Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1944 г.
(апрель - июнь)

*********************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

АПРЕЛЬ
ПИСЬМО Н.К. Рерих в Америку (7 апреля 1944 г.)
ЗНАМЕНОСЦЫ (13 апреля 1944 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рерих в Америку (21 апреля 1944 г.)
ГРАБАРЬ (25 апреля 1944 г.)
СТАРЫЕ ПИСЬМА (28 апреля 1944 г.)

МАЙ
ПИСЬМО Н.К. и Е.И. Рерих в Америку (4 мая 1944 г.)
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ (9 мая 1944 г.)
КАМНИ ПРОКЛЯТЫЕ (13 мая 1944 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку (18 мая 1944 г.)
РЫЛОВ (23 мая 1944 г.)

ИЮНЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку (1 июня 1944 г.)
"СЛАВЯНЕ" (5 июня 1944 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха в Америку (15 июня 1944 г.)
РУССКИЙ ВЕК (17 июня 1944 г.)
НА ВЫШКЕ (22 июня 1944 г.)

***********************************************************************************


АПРЕЛЬ

7 апреля 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

7.IV.44
Родные наши,
Сейчас прилетело Ваше славное письмо от 1-го февраля. Итак, АРКА гремит по радио - это прекрасно. Вы правы, для юбилея Римского-Корсакова нужно что-то хорошее сделать. Мы всегда были и с ним самим, и со всею семьёю в добрых отношениях. С ним и со Стасовым я ездил в Москву к Льву Толстому. Эскизов к его операм было у меня много: 'Снегурочка' для Питера, для Парижа, для Чикаго; 'Псковитянка' (Париж, у Дягилева); 'Царь Салтан' (Лондон); 'Сеча при Керженце' (Дягилев). В маленькой монографии (Корона Мунди) Вы имеете несколько эскизов.
 
  
 

Конечно, эта книжка имеется у Вас или у Катрин - оттуда Вы можете вырезать. Кое-что было и в монографии Еременко. Хорошо, что с Уидом у Вас - ладно.

Пришла Ваша радостная телеграмма - 'Сердце' и 'Иерархия' сданы в печать. Порадовались и мы - таким путём, вопреки всем препятствиям, добро проникает в новые круги. Не знаем, где посев даст лучший урожай. Иногда плодородие возрастёт на совсем нежданном поле. Только закоренелые невежды будут брюзжать против блага, и отпадут они, как сухие листья. Вот не скажут потом, что мы неуместно заботились и о мире, и о сохранении культурных ценностей. В Китае некий идиотичный молодой человек довольно грубо выговаривал мне: 'Ваша настойчивость о мире и о Культуре граничит с одержанием. Никто ничего не разрушил, не нарушил, к чему же Вы взываете о каком-то несчастье...' Это было в 1935-м году. Если этот идиотик ещё жив, то, вероятно, теперь даже он понял уместность и неотложность наших повторных зовов и молений.

Вот и теперь не умолкайте в защиту культурных ценностей. Не думайте, что люди-людишки уже одумались и научились беречь народное достояние. Того и гляди, что вновь можете услышать о новых разрушениях и расхищениях. Праздновались дни Культуры, и тогда же совершались некультурные поступки. Нечего хвалиться Культурою, когда культурные деятели и голодают, и холодают, и беспризорно страдают. Большинство из тех, кого нынче почитают и величают, в своё время погибали непризнанными. Не сказать ли примеры? Недаром сказано, что имеются общества покровительства животным, но нет заботы о человеке.

Самый почётный дозор - есть дозор о Культуре. Будьте действенны на таком дозоре. Помните, что бездейственною обороною ничего не спасёте. Одна оборонительная тактика ведёт к поражению. Победа - в отважном, обдуманном наступлении на врагов тёмных, жестоких в невежестве - только так можно оборонить Культуру. Твердите о Культуре. Не бойтесь, если Вас будут укорять в повторениях. В сущности, повторений в природе вообще не существует. Какое же может быть повторение в постоянном движении. В полёте жизни всё преображается, всё обновляется. В таком обновлении Вы всегда остаётесь молодыми и бодрыми.

Надо надеяться, что общества Культурной связи найдут в себе силы поверх всего отбирать и беречь всё принадлежащее истинной Культуре, вне преходящих делений и недоумений. Велика сокровищница Культуры, разобраться в ней может лишь тот, кто сумеет возвыситься над пеною жизни вчерашнего дня. Сухие осенние листья не смутят уборщиков сада. Они - мудрые садовники - пришли ради весны, ради расцвета. Ничто так не близко Культуре, как чувство любви, осознание Прекрасного и сердечное стремление к Подвигу.

Во 'Внутренней Культуре' (Лос-Анджелес) была моя статья 'Скрижали Азии' - Вы, должно быть, знаете этот журнал? В журнале друзей Уида было упоминание о египетской музыке, инструментованной Зиною, - помните, это было в Америке? Из Америки журналы приходят и книги, а отсюда почему-то нельзя посылать, и нам вернули посланное. Это жаль, хотелось бы послать вторые издания Тампи ('Гурудев...'), и Бабенчикова, и Голлербаха, а теперь Ренц уже печатает 'Пакт', и выйдет второе издание текста Конлана. Всё это Вам бы пригодилось. Весна у нас холодная и дождливая. Снег на горах опустился необычно низко.

Нет ли шевелений о 'Славе'? Нет ли новостей от Б[ориса] К[онстантиновича]? Как вышел отчёт АРКА? Не отзовётся ли о нём ВОКС? Пусть будет у Вас всё хорошо. Пусть придут к Вам ладные сотрудники. Сердечный привет всем друзьям.

Духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_________________________________________________________


13 апреля 1944 г.
ЗНАМЕНОСЦЫ

Уже до войны писал я и Щусеву, и в Комитет по делам искусств о желательности устройства русской выставки по Индии. Была выставка военных русских плакатов, но хотелось бы выставку вообще русского искусства. Хотя бы не тяжёлые для транспорта вещи, но достаточно показательные для достижений наших художников. Выставка такая была бы встречена сердечно.

Скажут, не теперь, а когда-то после войны. А почему бы и не теперь? Приезжают же в Индию и ботаники и энтомологи, а ведь культурно-художественные связи не менее важны и неотложны.

Путь через Иран уже достаточно выяснился, да и немного места потребовалось бы для сотни-другой небольших вещей в цепких рамах. Индия ответила бы со своей стороны.

Кроме выставки, могла бы прибыть научная археологическая и этнографическая экспедиция. Материал для неё неисчерпаемый. Многое уже исчезает, постепенно изживается. Но всё же поразительны всякие аналогии. А красота, красота-то какая!

Не следует откладывать. Что ещё возможно сейчас, может быть невозможно завтра. По петровскому завету: 'Промедление смерти подобно'. Если русские учёные и деятели других областей уже приезжают в Индию и подолгу работают здесь, то почему же художники, эти знаменосцы народа, медлят?

Вот сейчас в Индии находится Иранская культурная миссия. Много ценных постановлений уже сделано - обмен учёными, обмен трудами и фотоснимками. Университеты приветствовали иранских собратьев, и много сердечных слов было сказано об укреплении культурной связи Ирана и Индии. Китайские культурные миссии уже побывали в Индии.

Такие же благотворные связи могут быть закреплены между Индией и Русью. Все условия благоприятствуют. Не отложим то, что во благо может быть теперь же выполнено. Вот АРКА - Американо-Русская Культурная Ассоциация - отлично действует, и ВОКС помогает ей многими материалами. ВОКС мог бы и в Индии помочь своим воздействием. В Тегеране уже имеется Общество культурной связи и, наверно, получается большая обоюдная польза. И затраты невелики, а следствия безмерно покроют их. Юрий и Святослав с их глубокими знаниями Индии и всего Востока были бы незаменимыми деятелями в такой ИРКА. Неистощимы научные и художественные материалы. Сердце Индии готово принять Знаменосцев Русского Народа.

13 Апреля 1944 г.
Рерих Н. К. Из литературного наследия. М., 1974 г.
_____________________________________________

21 апреля 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

21.IV.44
Родные наши,
Приятная нежданность - пришёл от Вас целый пакет московских брошюр. Говорю 'нежданность', ибо он был так долго в пути, что мы уже потеряли надежду получить его. Брошюры хороши: 'Александр Невский', 'Москва', 'Русские женщины', 'Осуждение вандализма' - наконец-то додумались осудить варварство. Наконец-то подумали о сокровищах народных.

Спасибо, большое спасибо за присылку. А тут ещё ТАСС прислал 'Красную звезду' за несколько месяцев. Значительные статьи Эренбурга, Толстого, Шолохова, Тихонова. Всё это так отвечает последним русским победам. Слушаем о них с радостью и гордостью за великий Народ Русский. А вот и ещё хорошая присылка! Пришли от Фричи девять книг 'М[ира] О[гненного]'. Значит, от Вас сюда книги доходят. Спасибо, большое спасибо. Пришло хорошее письмо Брэгдона. Спасибо ему от меня. Он, конечно, не знает, что нам отсюда сейчас трудно посылать. Он читал Конлана и очень хвалит.
Кстати, Вы спрашивали, насколько могут журналы цитировать книги? По прежним законам - чуть ли не треть, лишь бы с указанием откуда. К сожалению, последнее обстоятельство плохо соблюдается. Сколько раз приходилось жалеть, что полезная цитата, хотя и в кавычках, неизвестно откуда взята. Бывало и так: целиком перепечатывались мои очерки без указания автора, а одна книга Е.И. была перепечатана на Дальнем Востоке без имени автора. Всяко бывало!

Заботит, дойдут ли вовремя эскизы для Мясина и вообще дойдут ли? Его задание нужно поддержать. Что случилось со 'Славою'? Если даже знаем, что она была послана и дошла, это ещё не всё. Хотелось бы знать, что с ней сделали, - это очень важно. Иногда спрашивают о судьбе некоторых картин моих. Меньше всего я сам о них знаю. Где 'Рассказ о Боге', где 'Три радости', где 'Волокут волоком', где 'Знамение' (оно было в Кишинёвском музее), где 'Ростов Великий', где... да много таких странников. Вот какая-то нелепость вокруг 'Дел человеческих'... Где 'Языческое' - оно было в Загребе, в музее. 'Святые гости' были в Белграде, а теперь? Словом, если услышите о чем - запишите. Пришла Ваша телеграмма о предположенной операции С[офье] М[ихайловне]. Обычно эта операция не считалась опасной и производилась при местной анестезии. Наш врач здесь перечислял много наблюденных им случаев прекрасного исхода. Вот и у старого Шк[лявера] такая же операция дала отличные следствия. Понимаем Ваше волнение и шлём лучшие мысли. Как подвигается русский язык Дедлея и Уида? Главное - разговорная речь и возможность чтения. Мы видели здесь отличные достижения после нескольких месяцев разговора.

Пусть будет Вам всем хорошо. Пусть приходит к Вам новое и полезное. Преуспевайте во славу великого дела Культуры.
Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


25 апреля 1944 г.

ГРАБАРЬ

Москва. 25-4-44
Грабарь пишет:

"Дорогой друг
Николай Константинович,
Присланные Тобою альбомы воспроизведений с Твоих картин возбудили живейший интерес всей нашей художественной общественности.

Русь всегда была дорога Твоему русскому сердцу, и Ты уже на заре своей замечательной художественной деятельности отдавал ей все свои огромные творческие силы.

Русские художники никогда поэтому не переставали считать Тебя своим, и Твои произведения всегда висят на лучших стенах наших музеев.

Все мы пристально следили за Твоими успехами на чужбине, веря, что когда-нибудь Ты снова вернёшься в нашу среду.

Надеюсь, что Ты получил в своё время мой ответ на письмо, на Твоё приветствие по поводу выхода в свет моей книги воспоминаний.

Привет Тебе от русских художников и особо сердечный от нас, немногих оставшихся в живых Твоих друзей далёких лет.
Привет Елене Ивановне и Твоим даровитым сыновьям.
Твой Игорь Грабарь.

Москва 167. Петровско-Разумовская аллея, 6, кв. 5".

25 апреля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г.
______________________________________

СТАРЫЕ ПИСЬМА

Сколько нового в старых письмах под светом новейших событий! Вот отрывок письма из Харбина 15 Мая 1937 [года]:

'...В кабинете доктора (Н.П.Г.) недавно произошёл значительный разговор между главным представителем атамана Семёнова в Харбине, генералом Власьевским и д-ром Г. Власьевский заметил образ Преподобного и обратился к доктору со словами: "Так вот что - вы рериховец: ведь у Вас образ Св. Сергия". На вопрос доктора, является ли упомянутый образ верным признаком приверженцев Рериха, последовал утвердительный ответ, что это именно так...'

Можно бы привести много образчиков такой фашистской мерзости. Много старых писем. Самые отбросы столпились около русских фашистов и всяких 'истов'. Думается, что такие гнилые листья уже разметал вихрь событий. И американский русо-фашист уже в тюрьме с начала войны. Вот из Парижа перед самым его занятием писали: 'Откуда, откуда, как гнилые болотные листья, всплыли подобные вредители? Конечно, они сгниют в тине трясин, но сколько вреда, часто непоправимого, они нанесут всему сущему!'
Да, Русь восчувствовала фашистское опустошение! И вовсе не ради какой-то идеи шли фашисты. Их орды шли для самого бесстыдного завоевания.
Украина включалась в какую[-то] Остмарк с особым министром. Раздавались поместья. Одесса дарилась румыно-фашистам. Карелия дарилась финно-фашистам. Все такие раздачи далеки от идеи и более всего похожи на разграбление чужого имущества.

Перед войною с лёгкой руки англо-фашиста Мослея стали появляться апологеты фашизма. Даже появилась какая-то англо-фашистская Валькирия. Объявились болгарские фашисты. Чего только не было! Близился чертовский ливень и зонтиком уже не укрыться было. Некоторые прежде почтенные русские люди вдруг сделались поклонниками Гитлера и даже не стыдились писать нам сюда, уговаривая, что мы неправы, подозревая гнусные происки Гитлера. И такие письма были. Пришлось резко ответить, что нам с Гитлером не по пути.

Если нашлось бы время, можно было бы из таких старых писем сделать поучительный салат, а затем - и в огонь. Но много с тех пор опало сухих листьев, и многие и правые и виноватые уже ушли. Старые письма - новые вести.

* * *
'Бабка голландка' злющая, презлющая! Ещё домой не доехала, а уже установила смертную казнь, а в Голландии её вообще не было. Так и поедет с виселицей, с гильотиною, с топором... Ещё и сыра голландского не откушала, а уже о виселицах мечтает бабка голландка.

28 Апреля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г.

*******************************************************************************


МАЙ

4 мая 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

4.V.44
Родные наши,
Долетели добрые письма от Джина и от Катрин - оба от 24-го марта, и были в пути менее месяца. Это совсем хорошо. Вести Джина отличные - можно только радоваться полезным трудам всей семьи. Не только он, но и жена его, и сын преуспевают. Катрин и Инге пишут об издательстве - отчёт весьма утешительный. Жаль, что судьба Спенсера не так слагается, как хотелось бы. И Катрин, и Инге обе сердечно и восторженно говорят о Ваших трудах и преуспеяниях. Так ценно слышать отзывы сотрудников.

Долетели сейчас вместе два Ваших письма от 13-го февраля и от 6-го марта. Как видите, я отмечаю числа каждого Вашего письма, и из этого Вы знаете, какие именно и когда Ваши письма дошли. С Уидом Вы действуете правильно. Всё-таки он уже много помог, не так как другие директора. Может быть, он окажется и ещё полезнее в будущем. Сами знаете, как мало людей!

Вы правы и с устройством лекций - они дорого стоят и хлопотны. Уже писал Вам, предлагая сделать постоянную выставку в помещении АРКА, где иногда Вы можете беседовать с группами. Будет и сердечно, и внимательно. Впрочем, Вы уже так и поступаете, и, как видно, с успехом. Учащиеся и учительницы - прекрасная аудитория, и так могут слагаться новые, добрые отношения. Лекция бывает холодна и скучна, а групповая беседа вносит интимность, душевность. А ведь в Нью-Йорке столько школ! Сколько полезных сведений о Руси можете заронить в сердцах молодёжи! Это уже не политика, а человечность и культура.

Хорошо, что имеете глаз за грабителями, - нужно быть в курсе их мрачных ползаний. Они являют такой поразительный пример вандализма, и можно только удивляться, что общественное мнение так легко примиряется с
вандалами. Даже и Брэгдон, хотя и протестует, но шёпотом - в подушку.
Будем ждать Ваш отчёт АРКА. Конечно, Вы пошлёте его в ВОКС и предложите им опубликовать его в местной прессе. Странно, почему они не отвечают Вам о 'Славе'? Ещё раз запросите - ведь они же получили манускрипт? Может быть, Леерер может поместить отчёт АРКА где-либо в прессе? Пусть больше знают о преуспеянии доброго дела.

Как жаль, что у Вас опять боли - это так нервирует, хоть бы электричество помогло. Теперь Е.И. вполне оправилась, но у Светика бронхит и тянется уже долго - печально. Ценим Ваш добрый отзыв о Дутко - она хорошая. Её перевод 'Великого Облика' уже появился в 'Twentieth Century'. Привет ей.

Любопытно, как существует Завадский - тоже не оправдал надежд. Любопытно, что письма Джина и Катрин от 24-го марта дошли 22-го апреля, а Ваше от 13-го февраля дошло лишь 2-го мая - где-то залежалось. Итак, действуйте 'с оружием Света и в правой, и в левой руке'.
Друзьям - душевный привет.
Сердечно,
Н.Рерих.

Родные наши,
Получили на днях письмо от Джина и Катрин от 24-го марта, а письмо Зиночки от 13-го февраля пришло лишь вчера - вероятно, из-за русского языка так долго лежало в цензуре. Зиночка могла бы иногда для ускорения получения писать нам по-англ[ийски]. Вижу, как огорчается Зиночка, что деятельность АРКА не может развиваться в столь широких размерах, как деятельность других организаций, обладающих миллионами. Но кто же из нас может стремиться к такой дешёвой массовой пропаганде! Нам дорого забросить здоровые семена в сознания молодых, детей и учащихся, но кому нужны сборища зевак и снобов, бегающих от одной новинки к другой. Я никогда не верила в продуктивность лекционных курсов. Душевные беседы с небольшими группами людей много полезнее. Прекрасны и выставки; наглядные примеры убедительнее целой лекции. Именно дорого воспитание молодёжи. Им доступнее устремление к утончению и к познанию, и красоте общений Надземных. Разве не радостно заронить зерно духовного устремления?

Итак, избегайте зевак, этих теней проходящих. Уберегитесь от такого обременительного балласта. Хотела бы сказать: избирайте в члены и сотрудники лишь трудящихся и горящих энтузиазмом, но, увы, - это было бы обречением Вас на полное одиночество. Понимаю, что некоторые имена нужны как реклама и символы, хотя они могут уявиться даже обузой. Итак, родные, действуйте жизненно практически, иначе говоря, целесообразно.
Отвечая на письмо Катрин относительно Agni Yoga Press, могу посоветовать избрать название самое простое: или указанное Agni Yoga Society, или Association. Считаю, что, по справедливости, президентом должен быть тот, кто больше всего потрудился над выходом новых книг. Остальные должности должны быть распределены как можно практичнее между теми, кто может уделить наибольшее время, дабы дело не тормозилось. Вице-президентов может быть и двое, и трое - как лучше. Сообразуйтесь с обстоятельствами. Важна деятельность, но не форма её организации. Что можно облегчить, пусть будет облегчено. От души смеялась, но и сочувствовала Зиночке, читая об оказанной ей помощи милейшим пожарным.

Именно большинство людей не имеют представления о величайшей ценности времени. Во многих местах следовало бы вывесить на самом видном месте изречение Петра Великого: 'Потеря времени - смерти подобна'. Да, человечество утратило наибольшую ценность своего 'человеческого' существования, именно дисциплину, что уявилось следствием утраты уважения к авторитету. Много пагубных следствий породила утрата уважения к авторитету; одно из наиболее вредных - это отсутствие соизмеримости, оно приносит духовное вырождение и разложение сознания.

Радовалась, что Зиночка нашла правильное отношение с обидевшим её лицом. Нужно стараться понять состояние сознания и настроения собеседника. Часто они говорят по настроению, навеянному посторонними причинами или вражескими советниками, всегда лучше не возражать, но выждать некоторое время, и тот же человек придёт к Вам в совершенно ином настроении и даже не будет помнить или, вернее, не поймёт нанесённую им обиду. Чем дольше живёшь на свете, тем больше видишь, как уявление обиды приносит непоправимый вред. Люди, как малые дети, сотворят зло и сами не понимают того, что сотворили, да и не помнят его. Более мудрым приходится считаться с такими привычками, потому так нужна приветливая сдержанность со многими.

Ученикам оккультных наук приходится проходить ступень, на которой они должны научиться не обижаться. Ступень эта очень трудна, ибо ученики, пришедшие к этой ступени, должны уже уявляться особо чувствительными к несправедливости, а тут приходится выявлять полное спокойствие и не таить неприязни к лицу обидевшему. Но и это преодолеть можно, если перед Вами ярко горит цель, к которой Вы стремитесь.

Относительно некоторых ошибок в 'Иерархии'. В русской копии в параграфе 366-ом на стран[ице] 167-ой вместо 'органическое и неорганическое' стоит 'ограниченное и неограниченное', конечно, в англ[ийской] копии перевод, соответственно, неправилен. Но в параграфе 264-ом в англ[ийской] коп[ии] правильно стоит буква 'А', ибо в переводе на англ[ийский] вещество это будет иметь заглавную букву 'А', а не 'С', как в русском. Также правильно в русской копии 'физическое соотношение вибраций', ошибка в англ[ийском] переводе. 'Умный Мир' соответствует ментальному, и в теософ[ских] книгах часто ментальный мир называется умным, так же как у нас говорится - 'умное делание', 'умная молитва' и так далее. Получила ещё копии 'Мира Огн[енного]', большое спасибо, но больше мне не нужно. Но зато очень хотела бы получить хотя бы ещё четыре копии 'Аум'. Ваши посылки доходят, но у нас дело с посылками очень затруднено. В некоторых местах психология здесь времён Махабхараты. Именно время здесь не существует. Обнимаю Вас, родные, сердечный привет [Софье Михайловне].
Сердцем с Вами,
Е.Рерих.

Телеграмму Вашу к 13-му февраля - не получили. Радовались успеху сына Джина, желаем ему походить на его отца и Дедлея. Что Спенсер? Зиночке электр[ический] массаж хорош, но, может быть, нужно найти ещё более подходящие вибрации? Светик поправляется от бронхита.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


9 мая 1944 г.
РИМСКИЙ-КОРСАКОВ

Из Америки пишут: 'Нас просил Базыкин о следующем: в Мае исполняется столетие со дня рождения Римского-Корсакова, и там будут большие юбилейные торжества. Нас просят собрать всяческий материал, касающийся постановок его опер здесь, и Америке, - афиш, программ, фотографий с постановок, костюмов, книг, изданных о нём, нот и т.д. Мы начали нащупывать разные источники и сразу же наткнулись на поразительным факт - Метрополитенская Опера не имеет музея, не coxpaняет афиш, программ, не имеет никаких фотографий ни с постановок, костюмов известных артистов, выступавших в его операх!!! Просто я не поверила ушам своим, когда секретарь оперы мне всё это спокойно передал по телефону. И вот они нашли для нас две программы - постановки "Садко" и "Золотого петушка", а также две фотографии - и это всё!! А ведь богатейшая Опера во всём мире, а музея и архивов нет! Затем я начала искать частным путём, ещё нашла пару фотографий. Сегодня пошла в библиотеку и нашла ряд рецензий чуть ли не о всех операх, шедших здесь, в Нью-Йорке, и других городах. Но библиотека нам, конечно, не отдаст эти рецензии, и я решила снять фотостаты с них - получится неплохо.

Начиная с 1908 года, собрала рецензии видных музыкальных критиков. Мне очень больно особенно потому, что именно теперь, если бы мы могли найти фотографии с Ваших картин и эскизов и рисунков к "Снегурочке", "Садко", "Царю Салтану" и другим операм - вот бы послали достойную коллекцию! Но где это всё теперь? Где все эти картины? Все отзывы в газетах, журналах чикагской постановки "Снегурочки"! С ужасом узнала, что так как Чикагская Опера уже давно не существует, то и все их архивы (если только таковые у них были), костюмы, декорации куда-то безнадёжно пропали, исчезли с лица земли. Опять подумала о культурности, которая совершенно не известна здесь, - не берегут, не сохраняют того, что составляет культурные накопления. На чем же будет учиться молодое поколение? Всё это просто дико! А между тем Вы именно, родной Н.K., могли бы дать так много касающегося жизни и Вашей совместной работы с Римским-Корсаковым. Как это сделать? Или, вернее, что нужно для этого сделать?

Мне очень обидно, что АРКА должна собирать крохи в то время, как мы могли бы собрать истинные сокровища. И я понимаю, что в Москве всё истинно оценят, - будут большие торжества (несмотря на войну) и, вероятно, создастся музей его имени'.

Кто мог бы подумать, что театр, претендующий на культуру, не имеет даже архива своей деятельности! Поразительно и знаменательно! Но вот что истинно знаменательно - Русь во время неслыханной войны, в дни бытовых бедствий торжественно празднует столетие со дня рождения Римского-Корсакова. Этим праздником народ заявил о своей культурности, о бережливости к народному достоянию. Народ русский научился ценить свои сокровища - в этом истинный путь восхождения.

Замечательна жизнь Николая Андреевича. В своём неисчерпаемом творчестве он шёл вперёд, совершенствуясь до самой кончины. Утонченны его последние творения: 'Китеж', 'Царь Салтан'. 'Золотой петушок'. Но и начальные композиции, как 'Снегурочка', уже показали всю мощь его великого таланта. А 'Садко', 'Шехерезада', 'Майская ночь' и вся несчётная сокровищница романсов, симфоний - какой творческий подъём гремел без устали!

И не всегда было легко великому композитору. Он был инспектором военных духовых оркестров. Затем был инспектором консерватории (даже не директором). Мы помним, как пустовали беляевские концерты, а ведь там исполнялись лучшие русские творения. И весь этот трудный жизненный путь, все семейные заботы, все бурления консерватории не понизили творчества. Наоборот, оно росло и цвело. Кроме своих композиций, Римский-Корсаков находит время оркестровать неоконченные вещи Мусоргского и уделить сотрудничество в 'Великой кучке'. Для всего великий творец находит время и сердечную внимательность. Целый ряд поколений композиторов и музыкантов воспитал Николай Андреевич.

Велико было его знание русского народного творчества, и оркестровка Римского-Корсакова дала целую блестящую плеяду последователей. Он умел щедро давать. Быть творцом и педагогом тоже нелегко.

Римский-Корсаков - явление незаменимое, и рады мы были узнать, что Русь воздаёт ему заслуженный почёт. В музее Римского-Корсакова соберётся материал со всех концов мира. Эта всемирность создалась сама собою, магнитом великого русского творца. Нет народа, нет страны, где бы не знали и не почитали нашего русского гения. Всенародный поклон его памяти.

9 Мая 1944 г.
Рерих Н. К. Из литературного наследия. М., 1974 г.
____________________________________________


13 мая 1944 г.
КАМНИ ПРОКЛЯТЫЕ

'Как часто проходим мы мимо нашего счастья, не замечая его, не взглянув на него, а если и взглянем, то не узнаем его'.

Бомбейский журнал напечатал мой очерк 'Эти проклятые камни'. Там пример сужденной серебряной горы из жизни Китая. И в нашей жизни было нечто подобное. В версте от Извары с детства моё внимание привлекали какие-то странные развалины. Точно бы обвалившиеся стены и полузаросшие груды чего-то белого. Мне пояснили, что тут давно была устроена большая известковая печь, но обжиг не удался, и даже разрушены были толстые стены.

Говорили, что известь получилась совершенно негодная и только развалила печь. Так мы и знали о каких-то проклятых негодных камнях. Много лет прошло. В 1926 году, когда мы были в Москве, пришлось прочесть об открытии ценнейшего вещества.

По описанию места я понял, что это не что иное, как наши 'проклятые камни'. Конечно, они не годились для извести. И вот все мы ездили мимо этого места, заглядывали на развалины, удивлялись, но никто не ожидал 'ценнейшего вещества'. Пожалуй, изварские родники окажутся целебными и ценнейшими. В очерке 'Проклятые камни' говорилось о серебряной горе в Китае, но много таких кладов захоронено.

* * *
Отгадайте, есть ли такая страна, где золото падает с неба? Есть такая страна - это Индия! Во время пресловутых взрывов в Бомбее по воздуху носились куски золота из разметанных грузов. Кусочек золота в двадцать семь фунтов падает на крышу дома, пробивает целый этаж и валится на балкон, где семья пила чай. Много золота летало по воздуху. Где же видано, чтобы золото падало с неба? Поистине, Индия - страна чудес!

13 Мая 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г.
________________________________________


18 мая 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

18.V.44
Родные наши,
Радостно получить письма Зины и Дедлея от 24 марта. К радостному памятному дню Вы собрали и ряд добрых сведений. Так сердечны оба письма, так душевны слова Дедлея о Свете. Именно к Великому Свету пусть возносится дух. Трудная жизнь человеческая озарится радостью Высшей Красоты. Вперед - к Свету! Все, что Вы сообщаете об АРКА, отлично. Пусть движутся выставки АРКА и по музеям, и школам, и всяким общественным учреждениям - всюду откроются новые хорошие сердца.
Спасибо Уиду за пожертвование 2000 долл[аров]. Безразлично, сделаете ли A[gni Yoga] Press как Общество или как Ассоциацию, - Вам на месте виднее, как лучше, как полезнее.

Радуюсь, что картины Святослава хорошо разместились - сколько их и какие именно? Альбуэрно я писал, и моё письмо мне вернули обратно. Непонятно, почему Вам можно с Юж[ной] Америкой переписываться, а нам нельзя? Передайте Альбуэрно мой привет. Удивляемся письму Эми - ведь Вы ей послали отчёт АРКА. Вот Вам и дружба народов! Когда же дойдут эскизы для Мясина? Когда же нечто провещится о 'Славе'? Почему по этому пункту ВОКС молчит, а работа АРКА ему, видимо, нравится. Когда возвращается Дутко? Не слыхала ли она чего нового?

Вы правы, что летние месяцы в Нью-Йорке для неё были бы тягостны. Но трогательно её стремление быть поближе к общей деятельности. Не даёт ли она уроки русского языка?
Читая письмо Дедлея, думалось, а ведь, пожалуй, скоро он по-русски напишет. Как идёт русский у Уида? Хорошо, что он отбыл свой срок и теперь может быть ближе к Вам, к АРКА.

Вы писали об остолопах, глумящихся над понятием Культуры. Если все зверства, сейчас происходящие, не образумили их, то это лишь свидетельствует, на каком низком уровне может застрять сознание человеческое. К сожалению, Ваше прискорбное наблюдение нам не ново. Недаром мы били в набат. Не без причины ссылались на признаки одичания. Не случайно печаловались о падении человеческом. Сколько очерков прошло в печати о различии цивилизации от Культуры!

Сколько раз восклицали, что цивилизованный дикарь есть самое отвратительное зрелище. Невежество цивилизации есть стыдное безобразие. Да, цивилизации нечего гордиться, когда в мире проживают многие миллионы неграмотных четвероногих. Вандализм вещественный ещё ничто перед рабством мысли, скованной невежеством. Знаем, как трудно Вам пробиваться сквозь лёд невежества. Отрицание, самое гнусное отрицание царит на всех концах Земли. Но тем священнее труд тех, кто защищает Культуру, кто несёт высоко свободное знание. Осознание такого почётного труда удесятеряет силы, превращает каждодневную работу в победоносный подвиг. Герой должен быть культурным деятелем. Герой после битвы будет истинным просветителем молодых поколений.
Сознательный герой растёт в грозе Армагеддона. Герои - в сражении, герои - целители и просветители. Пусть все герои - подвижники соберутся в дружину непобедимую и радостную. Высшая радость познания превратит и горе в светлое достижение. Да будет!

Вот отовсюду слышится стон от жестокости. Точно в мрачнейшие века инквизиции люди-звери измываются над своими собратьями. Вспыхнула жестокость, излечить от этой свирепой эпидемии может лишь Культура, глубоко осознанная. Да будет!

Не было ли у Вас сообщений с Рокуэлл[ом] Кент[ом] - у меня к нему доброе чувство. Кто такой Сикорский, поминаемый Вами? Пошлю Вам пароходным письмом несколько очерков - может быть, пошлете в Дельфийский журнал, а 'Любителей искусства' не передаст ли Брэгдон в 'Tomorrow' или куда-нибудь? Всякие такие меры Вам виднее на месте. Душевный привет всем добрым друзьям.
Сердечно,
Н.Рерих.

Очень огорчила нас телеграмма Дедлея о болезни Зины. Казалось бы, теперь в Америке столько электрических приспособлений и лучей против неврита, а на деле все эти врачи не очень-то действуют - ведь это так болезненно. Инкорпорация A[gni] Press как Общество полезна - чем проще, тем и лучше. Зина - президент. В числе директоров Уид. С ним Вас пятеро - Зина, Дедлей, Катрин, Инге. Как по местным законам проще, так и сделайте.
Сейчас Дутко прислала две свои статьи - очень хорошие - привет ей. Не знаете ли, где Осип Дымов - он работал в 'Новом Русском Слове' или в 'Русском Вестнике'. Приходят ли они в АРКА?

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
_____________________________________________________


23 мая 1944 г.
РЫЛОВ

Рылов пишет в своих воспоминаниях: 'Николай Константинович Рерих, создавший себе всесветное имя своим оригинальным, полным поэтического мистицизма искусством, был талантливым директором Школы, всё время заботившимся о ней. Кроме тех нововведений, о которых было уже сказано, Рерих ввёл лекции по анатомии и, кроме существовавшего краткого курса истории искусств, эпизодические лекции по этому предмету известных специалистов.

Сам он посвящал особые часы обсуждению эскизов для стенной живописи. Организовал под руководством Щуко, Билибина, Макаренко и Плотникова экскурсии учащихся в старинные русские города для изучения древнерусской живописи и зодчества. Надо удивляться, откуда у Рериха столько сил и энергии. Вникая во все детали школьного дела, во все нужды художественно-промышленного образования, проводя свои планы через педагогический совет и комитет Общества, привлекая нужных людей, он находил время писать много прекрасных картин, составляющих гордость музеев и частных коллекций, делать эскизы декораций и целые театральные постановки, росписи храмов в селе Талашкино, громадные панно для Казанского вокзала в Москве (уничтоженные бывшим директором Академии Художеств Масловым), эскизы для архитектурной мозаики. Кроме того, он писал газетные фейлетоны, статьи по искусству и белые стихи. Эти его писания я не любил, когда он их читал, не знал, что делать от скуки; я не переносил его архаику в литературе и трудноусваемую мистику в стихах.
Удивительно, когда он выбирал время на всё это?! Кроме того, он делал доклады в Археологическом обществе о произведённых им раскопках, собирал ценную коллекцию голландской живописи и коллекцию монет. Всего, что он делал, не перечесть. Он не раз ездил за границу, посещал театральные премьеры, концерты. Он был связан со всеми редакциями, издательствами, типографиями и критиками, знал, когда и какую кнопку нажать, и всё это он делал, главным образом, для собственной карьеры, славы, денег. Что ж, талантливому, умному и дельному человеку карьеризм был бы не в укор, если бы он во имя низменных интересов не изменил своей стране, не бросил своего детища - Школу и не уплыл к долларам за океан'.

А я-то думал, что Аркаша добр, не завистлив и справедлив! Он отлично знал, что мы по болезни ещё в 1916 году поехали в Карелию на берега Ладоги. Химона приезжал к нам в Сердоболь. Рылов знал, что мы были в Америке всего до 20 сентября 1920-го по 8 Мая 1923-го. Затем - в Азии, в Тибете, в Китае, в Монголии, в Индии. В 1926-м мы - в Москве. Где же измена, где 'низменные' цели? Неужто из низменных целей я всегда поддерживал и самого Аркашу? Эх, человеческая несправедливость!

Давно с казано: 'Каждый судит по себе, от себя'. Уж не о себе ли Аркаша, ты говаривал: 'Прост как дрозд, нагадит в шапку и зла не помнит'.

23 Мая 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)

**********************************************************************************


ИЮНЬ

1 июня 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

1.VI.44
Долетели Ваши письма от 14-го апреля и письмо Джина из Атланты от 24-го апреля. Ужас, сколько больных - Зина, и С[офья] М[ихайловна], и жена Джина. Как теперь Ваши болящие? Надеемся, что всё ладно.
А у нас домашний лазарет продолжается. Не успел Святослав немного оправиться - то же самое началось у Е.И. Какая-то особая форма - среднее между трахеитом, бронхитом и коклюшем. Эта новая комбинация проявляется повсюду - как бы эпидемия армагеддонная. Конечно, уродливые, жестокие обстоятельства должны поражать и слизистые оболочки. Нельзя пять лет перегружать пространство взрывами без последствий. Очень томительно такое длительное воспаление, особенно по ночам. Теперь Е.И. лучше, но все ещё далеко не ладно. Замечательно, что эта новая форма повсеместна. Длится от одного до трёх месяцев.

Спрашиваете, как быть с инкорпорированием? Мы уже писали, что оно желательно и, чем проще - тем лучше. Главное - польза дела! Перевод
'М[ира] О[гненного]' хорош, и само издание хорошо. Всё, что пишете о деятельности АРКА, отрадно. Полезные люди будут приближаться. Также получен отчёт АРКА и 'Surway' с интересными фото. Конечно, в следующем отчёте Вы упомянете об этом номере 'Survey'. Отчёт АРКА очень хорош и внешне, и внутренне. Любопытно, что скажет ВОКС, получив этот отчёт? К сожалению, все такие обороты возьмут много месяцев. Для будущего отчёта заведите папку и накапливайте в ней все новости, и большие, и малые - потом легче составлять. Мало ли полезных запросов, телефонов, писем происходит - упоминание о них даёт ширину картины. Не отозвались ли почётные советники на отчёт? В какие газеты и журналы пошлёте? Всё это значительно и своевременно.

В 'Красной звезде' сообщается, что тенишевский музей в Смоленске разграблен. Там был мой эскиз 'Царицы Небесной' - значит, и ещё один покойник. Вероятно, и стенопись в храме тоже погибла. ТАСС прислал недавно вышедшую монографию умершего Рылова. В ней упоминается об уничтожении моих фресок Масловым1. Жаль, что Рылов не знал всей моей заграничной работы и даже не знал, что мы были в Москве в 1926-м году. Странно, до какой степени разъединены народы сейчас, вопреки всем путям сообщения. Видимо, Рылов не видался с Б[орисом] К[онстантиновичем], ибо ни о нём, ни о Степе не поминает, а ведь жили они в одном городе и долго вместе работали в Обществе Поощрения.

Если собрать всё, что писали обо мне Рылов, Грабарь, Бенуа, Маковский, Бабенчиков, Голлербах, Иванов, кн[нягиня] Тенишева, Дымов, Койранский, Бурлюк, Рудзитис, Л.Андреев, Кузьмин и другие за последнюю четверть века, какие противоречия окажутся. Где же тут разобраться постороннему читателю? А если ещё добавить иностранных писателей, то получится немалая энигма.

Вы писали, что вследствие спешного течения дел АРКА наша Академия оказалась в тихом русле. Вполне понятно! Сейчас АРКА должна спешить со своими утверждениями. Академии временно трудно, ибо много молодёжи отвлечено войною да и Вам не разорваться же на все дела. Ведь и помощников мало! Впрочем, в теперешнее переходное время - везде трудно. Конечно, такое утешение не очень-то утешительно, но, впрочем, 'нагружайте меня, когда иду в сад прекрасный' - давно Сказано.

В следующем [письме] подчеркните Ваши непосредственные сношения с ВОКСом, их оценку и пересылку им 'Славы'. Среди книг, имеющихся у Вас, должен быть 'Адамант', и Селиванова, и маленькая монография Корона Мунди. Пожалуйста, пришлите её шесть экземпляров.

Не остаются ли какие книги на складе у Катрин или в Либерти? Здесь есть спрос на Конлана - теперь скоро его текст появится в Аллахабаде, но люди хотят рижскую большую монографию. ТАСС прислал два номера московского журнала 'Славяне' - вероятно, и Вы его видели. Во втором номере (февраль) есть статья Юрия Окова (кто такой?) 'Среди русских в Америке' - прочтите, следует знать. Об АРКА то же самое, что и Вы в письме приводили. Не увеличить ли при случае число почётных советников? Радуюсь, что Ваши музейные изыскания успешны. Значит, 'Ведущая', по завещанию Пальмер, теперь в музее Коннектикута? Две картины 'Человечьи праотцы' и 'Берендеева слобода' после Бринтона - в Филадельфийском музее. Постепенно и ещё найдётся. Не было ли в Гарварде? Ценные сведения о Русском Искусстве накопятся. Прилетит это письмо к Вам уже в середине лета. Да будет Вам всем хорошо. Чуем, как трудно бывает. Из всех житейских решений избирайте самое простое - уж очень сложна сейчас жизнь. Привет всем Вам, всем друзьям.

Милые Джины, знаем, как трудитесь Вы на общую пользу, сколько добрых слов сеете Вы о единении, о справедливости, об истинном преуспеянии. И взойдут Ваши честные посевы, и загорятся новые молодые сердца. Милые Катрин и Инге, Вы неустанно трудитесь на пользу единения великих народов. Радуемся слышать от Зины, как Вы поддерживаете АРКА; и Зина, и Дедлей так ценят совещания с Вами. Великий двигатель - единение и доверие. Истинное добро возрастёт из Ваших общих достойных трудов. Милые Муромцевы, и Вы близки общему славному делу - дорого нам узнавать о Ваших сердечных беседах. Подходите ближе и крепче. Сейте добро во славу Народа Русского. Светло смотрите в будущее и чуйте Вы все наши сердечные мысли о Вас всех. Так и скажите душевно друг другу о единении, о взаимном доверии, о нерушимом сотрудничестве. И любите друг друга, помогите обоюдно всем, чем можете, а ведь сердце человеческое может многим чем помочь.

Сердечный привет,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________


5 июня 1944 г.

'СЛАВЯНЕ'

В Гималаи прилетели желанные гости - два выпуска нового московского журнала 'Славяне'. Знаменательно и многозначительно! Читаем, радуемся.
Встают старинные воспоминания и мечты. Никто не представлял себе, как именно братские мечты претворяются в действительность.

А вот подвиги Русского Народа и всех славянских патриотов сложили новые пути, и воссоединяются ветви великого древа славянского. Новыми путями воссияло братство народов славянских. И пойдут они в дружестве и в добротворчестве к единой светлой цели, к нерушимому сотрудничеству и преуспеянию.

В добрый час! И сменятся тучи неволи на светлые крылья блестящих достижений. 'Один в поле не воин', но могучее воинство всеславянское утвердит свободу своих сынов и воздвигнет Знамя славной, жданной Победы.

Всеславянский Комитет в Москве живёт и шлёт сердечный привет всем братьям от корня славы. Благое единение, зачатое в грозе и молнии, в трудах, среди подвигов, создаст единодушие в обновлённой народной жизни.
В добрый час! Хочется послать из Гималаев душевный привет всем братьям-славянам. Ведь и в Индии сейчас немало славян.

Много воспоминаний за полвека. В гимназии пели славянский марш. Ещё в школьные годы писались статьи о Руси для боснийского журнала 'Нада'. Незабываемые беседы о славянстве с В.В. Стасовым и Владимиром Соловьёвым. Потом запомнилась встреча с большим сербским патриотом Пашичем - как сердечно звал он непременно приехать в Белград. Затем картины 'Славяне' - часть выполнена, часть осталась в эскизах.
Где 'Боривой'? Где 'Световиты кони'?

Выставка в Златой Праге по приглашению общества 'Манес'. Поехали добрые вестники-картины, и скоро пришли добрые вести. Пришёл отдельный номер журнала 'Дило' с прекрасной в своей искренности статьёй Мартена. Ф. Сальда в 'Волне Смерти' посвятил статью, сильно звучащую. Губерт Цириак в 'Модерн Ревью' прочувствованно-поэтически назвал выставку 'Сен минулости' - сон прошлого. В этом сне прошлого мне-то снилось вовсе не прошлое, но будущее. Потому-то Злата Прага навсегда осталась для меня вратами в будущее. Так навсегда сложились крепкие дружеские узы с Чехословакией. Потом - радушие великого мыслителя, президента Масарика. Будем надеяться, что картины мои в Музее Замка Збраслава уцелели.

Живы ли картины в Белграде, в Загребе? Жива ли Югославская Академия? Я был сердечно тронут избранием в почётные члены и большим крестом Св. Саввы - ведь это весточки от братьев. Жив ли наш кружок в Белграде?
Живы ли наши группы в Болгарии, в Варшаве? Всё разметал Армагеддон!
Одно нерушимо - братское Всеславянское Единение. И Болгарский Народ вернётся к нему и вспомнит, как Русь стояла за свободу Болгар. Такие вехи нерушимы. Радовался я, когда до войны приехал к нам в Гималаи мой ученик, отличный болгарский художник Георгиев. Жив ли он? А сколько дружеских статей было в болгарских журналах, и такие листы не завянут.

Люблю вспоминать и встречи с великим сербским ваятелем Местровичем - он был у нас почётным советником. Где он? Жив ли? Какими средствами послать привет всем братьям, в рассеянии сущим? Но и теперь вспыхивают дорогие весточки.
Чехословацкая газета шлёт привет. Министр Ян Масарик телеграфирует: 'Примите мои самые лучшие пожелания к Вашему семидесятилетию. Хорошо помню Вашу дружбу с моим отцом и со мною и многими благодарными чехословаками, вспоминающими выставку Ваших произведений в Манесе. Надеюсь увидеть Вас после победы в Праге. Ян Масарик, Министр Иностранных Дел'. Истинно, и мы все хотели бы встретиться, да ещё в Праге, в самой Златой Праге, ставшей так неразрывной с Народом Русским. Кто знает - многи пути человеческие, отчего не прилететь и в братскую Злату Прагу?!

И ещё веха. В Париже французы устроили общество 'Люзас', посвящённое славянам-лужичанам, уже давно изнывающим под германским ярмом. Выбрали в почётные члены, ибо знали, как близко мне всё до славян касаемо. Наш Святослав был президентом Американской секции 'Люзаса'. Мадам де Во Фалипо много потрудилась, изыскивая данные об этой древнеславянской ветви, и материалы были значительны. Несмотря на всякие утеснения, лужичане сохранили свою славянскую сущность и свято помнят о своём славянстве. Поучительно убеждаться, как прочны славянские ветви. Так, в самом Брандербурге уцелели славянские народные обычаи, даже больше уцелели, нежели в русской деревне в Потсдаме, где только русские имена остались.

Много где можно найти следы всеславянства. Далеко ходили славяне. Афанасий Тверитянин в Индии. Долгорукий при Акбаре. Анна Ярославна - королева Франции. Её сёстры - королевы Венгрии и Скандинавии. Роксана, поповна из Подолья - султанша Сулеймана Великолепного. Куда заходили Новугородцы! Аляска, Галапагос, Гаваи, Калифорния - форт Росс - дружественный подарок Америке. И нет таких дальних гор и островов, где бы не нашлось памятки славянской. Даже в нашей долине в Кулуте первый насельник был русский. Не перечесть! 'Победа Александра Невского' теперь в Индоре. Моя 'Земля Всеславянская' широко обошла Индию. Много вех! Изпод скрыни поднимается крепкая поросль. Всеславянский Комитет широко соберёт вести о всех славянах, о всех делах славянских.
Вспомним Боривоя:

И внезапно, где играют всплески
белые прибоя,
Из-за мыса выбегают волнорезы
Боривоя.
Расписными парусами море
синее покрыто.
Развелось по ветру знамя из
божницы Световита.
Плещут вёсла, плещут брони,
Топоры звенят стальные,
И, как бешеные кони, ржут
волынки боевые.
И начальным правя дубом,
Сам, в чешуйчатой рубахе,
Боривой кивает чубом.
::::::::::..
Я вернулся из Аконы,
Где поля от крови рдеют,
Но немецкие знамёна
Над стенами уж не веют.
:::::::::.
И от Бодричей до Ретры
От Осны до Дубовика
Всюду весть разносят ветры
О победе той великой.

5 Июня 1944 г.
Рерих Н.К. 'Россия'. М. МЦР, 1992 г.
__________________________________


15 июня 1944 г.
Письмо Н.К. Рерих в Америку

15.VI.44
Родные наши,
Как Ваши болящие? У нас лазарет всё ещё не кончился. Светик почти поправился, но Е.И. всё ещё не может оправиться от кашля - особенно по ночам и утром. За эти дни болела и Рая. Был сильный гастроэнтерит. Но теперь она оправляется. Многое необычно. Вот и погода особенная. Ночью бывает всего 10 [градусов] Цельсия, и после полудня - ливни, вихрь, гроза, град. Для июня всё это необычно.

На днях выйдет второе издание Конлана. Попрошу друзей, не смогут ли они переслать Вам несколько экземпляров. Только подумать, что это письмо дойдёт к Вам к концу июля. Значит, Вы мыслите уже о будущем сезоне. Какие события происходят! И какие ещё произойдут, пока долетит письмо. И подвиги, и ужасы, и горе - только счастье ещё не брезжит. За пять лет ужасов что сделается с сознанием человеческим? Кроме самой войны - разорение, разруха, эпидемии, одичание... И чем же залечивать все эти несносные раны? Только развитием Культуры. Война подтвердила многие старые истины. Между прочим, события ещё напомнили, что одни защитные действия, без наступательных, ведут к поражению. Как бы ни были укреплены защитные силы, они всё-таки будут сломлены, если не смогут перейти в наступление. Суворов знал ценность наступления.

Так и во всём, во всей жизненной борьбе. Во имя блага будьте воителями. Не сидите взаперти за стенами крепости, но выходите бодро в чисто поле. Пусть каждая разрушительная злоба получит удар заслуженный. Спасибо Валентине за её статью 'Общее благо'. Пусть она сеет такие добрые зовы. Ведь кто-то и где-то усвоит её призывы. Наверно, она никогда не узнает, кому помогли её писания, - это общая участь. Но тоже знаем, что где-то добрый посев даст всход и урожай. Вот если бы побольше таких сотрудников, и каждый на своей ниве утвердил бы добро.

Нельзя ли от Д[утко] узнать побольше о её свидании с Б[орисом] К[онстантиновичем]? Ведь нужно же как-то раскрыть сию тайну. Не мог же Б[орис] К[онстантинович] провалиться беспричинно! Юрий получил письмо Зины. Так хочется, чтобы его посылка дошла и получились бы следствия. А то точно в пропасть всё проваливается. Приложение - 'Славяне' перешлите председателю Всеславянского Комитета. Лучше пошлите сами непосредственно и для ответа дайте адрес АРКА, скажите, что шлёте по моему желанию, и попросите подтвердить получение. Прилагаю адрес редакции журнала 'Славяне': улица Кропоткина, 10.
Вот Рим оказался примером, как Культура, Религия, Искусство являются подлинными охранителями. Среди ярых битв Рим невредим, ибо обе стороны не хотели его повреждать. Значит, всё дело прежде всего в добром желании. Знамя - Охранитель Культурных Сокровищ - незримо веяло над Римом. Даже жестокость и дикость преклонились перед высокими достижениями. Помните, некоторые невежды нам говорили, что во время военных действий ничто не спасёт памятники гения человеческого. Но вот достаточно было захотеть - и Рим невредим. Так и запишем о примере победы Культуры.
Вообще, все события лишь подтверждают, насколько наши предложения были своевременны и выполнимы. Итак, опять - вперёд и вперёд!

Передайте мой привет Норману Бел-Геддесу. Каков он теперь? О нём я сохранил добрую память. Друзьям, сотрудникам - душевный привет.
Сердечно,
Н.Рерих.

Председатель Всеславянского Комитета генерал-лейтенант Александр Гундоров, улица Кропоткина, д. ? 10, Москва.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


17 июня 1944 г.
РУССКИЙ ВЕК

"Красная Звезда" приводит слова американского Х. С. Монитора, что грядущая эпоха будет Русским Веком. И вот всё, что предчувствовалось, всё, что казалось - всё становится явью. Русский подвиг, Русский труд, Русская смекалка преобороли все трудности и победно преуспели.

Произошло явление, неслыханное в истории человечества. Друзья всемирно наросли. Враги ахнули и поникли. Злые критиканы прикусили свой ядовитый язык. Не только преуспела Русь на бранных полях славы, она успела в трудах и среди военных тягот теперь же строиться и ковать прекрасное будущее.

И всё такое неслыханное достижение творится самобытно, своими особыми народными путями. Многие народы прислушались к действу русскому и приходят к тем же решениям.
#spas#
Тридцать лет тому, как на Почаевской мозаике мне захотелось созвать сонм русских воителей. Так над западным входом собрались славные воины, ставшие крепким дозором. Скоро от Запада пришёл враг. Враг всякой Руси, враг всех народов русских. Но просчитался враг, жестоко просчитался, ибо не понял сущности Народа Русского.
#mstislav#
Н.К. Рерих "Единоборство Мстислава с Редедёй". 1943.

Померялся русский богатырь с врагом страшным и одолел его. Мстислав Удалой грянул оземь косожского богатыря Редедю. И Мономах выходил на единоборства. И ополчалась Русь на Куликовом поле... Да что перечислять!
Народ русский научился ценить прошлое. По завету Ленина Русский Народ сбережёт достижения старого знания, без них новой Культуры не построить. "Знать, знать, знать". "Учиться, учиться, учиться".

На Руси будет праздник. Позовёт к нему народ всех, кто принёс пользу Руси. Взаимно улыбкою обменяются сотрудники всех веков. Для Русского Века потребуется неограниченное знание. Вся всенародная польза будет собрана.
Все русские открытия вспомянутся. И первопечатник Фёдоров и все безвестные изобретатели и исследователи будут вновь открыты и добром помянуты. Перемигнётся народ со всеми, кто сеял добро.

К Русскому Веку русский народ может показать много былых достижений. А все русские подвиги нынешних дней славно возвысятся на празднике Русского Века. И ведь не сами выдумали такое будущее. Из-за океана увиделось предначертание судьбы Русской. Русский Век!

17 июня 1944 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия". М. 1974 г.
____________________________________________


22 июня 1944 г.

НА ВЫШКЕ

"На вышке бывает холодно, - рассказывал наблюдатель, - так пронзительно холодно, а шевелиться нельзя. Делаешься не человеком, а мохнатым комом хвои на вершине косматой сосны. Не знаешь, неужели в этом полузамершем бездействии заключена важнейшая задача?!

Тоненький, неживой проводок напоминает о напряжённом действии там, внизу, за лесом. Там чьё-то ухо должно ловить мои краткие указания, будет верить им. Может быть, тысячи людей будут спасены единым словом. Если оно, это жданное слово, не придёт, то и без него самое молчание окажется кому-то спасительным.

Но пока холодно на вышке. Точно забытый, точно покинутый, точно ненужный! Шальной снаряд может скосить и всю сосну и охапку защитной хвои. Тогда-то дела совершатся и без провода. Может быть, ещё лучше совершатся, а вышка окажется вообще ненужной. Тягостно чувство ненужности.

Кто знает, не ушли ли вообще? Не переменилось ли вообще построение? Не забыли ли об одинокой вышке? И знаю, что не забудут, знаю, что вышка эта очень нужна. Но холодно на вышке. Ветер пронзителен...

Балагуры грегочат: "Эй вы, аисты на крыше! Мы тут гранаты кидаем, а вы шишками сосновыми бросаетесь". Засмеют, не понимают значения вышки. Не знают, как одиноко на вышках.

Забытые! И знаешь, что нужен, а всё же подчас накипает какая-то ненужность. Поди уговори себя, что и в молчании держишь нужнейший дозор..."

Много вышек в жизни. Многие нужнейшие держатся дозоры. Приносится неотложная польза. Только при всём том бывает на вышках одиноко. Слышите ли? Отзовётесь ли?

Великая годовщина. Три года войны. Три года героических подвигов. Три года народных испытаний и преуспеяний. Победы, русские победы гремят. От Гималаев сердечный привет Народу Русскому.
 
  
 

Н.К. Рерих. Эверест. 1944.

22 июня 1944 г.
Н.К. Рерих, "Из литературного наследия". М. 1974 г.
_____________________________________________