Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1929 г.
(лето)
*************************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ИЮНЬ
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.(19 июня 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Н.К. Рериха президенту Герберту Гуверу (24 июня 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (26 июня 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рериху С.Н. (28 июня 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Н.К. Рериха к Рериху С.Н. (28 июня 1929 г. Нью-Йорк)

ИЮЛЬ
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (10 июля 1929 г. Нью-Йорк)
(24 июля 1929 г. Нью-Йорк).
ДЕКЛАРАЦИЯ ПОПЕЧИТЕЛЕЙ НЬЮ-ЙОРКСКОГО МУЗЕЯ РЕРИХА.
ПРОТОКОЛЫ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ПОПЕЧИТЕЛЕЙ.
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (24 июля 1929 г. Нью-Йорк)

АВГУСТ
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (начало августа 1929 г. Кулу)
_________________________________________________________________

ИЮНЬ
19 июня 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
После спокойного и неожиданно прохладного путешествия через океан мы прибыли в Нью-Йорк, где нас встретили все наши друзья и городской муниципалитет. Нас быстро провезли по всему городу в специальных машинах, украшенных флагами, а перед нами ехал полицейский патруль на мотоциклах и расчищал путь. Ревели сирены, и мы ехали по Пятой Авеню со скоростью 30 миль в час.
Мы доехали до здания Музея, которое, действительно, выглядит очень внушительно. Оно вполне может служить ориентиром на Риверсайд Драйв. Мы застали всех радостными и полными энергии. Хорши очень милы и предоставили нам две хороших комнаты в своей квартире на Вест-Энд Авеню. Мы ещё не видели Ориолы и Флавия, но надеемся увидеть в ближайшие день-два. Радна и Авир[ах] полны энергии, а мисс Грант 18 числа вернулась из Ю[жной] Америки.

Мы ужасно заняты всё время, и сейчас около 2-х ночи, так что, надеюсь, ты простишь мне плохой почерк и стиль.
Сегодня я обедал с господином Чарльзом Крейном. Старик очень дружелюбен и хорошо выглядит. Он согласился быть советником нашей Станции.
Сегодня был большой приём в честь Профессора Рериха. Присутствовало около 400 человек. Мы послали тебе список Комитета, в котором ты найдёшь несколько прекрасных имён. Всё происходило в новом здании. Это было очень успешное мероприятие, и все были необычайно дружественны. Завтра будет ещё одно мероприятие, обед где-то и приём в Ратуше у господина мэра.
В воскресенье мы едем в Вашингтон беседовать с важными людьми и с Президентом. Мы пробудем там пару дней. Я планирую побывать в Гарварде и в Бостоне примерно через неделю.

Я послал тебе сегодня четыре книги сэра Джагадиша Боша и Крыжановской. Надеюсь, они дойдут нормально. Книги Боша были найдены среди книг Мастер-Института. Я напишу тебе подробно через несколько дней. Нью-Йорк – динамичный город, но атмосфера в тысячу раз лучше, чем в Париже.
Город очень изменился за последнее время, и есть много по-настоящему красивых мест. С радостью сообщаю, что у Станции хорошие перспективы и люди настроены по отношению к ней с большим энтузиазмом. Мы надеемся проводить настоящую созидательную работу.

Пожалуйста, пошли нам несколько фотографий Кулу и Hall Estate. Я очень хочу узнать больше о твоей работе и о жизни в долине. Как там О[яна]? Она оправилась после укуса мухи? Я передал часы госпоже Хорш. Пожалуйста, скажи Шибаеву и девочкам, что я вручил их письма Хоршу и г-же Лихтман и все они благодарят за выраженные в них добрые мысли.
С большой любовью и наилучшими пожеланиями всем Вам,
Твой сын
Юрий Р.

Архив Музея Рерихов, Москва
____________________________


24 июня 1929 г.
Письмо Н.К. Рериха президенту Герберту Гуверу

24 июня 1929
Господин Президент, Для меня большая радость и честь, по возвращении из Американской Центрально-азиатской экспедиции Рериха, сообщить Вам о различных аспектах проведённой нами работы – художественных и научных изысканиях, наблюдениях из области азиатской жизни – и о возможностях торгово-культурного взаимодействия. С большим удовлетворением хочется отметить: Ваше великое имя почитается в Азии наравне с божеством, как символ процветания и прогресса. Американская Центрально-азиатская экспедиция Рериха отправилась в путь 8 мая 1923 года из Нью-Йорка. С тех пор мне посчастливилось не только запечатлеть на холсте своё видение Азии и записать свои впечатления, но и близко изучить жизнь Индии, Ладака, Китайского Туркестана, Алтая, Бурятии, Монголии, Цайдама и Тибета. Художественные плоды экспедиции – около пятисот моих картин – будут выставлены в постоянной экспозиции в Музее Рериха в Нью-Йорке, которая откроется 17 октября. Мои литературные наброски уже частично нашли отражение в книгах «Гималаи» (издательство Брентано), «Алтай-Гималаи» (издательство Стоукса) и нескольких других трудах, которые сейчас готовятся к печати мной и моим сыном Георгием, выпускником Гарварда.

Неописуемы красоты Азии, её археологические сокровища. Нам посчастливилось обнаружить в Трансгималаях древние менгиры и кромлехи, подобные мегалитическим сооружениям в Карнаке, Великобритании и во Франции. Мы также сделали несколько находок, аналогичных [археологическим] памятникам в Монголии, на Северном Кавказе и так называемым готским могильникам. Изучая вопросы буддизма, мы узнали о существовании в Тибете большого количества последователей так называемой религии бонпо, течения, относящегося к добуддийской эпохе Тибетского нагорья. Эта загадочная религия, почитающая богов свастики, странным образом перекликается с буддизмом, однако, подобно чёрной мессе, все обряды исполняются наоборот. Нам удалось также получить для Америки Канжур и Танжур, 330-томное собрание, содержащее буддийский канон на тибетском языке. Среди древних учений тибетского и гималайского регионов особый интерес вызвало у нас так называемое Учение о Шамбале. Это древнее Учение о будущем, к нашему удивлению, объемлет принцип эволюции, тесно перекликаясь с концепциями великих современных учёных. В дальних странах, на своих языках, люди говорят о тех же энергиях, что привлекли внимание профессора Милликена, открывшего космические лучи; они выражают идеи, перекликающиеся с вопросами, которые занимают Эйнштейна. Местные жители с огромной уверенностью говорят о приближении Энергии Огня, уже определяющей некоторые явления на нашей планете. Метеорологические показания, изменение климата, некоторые виды заболеваний, такие, например, как менингит, новая форма инфлюэнцы, расстройства сна, формы невритов, рассматриваются ими как проявление новых аспектов огненной энергии. Что немаловажно, эти люди дают точные указания, как излечить и преодолеть новые проявления, овладев психической энергией. Интересный факт для сравнения: наши врачи и учёные, обсуждая открытие новых лучей и тонких энергий, также начинают говорить о проявлениях психической энергии, как о чём-то совершенно материальном. Не вдаваясь в подробности этого поразительного учения, важно упомянуть о «кристаллах раздражения и злости». Местные жители рассказали нам, что организм человека вырабатывает мощнейший и опаснейший яд при каждом приступе злобы или раздражения – физические следы этого яда могут быть локализованы и подвергнуты анализу. Когда я поведал об этом нашему доктору, он проявил живой интерес, указав: современная наука находится как раз на пороге открытия особых продуктов, откладывающихся в организме, особенно при реакции, вызванной страхом или раздражением. Самым значительным наблюдением для нас было то, что сознание Азии подтверждает нашу эволюционную научную теорию. Старый традиционный подход, который зиждется на принципе непримиримости Запада и Востока, демонстрирует полную несостоятельность, когда соприкасаешься с живой мыслью этих далеких людей науки. При ближайшем знакомстве понимаешь: сознание далеких монголов, китайцев, сартов и тибетцев вполне готово принять все достижения нашей цивилизации.

Не могу не воспользоваться возможностью и расскажу Вам ещё об одном удивительном явлении – том благоговении, с каким почитается Ваше имя даже в самых глухих уголках пустынь Гоби, Такла-Макана и на просторах Алтайских гор. В уединенной лачуге, в храме, посвящённом священным образам, я видел Вашу фотографию, вырезанную из газеты или журнала. Когда я принялся разглядывать её, седобородый старец сказал мне с невыразимым благоговением: «Это великий человек, кормилец всех народов. Поди не просто прокормить столько ртов – людей со всего мира». В другом местечке, тоже в пустыне, встречный монгол сказал мне: «На земле ещё существуют великаны. Есть великан, способный утолить голод всех людей на земле». Я спросил: «А вы знаете имя этого великана?» К моему изумлению, он произнёс слово, производное от Вашего почтенного имени и имени божества счастья Кувера. И в других местах – близ Хотана, Карашара, Урумчи, а также близ китайской границы с Тибетом – мне доводилось слышать удивительную легенду о великане, кормильце всех народов. Трудно передать радость, с ко-торой сознаёшь: даже эти далёкие народы способны ценить подлинный героизм и подлинно великие свершения наших современников. Вы спросите, как слух об этих свершениях достиг пустыни.
Одна из загадок Азии – способность слухов преодолевать пески и горные кряжи, озёра и пустыни. Как бы то ни было, факт остаётся фактом. С точки зрения международных отношений, о нём полезно знать и пользоваться этим уникальным радио. Хочется отметить: американский флаг встречал повсюду не только почтение, но искренние проявления дружеских чувств. Монголы, сарты, китайцы, тибетцы, – все произносили в один голос: «Америка – это Чи-чаб», а чи-чаб означает «защитник». Ни одна другая страна мира не вызывает столь глубокого уважения и надежды, как Америка. И если Америка, ради мира во всем мире, не услышит этот призывный голос из сердца Азии , неисчислимые души, разбросанные по азиатским просторам, наполнятся глубокой скорбью.

Когда я показал монголам фотографии индейцев из Аризоны и Нью-Мексико, они воскликнули: «Это же наши братья!» Затем они поведали нам красивую легенду о том, как давным-давно жили на земле два брата. Но восстал Великан-Дракон, и земля раскололась на части. И теперь родня ожидает вестей от любимой родни. Не могу передать, с каким воодушевлением люди в разных уголках Азии разглядывали репродукции небоскрёбов Америки – эти картинки считались самыми ценными подарками. Мне говорили: «Это же земля Шамбалы». Трудно представить отзыв более высокий, ведь Шамбала для этих людей – Земля Будущего.
Если меня спросят, почему другие путешественники не рассказывают столь охотно о расположении азиатов к Америке, отвечу: во-первых, возможно, они не смогли оценить наиболее конструктивных начал Америки. Затем, с людьми нужно разговаривать на их собственных языках. Если общаться через обычного переводчика-наймита, к вам не будет доверия; нельзя доверять и этому посреднику, ведь никогда не знаешь, какие мотивы определяют тот или иной тон его речи. Но, к счастью, со мной был мой сын Георгий. Тибетцы считают его высочайшим авторитетом тибетского языка среди европейцев. Он владеет монгольским, санскритом, персидским и китайским языками. Его словам действительно удавалось доходить до самого сердца местных жителей. И уверяю, мой оптимизм не беспочвенен. Скорее, это не оптимизм, а знание положения дел. Вновь с удовольствием повторяю: Ваше великое имя глубоко чтимо во всей Азии, а огромные азиатские просторы, с их миллиардным населением, таят многочисленные прекрасные возможности мирного взаимодействия и торговли. Готов в любое указанное Вами время поделиться всеми подробностями, наблюдениями и выводами с любым определённым Вами лицом или чиновником. Ибо, таким образом, чувствуем, мы послужим самому близкому нашему сердцу делу – славе Соединённых Штатов и истинной эволюции Человечества.

С глубочайшим уважением
Николай Рерих

RUSC, Frances Grant Papers. Box 14, folder 82. Машинописная копия. 4 л. На англ. яз.
Публикуется по изданию: В.А. Росов «Николай Рерих Вестник Звенигорода». Кн. 2. Москва. 2004.
Перевод с английского Татьяны Самариной
___________________________________________


26 июня 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
Мы были счастливы получить твою телеграмму и узнать, что в Кулу всё хорошо. Пожалуйста, напиши нам, как ты живёшь. Как твоё здоровье? Ты страдаешь от жары? Как Ояна? Надеюсь, что укус мухи не имел серьёзных последствий.

Мы тут переживаем великие дни. 24 июня Папу и меня принял Президент. Замечательная личность. Он очень интересовался результатами нашей экспедиции и согласился принять одну из папиных картин.
Мы послали тебе фотографию приёма у мэра в нью-йоркской Ратуше.
Надеюсь, ты её получила. Здание будет готово к заселению в первую неделю августа. Мы взяли себе квартиру на 22 этаже. У Папы две комнаты, у брата – три, и у меня одна. Я поставлю себе кушетку, чтобы можно было пользоваться комнатой днём как гостиной.
Комнаты немножко маловаты, но очень светлые. Тебе будет интересно узнать, что Толбот Манди, известный английский писатель, снял квартиру в нашем здании. Уже 50% помещений сдано.

Я еду в Бостон в пятницу, 28 июня, и пробуду там три или четыре дня. Ланман ещё жив и переживает вторую молодость. В будущий четверг состоится приём в честь Профессора Рериха у Ч. Крейна, который был председателем на большом приёме в здании Музея.

В Нью-Йорке ужасно жарко. Прямо как в Калькутте. Мы получили милое письмо от консула Фрейзера. Письмо будет послано отсюда в Консульство. Пожалуйста, напиши мне, нужно ли тебе что-нибудь. Я был у Брентано и обнаружил ту же ситуацию, что и пять лет назад. Брат Светик во Франции, где находится с друзьями на юге. Мы надеемся скоро увидеть его в Нью-Йорке.
С самыми лучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам,
Твой сын
Юрий Р.
Я постепенно нахожу мои книги. Но это отнимает ужасно много времени.

Архив Музея Рерихов, Москва.
_______________________________


28 июня 1929 г. Нью-Йорк.
Письмо Ю.Н. Рериха к С.Н. Рериху.

Дорогой брат.
Были очень рады услышать о тебе. Надеюсь, ты хорошо провёл время на юге Франции и нашёл всё, что ожидал. Из наших телеграмм ты знаешь все основные здешние события. В честь профессора Рериха в Мастер Билдинге был большой приём, на котором присутствовало около 400 человек, Чарльз Крейн исполнял роль председателя по этому случаю. 23 июня мы поехали в Вашингтон, а 24 июня встретились с Президентом. Президент очень заинтересовался результатами нашей экспедиции. Он принял одну из картин профессора Рериха. Мы получили наши первые документы, и вопрос стоит о привлечении внимания важных людей. Видел Пелла в Вашингтоне, он был очень дружелюбен, и я поеду, чтобы остаться с ним на несколько дней. Здание строится.

Мы испытывали трудности с освещением в Музее. Ниши слишком узкие, и свет не распространяется равномерно на стены. Экспериментируем почти каждый день, картины придётся вешать наклонно, чтобы избежать отражения в стекле. Залы музея недостаточно большие, а потолок слишком низкий. Есть некоторые сложности со звукоизоляцией пола в школе, архитекторы забыли оставить для этого необходимое пространство, придётся опустить арматуру или иметь некрасивые пороги в дверях школы. Архитекторы уделяют зданию очень мало внимания. В квартирах некоторые туалеты имеют электрическое освещение, некоторые нет, аренда выгодная, а Холл вполне способный работник.

У нас квартира на 22 этаже. У профессора Рериха две комнаты, твоя третья комната и у меня одна, которую я буду использовать как кабинет и спальню. Пожалуйста, напиши нам о мебели. Я купил себе письменный стол и кушетку, но решил подождать со стульями, пока не выслушаю тебя. Лекционный тур был плохо спланирован, и придётся искать другие способы получения денег. Сегодня я еду в Бостон и Гарвард и посмотрю, что там можно сделать. Пожалуйста, напиши нам о событиях в Париже. Очень важно, чтобы картины профессора Рериха вернулись в Люксембургский музей.

Всегда твой Ю. Рерих.

Архив Музея Н.К. Рериха Нью-Йорк.(перевод с английского)
___________________________________________________

28 июня 1929 г. Нью-Йорк.
Письмо Н.К. Рериха к Рериху Святославу

28 июня
Родной Светик, спасибо за письмо. Конечно, когда приедешь, сговоримся с Энгром! Привези мне от Тремлета три рубашки белых (две для смокинга или фрака) и одну с пуговицами для костюма.

Много здесь находится в испорченном состоянии. Постепенно выправляем. Худо с освещением Музея. Архитектора забыли вентиляцию и теперь отняли около 6 фут. высоты для труб. Худо и с лекциями. Сдано сейчас 52%, а на этот год нужно сдать 60%, т.е. не плохо. Послали картину Президенту. Там было прилично. Взяты первые бумаги. Квартиру взяли на 22 этаже, ибо терраса на 17 очень темнит. Не плох силуэт дома издали. Приезжай, поработаем.
Целую крепко.

Было ли что-то в Возрождении? Получил ли Шкл[овский] мою статью для Fig[aro]?

Архив Музея Николая Рериха Нью-Йорк..
____________________________________________


ИЮЛЬ
10 июля 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
Сегодня мы получили твою телеграмму о сильном сердечном приступе и очень из-за этого расстроились. Мы радуемся, что теперь тебе лучше и в Кулу стало прохладнее. Пожалуйста, пиши нам о себе и о том, что тебе нужно. Брат пишет из Парижа, что он почти выполнил все твои поручения. Тебе нужны книги о буддизме? Ты получила все книги, которые я послал тебе из Нью-Йорка? Я недавно послал тебе экземпляр «Звенигорода» Ремизова. Помню, ты говорила мне, чтобы я послал тебе эту книгу.

Мы ужасно заняты. Папа реорганизует Учреждения, и мы надеемся, что будет очень успешный год. Зина – крайне активный и ценнейший сотрудник. До сих пор она была организующей силой в Учреждениях. У нового Французского Комитета огромные возможности. Скоро будет учреждён Лондонский Комитет с некоторыми очень важными людьми. Ты знаешь, что Музей Рериха становится центральным учреждением, а все остальные – его отделениями.
Я только что закончил писать программу для научного института, и в будущую среду мы с Папой пойдём на встречу с очень важным и состоятельным человеком. Он недавно заходил к Папе, и, кажется, глубоко заинтересован исследовательской работой. Я пытаюсь организовать что-то с Фикинсом. Многое было запущено, и в результате почти всё надо переделывать заново. Я не против работы, если лекции будут иметь существенный финансовый успех. Помимо лекционного тура я веду переговоры о возможности чтения курса на темы Востока в нескольких крупнейших университетах восточных штатов. Если всё состоится, я буду очень занят этой зимой. Моя книга хорошо продвигается, и я уже планирую дальнейшие тома.

Пожалуйста, напиши нам о результатах осмотра для электростанции. Как сад? Ты продаёшь много фруктов? Надеюсь, что бумажные жучки не причиняют слишком большого вреда моим книгам и что Людмила опрыскивает их «Флитом».

Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания капитану Банону. Я посылаю все мои лучшие мысли всем Вам в Hall Estate. Вскоре я надеюсь получить письмо от Вольдемара на индустани.
Я еду в Нью-Хейвен 12 июля, чтобы установить связи.

С любовью и преданностью,
Твой сын
Юрий Р.

Пожалуйста, пошли каких-нибудь вырезок из англо-индийской печати. Я сейчас заполняю Тибетскую библиотеку в главном здании Музея.

Архив Музея Рерихов, Москва.
___________________________

24 июля 1929 г. Нью-Йорк
Музей Рериха

ДЕКЛАРАЦИЯ ПОПЕЧИТЕЛЕЙ НЬЮ-ЙОРКСКОГО МУЗЕЯ РЕРИХА

С верой в то, что высокое искусство и идеалы Николая Рериха являются одной из блистательных вех эволюции человечества, мы, Попечители Музея Рериха, посвященного искусству и идеалам этого мастера, настоящим провозглашаем Музей Рериха собственностью народа Соединенных Штатов Америки.
Постоянно устремляясь к единению человечества через великие образы Красоты, Николай Рерих посвятил свою жизнь Америке и миру во имя свободного и просвещённого развития человечества.

Объявляя Музей Рериха собственностью американского народа, мы, Попечители Музея Рериха, настоящим заявляем неизменное условие, что Музей Рериха никогда не должен быть разобщен, продан, не должен изменять свое название или цель – служить памятником искусству Николая Рериха; а его стены никогда не должны быть использованы для других целей, кроме как для экспозиции живописных работ этого мастера, искусству которого посвящён Музей Рериха.

В будущем, чтобы увековечить вышеизложенные цели и принципы Музея Рериха, и для того чтобы желание его пожизненно избранных Попечителей не было изменено, каждый из Попечителей должен в течение своей жизни назначить себе официального преемника, с той целью и с той уверенностью, чтобы назначенный преемник в будущем проводил в жизнь те идеалы, с которыми основатели Музея Рериха позаботились о его возникновении. И, в дальнейшем, чтобы каждый таким образом назначенный Попечитель, который также будет исполнять свои обязанности пожизненно, в свою очередь определил себе преемника, увековечив, таким образом, судьбу этого храма искусства.

В случае, если непредвиденные обстоятельства помешают Попечителю назначить себе преемника, то настоящим мы решаем, что остальные Попечители большинством в две трети голосов изберут нового члена, который, с их точки зрения, будет продолжать традиции этого Учреждения.
Мы, Попечители Музея Рериха, настоящим приносим наш дар народу Америки с глубокой убежденностью, что вдохновенное послание Рериха принесёт этой стране новую красоту и его призыв к новому братству людей, добавит славы настоящему и будущему Америки.
Для засвидетельствования этой Резолюции, Мы, Попечители Музея Рериха, ставим свою подпись и печать Музея Рериха.
Нью-Йорк, июля 24-го дня, 1929 г.

[подписи]: Николай Рерих, Луис Хорш, Морис Лихтман, Франсис Грант, Нетти Хорш, Зина Лихтман, Софья Шафран, Юрий Рерих.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк
__________________________________

24 июля 1929 г. Нью-Йорк.

ПРОТОКОЛЫ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ПОПЕЧИТЕЛЕЙ,
состоявшегося 24-го июля в 4 часа вечера
по адресу 313 Вест 105-ая улица, Нью-Йорк.

Попечители подписали это обращение и отказ от права получения уведомлений о заседании. Представлены были профессор Николай Рерих, доктор Юрий Рерих, мистер и миссис Хорши, мистер и миссис Лихтман, мисс Фрэнсис Грант, миссис С. Шафран.

На основании высказанных предложений, поддержанных надлежащим образом, было принято следующее решение:
Считая, что высокое искусство и идеалы Николая Рериха служат одним из сияющих указателей эволюции человечества, мы, попечители музея Рериха, который посвящён искусству и идеалам этого мастера, настоящим объявляем музей Рериха собственностью народа Соединённых Штатов Америки.
Всегда стремящийся к объединению человечества через величественные образы Прекрасного, Николай Рерих посвятил свою жизнь Америке и всему миру во имя свободного и духовного развития человечества.

Провозглашая музей Рериха собственностью американского народа, мы, попечители музея Рериха, настоящим объявляем неизменным условием, что Музей Рериха ни при каких обстоятельствах не должен прекращать свою деятельность; выставляться на продажу; не должен изменять своё название или свои первоначальные задачи, как учреждение, увековечивающее творчество Николая Рериха; стены Музея Рериха никогда не должны быть использованы ни для каких других целей, кроме как выставки картин этого мастера, творчеству которого Музей Рериха и посвящён.

Далее, по общему решению было принято, что в порядке обеспечить сохраняемость и неизменность вышеизложенных целей и задач Музея Рериха, и по желанию его попечителей, которые были избраны пожизненно, никогда не будет изменено условие, что каждый попечитель в течение своей жизни дол-жен назначить своего преемника будучи уверенным, что назначенный преемник будет претворять в будущее идеалы, с которыми учредители осуществляли создание Музей Рериха. И, далее, каждый будущий попечитель, утверждённый таковым и который будет оставаться на этом посту всю его жизнь, в свою очередь должен будет назначить своего преемника, тем самым навсегда сохраняя судьбу этой святыни искусства в неизменном виде. В случае непредвиденных обстоятельств, которые будут препятствовать попечителю назначить своего преемника, принято решение, что оставшиеся попечители выберут двумя третями голосов нового члена, который в их свете будет продолжать традиции этого учреждения.

Мы, попечителя Музея Рериха, делаем этот дар народу Америки с глубоким убеждением, что духовное послание Рериха принесёт новую красоту этой стране, и что его зов к новому братству среди людей прибавит славы настоящему и будущему Америки.

В доказательство этого решения, мы, попечители музея Рериха, каждый ставим свою подпись и печать Музея Рериха.
Нью-Йорк, 24-го июля 1929 года.

[подписи]: Николай Рерих, Луис Хорш, Морис Лихтман, Франсис Грант, Нетти Хорш, Зина Лихтман, Софья Шафран, Юрий Рерих.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. (Перевод с английского языка)
_____________________________________________________________

24 июля 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е. И.

Родная моя Мамочка!
Получили твои письма с вложенными копиями с писем из Манди. Мы были крайне удивлены. В случае, если будут необходимы наши действия отсюда, пожалуйста, дай нам знать.

Мы все в трудах и пытаемся проторить путь для всех осенних мероприятий. Папа очень много работает, но чувствует себя хорошо. Я просил мисс Фр[ансис] Грант послать Вам копии всех газетных вырезок. Некоторые очень забавны. Мы только что вернулись из Вудсхолла, где проводили время с семьёй Крейн. Вся семья очень дружелюбна. Г-жа Крейн выглядит хорошо, но должна лежать в постели – недавно она упала и ушибла ногу. Она посылает Вам большой привет. Джон женится на итальянской девушке. Видели полковника и г-жу Бейли и очень по-дружески беседовали с ними. Сегодня я собираюсь с ними ужинать. На будущей неделе они придут посмотреть папины кар-тины, посвящённые Тибету.

Видел моего старого друга – Малькольма Вогана. Он крайне дружелюбен, и я вполне понимаю, в чём заключалась проблема. Он очень восхищается Папой.
Только что закончил три статьи для «Christian Science Monitor». Они платят по 40 долларов за каждую статью. Неплохо. Моя книга продвигается хорошо. Продолжаю переговоры с издателями. Издательство Оксфордского университета очень заинтересовалось, и скоро у меня состоится встреча с одним из редакторов.

Много времени потрачено на встречи с различными людьми, но все говорят, что это путь к успеху. Я вполне понимаю, что в этом есть доля правды, но я отвык от светской жизни. Через несколько дней мы снова поедем в Вашингтон, и я проведу несколько дней с Пеллом.
Наш дорогой Брат в Швейцарии со своими друзьями и доктором Георгием Шклявером.
Фикинс всё тянет с лекциями, и я не знаю, как обернётся дело в этом отношении. Ошибки были допущены в самом начале.
Насколько я помню, Натху было заплачено за кули в Кулу и в Патанкоте. В Бомбее он получил свою плату, билет и деньги на питание. Пожалуйста, попроси его представить подробный счёт на все его расходы.

Я рад, что о моих книгах так хорошо заботятся. Будь добра, попроси девочек смазать маслом мои столярные инструменты. Пожалуйста, напиши мне о твоей жизни и о делах в Hall Estate. Как там с урожаем фруктов? Наблюдает ли Вольдемар за работами в имении? Вам нужны семена? Как там жара и до-жди? Меня очень заинтересовала история кап[итана] Банона насчёт садху. С большой любовью и пожеланиями всем Вам,

Твой сын
Юрий Рерих

Архив Музея Рерихов, Москва.
_____________________________

АВГУСТ

[Начало августа 1929 г. Кулу ]
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

Родной мой Юханчик, сейчас вспомнили, что письмо это придёт к твоему дню . Поздравляю тебя, мой славный воин, и шлю тебе всю любовь и ласку мою. Грядущий год полон удач – все тучи скоро рассеются, потому бодро будем устремляться в сужденное будущее. Ничто не может изменить предначертанного Светилами. Спасибо Пасику и тебе за Ваши заботы, но больше не посылайте. Такая радость была получить «Историю искусств» Бенуа, но «Старые годы» ещё не пришли. Береги нашего драгоценного папочку. Тамдинг уже собирает цветы на твоё рождение – он недурной мальчик.
Будьте спокойны. Великое Ручательство с нами. Да хранит Вас Преподобный Сергий.

Сердцем с Вами, любимые мои.
Масик

Архив Музея Рерихов, Москва.
_________________________