Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1944 г.
(октябрь - декабрь)
*******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ОКТЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 октября 1944 г.)
Холст (6 октября 1944 г.)
Не болей (8 октября 1944 г.)
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку (15 октября 1944 г.)
Подивитесь (20 октября 1944 г.)

НОЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 ноября 1944 г.)
Мясин (8 ноября 1944 г.)
Письмо Н.к. и Е.И. Рерих в Америку (15 ноября 1944 г.)


ДЕКАБРЬ
Письмо Н.К. Рериха в Америку (1 декабря 1944 г.)
Письмо Н.К. и Е.И.Ррерих в Америку 15 декабря 1944 г.)
"Пуп земли" (18 декабря 1944 г.)
Герои (24 декабря 1944 г.)
Любите родину! (31 декабря 1944 г.)

******************************************************************************

ОКТЯБРЬ

1 октября 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.X.44
Родные наши,
Пришло письмо Ваше от 12-го августа. Теперь Вы уже знаете, что invoice'ы и свидетельство об оригинальности Вам высланы и от консула, и от магистрата. При этом консул письменно заявил, что в случае суммы меньшей ста долларов никакого invoice'а не требуется - заявлено письменно.
Валентина прислала свои отличные статьи. Она талантлива. Привет ей душевный - сеет добро, а в этом сейчас такая нужда. Вот если бы она жила от Вас поблизости! Наша милая Магдалена Леерер прислала к моему рождению трогательное письмо с очень хорошим воспроизведением Майтрейи. Оказывается, она хороший график. Передайте ей наш сердечный привет - вся моя американская корреспонденция идёт через Вас. Магдалена сообщает, что композитор Льюранс посвятил мне своё последнее произведение и посылает его. Наверно, ноты идут пароходом и нельзя ждать их скоро. Вот и холст от Муромцева всё ещё не дошёл. Последний номер 'Times' пришёл в миниатюрном виде - значит, везде не хватает бумаги. Здешние журналы тоже усохли до неузнаваемости. А ведь это знак печальный - война идёт к концу, а тут и культурные проявления тоже пошли к концу! Казалось бы, тут-то о культуре и вспомнить, а между тем она-то и усыхает. Конечно, война всюду внесла одичание, но всеми лекарствами нужно бороться против такой опасной эпидемии.

Человек так склонен к одичанию. Прискорбно! Сколько же миллионов лет ещё должно пройти, чтобы сознание человеческое окультурилось. Кроме дикости ещё вспыхивает изуверство. Такая эпидемия очень губительна. Культурные ячейки - как малые островки среди бурного океана. Того и гляди, что зальёт и смоет достижения. Помните, как во время одного землетрясения в Японии остров со старыми храмами окунулся в пучину и вынырнул голый-преголый. Ничего не осталось! Хорошо, если уцелевший человек умеет смотреть лишь вперёд.
Опять-таки 'благословенны препятствия - ими растём'. Через все океаны чуем, как Вам нелегко. К тому же все сотрудники иногородние, а письмами не всегда удастся сообщиться. Да и все ли умеют отвечать немедленно. Нередко даже у хороших людей письма-ответы залеживаются. Но всё это надо преобороть. Иногда кажется, что говоришь, как в подушку, и никто не слышит. А потом вдруг окажется, что ветер унёс зёрна далеко и взошли они в самом нежданном месте. Жизнь!
Псалмопевец сказал: 'Очи мои возвожу к горам, откуда придёт помощь моя'. Да - от гор! Иногда мы толкуем: от кого из друзей из освобожденных стран придёт первая весточка. Думаем, от того или от другого. А на деле может быть от совсем неожиданного.

Сейчас опять вернулись из Бомбея злосчастные эскизы 'Весны священной' с требованием удостоверения от какого-то мифического торговца (дилера). Вернулись в изодранном виде. Прямо сумасшествие какое-то! Вот Вам и Культура! Опять прибрали мы пакет и послали в Бомбей одному приятелю, чтобы он лично побывал в 'учреждении' и попытался уладить всю нелепость. Сколько людей приходится беспокоить, сколько переплачивать - наверно, Мясин не воображает, через какие ущелья нелепости проходят безобидные эскизы. А вернулся пакет в таком ужасном виде, что даже доска была расколота. Прямо беда, точно через лапы вандалов прошёл!

А события так и спешат! Индийская Академия искусств и литературы просила меня вступить в неё. Полагаю, что сейчас все культурные силы должны объединиться для борьбы против невежества. Так и Вы все, наши милые, всеми силами поддерживайте светлое единение. Да будет Вам хорошо. Радуюсь директорству Мясина. Пусть и ещё подойдут даровитые люди. Пусть жалкие злопыхатели гибнут в своем яде. Добро всегда победит. Добро не тлеет, правда не ржавеет.
Прилетела Ваша добрая телеграмма. Книги вышли удачно, глазная операция удачна. Пусть всюду будет удача.

Сердечно,
Н.Рерих.

Ваша телеграмма, родные, истинно, принесла радость. Будем ждать добрую весть и о милой Жанете. Из новых напечатанных книг пришлите нам только 'Сердце', и не больше трёх или четырёх копий. Спасибо большое за рецепт глазных капель. Я сейчас пользуюсь иногда новым средством 'оптрекс', оно очень неплохое. Моя беда в том, что мне нужны новые очки, но иметь их здесь трудно из-за отсутствия настоящих глазных врачей. Но теперь уже недолго ждать, и можно будет подобрать их в Европе. Ведь мы вступили в последний год войны в Европе. Не слыхали ли нового из враждебного очага? Провал их друга Глина должен отразиться на их положении. Обнимаю Вас, родные, радуемся каждой весточке от Вас. Пошлите привет Валентине Д[утко], её статьи прекрасны - то, что нужно. Подумать только, сколько подобных статей, имея книги Учения, могла бы писать в своё время Франсис! Но легкомысленная душа упустила все возможности. Ещё раз обнимаю Вас, Зиночку.
Всем сердцем,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
_______________________________________________________


6 октября 1944 г.
ХОЛСТ

Сейчас пришли два пакета с холстом. Холст хороший. Большое, большое спасибо. Не знаем, сколько он стоит. Будьте добры, сообщите. Право совестно, что из-за куска холста приходится беспокоить, но положение таково, что каждая малость стала недосягаема.

Вот посылка маленького эскиза, кроме цензуры, требует ещё особое экспортное разрешение. А теперь ещё новость: на посылке должна быть печать от банка. Что общего между рисунком костюма и банковской печатью?
Особенно обидно, когда всякие затруднения пресекают культурную деятель-ность. И без того война внесла столько одичания, а тут ещё каждое культурное проявление усыхает. А каково всё отражается на молодёжи! Каждая болезнь исто-щает надолго, а тем более болезнь Культуры залечивается трудно. Долго я был в школьном деле и знаю, что малейшее понижение уровня уже трудно побеждаемо.

Переживём! Трудимся, насколько обстоятельства позволяют. Как хорошо, что Вы все работаете на культурной пашне. В работе забываются всякие тернии. Обид-но, что переписка с Москвою так затруднительна. Непонятно, отчего письма от Б.К. прекратились с конца 1942-го. По последнему письму было ясно, что через несколько дней последует продолжение, и вдруг всё пресеклось. Казалось бы, что победное шествие русского войска должно лишь облегчать сношения с разными странами, а на деле выходит как-то иначе. Конечно, все мы знаем лишь радио и газеты, а жизнь так сложна.

Краски оказались масляные, а я для темперы употребляю лишь в порошке. Масляные пригодятся Светику. Вот если бы ещё один такой же кусок холста! Помечайте, от которого числа доходят весточки, чтобы знать, не потерялось ли что-нибудь. Каждое Ваше письмо читаем и перечитываем - радость! Пусть Галя по-русски пишет. Как здоровье Касатика? Крепко Вас всех обнимаем - ещё раз спасибо.

6 Октября 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. _________________________________________


8 октября 1944 г.
НЕ БОЛЕЙ!

"Не болей! Придётся для Родины много потрудиться".

Вот уже более полувека это напутствие звучит. Так ясно помню зал Академии и густую толпу народа. Он всё же увидал и через головы властно приказал. Он умел мощно послать благой приказ [О. Иоанн Кронштадский - ред.].

Вот и трудимся. Все мы трудимся именно для нашей любимой Родины. Знаем, что такие труды не по сердцу многим, не любящим Народ Русский. Немало претерпели мы всяческих козней. Но ведь и враги полезны. Они - как точило для меча. А то чего доброго ещё заржавеет оружие.

И болезней за полвека было немало. Пугали тяжким исходом, но приказ звучал, и воля не ослабевала. А сколько опасностей было пройдено! И тонули и замерзали - чего только не было. Но воля не ослабела. А сколько клеветы и вражеских подкопов, ограблений, но воля не слабела. Шли трудными перевалами. Иногда казалось, что уже не взойти выше, но высота оказывалась преодолённой. Иногда на узком карнизе над пропастью скала словно бы отталкивала от себя, но всё же шли, и карниз оставался позади.
Кружилась голова в реке с быстро мчавшимися льдинами, но смотрели поверх в спасительную даль.

На всех путях встречались добрые люди. Сами подходили - добром поминаем. В странах, претерпевших от нашествия, живы ли друзья? Привет им!
#sergij#
В Праге на картине "Св. Сергий" была надпись: "Дано Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. При князе Дмитрии, при Минине и Пожарском и теперь". Перед самым нашествием друзья сокрыли эту надпись и в последнем письме известили об этом сокрытии, теперь скоро откроют, если только вообще что-либо уцелело от вандалов. Сергиевы картины в Чехословакии, в Югославии, в Америке, в Индии.

Отстоял Народ Русский и свою Землю и земли многих народов. Славянское братство, ещё недавно забытое, опять ожило. Не болей. Превозмогай, чтобы увидеть дни великие, да будет!

9 октября 1944 г.
'Московский Комсомолец', 8 октября 1969 г.
_________________________________________


15 октября 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

15.X.44
Родные наши,
Спасибо за письмо от 31-го августа. Много в нём неожиданностей. Какая именно болезнь Б[ориса] К[онстантиновича]? Не сообщит ли Д[утко], в чём дело? И с какого времени Б[орис] К[онстантинович] в госпитале? Удивителен эпизод с Валентиною. Всё это печально! Может быть, были и какие-нибудь иные причины? Общество А[гни]-Й[оги] начните спокойно. Пусть приходят, беседуют - без хлопот. Жалеем о Ваших сведениях о Мур[омцеве]. Ничего не поделаете. Получены два пакета холста от Муромцева. Большая радость. Холст хороший, очень пригодится. Взяли сорок одну рупию за пошлину, какая же цена самого холста? Напишите. Краски оказались масляные, а я употребляю для темперы в порошке - эти Светику для масляных картин будут хороши. Если бы Мясин заплатил - можно за холст отдать. Отсюда денег невозможно переслать.

Получено разрешение на издание 'Himavat'. Условия следующие: 1) Печатать не более тысячи экземпляров. 2) Книга должна содержать не более 350 страниц. 3) Страница не более как 5 1/2 на 3 1/2. Такие условия, ещё при пожертвовании Р[усскому] Красному Кресту. Далеко не уедешь при таких ограничениях. Наверно, кое-что придётся и сократить.
Спрашивается, в какой части книги делать вивисекцию? Из 'Россики'? Из 'Химавата'? Из 'Мир через Культуру'? Из 'Искусства'? Пожалуй, опять искусство пострадает, часто этим кончается. Нужно помянуть, что и такое разрешение было дано по личной любезности.

При Десаре (осеннем празднике) ряд статей появился: в 'Свободной Индии' - 'Сокрытые сокровища', в 'Hindustan Standart' - 'Любители искусства', в 'Twentieth Century' - 'Судьба', в 'Заре Индии' - 'Письмена Азии'. Так, и в трудные для печатного слова дни всё-таки звучит зов о Культуре. Второе издание Конлана сейчас напечатано. Вещь в сто страниц печаталась с марта. Может быть, Вам удалось узнать что-нибудь о 'Славе'? Грабарю я напоминал о ней, но неведомо, дошло ли моё письмо. Вот уж подлинно: 'Тесна моя улица'. Маленькие монографии 'Корона Мунди' ещё не получены. Наконец получили уведомление из Бомбея - экспортное разрешение на посылку эскизов получено, но теперь новая нелепость! Банк должен поставить свою печать на пакете. К чему? Это уж вроде 'сатанинской печати'! И когда человечество изживёт этакие нелепости! Эскизы балета - под печатью банка!! 'Весна священная' - и бухгалтерия! Ведь какие люди даже не поверят! 'И смех, и слёзы'! В вихре жизни всё нежданно. Самые неожиданные газеты отметили моё семидесятилетие. Радуемся, если Вам удастся хоть несколько дней отдохнуть. Надеюсь, что ВОКС когда-то ответит на Ваши вопросы. Привет сердечный друзьям.

Духом с Вами,
Н.Рерих.

Родная моя Зиночка,
Очень, очень тяжко было узнать о трагическом уходе молодого моряка. Будут ли когда уявлены все обстоятельства, приведшие к такой печальной и, видимо, неожиданной развязке?
Зиночка спрашивает меня, что думаю я о нашей новой другине? Несомненно, она очень даровитая природно, но, будучи во цвете лет, она, конечно, ещё не изжила всех земных притяжений, уявленных на пути талантливой и привлекательной женщины. Она любит так называемую красоту жизни, иногда весьма пошлую; земные притяжения сильны, она борется с ними, и я знаю, что ей нелегко; но всё же сердце её полно порывов к истинно Прекрасному и Возвышенному. В её нескольких письмах ко мне я остро чуяла в ней эту борьбу, и в ответах моих я старалась поддержать её на мыслях о расширении сознания и совершенствовании её дарований.
Её последнее письмо ко мне от 28-го июня было полно восхищения и преклонения перед светлым обликом Рамакришны, который сливался в её сознании и сердце с Христом. Я радовалась такому правильному направлению и снова подчеркнула в своём ответе значение и красоту высшей формы любви и направила её к чтению биографий Мистиков, стоящих, как прекрасные Вехи, на пути к Высшему Общению. Она ведь находилась на ступени Зова, когда душа, приблизившаяся к Учению, идёт как зажжённый факел, полная радости новых духовных переживаний и откровений. Но она утвердилась на яром желании стать ученицей и сотрудницей, и тем самым она предоставила себя на испытания. И это, конечно, она должна была знать, ибо она имеет не только все книги 'Живой Этики', но читала и 'Чашу Востока'. Но беда в том, что мало кто из имеющих книги Учения и читавших 'Чашу Востока' отнёсся с должным вниманием и пониманием серьёзности уявленного в них предупреждения подходящим к Учению. В последних двух письмах в 'Чаше Востока' сказано: 'Испытания неизбежны, и метод испытания следует системе Радж-Йоги, и результатом этого является развитие в ученике, в его темпераменте каждого зародыша добра и зла. Правило это непоколебимо, и никто не избегнет его, напишет ли он письмо или же в тайнике сердца сформулирует сильное желание знания и общения с Учителями. Именно, как вода развивает жар в негашёной извести, так Учение вызывает к ярому действию каждую неподозреваемую потенциальность в ученике...'

В моих письмах, которые она переводит, приведена страница, называемая 'Предостережение', написанная в своё время Е.П.Блаватской. Но, по-видимому, наша новая другиня не обратила внимания ни на какие предостережения, имеющиеся в изобилии в Учении, но увлеклась желанием создать в сознании настроение радости и, может быть, не совсем отдавая себе отчёта, что радость, охарактеризованная как высшая мудрость, мало похожа на радость, которая ожидается душами, не испытанными достаточно в жизни и не имеющими полного осознания своей ответственности. Я надеялась, что, неся в сердце любовь к Высшему Идеалу, она не допустит легкомысленного подхода к людям. Я предупреждала её об осторожности с душами неподготовленными, далёкими от понимания истинного смысла жизни и не могущими воспринять Учение Живой Этики. Но я не имела права оявиться ей наставницей, ибо я имела тогда от неё не более двух-трёх писем, сейчас имею только пять.

В последнем письме она упомянула о встрече с новой молодёжью из
Р[оссии], об их чистоте и уважении к женщине; на это я ответила, что я всегда знала врождённую чистоту русского характера, русской души. Циничное отношение к женщине, умаление и унижение её возможны только среди народов уходящих. У меня одна молитва - это, чтобы Россия соблюла свою вновь обретённую чистоту и не заразилась бы язвой пошлости и растления, разъедающей целые страны. Но, видимо, язва эта оказалась яро заразной и ядовитой... Закончила моё письмо словами: 'Будем бороться всеми силами духа с пошлостью, легкомыслием в мыслях и во всех жизненных проявлениях и утвердимся на несении подвига...', но, увы, слова эти долетели слишком поздно... Буду ждать её письма. Спасибо Зиночке за предупреждение, и прошу не передавать ей ничего из сказанного мною о ней.

Е.Рерих

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
______________________________________________________


20 октября 1944 г.
ПОДИВИТЕСЬ

Прочтите статью Крымского о пан-турецких вожделениях. Вспомните, что сие началось с "лёгкой" руки Мольтке уже век тому назад. Вспомните, как умный Кемал остерегал своих неразумцев от таких гибельных увлечений.

Подивитесь, что ещё сейчас, в прошлом году, вопреки событиям Турция допускает непотребные печатные словеса. Не боится последствий. Не стыдится, что соседи прочтут эти угрозы. Точно бы Турция не дорожит добрососедскими отношениями.

Не делаю выписок из статьи Крымского ("Большевик", Июнь 1944) - сами прочтите и подивитесь. Где же ты, мир? Великий творческий добрый мир? Где же соизмеримость? Где же Культура? Пора из-за кустов лес увидать.
Всякие обветшалые понятия пора отставить. Иначе в чём же будет заветное "вперёд", о чём так много говорится теперь?

Не в машине одной, не в долларе-идоле, не в крахмальном вороте, но в пан-человеческих отношениях забрезжит доброе будущее. Не туркам бы говорить. Не задираться бы им, получившим драгоценный дар - Чарокский край, Каре, Ардаган... Ведь дары не должны быть опорочены. Каждое право утверждает последствия опорочения дара.

Нельзя сетовать лишь на некую неразумную кучку. На что же тогда правительство? Или оно негодно в своей слабости или оно потакает безумцам? Только теперь турецкое правительство начинает арестовывать безумцев. Не поздно ли? От всяких конференций не продохнуть, а воз Культуры и поныне там, где был.

Много косогоров, луж и выбоин! Путники помогают друг другу среди трудностей пути. На ночлег даже случайные сопутники стараются мирно устроиться.

Еженедельник "Вся Индия" просил весть к их годовому выпуску. Послал наш старый девиз о культурных ценностях и приписал: "В лучах благословенного будущего брезжит великий мир. Но мир живёт только там, где обитает истинная Культура. Друзья, отставьте все воспоминания прошлого и воскликнете вместе с героическим русским народом: "Вперёд! Вперёд! Вперёд!"

20 октября 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г.

*********************************************************************************

НОЯБРЬ

1 ноября 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.XI.44
Родные наши,
За эти недели Ваших вестей не было. Неудивительно, ведь почта так нерегулярна. Пробую послать Вам Конлана и Тампи - насколько удастся, не знаю. Опять побеспокоил друзей. Даже странно подумать, что из-за такого пустяка приходится громоздить Оссу на Пелион. В 'Times' сообщалось, что Сааринен открыл в Мичигане Академию Искусств. Любопытно бы знать её и кто участвующие? Как архитектор он очень известен. Также сообщалось, что на аукционах прошли многие итальянские картины. Не слыхали ли, какие именно? Вообще 'Times' даёт немало интересных сведений. Вероятно, Вы его читаете. Там же мы прочли о позорном провале Уоллеса. Кажется, ни один из вице-президентов не бывал отставлен с таким скандалом. Последите о последующем. Там же мы узнали о новом, неотражающем, стекле. Что это такое? Для картин это была бы огромная находка.
Музей Современного Искусства прислал свои чудачества. Что за люди там засели?

Посылаю для Вашего архива копию письма Нандалала Боше - он лучший художник Индии. Наконец вышло второе издание Конлана. В калькуттском журнале 'Искусство и Культура' были отличные рецензии и на Тампи, и на Бабенчикова - всё это было бы полезно для Вашего архива. Пришли шесть маленьких монографий - большое спасибо. Если их много, вот бы ещё дюжину получить. Здесь они очень пригодятся. Впрочем, и у Вас, наверно, они идут.

Что же в Риге? Ведь там и картины, и книги, и целый ящик клише из Нью-Йорка. А где все друзья? Имеете ли новые материалы для АРКА? Неужели отсутствие ответов нужно объяснить беспорядком? А между тем обстоятельства всё усложняются, и Вы, наверно, это чуете.

Вот уже и снег на горах. Пока что осень гораздо холоднее прошлого года. По утрам 44° [по Фаренгейту]. Ещё одна военная зима - это уже последняя. Валентина пишет, что её муж будет заходить к Б[орису] К[онстантиновичу] и сообщать о здоровье. Спасибо за это внимание. Бедная Валентина, у неё у самой столько тяжких переживаний. Как здоровье Спенсера? Где он теперь? Вспоминаю, как он однажды в подземке услышал рядом знакомые имена. Оказалось, что два бандита толкуют о том, что публика слишком любит наш Музей и необходимо отвлечь её от Музея. Этакие мрачные бандиты! И не знали они, что школьник слышит их тёмные замыслы. Какой широкий заговор заваривался. Против русского дела. Ещё Бринтон предупреждал не верить искренности неких личностей и некоторых художников. Бандиты действовали, а друзья помалкивали да стеснялись. Вы были свидетелями, как безобразие совершалось. И теперь бандиты могут опять окрылиться. Необходимо досмотреть. Долетит к Вам эта весточка уже зимою, пожалуй к Рождеству. А за этот полёт столько событий произойдёт. Да, да - тяжка война, но ещё тяжелее 'шапочный разбор'. Заходят ли в АРКА новые? Или уже усыхает внимание? Все мы трудимся. Послал [монографию] Конлана в Москву - только дойдёт ли? Пусть будет у Вас всё ладно. Друзьям - душевный привет.

Сердечно,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
__________________________________________________________


8 ноября 1944 г.
МЯСИН

Пишет Мясин:
'Дорогой Николай Константинович,
Сердечно благодарю Вас за присланные эскизы 'Князя Игоря'. Для меня был большой праздник получить их. Золотая гамма неба прекрасна, она горит торжеством России, отражаясь на глубоких тонах непреклонных половцев.
Я убеждён, что возобновление этого балета в таком прекрасном толковании его явится искренней радостью для всех тех, кто знает и умеет ценить настоящий Русский Балет.

Теперь у меня явилось сильное желание возобновить также 'Весну Священную'. Моя первая мысль была воспользоваться материалом, который сделан в 1929 году Лигой композиторов, но, к сожалению, его больше не существует.

Могу ли я попросить Вас сделать новые эскизы? Если это возможно, я бы хотел иметь лишь одну декорацию и несколько эскизов мужчин, женщин, девушек и избранницы.

Я планирую сделать эту постановку летом 1945 года, и, если бы я мог получить Ваши эскизы в будущем Мае, было бы чудно. Как и для 'Игоря', так и для этой постановки я позабочусь о деловой стороне в момент её выполнения".

Прекрасно, если Мясину удастся возродить Дягилевский балет. Сейчас Мясин завоевал прочное положение, и ему доступно созвать полезных деятелей. В дни трагического 'шапочного разбора' искусство должно сказать повелительное слово. Уже полпоколения земля нервничает и дичает в Армагеддоне. Культура изуродована, творчество пресечено. Нельзя думать, что сперва можно отравить человека, а потом преподать ему основы Культуры.

Положение таково, что печатное слово замирает, издания усыхают, и всё поступательное является несвоевременным. По старой поговорке - 'Судьба книги претворяется в голове читателя'. Но если на темя читателя дом обрушился, то и судьба сложится особая. Пусть героическое творчество напомнит человечеству о Мире, о Великом Мире, живущем там, где обитает истинная Культура.
Привет Мясину.

8 Ноября 1944 г.
Рерих Н.К. "Из литературного наследия". М.1974 г.

***********************************************************************************************

ЭСКИЗЫ КОСТЮМОВ И ДЕКОРАЦИЙ к опере А.П. Бородина
'КНЯЗЬ ИГОРЬ'. 1944.

 
  
 

Девушка с розой. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см. .
 
  
 

Полонянка. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Кончак и девушки. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Половецкие воины с луком. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Половецкий воин с саблей. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Половецкий стан. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.

*************************************************************************************************


15 ноября 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

15.XI.44
Родные наши,
Спасибо за письмо от 23-го сентября. С ним вместе пришло письмо от 30-го сент[ября] о нелепых трудностях с эскизами. Надеемся, что Вы вовремя получили консульские инвойсы, посланные воздухом из Карачи. Прилагаю при сём подлинное письмо консула Мэси, из которого ясно видно, что для пакетов стоимостью менее ста долларов консульский инвойс не нужен. Свидетельство об оригинальности Вам было послано. Как хорошо Зина говорит, что лишь в труде можно преодолевать всякие смутные настроения. Труд - святое дело. Можно удивляться, что ВОКС не пишет и не отвечает на Ваши определённые вопросы. Ведь ВОКС так одобрял деятельность АРКА. В чём же дело? Без новых материалов Вы, конечно, не можете давать новые выступления. Для постоянной выставки АРКА ценно всё новое, иначе и приток посетителей иссякнет.

Удивительно! В 'Daily Mirror' несколько любопытных чёрточек текущего безумия. Податной инспектор запрашивает палача о предполагаемом доходе от казнённых! Пожалуй, первый раз в истории. Справедливо Джин замечает, что нынешняя цивилизация сама себя пожирает. Об уродствах 'цивилизации' много раз приходилось писать. Да и о массовых эпидемиях безумия. Вот немцы со своим 'гениальнейшим всех веков и народов' Гитлером - разве не умопомешательство? Все эти чудовищные суперлативы и неслыханные эпитеты - разве не массовое безумие? В истории бывали такие эпидемии. Хочется ещё раз написать о губительных массовых психозах. Культура трещит. Бывало, Селиванов говаривал, когда кто-то поминал мерзавцев: 'Не поминайте мерзавцев: Боткин услышит - на свой счёт примет'.

У нас уже 4° Цельсия - кругом снег. Томаты - наша лучшая еда - замёрзли. Огород прекратился. Видимо, зима будет сурова. А керосину нет, да и со свечами плохо. Валентина пишет, что Б[орису] К[онстантиновичу] стало настолько лучше, что его перевезли домой. Спасибо ей. Кем служит её муж? Может быть, и ещё будут вести о Б[орисе] К[онстантиновиче]. Я писал ему ещё два раза, но ответа не было. Впрочем, и телеграмма, и письмо Грабарю тоже без отклика. Пора нам научиться терпению. Будем помнить, что у наших корреспондентов имеются свои причины.

Хорошо, что Мясин примкнул к директорству АРКА. Насчёт издательницы 'Tomorrow' не знаю - она ведь трудная, да и взгляды её не ясны. Пришло доброе письмо от Джан из Либерти. Какие они славные трудящиеся! Хорошо, что здоровье её налаживается. Веронал надо отставить - вреден. Строфант хорош, но не преувеличивайте - лучше через день, а пару дней отдохните. С письма Джан марки были кем-то сняты. Воображаем, сколько писем искалечено или пропало. Вот Вы можете переписываться с Альбуэрно, а мои два письма были возвращены. Пришлось бросить дружелюбную переписку. Напишите ему об этом. И так сколько добрых, полезных нитей пресеклось. Многие из них уже не наладятся. Война - к концу, а трудности растут. Радовались, что Зина и Дедлей хоть несколько дней отдохнули, - ведь опять целая зима неустанного труда. Опять всякие человеческие изгибы и перегибы. Такова армагеддонная жизнь. Скажите наш сердечный привет всем друзьям. Да будет хорошо!

Сердечно,
Н.Рерих.

Родная моя Зиночка,
Надеюсь, что все недоразумения с получением эскизов закончились благополучно. Друзья в Карачи и в Бомбее сделали всё возможное, чтобы выполнить все требования, порой противоречивые и непонятные для нас. Все удостоверения должны прийти вовремя. Получила трогательное письмо от Жанет. Она права, думая, что мои посылки помогли ей. Я очень просила Вл[адыку] помочь ей и много думала о ней. Так хотелось бы укрепить её. Строфант чудесное средство, но не нужно злоупотреблять. Потому не советую Зиночке и Дедлею принимать его безостановочно. Он может перестать действовать, и придётся увеличивать дозу. Попробуйте принимать его через день или же по три или четыре дня в неделю, и только в случае некоторой слабости можно продолжить каждый день некоторое время, а затем уявить передышку.

Родная моя Зиночка решила мужественно бороться с унынием и усталостью, одобряю первое, но борьба с усталостью иногда бывает опасна, можно, как говорится, перетянуть струны, потому нужно уявить бережность к здоровью. Не всем можно это сказать, но Зиночке можно, ибо лень и желание уклониться от чрезмерного напряжения в труде по природе чужды ей - и это большое достижение. Правильно отмечено о вреде чрезмерной заботы о так называемом 'leisure' и 'good time' - этих двух растлителей современной молодёжи. Казалось бы, именно сейчас, в переживаемое нами тяжкое, безумное время, должно думать о развитии и усилении общего труда, ибо только в нем можно черпать силу пережить ужасы творимые. Именно в труде происходит нагнетение психической энергии - этого оздоровителя и целителя от всех моральных и физических недугов. Призыв к жертвенному труду должен стать лозунгом дня. Но труд должен быть понимаем широко, и труд умственный, сердцем отепленный, ускорит переустройство и восстановление равновесия в мире.

Где можно достать книги Макаренко, например 'Для родителей'? Отзыв Зиночки о них весьма заинтересовал меня. Так же близко мне указание об умении 'красиво кончать'. Мечтаю в подвиге уявить заключительный аккорд жизни, чтобы сознание могло проявиться во всём объёме в Надземном Мире. Так хотелось бы как можно больше посеять духовных зёрен, ибо лишь эти зерна питают жизнь всех миров.

Радуемся за Соф[ью] Мих[айловну]. Могу себе представить, как томилась она без возможности работать. Друзья могут переводить 'Мир Огненный' на испанский язык, если есть на это спрос. Но совершенно не понимаю, чем может смущать параграф 658, я перечла его и удивляюсь, не спутал ли он цифры? Может быть, ошибка в нумерации? Относительно опечаток я писала о тех поправках, которые нужно было сделать в новом издании 'Сердца' и 'Иерархии'! В свое время я переслала некоторые исправления, но Зиночка ответила, что они уже приступили к печатанию, и на это мы написали о возможности указания в конце книги на некоторые опечатки. Крепко обнимаю и шлю мою любовь Зиночке и всем друзьям,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.

**********************************************************************************

ДЕКАБРЬ

1 декабря 1944 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

1.XII.44
Родные наши,
Спасибо за письмо от 12-го октября. Конечно, балетный план Мясина хорош, но Ваши соображения правильны. Откуда ждать таких огромных средств? Разве Москва захочет дать их, но это проблематично. Интересно, когда посол ответит. Разве не удивительно, что о 'Славе' - ни слуху ни духу.
Также удивительно, что Вы не получаете новых материалов! Любопытны Ваши переговоры с Олбани. Может быть, в другом штате лучше. Письмо Дедлея к членам АРКА хорошее. Что-то будут писать другие директора? Впрочем, Вы увидите. Получили душевное письмо Джина из Атланты к десятому октября. Спасибо за все его добрые пожелания. Да, только добром можно пройти жизненный путь. Как-то сложится его дальнейшая судьба? Здоровье Жанны, конечно, наладится, но ей следует избегать волнений. В конце концов, большинство человеческих волнений как буря в стакане воды. От Магдалены пришла партитура кантаты. Поблагодарите её и композитора. Тоже славная душа.

Из Бомбея мы получили сведение, что заказной пакет с книгами Вам послан, хотя и с трудностями. Можно эти книги выставить в АРКА. Почему-то опасаюсь за АРКА. Так часто люди бегут туда, где миллионы, а там, где Культура, им и дела нет. Удивительно - небрежение Культурою. По-прежнему люди не различают цивилизацию и Культуру. Свет Культуры для слепцов не сияет. Впрочем, как-нибудь утрясётся путями неисповедимыми. Давно люди сказали: 'Всё имеет конец, а колбаса имеет два конца'.
Когда будете составлять отчёт АРКА, можно помянуть наши пожертвования для Русского Красного Креста. Впрочем, на месте Вам виднее. Если полезно, в отчёте дайте лист дневника 'Крылья Победы' или 'Слава'. Прилагаю оба листа. Но действуйте так, как полезнее.

Всякие события надвигаются. Последите, где Уоллес и что грабители? Говорят, что людоедство вымирает, а разве грабительство не каннибальство?! Не придут ли ещё вести о Б[орисе] К[онстантиновиче]? Не верится, чтобы там были запрещены всякие почтовые сношения. Непонятно, почему отсюда к Вам посылать трудно, а от Вас сюда посылки идут.
Приходит 'Times' и 'Научные новости', вчера дошёл номер журнала [Общества] Марка Твена. Пошлите от меня открыточку Кириллу Клеменсу - журнал был с его надписью. Что-то давно ничего не было от Муромцевых? Всё ли ладно у них? Где Спенсер - о нём часто думаем. Один наш друг уже получил письмо из Бельгии - шло через Лондон два месяца. Но мы, вероятно, и Вы, ещё ничего не получили. Постоянно приходится узнавать о недошедших письмах и журналах. Казалось бы, моря освобождены, но сношения не легче, если не труднее. Заботно о многом происходящем.

Валентина пишет об ужасном циклоне, унёсшем столько жертв. Да, пространство кричит. Пришло несколько подписок на 'Flamma' - пришлось вернуть. А жаль, такое нужное дело и вынуждено временно замолкнуть. Заря, заблести скорей!

Душевный привет всем друзьям.
Сердечно,
Н.Рерих.
Следующая [книга] может быть 'Мир Огненный', вторая часть.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947 ). М. "Сфера". 1998.
________________________________________________________


15 декабря 1944 г.
Письмо Н.К. и Е.И. Рерих в Америку

15.XII.44
Родные наши,
Я писал Вам очередное письмо, когда пришла Ваша горестная телеграмма. Конечно, бывают частые ошибки, и на этом основаны многие повести. Горестно, горестно подумать, если бы такая жестокая судьба коснулась такого славного мальчика. Бывает при массовых боях, что всякие подсчёты оказываются далеко не точны. Но групповая карма, проявляющаяся на войне и при бедствиях, неумолима, как бурный поток. С другой стороны, так много однофамильцев. Так или иначе, но всё это ужасно, и мы потрясены. Мы так любили милого Спенсера и часто душевно его поминали. Горя, горя-то сколько! В Надземном Мире лучше.

Теперь - очередное, ранее написанное. Писем Ваших за эти недели не было. Пределы цивилизации! В американских журналах сообщается о новом счастливом изобретении - 'механический композитор'! Куда же дальше идти? И машинка недорого стоит - всего три доллара. Теперь радио сообщает, что посевы с помощью тракторов в отношении урожая не оправдали ожиданий, не превзошли ручную работу. Можно усмотреть много пределов цивилизации. В разных областях встают эти показательные вехи-предупреждения. Друзья, без Культуры не прожить. Одною машиною не возвыситься. Так - во всех областях. И на Луну самолёт не нанять. Даже самые прозаичные астрономы начинают широко мыслить. И напрасно смеялись над Фламмарионом и над Круксом. Помню его лекцию о мировоззрении великана и карлика.

Хорошая ли у Вас теперь секретарша? Без секретаря невозможно, по себе знаю. Последняя библиография всего бывшего в печати прервалась на 1936-м (она у Вас есть). А ведь с тех-то пор сколько распылилось! Каждый год, когда сотня, когда и две сотни всяких выявлений, и всё это рассыпалось. А самому укладывать все эти накопления и скучно, да и недосуг. Каждый час что-нибудь делаешь и задумываешь.

Плачевно - отсутствие холста. Присланные два куска достаточны для четырёх картин. А затем? Вот и бумаги уже не достать. Из нескольких магазинов отказали, и то уже все черновики пишем на обратной стороне старых конвертов и писем. Нет ли у Вас ещё двух, трёх отчётов АРКА? Пришлите ещё маленькую монографию Корона Мунди - ведь от Вас сюда книги идут, только отсюда нельзя. Как крокодил в цирке: от головы до хвоста три аршина, от хвоста до головы - два с половиной. Теперь всюду такая сумятица, что и не узнать причины и следствия. У нас бывали престранные эпизоды. Письма вместо Наггара посылались в Нагпур. Вместо нашего адреса писался адрес далёкого штата. Такое уж время армагеддонное!

Продолжайте запрашивать ВОКС. В отчёте АРКА помяните всё, что Вы посылали в Москву: и американскую кантату (небось композитор обижается, оставшись без ответа), и манускрипт 'Слава' в пользу Русского Красного Креста, и материалы о Римском-Корсакове и о Сталинграде, и статью для журнала 'Славяне'. Также помяните речь Уида об АРКА, напечатанную в калькуттском журнале 'Dawn of India'. Если Мясин согласен, то и о его балетном проекте можно помянуть, всё-таки таким образом его добрые намерения будут зафиксированы. Ведь он теперь участник АРКА, и каждое полезное предложение может быть отмечено. Впрочем - как он хочет. Памятуя, что АРКА не политическая, но культурная ассоциация, пусть всё культурно полезное будет отмечено. В ВОКС потом пошлите. Может быть, там люди меняются, ведь Вы отмечали быстрые перемены.

Скоро Святослав едет по поводу выставки. Утомительные поездки в жарких городах. Вспоминали мы, как в Бароде на выставку шли такие тысячные толпы, что двенадцать стражей не могли водворить порядок и, наконец, этот поток сбил с ног Святослава. Вот так популярность!

Известили, что 1-го декабря приступлено к печатанию 'Химавата' в Аллахабаде. Таким путём часть записных листов зафиксируется, но ведь это лишь малая часть. Здесь один критик поместил меня в группу экспрессионистов - Ван Гог, Матисс, Мунк, Рерих. Забавно, если собрать всякие бывшие определения. Каун умер, жаль, что он всю жизнь пошатывался - то так, то этак! А ведь у него бывали отличные статьи. Его перевод статьи Андреева здесь опять появился в двух журналах.
Удивительно, как усох прежний список почётных советников. Прямо - никого не осталось. Хорошо, что у Вас добрые отношения с Рокуэллом Кентом - большой художник. Скажите ему мой привет, часто о нём вспоминаю.

Прилагаю для Вашего архива хронологию выставок, бывших здесь. Так у Вас сохранятся даты и последнего времени. ТАСС прислал ещё пачку 'Известий', и там доклад Комиссии о разрушениях в Павловске, Петродворце (Петергоф) и в Пушкине. Как уничтожено и искалечено всё сокровище русское! Можно ли зачинить все вандализмы? Ведь даже лучшая реставрация не передаст красоту оригинала. И где всё увезенное? И как вернуть? Как возместить? И всюду там мы ходили, любовались, а теперь там мрачные развалины. Вот прогресс человеческий. Вот культурные ассоциации и должны неутомимо твердить об истинных сокровищах, о нерушимом достоянии народном. Через все трудности несите Свет Культуры. Ведь вихри и смерчи повсюду. От друзей, в рассеянии сущих, нет вестей.

Переживайте горе и беды - в этом подвиг. Бодро встречайте последний ярый год войны. Душевный привет всем труженикам за Культуру.
Сердечно,
Н.Рерих.

ВЫСТАВКИ

1932. Бенарес (Roerich Hall)
1933. Аллахабад (Roerich Hall)
1936. Люкноу (State)
1938. Тривандрум (State)
1939. Хайдарабад (University)
1939. Тривандрум (State)
1939. Ахмедабад (Art Society)
1939. Майсор (State)
1940. Лахор (University)
1940. Бомбей (Art Society)
1941. Тривандрум (State)
1941. Индор (State)
1941. Барода (State)
1941. Ахмедабад (Art Society)
1941. Мадрас (Adyar)
1942. Майсор (State)
1943-44. Хайдарабад (State)

Родная моя Зиночка,
Как тяжко было получить Вашу последнюю телеграмму. Тяжко из-за Катрин. Сердце щемит и болит именно за неё. Хотелось бы иметь её при себе, чтобы утешить, влить новую силу и уявить причину случившегося. Милый мальчик много счастливее сейчас. Ведь обстановка современной войны - ад! Знаю, как легко перешёл он, и находится в Док[иуде]1 на Высоком попечении. Знаю, как тяжка была бы ему жизнь, если бы он остался жив. Истинно, великая Помощь ведает лучший исход. Как часто мы вспоминаем утраты родных и друзей, так оплакиваемых нами перед войной, но теперь мы должны сказать: какое счастье, что они ушли раньше и тем избегли ужасной участи, постигшей их страну и друзей. Конечно, я писала Катрин, что великая Помощь будет оказана её мальчику и он вернётся к ней. Но разве я могла написать ей, что судьба его обрывается за морями. Когда он заболел простудой с осложнениями и его хотели увезти в другой климат, мне было Указано написать, что ему нельзя уезжать из Америки. По гороскопу жизнь его обрывалась за морями. Но разве могла я писать о таком горе для неё? Мы надеялись, что врачи забракуют его ввиду его слабой груди. Но когда было Сказано, что 'из худшего получится лучшее', я тоже не могла понять истинного значения этого, но теперь я знаю. Он был легко вырван из ада, и будущая жизнь его была бы очень трудной, если бы он остался жив. Пусть любящая мать найдёт утешение в том, что её сын много, много счастливее сейчас. Узы любви самые крепкие, и, конечно, сильно любившие друг друга сердца приходят вместе на новое испытание. Конечно, я не могу писать ей сейчас об этом, пока она не получит подтверждения о его уходе. Но родная моя напишет ей мои слова, как только горестная весть получит подтверждение, ибо моё письмо дойдёт к ней позднее. Скажите ей, что её славный мальчик был принят в объятия Отца и Учителя и уявился на яром счастье. Скажите, что мы всем сердцем чуем её горе, но просим её собрать всё мужество и найти силы радоваться счастью сына. Пусть она не омрачает его счастья, ибо её горе доходит до него. И когда сама она уявится на переходе, она, конечно, встретит его. Пошлите ей мою ласку и любовь. Знаю, как тяжела эта утрата милой Инге, она так прекрасно и любовно писала мне о чудесной природе ушедшего мальчика. Шлю ей мою нежность.
Радуюсь, что Соф[ья] М[ихайловна] получила облегчение. Передайте ей мой сердечный привет; хотелось бы знать о самочувствии Жанет. Как Дедлей, что Джин и его вся семья? Ведь все они включены в нашу духовную семью, и сердце болит их трудностями и радуется их радостями. Мою Зиночку обнимаю и радуюсь её мужеству и терпению. 'И это пройдёт'. Мы переживаем Великий Канун. Жду окончания войны с Германией в наступающем году. Что Муромцевы, тревожусь очень, не получая от них писем, последнее было от конца июля?
Шлю всю любовь.

Сердцем,
Е.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку (1923 - 1947). М. "Сфера". 1998.
_____________________________________________________


18 декабря 1944 г.)
'ПУП ЗЕМЛИ'

Здешнее радио сообщило, что Рузвельт, вернувшись в Америку после Тегерана, сообщил прессе об опасности покушения, вследствие чего Сталин предложил ему и Черчиллю переселиться в Советское Посольство - ради безопасности. И переехали! Прямо невероятно, чтобы и Американское и Великобританское Посольства были настолько не охранены, чтобы для безопасности следовало бы укрываться в Советском Посольстве!
Неужели Советская чека настолько исполнительнее, что лишь она может охранить от опасности покушений? Как же и американцы и англичане так опростоволосились, что Президенту и Первому Министру пришлось искать прочное убежище в Советском Посольстве? Конфуз для охраны американской и английской.

Вот и ещё одно своеобразное признание русской мощи. Она укрыла и спасла Рузвельта и Черчилля. Если не так было, то Рузвельт не стал бы сообщать для прессы такой многозначительный факт. Значит, "пуп земли" опять нашёлся именно на русской территории в Посольстве. На первый взгляд, кому-то покажется невероятным, чтобы Рузвельт так сознался в недостаточности своей охраны. Почему и Черчиллю показалась непрочною английская полиция.

Мало ли что мерещится! Но так или иначе стены русские оказались более надёжными, а чека более прозорливою и расторопною. "Не мытьём, так катаньем" - русский оплот оказался вернее. Под русское крыло притулились союзники не только на поле брани, но даже и в совещании.

Показательно, что союзники открыто для прессы всего мира признаются в русской краеугольности. Пусть даже заподозрят их в робости, но они правду не скроют. Говорят всему миру: 'За русским порогом - вернее. За русским щитом - безопаснее'.

Пуп Земли!

18 Декабря 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г.
_______________________________________

24 декабря 1944 г.
ГЕРОИ

В "Известиях" Елена Браганцева пишет о спасении новугородских древностей. Там она поминает Тамару Константинову, усердно потрудившуюся в общенародном подвиге. Истинно, спасение народного достояния есть подлинный подвиг. Имена таких подвижников должны быть широко отмечены и сохранены для потомства. Пусть все почитают тех, кто с опасностью потрудился в спасении и охране культурных сокровищ. А если кто не догадался вовремя спасать народное достояние - пусть и его злосчастное имя будет запечатлено.

Мы читали в газетах о многих добровольцах, помогавших в деле охраны сокровищ. Из таких деятелей добровольных может составиться истинный почётный легион. Пусть, пусть все ценные труженики будут почтены как герои Культуры. Мать-героиня - это славное отличие. Но и герой Культуры тоже почётно останется в народной памяти.

Достойно отмечены ратные герои. Народы будут ими гордиться, зная, сколько самоотверженности внесло на страницы мировой истории русское воинство. Какие только препятствия не были преодолены во славу Родины! Создался великий эпос, запечатлённый в грядущих поколениях. Победа, победа! Но какая небывалая победа! Победа всенародная, выдвинувшая рать героев.

Наряду с военными героями встали и герои труда, приложившие силы свои для славной победы. А с ними трудились и герои Культуры - спасители народного достояния. И среди них окажется множество безвестных героев, озабоченных охраною культурных сокровищ. О многих из них мы уже слышали, но множество ещё не могло быть отмечено. Но оно найдётся, и ему поклонится народ.

Недавно Яковлев прекрасно говорил молодёжи о реставрации художественных произведений. О восстановлении городов трудятся зодчие. Удивительно наблюдать, как многое уже восстановлено в богатырском подъёме всенародном.

Среди бед и горя народ слагает новую славу своей любимой Родины. Герои ратные, герои труда, героини-матери, герои Культуры - великое непобедимое воинство героев!

24 декабря 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996 г.
________________________________________


31 декабря 1944 г.

ЛЮБИТЕ РОДИНУ

Накануне Нового Года повелительно скажем: любите Родину! Скажем словами великого Гоголя. Они были произнесены ровно сто лет тому назад. Не устарела мысль Гоголя. Не устарел его полнозвучный язык. Народ чтит Гоголя, и нет такого угла в русских просторах, где бы молодое сердце не внимало заветам любимого мыслителя. Слушаем:

"Для русского теперь открывается путь, и этот путь - есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и всё, что ни есть в России...

Но прямой любви ещё не слышно ни в ком, - её нет-таки и у вас. Вы ещё не любите Россию: вы умеете только печалиться да раздражаться слухами обо всём дурном, что в ней ни делается; в вас всё это производит только одну чёрствую досаду да уныние. Нет, это ещё не любовь, далеко вам до любви - это разве только одно слишком отдаленное ещё её предвестие. Нет, если вы действительно полюбите Россию, у вас пропаёет тогда сама собою та близорукая мысль, которая зародилась теперь у многих честных и даже умных людей, то есть будто в теперешнее время они уже ничего не могут сделать для России и будто они ей уже не нужны совсем; напротив, тогда только во всей силе вы почувствуете, что любовь всемогуща и что с нею можно всё сделать. Нет, если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей; не в губернаторы, но в капитан-исправники пойдёте, последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмёте, предпочитая одну крупицу деятельности на нём всей вашей нынешней бездейственной и праздной жизни. Нет, вы ещё не любите Россию. А не полюбивши России, не полюбить вам своих братьев...

Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства".

И через сто лет дала Русь ответ: "Вперёд, вперёд, вперёд! Во благо человечеству!"

31 декабря 1944 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия", М. 1974 г.
____________________________________________