Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1905 г.
(май - август)
********************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ИЮНЬ
Хроника. О творчестве Н. Рериха (публичная речь С. Маковского на заседании Англо-русского общества в Лондоне 4 июня 1905 г.)

ИЮЛЬ
Хроника. ИЗДАНИЯ ОБЩИНЫ СВ. ЕВГЕНИИ (Рассвет. 2 июля 1905 г.)

АВГУСТ
Н.К. Рерих. ДЕВАССАРИ АБУНТУ (сказка) (Весы. 1905. Август. ? 8.)

************************************************************************************


ИЮНЬ

4 июля 1905 г.
О творчестве Н. Рериха

Помещая в настоящем ? ряд рисунков Н. К. Рериха, редакция 'Весов' очень рада, что может сопроводить их прекрасной характеристикой творчества этого художника. Следующие далее строки представляют собою отрывок из публичной речи г. Сергея Маковского, прочитанной (в английском переводе) 4 июля н. ст. на заседании Англо-русского общества в Лондоне. Вся речь озаглавлена 'Дух древней Руси в современном искусстве' ('The Spirit of ancient Russia in modern Art') и даёт как критико-биографические сведения о Рерихе, так и краткий обзор всего творчества молодого поколения русских художников.

Творчество Рериха поразительно многообразно, как по технике, так и по рисунку. Он принадлежит к числу тех художников, которые неустанно стремятся вперёд, никогда не зная самоудовлетворения в покое. Сюжеты его картин всегда различны. Иногда краски у него положены так густо, что рисунок различается с трудом, в других же случаях его кисть только легко прикасается к полотну, передавая сюжет с бархатной нежностью и с тщательностью выработанными деталями. Иногда на его картинах тёмные, почти бесцветные пейзажи, в серых, тяжёлых, как свинец, тонах, - мрачные, мёртвые сумерки, словно видения тех берегов, над которыми никогда не забрезжит заря. Но по временам вырываются у него блестящие пятна и зажигается серебристый свет; тогда его создания горят фантастической радугой, с блеском самоцветных камней, с нежным отсветом жемчуга.

Столь же разнообразна композиция его картин. То перед нами каменный век, отдалённая эпоха языческих обычаев и предрассудков, дикие празднества древних славян и их ужасные таинственные волхования; то - легендарные времена норманнских вторжений; то - времена Московской удельной Руси. Здесь видишь седовласых славянских жрецов, окружённых идолами и выкликающих страшные обеты в священной роще; там толпа викингов с маленькими красными щитами и длинными копья┐ми, на пышно-раскрашенных парусных лодках, уносит добычу к тёмно-синему морю; там - деревянные городки старорусских князей, поставленные на крутых холмах и в светлых долинах; там - куча шалашей на берегах реки, озарённой золотыми лучами месяца, по которой скользят кожаные челноки варваров; там, наконец, - герои старинных песен, 'заморские гости', копейщики и гонцы времён Алексея Михайловича...

Однако, несмотря на то, что творчество Рериха так многообразно, так богато, в этом творчестве можно уловить единый стиль, одну непрерывающуюся мелодию, одну вечно развивающуюся тему. Этот стиль - строгость, страшная сила, неприкрашенная точность линий и красок. Эта мелодия - грёза о седой, родной старине. Эта тема - человек былых времён, первобытный дикарь в своих доисторических лесах и долинах, забытая душа которого просвечивает во всём совершающемся в России. Художник идёт к истинным источникам судьбы своего народа. В своих фантастических срубах, в тех образах, какие он вызвал к жизни, он постоянно ищет глубины; его влечёт то, что утверждено на первичном граните народного духа, покрытом наслоениями столетий. И через это понятно, почему его произведения лишены весёлости, чуждаются блистательного полуденного света и солнечных лучей. Солнце - только незначительная часть реального. Солнце принадлежит земле. Мысли прошлого родились в полумраке.

Тёмные крылья мрачного дня, что веют над творчеством Рериха, подобные тайне, молчаливо напоминают нам о характере его души. Не только люди и животные, святые и ангелы, но и вся природа, каждый камень его старинных крылец, его церквей с колокольнями полны веяньем демонического. Можно не обращать на него внимания, но однажды привлечённый этой красотой уже не может вырваться из-под её влияния. Страшный лик Аримана является перед вами, и вы начинаете любить его. И чем ближе художник приближался к народному, религиозному складу ума, тем неизбежнее становится его падение. В его религиозных композициях нет ничего чувствительного, привлекательного, радостно-невинного. Он очарователь, хотя не волшебник, не маг. Вот на лесной поляне, слабо освещённой блеском костра, 'совет стариков'; согбённые жрецы творят обет в священной роще; волки устало бродят осенней ночью; где-то на высоком холме древние, лишённые индивидуальности, люди 'строят город'; На морском берегу, над серыми скалами сидят вороны - 'зловещие'... И чувствуешь, что соблазняют эти чёрные птицы в холодных сумерках Севера, как мрачные призраки греховной души. И такое же вещее молчание разлито над большинством созданий Рериха, и не смеешь громко говорить перед ними...

Весы. 1905. Август. ? 8. С. 46-47. Помещены ч/б илл. Н. К. Рериха: рисунки к пьесам М. Метер-линка 'Принцесса Мален' (между с. 20-21) и 'Ариана и синяя борода' (между с. 36-37), а также виньетки и заставки.

**********************************************************************************


ИЮЛЬ

2 июля 1905 г.
ХРОНИКА

ИЗДАНИЯ ОБЩИНЫ СВ. ЕВГЕНИИ

Община св. Евгении выпустила в свет новые художественные открытые письма Красного Креста:
159 портретов 'Исторической выставки' в Таврическом дворце - цена 8 руб.; в отдельности - по 5 коп. экземпляр. Кроме того, выпущены акварели художников: Борисова (Крайний Север), Бенуа, Добужинского, Зарубина, Рериха, Репина (гр. Толстой), Серова, Столицы, Химоны (виды Крыма). Главный склад для иногородних в С.-Петербурге: попечительный комитет о сестрах Красного Креста, Пески, Старорусская, 3. Для городских - Морская, 38.

Рассвет. 1905. 2/15 июля. ? 110.
**************************************************************


13 июля 1905 г.
КАРТИНЫ РУССКОГО ХУДОЖНИКА В ПРАГЕ

В Праге, на открывшейся там большой художественной выставке, экспонируется работа нашего молодого, но хорошо известного художника и археолога Н. К. Рериха. Удачно и толково размещённые произведения Н.K. Рериха произведут на тамошнюю публику и артистов отличное впечатление и вызовут поощрительные отзывы в печати как художественной, так и общей.

Санкт-Петербургские ведомости. 1905. 13/26 июля. ? 167.
***************************************************************************


АВГУСТ

Н.К. Рерих
ДЕВАССАРИ АБУНТУ
 
  
 

Н.К. Рерих. Девассари с птицами. 1905.

Так поют про Девассари Абунту.
Знала Абунту, что сказал Будда про женщин Ананде, и уходила она от мужей, а тем самым и от жён, ибо где мужи, там и жёны. И ходила Абунту по долинам Рамны и Сокки и в темноте только приходила в храм. И даже жрецы мало видели и знали её. Так не искушала Абунту слов Будды.

И вот сделалось землетрясение. Все люди побежали, а жрецы наговорили, что боги разгневались. И запрятались все в погребах и пещерах, и стало землетрясение ещё сильнее, и все были задавлены. И, правда, удары в земле были ужасны. Горы тряслись. Стены построек сыпались и даже самые крепкие развалились. Деревья поломались, и, чего больше, реки побежали по новым местам.

Одна только Девассари Абунту осталась в долине и не боялась того, что должно быть. Она знала, что вечному Богу гнев недоступен, и всё должно быть так, как оно есть. И осталась Девассари Абунту на пустом месте, без людей.

Люди не пришли больше в те места. Звери не все вернулись. Одни птицы прилетели к старым гнёздам. Научилась понимать птиц Девассари Абунту. И ушла она в тех же нарядах, как вышла в долину, без времени, не зная места, где живёт она. Утром к старому храму собирались к ней птицы и говорили ей разное про умерших людей, части которых носились в воздухе. И знала Абунту многое занимательное, завершённое смертью, незнаемое людьми.

Если солнце светило очень жарко, летали над Девассари белые павы, и хво-сты их сверкали, и бросали тень, и трепетаньем нагоняли прохладу. Страшные другим, грифы и целебесы ночью сидели вокруг спящей и хранили её. Золотые фазаны несли лесные плоды и вкусные корни. Только не знаем, а служили Абунту и другие птицы - все птицы.

И Девассари Абунту не нуждалась в людях. Всё было ей вместо людей: и птицы, и камни, и травы, и все части жизни. Одна она не была. И вот слушайте изумительное: Абунту не изменилась телом, и нрав её оставался всё тот же. В ней гнева не было; она жила и не разрушалась.

Только утром рано прилетели к Девассари лучшие птицы и сказали ей, что уже довольно жила она и время теперь умереть. И пошла Абунту искать камень смерти. И вот приходит в пустыню, и лежат на ней многие камни, тёмные. И ходила между ними Абунту, и просила их принять её тело. И поклонилась до земли. И так осталась в поклоне, и сделалась камнем.
Стоит в пустыне чёрный камень, полный синего огня. И никто не знает про Девассари Абунту.
 
  
 

Н.К. Рерих. Девассари превращается в камень. 1905.

Весы. 1905. Август. ? 8. Цв. илл. "Девассари с птицами"; "Девассари превращается в камень".
(См. также: Н.К. Рерих. Собрание сочинений. Книга 1. Изд. И.Д. Сытина. Москва, 1914 г.)
_____________________________________________________