Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1909 г.
(апрель - июнь)
*******************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

АПРЕЛЬ
Ив. Лазаревский. Художественные заметки (2 апреля 1909 г.)

ПИСЬМО Н.К. Рериха к Остроухову И.С. (8 апреля 1909 г.)
ПИСЬМО С.П. Дягилева к Санину А.А. ([Апрель] 1909 г. )
ПИСЬМО А.А. Санина к Рериху Н.К. (27 апреля 1909 г.)

МАЙ
Н.К. Рерих "ЗАКЛЯТОЕ ЗВЕРЬЁ" (Эмали кн. М.К. Тенишевой). ( 2 мая 1909 г.)
ПИСЬМО А. Санина к Рериху Н.К. (14/27 мая 1909 г. Париж)
Н.К. Рерих. ВОЖДЬ. (Новое слово. 1909. Май)
Хроника. (19 мая 1909 г.)
Хроника. Художественные новости. (Слово. 1909. 27 мая/9 июня. ? 808)

ИЮНЬ
Хроника. ПАРИЖСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ (Петербургская газета. 14 июня 1909 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [14 июня 1909 г. Вязьма, вокзал]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [14, 15 июня 1909 г. Смоленск - Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [16-17 июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [17 июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Н.К. (18 июня 1909 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [20 июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Н.К. (21 июня [1909 г.]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [22 июня 1909 г. Талашкино]
*********************************************************************************


АПРЕЛЬ

2 апреля 1909 г.
В Обществе поощрения художеств. СПб.

Ив. Лазаревский
ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ЗАМЕТКИ

Художественный сезон на исходе, и комитет Императорского Общества поощрения художеств может подвести итоги минувшего года. Итоги эти не из радостных для почтенного Общества. Одно из самых богатых художественных Обществ в России, располагающее возможностью многое сделать для русского искусства и для наших художников, оно только занимается какими-то пустяками, вроде пресловутых аукционов картин. Я не говорю о Рисовальной школе Общества и его художественно-промышленных классах. Несмотря на то, что они находятся под рукой такого хорошего руководителя, каковым является художник Н. К. Рерих, Общество всё ж таки не может похвалиться, что с особенным вниманием относится к единственному полезному для искусства своему учреждению, и не многое делает оно для лучшей постановки дела, и ряд совершенно основательных указаний и ходатайств школьного совета и самого директора остаётся отложенным на долгие годы под сукно.

Существовал у Общества журнал. Его отлично вёл Алекс. Бенуа; понадобилось неведомо для чего этот журнал от него отобрать и передать А. Прахову, который совершенно уронил дело, и журнал прекратили за убыточностью и полным невниманием к нему публики. Устраивались выставки иностранных художников и, несмотря на все существенные недостатки этих выставок, они всё же имели известное значение, ибо знакомили с новым искусством, что было особенно важно для наших молодых художников. Стоило только это дело поставить на более прочное основание, и организация иностранных выставок могла бы иметь вполне серьёзное значение. Но Общество вот уже много лет перестало совсем устраивать эти выставки и решило заняться более спокойным делом - отдачей внаём по весьма высоким ценам своих зал, и в них находят себе приют такие значительные художественные организации, как выставки Дамского художественного кружка, передвижников или акварелистов.
Сохраняя, таким образом, свои капиталы, усилило ли Общество те скудные пособия и премии, что скупо раздаёт нуждающимся молодым художникам-академистам? Устроило ли оно хоть один художественный конкурс, кроме постоянного своего всероссийского, где членами жюри насчитываются такие лица, о которых никто из к искусству причастных лиц и не слыхивал, и которым Общество поручает судить и рядить художников? Задумалось ли Общество над тем, что теперь в провинции пробуждается живой интерес и внимание к искусству и что ему приличествовало бы, как художественно-поощрительному Обществу, прийти на помощь этому движению? И на всё один ответ - отрицательный.

Даже музей Общества поощрения художеств, в котором собраны исключительные художественно-промышленные коллекции, трудом М. П. Боткина приведённые в строгий порядок, и он почти не доступен для публики, ибо - когда ни придёшь в Общество, получаешь один ответ от сторожей, что, мол, музей закрыт. Словом, мёртвое царство в том Обществе, которое по своему уставу должно заботиться и поощрять искусства в России, и именно теперь, когда художественная жизнь в России начинает развиваться неслыханно громадными шагами, Общество бездействует, и конца не видно этому бездействию...

Слово. 1909. 2/15 апреля. ? 753. С. 5.
_________________________________________


3 апреля 1909 г. СПб.
ХРОНИКА
Ещё о съезде художников

Съезд отсрочен. 6-го апреля лица, подписавшие 'программу', соберутся вновь, чтобы назначить время созыва съезда и обсудить техническую, так сказать, сторону дела. Надо, следовательно, полагать, что лица, которые примут участие в этом 'учредительном' заседании, будут считаться в числе организаторов, и от их сотрудничества съезд примет ту или иную окраску. Хотелось бы видеть на этом заседании возможно большее количество художников, хотя бы петербургских, если уж провинциальным попасть на него не успеть. Кроме того, как мы уже указывали в прошлой статье, сама 'программа' съезда далеко не может считаться удовлетворяющей всем назревшим потребностям, и от участников учредительского собрания будет зависеть расширить его рамки. При внимательном чтении 'программы', уже подписанной инициаторами съезда графом Голенищевым-Кутузовым, художником Н. К. Рерихом и др., останавливаешься на некоторых пунктах, вызывающих невольное сомнение относительно целесообразности предлагаемых ими реформ. Что значит, например, рекомендуемое программой введение в круг преподаваемых в нашем Высшем художественном училище предметов курса 'русской иконописи и религиозной живописи'? Не разумеют ли под этим сочинители программы истории этого предмета? Или они имеют в виду преподавание техники самого религиозного искусства. Если верно последнее, то, что разумеют гг. организаторы под этим понятием? Если считать иконопись и религиозную живопись искусством, то вряд ли пути достижения такого искусства ведут через специальное прохождение курса. Ведь искусству обучаются все находящиеся в Академии ученики, и обучаются, разумеется, не самому искусству, не творческому процессу, всецело зависящему от индивидуальных художественных склонностей, а технике живописи, более или менее условной и для всех 'жанров' однородной. Никакого специального обучения религиозной живописи быть не может, как не может быть, например, специального курса жанровой, пейзажной или символической живописи. Род искусства, выбираемый каждым учащимся в Академии, лежит уже по ту сторону академической учёбы, в нём выражается уже сама личность художника, освобождённая от условностей школьного режима.

Ещё более туманно и сбивчиво формулирует 'программа' своё отношение к художественно-промышленному рисованию. Одной из главных язв нашего промышленного дела является отсутствие правильно организованного преподавания искусства в промышленных школах. Рост промышленных учебных заведений на Западе идёт рука об руку с развитием там промышленного рисования. Промышленные выставки устраиваются там ежегодно в нескольких городах, и одна высшая ткацкая школа в Берлине, например, имеет 5 преподавателей рисования. Рисунки, создаваемые в этой школе, распространяются по всей Германии и способствуют значительному улучшению вкуса у производителей этого товара. То обстоятельство, что машинное производство, создаваемое на Западе, заполняет и наши рынки, - чрезвычайно обидно для нашего самолюбия, но выход из этого положения может быть лишь один: побольше учителей-промышленников, побольше школ прикладного искусства, и пользование западными образцами исчезнет само собой. Что же рекомендуют взамен этого составители программы, тоже, очевидно, обратившие внимание на промышленное искусство? 'Наша художественная промышленность, - читаем мы у них, - страдает от наплыва западного машинного художественно-промышленного товара, что происходит от полного незнакомства русского общества с красотами нашего ручного народного творчества'. Разбираясь в том, что мы сейчас здесь процитировали, не знаешь чему больше удивляться - наивности ли написавших или их оптимизму. Пора убедиться, что никакими благотворительными затеями, вроде предприятий княгини Тенишевой, не поднять нашего кустарного производства, которое неумолимо вытесняется железными законами промышленного и фабричного развития. Все эти и другие 'общие черты', какие изложены в предварительной программе, свидетельствуют лишь о том, что если к организации не будут привлечены люди с кругозором более широким, то неуспех съезда можно считать предрешённым.
Л. Камышников

Слово. 1909. 3/16 апреля. ? 754. С. 5.
_________________________________



8 апреля 1909 г.
Письмо Н.К. Рериха к Остроухову И.С.

Заказное
Москва, Трубниковский пер. Собств. дом.
Его Превосходительству Илье Семёновичу Остроухову.

Глубокоуважаемый Илья Семёнович.
Посылаю Вам подписанную расписку и очень благодарю Вас за хлопоты
по пересылке денег. Когда буду в Москве непременно воспользуюсь приглашением побывать у Вас.

Искренно Вам преданный
Н. Рерих.
8 Апреля 1909 г.

Отдел рукописей, ф. 10/5451
___________________________


Среда [Апрель 1909 г., Петербург]
ПИСЬМО С.П. Дягилева к Санину А.А.

Добрейший Александр Акимович,
Очень прошу Вас не отказать пожаловать сегодня вечером ко мне на заседание об 'Игоре'. Я позвал Бенуа, Рериха, Блуменфельда и др.
Жду к 9 час.

Жму руку. Сергей Дягилев
Замятный пер., 1.
____________________________________


27 апреля (ст./ст.) 1909 г. Париж
Письмо А.А. Санина к Н.К. Рериху.

MAISON THEVENET
29, Rue Godot-de-Maouroi. Paris
TELEPHONE 31- 72

Paris, le 27/14 Mai 1909

Дорогой Николай Константинович!
Сейчас лишь свалил главную тяжесть, поставил 'Псковитянку'. Успех громадный. Избит, без голоса, искалечен, нечеловеческие усилия положил, но успех чистый, возвышенный, и я удовлетворён. Посылаю вам печать. На первом спектакле твой 'Игорь'. Идёт тоже при громадном успехе. 'Армида' провалилась вдрызг. Бенуа и Черепнин ходят <:>.

'Пир горой' тоже назван французами 'окрошкой'. Их не проведёшь. Вот вчера победа была полнейшая. От Ваших эскизов, от Вашего громадного таланта ничего не осталось. Вся эта сволочь намалевала какую-то кустарщину. Старался освещением скрасить работы г. Анисфельда. Даже Дягилев перешёл на мою сторону и ругался с Анисфельдом на чём свет стоит. Письмо передал в 1-й же день по приезде. <Ду:> мне сказал, что решили с Московскими долгами немного подождать, пока не кончится дело на поле брани. Гибель происшествий, гадостей, сплетен, курьёзов, но над всем этим настоящая художественная победа 'Игоря' и 'Псковитянки', и вся остальная грязь, пошлость и пакость где-то остались позади.

Крепко, крепко Вас целую. Сердечный привет жене Вашей. Как я рад, что 'Армида' и прихвостни провалились. Как могли они под русским флагом показывать это уродство. Действуйте!!
Пришлю ещё все интересное.

Весь Ваш разбитый и торжествующий
А.Санин.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1277, 2 л.
____________________________________
*************************************************************


МАЙ
2 мая 1909 г.

Н.К. Рерих
ЗАКЛЯТОЕ ЗВЕРЬЁ
(Эмали кн. М.К. Тенишевой)

Россия с особенной лёгкостью отказывается от лучших слов прошлых культур. Каждое приближение к воспоминанию о формах бывшего искусства подтверждает это предположение. И среди изменчивости ускользает многое ценное; исчезает многое красивое, что в широких и глубоких замыслах сложили древние люди.

Из целого ряда тонких и прекрасных художественных ремёсел до нас дошли лишь грубые намёки кустарных изделий. Среди налётов некультурности трудно отличить, что именно сохранило время от первоначального вида произведений. Не умея разобраться в наслоениях, не зная путей создания нашего искусства, в массах слагается представление о каких-то грубых наследиях, о чём-то, не достойном современного "просвещённого" глаза.

К довершению всего, хотя и огрубелые, но всё же народные формы часто заменяются самым пошлым видом модернизма, и тогда всякие горизонты закрываются.

Больно подумать, сколько художественного понимания утеряно; больно сознавать, сколько бесследно пропало настоящих достижений художественного мастерства.

Резьба, чеканка, керамика, мозаика, эмаль, плетенье, ткани - любой отдел музеев даёт нам уроки о забытых прекрасных путях. Мечтаем: когда-нибудь эти пути будут поняты вновь.

Люди, открывающие забытые пути искусства, бесконечно ценны для нашего времени. Они ценны также, как дороги нам художественные создания старины, когда бесхитростно и прямодушно думали о самом искусстве, о драгоценном, вечном мастерстве. Мне уже приходилось приветствовать сделанное для искусства кн. М.К. Тенишевой. Известен превосходный музей в Смоленске, собранный и переданной ею Смоленску, несмотря на многие препятствия. Но музей собирался далеко не из одного чувства коллекционерства. Собирательнице нужно было знакомиться с лучшими образцами производств, чтобы вносить их в жизнь работою в мастерских в селе Талашкине, - мастерских, о которых так много говорилось и писалось. Завоевания в искусстве, сделанные этими предприятиями, несомненны; если бы не случайные обстоятельства, то дело Талашкинских школ должно было дать ещё многое, совершенствуясь и утончаясь.

Работа в Талашкине затронула керамику, резьбу, вышивки; но разные условия не довели дело до ещё одного старейшего производства - до эмали.
Давней мечте кн. Тенишевой - вызвать к жизни заглохшее благородное эмальерное дело - удаётся осуществиться только теперь.

В Париже идёт работа над русскими эмалями. В Париже кн. Тенишева устроила муфеля, обставила лучшими средствами мастерскую, нашла специалистов для совещаний о многих, теперь утерянных, красивых тонах. В библиотеках и архивах отыскиваются рецепты красок, самыми неожиданными поисками добываются разные материалы - камни и металлы - для соединения с эмалью.

Уже целым рядом выступлений на выставках (Салон "Марсова поля", Осенний Салон, Международная выставка в Лондоне) эмали кн. Тенишевой были очень оценены и получили известность. Блюдо было приобретено Люксембургским музеем. Очень удачны были ларцы (эмаль с амарантовым деревом; белая с зелёным), подсвечники, шкатулочки. Но вспоминая о далёкой колыбели эмали, о Востоке, хотелось идти дальше, сделать что-то более фантастичное, более связующее русское производство с его глубокими началами.

Около понятий о Востоке всегда толпятся образы животных; зверьё, заклятое в неподвижных, значительных позах. Символика животных изображений, может быть, ещё слишком трудна для нас. Этот мир, ближайший человеку, вызывал особенные мысли о сказочных звериных образах. Фантазия с отчётливостью отливала изображения самых простейших животных в вечных, неподвижных формах, и могучие символы охраняли всегда напуганную жизнь человека. Отформовались вещие коты, петушки, единороги, совы, кони... В них установились формы кому-то нужные, для кого-то идольские.

Думаю, в последних работах кн. Тенишевой захотелось старинным мастерством захватить старинную идольскую область домашнего очага. Вызвать к жизни формы забытых талисманов, посланных богинею благополучия охранять дом человека. В наборе стилизованных форм чувствуется не художник-анималист, а мечтания о талисманах древности.

Орнаменты, полные тайного смысла, особенно привлекают наше внимание, так и настоящая задача кн. Тенишевой развёртывает горизонты больших художественных погружений.

Помимо самодовлеющих "станковых" произведений, для жизни необходима, так сказать, "нужная" красота. Только прекрасное прошлое может научить, как должно пользоваться применением искусства во всей жизни, не вступая на степень ремесла.

Жаль, что невозможно рассказывать и дать в снимках прекрасные тоны красок, которыми кн. Тенишева убрала своё заклятое зверьё.

Жаль, что многим будет не ясна высокая трудность обработки фигур, со всех сторон залитых эмалью. Но это сравнительно мелочи, смысл и размер эмальерной задачи кн. Тенишевой совершенно ясен.

Сильные заклятиями, символы нужны странствованиям нашего искусства.

Нива. 1909. 2 мая. ? 18. С. 340-341. На с. 338 помещено 7 ч/б снимков "Заклятое зверьё", выставленные в Салоне в Париже: "Кот", "Свинья", "Утка", "Рыба", "Лебедь", "Петух", "Сова".
__________________________________________________________


14 мая. 1909 г. Париж
Письмо А.А. Санина к Н.К. Рериху.

Paris, le 27/14 Mai 1909
MAISON THЕVENET
29, Rue Godot-de-Maouroi
Paris
T&#200;L&#200;PHONE 31- 72

Дорогой Николай Константинович!
Сейчас лишь свалил главную тяжесть, поставили 'Псковитянку'. Успех громадный. Избит, без голоса, искалечен, нечеловеческие усилия положил -
но успех чистый, возвышенный, и я удовлетворен. Посылаю Вам печать. На первом спектакле твой Игорь. Идёт тоже при громадном успехе. 'Армида' провалилась вдрызг, Бенуа и Черепнин ходят <:>.

'Пир горой' тоже назван французами 'окрошкой'. Их не проведёшь. Вот вчера победа была полнейшая. От Ваших эскизов, от Вашего громадного таланта ничего не осталось. Вся эта сволочь намалевала какую-то кустарщину. Старался освещением скрасить работы г. Анисфельда. Даже Дягилев перешёл на мою сторону и ругался с Анисфельдом на чём свет стоит.
Письмо передал в 1-й же день по приезде. <Ду:> мне сказал, что решили с Московскими долгами немного подождать, пока не кончится дело на поле брани.

Гибель происшествий, гадостей, сплетен, курьёзов, но над всем этим настоящая художественная победа 'Игоря' и 'Псковитянки', и вся остальная грязь, пошлость и пакость где-то остались позади.

Крепко, крепко Вас целую. Сердечный привет жене Вашей. Как я рад, что
'Армида' и прихвостни провалились. Как могли они под русским флагом показывать это уродство. Действуйте!!

Пришлю ещё всё интересное. Весь Ваш разбитый и торжествующий
А.Санин.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1277, 2 л.
___________________________________


Май 1909 г.

Записные листки Н.К. Рериха.
ВОЖДЬ

Таково предание о Чингиз-хане, вожде Темучине.

Родила Чингиз-хана нелюбимая ханша.
Стал Чингиз-хан немилым сыном отцу.
Отец отослал его в дальнюю вотчину.
Собрал к себе Чингиз других нелюбимых.
Глупо стал жить Чингиз-хан.
Брал оружие и невольниц, выезжал на охоту.
Не давал Чингиз о себе вестей.

Вот будто упился Чингиз кумысом,
И побился с друзьями на смертный заклад,
Что никто от него не отстанет!
Тогда сделал стрелку-свистунку Чингиз.
Слугам сказал привести коней.
Конными поехали все его люди.
Начал дело свое Чингиз-хан.

Вот Чингиз выехал в степь,
Подъезжает хан к табунам своим.
Нежданно пускает свистунку Чингиз.
Пускает в лучшего коня десятиверстного.
А конь для татар - сокровище.
Иные убоялись застрелить коня.
Им отрубили головы.

Опять едет в степь Чингз-хан.
И вдруг пускает свистунку в ханшу свою.
И не все пустили за ним свои стрелы.
Тем, кто убоялся, сейчас сняли головы.
Начали друзья бояться Чингиза,
Но связал он их всех смертным закладом.
Молодец был Чингиз-хан!

Подъезжает Чингиз к табунам отца.
Пускает свистунку в отцовского коня.
Все друзья пустили стрелы туда же.
Так приготовил к делу друзей,
Испытал Чингиз преданных людей.
Не любили, но стали бояться Чингиза.
Такой он был молодец!

Вдруг большое начал Чингиз.
Он поехал к ставке отца своего
И пустил свистунку в отца.
Все друзья Чингиза пустили стрелы туда же.
Убил старого хана целый народ!
Стал Чингиз ханом над Большой Ордой!
Вот молодец был Чингиз-хан.

Сердились на Чингиза Соседние Дома.
Над молодым Соседние Дома возгордились.
Посылают сердитого гонца:
Отдать им все табуны лучших коней,
Отдать им украшенное оружие,
Отдать им все сокровища ханские!
Поклонился Чингиз-хан гонцу.

Созвал Чингиз своих людей на совет.
Стали шуметь советники;
Требуют: 'Идти войною на Соседний Дом'.
Отослал Чингиз таких советников.
Сказал: 'Нельзя воевать из-за коней',
И послал все ханам соседним.
Такой был хитрый Чингиз-хан.

Совсем загордились ханы Соседнего Дома.
Требуют: 'Прислать им всех ханских жен'.
Зашумели советники Чингиз-хана,
Жалели жен ханских и грозились войною.
И опять отослал Чингиз советников.
И отправил Соседнему Дому всех своих жен.
Такой был хитрый Чингиз-хан.

Стали безмерно гордиться ханы Соседнего Дома.
Звали людей чингизовых трусами,
Обидно поносили они ордынцев Большой Орды,
И, в гордости, убрали ханы стражу с границы.
И забавлялись ханы с новыми женами.
И гонялись ханы на чужих конях.
И злоба росла в Большой Орде.

Вдруг ночью встал Чингиз-хан.
Велит всей орде идти с ним на конях.
Вдруг нападает Чингиз на ханов Соседнего Дома.
Полонил всю их орду.
Отбирает сокровища и коней, и оружие.
Отбирает назад всех своих жен,
Многих даже нетронутых.

Славили победу Чингиза советники.
И сказал Чингиз старшему сыну Откаю:
'Сумей сделать людей гордыми.
И гордость их сделает глупыми.
И тогда ты возьмешь их'.
Славили хана по всей Большой Орде;
Молодец был Чингиз-хан!

Положил Чингиз Орде вечный устав:
'Завидующему о жене - отрубить голову,
Говорящему хулу - отрубить голову,
Отнимающему имущество - отрубить голову,
Убившему мирного - отрубить голову,
Ушедшему к врагам - отрубить голову'.
Положил Чингиз каждому наказание.

Скоро имя Чингиза везде возвеличилось.
Боялись Чингиза все князья.
Как никогда богатела Большая Орда.
Завели ордынцы себе много жен.
В шелковые одежды оделись.
Стали сладко есть и пить.
Всегда молодец был Чингиз-хан.

Далеко видит Чингиз-хан.
Приказал друзьям: разорвать шелковую ткань
И прикинуться больными от сладкой еды.
Пусть народ по-старому пьет молоко,
Пусть носят одежду из кож,
Чтобы Большая Орда не разнежилась.
У нас молодец был Чингиз-хан!

Всегда готова к бою была Большая Орда,
И Чингиз нежданно водил Орду в степь.
Покорил все степи Таурменские.
Взял все пустыни Монгкульские.
Покорил весь Китай и Тибет.
Овладел землею от Красного моря до Каспия.
Вот был Чингиз-хан-Темучин!

Попленил ясов, обезов и половцев.
Торков, косогов, хазаров,
Аланов, ятвягов разбил и прогнал.
Тридцать народов, тридцать князей
Обложил Чингиз данью и податью.
Громил землю русскую, угрожал кесарю.
Темучин-Чингиз-хан такой молодец был.

Новое слово. 1909. май. ? 5. С.38-39.
Н.К. Рерих "Собрание сочинений" Книга 1. 1914.
__________________________________________



19 мая 1909 г. СПб.
В школе Общества поощрения художеств:

ОТЧЁТНАЯ ВЫСТАВКА ОБЩЕСТВА ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ

С каждым годом эти отчётные выставки всё полней, разносторонней и лучше. Заметно, что фаланга молодых энергичных преподавателей во главе со своим директором близко сроднилась со школой и радеет о её процветании.
Почти все роды искусства представлены здесь. Живопись, рисунок пером и углём. Акварель, графика, майолика, фарфор, резьба по дереву, скульптура, художественные ткани, ковры.

Самый слабый отдел - живопись. Трудно указать этюд, где был бы схвачен тон тела. Все эти бородатые натурщики написаны претенциозно, с ка-кими-то импрессионистическими попытками, но искренности и правды мало.
Очень жаль, тем более, [что] во главе классов стоит чуткий, культурный живописец Бобровский.

Рисунок тела значительно выше живописи. С удовольствием смотрится класс Ционглинского. Не каждый ученик Академии передаст углём модель в такой строгой и вместе чуждой кропотливости грамотности, как это сделали г-жа Вехтерштейн со своей женской моделью и княжна Бебутова со своим не-благодарным, в смысле форм, бородатым натурщиком. Что-то определённое, чисто мужское, в эскизных, уверенно и сильно взятых линиях Бебутовой.
Вехтерштейн - гордость школы. Её посылают за границу. Да и нельзя не послать. Слишком яркое определившееся дарование. Дарование весьма разностороннее.

От класса Ционглинского переходите к ученицам Билибина по графике. И там Вехтерштейн блещет своими стилизованными обложками, своими иллюстрациями к 'Мёртвым душам'. Какая осмысленная и вдумчивая твёрдость в этих рисунках пером: композиция 'Чичиков в гостях у Коробочки' так и переносит в помещичью усадьбу тридцатых годов.
Но ещё удачней представлена упомянутая ученица у академика Самокиша. В этих смелых, напоминающих Джипсона, рисунках пером чувствуется почти законченный мастер. Очень похож портрет Самокиша, нарисованный молодой художницей. Много изящества в тонкой работе пером и в затейливых, изысканно-салонных, nature-mort"ax, которые с таким вкусом умеет ставить Самокиш.
Если мы вернёмся в класс графики, нельзя не сказать про г-жу Лебедеву. Производит впечатление голова Медузы, с целым кошмаром переплетающихся змей.

В головном классе Бухгольца отличается Красовский. Профаны думают, что рисовать с гипса нетрудно, и дальше посредственности такие рисунки идти не могут. Но бывает Рисунок и рисунок. Талантливый человек может дать такой чарующий рисунок головы какого-нибудь гипсового Гермеса и Люция Вера, что залюбуешься и пожелаешь иметь его у себя на стене.
Таков и Красовский. Это уже артист. Он сделал tour de force*, на который способен далеко не всякий. Скупо, чуть-чуть, тронул он мелом кой-где жёлтый картон, и классическая голова юного красавца лепится и живёт какой-то странной жизнью.

Роот, серьёзно изучивший майолику и написавший о ней целый том, щегольнул своим классом.
В этих урнах и вазах, помимо впечатления художественных форм, есть и настроение, и живопись. Некоторые переливают такими горячими гаммами, перламутровыми, радужными, коричневыми.
Белый упругий фарфор нежно покрыт стилизованными цветами, орнаментом, фигурами.

Область прикладного искусства следует закончить коврами и тканями. Вот небрежно спускается с высоких перил ковёр в таких ласкающих и спокойных тонах. Так гармонично вяжется золото с розовым, жёлтым и серым тонами.
В заключение укажем акварельный класс Писемского, учеников и учениц Химоны по nature mort-ной живописи и класс Эберлинга - рисунки с человеческой натуры.

Целые щиты увешаны стилизованными цветами - работа незаметная, но, в смысле кропотливости, египетская.
Вот не может похвастать отчётом своего скульптурного класса Андреолетти. Что-то бесцветное и вялое, тягучее.
Люди производят впечатление вылепленных не из глины, а из ваты или какого-нибудь другого материала в этом же роде.
В общем, выставка имеет интерес не только педагогический, но и общий. И тем, кто заботится об эстетике своего очага и желает украсить его чем-нибудь художественным и вместе скромным по цене, тем мы особенно рекомендуем посетить эту выставку.

Н. Брешко.-Брешковский.

Биржевые ведомости. 1909. 19 мая / 1 июня. Вечерний выпуск. ? 11112. С. 5.
________________________________________________________________



27 мая 1909 г. СПб.
Художественные новости

Инспектором художественно-промышленных мастерских императорского Общества поощрения художеств назначен письмоводитель и заведующий домами Общества художник А.Ф. Белый. Это очень дельный и образованный человек, вдумчивый и серьёзный художник-педагог. Надо думать, что художественно-промышленные мастерские Общества поощрения художеств под его руководством будут развиваться гораздо интенсивнее, чем при прежнем инспекторе не-художнике. Общее руководство за мастерскими остаётся за директором Рисовальной школы Общества художников Н. Рерихом. Было бы весьма желательно, чтобы новый инспектор обратил как можно больше внимания на декоративно-лепные мастерские и поднял их на должную высоту.

Слово. 1909. 27 мая / 9 июня. ? 808. С. 5.
______________________________________
**************************************************************************************

ИЮНЬ

14 июня 1909.
Хроника

ПАРИЖСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
(Беседа с артистом и режиссёром А.А. Саниным)

А.А. Санин только что вернулся из Парижа, где, как известно, своими постановкам и сцен в операх в театре Шатле, где гастролировали русские оперные и балетные труппы, привёл в шумный восторг избалованных зрелищами парижан, почувствовавших в этих постановках нечто стихийное, какую-то не знакомую им силу творчества.

Интересно было услышать от него самого о тех впечатлениях, которые он вынес от русских спектаклей в Париже, об отношении к ним публики, прессы и артистического мира, о приёмах и об успехе. [:]

Блеснули перед парижанами, вызвав множество самых лестных похвал, и наши художники-декораторы гг. Рерих, Бакст, Стеллецкий, Бенуа, Головин, Коровин:

Петербургская газета. 1909. 14 июня. ? 160. Воскресенье.
*****************************************************************************


14 Июня 1909 г.
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Открытое письмо Общины Св. Евгении - ч/б илл. картины: М. Х. Аладжалов. Провинциальный город.
На штемпеле дата: <нрзб.> вокзал. 14.6.09.
_________

Николаевская жел. дор.
Станция Академическая. Имение Берёзка
Евб. Елене Ивановне Рерих
_________________________
:
Под воскресенье II класс был набит, пришлось перейти в первый. Билет до Смоленска 15 руб. Вышли размеры церкви в моих бумагах в шифоньере, где был паспорт в конверте.
Сейчас сажусь в Смоленск. Всё хорошо. Целую
Н. Р.

Размеры за подписью Иогансена.
Погода дождливая.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/290, 1 л.
________________________________


[14, 15 июня 1909 г. Смоленск - Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Милый и дорогой Мисик, еду хорошо. Подорожная была нелишняя, так как в Вязьме только успел пересесть. В 5 час. приезжаю в Смоленск. Конверт со сведениями лежал в ящике, где паспорта и пр. из моего кармана из города.
__________
Понед. Утро
Доехал очень хорошо. Погода дождлива. Всё по-прежнему. Из приезжих только Базанкур.
Княгиня теперь здорова и выглядит хорошо и бодро. Приготовлены две раскопки курганов. Сейчас проспал до 10 час. и иду пить чай. Вас[илий]
Алекс[андрович] (ужасно милый) много рассказ[ывал] - о чудесах молочного лечения. Теперь за границей воды оставляют как только временное пособие.
Пиши как у Тебя всё.
Целую крепко, крепко.

Что Юрик и Светка?

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/191, 2 л.
________________________________


[16 -17 Июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Вторник
Милый и дорогой Мисик, знаешь ли, Твоё письмо от Пятницы дошло сюда лишь во вторник к вечеру. Сегодня раз 5 принимался идти дождь; недалеко был град.
Но всё-таки листва здесь хорошая. Невольно несколько раз сегодня обращал на неё внимание.
Завтра едем за 6 вёрст раскопать курганы.
Сегодня были во Флёнове. Церковь очень интересна по живописным плоскостям. Купол и абсида имеют удивительно сочные линии. И Мария
Кл[авдиевна] и Екат[ерина] Конст[антиновна] - обе имеют весёлый вид. Чувствуется, что Талашкино опять живёт нормальною жизнью. Пиши, мой миленький Мисик, что у Тебя хорошего. Что ребятишки? Здесь есть маленькая белая ослица и пони.
Целую очень крепко.
________________________________
Среда, утро
Опять дождливо. Не знаю, можно ли ехать на курганы.
Вспоминаю о калошах.
Ожидаю писем. Ещё раз крепко целую милого Мися.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/194, 1 л.
________________________________


[17 июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Милый мой Мисик.
Здесь какой-то потоп от ливней. Сегодня начали раскопку курганов. Завтра придётся кончать.

Очень жду присылки размеров квад. арш. Это нужно мне.
Хотя и дожди, но листва здесь пышная. Кудрявится друг друга заслоняет, даже не рассмотришь в этой путанице листвы рисунка, но чувствуется что-то сильное.
Покос ещё не могут начать, так залило.

Сейчас вечер, Среда, а от Тебя ещё нет ни одного письма. Впрочем, сюда письма идут 4 дня. Неужели и к Тебе мои письма идут так далеко. Завтра утром едем во Флёново. Послезавтра - в Гнёздово копать.
Не знаю, успеют ли к будущей весне подготовить церковь холстами. Чтобы кончить в 4 года необходимо начать в будущем году.

В Москве я думаю всё-таки остановиться на "Боярском Дворе".
Как-то у Тебя всё?
Целую крепко и очень жду писем.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/190, 1 л.
_______________________________


ПИСЬМО Е.И. Рерих к Н.К. Рериху.
18 Июня 1909.

Дорогой Май!
Надеюсь, ты получил моё первое письмо. Посылаю тебе открытку Зарубина.
Хорошо, что мы надумали ехать в Ярославль, может быть, в последний раз увидим фрески в настоящем их виде. Вчера получила письмо от некого А. Алкина - пишет, что церковь Николы Мокрого снаружи начали красить жёлтой масляной краской, обращался к местной Архивной комиссии, но безуспешно. Церковь эта находится в ведении местного фанагорийского
<:>. Также послал телеграмму в Петерб. Имп. Арх[еологическую] ком[иссию], и просит и тебя воздействовать на кого-нибудь для сохранения красоты памятника. Адрес его: Ярославль Рождественская, 45. Есть также письмо от Быковой - ждёт тебя от 20 до 29 июня, т.е. после 1-го июля уезжает. Картин своих никому не показывала и совершенно полагается на твою оценку.

Не можешь ли ты мне сообщить верный Володин адрес? Послала ему письмо и написала только "Мордово Тамбовской губ." и, может быть, что адрес окажется чересчур лаконичным и мои труды на 4-х стр. пропадут даром!!
От Мамаши не имею ещё ответа - пожалуй, не дождусь.

У нас всё идёт отлично и погода стоит хорошая. Завтра мама и mademoiselle едут в Бологое. По некоторым данным заключаю, что мама собирается изменить своему слову относительно покупок игрушек.

Да, чуть не забыла тебе написать - наш унтер-офицер набрал стрелок штук 30, столько же ножичков и фунт[ов] 15 скребков и черепков. Просим выслать ему 3 р. 30 к. в уплату собиральщикам. 18 июня пойдёт на Хвощинское озеро, обойдёт кругом и всё найденное мне пришлёт, либо сами доставит.

В какой местности будете раскапывать курган? Не тот ли, что мы с тобой копали? Большие или маленькие? Пиши, кто теперь гостит в Талашкине? Что Ек[атерина] Конст[антиновна], всё тоже ли занимается хозяйством? Видел ли новые эмали княгини?

В газетах чего-либо касающееся тебя за эти дни не было. Одна заметка в 'Слове' относит. Общ[ества], что следовало бы богатому Общ[еству]
поощр[ения] худ[ожеств], в виду наболевшего вопроса о выставочн. помещений, не преследовать коммерческих целей, а предоставить бедным художникам своё помещение безвозмездно. Подписи не было.
Пиши почаще, передай, пожалуйста, мой привет Ек[атерине] Конст[антиновне] и Мар[ии] Клавд[иевне], а также и Василию Александровичу. Это правда, что он очень милый.

Недурно было бы, если бы поскорее приехал.
Целую - Лада

Сегодня, после того как уложили ребят, mademoiselle и я повезли маму на
лодке - труд был немалый! И сейчас чувствуется.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/289, 2 л.
________________________________


[20 Июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Суббота, 9 утра
Милый Мисик
Вчера, с 7 1/2 до 10 1/2 час. весь день провели в Гнёздове. Устал. Нашли немного, но хорош один орнаментиров[анный] топор. Сегодня опять дождь. Думаю выехать из Смоленска в Четверг вечером, на Москву Славянский Базар "Боярский Двор". Истрачу руб. 60-70.

Сегодня надо посвятить день церкви, а завтра опять с 7 утра до 10 вечера в Гнёздове, на лошадях. Сниму план домика школы, где княгиня думает сделать дачу. Дом немного на припёке, но, может быть, это и хорошо.

Письмо Твоё одно получил в Четверг, ожидаю сегодня второе. Очень рад, что ребята - Слава Богу.

Целую Тебя очень хорошо и крепко, и всех.
Иду пить чай. Помещаюсь я опять в мастерской, где и прошлый год.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/193, 1 л.
________________________________


21 июня [1909 г.]
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Н.К.

Воскресенье 21-ое Июня
Дорогой Майчик!
Сегодня у меня праздник - приехал Андрей и привёз кремешков, есть
хорошие экземпляры, хотя и не очень много. Он ездил также на озеро Хвошню, но нашёл всего две стрелы и несколько черепков, говорит, что очень трудно брать по причине большой воды и крутых берегов. И, к сожалению, вода в этом озере никогда не усыхает. Стрелы ничем не отличаются, черепки же шире и толще, вроде Ключиневых.

Целый день сегодня разбирала их - есть очень славная вещица [дан рисунок], подобные нам уже попадались, но это сравнительно большая и очень хорошей отделки.

Затем пришёл один мужик с озера Тубос, принёс раков, я и вспомнила, что мы с тобой ездили как-то на Тубос, и на берегу и на пашнях видели много кремней - показала ему стрелку и скребок, говорит, что у них не много, а попадаются, и сейчас в озере небывалая малая вода, и продержится не долго, ибо озеро хотят упразднить. Сообщил ещё одно интересное сведение: на том же Тубосе против деревни Еванково на крестьянской земле есть курганы маленькие, говорит, очень аккуратные и обложенные камнями. Из некоторых высыпаются какие-то разноцветные и плоские, вроде пятаков, круглешки. Я просила принести мне их показать. Как ты думаешь, что бы это могло быть? А вдруг янтари? Находил же ты их в Боровичах. Надо будет съездить показать. Пожалуй, это письмо будет последним, если они сюда доходят лишь на 4-й день.

По-видимому, тебе очень нравится природа в Талашкине, насколько я помню, она, правда, очень пышная и красивая, но я во всём даже в листве люблю более определённые контуры.

У нас сейчас гостит Маня Кутузова, мама захватила её с собою из Бологого.
От твоих нет никаких известий, и два дня как не получаю письма на твоё имя.
Передай мой привет Марии Клавдиевне и Ек. Конст. Избалуют они тебя за эту неделю.

На этих днях поеду в Бологое, надо навестить новую племянницу и больную Златочку, она всё ещё плоха, бедняжка. В Августе тётя Дуся пошлёт её в Крым.

У нас все здоровы. Целую крепко
Лада

Светкина любовь ко всему живому простирается и на дождевых червей - улиток и пр. мерзостей. Набрал этих гадостей целую массу, все ведёрки и банки занял этой коллекцией, и не позволяет выбрасывать, приходится делать это потихоньку.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/192, 2 л.
_______________________________



[22 Июня 1909 г. Талашкино]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Понедельник, 8 утра
Милый и дорогой Мисик, получил Твоё славное письмо; вижу, что у Тебя всё хорошо. Слава Богу! Выезжаю в Четверг вечером на Москву (Боярский Двор). О выезде дам телеграмму.

Вчера целый день были около Гнёздова, на двух городищах, вблизи курганов, кот. мы раскапывали. На берегу Днепра чудные места. Княгиня была в восторге. Но дождь выгнал нас раньше вечера.

Сегодня у нас заседание по храму, чтобы всё хорошо кончить, надо установить полную планомерность.
Целую крепко.

Нашли вещи не очень много, но есть отличный топорик, стрелы и горшки с
клеймами.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/195, 1 л.
________________________________

*******************************************************************