Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1898 г.
(январь - июль)
****************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ЯНВАРЬ
ХРОНИКА. Московские вести (Варшавский дневник. 1898. 2 января 1898.)
Протокол заседания Отделения русской и славянской археологии (16-го января 1898 года)

АПРЕЛЬ
ПИСЬМО Императорской Археологической Комиссии в Императорский
Российский Исторический музей (1 апреля 1898 г. СПб.)

ИЮНЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха в канцелярию Императорской Археологической Комиссии (1 июня 1898 г. Извара)
ПИСЬМО В.В. Стасова к Рериху Н.К. (23 июня 1898 г.)


**********************************************************************************


ЯНВАРЬ
 
  
 

Гонец. 'Восста род на род'. 1897. Холст, масло. 124,7 х 184,3 см.
Из серии "Начало Руси. Славяне".
Государственная Третьяковская галерея. Инв. ? 1616
Приобретено П.М. Третьяковым в 1897 г. у автора.
Картина написана летом 1897 в имении Извара под С.-Петербургом.
За эту картину в 1897 г. Н.К. Рерих удостоен звания художника.

Хроника
МОСКОВСКИЕ ВЕСТИ

Третьяковская галерея обогатилась новыми картинами В.Е. Пурвита, Н.К. Рериха и Ф.Э Рущица.

Варшавский дневник. 1898. 2 января. ? 2.
_____________________________________



ЯНВАРЬ

16-го января 1898 года
ПРОТОКОЛ заседания Отделения русской и славянской археологии Императорского Русского археологического общества в 1898 году

Протокол заседания Отделения 16-го января 1898 года

Под председательством С.Ф. Платонова присутствовали: Е.М. Бибиков, граф А.А. Бобринский, Н.И. Веселовский, В.Г. Глазов, В.Г. Дружинин, А.В. Комаров, А.Н. Неустроев, В.Н. Поливанов, М.А. Полиевктов, С.Л. Пташицкий, Н.К. Рерих, А.Г. Туманский, Н.В. Султанов и К.А. Хрещатицкий.
<::>

III
H. К. Рерих, напомнив о старых вопросах местной археологии, указанных в прошлом сообщении* [*см. протокол заседания Отделения 19 сентября 1897 года в предыдущем томе 'Записок'] и восстановив подробную картину составления археологических работ в С.-Петербургской губернии, познакомил собрание с раскопкою минувшего лета, произведённою г. Мальмгреном в с. Новая Буря Петергофского уезда, и указал на необходимость сравнения местных древностей с древностями Прибалтийскими, уже хорошо разработанными и представляющими большое богатство и разнообразие. Были указаны соответствующие раскопки Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, причём тип курганов везде, за малыми исключениями, был аналогичен типу насыпей С.-Петербургской губернии; подтверждением предположений явились курганы о. Эзель и Мон. Общие выводы следующие: курганный тип постоянен не только в С.-Петербургской губернии, но и в Прибалтийском крае; от будущих разысканий водских курганов новых типов ожидать нельзя; отличие водских курганов от новгородских будет лишь в незначительных деталях; можно ожидать в земле води находки грунтовых погребений; на какие-либо интересные находки предметов древности рассчитывать трудно. Граф А. А. Бобринский заметил, что характерные для Прибалтийского края фибулы с цепочкой отсутствуют в С.-Петербургской губернии. А. А. Спицын объяснил это вообще очень небольшим числом фибул и в Прибалтийском крае, а С. Ф. Платонов указал и на то, что ни один из известных торговых путей древности не пролегал в пределах территории раскопок.

IV
Н. К. Рерих показал опыт скульптурного (из глины) изображения погребения и указал на удобство подобных моделей и необходимость применения их на практике: описание, рисунок и лепное цветное изображение дадут действительно полную картину раскопки.

Записки Императорского Русского археологического общества, 1899. Том XI. Вып 1-2. С. 392 - 394,
Публикуется по изданию: Николай Рерих в русской периодике, Выпуск 1. СПб. 2004.
**********************************************************************************************


АПРЕЛЬ

1 апреля 1898 г.
ПИСЬМО Императорской Археологической Комиссии в Императорский
Российский Исторический музей

СПб. 1 апреля 1898 г.
Препровождаем при сём для коллекций Императорского Российского Исторического музея две модели курганов Петергофского уезда, исполненных в 1897 г. художником Н.К. Рерихом, Императорская Археологическая Комиссия имеет честь покорнейше просить уведомить её о получении их. Одна из моделей изображает курган с трупосожжением, другая - курган с погребением трупа в сидячем положении, на кострище.

Председатель Граф А. Бобринский
Делопроизводитель Илья Суслов

Отпуск отношений ? 516. РА ИИМК, указ. д., л. 6.
Публикуется по изданию: Петербургский Рериховский сборник.II-III. Самара, 1999.
________________________________________________________________



ИЮНЬ

1 июня 1898 г. Извара.
ПИСЬМО Н.К. Рериха в канцелярию Императорской Археологической Комиссии.

Не имея возможности в скором времени приехать в Петербург за открытым листом, покорнейше прошу канцелярию Императорской Археологической Комиссии выслать мне открытый лист пакетом по адресу: балтийская железная дорога. Станция Волосово, Мыза Извара. Николаю Константиновичу Рериху.

С почтением Николай Рерих
Извара. 1/VI 1898.

Автограф. РА ИИМК, указ. д., л 4.
Публикуется по изданию: Петербургский Рериховский сборник.II-III. Самара, 1999.
_______________________________________________________________



23 июня/ 5 июля 1898 г. Bad Neuheim.
ПИСЬМО В.В. Стасова к Н.К. Рериху
 
  
 

Bad Neuheim (открытка 1899 г.)

Bad Neuheim
Вторник 23 июня / 5 июля 98.

Вот как поздно, наконец, собрался я к Вам написать, Николай Константинович! Что делать, не моя вина!! В Берлине я пробыл мало, всего
1 1/2 дня, в Париже 10 дней, и всё в великих работах, то читал, писал и смотрел (последнее в персидских и тюркских рукописях, откуда Вы увидите у меня, осенью в Публ. б-ке, удивительные копии с Тамерланом, его жёнами и двором чего я никогда ещё не видал, даже в Лондоне!!), подыскивал разных старых и новых знакомых, от которых получал множество сведений для будущих работ, художественных и иных, читал чёртову пропасть газет всех оттенков (всё это читал в постели, рано утром, либо поздно вечером, а то иначе некогда было!), наконец, проводил время на выставках и у Антокольского в семействе, да вдобавок писал кучу писем домой и родным - вот, значит, опять не приходилось писать на Извару. Наконец, приехал сюда, и тут принялся за настоящее своё писание и скоро послал в 'Новости' две больших статьи, из которых одна и напечатана там 14-го июня, а другая печатается там, вероятно, сегодня, 23-го (мне недавно прислали сюда корректуру). Я так усердно и настойчиво писал их, что даже целый день не выходил со двора, и до вечера не ел!

Ну-с, кроме того, опять писал пропасть писем в Петербург, в Москву, в Казань, в Париж, Лондон, многие разные места Германии - всё это ответы на разные скорые дела, вопросы, запросы и т.д. Да, вдобавок ко всему этому, начал писать свою КНИГУ, помните, я давно Вам рассказывал про неё? И написал уже там кое-что.

Гуляю только по вечерам на террасе Кургауза, или у Лебединого пруда, и то только с 8-и до 10 ч. вечера, а то, пожалуй, геморрой сделается от сиденья!

Читал я здесь тоже ужасно много - всё приготовления к моему предмету! Мои комнатки здесь (обе очень весёленькие, одна с балконом на главную аллею парка) настоящий кабинет библиотечный - так много книг, и вся этажерка, и весь стол наполнен стоящими и лежащими книгами, бумаг тоже кипа, - у меня даже есть 4 громадных тома лексикона Ларусса, помните, Вы видали у нас в б-ке!

Вот как у меня идёт время! Событий - никаких! Читаю да пишу, пишу да читаю, да для диверсии болтаю на променадах по террасам с цветами - немало русских. Правда, была ещё одна диверсия: в Воскресенье смотрел в большом зале Кур.Гауза, освещённого электричеством, словно наше Дворянское Собрание, - смотрел, кого Вы думаете? Фокусника, украшенного словно Скобелев или великий Князь какой-то, множеством орденов, звёзд и медалей (откуда он всё это набрал - один чёрт знает!!) И было всё премило и пречудесно! Само собою разумеется, из маленького портмоне у него вдруг выскакивали огромные длинные палки с флагами, из небольшой чьей-то шляпы из публики он вдруг выматывал аршин 100 тесёмок, сцеплял их и в 10-и саженях от него, вдруг повисали на зеркалах часы, взятые у кого-нибудь из нас, в зале, и т.д., и т.д., как быть следует - и мне это полезно было смотреть, смеяться и хлопать, потому что голова начала побаливать от натуги и работы. - Ну-с, вот это всё я.

Теперь спрашивается, что Вы-то? Кто и что? Как живёте и что делаете, и что выдумываете и что задумываете? И много ли всякого славянства навыдумывали? И много ли удалось? Авось напишете, и даже поспеете сюда! Думаю пробыть здесь ещё недели 1 1/2, или даже 2, этак, до 5-6 июля, нашего; жду сюда ещё и некоторых русских знакомых!

А вот, слышали ли Вы, или читали, что Репин всё-таки поехал в Палестину, делать этюды местности для своей картины: 'Искушение Христа дьяволом'. Ведь не удалось, все ему это говорили, и он сам сознавался - однако всё-таки упорно поехал! Но тут что случилось: раньше Одессы у него вытащили 2000 рублей из кармана - не знаю, как он дальше продолжал дорогу.
Вот это одно художественное событие, а вот ещё другое. 'Декадентский староста', т. е. Дягилев, напечатал в 'Петерб. Газете' (ещё 25 мая, не видели ли Вы?) почти манифест, где рассказывал, явно для художников, кто пожаднее и позагребастее, что у их журнала = 100 000 рублей, а для публики (и главное, купцов), что журнал их будто национальный художественно-промышленный, и от сих пор начнётся поворот в нашем искусстве, которое давно 'неудачно', а теперь сделается удачным и хорошим, и известным всей Европе. Что, худо?!! Кажись, мне всю осень и зиму придётся вести жестокую битву и производить великие сражения. Авось и Вы будете участвовать с нами в битвах? Пишите же.

Ваш В.С.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1321, 2 л.
*************************************************************