Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1945 г.
(октябрь - декабрь)

*****************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ОКТЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 октября 1945 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку ["Смятение"] (15 октября 1945 г.)
Сотрудница (Письмо Н.К. Рериха к Дутко В.Л.) (20 октября 1945 г.)
Знамя Мира (24 октября 1945 г.)

НОЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 ноября 1945 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (15 ноября 1945 г.)
Н.К. Рерих. ИНДИЯ (20 ноября 1945 г.)
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (24 ноября 1945 г.)

ДЕКАБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1декабря 1945 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (15 декабря 1945 г.)
Н.К. Рерих. РУСЬ (16 декабря 1945 г.)
Другу [Лихтману Морису] (17 декабря 1945 г.)
Другу [А.П. Хейдоку] (20 декабря 1945 г.)
************************************************************************************

ОКТЯБРЬ

1 октября 1945 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.Х.45
Родные наши,
Прилетели сразу два Ваших письма - от 25-го июня и 1-го августа, видите, как беспорядочна почта. В деле Картинной Корпорации пусть последнее слово всегда остаётся за Вами. Хорши будут писать свои злостные небылицы, а Вы продолжайте твердить Ваши справедливые заключения.
Непонятно, почему shares Майтланд до сих пор за нею? Десять лет прошло. Какая-то чепуха, но ведь она против Вас не пойдёт. Дело Людмилы не останавливали, но адвокат Хорша говорил Редфильду, что, пока это дело не начато, Хорш не будет ничего творить с картинами. Как ни дряхл Редфильд, он должен знать этот эпизод. Во всяком случае, без честного, культурного, энергичного адвоката никуда не пойдёте. Приходится пока отбиваться повторными утверждениями о Картинной Корпорации. Чтобы последнее слово всегда оставалось за Вами.

Будем помнить, что из пяти судей двое были за нас, а трое (конечно, предубеждённых) - за Хорша, таким образом, не было единогласного решения. А Вы знаете, какие приказательные телефоны давались преступным покровителем зла. И в будущем дело будет поставлено с принципиальной точки зрения - о расхищении имущества, принесённого в дар нации. Размножьте постановление 1929 года, чтобы каждый из Вас имел его под рукой. Пусть оно будет и у Уида, и у Магдалены, и у Валентины - у всех, кто должен знать его. Повторяю, что это постановление Комитета не может быть игнорировано, - иначе все решения Комитета за двенадцать лет недействительны. А ведь Учреждения жили и действовали по этим постановлениям. Но где тот защитник, который посмотрит чётко и прямо в суть дела? Прочтите это Валентине.

Одновременно с Вашими письмами пришли из Москвы от Славянского Комитета два номера журнала 'Славяне' - от декабря 1944-го и от января 1945-го. В декабрьском номере мой записной лист 'Славяне', но с изменённым заглавием и со многими пропусками. Так или иначе, журнал дошёл, хотя и через восемь месяцев. Может быть, и ещё где-то было, но осталось неведомым. Значит, Анисфельд жив - он всегда жил в Чикаго. Привет Бурлюку. Как-то умолк Стравинский. Что делается у Завадского? Хорошо, что послали Базыкину отчёт и Грабарю. Пожалуй, лучше посылать непосредственно.

Приехал Святослав с женою. Прекрасное впечатление. Не только внешне, но и внутренне чувствуется хороший человек. Видимо, и сама Девика Рани почувствовала себя хорошо. Да, индусы и русские особенно близки. Принесли местные земиндары богиню Трипура Сундри, пришли в праздничных нарядах, танцевали, гремели барабаны и здешние трубы. Пусть будет всё хорошо!

Можете ли Вы слушать Москву? Хорошо, что спросили о Веснине и Пименове. Появляются новые композиторы, среди них Тренёв (балет 'Лоренцо'), в характере Равеля и Дебюсси. Наверно, много новых даровитых, но слышать их не удаётся. Вообще, последнее время Москва у нас плохо слышима. Хотелось бы больше знать о деятелях искусства во всех областях. Достижения! Вот, в 1932-м году вандалы разрушили памятники на Бородинском поле и писали на развалинах: 'Долой проклятое прошлое', а в 1934-м по народному требованию исторические памятники восстанавливали. Затем, и Александр Невский, и Суворов, и Кутузов пригодились. 'Война и мир' Толстого опять появилась, и Куликовская битва, и Полтава - всё вспомнилось. 1932-й был плохим годом, ведь и масловский вандализм к нему относится. Где-то записаны все вандализмы, чтобы оберечь народ от безумия. Тактика фигового листа ведёт к бедствиям. Перед войной в Лиге Наций немец из Данцига показал 'длинный нос' всему собранию, а Иден предложил на эту выходку: 'Не замечайте! Не замечайте!' А заметить и почувствовать скоро пришлось. Вот и сейчас повсюду самое беспокойное положение. Никаким фиговым листом его не прикроешь. Армагеддон Культуры!

Говорят, что цензура снята и в Америку можно посылать книжные пакеты. Послал Вам три печатных пакета. Напишите, дойдут ли? Все эти материалы Вам нужны. Пусть будут под рукою, не знаем, кому, когда, как и что потребуется. И брошюру о Знамени Мира послал Вам, ведь кто-то её не знает, а кто и знал - мог забыть за армагеддонные годы. Может быть, и Магдалена в своём кругу посеет добрые зёрна. Всё культурное близко АРКА.
Следим за радио и за газетами - и ничего не слышим о культурных ценностях. Не слышно ли у Вас чего-либо? А то выходит, что мир словно бы забыл о самом ценном, чем жив дух человеческий! Столько писали о немецких, финских, румынских вандализмах и грабежах, а теперь - ни слова! Непонятно. Следите за культурными новостями. Писали, что заставят вандалов восстановить всё разрушенное и вернуть похищенное, а теперь замолчали.

Нужен, нужен Красный Крест Культуры. Какая ошибка - забрасывать культурные ценности напоследок. Хотя бы с воспитательною целью они должны быть поставлены во главу. Увы, народы очень нуждаются в воспитании, а сейчас, в хаосе переживаний, особенно. Некоторые надеются, что теперь все беды кончились и наступит благорастворение, и с этими людьми нужно поступать жалостливо и не слишком огорчать их. Бедняги сами узрят действительность. Британское радио не может скрывать о голоде, о массовой безработице, о разногласиях. Министры оповещают о критическом времени. Всё это нужно как-то пережить. А тут ещё губительные гамма-лучи, и учёные не знают размера последствий атомических 'достижений'.

Последите, какие странные заболевания сейчас обнаруживаются. Показательно! Здесь ходит странная эпидемия. Получается сыпь, сильно чешется, как бы огнём обдает, потом озноб. Иногда доходит до нарывов. В деревнях толкуют, что это 'от войны'. Не слышно ли и у Вас что-либо подобное? Конечно, много и воспалений слизистых оболочек. Надо надеяться, что врачи подмечают все такие поветрия.

В одном из прошлых писем Вы спрашивали, как быть с Академией в послевоенное время. Думается, начните собирать почётных членов. Сперва местных, а потом, когда почтовые сношения вполне наладятся, и иностранных. Конечно, неспеша. Таким путём обогатятся силы и подойдут новые возможности. У Вас уже имеются такие полезные силы, как Ватсон, Мясин, Олин Даунс, Радославлевич и др[угие]. Потом можно будет назвать таких крупных иностранцев, как Эпстайн, Местрович, Метерлинк, Радхакришнан, Халдар, Зулоага, Шауб-Кох, Мунк, Гордон Боттомлей, Конлан и др[угие] - но это потом. Всё теперь должно обновляться. Много молодёжи вернётся к мирному труду и познаванию. Задумана картина 'Новые стены'.

Вы правы, на телеграмму из Польши можете ответить, что повсюду может быть культурная работа в пользу Знамени Мира, и Вы будете рады слышать об их успехах. Наверно, и в других странах проснётся подобное культурное движение. В добрый час! Лишь бы побольше сотрудников. Вот беда, что Магдалена не нашла применения в Нью-Йорке, - она такая полезная сотрудница. Трагедия в том, что доб-рые сотрудники имеются и где-то стучатся мысленно, но путей не находят. Ведь пришли Магдалена, Валентина, Маркова, Сикорский, Уид - много полезнейших. Армагеддон Культуры всколыхнет новые, молодые силы. Сотрудники! Привет Вам на Вашем благом труде.

Сердечно,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
__________________________________________________________


15 октября 1945 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

15.Х.45
Родные наши,
Только что отлетело наше очередное письмо от 1.Х.45, как прилетело Ваше от 23.VIII.45 из Голливуда. Одновременно пришло письмо Мориса (спрашивает, где ему записаться в члены АРКА) - пошлите ему отчёт - и чудесные весточки от Магдалены - передайте ей наши сердечные приветы. Прислала она свою графику ко дню моего рождения и свой портрет - такое милое, вдумчивое лицо.

По-прежнему повторяем, без особо хорошего адвоката ничего не начнёте. Явилась у нас мысль - потолкуйте о ней между собою. Не сделать ли, чтобы Магдалена в какой-то дальней провинциальной маленькой газетке напечатала постановление 1929 года как документ значительный для народа Америки? Сделать это спокойно, без сенсации, как хронику о документе национального значения. Вы возьмёте сто или двести номеров этой газеты - нам пришлёте десяток. Через некоторое время то же самое можно повторить в Калифорнии, и так далее пространство будет насыщаться, и новые люди придут. Ведь этот документ не секретный, и народ Америки имеет право знать о нём и должен знать о своём достоянии. Обдумайте и сделайте, ведь так много маленьких местных газет.

Радуемся Вашей поездке в Калифорнию, это так освежает. Пришло и милое письмо от Катрин - мы её понимаем. Славный, славный человек она и Инге. Хорошо, что нелепый эпизод с Эми давно покончен. Говорят, что скоро здесь будет представитель, тогда мы прежде всего с ним переговорим. Для всего нужны добрые сроки.

Посмотрим, как улучшится теперь почта, - пора! Вы уже знаете, что монографии Корона Мунди и Дювернуа дошли. Холст дошёл - большое спасибо. Отчёты АРКА дошли. Надеемся, папки и темпера скоро дойдут. Написал очерк 'Армагеддон Культуры'. Нужно сейчас напоминать, что решение дел зависит прежде всего от культурного к ним подхода. 'Русь' в ВОКС не посылал - если хотите, пошлите в ВОКС и в Славянский Комитет.
Английская пресса сообщает невероятные вещи об американцах в Японии. Говорят, это не оккупация, а какой-то карнавал с покупкой сувениров. Из Бельгии жалуются на аморальность американцев, также и из Франции. Что же это такое? Откуда аморальность? Сперва писали об австралийцах, а теперь всё об американцах. Конечно, и Алексей Каррель тоже не поскупился на аттестации, но теперь неблагополучие прогрессирует. К чему же поминаем эти печальные вехи? Да всё к тому, что Культура больна и народы нуждаются в заботливом воспитании. Значит, каждое культурное учреждение должно быть внимательно оберегаемо.

АРКА - как цветок целебный, пусть растёт и крепнет. Знамя Мира пусть развевается и зовёт к доброму созидательству и прогрессу. Красный Крест Культуры откроет свои благие лечебницы. Армагеддон Культуры гремит громче пушек. Вы сетуете на трудность переписки с ВОКСом - везде трудно! Мой манускрипт 'Himavat' уже год в руках издателей, и, судя по переписке, можно было ожидать, что книга уже готова, а вместо того получаю письмо с просьбой прислать манускрипт. Телегра-фировал им - вот какие дела! Опять нежданные письма - на этот раз из Китая от незнакомых людей о незнакомых людях. А от друзей ничего, словно бы они исчезли. Кажется, если незнакомцы могут писать и письма их доходят, то тем паче дошли бы письма от друзей. И где все рижане? Уж наверно, они хотели бы сообщиться.

Теперь, как в старинном балете 'Волшебные пилюли', дом стал вверх дном, и из него вниз головой побежали на руках люди. Газеты повещают, что японский император хочет отречься в пользу малолетнего сына. Малолетний японский император, малолетний король болгарский, малолетний Далай-лама, малолетний Таши-лама - может быть, и ещё найдутся малолетние - недурная конференция. 'Times' повествует, как маршал Жуков, подвыпивши на каком-то банкете, нацепил свою звезду на Дорис Дюк. Если это враньё, то журнал нужно преследовать, а если нет... Только из газет и радио можно слышать всякие странности, и опять думается о Красном Кресте Культуры, и не только для военных времён, но вообще для неотложного воспитания народного.

О судьбе 'Славы' Вы всё-таки запрашивайте. Теперь летний разъезд кончился, и когда-то должны ответить, тем более, что Вам это потребуется для годового отчёта. Все мы привыкли к точной и безотлагательной корреспонденции, и потому такие безмолвия особенно удивительны. Впрочем, теперь повсюду жалуются на падение переписки - цензура и скверная почта тому способствуют.

Была ли у Вас связь с Wadsworth Atheneum (Хартфорд, кажется, Коннектикут) - там много русских театральных эскизов и костюмов. Для Ваших списков - хороший материал. Что же Мясин? Каковы его планы? Ведь не зря же эскизы посылались. Или сейчас, в 'мирное' время, дела ещё труднее, нежели во время войны? ТАСС прислал серию изданий Академии наук - полезный материал.

Сейчас нам передавали показательный случай с переливанием крови. Индус, природный вегетарианец, не пьющий, не игрок, опасно заболел. Без его согласия и ведома ему перелили чью-то кровь. Через месяц он потребовал мяса, вина, пива, и привычки его круто изменились. Вполне понятно, но пора подумать о последствиях.

Пришло письмо Джина от 9-го сентября. Мы очень понимаем его заботы, но у кого их нет теперь, когда загремел Армагеддон Культуры. Одно можно сказать: 'Вперёд и вперёд'. Либерти была тесна для Джина, и ему удалось выйти на широкую дорогу, а на ней много всяких встречных, и приятных и неприятных, - ничего не поделаешь. Почему Жанетт полетела - для сердца полёты нехороши? Пусть не слишком хлопочет по дому - слишком утомляться ей вредно, пока опять окрепнет. Часто сердечно думаем о них и о Вас: сколько у Вас хлопот, и как мало помощников. Дрожат ритмы смятенного мира. Всюду смятение. 'Если устал, начни ещё. Если изнемог, начни ещё и ещё'. Такова жизнь, таково преодоление. Привет Вам всем нашим славным, родным в духе.

Сердечно,
Н. Рерих.

P.S. Сейчас прилетело Ваше письмо от 12.IX.45. Относительно подарка бюста прежде всего запросите ВОКС, и если им можно послать, то и пошлите.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
(См. также: "Смятение". Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996.)
____________________________________________________________


20 октября 1945 г.
СОТРУДНИЦА
[Дутко В.Л.]

Дорогая наша сотрудница,
Спасибо, большое спасибо за Вашу прекрасную статью "Сокровенное". Радостно видеть, как Вы быстро совершенствуетесь, овладеваете ясным, доброжелательным изложением. Уже писал я Зине - какая полезнейшая книга составится из Ваших статей.

Поистине - в добрый путь! Е.И. так рада видеть, как в каждой статье Ваше дарование растёт. Именно теперь людское сознание помутилось, и зёрна добротворчества нужны, как никогда. В последних статьях мне приходится напоминать: "Армагеддон войны окончен, но теперь человечеству предстоит Армагеддон Культуры - ещё более трудный". Все заветы добра должны быть усвоены. Молодое поколение должно воспитываться в осознании истинного восхождения. Или "вперёд" или "назад" - нет середины.

Если придётся ехать в Прагу, в Злату Прагу, посмотрите на это передвижение как на восхождение. Новые люди! Центр славянства! Сближение ветвей единого всеславянского древа.

Наверно, в Праге найдётся газета, где Вы будете продолжать писать, да и в Америку пошлёте - добрые нити надо хранить. Конечно, увидите Русский Музей в Збраславском Замке около Праги. Встретитесь с Булгаковым - передайте ему мой сердечный привет. Не возобновилась ли его переписка с нашими друзьями-рижанами? Когда встретите министра Яна Масарика, привет ему от нас всех. Жив ли Лосский? В московском журнале "Славяне" (Декабрь ? 12, 1944) был мой записной лист - в нём я поминал добром Злату Прагу. Конечно, и с посольством нашим Вы будете встречаться. И это хорошо. Вы найдёте чуткие слова не в споре, а в душевном касании. Без сомнения, Вы встретите много русских - ведь там теперь смежная граница.
Обо всём встреченном нам напишите. Посылаю вырезку из здешнего Чехословацкого бюро и статью Руфины Хилл - может быть, она теперь в Праге. Не будет ли там Игорь Грабарь? - всё это полезный материал.

К моему 70-летию из Лондона Масарик прислал дружескую телеграмму с приглашением в Прагу. О Златой Праге всегда сердечно вспоминаю. Так и Вы смотрите на Прагу как на продвижение.

Поблагодарите от нас Вашего мужа за его доброе отношение к моему покойному брату. Ведь об их жизни в Москве мы ничего не знаем, да и о болезни имели лишь краткую телеграмму. И теперь никаких вестей. Конечно, почта очень плоха, и мирное время её не улучшает. Вот проскочило через Америку одно письмо Грабаря, и опять молчание.

Итак, в добрый путь! Шлём Вам наши лучшие мысли. Привет Вашему мужу и Мише.
Сердечно...

20 октября 1945 г.
Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996. (Архив МЦР)
__________________________________________________


24 октября 1945 г.
ЗНАМЯ МИРА

В день Второй мировой войны мы писали:
"ОХРАНИТЕЛЯМ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

Громы Европейской войны требуют, чтобы опять было обращено живейшее внимание на охрану культурных ценностей. Пакт о таком охранении находится на обсуждении в целом ряде европейских государств и уже подписан двадцатью одной республикой Америки. Конечно, при начавшихся военных действиях уже невозможно ожидать, чтобы какие-то соглашения во время самой войны могли произойти. Тем не менее деятельность наших комитетов во всякое время должна быть плодотворной. Вспоминая положение охраны культурных ценностей во время войны 1914 года, мы должны сказать, что в настоящее время этому важному вопросу уделено несравненно большее внимание со стороны правительств и общественных учреждений. Без сомнения, работа наших комитетов, благотворно возбудившая общественное мнение в этом преуспеянии, оказала своё влияние. Кроме правительственных распоряжений, именно общественное мнение является первым охранителем национальных сокровищ, имеющих всемирное значение. В течение прошлой великой войны мы прилагали посильные меры, чтобы обратить внимание на недопустимость разрушений исторических, художественных и научных памятников. Затем в течение недавних столкновений, как, например, в Испании и Китае, нам приходилось слышать об упоминании и приложении нашего Пакта.

Так же и теперь все наши комитеты и группы друзей, которым близка охрана всенародных сокровищ, должны, не покладая рук, не упуская ни дня, ни часа, обращать общественное внимание на важность и неотложность охраны творений гения человеческого. Каждый из нас имеет большие или меньшие возможности для распространения этой всечеловеческой идеи. Каждый имеет связи в печати или состоит членом каких-либо культурных организаций, и да будет его долгом сказать повсюду, где он может, доброе и веское слово об охране всего, на чём зиждется эволюция человечества. 24-го Марта наш Комитет предпринял ряд шагов перед европейскими правительствами, обращая внимание их на неотложность охраны культурных ценностей. Такой призыв, как видно, был чрезвычайно своевременным. Пусть же теперь каждый сотрудник в культурном деле припомнит все свои связи и возможности, чтобы посильно укрепить общественное мнение, ибо оно прежде всего является хранителем мировых сокровищ. Друзья, действуйте спешно!

Гималаи
3 Сентября 1939 г."

Опасения наши оправдались. Эта война была неслыханно разрушительной и жестокой. Как апофеоз разрушения возник свирепый призрак атомических бомб. Вполне естественно, что теперь наши комитеты Пакта и Знамени Мира опять начинают свою мирную, культурную работу, притихшую в дни войны.

Поистине, Армагеддон войны прошёл, но Армагеддон Культуры начался. Сейчас каждое мирное строительство должно быть сердечно приветствовано. Труженики на пашне Культуры должны быть ободрены как герои светлого будущего.

Без шумихи, без ссор, без вредных упрёков мы должны опять приняться за наш плуг и приступить к новой, целительной пашне. Столько разрушено. Множества людей обездолены, поникли многие добрые труды.

С чего же начать? Прежде всего, с молодёжи. Каждый может найти доступ к какой-либо школе и сказать там доброе слово о значении культурных ценностей, об охранении их. Молодёжь часто не представляет себе, что культурные ценности являются величайшим народным достоянием. Весь народ должен уметь оберечь их для будущих поколений. Молодые сотрудники принесут в семьи этот зов, многие сердца, подавленные каждодневным бытом, загорятся благостным светом о прекрасной жизни.

Молодые сотрудники напишут школьные сочинения о мирном труде во имя народного достояния. Они соберут данные о памятниках всех веков и народов, находящихся в их округе. Свет сотрудничества озарит молодые умы. Наверно, найдутся и учителя, примыкающие к культурному строительству. В добрый путь!

Также подойдите к женским организациям, помня, как рьяно они поддерживали наш Пакт, наше Знамя Мира. В изданиях, посвящённых Пакту и Знамени Мира, запечатлено много ценнейших решений. В книгах "Твердыня Пламенная" и "Держава Света" имеются целые главы - зовы и отклики о хранении культурных ценностей - великого всенародного достояния.
В добрый путь!

24 октября 1945 г.

Рерих Н. К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996. (Архив МЦР)

**************************************************************************


НОЯБРЬ

1 ноября 1945 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку (1 ноября 1945 г.)

1.XI.45
Родные наши,
Прилетело письмо Зины от 23.IX.45 - такое содержательное и славное. Предложения Уида нам нравятся - правильны. Лучше давать страницы членам, когда взнос будет три доллара. Лучше писать самому Хоршу, а не его адвокату. Дело ясное!

Хороши Ваши намерения о заместителях. Хорошо, что Магдалена получила назначение в Нью-Йорке. Всё это хорошо и дельно. Правильно Зина говорила в консульстве. Так и прилагайте, всё по местным условиям. Если можно, узнайте - едут ли Коненковы или она одна, совсем или временно?

Очень трогательно отношение Уида к картинам. Показательно, что у него именно 'Помни'. Любопытно, удастся ли Вам поместить в дальней газетке декларацию 1929-го года. Такое насыщение пространства очень важно. Не судьи подкупные, но само пространство возопит. Именно, пусть сперва на окраинах зазвучит истина, а затем круг сожмётся. На зверя всегда ходят кругами. Бывало, когда в Изваре мы на лыжах тропили рысей - долго кружили, сужая круги и замечая, чтобы не было выходного следа. Зверь через круг не пойдёт. А когда круг становился малым, глядели по деревьям, ибо зверина могла притаиться и высоко на ветках. Так и с двуногими зверями-вредителями. Ух, зорко надо следить за их злыми выпадами. Ну да Вы достаточно знаете повадки грабителей.

Жаль, что Валентина уезжает в Прагу, впрочем, и там она продолжит полезную работу. Может быть, и газета найдётся для её статей. Очень характерно Ваше сообщение о хладнодушии к АРКА, замеченное Вами в Калифорнии. Наверно, многие наши соотечественники тоже тому способствуют.

Вы поминаете о Богдановой, бывшей жене Чишина. Может быть, это Фешин, живший в Санта-Фе? Не умер ли он? Сведения так сбивчивы. То Нижинский убит, то жив, то болен, то здоров. Поймите. Впрочем, я был дважды похоронен, и неплохие некрологи писались. Всяко бывало!

Значит, Аренсберг вообще не пригоден, да, может быть, и коллекции вовсе не так уж ценны, пусть пребывает в абстракции. Ко всем слухам приходится относиться осторожно. Великие смены в мире. Давно ли французы и англичане готовили войска для посылки в Финляндию против русских. Так было, и все это знают - а теперь - союзники! Вот и гениальнейший поехал 'на отдых'. Поляки не прочь подраться с чехословаками. В Палестине чуть ли не 'священная война'. Аннамиты против французов, яванцы против голландцев. В Аргентине - перестановка мебели. Бурлит вселенная!

Странно молчание друзей из Франции. Имеем вести из Швейцарии, из Бельгии, из Голландии, из Англии, из Алжира, из Австрии, из Китая - и ничего из Франции, ничего из Риги, ничего из Праги, Белграда. Но не надо их беспокоить - должно быть, у них условия особые.

Читали ли Вы хорошую статью Герберта Торнбулла (вице-президент Королевского общества) об атомных бомбах - очень показательно! А губительный тайфун - тоже показательно. Не было ли в Ваших газетах описания замечательной археологической находки в Иерусалиме? У нас было радио, и в местной газете об открытии погребения, причём, был найден греческий манускрипт с описанием распятия Христа. Рукопись относится к семидесятым годам после распятия. Последите, не было ли у Вас более подробного описания такого замечательного открытия. Если бы скорей дали полный перевод манускрипта. Вот бы теперь направить освободившихся солдат и пленных на раскопки - сколько замечательных открытий произойдёт! Многие заблуждения выправились бы!

Вообще, если один, всего один, мировой военный бюджет дать на просвещение - сколько невежества было бы просветлено. Сколько цивилизованных дикарей превратились бы в культурных тружеников. Мало, как попугаи, выкрикивать слова 'Культура', надо, чтобы она обнаруживалась на деле. А то, как послушаете о подробностях быта в разных странах, - право, не знаешь, в каком веке люди живут. И нельзя всё валить на войну, не от войны многая звериность.

Муромцев прислал доброе письмо, но как нелегка жизнь и у Вас. И как она наладится среди смятения душевного?! Вот и у нас готовятся к возвращению войска, но сама полиция предупреждает о всяких возможных трудностях и даже грабежах. Вы спрашиваете о здоровье нашем - ничего, неплохо. Трудимся, творим, действуем. Илья пишет, что читал в русской газете о женитьбе Светика, в какой? Пришлите вырезку. Верно, и в американских газетах было. Илья пишет, что 'покровитель' зла из кожи вон лезет, чтобы зверские атомные бомбы были даны всему человечеству. Илья добавляет: верно, для того, чтобы всеобщая катастрофа скорей наступила.

Неужели Уоллеса всё ещё держат и Хорш ещё в недрах пресмыкается? Какая банда клеветников и грабителей. Даже удивительно, что общественное мнение настолько слабо и претерпевает такое глумление над достоинством человеческим. Да, да пусть ещё новые добрые сотрудники подходят. Пусть уроки Марковой растут. Пусть она не очень мучает грамматикой, а скорей развяжет разговорный язык. Мы знаем здесь индусов, научившихся значительному набору слов, а ошибки потом выправляются. Иначе сложность грамматики может отпугивать, а особенно многие исключения, принятые даже в литературном языке - у Тургенева, у Пушкина, у Достоевского.

Пришли картоны и краски - спасибо большое. Краски хороши, но картоны совсем не по образцу - тонкие и гладкие. Прилагаю ещё образец - не найдётся ли у них именно такой сорт, ведь именно у них покупались наши прежние картоны. Попытайте, нельзя ли по образцу достать в том же магазине. И упаковку потвёрже, а то эта согнулась в пути. ТАСС прислал пачку газет 'Советское искусство' и 'Литературная газета'. Даты очень старые - от прошлой весны, всё ещё много о войне. Пришлось ли Вам встретиться с представителем ТАСС - наверно, такой имеется в Нью-Йорке. Спрашивайте о 'Славе' - ведь она дар.

Меня просили здесь написать большую автобиографию - было желание издать. Пришлось огорчить друзей - как её написать, слишком многое происходило, бесчисленны встречи, нельзя обойти события, невозможно перечислить битвы. Нет, нет, не хватает сил, да и от искусства такое писание оторвало бы - каждый день часов пять около картин. Да и забылось многое, а выкапывать старых покойников тоже невесело. Правильно замечают о многих ошибках, допущенных писателями, кто по неведению, кто по зависти. Исправлять всякую чепуху нерадостно. Вперёд, вперёд и вперёд.

Жаль, что многие 'Гималаи' уходят, а хотелось бы их довезти на Родину. О ней думаем, а Юрий-то как хочет там приложить знания! Много их накопил он. Дайте, пожалуйста, Археологическому институту здешний адрес - я [избран] пожизненным членом, а изданий не получаю. Кстати, не удалось ли Вам оттуда достать две картины? Итак, действуйте, накапливайте новые силы, новых сотрудников. И любите друг друга.

Сердечно,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_________________________________________________________


15 ноября 1945 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку

15.XI.45
Родные наши,
Прилетело большое письмо Зины от 6.Х.45. Как понимаем всю Вашу перегруженность работою, болеем сердцем за Дедлея - за все его утомительные переезды. Пашня Культуры тяжка, но зато и почётна. Вот Вы имеете знаменательные запросы из Стокгольмского Университета и из Голландии. Всё это показывает, что деятельность Ваша врастает в жизнь. Такое органическое врастание дастся лишь упорным трудом и временем.

Всё, что Вы пишете, доказывает, что врастание происходит. Мы не предполагали, чтобы Знамя Мира началось обширным Комитетом. Именно, пусть оно врастает в жизнь постепенно. Вы имеете Радославлевича, Уида, Фогеля, Джина, Муромцева, Магдалену и Ваш кружок. К хорошему корню прирастут и новые побеги. Главное, чтобы корень не засыхал. В прошлых списках имён найдутся и ещё деятели и деятельницы. И молодёжь накопится. А гоняться за павлинами и фазанами с их пышными хвостами не нужно. Здесь упорно говорят о скором приезде представителя. Если так, то прежде всего с ним повидаемся. В сентябрьском номере 'Twentieth Century' была напечатана статья Терещенко. Послал её Вам. Скажите ему, что статья произвела очень хорошее впечатление. Жаль, что теперь из-за недостатка бумаги редко дают оттиски. Всё обещают: и обилие товаров, и понижение цен, но на деле не видно. Носовой платок, стоивший четверть рупии, - теперь пять рупий.

Прилетело отличное письмо Джина (1.Х.45) о добром здоровье Жаннет. Именно так, как мы и писали. Пусть только не слишком утомляется домашними хлопотами. Славные люди! Наверно, Хорш опять ответит Вам какой-то гнусностью, а Вы ему опять - по справедливости. А там, может быть, и 'покровитель' зла сковырнётся. Ведь есть и Космическая Справедливость, а надеяться на 'справедливость' всяких франкенталеров или франкенштейнов нельзя. Посылаю Вам два обращения к друзьям нашего Пакта и Знамени Мира. Может быть, найдёте полезным дать 'Знамя Мира' как письмо к членам АРКА. Ведь после военного периода следует перестраиваться на общекультурный путь, и каждое напоминание о народном достоянии полезно. Кстати, напомните этим, что группа Пакта и Знамени Мира жива и ведёт неустанную Культурную деятельность. А на всяких 'покровителей' зла не обращайте внимания. 'Собаки лают - караван идёт'.

Теперь о клише. Вы пишете, что у Вас больше нет клише, но они где-то есть. В 1938-ом Франсис отбирала для Риги по нашему списку. Но ведь это была лишь некоторая часть. Значит, остальные (а там были очень хорошие) где-то имеются - или у Катрин, или у Вас. Там есть набор из 'Archer', из 'Himalayas' (Бринтона), из бюллетеня Музея, из открыток - словом, очень много. Мы помним, что в Ригу были посланы только по нашему списку, а где все остальные? И откуда Франсис их отбирала? Постепенно многое находится. Вот одно время казалось, что открыток больше нет, а потом Инге нашла. Может быть, Инге протелефонирует Франсис и спросит, откуда та выбирала клише для Риги. Хорошо бы выяснить, ведь клише могут потребоваться для чего-то полезного. Удалось ли Магдалене устроить выставку репродукций? Здесь индусы очень хотели купить монографию Еременко. Вообще, хорошо бы с ним наладить отношения. Ведь его монография хорошая, и будет время - она понадобится. Здесь ещё в одном журнале просили быть Поч[ётным] Советником. По всей Индии! И все статьи и репродукции требуются - просто беда. Без секретаря трудно. Но весело преодолевать всякие трудности. Приходят какие-то незнакомые - все хотят купить. А как услышат, что маленькая темпера 500 рупий, - вздыхают: 'не для нас'. Впрочем, теперь 500 всё равно, что сто довоенных. У Вас ведь такое же положение вещей. Бевен говорил о критическом положении в Европе. Вот он - Армагеддон Культуры! Трогательное совпадение. Милое письмо от Джина от 10.Х.45. В нём он поминает о нужности вызвать к жизни Пакт и Знамя Мира. Своевременно! С этой же почтою пришло письмо с юга Индии о том же. С разных концов деятели настойчиво говорят о том же. Пусть доброе семя растёт. Очевидно, после военных уклонов люди ищут культурных путей. А что же будет ближе, нежели забота о народном достоянии. О том же звучит и письмо С.Дева (копию посылаю для архива). Каждый по-своему - кто более духовно, а кто земными путями - пусть идут туда же, к лазурной горе, где живёт всё высокое, то, что люди зовут возвышенной культурою.

Среди молодёжи ищите. Неправильно обвинять молодёжь в вульгарности и легко-мыслии. Среди трудящейся молодёжи бьются сердца, взыскующие подвига. Герои не образовываются - они родятся. Зорко различайте признаки будущего подвижника, героя. Скромно опущены крылья героя, чтобы прекрасно взлететь в час сужденный. Вот ещё один кружок молодёжи просит принять его под покровительство. Не знаю их, не видал, но намерения их хорошие. Если их можно ободрить, так то и следует сделать. Может быть, и ещё где-то Знамя Мира воздвигнется на общую пользу. Если, как Вы пишете, Бенуа умер, то из всей группы 'Мира Искусства' остались Грабарь, Лансере, Остроумова-Лебедева, Добужинский, Судейкин да я - немного. Солдатская песня говорит: 'Один он остался из всей полуроты, но нет он не будет назад отступать'. Нет ли вестей из ВОКСа? Должны же теперь пути сообщения улучшаться! Или они так и останутся в убогом состоянии, так же как и все цены? Из Англии сообщается, что семьдесят миллионов бродячих, больных, без крова людей в Европе. Бедствие неслыханное! Старый Китай опять принялся за свою давнюю разруху! Индонезия кипит, уже три революции в Южной Америке. Поистине Армагеддон Культуры. Каждая газета полна убийственными заголовками. Как в бурю, надо кричать: 'Крепче держитесь друг за друга'. А ураган глушит голос. Помню, в бурю ночью на корабле, за что ни схватишься - всё летит, только бы руки, ноги не переломать. А океан, словно в насмешку, зовётся Тихим. Вот так 'тихий'! Но ничего, доплыли - так и доплывём. Уже почти к Рождеству весточка долетит к Вам - сколько у Вас всякой всячины! АРКА, Академия, Агни-Йога, Комитет Знамени Мира - какое разнообразие! А в сущности всё едино - служение Культуре. Каждый корень укрепляет единое древо.

Долетело сейчас Ваше письмо от 17-го октября. Болеем за Вас. Понимаем, ох, как понимаем! Прежде всего, о Знамени Мира. Происходит явное недоразумение: друзья говорят об огромнейшей работе, а мы говорим об единой лампаде, которая должна теплиться неугасимо. Прежде всякой работы должен жить Комитет, должно быть местожительство. Те, кто говорят о двух годах, очевидно, забыли мудрую пословицу 'Завтра, завтра - не сегодня...'. Именно Вы правы в том, что сейчас горят раны, нанесённые Культуре. Неправы предлагающие передать идею в чужой комитет - исковеркают! Нет, пусть лампада горит и несёт свой свет. Нужна непрерывность мысли, а размеры подскажет сама жизнь. Онемение ВОКСа показательно: непонятно, к чему терять дары и даже не признать посылки? А как же Культура-то?! Всё сие примечайте и творите свою полезную работу. Если хотят в Индии ещё печатать Терещенко - тем лучше. Если корреспонденты спрашивают, что им делать по Аг[ни]-Й[оге] - да прежде всего читать и достойно распространять книги, но именно достойно. А лекции хлопотливы. Не надрывайтесь в бурю. Сибиряки говорят: 'Быват, и корабли ломат, а быват, и не ломат'. Доплываем. Привет всем друзьям.

Сердечно,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_________________________________________________________


20 ноября 1945 г.
ИНДИЯ

Королевское Азиатское Общество в Бенгале обратилось к Юрию с предложением сделать во время юбилейных празднеств доклад о сношениях Индии и России. Именно Юрий может сказать авторитетно на эту тему. У него собран богатейший материал. Как истинный историк он умеет говорить беспристрастно, а это сейчас редко встречается. Кроме обширного научного, имеется литературный и художественный материал, доказывающий, как издавна открыто было русское сердце к красоте Индии.
Переводы Жуковского "Наль и Дамаянти", "Бог и баядера"; Бальмонта - "Асвагоша", "Сакунтала"; Балтрушайтиса - "Бхагавад Гита" и "Гитанджали" Тагора. "Садхана" и другие произведения поэта широко читались в русских просторах. Мои "Лакшми-победительница", "Девассари", "Гайятри" появлялись в московских "Весах" и в других изданиях. "Индийский путь" оказался как бы предвестником волны внимания к Индии.

По Руси восторженно читалось "Провозвестие Рамакришны" и пламенные книги Вивекананды. Во время построения буддийского храма и мечети (доказывавших широту воззрений народа русского) возникла мысль о перевозке в Питер древнего индусского храма. Этот эпизод должен быть отмечен. Из своей последней поездки в Индию Щербатский вернулся с идеей перевезти древний индусский храм. Вместе с мечетью и буддийским храмом такое прекрасное прохождение было бы и своевременно и замечательно. Мы схватились за предложение Щербатского.

В скромной квартире сестёр Шнейдер (племянниц Минаева) в составе комитета буддийского храма мы обсуждали, как привести в исполнение мысль Щербатского. Местные расходы были не так велики, и наша трудовая складчина могла их осилить. Но вопрос транспорта был много труднее. Следовало послать архитектора, который бы тщательно промерил и перенумеровал все части храма. Затем в разобранном виде поезда доставили бы храм в Бомбей, где всё было бы погружено на пароход добровольного флота для прямой доставки в Питер. Список расходов стал сильно возрастать. Флот не соглашался даром доставить такой тяжёлый груз. Завязалась бесконечная волокита, денежная помощь не явилась, и нам горестно пришлось сложить оружие. А жаль, безмерно жаль - ведь индусский храм в Питере был бы таким прекрасным знаком дружбы. Почему быть лишь в Баку храму Большого Огня?

В Калькуттском Музее одиноко висит большая картина Верещагина из его серии "Индия-Гималаи". Где же все прочие? Вот две маленьких книжки жены Верещагина об их гималайских - индусских поездках. Написаны довольно примитивно, но и за то спасибо. Как нужен инвентарь русских произведений - иначе летопись русского искусства будет неполной. Вот после выставки в С. Луи восемьсот русских картин канули в бездну, а где они? Много русских прошло по Индии - Сталь, Голубев, Авинов, Ростовцев, и только в забытых журналах имеются их заметки. И теперь бывали Вавилов, Щербиновский, Ульянишев, Перов - многие, но и эти путники прошли почти без следа.

Даже хотелось иметь индусский музей в Питере. Помню, с грустью мы узнали, что Виктор Голубев подарил свои индийские собрания в Музей Гимэ и в Музей Чернусского. Мы надеялись, что он уделит хотя бы часть для нашего Музея Императорского Общества Поощрения Художеств. Впрочем, где этот Музей? И ещё мечтали мы послать стипендиатов нашей Школы в Индию, но тут помешала война.

Где-то по русским просторам странствует книга "Основы буддизма" Наталии Рокотовой (псевдоним Е.И.). Читались с радостью книги об Индии Рагозиной. Теперь, как говорят, на Руси книги поглощаются читателями. Хочет знать русский народ и в широком познавании приобретает великую мощь. О друзьях, о братьях хочет узнавать народ. Если кто может помочь такому доброму познаванию, пусть это сделает безотлагательно. Хотелось иметь в Индии русскую выставку, о чём я писал Потемкину, Грабарю, Щусеву - не знаю, дошли ли письма? Почта трудна. Святослав выхлопотал у здешнего правительства разрешение на русскую фильмовую выставку здесь. И такое ознакомление желательно.

В груде разрозненных сведений трудно понять, где нечто обособленное и где осколок целого ряда событий. Афанасий Тверитянин был в Индии и ценно запечатлел своё странствие. Но ведь таких путников, наверно, было много, но следы их завалены грозными обвалами. Множества костей белеют на караванных путях. Индусские селения на Волге, но почему на одной Волге? Ведь жил индусский раджа в Яблоницах под Питером.

Монах оставил свои записи о Гималаях, но таких хождений было много и немало странников устремлялись в Беловодье. Вот недавно Сураварди был причастен Московскому Художественному Театру, но и в иных местах могли быть друзья-сотрудники. Цыганка ворожит "Кала пани", помня свой исход из далёкой Индии. Сибиряк повествует об Иосафе - Царевиче Индийском. Веды - ведать. Дом - дама. Дым - дхума. Дэва - Див. Лель - чудный пастух. Лал - красный, прекрасный. Открыто прекрасное сокровище народов.

20 ноября 1945 г.

"Страны и народы Востока", вып. 14, М., 1972
________________________________________


24 ноября 1945 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.

Гималаи. 24 - 11 - 45.
Дорогой друг
Игорь Эммануилович,
Вот и мир пришёл и, как будто, цензура снята, а почтовые сношения не улучшаются, если не ухудшаются. За время войны дошло Твоё доброе письмо, приходили письма теперь покойного моего брата Бориса, писал Бродский, в журнале 'Славяне' появился мой 'Лист дневника', ВОКС извещал нашу АРКА, что моя рукопись 'Слава' читается с большим интересом художниками и писателями. Юрий получал весточки от Щербатского, но всё это было во время войны, а теперь?

Главное, не знаешь, что вообще доходит. Писал я Тебе, писали Щусеву, Майскому, в Кремль. Юрий писал Баранникову и в Академию Наук - и всё как в подушку. Наша АРКА тоже жалуется на трудности переписки с ВОКС. Получил ли Ты отчёт АРКА за прошлый год? Как Тебе кажется - откуда всякие такие трудности?

В Московских газетах (здешний ТАСС нам их посылает) читаем о Твоих трудах и достижениях, читали Щусева о градостроительстве - всё это так радостно. Русь быстро шагает, и все братские народы вписывают прекрасные культурные страницы. Велико внимание к русским победам и военным и культурным. Вы не можете знать, как устремлено внимание молодёжи ко всему русскому. Спрашивают, как поехать, как приобщиться?
Тем более хочется знать о художественной и научной жизни, чтобы рассказать ждущим и любящим. Где Билибин? ничего о нём не слышно. Жив ли Яремич? Мне писали, что Бенуа помер во Франции. Да, оставшихся из Мира Искусства теперь меньше, чем пальцев на руках.

Шлём душевный привет Тебе и Твоей супруге. Авось дойдёт!
Сердечно.
Н.Рерих Н.К.

Копия
Слева внизу карандашом рукой Рериха помечено:

Можно пересылать.

ОР ГТГ, ф.106/10140, 2 л.
(Машинопись в 2 экз.)
***********************************************************

ДЕКАБРЬ

1 декабря 1945 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку

1.XII.45
Родные наши,
Прилетело Ваше многозначительное письмо от 31.Х.45. Очень хорошо, если Магдалене удастся поместить декларацию 1929-го года. Пришлите нам десяток вырезок и себе возьмите. Может быть, и ещё где-нибудь удастся поместить. Мысль Уида хороша, но надо к ней очень подготовиться. Джин может постепенно разузнать, кто такой стоит во главе культурных дел, чтобы не попасть в лапы банде. Может, с ним познакомиться? Мало ли, какие махинации может натворить Хорш под прикрытием своего 'покровителя'. Конечно, Хорш мог манипулировать с письмом, а вернее всего, мог намекнуть, где следует, что ответа вообще не требуется. От такого преступника можно ожидать всего. Итак, пусть Джин узнает, какие там люди заведуют. Конечно, расхищение народного достояния - тема крепкая в крепких руках.

Всё, что Вы пишете о ВОКСе, показательно - правильно, что их твёрдо запросили. Правильны Ваши действия о Знамени Мира - пусть накапливается полезный материал. Пусть Фогель и Уид постепенно ознакомляются со всею огромною работою проделанною. Чуется, что работа по Знамени Мира откроет для Дедлея новые широкие применения. Один брат - по Красному Кресту, другой - по Красному Кресту Культуры. Надеемся, нога Дедлея зажила.

Тревожны Ваши сведения о возрастании цен на помещения. Вообще, что будет, если заработная плата не увеличивается, а все цены возрастут? Прямо бедствие! Конечно, теперь многое разрешается каким-то особым порядком, но всё же время небывало сложное. Сейчас пришли Ваши пакеты с десятью отчётами АРКА - спасибо. Не успеет дойти этот отчёт, а уже приходится думать о следующем.

Наверно, Валентина и в Праге разовьёт свою полезную деятельность, но для этого потребуется время - осмотреться, приложиться к новым условиям. Вполне естественно, что и Магдалена на новом месте вся поглощена новою работою. И не сразу она найдёт новый ритм. Тампи пишет, что Эптон Синклер похвалил его книгу 'Gurudev [Roerich]'. Кажется, и раньше Синклер к нам был дружествен. В 'Известиях' пишут, что в Троице-Сергиевой Лавре и посейчас безобразия и какие-то хулиганы там поселились. А где же Грабарь и все охранители? В Москве на археологическом съезде академик Волгин сказал, что теперь удалось изжить 'вульгарно-материалистические построения'. Показательно! В южноиндийском издании 'Кришна Пушкарам' воспроизведены: 'Орифламма', '[Святая] Охранительница' и 'Зарево' - так знак Знамени Мира трижды повторен. Отличайте для Комитета. Каждая подробность жизни лишь доказывает, насколько неотложна оборона Культуры. Вот в своей речи Молотов помянул о многом, даже о свиньях, но ни слова не сказал о культурных ценностях. Сие весьма показательно. Где уж тут говорить об отсрочке мыслей о Культуре. Между прочим, Вы не поминали, были ли отклики на годовой отчёт АРКА. Если не было, то и сие показательно. Неужели по-прежнему 'писатель пописывает, а читатель почитывает' - и ничего! Всё это примечайте, ведь надо всё знать.

Убедительно будет слово Ваше, основанное на знании действительности. А если действительность покажет свою многоцветность, то ведь и вся жизнь разноцветна. В том и богатство сущего, а народ уже давно сказал: 'Не бывать бы счастью, да несчастье помогло'.

Мы радовались Вашему сообщению, что Ваши списки русских произведений в американских музеях так удачно пополняются. Так при всяком случае и продолжайте эту полезную летопись - она очень пригодится. Помните, была большая русская коллекция в Филадельфии у Дэвиса (Америка - Ла Франс). Странно, но мы никогда не могли найти местонахождение тридцати моих этюдов, исчезнувших вместе с 800-ми русскими произведениями после пресловутого разгрома русского отдела на выставке в С[ент]-Луи[се] (1906). Метерлинк умер - значит, ещё один друг ушёл. Близок он был нам. Да, наверное, и ещё многие друзья ушли за эти годы, только мы ещё не слышали.
Непонятнее всего молчание Парижа, Праги, Риги. Ведь Лукин был в добрых отношениях с Кирхенштейном - главою Латвии. Нельзя поверить, чтобы Лукин не имел ничего спешного сообщить нам. Много странностей: неужели Югославская Академия не существует, неужели Португальская Академия (Коимбра) тоже онемела, так же как Академия (Реймс), Морэ и все французские учёные и художественные общества? Каковы там условия быта? Когда-нибудь узнаем, а теперь - лишь бы теплились Ваши лампады.

Как нужны правдивые летописи. Если на нашем веку видим множество заведомых извращений, то ведь то же самое происходило и в прошлом. Кто знает, когда больше злоумышляли двуногие, в старинных караванных легендах или теперь, при услугах радио и телеграфа?! Конечно, как в мегафоне, теперь всё увеличивается. Значит, несменно дозорные должны особенно бдительно держать стражу на вышках во имя Истины. Каждая черта правды, спасённая от извращения, будет прекрасным достижением. Кто-то когда-то скажет спасибо за охрану Истины.

При беседах о Знамени Мира помните, что наш французский Комитет через полпредство в Париже писал о Пакте Верховному Совету СССР. Я сопроводил это представление письмом Председателю Верховного Совета Калинину. Отказа не было. Все такие подробности забываются, особенно же в силу военного времени. На Вашингтонской конференции СССР не участвовал только потому, что СССР был признан Америкой лишь в последний день конференции. Всё это забывается, а потом люди могут клеветать о неучастии СССР в Пакте. Получил ли Молотов в своё время моё письмо, посланное через парижское полпредство? Шклявер передавал его. У Вас могут спрашивать, и потому не мешает освежать память.

Секретарь Королевского Азиатского общества в Бенгале проф[ессор] Калидас Наг просил к их юбилею пожертвовать картину. Дам 'Слава Гималаев'. Пусть и там звучат Гималаи - уж так и придётся быть 'Гималайским', как один друг предлагал прибавить к фамилии. А Казинс писал: 'Гималайский в душе'. Жаль, что у нас произносят 'Гималаи', а в сущности следовало бы сказать 'Хималаи' - ближе к местным выговорам. Мягче.

Когда образуются ячейки Знамени Мира в малых городах и селениях, мы будем советовать, чтобы они держались тройками, - так гораздо подвижнее и им самим удобнее. А затем их достижения могут сливаться в Комитеты больших городов. Именно, пусть доброе дело идёт народным путём. Сейчас во всём нужны народные сотрудники. Нужно зарождение Культурных дел там, где их прежде не было. Новые места, новые люди, новые мысли, новые применения в жизни. Всегда верили мы в молодёжь. Думается, и теперь молодые примутся за широкую пашню. Молодые духом, ибо не нужны молодые старики. Колесница Культуры задвигается молодыми силами, молодым мышлением.

Вы знаете, как нужно дерзание, даже вопреки очевидности. Ведь и для очевидности требуются телескопы. Много огорчительного бывает в бытовой очевидности, но и на мельнице много пены и пыли, а как же без мельницы?! Радио сообщает, что Уоллес сказал: 'Америка будет верховенствовать над торговлей всего мира и должна вести агрессивную торговую политику'. Вот в этом злосчастном слове 'агрессия' и заключена могила. Можно ли навязывать Америке агрессивность, когда весь мир ищет мирную кооперацию? Атли сказал лучше: 'Мы слишком много говорим о войне, а должны бы говорить о мире'. Правильно! Культурная работа для мира - теперь единственная всеобщая задача. Бомбами мир не создаётся. А положение вещей в мире показывает, как далеко человечество от культурного взаимопонимания.

В газетах помянуто имя Жданова - он прекрасный культурный деятель. Он - герой Ленинграда. У меня был лист 'Верден' о ждановском Вердене - Ленинграде. И теперь в Финляндии Жданов нашёл твёрдые, убедительные слова. Василевский, Рокоссовский - всё это гордость русского народа, всех народов Союза. Как прошла у Вас лекция о Толстом? Может быть, и её пришлёте нам для здешних журналов? Возник ещё журнал 'Наша Индия', лишь бы был долговечным. А то уже десятки журналов на наших глазах захирели и скончались. Жаль!

При повороте к зиме все мы проделали простуду - не сильную, но странную своим упорством. Теперь всё какое-то особенное. Сейчас пришло письмо Тюльпинка из Брюгге - посылаю Вам копию и для архива Пакта и для прочтения сотрудникам. Вот ещё доказательство, насколько люди спешат с реализацией идеи Знамени Мира. В наш Музей в Брюгге будут сдаваться отчёты о памятниках культуры. Спрашивают, как будет действовать наш Комитет, и никто не согласится отложить неотложное на два года. Даже скромный во всех отношениях Тюльпинк в маленькой Бельгии уже действует. Полагаем, что Уиду письмо Тюльпинка будет весьма интересно. Пошлите Тюльпинку все сведения о разрушениях в СССР. Это будет мостом с Брюгге, а кстати, хорошим сведением для отчёта АРКА. Также получено письмо от С.Дева - он пишет статью о Знамени Мира и будет проводить идею среди молодёжи. Сохраните в архиве и это сведение.
Следите за хищниками, за врагами и радуйтесь, что именно эти исчадья наши враги. Помню, Куинджи говорил мне: 'Это-то хорошо, что Вы имеете врагов. Только бездарность врагов не имеет'. Кончим, чем начали. Пусть Джин разузнает, кто стоит во главе Культуры. Мысль Уида хороша, но такой снаряд должен попасть в цель - не промахнуться. Эта весть дойдёт к Вам к праздникам, к Новому году, - пусть будет Вам всем хорошо.

Сердечно,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________________


15 декабря 1945 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

15.XII.45
Родные наши,
Прилетело Ваше огорчительное письмо от 11.XI.45. Ох, как понимаем Ваши тяготы и заботы. Но творите Ваше доброе дело в пределах возможностей. Не утруждайтесь работою по Знамени Мира. Назовём для Комитета: Дедлей и Зина, Джин и Жаннет, Катрин и Инге, Фогель, Муромцев и его две дочери, Магдалена. Если хочет присоединиться - Уид. А дальнейшее само себя покажет, всегда можно дополнить. Собираться в год раза четыре и опять-таки по надобности. Таким образом, никакой чрезмерной работы не потребуется, но будет жизнь. По АРКА Вы делаете, что можете, приносите пользу, оберегаете Культуру, а переполнять чашу тоже не следует.
Вы правильно ужасаетесь тому, что 'доллар - король'. Даже не король, а свирепый тиран-поработитель. А демократия - подданные рабы сего владыки. Увы, это так, но если бы было иначе, то и Культура не была бы опасна больна.

Статью из рижского сборника 'Мысль' я послал для Вас - там есть даты, которые могут Вам пригодиться. Очень ждём, удастся ли Магдалене поместить декларацию. Теперь куда-то рассеялись друзья из Калифорнии, а там их было много. У одного из них было любопытное собрание газетных некрологов после моих 'похорон' в Сибири, были и карикатуры Щербова и Райляна. Забавна была 'Владыка нездешний', а также на Алекс[андра] Бенуа с надписью: 'Известная цыганская певица Сашка Бенуа исполнит: 'Мой костёр в тумане светит'...' Где они, всякие памятки? Не знаем, что сталось с архивом, бывшим у Б[ориса] К[онстантиновича]. Как жаль, что он умер.
Жаль, что такие завзятые вредители, как Коненковы, отправились на свою новую ниву. Сколько клеветы сеется всякими злючками. А время такое напряжённое, что кажется, не клеветою прозябать.

Все ждём возвещённого представителя. Два примечательных номера 'Известий' (ТАСС прислал). Один от 2-го сентября с прекрасной статьей Щусева о происходящем градостроительстве. Сколько полезного уже творится и в каких опытных руках это всё народное дело. Честь и слава всем, приложившим труд на восстановление и украшение народного достояния. Хорошо бы перевести такую замечательную статью и широко напечатать. Другой номер 'Известий', от 18-го сентября, даёт потрясающее 'Сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков'. Неслыханный список разрушений, вандализмов! Человечество не знало такого позорного разрушения Культуры. Этот доклад должен быть во всех библиотеках, во всех школах, чтобы будущие поколения содрогнулись перед явлением человеческого озверения. Такого в мире ещё не бывало.

Британские газеты пишут о необычайном возрастании преступности в Англии и в Америке. Что же это такое? Впрочем, слабые мозги, потрясённые Армагеддоном, могут броситься в любые извращения. Какое же спешное культурное просвещение требуется! Также журналы сообщают о неслыханном развитии спиритизма в Англии. Опять опасность в невежественных руках. Также пишут о выкачивании крови и накачивании чужою. Опять опасность! Да, неблагополучно в большом земном доме! Мало таких крепких духом, как был Куинджи, - уже тридцать шестой год его ухода. Сколько добра он творил, и всегда безымянно. Но умел быть и настоящим Гуру. Многое вспоминается. Однажды В. за глаза назвал его просто Архипом, но Куинджи услышал. Вечером, когда мы все собрались за чаем, Куинджи сказал: 'Вот Вы называете меня Архипкой, а кем же Вы тогда будете?' Или Б. однажды злословил о нём за глаза. К вечеру Куинджи сказал: 'Сегодня не будем пить чай. Не следует пить и есть с недовольным человеком'. Много мудрости было в Куинджи - нужны такие учителя. Всегда, а особенно теперь нужны.

Хорш способен на любую гнусность. Он может сказать, что Комитет Музея не существует, - значит, и постановленная декларация не существует. Такая гнусность опрокидывается тем, что в таком случае все постановления Комитета недействительны, а ведь они уже вошли в жизнь. Конечно, такое предположение невероятно, но ведь от преступников можно всего ожидать. Непременно прочтите журнал 'Times' от 8-го октября. Неужели Рузвельты замешаны в жульничестве? Куда же дальше идти? Уж не причина ли прикрывания Уоллеса? Если же 'Times' клевещет, то почему не было немедленного опровержения? Какое тёмное время! А вместе с тем и комизм - предлагается представителей наций посадить в Вау-вау на острове Вуху - неплохо для смешного рассказа. Так и обострился трагизм и комизм!

Думается, на следующий год [следует избрать] председателем АРКА - Уида, а председателем Комитета Знамени Мира - Дедлея. Постепенно у Вас завяжутся интереснейшие иностранные сношения - Вы уже имеете Брюгге и Краков, подойдут и другие. Уже пригодились снимки разрушений, полученные Вами из ВОКСа. Удалось ли Вам найти представителя ТАСС в Нью-Йорке? Такая дружба полезна, наверное, в консульстве знают где и кто.
Папку пришлите, не более десяти листов (потолще) - увидим, пригодится ли. Полагаю, что особых затруднений не будет, маленькую стоимость поставьте на пакете. Заранее - спасибо! Не слыхали ли о судьбе 'Половецких плясок', почему Мясин замолк?

Санжива Дев пишет от 22.XI.45: 'Я говорил на собрании о Знамени Мира, и много молодых людей достойно отозвались на этот призыв'. Вот пусть в разных собраниях звучит зов о хранении Культуры. Каждое семя по-своему произрастает. Не предсказать, где почва окажется плодоноснее. Друзья Кумарасвами предполагают почтить его юбилейным сборником. Просили участвовать. Пошлю привет, ведь он много поработал для Индийской Культуры, и не всегда ему было легко.

Пусть Дедлей ещё покажется доктору - так часто они ошибаются. У нас в семье были носившие бандаж, но он не отягощал их. Может быть, у Джина оказался какой-то неудачный. Странно, что он требовался лишь на короткое время. Врачебное дело с их новыми методами и средствами требует внимательных и длительных проверок. Наконец дошёл пакет с бюллетенями из посольства - есть интересный материал, но сколько времени пакет странствовал!

Вы пишете, что Вам приходится по восьми часов в день с секретаршей заниматься корреспонденцией, отвечая на всякие запросы. Вот это живая деятельность! Сколько любопытных подробностей для отчёта АРКА. Только подумать, где только читаются Ваши сообщения и приносят пользу. Творится богатый посев. По местным условиям эти семена взойдут разновременно, и далеко не все всходы могут быть усмотрены Вами, но знайте, что движение произошло.

Пусть будет каждое Ваше движение - продвижением. Даже если теснинами приходится идти, всё-таки продвигайтесь. Помните мою 'У последних врат'. Всюду 'запрещено', но только на последних вратах: 'Позволено'. Итак, вперёд, всё-таки вперёд! Друзьям - привет. На местах увидите - кто друг! А если истинный друг, то тем сердечнее и привет.

Духом с Вами,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


16 декабря 1945 г.
РУСЬ

"Широка страна моя родная.
::::.
Молодым у нас везде дорога.
Старикам у нас везде почёт.
::::.
Как невесту, Родину мы любим.
Бережем, как ласковую мать".

Весь мир облетела ласковая песнь. Ни снега, ни ветры не остановят сердечное слово русского народа. Давно сказано: "Входите в русскую деревню с песней". Песня, красота всегда были близки русскому человеку. Помните, как красиво сказал Гоголь о русской песне? Поёт народ, значит он всё преодолеет и придёт к прекрасному будущему.

Мастер, труженик ведёт работу свою и подпевает. И сколько песен знают такие мастера. Не только старинные напевы знают, но и новые сложат. Любая работа под песню спорится. И к новизне всегда устремлено русское сердце. Обновиться - всё равно, что целину поднять. Новая запашка - всегда по сердцу.
Только допусти к знанию - всех опередит. Где-то думают, что на Руси что-то не найдено, нечто не удумано. Ан вот уже и найдено, смекалка уже надумала, только не любит зря или во вред разболтать. "Всяк Еремей про себя разумей". Но где полезно, там Ерема не обособится, а поймёт выгоду общей работы. Тоже знает, что "один в поле - не воин". Будет расти сотрудничество. На льду цветы не растут, а зараза злопыхательства к добру не приведёт.

Говорят - изменился народ. Да, многому научился, во многом преуспел, мастером стал, но сердце-то осталось то же самое - великое русское сердце. А если оно сохранилось через все труды, через все поля бранные - значит, оно ещё выросло. А расти сердце русское может лишь к добру, к познанию, к человеколюбию.

Не успели отгрохотать пушки, как уже мыслят о небывалых урожаях, гремит градостроительство, вырастают школы. И старики почтены. Да ещё какие старики - богатырские: Александр Невский, Суворов, Кутузов, Ломоносов, Пушкин, Репин, Чайковский, Римский-Корсаков! Всем строителям - честь! Берегут Троице-Сергиеву Лавру, отстраивают соборы и великие памятники. А сколько творится во славу женщины! Мало того, что равноправие - пришло полноправие. За военные годы великие труды приняла на себя женщина - строительница Родины прекрасной.
Обойдите поля, заводы, школы, лечебницы - подивитесь на достижения женщин!

В едином взлёте слились все народы Руси, на каких весах взвесить, где и кто больше совершил? Все возлюбили Родину и вознесли её. И за то, про то по всему миру возлюбили народы Русь. Полюбили в глубине сердца, тянутся по-братски, хотят в труде приобщиться, верят в мощь русскую.

На Руси не могут вполне знать, какие благие нити дружества протянулись по миру. Культурная связь не может уследить за всеми очагами, где теплится истинная дружба, где куется крепкое доброжелательство. Каждая весточка "оттуда" читается, слушается с особым вниманием. Только подумать, что и в наших снежных Гималаях звучат слова о Руси, стучат машинки о Руси, творятся картины в честь русского народа. "Что думаете? Как полагаете? Что слышали?" - спрашивают друзья.

Франция говорит о двух великих странах. Может быть, и одна? Да что там считаться! Такие счеты тоже не в духе русского человека. Он творит своё великое, заповедное дело. Горячо любит Родину, шлёт добрые мысли человечеству. Мчится Русь!
Великий путь созидания, Красоты.

16 декабря 1945 г.

Н.К. Рерих. 'Листы дневника', т. 3. Москва. 2002.
____________________________________________


17 декабря 1945 г.
ДРУГУ [Письмо Морису Лихтману ]

Спасибо за добрую весточку от 29-11-45 из С.Антонио. Очевидно, моё письмо где-то заплутало. В нём я писал о женитьбе Светика на Девике Рани - самой блестящей звезде Индии в фильмах. Мы её очень полюбили - славный, даровитейший человек. Также я писал, что просил Зину послать Вам отчёт АРКА, ибо Вы хотели стать членом её. Да, Зина и Дедлей изо всех сил действуют в этом полезном деле.

Порадовались мы Вашему успеху в С.Антонио - должно быть, прекрасное место. Кто знает, удастся ли Вам оживить Арсуну - уж больно много бед сейчас в мире. За последнее время опять выдвинулось внимание к Знамени Мира. Да, Культура больна, и следует без устали твердить об охране её.

Если сможете, сделайте из двух-трёх ячейку Знамени Мира. Всюду можно забросить полезное слово, а особенно среди молодёжи. Именно будьте сеятелем добра, каким Вы всегда были. По счастью, добро можно сеять повсюду.

После кончины Бориса прервалась переписка с Москвою. Главное, не знаешь, что туда доходит. В журнале "Славяне" появился мой лист дневника. Может быть, и ещё где-то было, но мы-то не знаем. Слушаем радио, но многое не вмещается. ТАСС прислал московские газеты - интересно.

Не имеете ли вестей из Каменца? Впрочем, теперь почта совсем испортилась. Мы не имеем сведений из Парижа, Праги, Белграда, Загреба. Но из Алжира, из Бельгии имели вести и хорошие. Музей в Брюгге не пострадал. Из Китая имели неожиданные письма, но от друзей - ничего. Беспокоит Рига, ведь, наверное, друзья хотели бы сообщиться и - ничего.

Спросите, как мы? - Трудимся, творим, действуем. То же и Вам желаем. Шлём приветы друзьям и рады Вашим добрым весточкам.

17 декабря 1945 г.

Н.К. Рерих. 'Листы дневника', т. 3. Москва. 2002.
________________________________________________


20 декабря 1945 г.
ДРУГУ [А.П. Хейдоку]

Дорогой мой А.П. Радость! Сейчас долетело Ваше славное письмо от 5-12-45. Первое Ваше письмо не дошло. Сердечно порадовались мы - Вы и Ваша семья сохранены, Вы трудитесь и преуспеваете, Вы сплотили добрых сотрудников во Имя Великого Наставника Земли Русской. Радость и в том, что Ваши суждения о сотрудниках правильны. Привет им от нас всех.

Спросите, а мы как? Трудимся, творим, действуем. Смотрим в ту же сторонку, как и Вы. Прилагаю мой последний лист дневника - в нём наши мысли. Иначе и быть не может. Уведомляйте о Ваших передвижениях, а то и найти трудно. Вот Вы пишете, что В.Н.И. уехал, а поди найди его. Имеете ли вести от харбинских друзей? Не слыхали ли о моём брате Владимире? И адреса его не знаем. Знает ли он, что брат Борис умер в Москве?

Вообще, переписка всюду затруднена. Всё рассыпалось, но уже собирается. Беспокоит, что из Риги нет вестей. Там друзья, которые, наверно, хотели бы сообщиться. Жаль, что 3. свихнулся. А что сделалось с харбинскими фашистами Родзаевским, Лукиным, Васькой Ивановым и прочими гадами? Много раз поминали мы Вас и стремились послать весточку, но куда? Может быть, и Вы чувствовали ток наших добрых мыслей.

Под моей картиной в Праге имеется сокрытая надпись: "Трижды дано Преподобному спасти Землю Русскую. При князе Дмитрии, при Минине и Пожарском и теперь" - от немцев. Ведь дошли они до самой Троице-Сергиевой Лавры, и там ждал их удар. Один из советских художников написал картину, как строится стена конного воинства, а на фоне - Лавра.
Много, много Знаков - лишь бы замечали их. А то смутилось человечество, совсем заплуталось, налилось ненавистью. Как правильно Вы описываете, Шанхай - язва разложения! Потороплюсь кончить, чтобы скорей отослать.
Может быть, ещё дойдёт до Нового Года. Сейчас опять много внимания к нашему Знамени Мира об охране Культуры. Разъясните его значение сотрудникам. Может быть, составится добрая ячейка Знамени Мира. Всюду можно сеять добро, а особенно среди молодых.

Сердечный привет от нас всех.
Духом с Вами.

20 декабря 1945 г.

Н.К. Рерих. 'Листы дневника', т. 3. Москва. 2002.

****************************************************************