распорядок. Всё это очень важно. До свидания. Искренно ваш

Н. Рерих
4 Сент. 1917.

РГАЛИ, ф. 873, И.М. Степанов, оп. 1, д. 4, л. 5-5 об.
Печатается по изд.: Н.К. Рерих 1917-1919. Материалы к биографии. СПб. 2008.
__________________________________________________________________


[10] сентября 1917 г. Сердоболь.
Письмо Н.К. Рериха к Степанову И.М.

Петроград. Морская, 38.
Общ. Поощр. Худож.
Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой И.М., что подсказывает момент?
Будут ли занятия в Школах при разгрузке? Может быть, уже надо краеугольно решить? Если надо Комитет, то сообщите мне (здоровье моё поправляется), можно ли проезжать через Белоостров. Здесь говорят, что более не пропускают и что обратно тоже уже не попасть на поезд. Пожалуйста, узнайте и сообщите мне. В газетах было, что в Москве в выс[ших] уч[ебных] зав[едентиях] занятий не будет, - тем более, в Петрограде. Какие меры с помещением и Музеем? Приходится покупать 1 марка - 1 руб. Разоренье! Жду сообщений.

Ваш РН

РГАЛИ, ф. 873, И.М. Степанов, оп. 1, д. 4, л. 4-4 об.
Автограф открытого письма. Штемпель в Сердоболе 10.09.1917 г.
Печатается по изд.: Н.К. Рерих 1917-1919. Материалы к биографии. СПб. 2008.

************************************************************************************************


ЗАЯВЛЕНИЕ Н.К. Рериха в Комитет ВОПХ
11 сентября 1917 г.

В КОМИТЕТ ВСЕРОССИЙСКОГО ОБЩЕСТА ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ.

По болезни отъезжая в Финляндию, прошу разрешить мне отпуск как члену Комитета и извещаю, что обязанности Директора-Попечителя Школы, согласно вновь утверждённого временного положения, мною переданы Н.П. Химоне - старшему заведующему Школой.

11 Сентября 1917 г.
Петроград.

ЦГИА СПб. Ф. 448, оп. 1, д. 1750-а, л. 10.
Печатается по изд.: Н.К. Рерих 1917-1919. Материалы к биографии. СПб. 2008.

****************************************************************************************************


19 сентября 1917 г.
ПРОРОЧЕСТВО

Устрашитесь, когда Бога назовут не нужным.
Бойтесь время, когда речь людей
наполнится бессмысленными словами.
Бойтесь, страшитесь, когда кладами
захоронят люди свои богатства.
Бойтесь то время, когда люди сочтут
сохранными сокровища только
на теле своём. Бойтесь, когда для зла
соберутся толпы. Когда забудут
о знании. И с радостью разрушат
созданное раньше. И легко исполнят
угрозы и поношения. Бойтесь время,
когда не на чем будет записать
знания ваши. Когда листы писаний
станут непрочными, а слова злыми.
Камень воздвигнется тогда. И храм
каменный сохранит скрижали и
пророчество.
19.IX. 17
_______________________________________________________


25 сентября / 7 октября н/с 1917 г. Сердоболь
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Бенуа А.Н.

Сердоболь, дом Генетц
7 октября н/с, 1917 год

Дорогой Александр Николаевич,
мои лёгкие опять загнали меня в Сердоболь. Когда выпустят меня отсюда - не знаю. Может быть, буду рентгенироваться, чтобы установить, что за нелепая форма ползучего процесса. Верно где-нибудь имеется очаг, который при первой возможности осложняется. Настроение плохое. Живём в обстановке из книг Гамсуна. Перед окнами - очень важное место, приход парохода! Покуда вне всяких городских соображений, ещё ничего. Природа хороша, хотя бы из окна. Но финская полукультура, где нет ни низкого, ни большого - всё-таки тягостна. К тому же они до того пропитаны маленькой политикой, что вопросы духа и, конечно, искусства очень далеки. Хорошо, что хоть есть уважение к искусству; По сравнению со многими нашими и то уж ладно. Bсё время идут толки о десанте. Откуда эти вести ползут, почему так упорны эти слухи - не пойму. Но ждут, и ждут 'разнообразно'. Смотрю на серое небо, на суровые волны - не верится в десант, пока путь ледостава. Но этот говор всё волнует.

Степан Петрович, вероятно, передал мою записку о Школе. Как странно, что именно в революционном правительстве; - просветительство должно гибнуть и, пищать. Положение дела ещё хуже, нежели я писал, ибо мои данные были от весны, а осень принесла во всём ухудшение. Надо придумать для Школы, хотя бы и сокращённые, но такие формы, чтобы она без нищенства могла бы стоять на своих ногах. Трудно это говорить мне, строителю, но нужно что-то сделать своими средствами, нежели ждать наше правительство, которое богачу Зубову помогает.

Мне представляется тип свободных художественных мастерских, и живописных, и прикладных. Таким путём без громоздких 'классов' мы всё же сохраним идею единого искусства. Если вообще творчество и строительство будет возможно.

Напиши о твоих настроениях и работах. Как дело твоё с Головиным? Будут ли и где выставки 'М. Искусства'? Привет Анне Карловне. Привет товарищам художникам. От всего сердца желаю тебе всё светлое.

Сердечно твой
Н. Рерих

ОР ГРМ, ф. 137, оп. 1. д.1468, л. 28-29 об.
Публикуется по изд.: "Николай Рерих 1917-1919". СПб. 2008.
_________________________________________________________


29 сентября 1917 г.
ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ.
Краткая заметка о школе Общества

Предварительный проект преобразования её.

Школа Общества была основана при старом режиме, и, вполне естественно и даже неизбежно, основатели и организаторы её были ВЫНУЖДЕНЫ считаться с царившим тогда везде в России духом формализма и строить школу всё-таки применительно к общепринятым тогда казённым образцам, лишь по возможности вводя в неё некоторые улучшения.
Конечно, и самих организаторов школа не совсем удовлетворяла, но они мирились с ней, ибо только так и можно было, при прежних обстоятельствах, осуществить её.

В самом деле, ныне существующая конструкция школы не вполне соответствует своему назначению с двух точек зрения:

1) С точки зрения интересов художественного образования учеников школы и
2) с точки зрения финансовой.

Обучение искусствам и художественным ремёслам, как это показывает и заграничная практика, требует более свободного режима, не стесняющего учащихся непременным прохождением того или другого числа ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ КЛАССОВ. В этом отношении система, принятая ныне в школе, могла бы быть, с выгодой для художественного образования учащихся, заменена другой, а именно системой СВОБОДНЫХ МАСТЕРСКИХ ПО ОТДЕЛЬНЫМ СПЕЦИАЛЬНОСТЯМ ИСКУССТВА, дающих полную возможность учащемуся развивать беспрепятственно ту сторону своего дарования, к которой его более влечёт.

Школа должна только дать нужного руководителя и все необходимые средства, как помещение, модели и пр.; и самоё руководство не должно, так сказать, 'висеть' над учащимся. Совершенно достаточно, если руководитель придёт три раза в неделю посмотреть работу ученика и сделать руководящие указания.

Кроме того, ныне принятая система последовательных классов обходится слишком дорого. Вознаграждения, получаемые преподавательским персоналом, ничтожные и требует непременного увеличения в двойном и даже тройном размере, а такое увеличение невозможно без чрезмерного повышения платы с учащихся; повышение же платы можно допустить в известном, довольно умеренном, размере, если представить широкий доступ в школу всем слоям населения, что, разумеется, совершенно необходимо.

В настоящее время, когда всё в России перестраивается сызнова и стремится к формам, наиболее соответствующим успешному развитию культурных сил Родины, представляется совершенно неотложным заменить существующий строй школы Общества другим, более соответствующим духу и стремлениям времени, каковой строй и рисуется в системе уже упомянутых СВОБОДНЫХ МАСТЕРСКИХ.

Как будет ниже указано в сметных предположениях, такая реорганизация школы, помимо достижения главной цели, т. е. поднятия художественного образования учащихся, даст возможность также достигнуть упорядочения материального положения учащего персонала, не нарушая соответствия в приходо-расходных статьях школьного бюджета.

На основании всего вышеизложенного, предполагается учредить ПЯТЬ основных мастерских ЧИСТОГО ИСКУССТВА, а именно:

1). Мастерская НАГОЙ НАТУРЫ, РИСОВАНИЕ И ЖИВОПИСЬ.
2). Мастерская МЁРТВОЙ НАТУРЫ, " "
3). Мастерская ПОРТРЕТОВ, " "
4). Мастерская СКУЛЬПТУРЫ.
5). Мастерская АРХИТЕКТУРНО-ДЕКОРАЦИОННАЯ.

Каждая мастерская находится под руководством ПРОФЕССОРА, приходящего три раза в неделю. Остальное время учащиеся работают самостоятельно. Модель - целый день, до и после полудня с кратким перерывом.

Для ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА учреждается пять мастерских:

1). Мастерская КЕРАМИКИ.
2). Мастерская РЕЗЬБЫ ПО ДЕРЕВУ.
3). Мастерская ЖИВОПИСНО-ДЕКОРАЦИОННАЯ.
4). Мастерская ЛИТОГРАФИИ.
5). Мастерская ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТКАНЕЙ.

Эти мастерские находятся под руководством МАСТЕРОВ-СПЕЦИАЛИСТОВ; художественное руководство этими мастерскими осуществляется Директором школы.

Кроме того, читается три курса лекций:
1) по анатомии,
2) по перспективе и
3) по истории искусств,
для чего приглашаются соответственные лекторы.

Классы для обучения начальному рисованию остаются в пригородных отделах школы, которые будут играть роль подготовительных.
Общее заведывание школой и, главным образом, художественное направление её возлагается на ДИРЕКТОРА школы во всей полноте, который, кроме того, является одним из профессоров-руководителей. - Для заведывания художественно-административной частью школы приглашается ПОМОЩНИК ДИРЕКТОРА, каковой художественным руководителем не является. В помощь ему приглашается СЕКРЕТАРЬ школы.

* * * * *
ПРИБЛИЗИТЕЛЬНАЯ СМЕТА НА СОДЕРЖАНИЕ ШКОЛЫ.

Приход
Приблизительная смета на содержание школы.
Субсидии школе. . . . .. . . . . . . . . . . .Р. 25 000
Плата 1000 учеников, считая в том числе 20% бесплатных, по Р.50
за триместр при 3-х триместрах Р. 120 000
___________________________________________________
Расход
5 профессоров по Р. - 3000. . . . . Р. - 15 000
5 мастеров по Р. - 3000 . . . . . . . . .Р. - 15 000
3 лектора по Р. - 1500: . . . . . . ..Р. - 4500
Директору добав .. . . . . . . . . . . Р. - 1000
Помощнику Директора . .. . . . .Р. - 3000
Секретарь. . . . . . . . . . . . . . . . . Р. - 2400
Служители. . . . . . . . . . . . . . . . Р. - 17 600
Пригородные отделы. . . . . . . Р. - 15 500
Модели и пр. расходы. . . . . . Р. 20 000
Музей при школе. . . . . . . . . . . Р. - 10 000
Библиотека. . . . . . . . . . . . . . . . Р. - 5000
Содержание зданий. . . . . . . . . Р. - 20 000
Непредвиденные расходы. . . . Р. - 16 000
_________________________________________________
Весь приход - Р. - 145 000 Весь расход - Р. - 145 000

Как видно из сметы, плата за обучение значительно повышена; но она всё же весьма невелика и в таком размере не может служить никому препятствием для поступления в школу. Кроме того, предвиден значительный % бесплатных учеников.

Значительный непредвиденный расход в Руб. 16 000 - внесён потому, что при ныне существующих тяжёлых и крайне неурегулированных обстоятельствах действительно возможны крупные экстренные расходы; кроме того, возможно уменьшение поступлений по приходной смете вследствие невзноса части платы учениками.

Во всяком случае, при вышеуказанной схеме приходы и расходы сметы должны сбалансироваться.

29/IХ- 17 г.

АГЭ. Ф. 7, on. 1, д. 591, л. 5-6об. Машинопись, без подписей.
_____________________________________________________


30 сентября 1917 г. Сердоболь.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к И.М. Степанову

Петроград.
Морская, 38.
Общество Поощрения Художеств.
Его Превосходительству
Ивану Михайловичу Степанову.
______________________________

Дорогой Иван Михайлович, не знаю, как удобнее передать имущество ученической столовой Комитету. Кому заплатить деньги? Кто даст расписку? Как бы не вышло неприятности из-за пустяка? оттого Одинцова и получила общее распоряжение 'не трогать'. Поговорите с Белым. Это уже не моя, а хозяйственная часть. Прошу ещё карточку для моей жены с сыновьями. Здоровье моё очень плохо. Давно так не было. Хочется поправиться!
Ваш НР.
Привет С[тепану] П[етровичу].

РГАЛИ, ф. 873, И.М. Степанов, оп. 1, д. 4, л. 6-6 об. Автограф открытого письма. Штемпель в Сердоболе 30.09.1917 г.

******************************************************************************************

ОКТЯБРЬ

Письмо Н.К. Рериха к И.М. Степанову

2 октября н/с 1917.
Сердоболь.

Дорогой Иван Михайлович,
Спешу Вам ответить. Болезнь моя настолько осложняется, что приехать в близком будущем я не могу и полагаю, что имею полное право на отпуск, которым все преподаватели по болезни всегда пользовались. Прошу Комитет собраться, не ожидая меня, теперь же.

Я совершенно против закрытия Школы. Прошлое постановление я понимал как временное сокращение занятий, вызванное исключительными условиями времени и денежным положением Общества. Если это положение позволит открыть Школу, после лета, в полном размере, в составе классов и мастерских, это доставит мне большую радость. Так как состояние сметы должно быть Комитетом вновь обсуждаемо, то очень прошу ещё раз рассмотреть вопрос положения наших преподавателей. Наша Школа - единственная, которая за всё время войны не могла ничем придти на помощь поистине убийственному положению наших интеллигентных работников. Наши гонорары в 50-100 рублей при вздорожании путей сообщения представляются скорее разъездными деньгами, и если мы прежде могли апеллировать к благотворительности и пожертвованию труда и знаний, то теперь для безумно обострившихся для всего интеллигентного труда условиях просьба о пожертвовании становится невозможной. Прошу этот вопрос обследовать.

Всегда готов письменно поделиться с Комитетом моими сведениями и прошу ещё раз сообщить Комитету, что я безусловно против закрытия Школы и соглашался лишь на сокращённые занятия в типе свободных мастерских, расширяемых при первой возможности. Не могу выразить, насколько моя болезнь разбивает все мои планы и отрывает от моих любимых дел. Прошу передать мой привет членам Комитета.
Искренно преданный Вам
Н. Рерих

ЦГИА СПб. Ф. 448, on. 1, д. 1750-а, л. 18, 20. Автограф письма.
_________________________________________________


3 октября н/с 1917 г. Сердоболь
Письмо Н. К. Рериха к А. В. Руманову

Дорогой Аркадий Вениаминович,
хочется побеседовать с Вами. У Вас, верно, много решений - хороших и жизненных. Вы говорите о строительном настроении. Но, что строить, не вижу, не знаю. Могу писать картины, но что с ними делать, как с ними поступать - не ведаю. Предлагают продать собрание картин - моих друзей. Нужно ли на это решиться - и что дадут взамен картин? Тоже не знаешь, как быть.

Поступать, как поступает половина Россиян, т. е. проедать маленькие сбережения, выворачивать наизнанку старые запасы и платья без всяких надежд и перспектив, в чаянии на скорый конец вообще всего? Ведь это не строительство и уж очень мрачно это. И вот я, живший всегда будущим, попадаю в сегодняшний день, в порцию муки и крупы, без всяких мечтаний.
Вижу, что дело Школы разваливается без средств и при глупости учащихся. Значит, скоро и квартиру будем искать. И вдруг все данные, все сведения и знания оказываются неприменимы.

Ещё весною мы были в положении 'отклоняющих предложения', а теперь где всё это? Может быть, зря и в Министерство Торговли не пошёл. Конечно, теперь, именно больной, я чувствую, как никогда, близость моего искусства, его ценность для меня. И вспоминаю, что Билибин только что говорил мне, что с удовольствием взялся за обложку, т. е. за то, что решил недавно более не делать.

Столько серьёзного, жизненного нахлынуло. Ведь скоро об искусстве только говорить будут, а применять не будут. Может быть, всё это плохое настроение больного, но, меняя рубли на марки и получая за 250 р. мешок муки, - делается страшно. Ведь эти масштабы ни с чем не соизмеримы. Ведь приходы те же, а расходы в 6-7 раз больше. Расчёт понятный и пугающий. Всё, что было так хорошо, станет так безнадёжно худо. И мы ещё будем, безработными, сидеть на своих творениях. Чувствую, надо поправиться и искать работу.

Надо начать снова, но где и что начать? Устроить за границей выставку; это теперь, при современной репутации всего русского? Что начать и где? Может быть, и Вы этим вопросом заняты и Ваши строения сложны. Всё это трудно. В тиши хорошо, когда есть покой, но, представляя себя себе оторванным и оконченным, тоже трудно. Что лучше?

Пока лечусь и пробую работать, но слабость большая, устаю. Голова работает ясно, образы выявляются, и нужные только для меня вещи наполняют ящик. Мой дорогой друг, мне захотелось побеседовать. Беседа невесела. Думаю, и у Вас нет веселья. Привет Евгении Львовне.
Сердечно Ваш
HP.
3 окт. н/с. 1917. Сердоболь.

РГАЛИ. Ф. 1694, А. В. Руманов, on. 1, д. 546, л. 27-28об.
Автограф письма.
____________________________________________________________


6 октября 1917 г. Сердоболь.
Письмо Н.К. Рериха к Ланговому А.П.

Конверт.
На штемпелях даты: Сердоболь. 10.10.1917. Москва. 20.10.1917.

Дорогой Алексей Петрович.
Давно ничего не слыхал про Вас. Да и меня самого закинуло в Сердоболь, где я до сих пор задержался из-за ползучей пневмонии. Вы знаете, какая это приятная вещь и какое 'хорошее' создаёт она самочувствие.
После хорошего, рабочего лета, в Августе я побывал в Петрограде и получил мою испытанную болезнь. Сейчас меня тревожит такой вопрос: события идут так стремительно, что, право, не знаешь, удастся ли оставаться в Финляндии? Как Вы полагаете, если бы пришлось приехать в Москву вчетвером, можно ли там достать помещение, как с пищей и принимает ли вообще Москва таких приезжих. Нужны, во всяком случае, две комнаты. Как Ваш совет и соображения?

Хотя Финны приняли меня более чем хорошо, но является предположение, как бы не отказаться отрезанным? Слухи - нехороши. Почему-то ждут десант в Финляндию. Откуда берутся эти слухи - трудно сказать, но сами Финны ими обеспокоены, хотя и относятся к ним разнообразно.
Если черкнёте мне Ваше соображение - буду Вам очень признателен. Адрес мой: Сердоболь. Финляндия. Sortavala. Дом Genetz. Мне.

Сердечно Вам преданный
Н. Рерих
6 октября 1917.
Сердоболь.

Места здесь очень хороши: лучшее - что я в Финляндии видел. Подлинный романтизм. Осень здесь ещё красивее лета!

Отдел рукописей ГТГ, ф. 3/253.
____________________________


12 октября 1917 г. Сердоболь.
Письмо Н.К. Рериха к Добычиной Н.Е.
Конверт с адресом:

Надежде Евсеевне Добычиной.
Марсово Поле 7.
_________________________________________

Многоуважаемая
Надежда Евсеевна.

Получили ли мои открытки? В виду полной безнадёжности получения вещей из Швеции необходимо покончить дело с Серговским. Будьте добры, предложите ему или вернуть 300 руб., или выбрать в эту сумму мою другую вещь. Теперь не должно быть нерешённых дел. Три вещи, которые у Вас - в этой цене. Или он выберет что-либо иное, подходящее по цене. Все ещё кисну - жду морозов. Как Вы?
Искренно преданный Вам
Н. Рерих

Сердоболь. 12 окт. 1917 г.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/104, 2 л.
___________________________________


14 октября 1917 г.
Письмо Н. К. Рериха к И. М. Степанову

Петроград. Морская, 38.
Канцелярия Всер. Общ. Поощр. Худ. Ивану Михайловичу Степанову.

Дорогой И[ван] Михайлович]. Как живёте? Погода не даёт мне оправиться. Бури и ветры. Как Комитет? Что особое мнение, о котором Вы писали. Не понимаю - от кого оно и каковы основания? Как Вы боретесь с дороговизной жизни? В Гельсингфорсе уже пекут хлеб на исландском мхе и кило масла 50 м[арок] при курсе в 112? Каково? Больше всего пугает то, что жизнь расходится с возможностями. Это страшно. Пишите, как Вы? Всегда рад Вашим вестям.
Ваш HP.

14 окт. н/с. 1917.
РГАЛИ. Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 9-9об.
Автограф открытого письма.
_________________________________________

Письмо Н. К. Рериха к С. П. Яремичу, В. А. Щавинскому, И. М. Степанову
14 октября 1917

Дорогие мои Степан Петрович, Василий Александрович, Иван Михайлович.
Призыв Ваш я получил. Дружеское слово мне близко и ценно. Как только здоровье позволит, так и приеду. С морозами, со снежком.

Начал проект нашей Свободной Академии. Всегда готов написать и сообщить всё полезное нашему общему делу. Школа пусть будет пока в переходном, сокращённом виде. Сообщите, какие неотложные дела? Горю знать.
Да хранит Вас Господь.
Сердечно Ваш, духовно с Вами
Н. Рерих

14 окт. 1917. Сердоболь.

РГАЛИ. Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 10.
Автограф письма.
________________________________________________________


14 октября 1917 г.
Письмо Н. К. Рериха к С. П. Яремичу, В. А. Щавинскому, И. М. Степанову

Дорогие мои Степан Петрович, Василий Александрович, Иван Михайлович.
Призыв Ваш я получил. Дружеское слово мне близко и ценно. Как только здоровье позволит, так и приеду. С морозами, со снежком.

Начал проект нашей Свободной Академии. Всегда готов написать и сообщить всё полезное нашему общему делу. Школа пусть будет пока в переходном, сокращённом виде. Сообщите, какие неотложные дела? Горю знать.
Да хранит Вас Господь.
Сердечно Ваш, духовно с Вами
Н. Рерих

14 окт. 1917. Сердоболь.

РГАЛИ. Ф. 873, И. М. Степанов, on. 1, д. 4, л. 10.
Автограф письма.
________________________________________________________


Письмо И. М. Степанова к Н. К. Рериху

15 окт. 1917.

Дорогой
Николай Константинович.
Прежде всего, все мы озабочены состоянием Вашего здоровья. Хотя мы и писали, что присутствие Ваше здесь необходимо, но при настоящем состоянии Вашего здоровья о приезде Вашем не может быть и речи. Здесь пока тихо. Вопрос о музее ещё раз внесём на рассмотрение ближайшего заседания Комитета. Для меня, как несведущего человека, кажется, что все страхи преувеличены.

Надеюсь, Вы получили от Степана Петровича эскиз записки о Школе и моё полуофициальное письмо по тому же предмету. Теперь всем совершенно ясно, что при настоящих условиях Школа в таком виде не может оставаться.

Если Вы возьмёте на себя составление плана реформы Школы, то чтобы сохранить права на пенсию Директора и преподавателей (может быть, Ректора и Профессоров) и санкционировать положение Школы, необходимо внести положение на утверждение Временного Правительства в виде законопроекта. Для этого нужна историческая записка возникновения и деятельности Школы. Так как мы получаем на Школу субсидию от Министерства и Кабинета, то было бы полезно этим же законопроектом испросить ежегодную субсидию 50-100 т[ысяч] и тогда это будет верно и неотъемлемо. В этом нам могут помочь Галецкий и Шидловский.

Если бы Вам понадобились какие-либо материалы, черкните, я Вам вышлю, также пришлю форму законопроекта, который должен быть составлен в этом случае по существующему во Временном Правительстве порядку.

Плохо двигается наше дело о духовном завещании Крачковского; не пришлось бы нам заплатить большие деньги за квартиру, в которой хранятся завещанные нам предметы. Мне кажется, Руманов слишком занят своими делами, чтобы ещё заниматься делом Общества. Я это увидел из дела по иску, предъявленному к нам каким-то типом по аукциону Платера. Так трудно было сговориться с Румановым даже по этому ничтожному делу. Он ни к телефону не подходит, ни на письма не отвечает. К нему обращался, по моей просьбе, Борис Константинович, но и это не помогло. Однако, не найдёте ли возможным, дорогой Николай Константинович, написать Арк[адию] Венеаминовичу] по делу Крачковского. Насколько я знаю, это дело не требует такой длительности.

Вот пока наши главные вопросы.
Искренно Вам преданный
Ив. Степанов

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
Автограф письма.
_____________________________________

**********************************************************************

15 октября 1917 г. Залив Единения

ЕДИНСТВО

Братец! Не знаю, как мыслите вы там в городе. Может быть, слова мои неуместны. Но мне сказали, что они нужны.

Когда звонкою, призывною трубой - кукованье. Когда чётки горлицы вздохи. Когда непонятно мягко и удалённо звенят колокольчики стад. В хвойном бору рождается звон. Хранят звон камни и скалы. В озёра звон погружается. Звенит всё нечеловеческое. Другого не слышно.
Тогда думайте о людях.

Будет так, как должно быть.
Крушение народов. Разрушение городов. Мы думали, это удел истории. Но видим, что ничто не ушло из жизни. Не ушёл и зверь человеческий.
Уйдёт наша раса. Ей на смену возникнет новая. Может быть, уже зарождаются элементы нового народа. Или она придёт извне? Неожиданной, неугаданной. Когда в ночи светильники затемнятся.

В новом народе создастся ещё одна ступень к мировому единству.
Ещё недавно казались слова об единстве - мечтою несбыточною. Ступени единства не однажды выявлялись в жизни. Возникали с ожесточением.

Несостоявшееся равенство. Искалеченное братство. Неосознанная великая свобода, не сочетанная с великим знанием.

Теперь опять гребень метровой волны. Опять слова о единстве. Слова опять грубые. Непохожие на великие провозвестия древности. Может быть, и теперь это только предчувствия. Ещё безмерно сильны основы лжи и враждебности. Ещё живо всё, что единству противоположно. Может быть, ещё придётся пережить ступень обратную. Окунуться в 'самоопределение народностей', так противоречивое смыслу мирового единства. Но и здесь чувствуется извилина того же пути. Пусть народности вспомнят все свои корни. Расчленятся на роды и кланы. Обессиленные очаги создадут новую необъятную волну единства. И новые, умудрённые люди скажут новое общечеловеческое слово.

Мечта о единстве. Она ещё так же далека, как всемирная мечта о 'золотом веке'. Но она так же жизнеспособна, ибо она повторяет лучшую мечту человечества.

Проповеди пророков, осмеянные 'здравыми' людьми, всегда казались мечтами. Но не бытовые собрания, не выдуманные решения толпы, а вещания избранных всегда строили главные пути жизни. Велика житейская умудрённость Пилата. Высоко измышлены слова фарисеев, но мечта их рассеяла и стёрла.

Но далеки пути звёзд и мечты. Мнящие себя уже готовыми носителями всемирного единства должны помнить, что вся грязь жизни, клевета и личные счёты безмерно далеки от светлой мечты о единстве. А между тем, глубокие философские учения, которые единственно могут приблизить торжество сознательной правды и единства, встречаются малознающими людьми без всякого внимания. И если сами проповедники крайнего социализма сами лично так нечутки, так далеки от основных начал единства, то значит человечество ещё не организовано для восприятия великой идеи.

Ранее водворения идеи придут проповедники её, которые подкрепят учение личной жизнью. Примеры, кроме немногих исключений, мало годны. Они не заразительны в достаточной мере. И сами социалисты точно опасаются тех, кто должен подвигом жизни подтвердить чистоту учения своего. И в подавляющем большинстве суждений в основе лежит злоба. Но этот бич людей не может прикасаться к священной идее единства. И каждое незлобное, спокойное слово, подкреплённое доказательствами и наблюдениями, встречается с пеною брани, встречаемо некультурным, огульным отрицанием. Встречаемо всем тем, что наиболее вредит прогрессу мирного человечества. И мы видим, что человечество настолько мало духовно вооружено, что толпы (почти всегда) вместо того, чтобы единением и обменом усугублять массу доброго начала, чаще всего подпадают выявлениям начала несовершенного, злого. Отсюда пока высшую радость духа составляют природа и творения человечества уже воплощённые, вне их авторов. Вне всего, что приближает к нам толпу, несовершенную, злую, даже благой порыв которой претворяется в ужас и насилие.

Вы спрашиваете, как же распознавать? Как же узнавать творческие мысли -образы? Неужели, прочтя несколько книг, мы уже что-то можем развить в себе? Но когда вам удастся сосредоточиться, когда вы хоть что-либо подлинно узнаете, тогда поймёте, почему этот вопрос ваш был неуместен.

Реторта алхимика, правда, расплавляла и испепеляла различные металлы, но она не создавала золота.

Поймите свободную законность. Поймите любовь творящую.
Помните, что самое страшное - бунт одичалого народа против знания. Против всех, кто знает больше дикаря. Правда, в истории такие бунты редки, но всё-таки мы их знаем. Содрогаемся, но уже знаем. Ступень такого народа очень низка, но всё-таки бывает народ, изгоняющий учителя. Голодного, самоотверженного народного учителя! Поэтому идея народного просвещения и ближе всего к понятию подвига.

Неужели, подражая свайным жилищам, и нам придётся спасаться на островах, - от кого? От своих. Свои, свои! Откуда в вас эта безмерная дикость? Отчего замолчал в вас голос природы? Где ваш инстинкт, который даже у собак предъявляет природно-разумные веления? Отчего вы всё утеряли? Ведь солнце и звёзды были те же над вами? Каким безмерным трудом сможете вы искупить всю нашу дикость. Какие бездны откроются перед вами. Какие волны воплощений вам предстоят. Если бы вы только могли уразуметь это. Если бы вы могли знать больше того малого, что знаете. Откуда пришло самоуничтожение? Откуда восстание против знания и стремление к равнению по убожеству, по невежеству? Откуда изгнание свободы и замена её тиранией? Если бы вы знали, что вы себе готовите!
Приготовляете неумолимо. 'Свои! Свои!' Отчего тупоумны и недоброкачественны вожди ваши? Неужели запятнанный человек может стоять во главе чистой идеи? Вы убиваете душу народа. Но за это убийство вы заплатите безмерно и бесконечно. Убийство души народа и знания непростимо. И опыт, основанный на наследии пушки и насилия, не есть достижение.

Что общего с социализмом имеют дикие орды 'большевиков' и им присных с ярким тяготением к грабежу и насилию?

Эти сборища одичалых рабочих, потерявших лик человеческий, но зато стремительно разбегающиеся от первого выстрела. Все социалисты (если такие есть) должны восстать и уничтожить озверелые толпы. Дикари, они воюют с женщинами и с детьми! Большевики русские могут неотъемлемо гордиться одним, что ими нанесён смертельный удар социализму. Пусть сменит мёртвую букву будущее единство знания и духа. Пусть человечество очистится и твёрдо уничтожит негодяев и глупцов им верящих. Глупость надо искоренить.

И тот, кто вписал бы в исторические исследования геройские страницы русского большевизма, тот скажет отвратительнейшую ложь. Мы поражены бессмысленностью и некультурностью происходящего. Позорное самоуничтожение! Бездарная, кровавая [трагедия] с грабежами. Настоящий бунт рабов против знания. Неужели высокие принципы единства так безмерно далеки от этих дикарей? И чем возместят большевики миллиарды, которые они отняли у народа? Отняли своею грубою ложью. Новые налоги, безмерные тяготы будут памятью об одичалых, продажных большевиках.
Документы их подкупности хранятся. И мы знаем, что не народ, не нация, а банда негодяев была предателями союзников. Большевики будут громить дворцы; они будут разрушать храмы; они будут вредить Финляндии, Украине. Они всюду внесут зерно чёрного начала. Во имя единства, во имя созидательной свободы, во имя законности пусть торопится народ убрать большевиков и тех предателей, которые с ними. Которые получили свои тридцать сребреников.

Помните, как бесконечно долго добивались люди знания, самого простого знания, самой простой красоты. Укроем знание. Как под снежным покровом...
Покров снега греет и сохраняет даже самые нежные листья. Пусть свет хоть северного сияния, но не пожара.

Братья, помните, что наша Россия более всего страдает распущенностью мысли. Распущенность мысли есть следствие отсутствия морального воспитания. Конечно, не схоластически морального, а свободно морального.
Различим всегда красивую, воздымающую мораль от мещанской сентиментальности. Носители искусства и знания, помните это. Помните вы, созидающие будущую жизнь.

Не равнение по невежеству, но поднятие низов- единственная задача человечества. Материализм - есть собачья психология.

В России особенно не укреплено чувство собственности. Неукреплённая собственность вредит возрастанию чувства достоинства. Отсутствие чувства достоинства вредит усовершенствованию. Когда свободный, сознавший чувство достоинства человек укрепится в понимании собственности, тогда он тем легче дойдёт от собственности личной до собственности народной, вселенской. И путь к единству золотого века только через эти три сознания. Но явиться могут они только при единстве духа. Заметьте: толпа наша всегда - безумна. Толпа времени единства будет всегда священна и мудра. Насколько наши толпы далеки от священности свободной, настолько наше человечество далеко от великого единства.

Помните великую легенду о всемирном потопе.

Братья, оставим всё относящееся до обычных мыслей. До прежнего строительства. Мы прикоснулись к первой судороге крушения нашей цивилизации. Когда всё бывшее уже несовершенно, а будущее не в нашем кругозоре.

Исполнятся пророчества древности. И в болезнях и ужасе родится новое человечество. Для него наша боль, наше горе будет мёртвым. Для него будет радость, нам неявленная. Долгая тьма. Нет ещё света. А теперь? Теперь прошу: если сердце начнёт ожесточаться, повели, Могущий, облаку благодати низко спуститься с вершины и покрыть нас благоуханным покровом. Просвети и наставь!

Уже не говорим о высших жизнях. И в жизни человеческой есть путь вне обычной, нелепой усмешки. Есть явления указующие, ведущие, при которых мускулы губ в усмешку не сложатся. Но насильно никто не должен быть убеждаем? Надо выйти зa пределы нашего 'сверхъестественного'. На пути подлинных знаний, на дорогу просвещения безбоязненного к явлениям 'обыденным', которые мы, слепые, видим вокруг себя ежечасно и которые мы, глухие, слышим постоянно. Видим - слепые. Слышим - глухие.

Мне могут сказать, что единство человечества вообще невозможно, ибо оно противоречит несовершенной природе человеческой. Но я подчёркиваю, что об абсолютной идее нужно говорить вне случайных условий нашей обстановки.

Наша раса к этому феномену бытия, конечно, не приспособлена. Но раса следующая, быть может, ближайшая, при изменённых биологических условиях жизни, при одинаковой степени просвещения духа, при знаниях могучих, при разумном пользовании забытыми силами природы, создаст реально возможное человеческое мировое единение. Где личные устремления будут превзойдены ревностью о благе общем. Но наши неумелые, шаткие шаги - это только неясные мечтания о том, что ясно возможно на нашей планете при тех же видимых звёздах. Мы ещё элементарно не вооружены для новой, мирной, светлой жизни. Но надо спешить. Надо закалять и поднимать дух. Надо создать людей, которые могут породить человечество, способное взглянуть в ослепительное лицо солнца единства.

И все вы это можете проводить в жизнь. И все вы будете полезны, но не словами, а трудом, творчеством, отрешившись от злобы и лжи. Попробуйте не лгать; попытайтесь не злобиться, не заливать побеги духа чёрными волнами злобы. Право это на общее место. Право это надо каждому из нас ежедневно твердить, отходя ко сну.

Если вы не можете подняться к добру сразу, скоро, то не думайте, что это означает бессилие ваше. Это неумение. Перед нами путь претворения культуры механического, материалистического интеллекта в культуру духа.
В светлую жизнь благословенного, могучего, просвещённого духа.
Восстановленный дух научит нас понимать свободу. Лишь для злобных трудно отличить преуспевающих людей, но идея знания и свободы ничем не загрязнена, и любить её можно неотвратимо, без огорчений и сомнений малодушных. И если, временно, обессилела душа человека, то душа человечества чиста и сильна. Не смешайте только эту великую душу с душою толпы. Опять помните, если незаметно исчезают культуры целых стран, если сравниваются с землёю величайшие достижения, то одичание приходит совершенно незримо. Равнение по невежеству подходит тайком, ночью при свете пламени. Ещё запомните, что ни наука, ни техника, ни философия не отразят полно душу народа. Её прочтём, лишь отражённую в памятниках искусства. Радость совершенствования разлита во всём творчестве людей, от великих до малейших. И светочами жизни стоят творения.

И мы творений духа временные стражи. Пусть будет ближайшим условием уравнения радости духа анонимность творчества. Вспомним чудесные скульптуры Египта и Греции. Вспомним изделия старого Китая, поражающие какой-то нерукотворностью. На них уже непонятные надписи. Замолкнувшие навсегда имена. Наконец, обратимся к увлекательным анонимным примитивам, часто с ярлыками, приклеенными лишь чьим-то тщеславием. Авторы этих творений не оставили нам имён своих. Они, видимо, и не стремились к этому. Ими руководили иные задачи. Они дали творения народу и стали творениями народа. Разве произведения стали хуже от их анонимности? Разве кому-нибудь, кроме торговца, нужно определённое имя выше художественного смысла картины? Пустой звук. Отошедший в забвение пустой набор букв. Необъяснимое клеймо.

Подумайте об анонимности творчества. Это не выдумка, а условие вполне жизненное. В нём ещё одна ступень возвеличения духа за преходящими пределами дня. В нём ещё шаг в ускорении мечты человечества. Или все радости должны быть уничтожены? И тогда не нужны и возвеличения духа.
Но без радости духа отметается и весь смысл существования в этой жизни.

Ближайшие условия творчества: внешняя анонимность и внутреннее одухотворение. Не этими ли признаками возросли творения древности, дошедшие до нас через все бури веков?

В искусстве, в великом сердце народов с чуткостью и прозрением отражается всё грядущее. И тем справедливее народам на всex ступенях развития искусство сберечь и возвеличить.

Биение великого сердца предсказывает. Бурные и терпкие искания. Стремления символизма, со всеми высокими взлётами и падениями.
Всеобобщающий, технический кубизм. Мятежный футуризм. Эклектическое всячество. Все виды синтетической живописи. Всё, к чему отнеслись и здравые, и только под знаком насмешки. Всё это показательно. Всё это преддверия. И последовательность как чутка! Наметятся и новые пути искусства. Кроме широкой, всепроникающей народности, в искусстве опять отразятся символы будущего. Скажем проще.

За последние дни учител[я] напомнили нам о путях духа. Учител[я] знали, что наступает время великих исканий. Это время должно быть возглавлено выявлением духа. Та же глубина духа отразится и в искусстве, впитавшем все красоты техники. Не мудрование, не рассказ, не подчинение, а грядёт одухотворение. Одухотворение всех вещей. Жизнь - всюду.

Конечно, для высокого духа не пусто слово 'братство'. И для безмерной, ещё неосознанной просвещённости возможны равенство и единство.
Единство - высшее одухотворение всего существующего.

Но к самым священным словам, к самому заветному, святому месту человечества могут приближаться люди очистившиеся, омытые трудным потом подвига жизни. Всякая личная выгода, личное возвышение около священного места - преступно и отвратительно. Зовите подвиг. Всякая злоба, твержу, и звериность устремлений - губительна для претворения в тело мечты человечества. Всякий подходящий пусть спросит себя, спросит наедине, спросит грозно, может ли он попытаться подавить злобу в себе?
Если сознается себе самому, перед страшным, молчаливым вопросом, то пусть отойдёт и тащится в грязи условностей человеко-звериного существования.

Лишь подвигом деятельным мечта претворится в жизнь. Мечта великая и мирная требует и подвиг великий и мирный. Не изгоняйте мечту, звероподобные, злые в незнании своём! Откуда умирится злоба, если знание не увеличится? Откуда ширина горизонта, если глаза повязаны кровавой завесой? Ещё прежнею звериною тропою идёт человечество. Где же ему уловить мечту самую чистую, самую свободную. Слепорождённый не знает, что есть свет. Не ведает раб рождённый свободу.

Помните индусское учение о связанных душах.
Души связанные. Души, ищущие свободу. Души свободные. Души вечно свободные. Обратите внимание.

Мудрый говорит, что между связанными и свободными душами ещё стоит целая ступень, резко ограниченная, - души, ищущие свободу. Даже эта душа ещё далека от четвёртой степени. А многие по невежеству, по дикости воображают, что всё может стать доступным сразу. - Без сосредоточения, очищения, освобождения духа. И души, пригодные для единства, то есть третья ступень, как далеки они от злобы, лжи, убийства, грабежа - всего того, что царствует теперь.

Ни злоба, ни невежество, ни своекорыстие развязать их не могут. Не освободят их слова. Хотя бы закляли их целым словарём добра.

Не отречение, не отказ, не отдача, но действенное благо, добро живого подвига - труда, откроют темницы, опечатанные ложью и злобою. Братья, возлюбите знание и красоту.

Духотворчество должно прийти. Иными путями не прийти. Надо восстановить духотворчество. Вспомнить о водительстве духа. Но как отличить водительство духа? Где он, дух? Где Пути его? Мы забыли и утратили его физическую ощутимость. Забыли к нему обращение. Всякое неизвестное толпе явление, хотя бы оно относилось к явной астрофизике, или биологии, или иной науке, всё-таки будет под знаком сомнения и насмешки. Так легко отрицать и смеяться не зная! Так легко толковать о точной науке, не желая понять, что пределы её безмерны. Забывая, что чувства наши сейчас особенно ограничены, Забывая, что при нашей технической культуре опущено многое, уже открывавшееся не однажды.
Завеса между видимым и невидимым сейчас не становится ещё прозрачнее.
Но пути неоспоримы. В поисках духа возникнет духотворчество. И сделает оно дух осязаемым даже для нашего грубого ощущения.

Оборачиваясь к провозвестиям древности, зная, что самые отвлечённые пророчества чудесным путём ковали новую жизнь, мы обернёмся и к древним знакам духа. Придёт духотворчество. Опять легко смеяться. Легко утверждать, ничего не зная. Особенно легко нам, живущим в полуграмотной стране. Срам-то какой! А если бы каждый грамотный обучил двух неграмотных, то величайший позор отошёл бы в область преданий.

Но никакая темнота не угасит духа. Посмотрите опять на толпы. Во зле друг другу вредящие. Не может так продолжаться.
Спешим от града до града. Слышен грохот тяжело обитых ворот. По каменному полу стучат спешные шаги. Одинокие. Нетронутые недра. Знания мало. Всегда будем помнить, что мы знаем мало. Вступая в тень, встречая ночь, вспомним, что узнали нового. В чём поднялись? Не знаем. Не чувствуем. Изыщем пути.

На побережье бесчисленны серые камни. Валуны. Прошедшие объятия волн. На гребне волны вознесённые. Уравненные. Вскройте их. Молотом оживите. В них аметисты, топазы, гиацинты. Кристаллы сверкающие. Отложения десятков тысячелетий. Испытайте. Ищите.

Разбили? Гранит? Опять шпат и кварц? Все камни простые? - Не отчаивайтесь. Верьте. За ночь паук уже переплёл нашу дорожку тонкими нитями... Но разве крепки они?

А сколько из птиц перелётных отдают жизнь за один перелёт? За один перелёт в край чудесный.

Залив Единения. 1917. 15 октября.
Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Рукопись.
__________________________________________________________


16 октября 1917 г. Петроград.
Письмо С. И. Метальникова к Рериху Н.К.

Многоуважаемый Николай Константинович,
Очень был рад получить Ваше письмо и узнать, что Вы так сочувственно и горячо отнеслись к идее устройства в Ливадии Университета и 'Дома искусств'. Я не мог ответить Вам тотчас на Ваши вопросы, так как ждал сведений из Ялты, где образовалось из местных общественных деятелей особое общество для проведения этого про[е]кта в жизнь. Вчера приехала из Ялты особая делегация, и мне сообщили, что город и земство точно так же отнеслись очень сочувственно к этой идее и ассигновали даже некоторые средства. Правительственный Комиссар, заведующий Царскими имениями, также сочувствует этой идее и сообщил нам, что готов немедленно передать некоторые помещения и дворец для этой цели. Собственно, большинство имеет в виду, главным образом, Университет. Я же и многие другие общественные деятели Ялты именно хотят соединить Университет (дело идёт только об одном естественном или философском факультете пока) с Домом Искусств.

Сегодня я иду с делегацией в Уделы, чтобы говорить там с главным Комиссаром и через него с Временным Правительством об уступке помещений Ливадии для нашей цели. Вот всё пока, что я могу сообщить Вам об этом деле.

Я также очень радуюсь схождению наших путей, тем более, что я всегда страстно любил искусство. Скажу откровенно, вначале я мало понимал Ваше художественное творчество, но теперь я всё более и более начинаю его понимать и любить.

С искренним уважением,
С. Метальников

16 Октября 1917 г. Английский пр., 32. Петроград.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Автограф письма на бланке Петроградской биологической лаборатории.
___________________________________________________________




24 октября 1917 г. Сердоболь.

СВОБОДНАЯ АКАДЕМИЯ

Комитет Всероссийского Общества Поощрения Художеств обратился ко мне:
1) с извещением о заслушании моего письма от 5-ого Октября о необходимости обсудить вопрос о положении Школы и гонорара преподавателей при создавшихся исключительных условиях.
2) с просьбой 'принять на себя работу по составлению проекта реформы Школы Общества на совершенно новых началах, конструируя Школу при условии увеличения платы с учащихся, с уменьшением числа преподавателей'.

Исполняя просьбу Комитета, представляю следующие соображения о преобразовании Школы Общества:

ИСКУССТВО И ЖИЗНЬ

Веление искусства: полное восстановление начала единства искусства. Полное сотрудничество мастерских так называемого чистого искусства и мастерских прикладных. Сохраняя принцип единства искусства, наше учреждение всегда будет занимать особо значительное место, будет оставаться на гребне волны. Оно ещё раз исправит общую ошибку, отделившую отрасли единого искусства друг от друга. Исправит нелепую постановку дела, отдаляющую торжество общенародности искусства.

Знаем, что душу народа выражает не наука, не философия, не техника. Лишь памятники искусства выражают глубокое понятие - душу народа. И тем искусство всегда будет народным. И если мы верим в грядущую культуру духа, мы знаем, что скуёт ступени этой светлой культуры искусство общенародное, углублённое творчеством, ставшее насущным для всей жизни государств.

Праздник духа, торжества искусства придёт. Этот призыв, это заклинание твёрдо повторим в дни войны и смятения.

Требование жизни: обращение к принципу мастерской после подчинённого, скользящего понятия переходного класса. Класс с формальными отличиями отметок и перехода всегда далёк от углублённой черновой работы в преддверии искусства. Только длительная работа в свободно избранной отрасли искусства под ближайшим руководством мастера возглавит подлинное приближение к искусству живому. Даст приближение к трудовому творчеству, строгому, углублённому, которое создаст радость духа, общую всем векам и народам.

Уже с 1913 года я постоянно выдвигал в нашей Школе идею свободных художественных мастерских. Суровые условия жизни постоянно отдаляли эту мечту за недостатком средств. Уже удалось открыть в Школе Архитектурную мастерскую, первую в предположенном ряду, но и её через год пришлось прервать по тем же материальным соображениям. Теперь снова властно выдвигается необходимость пересмотра всего Школьного уклада. Конечно, при наличности крупных средств и предполагавшегося нового обширного здания (не выполненного лишь по условиям войны) можно было думать о сохранении всей основной Школы и о возглавлении её целым рядом свободных мастерских, о чём я неоднократно представлял Комитету.
Но теперь, при изменившихся условиях, при непомерном вздорожании всей жизни, все наши сметы опрокинуты и наши сметные предположения из скромных сделались нежизненными по своей ничтожности. Оценивая, здраво и бесстрашно, положение нашей Школы, мы будем совершенно правы, полагая, что лишь путём преобразования можно вообще сохранить так ценное для всех нас понятие Школы Искусства. Искания новых форм дела тем легче для нас, что вполне возглавленный принцип свободных мастерских - 'Свободной Академии' - нами уже был не только неоднократно обсуждаем в Педагогическом Совете и Комитете, но и вполне принят. Если мы не можем добавить к полному прежнему составу дела понятие 'Свободной Академии', то ясно, что именно в пределах этого начала должны находиться наши настоящие утверждения. Но, терпя несчастья со стороны материальной, мы должны получить достаточную сметную обоснованность. Только утвердив материальную сторону настолько, чтобы она не препятствовала учебному плану, мы можем уверенно приняться за новую версию нашего дела. И при основах свободных и независимых, при работе не за страх, а за совесть, при сотрудничестве лиц, проникнутых строгою любовию к искусству - возможен рост нашего любимого дела.

В многообразии ценных форм искусства трудно установить идеологически обоснованное число желательных мастерских. Сама жизнь может исправлять и заполнять эту задачу. Мы же, в конкретных условиях, можем исходить из существующего, применяя и изменяя наше, сложенное долгим временем, положение Школы. И в этом будет сохранение наших традиций, всегда у нас бывших свободными и чуткими к велениям искусства.

Возьмём наименьшее. Примем для начала десять мастерских. Пять мастерских чистого искусства и пять прикладного.
Три мастерских живописных. Одна скульптурная с лепным отделом. Одна архитектурно-декоративная, т. е. сочинения рисунков с отделом съёмки с натуры.

Пять мастерских прикладных: 1. Декоративная. 2. Столярно-резчицкая. 3. Графическая с отделом литографии. 4. Рукодельно-ткацкая. 5. Керамическая с отделом фарфора. Для занимающихся в прикладных мастерских и вольноприходящих должны быть сохранены 4 орнаментно-рисовальных и фигурных отдела, и живопись 'натюре морте', и уроки черчения (может быть, включённые в архитектурно-декоративную мастерскую).

Кроме того, необходимы общие лекции по истории искусства, анатомии и перспективе.

Должен быть сохранён курс педагогики, который за два года существования показал, какое серьёзное внимание учащихся он привлекает.

В полной мере должны быть сохранены наши пригородные Отделения, - эти живые рассадники художественно-технического просвещения среди фабрично-рабочего подрастающего поколения. Рисование, черчение, основы сочинения рисунков и начальная техника красок совершенно заслуженно оцениваются управлениями заводов и существенно способствуют увеличению заработка для окончивших наши отделения. Но кроме практической стороны мы, строители жизни искусства, знаем, какое огромное духовное значение заключается в наших просветительных отделах для культуры рабочего контингента. При бесплатности и широкой доступности наши Пригородные Отделения поистине украшают идейную сторону нашего учреждения. Как отдельное, начинание представляется полезным общий воскресный класс, так полезный для учащихся среднеучебных заведений и для лиц, служащих и занятых в будние дни.
Преподавание в этом классе могло бы быть поставлено на началах, так сказать, приват-доцентства. Преподаватели могли бы быть приглашаемы без постоянного содержания, причём плата от учащихся по 1 рублю за урок за вычетом половины за натуру поступала бы в их пользу. Таким путём, не обременяя смету, мы могли бы сохранить установление, очень нужное в смысле начального художественного просвещения в широких слоях населения. При успехе воскресного класса он всегда мог бы быть увеличен за счёт каникул или прибавления часов.

В отношении основной Свободной Академии рост дела подскажет и целесообразные расширения, и включение новых отраслей. (Вторая лепная мастерская, чеканка, стекло, мозаика, ювелирное дело и пр.) При этом число мастерских может быть увеличиваемо также на основаниях приват-доцентуры.

Перейдём к общим положениям Свободной Академии.
Помним, что наибольшая краткость Устава соответствует наибольшему объёму и жизненности дела, основной Устав Общества, составленный Д. В. Григоровичем, очерчен для своего времени изумительно обширно и свободно. Полный искреннего почитания памяти этого замечательного деятеля нашего Общества, предлагаю всячески сохранять основной Устав и в инструктивном порядке заменить соответственные расширенные понятия.

I. Цель Свободной Академии - способствовать образованию полезных художников в различных отраслях искусства.

II. Во главе Свободной Академии стоит Ректор, избираемый Комитетом Общества из числа известных Художников. Ректор руководит общим художественным направлением Свободной Академии, председательствует в Совете профессоров-руководителей, в комиссиях и частных совещаниях, имеет доклад Комитету, в котором состоит непременным членом, и сносится с приглашаемым учебным персоналом, а также с учреждениями и должностными лицами. (По представлению Ректора может быть избираем Проректор, заменяющий в случае отсутствия Ректора.)

III. Для заведывания хозяйственно-административной частью Академии Комитет избирает из числа кандидатов, представляемых Ректором, Заведующего Мастерскими. В ведении Заведующего Мастерскими находятся все дела учащихся, выдачи билетов, приём платы учащихся (передаваемой в Кассу Общества) и текущие хозяйственные дела учреждения.

IV. Должности Ректора и Заведующего Мастерскими не совмещаемы с прочими должностями по Свободной Академии.

V. Для заведывания Канцелярией Свободной Академии избирается Комитетом по представлению Ректора Секретарь, состоящий в непосредственном ведении Ректора.

VI. Профессора-руководители избираются Комитетом Общества из числа кандидатов, представляемых Ректором. Кандидаты, предварительно избрания Комитетом, обсуждаются по представлению Ректора в Совете Свободной Академии.

VII. Совет Свободной Академии, ведающий всеми делами Академии и представляющий через Ректора свои постановления на утверждение Комитета, состоит из: профессоров-руководителей (10), Заведующего Мастерскими, Секретаря Совета под председательством Ректора. Кроме названных должностных лиц, Совет Академии может избирать Почётных Членов Совета из числа лиц, оказавших особые услуги (учреждению) (искусству).

VIII. Кроме Совета, созываемого председателем по мере надобности, в начале учебного года и весною перед отчётною выставкою созывается особый пленарный Совет с участием всех прочих преподавателей, лекторов и заведующих Отделениями Школы.

Вне заседания Совета могут быть созываемы частные совещания профессоров и преподавателей по группам для ближайшего обмена мнений о программах и характере занятий.

IX. Принятие в мастерскую учащихся производится профессором-руководителем.

X. Программа занятий в мастерской составляется профессором-руководителем и представляется им на суждение Совета профессоров-руководителей. В основу 4-х летнего курса мастерских полагается объём практического прохождения избранной отрасли, достаточный для самостоятельной полезной работы. После 4-х летнего курса с разрешения профессора-руководителя желающие могут совершенствоваться в течение не более ещё 4-х лет.

XI. Композиционная часть прикладных мастерских устанавливается мастерскою Архитектурно-Декоративной.

XII. В течение учебного года мастерские являются самостоятельными, но на годовой выставке Совет высказывает своё суждение об успешности работ.

Примечание к пункту ХII-му:
Каждая мастерская является обособленной организацией, поэтому:
1) Профессор-руководитель приглашает остальной персонал мастерской,
2) Профессор-руководитель предоставляет учащимся мастерской избрать старосту для облегчения постоянных сношений с руководителем по делам мастерской. Староста приглашаем руководителем на заседания Совета с совещательным голосом по работам учащихся и с полным голосом по избранию кандидатов профессоров-руководителей.

В мастерских прикладных, кроме прохождения курса производства, обращается внимание:
1. В графической мастерской, заботясь о возрождении дела художественной литографии, могут быть приглашаемы известные художники для исполнения отдельных литографий. Принимаются заказы на плакаты, иллюстрации и пр.

2. В керамической мастерской обращается внимание на изучение реставрации фарфора. Достигается хорошая техника массы и обжига. Принимаются заказы на серии художественных предметов.

3. В столярной мастерской принимаются заказы на сочинение и изготовление мебели, рам и резных предметов.

4. В Декоративно-малярной мастерской, кроме стенных украшений и разнообразной уборки стен, принимаемы заказы на художественные плакаты и вывески.

5. В ткацкой мастерской особое внимание обращается на тонкие художественные швы и на гобеленовую ткань в строгих, применимых к
об[и]ходу, стилях.

Во всех мастерских руководители ведут книгу заказов по прежнему образцу.
Медали, если Комитет найдёт нужным сохранить эти внешние отличия, можно оставить в прежнем размере, но распространив их на все мастерские. Аттестаты, без гражданских прав, выдаются Советом.
Желательно исходатайствовать отсрочку по воинской повинности и право льготного проезда по железным дорогам.

При ознакомлении с прилагаемой сметой надо иметь в виду следующие соображения:
Следует помнить, что приём учащихся с согласия профессора-руководителя (чем и отличается система мастерской от переходного класс[а]), несомненно углубляя дело и поднимая уровень лиц, посвящающих себя искусству, не может способствовать чрезмерной численности учащихся. Если при особо лёгком доступе в низший класс мы имели в текущем году 360 записавшихся лиц с платой 60 рублей в полугодие, то можем ли мы сразу включить в смету 600 учащихся с платой по 150 руб. в год (т. е. по 20 р. в месяц). При установлении нового состава учреждения приходится иметь в виду не только все преимущества, но и все опасности. Среди статей сметы самым неустойчивым местом является плата учащихся. Устанавливая плату по 20 рублей в месяц, Общество всё же идёт впереди прочих частных мастерских, где плата от 30 до 50 рублей при работе лишь с натуры. Но, предполагая в смете сразу 600 платных учащихся, мы можем при начале дела оказаться неправы, ибо, если со временем, при развитии интереса к искусству, и это количество окажется малым, то первое время, мне кажется, на него трудно рассчитывать и потому и первую смету включаю 425 учащихся (при 130 бесплатных). При этом более 60 человек в одной мастерской при одной натуре заниматься не могут, а постановка двойной натуры сразу обременит бюджет значительной цифрой. С другой стороны, расходные статьи уменьшены быть не могут, если только вздорожание жизни не упадёт в значительной мере. Кроме двух, трёх сравнительно мелких цифр не представляется ни одной отдельной статьи расхода, которая, будучи отсечена, сразу представила бы значительное облегчение. Может ли быть сокращена керамическая мастерская? Но она всегда привлекала значительное число учащихся, превышающее число учащихся в некоторых других мастерских, поэтому временно приостановить эту мастерскую значило бы не только лишиться 3000 рублей специальной субсидии, но и уменьшить число поступлений в Школу. (В этой мастерской число занимавшихся колебалось от 50 до 70 человек.)

Наличность иконописца в декоративной мастерской обусловлена только размером субсидии, выдаваемой на этот предмет.
Хотелось бы, кроме механических мертвящих урезок, охранить равновесие сметы каким-то обстоятельством вне педагогических соображений, условием, поставленным прочно и позволяющим спокойно углубляться в идейную работу без острой боязни за ближайшее существование.

Следует, прежде всего, ещё просить Правительство о субсидии. Правительство, заботящееся о расцвете творческих сил народа, не должно отказать в этой просьбе. Но если бы, к ужасу, забота о развитии творческих сил народа не оказалась насущною, то может быть ещё одно героическое средство. Сдать за крупную сумму часть помещений в доме Общества по Мойке, сжав Академию в размере 9-ти мастерских (сократив ткацкую мастерскую). При накоплении средств в будущем Академия может вновь расшириться. При сокращённом проекте сохраняются и пригородные отделения, и воскресный и подготовительные классы.

Если Комитет окончательно остановится на проекте Свободной Академии с подготовительными классами, с пригородными отделениями и воскресными классами, то необходимо подумать о преподавателях, чтобы сохранить опытные силы в новой организации. Очень приятно, что классы и воскресный отдел, широко поставленный, сразу получат хорошее руководство благодаря наличному персоналу Школы.

Таким образом, мы имеем три пути:
1. Школа во всех прежних размерах, возглавленная мастерскими.
2. Свободная Академия только с пригородными отделениями.
3. Свободная Академия с подготовительными классами, с пригородными отделениями и с воскресными классами.

Избрав один из путей этих, надо установить и время введения преобразования. Надо думать, что ранее начала будущего учебного года, совпадающего с возобновлением условий на сдаваемые помещения в доме Общества, нельзя приступать к новому делу, тем более что и вопрос субсидий должен быть вырешен заблаговременно.

Но, прибегая к испрошению Правительственных средств, надо всеми силами души помыслить, следует ли приобрести объём учреждения путём подчинения министерству или же сохранить учреждение хотя бы и в меньших размерах, но зато свободным, растущим самостоятельно. Второе предположение ближе свободным традициям нашего Общества. Испрошение субсидий должно быть сопряжено с гарантией свободного развития учреждения.

При этом представляю три сметы. Одну на большой план Академии с испрошением новой субсидии в 62 000 рублей. Другую сокращённую, на 9 мастерских, при условии прежней субсидии и с отдачей внаймы помещений в доме Общества. По второй смете рукодельно-ткацкая и иконописная мастерская могут быть на основах приват-доцен[т]ства. Третья смета - идеализированный план второй сметы.

Кончаю. На какой бы путь мы ни вступили, какой бы новый круг дела ни очертили, прошу об одном, чтобы наше художественно-просветительное учреждение продолжало существовать. Такие очаги искусства, свободные и углублённые, нужны в духовно-культурной жизни нашей Родины.

Н. Рерих
Сердоболь. 24 октября. 1917 г.

ЦГИА СПб. Ф. 448, on. 1, д. 1750-а, л. 54-54об., 56-58об. Машинопись. Подпись, число и город - автограф Н. К. Рериха. Вверху л. 56 рукой И. М. Степанова карандашом: Свободная Академия (проект Н. К. Рериха). К этому проекту приложены 3 варианта сметы, составленные Н. К. Рерихом (там же, п. 59-61).
________________________________________________________________


27 октября 1917 г.

Я СОХРАНЮ.
Подойди, подойди ко мне, Светлый,
Не испугаю тебя я ничем.
Вчера ты хотел подойти,
но бродили думы мои и взгляд
мой скользил. Тебя увидать я
не мог. Когда ты уже отошёл,
я почуял твоё дуновенье,
но было поздно уже. А сегодня
оставлю всё, что мне помешало.
Мысли я погружу в тишину.
В радости духа прощу всем
досадившим сегодня. Спокойным
я остаюсь. Мне никто не мешает.
Звуки жизни случайной меня
не тревожат. Жду. Я знаю, что ты
меня не покинешь. Ко мне
подойдёшь. Образ твой в молчании
я сохраню.

27.Х. 1917
*************************************************************