Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1908 г.
(август - сентябрь)
*******************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

АВГУСТ

ПИСЬМО Голубева к Н.К. Рериху. (1/14 августа [1908 г.] Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. (1/14 августа 1908 г. Bad Neuenahr)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [2/15 августа 1908 г.Bad Neuenahr ]
Н.К. Рерих. ПОДПИСКА (Слово. 3 августа 1908 г.)
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Б.К. Рериху (11 августа 1908 г. Смоленск.)
Н.К. Рерих. НЕБЛАГОПОЛУЧНОСТИ (Слово. 16 августа 1908 г. ? 537)
Н.К. Рерих. ЛАУХМИ ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА (Слово. 27 августа 1908 г.)
Хроника. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ (Слово. 1908. 30 августа/12 сент. ? 549)

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО С.К. Маковского к Н.К. Рериху (3/ 16 сентября 1908 г.)
ХРОНИКА.
Мелкие сведения. (Золото руно. 1908. ? 7 - 9.)
Художественный отдел. (Слово. 1908. 24 сентября. ? 570.)
Художественный отдел. (Слово. 1908. 27 сентября. ? 573.)
Из папки наших рисунков и эскизов. (Огонёк. 1908. 28 сентября. ? 39)

*******************************************************************************************


АВГУСТ

1/14 августа [1908 г.]
Письмо Голубева к Н.К. Рериху.

1/14 авг.
Paris - 26 Avenue du Bois de Bologne

Дорогой Николай Константинович,
Посылаю тебе письмо, которое может служить тебе спутником при посещении Фроловской мастерской. Осенью буду в Петербурге, и тогда, буде то нужно, мы с тобою ещё придумаем какой-ниб. образ действий. Фролову самому не пишу. Я его почти не знаю. Может быть, он и так исправит свои ошибки. Года полтора тому назад, когда я был у него вместе с Покровским, он произвёл на меня очень хорошее впечатление. Неужели он 'жертва революции', и художника нервы притупились?

В воскресенье еду в Баварию, оттуда в Венецию etc. Мой баварский адрес <Le: am Strasse See , Oberba: J&#228;gerhaus des Grafen Nam:>
Долго ли останетесь в Бадене? Какой милый уголок! Как я люблю его сосны! Lichtenthallen Allee и старый Kurhaus!
Сердечный привет твоей супруге, искренно жму руку. Твой
<Голубев>

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/717, 1 л.
________________________________



[1 (ст.с)/ 13 Августа 1908 г. Bad Neuenahr]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Миленькая моя Ладушка, вчера от Тебя письма не было, и сегодня пока нет. Неужели потерялось? Второй день идёт дождь, сыро и серо. Вчера хотел пойти на гору этюд сделать, но невозможно и подумать. Вечером играли с Сахаром в домино, я проиграл ему акварель, а он мне каменный нож из Парижа. До того здесь уныло становится, что ещё 5 дней трудно дотянуть будет. Неужели в Бологом так же? Спрашиваю, а впрочем, всё равно Ты уже ответить не можешь.

В Берлине не буду останавливаться - и вообще думаю, что выеду отсюда раньше. После fango, которые теперь в 60 градусов, вряд ли полезно являться на слякоть и холод. Ещё простудиться можно. Сидеть же в отеле и есть скверную пищу - глупо.

Думаю, что выеду во вторник, вечером. Если уж доктор захочет - лучше остановлюсь в Берлине, лучше по мостовой идти, нежели промачивать ноги по слякоти, по песку. Двух намеченных этюдов так, верно, и не придётся сделать - особенно не жалею.

Изумляюсь, что писем Твоих нет, - не крадут ли в отеле?

Сейчас получил Твоё письмо. Господи, как же Ты два дня без писем, а я ведь каждый день отправляю. Прямо безобразие! Не перехватывают ли в Бологом? Иначе не знаю, чем объяснить. Я-то сразу думаю о неаккуратности почты, а вот Ты сейчас же думаешь, что это по моей вине. Скорей пошлю, авось скорей придёт. Впрочем, надеюсь, что теперь верно уже сразу 3 моих письма получила.

Целую очень и очень хочу скорей увидать Тебя
Н.Р.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/198, 2 л.
********************************************



[2/15 августа 1908 г. Bad Neuenahr]
ПИСЬМО Н. Рериха к Рерих Е.И.

Приложен конверт с адресом:
Russland.
Бологое, Ник. жел. дор.
Именье кн. П.А. Путятина.
Её Высокородию
Елене Ивановне Рерих.
__________________________________________

На штемпелях даты: 15 08.08. Neuenahr; / 4 .8 08. Бологое Новг.

Родненькая моя Ладушка,
итак, мне здесь ещё 3 дня, не считая сегодня. Из-за массажа не стоит оставаться, в Бологом мы заменим его ходьбою, а в СПб. найдём человека, если надо будет. Сегодня опять играли в домино и я опять проиграл Сахару сделать - нарисовать на блюде что-ниб. Целый день шёл дождь, боюсь простудиться; такой холод и сырость, после 60 град. fango довольно неприятны. Княгине напишу, что в Россию вернусь не ранее двух недель, и в Общество тоже напишу.

Сейчас пошлю Тебе телеграмму, чтобы больше писем не писала - всё равно не дойдут. Начну укладываться. Сегодня кончу (куплю) картонку.
К прискорбию вижу, что массу денег придётся отдать прислуге. Если Обер - 4 мар., Кельнер - 4. Двум лакеям по 2 1/2 - 5; Горничн. - 5. Ванной горничной - 3. Hausknech'y - 4. Лифту - 4 - всё-таки 30 марок, а кому сбавить, не знаю.
Хочу поскорей повидать мою милую Ладушку.
Н.Р.
Я думаю, если выеду во вторник вечером, то буду в Пятницу утром в Бологое.
На отъезде всё куда-то деньги выходят по мелочам.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/281, 2 л.
********************************************************************


Записные листки Н.К. Рериха
XLIII. ЛАУХМИ ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА

На восток от горы Зент-Лхамо, в светлом саду живёт благая Лаухми, богиня Счастья. В вечной работе она украшает свои семь покрывал успокоения - это знают все люди. Все они чтут богиню Лаухми.
Боятся все люди сестру её Сиву Тандаву, богиню Разрушения. Она злая и страшная и гибельная.

Но вот идёт из-за гор Сива Тандава. Злая пожаловала прямо к жилищу Лаухми. Тихо подошла злая бо┐гиня и, усмирив голос свой, позвала Лаухми.
Отложила благая Лаухми свои драгоценные покрывала и пошла на зов. А за нею идут светлые девушки с полными грудями и круглыми бёдрами.
Идёт Лаухми, открыв тело своё. Глаза у неё очень большие. Волосы очень тёмные. Запястья на Лаухми золотые. Ожерелье - из жемчуга. Ногти янтарного цвета. Вокруг грудей и плечей, а также на чреве и вниз до ступней разлиты ароматы из особенных трав.
Лаухми и её девушки были так чисто умыты, как после грозы изваяния храма Абсенты.

Всё доброе ужаснулось при виде злой Сивы Тандавы. Так ужасна была она даже в смиренном виде своём. Из пёсьей пасти торчали клыки. Тело было так красно и так бесстыдно обросло волосами, что непристойно было смотреть.
Даже запястья из горячих рубинов не могли украсить Сиву Тандаву; ох, даже думают, что она была и мужчиной.

Злая сказала:
- Слава тебе, Лаухми, добрая, родня моя! Много ты натворила счастья и благоденствия. Даже слишком много прилежно ты наработала. Ты настроила города и башни. Ты украсила золотом храмы. Ты расцветила землю садами. Ты - любящая красоту!
Ты сделала богатых и дающих. Ты сделала бедных, но получающих и тому радующихся. Ты устроила мирную торговлю. Ты устроила между людьми все добрые связи. Ты придумала радостные людям отличия. Ты наполнила души людей приятным сознанием и гордостью. Ты - щедрая.
Девушки твои мягки и сладки. Юноши - крепки и стремительны. Радостно люди творят себе подобных. Забывают люди о разрушении. Слава тебе!
Спокойно глядишь ты на людские шествия, и мало что осталось делать тебе. Боюсь, без труда и заботы утучнеет тело твоё, и на нём умрут драгоценные жемчуга. Покроется жиром лицо твоё, а прекрасные глаза твои станут коровьими.
Забудут тогда люди принести приятные тебе жертвы. И не найдёшь больше для себя отличных работниц. И смешаются все священные узоры твои.
Вот я о тебе озаботилась, Лаухми, родная моя! Я придумала тебе дело. Мы ведь с тобой близки, и тягостно мне долгое разрушенье временем. А ну-ка, давай разрушим всё людское строение. Давай разобьём все людские радости. Изгоним все накопленные людьми устройства.
Разорви твои семь покрывал успокоения, и возрадуюсь я и сразу сотворю все дела мои. И ты возгордишься потом, полная заботы и дела, и вновь спрядешь ещё лучшие свои покрывала.
Опять с благодарностью примут люди все дары твои. Ты придумаешь для людей столько новых забот и маленьких умыслов, что даже самый глупый почувствует себя умным и значительным. Уже вижу радостные слёзы людей, тебе принесённые:.

Подумай, Лаухми, родня моя! Мысли мои очень полезны тебе, и мне, сестре твоей, они радостны!
Очень хитрая Сива Тандава! Только подумайте, что за выдумки пришли в её голову.

Но Лаухми рукой отвергла злобную выдумку Сивы Тандавы. Тогда опять приступила злая богиня, уже потрясая руками и клыками лязгая.
Все предложения Сивы Тандавы отвергла Лаухми и сказала:
- Не разорву для твоей радости и для горя людей мои покрывала. Тонкою пряжею успокою людской род. Соберу от всех знатных очагов отличных работниц. Вышью на покрывалах новые знаки, самые красивые, самые богатые, самые заклятые. И в этих знаках, в образах лучших животных и птиц, пошлю к очагам людей добрые мои заклятия.

Так решила Лаухми. Из светлого сада ушла Сива Тандава ни с чем. Радуйтесь, люди!
Безумствуя, ждёт теперь Сива Тандава долгого разрушения временем. В безмерном гневе иногда потрясает она землю, и тогда погибают толпы наро-дов. Но успевает всегда Лаухми набросить свои покрывала покоя, и на телах погибших опять собираются люди. Сходятся в маленьких, торжественных шествиях.
Добрая Лаухми украшает свои покрывала новыми священными знаками.

Слово. 1908. 27 августа/сентября. ? 546.
 
  
 

Н.К. Рерих. Задумывают одежду. 1908.
____________________________________



ХРОНИКА
Художественный отдел

Художник Н.К. Рерих, директор школы императорского Общества поощрения художеств, вернулся в Петербург. Пошатнувшееся здоровье художника теперь восстанавливается.

Слово. 1908. 30 августа / 12 сентября. ? 549.
*********************************************************


МЕЛКИЕ СВЕДЕНИЯ

...Занятия в классах и мастерских Общества поощрения художеств начнутся в текущем году с 15 сентября. Директор школы Н.К. Рерих вернулся в Петербург. ...

Золотое руно. 1908. ?7-9.
***************************************


ПОДПИСКА
XLIV. Записные листки Н. К. Рериха

В английских музеях поражает число предметов, пожертвованных частными лицами. Между тем, какая нация по существу так далека от искусства, как Англия?

Французские и немецкие музеи, конечно, радуют тем же. Но особенную зависть в нас, русских, должны возбуждать частые приобретения по подписке. В них особенно ясно обозначается, что около искусства имеются друзья. Всякий чувствует, что это не только казённое дело, но дело, близкое общественной потребности. Целые корпорации пытаются внести искусство в жизнь.

Теперь в России особенно необходимы приобретения по подписке. Теперь, когда государственные средства напряжены, когда отдельные лица с трудом помышляют о крупном даре для искусства. Теперь время выступления частных групп, объединённых желанием спасти ускользающее произведение и сделать его достоянием общим. Двадцать, тридцать человек с лёгкостью могут составить необходимое количество денег. Если автор произведения жив, то обрадованный, что его вещь нужна для общественного сознания, он, конечно, пойдёт навстречу в условиях.

По всем статьям искусства мы запоздали уже лет на пятнадцать. Возьмём ли картины, возьмём ли архитектуру, возьмём ли народное искусство...
Сообразите, сколько вещей за последнее время истреблено, сплавлено на металл, перестроено. Сколько картин, самых задушевных для художников, потемнело и погибло в старых углах с ненужными вещами. Наконец, сколько вещей попало в ненадёжные, слабые руки, где никогда не знаешь, сберегут ли вещь или вдруг сбудут невесть кому или подарят слуге. Всё бывает.

Если бы порядок подписки был принят у нас, я убеждён, что лучшие вещи Врубеля были бы доступны для всеобщего восхищения. Наши музеи гордились бы лучшими вещами Сомова. В Русском музее имелись бы вещи всех так называемых талантливых 'молодых' художников, но которым уже больше сорока лет. Словом, было бы на месте многое, что впоследствии всё-таки придётся восстановить - с трудом, с крупными издержками, с утратами.

Группам любителей необходимо приступить к делу. Разве кого-нибудь успокоит то, что Академия тратит ежегодно несколько тысяч на покупки. Академия всегда таковой и останется. Все академии всего мира одинаковы.
К слову пришлось, боюсь: хватит ли у гр. И. И. Толстого энергии сделать, не в пример прочим, свободную Академию?

Не думаю, чтобы для основания коллективных покупок требовалось какое-нибудь общество установленное. Мы мало привыкли к уставной корпоративности. Гораздо ближе делу свободная группировка. Такое выступление сейчас необходимо.

Мы по-прежнему позорно не стремимся украсить стены публичных зданий и тем сблизить искусство с общественностью. Пусть хоть коллективный почин введёт в народ многие прекрасные вещи, иначе бы пропавшие или от всех долго скрытые.

Слово. 1908. 3/16 августа. ? 526. Воскресенье. С. 4.
Так же: В мире искусств. 1908. ? 14-16. С. 27. Статья опубликована
под названием 'К охранению картин' с незначительными изменениями.
***************************************************************************************


11 августа 1908 г. Смоленск.
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Б.К. Рериху

На штемпелях даты: 11.8. - СПб. / 12. 8. 1908 - <Мазале> Смоленск

Петербург
Вас. Остров 16 линия, д. ? 15
Евб Б. К. Рериху

Сейчас едем за 80 верст в бывшее Потёмкинское имение с творцом Растрелли.
Вернемся - напишу. Всё ладно.
Твой НР

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/132, 1 л.
__________________________________



16 августа 1908 г.

НЕБЛАГОПОЛУЧНОСТИ
Записные листки Н. К. Рериха

Во Пскове сейчас - две неблагополучности.
Первая: погибает знаменитая стенопись Мирожского монастыря.
Вторая: Ф. М. Плюшкину предлагают продать его собрания за границу.

Стенопись собора в Мирожском монастыре отваливается хлопьями. При самом лёгком прикосновении отскакивают большие куски живописи.
Виновата, конечно, сырость. Но почему её не устранили во время недавней 'реставрации' храма? Наконец, почему целые долгие века сырость щадила фрески?

Изменились ли какие-нибудь условия храма? Изменилось ли отношение? Переделаны ли фундаменты? Является целый ряд вопросов. Но самый важный из них: как спасти живописные части, которым ещё не угрожает разрушение?

После последней реставрации времени прошло слишком мало, а последствия вышли слишком большие.

От старого Пскова остаётся очень мало памятников. После второй реставрации не придётся ли вычеркнуть Мирожский храм навсегда из числа примечательностей?

Во Пскове был П. Покрышкин; конечно, он поторопился сделать для храма что-нибудь полезное и в художественном отношении обойдётся с этим памятником лучше, нежели с Нередицким Спасом. Хотя уже трудно сейчас исправить случившееся, но следует всеми силами сохранить единственные фрески древнего Пскова.

Надо сохранить для России и собрания Плюшкина. Не буду перечислять ценность этих коллекций; людям, близким художественной старине, известно, что собрал Ф. М. Плюшкин за 30 лет собирательства. Вспомним редчайшие монеты: псковские, удельные, петровские, екатерининские. Вспомним масонский отдел собраний: ордена, ассигнации, ритуальные предметы. Прекрасны экземпляры народных уборов всего Псковского края.
Любопытны серебряные вещи из изборских кладов. Миниатюры часто исторического значения, и в особенности для местного округа, гравюры, лубочные картины, фарфор, подчас очень интересных марок. Наконец, священные предметы, курганные находки... Несколько дней необходимо, чтобы подробно осмотреть всё собранное 30-летним упорным трудом. И, конечно, наш старейший край сносил свои достопримечательности под одну кровлю не для того, чтобы материалы жизни Пскова разлетелись по далёким иностранным музеям.

Мы уже допустили вывоз многих ценных русских собраний... Повторять ли, что с каждым днём такое допущение становится непростительнее?

Какие могут быть возражения против собраний Плюшкина? Самое ближайшее возражение - это то, что наряду с предметами первоклассного значения, комнаты собирателя заставлены вещами ненужными. Но не следует забывать, что собирательство Плюшкина представляет известную летопись жизни Пскова. Плюшкин принял совершенно верный принцип областного коллекционера. Он принимает всё, что ему приносят. И только в силу этого принципа к Фёдору Михайловичу несут 'всё', и ценности также не минуют его рук.

Собрания Плюшкина должно взять правительство. Должно сохранить их твёрдо и прочно. Большой вопрос: куда ближе могут пойти эти предметы - в столицу ли или должны остаться во Пскове как основание настоящего областного музея? Это можно решить в будущем.

Теперь же необходимо правительству получить собрания Плюшкина. Что отложено, то потеряно. А что увезено навсегда за границу, то будет печным стыдом для России.
Псковским бедам надо помочь.

Слово. 1908. 16/29 августа. ? 537.
************************************************************************************


СЕНТЯБРЬ

Начало сентября 1908 г. СПб.
ХРОНИКА

МЕЛКИЕ СВЕДЕНИЯ

...Занятия в классах и мастерских Общества поощрения художеств начнутся в текущем году с 15 сентября. Директор школы Н.К. Рерих вернулся в Петербург. ...

Золотое руно. 1908. ?7-9.
________________________


3/ 16 сентября 1908 г.
ПИСЬМО С.К. Маковского к Н.К. Рериху

Grand Hotel Villa d"Este
Reine d"Angleterne

16 Sept. 1908.
Дорогой Николай Константинович,
Может быть, ты думаешь, что и в этом году я собираюсь застрять за границей? К сожалению, нет. Слишком многое привязывает меня В Петербурге. 'Взялся за гуж...' Я уезжаю из Villa d"Este сегодня вечером при самых тяжёлых обстоятельствах. Вчера пришло известие о смерти Н. В. Султанова. Его семья в Висбадене (где он внезапно скончался от апоплекс. удара). Мы едем с матерью, чтобы облегчить большое семейное горе.
Мне ужасно жаль Н.В. Он был крупной личностью, несомненно, хотя и плохим архитектором. Родственных чувств у меня к нему не было, но теперь, когда его нет, я чувствую, что любил его, как друга, а смерть очень многих, даже более близких, произвела бы на меня менее скорбное впечатление.
Жаль ушедшей в вечность личности, сильного мозга, <...> энергии. Моя мать в помощь <...> из-за сестры, для которой это - страшная потеря. О себе скажу только несколько слов, потому что надеюсь очень скоро с тобой увидеться - и начать вместе новую трудную зиму.

Милый друг, у меня голова кружится, когда я думаю, что предстоит 'совершить' в будущие три месяца. Почему ты не ответил мне сюда на моё длинное письмо в Бологое? Что ты думаешь о проекте нового журнала? Слышал ли что-нибудь о Филиппове? От него я жду окончательных известий. К 20 Сентября. Устройство этого дела может иметь очень большие последствия... Но, именно, больше вероятия, что ничего не выйдет.

В Villa d"Este я провёл три недели, как 'во сне голубом'. Старался ни о чём серьёзном не думать, дышал полной грудью солнечным югом, набирался сил. Чувствую себя бодро, несмотря на последние неудачи... А ты?
За лето есть новая работа? Впрочем, такие неутомимые и свыше одарённые, как ты, никогда не отдыхают.

Жму крепко твою руку
Твой друг Сергей М.

P.S. Я вернусь к началу лекций и дам тебе программу чтений, но буду просить у тебя разрешения начать их немного позже.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/952, 2 л.
__________________________________



24 сентября 1908 г. СПб.
Хроника

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ

21 сентября вернулась в Петербург из-за границы целая серия картин художника Н.К. Рериха, бывшая на различных иностранных выставках и имевшая там крупный успех. Художник устраивает в будущем году отдельную большую выставку своих произведений, на которой будет собрано, по возможности, всё им написанное.

Слово. 24 сентября / 7 октября. ? 570. С. 5.
_____________________________________



27 сентября 1908 г. СПб.
Хроника

Художественный отдел

Художник Н.К. Рерих в настоящее время работает над декорациями для оперы Бородина 'Князь Игорь' для постановки её в Париже под общим руководством С.П. Дягилева.

Слово. 27 сентября / 10 октября. ? 573. С. 5.
_______________________________________
 
  
 

Н.К. Рерих. Путивль. 1908. Набросок декорации.
 
  
 

Н.К. Рерих. Путивль. 1908. Эскиз декорации.
_______________________________________


28 сентября. СПб.
Хроника

ИЗ ПАПКИ НАШИХ РИСУНКОВ И ЭСКИЗОВ
 
  
 

Н.К. Рерих. Баян. Эскиз декоративного фриза.

Огонёк. 1908. 28 сентября. ? 39. С. 1.
_____________________________________