Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1908 г.
(октябрь - декабрь)
****************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО С.К. Маковского к Рериху Н.К. (11 октября 1908 г. СПб.)
ПИСЬМО И.И. Кравченко (15 октября 1908 г.СПб.)
ЗАПИСКА И.И. Кравченко к Рериху Н.К. (25 октября 1908 г. СПб.)
ПИСЬМО С.К. Маковского к Рериху Н.К. (16 октября 1908 г. Москва)
ПИСЬМО Рауша фон Траубенберг к Рерих Н.К. (22 окт. 1908 г.)
ПИСЬМО И. Лазаревского к Рериху Н.К. (30 октября 1908 г.СПб.)

НОЯБРЬ
Хроника. НОВЫЕ КАРТИНЫ РЕРИХА. (Биржевые ведомости. 8. 11.1908 г.)

ДЕКАБРЬ
ПИСЬМО Е.Н. Клетновой к Рериху Н.К. (3 декабря 19012 г.)
Н.К. Рерих. К ОХРАНЕНИЮ КАРТИН. (В мире искусств. 1908. ? 14-16)
ПИСЬМО С.К. Маковского к Рериху Н.К. (11 декабря 1908 г. Москва)
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рериху Н.К. (20 декабря 1908 г.)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (20 дек. 1908 г. / 2 янв. 1909 г. Париж)

*************************************************************************************************

ОКТЯБРЬ

11 октября 1908 г. С.-Петербург
Письмо С.К. Маковского к Н.К. Рериху

- САЛОН -
-- 1908-9 --

11 Октября 1908 г.
С.-Петербург, Гусев переулок, 6.
Сергей Константинович Маковский.

Милостивый Государь
Николай Константинович,
В Январе-Феврале наступающего года устраивается мною, в помещении Музея и в 'Меньшиковских' комнатах Первого Кадетского Корпуса, художественная выставка - Салон. Цель выставки - дать общую картину современного творчества в России, представив, ещё не выставлявшимся произведениям живописи, скульптуры и архитектурными проектами, лучших русских мастеров современности, независимо от их принадлежности к той или другой художественной группе. Ваше участие в осуществлении этой интересной задачи особенно ценно, и я обращаюсь к Вам в надежде, что Вы не откажете выставить Ваши работы. В виду сложности 'архитектурной постройки' Салона и необходимости знать заранее точные размеры выставляемых предметов, я убедительно прошу Вас, в случае Вашего согласия, доставить Ваши произведения на моё имя, по возможности - до 15 Декабря текущего года; после закрытия Салона, 1-го Марта, они будут отосланы, куда Вы укажете, за счёт выставки. Позвольте мне рассчитывать на Ваше любезное желание помочь мне и на получение от Вас скорого ответа.
Примите уверение в моём глубоком уважении и совершенной преданности,
Сергей Маковский

Дорогой Николай Константинович, на днях зайдёт к тебе М.М. Успенский со специальным планом большого зала, который тебе предназначается: из-за него пришлось немного перекроить общий план. Кн. Тенишева 'приглашена' и письмо послано. В Москву еду завтра. Оттуда жди вестей.

Твой Сергей Маковский

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/953, 1 л.
[Основная часть письма напечатана на машинке]
__________________________________________



15 октября 1908 г.
ПИСЬМО Н.И. Кравченко к Рериху Н.К.

15 Октября 1908.

Дорогой Николай Константинович,
если нельзя получить за Нестерова больше - отдавайте и за 80 р. только деньги немедленно . С затяжкой - я не согласен.
Я немного жалею, что Вы послали княжне Тенешевой мой альбом, с предложением купить. Право жалею. Это ей не нужно, а мне хотелось ей выразить свои хорошие чувства и это испортит впечатление. Чёрт с ней, с продажей. Обидно хорошее отношение портить рублём, а я право же люблю Тенешеву за многое.
Я ей послал письмо. Но неужели её теперешний адрес - Смоленск? И только? А Парижский?

Ну, до свидания. Относительно статей - подождут день другой. Уже начал
рисовать.
Иван Кравченко

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/869, 1 л.
_______________________________


15 октября 1908 г. СПб.
Записка на визитке Н.И. Кравченко к Рериху Н.К.

Визитка
__________________________
Николай Иванович
Кравченко
Сотрудник 'Нового Времени'

Поварской, 1
_____________________________

На обороте визитки записка:

Дорогой Николай Константинович, семь рублей Нестеров получил. Спасибо. О дате свидания условились по телефону.
Жму руку
ваш НКр:
15 Окт. 1908.

Отдел рукописей ГТГ ф.44/870 1л.
_______________________________


16 октября 1908 г. Москва
Письмо С.К. Маковского к Н.К. Рериху

16.Окт. 08.
Метрополь. 219.
Москва.

Дорогой Николай Константинович,
Пользуясь минутой свободного времени, чтобы сообщить тебе о моих московских поисках.
Всё до сей поры идёт, как я того ожидал. Избранные мною 'молодые', разумеется, очень рады участвовать на выставке. Я уже уговорился относительно картин с Н. Милиоти, Сапуновым, Судейкиным, Крымовым, Срединым ... и т.д. Серов высказал мне своё полное сочувствие и обещал совершенно определённо своё участие. Юон, о котором я буду говорить с тобою при свидании, даёт в Салон очень красивые работы маслом, акварелью и пером. В.М. Васнецов сделал <>, что ему очень хочется участвовать, но что он не знает, сможет ли что-нибудь прислать, т.к. занят в настоящее время большой композицией <... ... ... ...> церкви... Словом, ещё никто из художников не сказал нет. Всего нерешительнее и неодобрительнее настроена группа 'скучных' союзников:
П. Переплетчиков
А. Васнецов
Пастернак
Иванов
Архипов, Виноградов.

Они, по-видимому, ждут общего собрания Союза, чтобы ответить мне, согласны или нет. Я не особенно настаиваю, т.к. выставка без них, конечно, не проиграет. С Коровиным ещё не мог говорить, т.к. он на днях похоронил брата. Сегодня иду к Сурикову! Посмотрим, как примет меня сей страшный муж.

Увидимся с тобою, я надеюсь, дня через три. Приезжай ко мне в Воскресенье к завтраку в 12 1/2 ч.! Мне бы хотелось тебе первому сообщить о делах все подробности.

Крепко жму твою руку
Твой Сергей

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/954, 2 л.
*************************************************

22 октября [1908г.]
Открытое письмо барона Рауша фон Траубенберг, Константина Константиновича к Н.К. Рериху (22.10. Б/д) [1908 г.]

На открытке фотография барельефа (Девушка с корзиной цветов).

22 окт.
Дорогой Николай Константинович, не знаю, получили вы моё письмо, где я благодарю Вас за хлопоты о присылке глины, во всяком случае, давненько
от Вас не имею весточки.

Как Вы поживаете, что поделываете. Не поленитесь черкнуть словечко в <:> (дом <Монтреюр>), где мы пробудем недели 3. Что у нас в Питере происходит? Кстати от Вальбрюка не имею никаких известий и беспокоюсь об участи Ил. Муромца, не известно что-либо Вам?

Пишу Вам на откр. пис. с изобр. своей работы: барельеф на <здешней>
выставке. Что Вы теперь пишете? Шлём с женой вам обоим свой сердечный привет.

Ваш К. Рауш
P.S. Каким образом был ранен Храбрый Грабарь?

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1177, 1 л.
_________________________________



30 октября 1908 г.
ПИСЬМО И.И. Лазаревского к Рериху Н.К. (маш.)

Редакция газеты 'Слово'.
Спб., Невский 92. Тел. 233-57.
30/Х дня 1908 г.

Дорогой Николай Константинович.
Мне о многом надо переговорить с тобой, но всё это время и так
хвораю и так усиленно занят, что совершенно не имею возможности приехать к тебе и потому пишу это пространное письмо.
Ты мне на него ответь по возможности обстоятельно.
Вчера Эрберг как-то вскользь и ужасно осторожно заметил, что петербургское отделение 'союза' сделалось автономным и не захотел бы я и теперь войти с 'союзом' в переговоры. Я ничего не отвечал на сие, но красноречиво промолчал. Я думаю так: что сейчас мне расходиться с Филипповым нет ни малейшего смысла. Несомненно, что мы вдвоем сможем сделать несравненно легче то, что наметили; если же раздробимся, то только уменьшим силы каждого. Опыт первого года покажет насколько справедливы или нет нападки на Филиппова. Я думаю, что поступаю правильно - не так ли?

Относительно 'Речи' положение таково. (И на это особенно хочу иметь от
тебя весточку). Фёдоров ни за что не отпускает меня от себя. Как только он
узнал, что я хочу уходить, так стал меня уговаривать этого не делать, указывая на то, что в редакции я едва не единственный, которому он безусловно верит и доверяет свои дела, что прибавить мне оклада не может сейчас (хотя материальная сторона в моем уходе роли никакой не играла), но что тотчас, как дела 'СЛОВА' станут лучше, он увеличит мой оклад. Ты понимаешь, что проработав в газете 2 года, уходить оттуда не так легко и мне самому. Как никак, а 'Речь' - коллегия новых людей и Бог его знает как я там ещё уживусь, тем более, что в 'Речи' сплочённая редакционная семья, которая 'национальна' и 'православный' дух не особенно-то терпит. Теперь дальше. На место зав. худ. отд. 'Речи', как я слышал стороной, приглашают Эрберга. Хорошо ли это? Не лучше бы было иного порекомендовать, например, Макаренку. Ответь на это.

С моим посланным непременно пришли мне по возможности все материалы о себе, так как мне в середине ноября придётся прочесть лекцию о тебе на нашей выставке. Будь спокоен, что всё вернётся к тебе в полной сохранности дней через шесть. Я сам, повторяю, приехать не смогу. Не напишешь ли ты о выставке 'Старых годов'. Ответь и на это, чтобы я имел возможность уже наверно рассчитывать на своевременность получения статей о выставке для 'Слова'.

Пока всего хорошего
Твой И.Лазаревский


Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/899, 1 л. (Машинопись)
**************************************************************



НОЯБРЬ

8 ноября 1908 г.
Хроника

НОВЫЕ КАРТИНЫ РЕРИХА

В мастерской Н.К. Рериха стоят два громадных незаконченных фриза. Известный миллионер Х заказал художнику эти фризы для своей столовой. Талантливый и своеобразный художник взял темой два эпизода древнего эпоса.
 
  
 

Вольга Святославович. 1908.

На одной картине Вольга Святославович, выезжающий 'во чисто поле'. Нетронутое, безграничное земляное поле воспринимает в его лице носителя новой культурной силы, которая пересоздаст первобытную стихию земли.
 
  
 

Соловей-разбойник. 1908.

На другой - Соловей-разбойник, залёгший в Брянских лесах. Лесная гуща, кругом болота, и Соловей, помещающийся в избушке-гнезде - своеобразном строении свайного типа. Картина изображает заключительный момент борьбы Соловья с Ильёй Муромцем.
Картины Рериха будут помещены в этом сезоне на организующейся выставке 'Салон'.

На выставке будет и ряд других новых работ Н.К. Рериха, и в числе их великолепная картина - Илья-Пророк на колеснице, - в которой с редкой красотой передана таинственная жуть зарниц, переговаривающихся между собою - 'как демоны-глухонемые'.
 
  
 

Илья-Пророк. 1907.

Биржевые ведомости. 1908. 8/21 ноября. Вечерний выпуск. ? 10801.
***************************************************************************************


ДЕКАБРЬ

3 декабря 1912 г. Смоленск.
Письмо Е.Н. Клетновой к Рериху Н.К.

Екатерина Николаевна
КЛЕТНОВА
Вяземский у., им. Кочетово
=======
ТОВАРИЩ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ
Смоленской Учетной Архивной Комиссии
3-XII-1912

Глубокоуважаемый Николай Константинович!
Желая поделиться с Обществом охраны памятников при сём прилагаемым докладом, позволяю себе надеяться, что вы не посетуете на меня за то, что направляю его непосредственно к Вам.

Очень буду счастлива, если Общество найдёт достойным внимания некоторые соображения, которые я позволила себе высказать.
Буду также очень признательна, если Вы лично почтите ответом и откликом важное дело скорейшей охраны непрестанно разрушаемых памятников путём строгого законодательства.

Не могу при сём случае не поделиться с Вами интересным археологическим открытием, сделанным мною в этом году: мне удалось найти и обследовать неолитическую стоянку (собственно 2, расположенных одна над другой) с мастерской изящных каменных орудий - это первая в нашей губернии. (См. Истор. Вести 1912 ?11).

Прося передать привет Вашей супруге, остаюсь глубоко Вас уважающая
Е.Клетнова.

P.S. Знакомы ли Вы с моей вещью, бывшей в рукописи у Княжны Тенешевой 'Славный город Смолевец'?

Отдел рукописей ГТГ, ф.44/1121, 1л.
_______________________________



Н. Рерих.
К ОХРАНЕНИЮ КАРТИН

В английских музеях поражает число предметов, пожертвованных частными лицами. Между тем, какая нация по существу так далека от искусства, как Англия? Французские и немецкие музеи, конечно, радуют тем же, Но особенную зависть в нас, русских, должны побуждать частные приобретения по подписке. В них особенно ясно обозначается, что около искусства имеются друзья. Всякий чувствует, что это не только казённое дело, но дело близкой общественной потребности. Целые корпорации пытаются внести искусство в жизнь.

Теперь в России особенно необходимы приобретения по подписке. Теперь, когда государственные средства напряжены, когда отдельные лица с трудом помышляют о крупном даре для искусства, теперь время выступления частных групп, объединённых желанием спасти ускользающее произведение и сделать его достоянием общим. Двадцать-тридцать человек с лёгкостью могут составить необходимое количество денег. Если автор произведения жив, то, обрадованный, что его вещь нужна для общественного сознания, он, конечно, пойдёт навстречу в условиях.

По всем статьям искусства мы запоздали уже лет на пятнадцать. Возьмём ли картины, возьмём ли архитектуру, возьмём ли народное искусство...
Сообразите, сколько вещей за последнее время истреблено, сплавлено на металл, перестроено. Сколько картин, самых задушевных для художников, потемнело и погибло в старых углах с ненужными вещами. Наконец, сколько вещей попало в ненадёжные слабые руки, где никогда не знаешь, сберегут ли вещь, или вдруг сбудут невесть кому, или подарят слуге. Всё бывает.

Если бы порядок подписки был принят у нас, я убеждён, что лучшие вещи Врубеля были бы доступны для всеобщего восхищения. Наши музеи гордились бы лучшими вещами Сомова, В Русском Музее имелись бы вещи всех так называемых талантливых "молодых" художников, но которым уже больше сорока лет. Словом, было бы на месте многое, что впоследствии всё-таки придётся восстановить - с трудом, с крупными издержками, с утратами.
Группам любителей необходимо приступить к делу. Разве кого-нибудь успокоит то, что Академия тратит ежегодно несколько тысяч на покупки. Академия всегда таковой и останется. Академии всего мира одинаковы. К слову пришлось, боюсь: хватит ли у графа И.И. Толстого энергии сделать, не в пример прочим, свободную академию?

Не думаю, чтобы для основания коллективных покупок требовалось какое-нибудь общество, установленное. Мы мало привыкли к уставной корпоративности. Гораздо ближе к делу свободная группировка. Такое выступление сейчас необходимо.

Мы по-прежнему позорно не стремимся украсить стены публичных зданий и тем сблизить искусство с общественностью. Пусть хоть коллективный почин введёт в народ многие прекрасные вещи, иначе бы пропавшие или от всех долго скрытые.
Н. Рерих

В мире искусств. Киев, 1908. ? 14-16. [Ноябрь - декабрь]
_________________________________________________



11 декабря 1908 г. Москва
Письмо С.К. Маковского к Н.К. Рериху

-- САЛОН --
-- 1908-9 --

С.-Петербург, Гусев переулок, 6.
Сергей Константинович Маковский.
11 Декабря 1908 г.

Дорогой Николай Константинович,
Занят я здесь выше головы. Я даже не предполагал, что могу работать в такой мере или, вернее, без всякой меры. Москва! С одной стороны - козни союзных старцев, с другой - всеми брошенного Ник. Павловича Рябушинского. Вовремя я приехал. Начинались уже всякие гадости. Но в результате трёх дней безумной деятельности и удачи (в таких случаях или фатально везет, или - наоборот) - всё выходит хорошо, сверх ожиданий.
От Сурикова получил (в собств. руки) хороший эскиз к Ермаку ( портреты маслом очень плохи). От Васнецова - большой превосходный (для него) этюд к Иоанну Грозному маслом ( с поручением передать в Музей Алекс. III). Всё остальное <...> много участников уже дали обещанное и - сверх обещаний.
'Союзники' рвут и мечут. Кроме того, <отыскал> я много неожиданного, совсем интересного. Москва будет представлена на славу. У Щерба-того взял твою дивную картину и три <... ...> никому неизвестных Врубеля. Говорил с <.....> о 'Боге'. Серов приедет 30-го. Часть его вещей уже <сдана>. Остальное он привезёт сам. Тогда же, следов[ательно], до открытия он мог бы посмотреть 'Бой' (кот[орым] очень интересуется) уже на выставке, хорошо освещённым и повешенным, (но - до открытия выставки, как ты хочешь).

Пожалуйста, составь подробный список твоих работ и пошли по моему адресу Калашникову - для каталога. Адская работа предстоит и в Пите-ре. Боюсь, как бы не запоздать именно с каталогом. Я приезжаю в Среду. Раньше Вторника нет никакой возможности покончить все дела, которые разрастаются, как снежный мяч.

Крепко жму твою руку и очень уверенно теперь смотрю на моё начинание. Пойдёт хорошо.
Твой Сергей Маковский.

P.S. Если бы ты хотел помочь мне, то заехал бы к Головину. Уж очень он 'неверный' человек. Попроси его немедленно послать обещанные работы. А М.П. Боткин? Внял ли моим объяснениям?

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/956, 1 л.
_______________________________

' :до открытия он [Серов]мог бы посмотреть 'Бой' (кот[орым] очень интересуется) уже на выставке, хорошо освещённым и повешенным, (но - до открытия выставки, как ты хочешь)...'
 
  
 

Н.К. Рерих. Бой. 1906.

***********************************************************************************



20 декабря (ст./ ст.)/ 2 января (нов./ ст.) 1908 г. Париж
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рериху Н.К..

2 Янв./ 20 Дек. 1908
Париж

Многоуважаемый Николай Константинович,
Сейчас был у княгини Карэ (директор комм. оперы), и хотя его декораторы работают для Снегурочки, Княгиня его уверила, что без помощи русских 'Maquelles' трудно им будет вдохновиться, а потому Княгиня желала бы их заказать вам и Малютину. Вам пролог и действия III и IV, а ему I и II т.е. Берендеевщину. Возможно ли это скоро сделать? Можете ли сговориться с Малютиным и на каких условиях - словом, напишите всё, что думаете.
Пишу я вам вместо Княгини, т.к. её рука устала. Насколько я помню, Малютин всегда требует, чтоб его chaquelles были выставлены в Faye - этого Княгиня, вероятно, достигнет, но едва ли на афише. Княгиня даже говорила Карэ, что она закажет это для себя. Малютин, вероятно, захочет, чтобы Княгиня ему сама написала; она это сделает с удовольствием и пришлёт вам письмо. как вы посоветуете.

Прилагаю при сём вырезку из Figaro того самого Брюселя, которого Дягилев таскал по всему Петербургу. Ясно видно, что они только Коровина выставляют как декоратора.

Многие спрашивают, почему Дягилеву поручают ставить оперы, и ответ на это следующий - чтобы ему доставить удовольствие и кое-что другое.
Затем говорят, что Шаляпин будет петь, а остальные подпевать, а для Коровина будут подрисовывать! Конечно, всё это не без добрых советов Бенуа, котор. подготовит критику на всех языках. И так союз Коровин - Шаляпин (они даже вместе дачу выстроили) и Дягилев-Бенуа К.Ш.Д.Б. (каша Дягилев - Бенуа) Будущие директора и властелины Императорских театров с благословением В.К. Влад.!

Шлём привет,
Е. Четвертинская.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1474, 2 л.
_________________________________


[20 декабря 1908 г.] / 2 Января 1909 г. Париж
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху (

2 Января 1909 г.

Добрейший Николай Константинович,
Что делать, верно не судьба мне дебютировать в России. Что я не делала, как не горячилась, справиться не могла в такой короткий срок. Не надо забывать, что у меня едва хватит время, чтобы окончить начатую работу, важно исполнять эту трудную задачу, не боясь за то, что срок близится, с такими мыслями только нервничаешь и это отражается на деле.

Действительно, я за это время страшно заработалась, но ведь это моё единственное счастье. Я достигла Красный цвет, и на одной из моих вещей он появится в Парижском салоне. Желаю вам от души успеха, а ещё желаю, чтобы собаки не слишком вас рвали. Говорят, 'большому кораблю большое и плавание', т.е., много хорошего, трудного и тоже много неприятного. Не знаю, а я так, так устала от неприятного, что, кажется, хотелось бы лучше остаться крошечным яликом, а, может быть, и у яликов тоже много затруднений и неприятностей.

Мне очень скучно без ваших картин, стены такие голые, белые, как-то душат глаз. Не уступите ли вы мне вашу большую картину 'Идолы'. Если вы продадите её в какой-нибудь музей, я буду рада, а если она попадёт в частные руки, я буду очень жалеть.
Прошу вас передать Елене Ивановне мой привет. Жму вашу руку.
М. Тенишева

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1390, 2 л.
________________________________


____________________________________________________________