Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1944 год

"24 Февраля наступает Лонак, чёрный год. Весь тибетский год от 24 Февраля 1944-го по 24 Февраля 1945-го пройдёт под бедственным знаком чёрного года. При этом имеется в виду не Тибет только, но всё человечество. По древним традициям исчисляется знаменательный год:"
Н.К. Рерих.

***************************************************
 
1944 год
РУССКИЙ ВЕК

"На Руси будет праздник. Позовёт к нему народ всех, кто принёс пользу Руси. Взаимно улыбкою обменяются сотрудники всех веков. Для Русского Века потребуется неограниченное знание. Вся всенародная польза будет собрана. Все русские открытия вспомянутся.. И первопечатник Фёдоров, и все безвестные изобретатели и исследователи будут вновь открыты и добром помянуты. Перемигнётся народ со всеми, кто сеял добро.
К Русскому Веку русский народ может показать много былых достижений. А все русские подвиги нынешних дней славно возвысятся на празднике Русского Века. И ведь не сами выдумали такое будущее. Из-за океана увиделось предначертание судьбы Русской. Русский Век!"

Н.К. Рерих.

***********************************************************************************


СОДЕРЖАНИЕ

ЯНВАРЬ
Героический реализм (1 января 1944 г.)
Знамя Мира (4 января 1944 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (7 января 1944 г.)
Добрая мысль (12 января 1944 г.)
Неисправимые (16 января 1944 г.)
Культура [Письмо в Америку] (21 января 1944 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (21 января 1944 г.)
К будущему (25 января 1944 г.)

ФЕВРАЛЬ
Летопись (1 февраля 1944 г.)
Письмо Н.К. и Е.И Рерих в Америку (4 февраля 1944 г.)
А.А. Игнатьев " (8 февраля 1944 г.)
Твердим (12 февраля 1944 г.)
Русскому сердцу (15 февраля 1944 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (18 февраля 1944 г.)

МАРТ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 марта 1944 г.)
Лонак (7 марта 1944 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (14 марта 1944 г.)
Живём (20 марта 1944 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (24 марта 1944 г.)
Русь - Индия (29 марта 1944 г.)

***************************************************************************


ЯНВАРЬ

1 января 1944 г.
ГЕРОИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ

...Каждая весть теперь, как нежданный подарок. Даже мирные Швейцарские горы уже почти недосягаемы. Португалия почему-то вовсе замолчала. Женевский журнал ещё доходит, но Коимбра замолкла, точно бы там ничего не происходит. Если пошлю Вам последние мои очерки - вряд ли они дойдут.
Давно хотел послать Вам темперу, но это уж совсем невозможно. Даже книги в Америку запрещено посылать. Всё становится труднее.

Вот Вы определяете моё искусство как героический реализм. Мне радостно такое определение. Подвиг, героизм всегда были зовущими. Истинный реализм, утверждающий сущность жизни, для творчества необходим. Не люблю антипода реализма - натурализма. Никакой сущности натуры он не передаёт, далёк он от творчества и готов гоняться за отбросами быта.
Печально, что так долго не отличали натурализм от реализма. Но теперь это различие утвердилось. Это даст здоровый рост будущим направлениям искусства.

Истинный реализм отображает сущность вещей. Для подлинного творчества реализм есть исходное восхождение. Иначе всякие паранойные тупики не дают возможности новых нарастаний. Без движения не будет и обновления, но новизна должна быть здоровой, бодрой, строительной.

Упаси от абстрактных закоулков. Холодно жить в абстрактных домах. Не питает абстрактная пища. Видали жилища, увешанные абстракциями...
Жуткие предвестники! Довольно! Человечество ищет подвига, борется, страдает... Сердце требует песнь о прекрасном. Сердце творит в труде, в искании высшего качества.

Жизнь двинула такие грозные реальности, что им будет созвучен лишь истинный реализм. Хитрым загибом, перегибом, изгибом не преоборешь ужасов, затопивших смятенное человечество. Ближайшее будущее не сулит быстрого оздоровления.

Шатается Культура. Близится пустыня знания. Призрак голода бродит по миру. Жестокосердие иссушило. Беда порождает беду. В лохмотьях скитается бедствие. Бесчисленны жестокие драмы людские. Всякие эпидемии, мании, мегаломании не дремлют. Неразрешимы судьбы.

Среди такого хаоса художники могут поднять знамя героического реализма. Зычно позовут они к нетленной красоте. Утешат горе. Кликнут к подвигу.
Пробудят радость. Без радости нет и счастья. А ведь о счастье мечтает и самый нищий убогий. Мечту о счастье не отнять у человека. Художники всех областей, помогите!

1 января 1944 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия". М. 1974 г.
______________________________________________


4 января 1944 г.
ЗНАМЯ МИРА

"Идеи не умирают, они порою дремлют, но они просыпаются ещё более сильными, чем были до своего сна". Не умерло Знамя Мира. Оно лишь свернулось, пока зверствует война. Но придёт час, когда люди вновь сознательно обратятся к заботе об охране культурных ценностей, к этой истинной основе мира. И не об одних только культурных ценностях Знамя Мира трепещет. Оно трепещет о сердце человеческом, о том великом сокровище, где созидается обновлённое будущее. Сердце человеческое жаждет мира, и, может быть, этот час уже близится.

Удивительно было узнать, что сейчас Р. Ренц в серии "Библиотеки Нового Мира" издаёт в Дели брошюру, посвящённую нашему Знамени Мира. Ещё гремит война, а культурные деятели уже выдвигают то, к чему неизбежно вернётся человечество. Никогда не знаете, какими путями продвигается идея.

Вот она обнаруживается среди изданий "Библиотеки Нового Мира". Мы об этом не говорили. Культурная необходимость выросла сама собою, нежданно, по логике несказуемой, непререкаемой. По несказуемому маршруту движется идея. Иногда книга, оставленная на перекрёстке, попадает в наиболее достойные руки. Неведомы пути крылатой мысли.
Мысль и победа изображались крылатыми. Иначе их и не представить.

Друзья, вам иногда казалось, что осознание истинных культурных ценностей ещё не осенило смятённое человечество. Не нам судить. Наверное, добрые посевы где-то дают всходы. Мы временно не знаем их. Но полезная поросль уже крепнет.

Племя молодое на своём языке произносит священные клятвы, те самые, которыми горели и мы. Те же самые знакомые ручьи и потоки широко разнесли обрывки листов и сохранили весть для могущих принять её.

Помню книжку о Знамени Мира, нежданно появившуюся в Шанхае перед войною. Вот "Фламма" из Либерти - Индиана тоже несла ту же весть о Знамени Мира. Вот брошюра из Буэнос-Айреса. Вот брошюра из Ревью Международного Права. Вот - из Маха Бодхи в Калькутте. А сколько писем, запросов... И всё это нежданное! В такой неожиданности - особая прелесть. Именно идеи не умирают.

Много знаменных славных деятелей, так сказать, первого набора, к прискорбию, уже ушло, но приходят другие. Каждого из вновь приходящих хочется спросить, где и как услышал он впервые? Обычно узнаёте о каких-то неожиданных путях, подчас красивых и героических. Молодые сердца пылают. Часто они стесняются обнаружить свои мечты, но отоприте приветливо, и радость войдёт. Вернее, влетит, ведь она тоже крылатая.

Перелистайте литературу о Знамени Мира, о договоре охраны культурных сокровищ. Немала эта литература - более трёхсот книг, брошюр, статей на разных языках. А сколько упоминаний в других книгах, в очерках, в речах!
Какие благородные незабываемые мысли выражены в этих зовах и утверждениях! Смотрю на фото наших конференций в Брюгге и в Вашингтоне.
Такие собрания не проходят бесследно. "Орифламма" широко пронесена по миру. В книгохранилищах сбережены зерна оповещений. Эта весть понадобится скоро. Народы вспомнят о трудах бывших и восполнят их прочными достижениями. Идёт жизнь! Развернётся Знамя Мира!

4 января 1944 г.
Н.К. Рерих, "Из литературного наследия". М. 1974 г.
______________________________________________


7 января 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

7.I.44
Родные наши,
Опасаемся, не случилось ли чего с Вашей очередной почтой. Ваше последнее письмо было от 15-го октября. Вы писали, что вложите в следующее перевод Дутко. Хотя письмо Ваше где-то задержалось, но зато пришла Ваша добрая телеграмма от 31-го декабря, и шла она всего четыре дня, словно бы Вы почуяли, что мы беспокоились о Вас, о Вашем письме.

Радуемся, что у Вас всё ладно и даже брезжут какие-то возможности - превосходно! Так и нужно начинать значительный год. Здоровье Е.И. налаживается, но всё ещё нужна осторожность. Е.И. будет огорчена, если 'М[ир] О[гненный]' не дойдёт. Теперь - всё возможно. Чуяло моё сердце, что с посылкой эскизов выйдет неладно, - вернули из Бомбея через три недели. Видите, теперь нужно какое-то особое экспортное разрешение, а где живёт этот разрешитель, того не сказали. Теперь я поручил сие дело полковнику Ману - пусть проделает всё, что требуется. Но ведь задержка-то какая, вот и показывай союзное искусство!

В то же время из Америки доходят книги и брошюры. Только что получена статья Кауна о Лермонтове и новая книга Брэгдона. Поблагодарите от меня Брэгдона за отличную книгу, мы все её очень оценили. Спасибо ему и за дружескую надпись.

Чтобы не отягощать почту, всё делаю через Вас, а то вдруг ещё и письма в Америку запрещены будут. Неужели манускрипт 'Слава' всё ещё не получен? Ведь он был послан ещё летом. Потеря его была бы прискорбна. Большое значение имеет своевременная получка манускрипта и доставка его по назначению.

Ведь год-то какой - 1944-й!! Святослав сейчас в отъезде с выставкой. Кто бы мог подумать, что моя 'Святая ночь' останется в Индии! Впрочем, пусть больше знают о русском народе, о русском искусстве. Именно, сейте добро всюду, где только можете. Судьба даст рост зёрнам полезным. Всем друзьям наш сердечный привет - для мысли нет расстояния.

В прошлом письме я поминал книгу 'Декада'. То была добрая строительная Декада, а вот теперь на пепелище оканчивается тёмная, злая декада. Где её достижения? Где её новизна и где стройка? А вот Вы теперь опять слагаете Декаду добра. В добрый путь! В добрый час!

Когда Победа развернёт свои крылья прекрасные, то и все супостаты низвергнутся. Смело вперёд!
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Большая радость - сейчас прилетело Ваше письмо от 10-го ноября с письмом Уида. Все Ваши вести превосходны - это подлинное строительство. Елена Ивановна пишет Вам отдельно, а теперь шлём телеграмму. Две части 'Мира Ог[ненного]' 'Братство', 'Община' - на очереди. Не пропало ли Ваше письмо между 15-м окт[ября] и 10-м ноября? Попытайтесь узнать о дальнейшей судьбе 'Славы'. Радостны такие добрые вести. Пусть 1944-й - везде, во всём победоносен! Да будет!

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


12 января 1944 г.
ДОБРАЯ МЫСЛЬ

Добрый Азис Бек Курманаев пишет из Симлы: "Сегодня отослал Вам книги и журнал Красного Креста, где на 22-й странице маленькая заметка о моей идее. Во время концертов и танцев мы всегда имеем очень много заказов сыграть популярные мелодии. В начале Октября мне пришла мысль, что таким образом можно было бы собирать деньги на Красный Крест. После долгих уговоров и доказательств удалось получить ящик. За один месяц, с 27-го Октября по 27-е Ноября мы собрали 507 р. Если бы это ввести по всей Индии, то можно было бы собирать крупную сумму, но здесь, по-видимому, они очень мало заинтересованы этим. Всё же я смог послать несколько ящиков в Лахор, Калькутту и Бомбей. В Дели я ездил сам, чтобы поставить там ящики во всех оркестрах.

Был здесь представитель Интернац. Красн. Креста (швейцарец) и сразу же написал об этом в Швейцарию. Каждый день слушаю радио, новости с Родины очень отрадные".

Поистине, добрая мысль. Вот и ещё одно дело искусства приобщается к великому человеколюбивому Красному Кресту. Сердечно и просто создается помощь. Правильно помыслил Азис - слушатели пусть тут же посильно отзовутся на благой призыв. Из ручейков сливается целая благодатная река. В добрый час!

Любопытно, что и о таком простейшем деле пришлось немало "поговорить" и раскачать лиц причастных. Если сама идея Красного Креста раскачивалась целых семнадцать лет, то, видно, и все подсобные начинания требуют немалых усилий. И чем проще и яснее мысль, тем туже она входит в человеческие мозги. Тёмная спекулятивная затея часто быстро внедряется в слабые мозги, а вот идея красивой помощи требует настойчивых усилий.

Ничего не поделаешь, такова уж цивилизация! И всегда будут валить на публику, на народ - не поймут, мол. Напраслина, мерзкая напраслина! Народ отзывчив. Народ сердцем чует, и "по нитке слагается рубашка неимущему".

Милый Азис, радовались мы Вашей благой мысли. Музыка пробуждает сердца человеческие. Около звуков гармонии должно зарождаться красивое и доброе. Шлю Вашу идею в дальние страны. Пусть и там порадуются и примкнут к добру. Спасибо за добрую весть. Год-то какой - 1944-й!

12 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г.
_______________________________________


16 января 1944 г.
НЕИСПРАВИМЫЕ

Американское радио сообщает важнейшую новость: Рузвельт со времени войны пролетел пространство более, чем от земли до луны. Неисправимы!
Слушатели недослышали и переспросили: "На луну улетел?" "С луны свалился?". Во дни мировых неслыханных потрясений по миру несётся весть о луне! После этого все почтовые лётчики начнут вычислять, сколько раз они на луну слетали. Положим, Рузвельт - калека безногий, и этим можно засчитывать его полеты. Но ведь и Черчилль уже облетел его.

Вообще радиосообщения требуют внимательной редакции. Иногда наряду со спешным известием передаётся такая никчёмная историйка, что диву даёшься, кто же пустил её по ветру? Всему миру на удивление! И с печатным делом всё ещё трудно совладать, а радиоволны особо требуют бережности. Куда только не занесут они жданную весть!

Да и музыка должна быть избраннее. Иногда заревёт такой джаз, что рука сама тянется закрыть волну. Ведь молодёжь учится на пространственных наставлениях. Думает она, что всё посылаемое в пространство избрано как наилучшее, достойное подражания.

Вообще, что делать с новейшими открытиями? А самолеты понесли бомбы, радио заревело...Сообщения должны быть служебны, и правда и точность вовсе не нужны. Бумага терпит такое унижение, какого раньше, пожалуй, и не бывало. Впрочем, бумага вообще кончается.

Всё гуманитарное кончается, не в моде. Просвещение отставлено на какое-то будущее райское время. А пока одичание? Пока что изобретён особый самолет без пропеллера, значит, почти бесшумный. То-то можно подкрасться, да и ухлопать побольше. Неисправимы!

Призраки "шапочного разбора" не дремлют. Черчилль предлагал французам перестать быть французами и взять английские паспорта. Де Голль в Алжире предал военному суду пятьсот французских министров, генералов, губернаторов, администраторов. Можно представить, сколько миллионов французов будет судимо во Франции! В Югославии - Тито и Михайлович. С поляками неладно. Финляндия мечтает о великой Финляндии с Мурманском, Карелией, Ленинградом!!! Рузвельт бухнул астрономический бюджет в полтриллиона! Греки просят короля не возвращаться. Радио всякое такое сообщает.

16 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г.
_______________________________________


21 января 1944 г.
КУЛЬТУРА

Моё прошлое письмо кончалось припиской. Повторяю её, ибо теперь письма часто теряются: "Большая радость - сейчас прилетело Ваше письмо от 10 ноября с письмом Уида. Все Ваши вести превосходны - это подлинное строительство. Елена Ивановна пишет Вам отдельно, а теперь шлём телеграмму. Две части "Мира Ог[ненного]", "Братство", "Община" - на очереди. Не пропало ли Ваше письмо между 15 Окт. и 10 ноября?
Попытайтесь узнать о дальнейшей судьбе "Славы". Радостны такие добрые вести. Пусть 1944-й будет везде во всем победоносен. "Да будет!"

Поистине, Ваше письмо принесло радость. В нём звучала несломимая бодрость. Такая бодрость есть мощный магнит. Расцветёт издательство, окрепнет Академия, разрастётся АРКА. Будет жива "Фламма". Отлично, что ВОКС непосредственно шлёт Вам полезные материалы. Как прекрасно способствовать взаимопониманию Культур двух великих народов! Каждым Вашим выступлением, каждым оповещением Вы творите полезнейшее дело. Довольно мрака невежества, пусть всюду просияет правдивое осведомление. Только на такой почве растёт сотрудничество.

Вы писали, что Ламонт говорил Вам о моей книге. Всё думается о каких-то новых полезных сотрудничествах. Не хочет ли он быть почётным советником АРКА? Опять-таки Вам на месте виднее. Как полезна Ваша поездка в Посольство! Всё это - истинное добро, а Вы - добродеятели.
Чуется, что около АРКА у Вас вспыхивают новые добрые очаги. В больших водах Ваш корабль. Крылья Победы уберегут его от всех смерчей.

Ман ведёт переписку о получении экспортного свидетельства на посылку эскизов к "Половецким пляскам" для Мясина. Только подумайте, что прошло более месяца со времени первой посылки эскизов, а движения нет. Этакая проволочка из-за нелепой новой формальности! Объясните Мясину, в чём дело. Среди всяких Ваших спешных занятий найдите минутку прислушаться, что происходит у Хоршей. Наверное какие-то пакости там делаются, ведь иначе они и жить не могут. А всю Вашу добрую, полезную работу тёмная свора ненавидит, ибо зло не терпит добра. Сколько неплохих, но слабых людей совращает хоршевская банда своею злобною ложью! Встречаетесь ли Вы с чехословацким консулом? - они всегда были друзьями. В их лондонском журнале "Европейский Обозреватель" недавно была душевная статья Руфины Хилл о моём искусстве.

Спрашивают меня о нашей Лиге Культуры. Она претворяется в обществах Культурной связи - они растут и множатся. Значит, наша мысль была правильна и своевременна. Можно радоваться. На днях радио из Тегерана оповестило об открытии и там общества Культурной связи - всюду идея Культурного единения. Не всё ли равно, под каким названием, - лишь бы творилось полезное дело. Безразлично, каким путем или в каких словах проникает в мир добро. Всюду, где мы добро примечаем, будем помогать ему. Да живёт добротворчество! Умножатся в добротворчестве силы и возможности Ваши. Культура так унижена сейчас, что каждый культурный ТРУД особенно благословенен. Всем друзьям, сотрудникам - наши сердечные мысли".

21 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г.
________________________________________


21 января 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

21.I.44
Родные наши,
Поистине, Ваше письмо принесло радость. В нём звучала несломимая бодрость. Такая бодрость есть мощный магнит. Расцветёт Издательство, окрепнет Академия, разрастётся АРКА, будет жива Фламма.
Отлично, что ВОКС непосредственно шлёт Вам полезные материалы. Как прекрасно способствовать взаимопониманию культур двух великих народов! Каждым Вашим выступлением, каждым оповещением Вы творите полезнейшее дело! Довольно мрака невежества, пусть всюду просияет правдивое осведомление. Только на такой почве растёт сотрудничество.

Вы писали, что Ламонт говорил Вам о моей книге. Всё думается о каких-то новых полезных сотрудничествах. Не хочет ли он быть Почётным Советником АРКА? Опять-таки Вам на месте виднее.
Как полезна Ваша поездка в Посольство! Всё это - истинное добро, а Вы - добродеятели. Чуется, что около АРКА у Вас вспыхивают новые добрые очаги. В больших водах Ваш корабль. Крылья Победы уберегут его от всех смерчей.

Ман ведёт переписку о получении экспортного свидетельства на посылку эскизов к 'Половецким пляскам' для Мясина. Только подумайте, что прошло более месяца со времени первой посылки эскизов, а движения нет. Этакая проволочка из-за нелепой новой формальности. Объясните Мясину, в чём дело.
Среди всяких Ваших спешных занятий найдите минутку прислушаться, что происходит у Хоршей. Наверное, какие-то пакости там делаются, ведь иначе они и жить не могут. А всю Вашу добрую, полезную работу тёмная свора ненавидит, ибо зло не терпит добра. Сколько неплохих, но слабых людей совращает хоршевская банда своею злобною ложью.

Встречаетесь ли Вы с чехословацким консулом? - они всегда были друзьями. В их лондонском журнале 'Европейский Обозреватель' недавно была душевная статья Руфины Хилл о моём искусстве. Спрашивают меня о нашей Лиге Культуры. Она претворяется в обществах Культурной связи - они растут и множатся. Значит, наша мысль была правильна и своевременна. Можно радоваться.

На днях радио из Тегерана оповестило об открытии и там [отделения] ВОКС - всюду идея Культурного единения. Не всё ли равно, под каким названием, лишь бы творилось полезное дело. Безразлично, каким путём или в каких словах проникает в мир добро. Всюду, где мы добро примечаем, будем помогать ему. Да живёт добротворчество! Умножатся в добротворчестве силы и возможности Ваши. Культура так унижена сейчас, что каждый культурный труд особенно благословен. Всем друзьям-сотрудникам - наши сердечные мысли.
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Родные наши,
Вы уже знаете, какая огромная радость была явлена нам Вашими вестями об успехах и продвижении АРКА, а также письмом Уида. Послала ему мой ответ и благодарность. Надеюсь, что Вы прекрасно столкуетесь с ними относительно деловых оснований, на которых будут явлены его участие и помощь. Важно наискорейшее выполнение этого прекрасного и неотложного задания. Время не терпит. Вел[икий] Вл[адыка] советует в первую очередь выпустить новое издание 'Сердца' и 'Иерархии', ибо эти книги остались лежать в подвалах, но выход их особенно нужен. Вероятно, у Вас имеются несколько экземпляров этих книг и Вы легко можете их переиздать. Конечно, мне хотелось бы исправить некоторые ошибки, вкравшиеся в них. Я начала просматривать 'Сердце' и уже нашла несколько. <...> Думаю, что скоро пришлю Вам и дальнейшие поправки.

Теперь, не затрудняйтесь цветом обложки, берите то, что есть; так, 'Сердце' может иметь обложку рубиновую или синюю, если нет желтой, также точно можно заменять и остальные обложки. Важно лишь не откладывать. Также не ждите моих поправок, ибо они могут пропасть в пути, а книга должна выйти безотлагательно. К моему горю, 'Мир Огненный' так и не дошел до нас. Тем более это странно, что мы получаем из Америки книги, и недавно получила книгу Брэгдона 'Йога для вас' - книга неплохая, но не для большего круга читателей. Родные, обнимаю Вас всем сердцем, радуюсь Вашим непокладаемым трудам. Только в труде кратчайший путь всякого достижения. В добрый час - трудитесь.
Е.Рерих

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


25 января 1944 г.
К БУДУЩЕМУ

Декарт, Паскаль, Мольер не были включены во Французскую Академию. Не были признаны "бессмертными" в кавычках. Беру пример из множества ему подобных в разных странах. Всё это заметки для будущего. Авось одумаются и захотят мыслить по справедливости, хоть по самой убогой справедливости.

Мировой пересмотр должен помаленьку совершаться. Говорю не о политическом "шапочном разборе" - он уже много где даёт себя чувствовать, даже не дожидаясь конца Армагеддона. Вероятно, он будет не менее жесток и кровожаден, нежели бомбы. "Человеческое, слишком человеческое"!

Люди должны помыслить о культурных перестроениях, об истинном просвещении, о биологической нравственности. "Гуд тайм" и джаз ещё не наставники. Рассказывали, что в предвоенное время нацистские студенты являлись на экзамены с револьвером, угрожая несговорчивому профессору. Рассказывал это сам профессор, человек достоверный. Может быть, и в иных странах бывали всякие подобные насилия. Когда Культура шатается, тогда можно ждать всевозможных уродств. Пусть будут эти язвы вскрыты, чтобы при дальнейших построениях избежать таких античеловеческих проклятий. Довольно крови, довольно человеконенавистничества!

Только от школы, от семьи могут быть услышаны эти спешные зовы. Пусть они будут не только гласом в пустыне, но приказом набатным. Много говорилось о разных вандализмах, но вандалы и вандальчики и в ус не дуют и продолжают своё скверное, дикое дело. Мне приходилось видеть пожимание плечей, мол, довольно о вандализмах. Ну, сказал - и довольно. Нет, миленькие, вовсе не довольно. Красный Крест Культуры вовсе ещё не осознан. Синодик зверских вандализмов растёт и даже, страшно сказать, очень умножается. В основе гнездится невежество. Ведь оно может жить и во фраке с орденами. Доживёт ли человечество, когда военные бюджеты будут перечислены на просвещение?!

"Перековать мечи на орала", "Положить тигра с овцой", - кто-то зверски хохочет...

25 января 1944 г.
"Прометей", т. 8. М., 1971 г.

*******************************************************************************

ФЕВРАЛЬ

1 февраля 1944 г.
ЛЕТОПИСЬ

Руфина Хилл поминает в лондонском журнале, как Русское Искусство "завоевало мир". Об этом мирном завоевании можно написать целую любопытную книгу, И это необходимо сделать.

Совершался знаменательный психологический процесс. Недаром называют искусство знаменосцем народа. В мировом шествии Русского Искусства остаются памятными многие поразительные подробности.

Вдруг сделалось ценным для иностранных артистов иметь русские имена. Можно назвать множество таких "русских", ни слова по-русски не говоривших. Во многих оркестрах появились русские музыканты и дирижёры. Начали учиться русскому языку. Участились переводы русской литературы на всякие языки. В театре всюду появилось русское искусство.
Русские выставки широко и победно прошли по всему миру. Окрепли и выросли культурные связи.

Мы, оказавшиеся в центре этих движений, можем свидетельствовать, как за последнее сорокалетие Русское искусство явилось прекрасным знаменосцем Русского Народа. Много написано на всех языках за это время о Русском Искусстве. Много превосходно написано. В этих писаниях справедливому летописцу надлежит зорко разобраться. Кое-что окажется недостаточно осведомлённым, кое-что тенденциозным, кое-что ошибочным, даже из добрых намерений. Во всём этом обширнейшем материале нужно справедливо разобраться, ибо всё, даже и в ошибках невольных, всё-таки служило победе Русского искусства во всех его областях.

Такая летопись должна быть выполнена. Она составит замечательную страницу Русской Культуры. Может быть, такой достоверный летописец уже и трудится. А если ещё нет, то пусть появится. В смятении событий многое теряется, забывается. Немало чего уничтожено и зверскими бомбами. Но победное шествие Русского Искусства должно быть справедливо освещено и заботливо описано, В нём явлено большое историческое событие. О великих победах русских будут и великие летописи. Должна быть и летопись о победе Русского Искусства.

Искусство есть знаменосец народа.

1 Февраля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
___________________________________________________


4 февраля 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

4.II.44
Родные наши,
За эти недели Ваших писем не было, дошёл от Фричи один 'Мир Огненный'. Может быть, и другие два дойдут. Была большая радость - книга издана отлично. Найдёт она свои пути и зажжёт новые сердца. Как вовремя подошёл Уид для движения прочих книг. Наверное, Карнеги-холл направит запрашивающих по новому адресу. Между прочим, Ваша прежняя почтовая бумага Академии вполне пригодна, стоит лишь поправить 250 на 200 - хорошее совпадение.

У нас снега, почта совсем испортилась, а телеграф уже несколько дней не действует. С продуктами всё труднее. Опасаюсь, не пропало ли Ваше письмо между 15-м октября и 10-м ноября? Там мог быть перевод Дутко, и Ваш годовой отчёт АРКА, и много другого весьма интересного. Не вернулась ли Дутко? Не видела ли Б[ориса] К[онстантиновича]? Не было ли чего дальнейшего о 'Славе'? Хотелось бы послать Вам новую книгу Тампи и второе (улучшенное) издание брошюры Ренца, но ведь теперь в Америку запрещено посылать. Вот и эскизы для Мясина всё ещё под запретом. И журнал Дельфийского Общества, видимо, пропал. Так печально, когда последние безобидные ниточки обрываются. Это ещё между союзными странами, а уже Швецию, или Португалию, или Швейцарию и трогать нельзя.
Страшно подумать, что случилось в Риге со всеми картинами и книгами! Неужто всё это погибло? А в Праге, Белграде, Загребе, Париже, Брюгге?..

Просматривал сейчас некоторые старые письма. Сколько в них предупреждений против Хоршей. Вспоминал, как многие не хотели сотрудничать с группой наших Учреждений, опасаясь Хоршей. М-с Тер, увидав Хорша, прямо сказала, что с этим ужасным человеком она не может иметь ничего общего. Таких мнений можно привести очень много. Да что говорить, Вы сами всё это знаете. И Юрий не раз Вам говорил об этом вреде. Вот уж подлинные сатанисты! Кроме всех ограблений и мошенничеств по отношению к нам всем Хорш вредил мировому делу Знамени Мира, порушил русское дело - Музей, кощунствовал над именем преподобного Сергия - попрал всё добро. А все его подкупы судей и адвокатов! Все таинственные телефоны хоршевского преступного 'покровителя'. Какая скверная, какая мерзостная драма - глумление над всем миром! События подтверждают, насколько неотложны и своевременны были все наши начинания. Преступная банда всё нарушила. И Лига Культуры имела широчайшую программу, а теперь всё тормозится, ограничивается, замедляется. Поистине сказано, что один конь может задерживать целый караван. Все преодолеем, бодрости достаточно, но невольно негодует сердце, зная такие вандализмы.

Помню, как один из сотрудников наших писал: 'Скорей, скорей, пусть скорей сделается всё, что должно совершиться!'. Русские славные победы гремят. Подвиг совершается, 'идёт война народная, священная война'. Эти дни слышали мы все о наших прежних местах. Вот наша станция Волосово, а теперь она уже город. Леможа, Заполье, Извара - все наши места. Так хочется там, на Руси, помочь всем знанием, всем опытом, всеми накоплениями. Душевный привет Вам, всем друзьям и сотрудникам.

Сердечно,
Н.Рерих.

Родные наши,
Приступая ко второму изданию 'Сердца', руководствуйтесь при чтении корректур английским изданием, как ни странно, но в нём меньше опечаток, нежели в русском. Тревожимся, что вот уже три недели как не имеем от Вас весточки. Несомненно, предпоследнее письмо от Зиночки со вложением перевода В.Дутко статьи Н.К. пропало в пути. Весьма вероятно, что и наши письма не все доходят до Вас. Грустим очень, что обмен письмами и книгами становится столь затруднительным. Культурная жизнь замирает, дышит на ладан, но современные люди отлично обходятся без нее и даже, по-видимому, 'облегчённо вздохнули', ибо кино сомнительного содержания и разные кабаре с утроенным успехом заменили им культурные требования утончения мышления и расширения сознания.

Когда-то наш Толстой, наблюдая аудиторию концертного зала во время исполнения симфонической программы, высказал убеждение, что если бы вместо симфонии Бетховена оркестр неожиданно заиграл бы Камаринскую, то большинство 'облегчённо вздохнуло бы'. Он оказался провидцем и в этом. Достаточно прослушать ежедневные программы, которыми нас угощают по радио, и, увы, в первую очередь из нашей многострадальной России. Тяжела, ах как тяжела эта продолжающаяся нивелировка не только уже по среднему, но уже по низшему сознанию!

Давно было Сказано: 'Если трудно вложить малый меч в большие ножны, то насколько труднее вложить большой меч в малые ножны'. Вероятно, потому всюду замечается устремление к укорачиванию голов, слишком возвышающихся над уровнем избранным. Пора проснуться от кошмара самоистребления. Надеемся, что этот год будет отмечен решительными победами над беснующимися. Оплакиваем утрату незаменимых сокровищ, достояния грядущих поколений. Знамя Мира, поднятое за десять лет до истребительной войны, живым укором будет занесено в рекорды Истории.

Конечно, по-прежнему знаем о победе Сил Света, об очищении атмосферы нашей планеты, но всё же тоскливо думать, какой ценою, каким разрушением сопровождается такое очищение от негодного элемента. Потому возможность издания прекрасных книг Учения Жизни особенно радует моё сердце.

Шлю самую горячую признательность душам, думающим о созидании и продвижении Прекрасного в столь тяжкие дни. Но сердце моё уже находится во власти предчувствия близкого подвига оздоровления духа человеческого. Там, где тяжелее всего, там скоро будут оявлены подвиги, светлые подвиги строительства под знаменем напряжённого труда, широкого строительства и сотрудничества народов.

Родные, стройте, не унывайте и думайте больше о трудах, явленных Великими Учителями человечества. Их пример пусть будет перед нашими глазами и в сердце во время служения человечеству. Обнимаю Вас всех, ещё немного - и Свет блеснёт ярким Лучом.

Сердцем с Вами,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


8 февраля 1944 г.
А. А. ИГНАТЬЕВ.
"ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ В СТРОЮ"

"Из тьмы веков, через голову извечного общего врага тянулись нити непонятной взаимной симпатии между Россией и Францией - странами, столь отличными и по своему характеру и по своей исторической судьбе.

Когда в мировую войну германские полчища вторглись во Францию и приближались к древнему городу Реймсу, угрожая чуду архитектуры - Реймскому Собору, я просил французов спасти хранившийся там драгоценный памятник русской письменности - евангелие на славянском языке XI века нашей эры.

История этого рукописного документа такова: колыбель русской культуры - Киев стал уже в эту эпоху известен Европе, с ним начали считаться, и французский король, Генрих I, испросил себе в супруги дочь киевского князя Ярослава - Анну. Сделавшись французской королевой, она принесла присягу, положив руку на евангелие, привезённое из Киева. С тех пор все французские королевы приносили присягу на верность Франции на том же русском документе".

"...Не меньшим успехом пользовался в предвоенном Париже и русский балет. Он был, однако, совершенно отличен от традиционного балета Мариинского театра. Для заграницы надо было создать нечто артистически целое: танцы, наглядно отображающие музыкальный замысел автора, танцы, пластическая экспрессия которых идёт в унисон с музыкой. Пионером в этом новом жанре хореографического искусства выступил Дягилев. Сын кавалергардского офицера, поначалу только талантливый дилетант, он быстро достиг высокой эрудиции в области искусств и сумел составить свою труппу из таких первоклассных артистов, как Павлова, Карсавина и неподражаемый Нижинский. В России места для этого новатора не нашлось. Консервативный императорский балет не мог примириться с революцией в театральном искусстве. Использованная Дягилевым музыка Римского-Корсакова, Черепнина, Прокофьева, Стравинского требовала новых, полных смелой оригинальности постановок, декораций Бакста, Рериха, Бенуа и не только классических танцоров, но и высокоталантливых исполнителей.

Париж ахнул, Париж потерял голову: в России - тёмная реакция, а в Париже - русские балеты, представляющие для искусства дерзкий отрыв от прошлого и смелый прыжок к новому и неизвестному".

8 февраля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г.
______________________________________


12 февраля 1944 г.
ТВЕРДИМ

Давно твердилось!
Мы никогда не откажемся, что с большим интересом следим за достижениями науки. Будь то в Обществе психических исследований, или в Дьюк Университете по передаче мысли - решительно во всех проявлениях познавания каждый культурный человек должен быть доброжелательно открыт. Вы давно имеете статью "Борьба с невежеством", она написана, точно бы отвечая на некультурные злоумышления. Общество психических исследований в его лучших проявлениях и все опыты над психической энергией должны быть встречаемы доброжелательно. Должны вызывать тщательнейшее научное исследование.

Только невежды не знают, сколько полезнейших институтов и университетских курсов по изучению психических явлений открыто во многих странах за последнее время. Только невежды не знают, сколько научных книг выдающихся учёных, например, Алекс[иса] Карреля издано в последние годы. Итак, пусть каждая некультурная атака на познавание встречает чёткий обоснованный отпор, чтобы воинствующие невежды садились в ту лужу, которую они заслуживают. Председатели Общества психических исследований могут назвать целый ряд ценных трудов. Пусть невежды будут выявлены самым ярким способом.

И мы всегда останемся доброжелателями всех искренних познавателей. Все психические исследователи, физиологи и биологи, к какому бы лагерю они ни принадлежали, они являются пионерами науки грядущего.
Психические явления как основа человеческого творчества и прогресса найдут себе заслуженное место в достижениях эволюции.

И всё-таки большинство будет упорствовать, ехидно уверяя, что совсем мало общественное мнение уделяет внимания психическим явлениям. Отрицатели, как всегда, не желают заглянуть на полки больших библиотек, где столпилось множество серьёзнейших трудов. По счастью, не большинство, но избранное меньшинство всегда двигало эволюцию. В данном случае это меньшинство весьма мощно и включает много лучших имен истинных культурных деятелей. А препятствия, чинимые невеждами, лишь создают новые возможности.
"Ad augusta per angusta".
['К высокому через трудное' (лат.) - ред.]

12 февраля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г.
_______________________________________

15 февраля 1944 г.
РУССКОМУ СЕРДЦУ

Сколько башен и стен воздвигалось вокруг сокровища русского! Для всего мира это сокровище благовестит и вызывает почитание. Уже сорок лет хождений по твердыням русским. Напоминается, как это сложилось.

В 1894-м - Троице-Сергиева Лавра, Волга, Нижний Новгород, Крым. В следующем - Киево-Печерская Лавра. Тайны пещер, 'Стена нерушимая'.
В 1896-м и 97-м - по пути из "варяг в греки", Шелонская Пятина, Волхов, Великий Новгород, Св. София, Спас Нередецкий, все несчётные храмы, что, по словам летописца, 'кустом стоят'. В 98-м статьи по реставрации Святой Софии, переписка с Соловьёвым, Стасовым, а в 99-м - Псков, Мирожский монастырь, погосты по Великой, Остров, Вышгород. В 1901-1902-м - опять Новгородская область, Вал-дай, Пирос, Суворовское поместье, Мста со многими храмами древними от Ивана Грозного и до Петра Великого.

1903-й - большое паломничество с Еленой Ивановной по сорока древним городам, от Казани и до границы литовской. Несказанная красота Ростова Великого, Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, Владимира, Спаса на Нерли, Суздаля, всего Подмосковья с несчётными главами и башнями! Седой Изборск, Седно, Печера и опять несчётные белые храмы, погосты, именья со старинными часовнями и церквами домовыми и богатыми книгохранилищами. Какое сокровище!

Тогда же впервые оформилась мысль о нужности особого охранения сокровищ народных. Доклад в обществе архитекторов-художников. Сочувствие.

В статье 'По старине' и во многих писаниях о храмах и стенах кремлёвских говорилось о том, чем незабываема Земля Русская. В 1904-м - Верхняя Волга, Углич, Калязин, Тверь, высоты Валдайские и Деревская пятина Новугородская. Одни названия чего стоят, и как незапамятно древне звучат они!

В 1905-м - Смоленск с годуновскими стенами, Вязьма, Приднепровье.
В 1907-м - Карелия и Финляндия, славные карельские храмы. От 1908 до 1913-го опять Смоленск, Рославль, Почаев. В 1910-м - раскопки Кремля Новгородского, оказавшегося неисследованным, а затем, до войны - и Днепровье, и Киевщина, и Подолье. В 1913-м - Кавказ с его древностями, а в 1914-м при стенописи в Талашкине получилась первая весть о Великой Войне.

Война со всеми её ужасами ещё и ещё напоминает охранение всего, чем жив дух человеческий. Война! Все сочувствуют предложению всенародной охраны культурных сокровищ. Вот-вот уже как будто и состоится! 'Враг рода человеческого' издан Сытиным в сотнях тысяч.
#wragrodatc#
Н.К. Рерих. Враг рода человеческого (плакат). 1914.

Бесчисленные развалины напоминают о зловещих разрушениях. Исследуем. Запоминаем. И только в 1929-м оформился Пакт по сохранению культурных сокровищ. Спасибо Парижу и Америке, которые поняли, поддержали. Но ведь это ещё только воззвание. Нужно, чтобы его услышали. А кругом столько гибели!

Всеми силами спешим с Пактом. Но не коротки пути по миру. И не везде благоволение. Нужно преобороть и превозмочь.

Всеми доходчивыми до сердца человеческого словами молим о сохранении Культуры. 'Твердыня Пламенная' в статьях 'Конвенции Знамени Мира', 'Знамя', 'О Мире и Культуре моления' и во многих других, обошедших прессу Европы, Америки, Индии, говорилось всё о той же охране народного достояния.

Две международных конференции в Бельгии с выставкою исторических памятников принесли много пользы. Наш парижский комитет много поработал над введением Пакта в сферу международного права.

Наконец, в Ноябре [19] 33 года Вашингтонская конференция привлекла уже представителей тридцати шести стран, которые подписали единогласное постановление, рекомендуя своим правительствам ратификацию Пакта.

Кто-то в нетерпении: 'Когда же? Когда же?' и мы сами в ещё большем нетерпении. С ещё большим трепетом оглядываемся на всякие развалины, искажения и небрежения.

Если люди давно понимали ценность культурных сокровищ, то сейчас, в мировом смятении, они должны ещё ярче вспомнить всю красоту лучших творений человеческих, чтобы тем сознательнее и упорнее ополчиться на защиту всего прекрасного, научного.

Сведения о всяких разрушениях и искажениях поступают почти ежедневно. Если вандалы так действенны и организованны, то неужели же работники Культуры не найдут в себе объединительного сознания? Неужели сердце их не подскажет им, что взаимные разрушения лишь останутся позорною страницею человечества! Сердце подскажет всю ценность сотрудничества, и все трудники во благо со всех концов мира убеждённо воскликнут: 'Тесно время! Удвоим усилие!'

Каково же русскому сердцу слышать о вандализмах немецких над русскими сокровищами! Больно слышать о разрушениях в Новгороде, в Киеве в Петергофе, в Пушкине, в Вязьме, в Калуге, в Калинине и во многих русских старинных городах. Порушены музеи Толстого, Чайковского, Чехова, Гоголя, Пушкина... Нескончаемый синодик непоправимых разрушений!

Опять взойдёт красно солнышко над Землёю Русскою. Опять обстроится, украсится наша Великая Родина. Но старинное сокровище уже порушено. Уже нет Спаса Нередицкого! Позор варварам! Позор разрушителям народного достояния!

Оборонил Русский Народ свою Родину. На диво всему миру нашёл силы противостать врагу. Отбросил народ вражеские полчища. Уже к Пскову подступает Русское Воинство. Сердце Русское превозмогло беду. Уже идёт великая новая стройка.

Победное Знамя, Знамя Культуры, Знамя труда, творчества блистательно развернётся над Землёю Русскою. Исполать Народу Русскому. Исполать всем народам семьи русской.

15 Февраля 1944 г
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)

Вариант очерка под названием "Чутким сердцам"
впервые опубликован в газете "Свет", Рига, 22 марта 1935 г.
_______________________________________________________


18 февраля 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

18.II.44
Родные наши,
Только что послали Вам телеграмму о пролёте двух Ваших писем, а тут-то они и пришли. Теперь мы имеем от 25-го ноября, 13-го декабря и 27-го декабря - три письма, и какие славные письма! Все Ваши сведения об успехах АРКА нас глубоко радуют. Творится большое полезнейшее дело. Вы вписываете в Вашу деятельность прекрасную главу. Понимаем, как должны Вы уставать, но сознание великой пользы приносимой окрылит и удесятерит силы. Посылаю [статью] 'Русскому Сердцу', можете использовать как можно лучше.
Скажите Вашим новым друзьям, как мы все хотели бы приложить наши силы и знания там, на месте. Непременно скажите! Непонятно, отчего Б[орис] К[онстантинович] не дал письма Вам и нам через Д[утко]? Напишите ему через Д[утко] и скажите, что мы очень ждём. Радуемся и успеху 'Мира Огненного' - так и должно быть.
Предостерегите Д[утко] от Греб[енщикова] - он впал в ярое кощунство и старается заразить добрых людей. Выписки из его писем сохраните - пригодятся! Он кощунствует и вредит Русскому Делу - долой его. Истина развалиться не может. Никакое грабительство не нарушит истину.
Радуемся, что Вы не огорчаетесь отношениями Олбани. Если там 'доллар - король', то Вам не по пути. Можно и без них преуспеть. Вы помните, что то же самое было и при начале Мастер-Института.

После двух месяцев переписки было разрешено послать эскизы 'Половецких плясок', что мы немедленно и сделали. Надеюсь, посылка дойдёт к Вам благополучно. За эти недели пришла ещё одна книга 'М[ира] О[гненного]' на этот раз от Зины, пришли брошюры от Музея Нового Искусства, три журнала из Калифорнии и один журнал от Аниты Мюль из Огайо (поблагодарите её).
Как идёт продажа книг? Вообще, какие книги у Вас имеются? и сколько? Здесь спрос на 'Алтай-Гималаи'. Вообще странно, что издательства не посылали книг в Индию. Здешний книжный рынок очень расширяется. И опять был спрос на Конлана. Существует ли это издание да и он сам?

Прилагаю образец холста. Кто знает, может быть найдётся. Он был от Лефранка, не было ли в Нью-Йорке его представителя? Нет ли движения со 'Славою'? Сейчас мы все здоровы. Надеемся, что и у Вас ладно. Итак, в добрый час: 'Per aspera ad astra' ['Через тернии к звёздам' - лат. - ред.]. Всем Вам, нашим дорогим, шлём душевные мысли.

Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

**********************************************************************************

МАРТ
1 марта 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

Родные наши,
24 Марта встречаете среди напряжённой полезной деятельности. Подошли новые дела, обновились прежние. Трудное военное время не помешало росту работы. Сознание подсказывает, какое славное расширение возможно.
Радость, большая радость, когда видишь, что победное преодоление совершается. Волна победы докатилась в урочное время. Жаль, что привет к Памятному Дню невозможно послать друзьям, в рассеянии сущим. Где все они? Как выжили, как преодолели?

Во многих странах притаились друзья. Пошлём им мысленно наш сердечный привет. Вспомним о них в день памятный. Недалёк уже день вести радости. А наши-то, наши русские Победы! Так и гремят. Там, где весь народ встал за свою землю, там он непобедим. Особое 24 Марта свидетельствует о победах народных.

Вот если бы все члены АРКА проявили то же сплочённое, деятельное устремление. Из родников и большие реки зачинаются. За это время дошёл от Зины третий 'Мир Огненный', получены две Ваши телеграммы, дошёл 'Великий Облик' в переводе Дутко и Дельфийский журнал с моей статьёй 'Мусоргский, Станиславский, Дягилев'. Также доплыли два выпуска 'Современного Музея' со многими их чудачествами. Получен и портрет Уида (в их журнале). Хорошее лицо - передайте ему наш привет.
Ценно, что он живёт высокими идеалами. При этом он работает, а не только числится на списках.

Вы писали, что БОКС присылает Вам много материала. Попросите их также посылать ко мне как Поч[ётному] председателю АРКА. Прямо сюда - мы имеем полезное применение.

Удивительно, почему Б.К. не пишет и даже не воспользовался связью через Д.? Не вернулся ли теперь Д. и нельзя ли от него узнать подробности их свидания. Очень странно, что Б.К. замолчал и Вам и нам. Может быть, Д. даст намёк, что именно мешает Б.К. продолжать переписку, им же начатую.

Нет ли новостей о 'Славе'? Хоть бы эскизы для Мясина не задержались в пути. Так хочется, чтобы они дошли вовремя. Очень ценю, что он поддерживает дягилевские традиции и тем способствует Русскому Делу.

АРКА помогает всюду, где может быть культурная польза. Работаем мы усиленно. Послал Вам пароходной почтой несколько страниц из книги Тампи - авось дойдут! В Калькутте в журнале 'Дон оф Индия' напечатано обращение Уида об АРКА - попробую послать Вам этот номер. Отметьте и это в Ваших отчетах об АРКА. Сердечный привет всем друзьям, дорогим сотрудникам к 24 Марта.

Духом с Вами,
Н.Рерих

Е.И. шлёт Вам сердечный привет. Сейчас она немножко простужена. Много работает. У нас снега и дожди.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


7 марта 1944 г.
ЛОНАК

Бутанский раджа Дорже с женою едут в Тибет по случаю особых молений - 24 Февраля наступает Лонак, чёрный год. Весь тибетский год от 24 Февраля 1944-го по 24 Февраля 1945-го пройдёт под бедственным знаком чёрного года. При этом имеется в виду не Тибет только, но всё человечество. По древним традициям исчисляется знаменательный год.

Жаль, что многие старинные книги Тибета так трудно получить. Тибетские нотабли охотно обещают прислать многое интересное, но затем 'за горами, за долами' всё забывается. Письма идут медленно, а то и вовсе не доходят.
Вот знаете, наверно знаете, где именно имеются нужные книги, но на письма нет ответа. О Гесэре есть книга в Калимпонге, но владелец её кому-то дал её почитать, да и забыл, кому дал. Всё может случиться, хотя книги Тибет и бережёт и хранит. Ни тибетец, ни монгол книгу наземь не бросит, чтит слово книжное.

Много чего в их книгах старинных чужаками ещё не прочтено, не изведано. Постоянно приходится слышать новые подробности 'Гесэриады'. Можно слышать о священных пещерах в Пиренеях, о Пресвитере Иоанне, о великане Полифеме, о Бругуме самые неожиданные отклики.

В одном из Амдосских монастырей на стенописи изображён Московский Кремль! Разве не удивительно? Лхаса будто прежде называлась Гота - откуда-то так слышали старые миссионеры-католики. Откуда сие?
Менгиры напоминают о чьих-то незапамятных хождениях. Нетронуты недра Тибета. К его нагорьям устремлялось воображение многих народов. Но хранилища крепки. Клады Тибета захоронены. Разве удалось британцам в 1904 году прикоснуться к скрыням? Ничего, ничегошеньки не увидали непрошеные гости. А уж как им хотелось урвать самое сокровенное! Нет, с оружием не пройдешь.

7 Марта 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г.
_______________________________________
14 марта 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И Рерих в Америку

14.III.44
Родные наши,
Пришла новогодняя весточка от Джина - привет им, хорошие они, редкие люди. Пусть бы и к АРКА они поближе были. Между прочим, уже давным-давно мы говорили, что в каждом деле должны быть законные заместители. Не будет ли Джин таким заместителем в картинной корпорации? Кстати, кто заместители у Катрин и Инге? В случае какого-нибудь непредвиденного отъезда такие готовые деятели вдруг могут понадобиться. Ведь грабители всегда ждут случая, чтобы нежданно напасть. И Зина могла бы быть заместительницей чьей-либо. И война теперь достаточно показала, насколько должна быть предусмотрена каждая неожиданность. Злой враг Гитлер, а Хорш ещё злее. Сделайте, как лучше и крепче.

Узнайте о судьбе 'Славы'. Это важно не только по личным отношениям, но и потому, что 'Слава' была передана через АРКА. Должно быть, в ближайших Ваших письмах будет и годовой отчёт АРКА. Хорошо, что этот отчёт выйдет ладным, ведь он пойдёт и в ВОКС, и ко всем Поч[ётным] Советникам. Надо, чтобы они не заскучали.

Вы будете рады узнать, что с нашей выставки в Хайдарабаде некоторая сумма (входная плата и пр.) была послана через м-с Черчилль в Русский Красный Крест. Давно мне хотелось туда послать, а тут Комитет выставки сделал это очень достойно.

Хорошо, что Вы устраиваете в одной из студий выставку материалов из ВОКСа. Когда она сменяется или дополняется, давайте знать в хронику тех газет или журналов, которые симпатизируют русскому сближению. Ведь есть же такие! Из-за медленности почты мы не знаем Ваших текущих дел, уже целая зима прошла. Эти строки дойдут к Вам уже к лету, и много событий за это время свершится. У нас полная весна. Снег около дома сошёл. Цветут сливы и абрикосы. Думаем о Вас, так хочется, чтобы у Вас всё было ладно и бодро. Душевный привет друзьям.

Сердечно,
Н.Рерих.

Сию минуту прилетело Ваше письмо от 10-го января. Вы правы - для АРКА невозможно пускаться в такие дорогие издания. Видимо, 'Новоселье' есть тухлое староселье. Такие сотрудники неполезны. Вы правы о тёплых друзьях. Истинный друг огненно встретит всякую клевету. Видимо, боязлив новый сотрудник. Хорошо, что он ещё прибежал к Вам, а то ещё и промолчал бы другой. Надо думать, что Д[утко] поймёт льстеца и отнесётся по заслугам.

Не знаете ли, как идёт Академия Завадского? Любопытно! Непонятно молчание Б[ориса] К[онстантиновича]. Есть же какие-то причины? Но тогда он предупредил бы или нас, или Вас. Попробуйте ему послать открытку по-английски. Нас не называйте, но скажите, что Н[иколай] очень ждёт. Потому-то я так жду следствий от 'Славы'. Дай Бог Вам новых, огненных сотрудников. Все наши мысли с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


20 марта 1944 г.

ЖИВЁМ

Спасибо за вести. Читая их, пожили с Вами. Мысленное единение есть самое реальное. Вы говорите, что Фосдики хорошие люди. Истинно так.
Трогательно, как Зина в каждом письме своём Вас поминает, так сердечно, задушевно поминает. Видно, как сердце их к Вам открыто.

Спрашиваете, как живём? Трудимся и трудимся. С перерывами от утра до вечера. Встаём в семь, слушаем радио. Единственное прикасание к житейскому миру. Знаем, что не всегда радио достоверно, и всё-таки прибегаем к нему. Газеты также неверны, и правда дрожит в извилистых строках. Где-то было сказано, что печатные чёрные буковки - бесенята. И такое бывает.

После радио расходимся по своим рабочим комнатам. Елена Ивановна - весь день за рукописями, за книгами. (Нога зажила.) Юрий с ламой - за ценнейшими переводами. Светик - за картинами - сильно преуспевает. Я - за картинами и писаниями. И такие дни коротенькие! Не успеешь оглянуться, а уже обед, а там и до вечера недалеко.

Подышать воздухом не всегда удаётся, разве ненадолго. Людмила - хозяйствует. Рая - стучит на машинке. Иногда четыре машинки стучат. Не успевают даже на огород сходить. Так, что-то вроде монастыря. Впрочем, так и называют нашу общину.

Иногда приедут гости из дальних индийских городов. Удивляются: "Как же вы, так и живёте?" А потом и завидуют, когда вернутся в свою городскую пыльную сутолоку. Им диво, что, кроме Святослава, мы совсем редко выезжаем. Елена Ивановна живёт здесь более двенадцати лет. Только три лета выезжала в горы - в Лахуль, в тибетскую природу. Юрий и я с 1937 года не спускались в индийские равнины. А времени всё не хватает.

Конечно, сейчас не очень-то и уедешь. Бензин не дают, керосин не дают. В городских гостиницах и места нет. Жаль, что почта совсем испортилась. Заграничная почта почти вовсе пресеклась. Где все друзья? Почти все они в тяжком положении. Ужасно подумать, что многие из них не пережили грозный Армагеддон. Даже с нейтральными странами переписка нарушилась. Письма в Америку четыре с половиной месяца, в Москву до шести месяцев.
И так всё примолкло. А горы в сияющем снежном уборе зовут и ликуют, точно ничто не стряслось. Впрочем, иногда и буквально сотрясаемся. Землетрясения нередки. Лишний раз напоминают о всеобщей подвижности.
Холст кончается. Бумага кончается. С красками плохо. Вот наш драгоценный кобальт совсем на исходе. Оранжевый кадмий уже давно кончился, да и многое другое почти иссякло. Утешают, что цены пищевые упадут, а они всё вверх лезут. А восходы и закаты утешают. Звёзды-то, звёзды!

Так вот и живём. Вот "Святая ночь" ("С нами Силы Небесные") и "Борис и Глеб" останутся в Хайдерабаде. Ещё две русских картины будут в Индии и напомнят о великом Народе Русском - друге Индии. Кто мог думать, что русские темы затронут сердца дальней Индии?! А между тем и Тривандрум, и Гери-Гаровал, и Аллахабад, и Индор уже имеют русские памятки. Так вот и живём. Гремят славные русские победы. А Спас Нередица разрушен! Ужасно!
Далеко внизу, за Беасом, тянется ниточка каравана. Звенят колокольцы.
Могут быть вести. Спасибо за Ваши письма. Пишите. Мысленно мы с Вами и шлём стрелы бодрости.

20 Марта 1944,
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г. _______________________________________


24 марта 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И Рерих в Америку

24.III.44
Родные наши,
Пришел Ваш пакет с любопытной газетой. 'Ограбленное Искусство', с хорошей программой АРКА и двумя журналами. Вы знаете, что к писаниям 'Тибетца' нужно относиться осторожно.

Сейчас долетело Ваше многозначительное письмо от 25-го - 26-го января. Глубоко понимаем Ваше справедливое негодование, когда Вам приходится выслушивать грубые суждения против борьбы за Культуру, и это ещё в стенах Культурной Ассоциации. Хорошо также и тухлое староселье! Всё это весьма прискорбно. Вероятно, в будущем выяснится, с кем возможно сотрудничество. Только невежды могут говорить, что служение Культуре
есть пропаганда. Хотелось бы знать, какая книга не есть пропаганда мысли, в ней выраженной! За Культуру приходится выносить многое. Вы совершенно правы, оставаясь на зорком дозоре. Сами обстоятельства покажут, как воспринять происходящее. Что-то очень тёмное сквозит за невежественными выпадами против Культуры. Спрашивается, в чём же деятельность АРКА, как не в обоюдном оповещении о Культурной жизни? И в прошлую войну опубликовывались акты вандализма, и это было предупреждением заблудшему человечеству. Но Вам-то, Вам как тяжко одиноко стоять на бессменном дозоре! Впрочем, это одиночество лишь кажущееся. Вы не одиноки. А всякие невежды и клеветники неизбежны. И чем идеал выше, тем больше псов его облаивают. Вот Вы поминали о какой-то теософке-клеветнице. Конечно, клеветников всегда было много, а в теперешнее смятенное время они умножились. Давно Крылов сказал: 'Коль слушать все людские речи, придётся и осла взвалить себе на плечи'. Старая истина! Но в Вашем случае клеветала теософка, и это показательно. Не раз слышалась клевета из Адьяра и из Женевы, и можно лишь удивляться, что, так сказать, философы не умеют уберечься от гнуснейшей человеческой привычки. Клеветник - лгун - невежда! Конечно, от клопов следует оберегаться. Что делать, и на такую оборону приходится тратить энергию, а то заползут, вонючки. Скоро выходит брошюра Ренца о Пакте. Всё время приходится слышать нежданные упоминания - то из Лондона, то из Испании, то из Ватикана. 'Благословение' бомбами заставляет людей вспомнить о добрых желаниях облегчить участь человеческую. Я послал письмом статьи для мисс Леерер через Вас - авось дойдут. Поблагодарите Дутко за её переводы. Трогательно, как она тянется ко благу. Ободрите, отеплите её.

Дойдут ли эскизы для Мясина? Когда? Как? А хотелось бы! Также хочется знать судьбу 'Славы' - это так важно. Если в студиях есть место для материалов ВОКСа, то сделайте там постоянную выставку и назначьте определённые два-три часа в день. Пусть к Вам приходят. Об этом сделайте объявление и в Консульстве, и в Посольстве, наверное, там есть доска для объявлений. Бывало, у нас в Обществе Поощрения от 3-х до 6-ти постоянно приходили многие полезные люди. Был как бы живой клуб, и многое хорошее там зарождалось. Конечно, нужно время, чтобы образовалась такая добрая привычка. О такой постоянной выставке и в ВОКС должно сообщить. Ведь это будет живой нерв Культуры. Когда выставка где-то далеко на стороне, никогда не знаете, как она показана и что при этом сказано. А тут, дома, могут быть лучшие объяснения. Да и расположить материалы можно привлекательно. Размещение выставки есть уже ключ к успеху. Самые лучшие вещи можно убить их нелепым расположением. А тут, когда всякие тухлые староселья ещё прозябают, каждое сведение о Культуре должно быть заботливо обережено. Человечество сейчас мечется в неслыханном водовороте, и тем более нужно настойчиво напоминать о Культуре. Увы, значение её совсем изуродовано. Опять вылезли смешения Культуры с цивилизацией, а то и с 'древним ужасом', не раз потрясавшими человечество. Гибнут, гибнут памятники гения человеческого. Близится жёстокий 'шапочный разбор'. Но сердце человека рвётся к героизму, к подвигу. Воинство русское являет неслыханные победы во имя Родины и Светлого будущего. Культура есть молот будущего. Особенно ценны труды во имя Культуры, когда они рождаются не в роскоши, в избытке, но среди нелёгкой каждодневной работы, в напряжении творящей психической энергии. Вероятно, у Вас спрашивают, какую русскую историю прочитать. Укажите: 'История России' проф[ессора] Вернадского. Всё-таки мало знают нашу великую Родину. Хорошо еще, что умножаются уроки русского языка. Пишут, что в России теперь кличка 'антикультурный' является оскорбительным ругательством. Русские воины идут в бой с кличем: 'За Толстого! За Пушкина!'. Знаменательно! Хочется закончить одним из любимых стихотворений А.Толстого:

Пусть тот, чья честь не без укора,
Страшится мнения людей;
Пусть ищет шаткой он опоры
В рукоплесканиях друзей!
Но кто в самом себе уверен,
Того хулы не потрясут -
Его глагол нелицемерен,
Ему чужой не нужен суд.
Ни пред какой земною властью
Своей он мысли не таит,
Не льстит неправому пристрастью,
Вражде неправой не кадит;
Ни пред венчанными царями,
Ни пред судилищем молвы
Он не торгуется словами,
Не клонит рабски головы.
Друзьям в угодность, боязливо
Он никому не шлёт укор;
Когда ж толпа несправедливо
Свой постановит приговор,
Один, не следуя за нею,
Пред тем, что чисто и светло,
Дерзает он, благоговея,
Склонить свободное чело!

Сердечный привет всем друзьям и добрым сотрудникам. Вперёд, вперёд и вперёд!
Духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


29 марта 1944 г.
РУСЬ - ИНДИЯ

Не удивительно, что в песнях и в гаданиях цыган слышится много санскритских слов, ведь цыгане - выходцы из Индии. Гораздо удивительнее, что в песнях русских сектантов оказывались целые санскритские песнопения, хотя и в очень искажённом виде. Откуда?
 
  
 

Храм Большого Огня. Баку.

Конечно, в Баку с древних времён был храм вечного огня, при котором всегда жили индийские садху. Это был храм большого огня, а такой же - малого огня - был и доселе существует здесь, в Кангре. Значит, с давних пор были какие-то связи.

В Астрахани и в Поволжье жили индусы. Даже от них пошли некоторые обрусевшие роды. При Екатерине - индусский раджа в Яблоницах. Сказание об Иосафе, царевиче индийском. Беловодье. Множество санскритских корней в русском языке. Афанасий Тверитянин в Индии. Долгорукий - при Акбаре.

Если поискать да прислушаться непредубежденно, то многое значительное выступает из пыли, из мглы. Нужно, неотложно нужно исследовать эти связи. Ведь не об этнографии, не о филологии думается, но о чём-то глубочайшем и многозначительном. В языке русском столько санскритских корней! Кое-какие ответы на такие запросы имеются, но ведь они разрозненны, и случайны, и забыты в пыли неведомых полок библиотечных.
Пора русским учёным заглянуть в эти глубины и дать ответ на пытливые вопросы.

Трогательно наблюдать интерес Индии ко всему русскому. В нём не только доверие к русской мощи, но и нечто родственное. Даже такой стеснённый обстоятельствами журнал, как 'Новости Советского Союза', широко расходится и ждётся в самых неожиданных уголках Индии.

Тянется сердце Индии к Руси необъятной. Притягивает великий магнит индийский сердца русские. Истинно, 'Алтай-Гималаи' - два магнита, два равновесия, два устоя. Радостно видеть жизненность в связях индо-русских.

Дело не в политике, а в живых душевных человеческих отношениях. Непрочны швы политические, то и дело лопаются и являют отвратительные прорехи. Другое дело - прочные сердечные узоры. Чем древнее они, тем они краше.

Красота заложена в индо-русском магните. Сердце сердцу весть подаёт.
В каких горах жил Святогор?

29 Марта 1944 г.
'Неделя' , 26 ноября - 2 декабря 1973 г.
______________________________________