Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1912 г.
(апрель - июнь)
*************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

АПРЕЛЬ
ПИСЬМО П.С. Оленина к Рериху Н.К. (2 апреля 1912 г.)
ПИСЬМО С. Голоушева к Рериху Н.К. (2 апреля 1912 г. Москва)
ПИСЬМО С. Голоушева к Рериху Н.К. (Б/д. [апрель-май 1912 г.]
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (17 апреля 1912 г. Смоленск)
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К. (17 апреля 1912 г., Москва)
Н.К. Рерих. ОПОМНИТЕСЬ! (28 Цветень [апреля] 1912 г. Петроград)
ПИСЬМО А. Вирениуса к Рериху Н.К. (28 апреля 1912 г.)

**************************************************************************

АПРЕЛЬ

2 апреля 1912. Москва
ПИСЬМО П.С. Оленина к Рериху Н.К.

ОПЕРА
С.И. ЗИМИНА
МОСКВА, Большая Дмитровка.
Телефонъ 35 - 23
__________________

Многоуважаемый Николай Константинович,
Нам очень нужны костюмы для 'Рогнеды'. т.к. их много и теперь надо приступить к их работе. Если можно, ускорьте, пожалуйста, высылку их. Итак, до свиданья. В конце апреля, т.е. последних числах его, должен буду уехать за границу. Всего хорошего.
Преданный Вам
Петр Оленин
1912 / 2. IV

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1086, 1 л.
__________________________________


ПИСЬМО С.С. Голоушева к Рериху Н.К.
2 Апреля 1912.

Многоуважаемый Николай Константинович!
Обстоятельства снова заставляют меня обратиться к Вам с большою просьбою. Хочется думать, что наши предыдущие жизненные встречи не настолько отравили в Вас доброе ко мне отношение, чтобы теперь Вы не отозвались на мою просьбу.

По соглашению с одною издательскою фирмою я принял на себя составление
ряда брошюр, посвящённых русским художникам. Это будет под общим заглавием 'Галерея русских художников' 45 - 50 небольших книжечек, посвящённых различным выдающимся русским живописцам, начиная с Матвеева, Никитиных, Аргуновых и пр. и до наших дней с их 'Бубновыми валетами' и т.д., нечто вроде немецкого издания 'Die Kunst', выходившего под редакц. Р.Мучера.

Само собою разумеется, что Вам должна быть посвящена одна из этих книжечек и притом входящих в первую их серию (вместе с книжечками, посвящёнными В. Васнецову, Сурикову, Рябушкину и пр.). Однако я совершенно бессилен что-либо написать достойное Вашего имени, если Вы не поможете мне, поделившись со мною необходимым материалом. Однажды Вы уже снабдили меня краткими сведениями из Вашей биографии и это дало мне возможность написать небольшую главу о Вас в тексте Третьяковской галереи, изданной Кнебелем. Теперь, однако, мне необходим более богатый материал. Мне необходимо знать не только более подробно историю Вашей жизни, но и историю Вашего художественного развития, историю Ваших художественных исканий, историю самих Ваших картин. Со времени Вашего 'Гонца' вы пережили такой путь художественной эволюции, что уже сама она является драгоценнейшим мастерством по истории культурного развития нашей жизни.

Я знаю, что обращаясь к Вам с этою просьбою я налагаю (или, вернее, пытаюсь наложить) на Вас нелёгкое бремя, так как каждому из нас дорого время, но мне хочется обратить Ваше внимание на то, что, дав мне достаточный материал, вы дадите мне и возможность сказать о Вас должное, да и сами можете сказать моими устами о себе то, что иным способом не скажешь. Вы сами человек, владеющий пером и многие Ваши мысли могут сами по себе <:> интереснейших очерков. Поэтому во всём, что Вы согласились бы мне написать о себе, я без сомнения найду богатый материал. Только захотели бы Вы сами мне побольше написать. Понадобится мне также Ваш портрет. Выберите сами, какой Вы считаете наиболее похожим и, разумеется, внутренне похожим. К книжке будет приложено 6 - 8 снимков с Ваших картин. Я бы думал приложить: 'Гонца', 'Заморских гостей', 'Битву' из Третьяковской галереи, Старика, смотрящего с капища на реку, эскизы фризов с <:> из Муз. Ал. III. 'Ангелов' (большая картина, название которой забыл) и что-либо ещё по Вашему указанию (Я очень люблю охотников стоящих подле убитого лося.) Во всяком случае, отзовитесь на моё письмо, пока хотя бы несколькими словами, чем очень и очень обяжете уважающего Вас
Сергея Голоушева.

Москва Остоженка 35. кв. 27.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/711, 4 л.
___________________________________


Б/д [апрель-май 1912] г.) Москва
Письмо С.С. Голоушева (Сергея Глаголя) к Рериху Н.К.


Остоженка 35.
Многоуважаемый
Николай Константинович!

Я приступил к писанию 'Галереи Русск. художников', о кот. я Вам говорил. Начинаю с Серова и с Вас. Книжечки будут с 2-мя трёхцветками. У меня есть с чего делать одну Вашу. Это Ваши удивительные Красные паруса в 'Иноземных гостях', но другой сделать не с чего. Не осталось ли у Вас вещи, небывалой, такой, которой Вы сами были довольны по краскам и возможной для высылки сюда в Москву на недельку.
Я подумывал об эскизах для театра, но боюсь, что всё-таки это будет менее интересно, нежели картина. Подумайте, как бы помочь этому горю.
Преданный Вам
Сергей Глаголь

Всё, что про Вас напишу, вскоре пошлю Вам на просмотр (во избежание вранья).

PPS. Я уже вкладывал письмо в конверт, когда мне позвонил издатель. Оказывается, что приобретение фотографий с некоторых картин ляжет тяжёлым накладным расходом на издание, а оно всё рассчитано на дешевизне. Не придёте ли и в этом отношении на помощь, и не дадите ли недели на две имеющиеся у Вас фотографии. Вероятно же у вас есть снимки со всего Вашего писанного. Хотелось бы иметь хороший снимок с 'Гонца', с Похода и со 'Зловещих'. Затем надо бы снимки с каких-нибудь панно и с иконописи. Вообще, выберете сами, что вы считаете желательным в книжке и интересным для публики, а также нельзя ли фотографию с Вашего портрета или просто хорошую фотографию с Вас. Простите за назойливость.

Ваш С.Г.
Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/712, 2 л.
_________________________________


ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху.

17 Апреля 1912 г.
Смоленск.

Добрейший Николай Константинович,
Какое милое, хорошее письмо вы написали мне из Москвы, сколько в нём сердечности и теплоты! Спасибо вам за всё доброе, оно так хорошо ложится на душе. Делаю, что могу и как могу, но часто чувствую всю истину пословицы: 'бодливой корове Бог рог не даёт'. Многое я могла бы сделать, планов и замыслов у меня хоть отбавляй, но средства имеют границы.

При жизни моего мужа было легче, он наживал, а я этого делать не умею. Мы действительно собирались поехать в Москву, и всё для этого уже было готово, билеты, багаж и Метрополь, но наш заморский гость хрупкий, болезненный, как раз захворал накануне отъезда, и оставить его было нельзя. Это тот самый Бельгиец, у которого мы несколько раз гостили в La <Hulpe>.

Нам писал Ардаматский, что вы собираетесь переехать во Флёново около 10 Мая, правда ли это?
От Успенского вы, вероятно, слышали, что передача моей медали состоится 15 Мая, увижу ли я вас в этот день в Москве? В такие минуты так приятно видеть около себя близких людей.

Спаситель сказал 'Отойди от зла и сотвори благо'. Так и вы, отходите от зла и злых, забудьте их и творите своё благое, бессмертное. Мы с вами решили уже, что жизнь состоит вся из Света и тени; то, что облито солнцем, что манит своим благородством, восполняется и выдвигается тенями.

От души радуюсь вашим успехам, но не удивляюсь; я всегда веровала в вашу мощь, и минуты не сомневалась, что вы, в конце концов, займёте своё место. Я думаю, что оборотная сторона медали в металле выиграет и будет производить лучшее впечатление.

Шлю привет Елене Ивановне.
Дружески жму вашу руку.
Мария Тенишева

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1396, 2 л.
________________________________



17 апреля 1912 г., Москва.
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К.

Многоуважаемый
Николай Константинович!

Письмо Ваше получил, спасибо за него. Да, ещё один 'этап' пройден!
Много ли их впереди - не ведаю. Но сколько бы ни осталось, знаю, что прохождение их будет труднее и труднее:

Теперь дело за Вами - более молодыми. Видеть Вас у себя буду рад, и когда заедите - покажу Вам церковь, которая со дня освящения доступна всем, и богомольцам и любопытствующим.

Уважающий Вас

Михаил Нестеров
17 Апреля 1912
Москва

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1060, 1 л.
________________________________


28 апреля 1912 г. Петроград.
ОПОМНИТЕСЬ!
Письмо в 'Биржевые ведомости'

Недавно станция Боровенка Николаевской железной дороги была переименована. Это несчастье не должно пройти незамеченным. Необходимо теперь же громко защитить мудрую красоту русского языка, живущую в названиях городов, сёл и урочищ.

Неужели вандализм и нерадивость, от которых повсеместно гибнут памятники русской старины, нашли себе ещё новое поле действия?
Горько и страшно становится каждому русскому сердцу от мысли, что имена селений, из которых многие и многие имеют смысл исторический, из которых многие являются единственными источниками исторических исследований, стали доступны произволу забывающих родину и родное.

Анатолий Лядов.
Николай Рерих.
Сергей Городецкий.

Петроград, 1912
Цветень, 28
[апрель (ст.славянский яз.)]
___________________________________



28 апреля 1912 г.
ПИСЬМО А. Вирениуса к Рериху Н.К.

СОСТОЯЩЕЕ ПОД
ВЫСОЧАЙШИМ
ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ
ОБЩЕСТВО
ВОЕННОЙ, МОРСКОЙ
И
СЕЛЬСКОЙ ТЕХНИКИ
----------------------------
МУЗЕЙ
Изобретений и Усовершенствований
? 2329.
28 Апреля 1912г.

Милостивый Государь
Николай Константинович.

Совет Общества избрал ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО в Почётные Соревнователи общества и доложил об этом годовому общему Собранию 23-го Апреля с.г.

Сообщая об этом, позволяю себе от лица Совета выразить надежду на согласие ВАШЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА, продолжать, при случае, оказывать своё просвещённое содействие начинаниям общества.
Прошу принять уверение в совершенном уважении и преданности

Вице-Президент А.Вирениус.

ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ
Н.К.
РЕРИХУ

Отдел рукописей ГТГ ф.44/663 1л. (Машинопись)
___________________________________________