Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1914 г.
(июнь - август)
********************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ИЮНЬ
Хроника. Художественные вести (Речь. 7 июня 1914. ? 152.)
ПИСЬМО А.П. Иванова к Рериху Н.К. (7 июня [1914 г.])
Хроника. Археологическая экскурсия. (11 июня 1914 г. Москва)
Хроника. Археологические раскопки (14 июня 1914 г. Москва
Н.К. Рерих. ДОСТИЖЕНИЯ (Русское слово. 14 июня 1914 г.)
ПИСЬМО А.П. Иванова к Рериху Н.К. (24 июня 1914 г.)
ПИСЬМО А. Санина к Рериху Н.К. (Конец июня 1914 г.)
ПИСЬМО В. Фролова к Рериху Н.К. (30 июня 1914 г.)

ИЮЛЬ
ПИСЬМО барона Сталя к Рериху Н.К. (2 июля 1914 г.)
ПИСЬМО
ПИСЬМО Б.К. Рериха к Рериху Н.К. (14 июля 1914 г.)
ПИСЬМО Б.К. Рериха к Рерих Н.К. и Е.И. (24 июля 1914 г.)
Н.К. Рерих. ПАМЯТНИК Св. ОЛЬГЕ (1914 г.)

АВГУСТ
ПИСЬМО В. Фролова к Рериху Н.К. (8 августа 1914 г. СПб.)
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (10 августа 1914 г. Москва)
Н.К. Рерих ЛУВЕН СОЖЖЁН (20 августа 1914 г.)
Н.К. Рерих НАШ ПУТЬ (28 августа 1914 г.)
Хроника (30 августа 1914 г.)
Н.К. Рерих НОВОЕ ВАРВАРСТВО (31 августа 1914 г.)

********************************************************************************

ИЮНЬ

7 июня 1914 г. Петроград.
ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕСТИ

Отношения между Академией художеств и рисовальной школой Общества поощрения художеств обостряются. Два года тому назад академия постановила сократить выдаваемую школе субсидию с 4000 р. До 3000 руб. в год. При назначении субсидии на текущий год Академия художеств, согласно предложению Е.А. Сабанеева, поставила условие, чтобы Общество поощрения художеств на будущее время при возбуждении ходатайства о назначении субсидии представило подробную смету прихода и расхода наступающего года, а также отчёт школы за истекший год. Постановление это принято ввиду того, что такие же сведения представляют все провинциальные художественные школы, находящиеся в ведении Академии и ею же субсидируемые. Общество же поощрения художеств полагает, что требования Академии является излишней формальностью, так как деятельность рисовальной школы, во главе которой стоит акад. Н.К. Рерих, всем хорошо известна. Сообщают, что Общество поощрения художеств предполагает отказаться от получаемой им от Академии субсидии.

Речь. 1914. 7/20 июня. ? 152. С. 5.
_______________________________


7июня, б/д. [1914 г.]
ПИСЬМО А.П. Иванова к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович,
К сожалению, не могу собою похвастаться. Уже 10 дней, как нездоров, и хотя
всё время на ногах, выходил и ездил на дачу, состояние отвратительное. Я подцепил жестокую простуду, сильнейший кашель и насморк, повышенную температуру. Эта штука при ближайшем рассмотрении оказалась весьма глубоким и <упорным> бронхитом, и я одно время опасался, нет ли у меня чего-нибудь сходного с последней Вашей болезнью.

Письмо от Вас я получил прошлую среду и хотел тотчас же отвечать, но получил тут же известие от жены, что та сильно заболела. (Было у неё, должно быть, отравление сморчками). Я немедленно поскакал после этого в Финляндию, где нахожусь и теперь. Нужно здесь высидеть пока не оправлюсь.

Я очень был рад, узнав, что по прочтению всего <ремингтона> Вы сами ничего не нашли в нём поддающегося серьёзному сокращению. Тем не менее, в 2-х первых главах я кое-что выпущу, и в археологических местах, и в некоторых других. Я уже начал эти <выправки>, но так как отъезд в Финляндию был таким внезапным, что я и домой не успел забежать, то теперь сижу здесь без <ремингтона>, и <надеюсь>, пока что, продолжать VII главу. Работа при нездоровье плохо клеется, но думаю, что через несколько дней я оправлюсь по-настоящему.

Как подвигается Ваша поправка? Надеюсь, что хорошо; серьёзный признак чего вижу в том, что у Вас складываются уже новые картины. Бог Вам в помощь.

Ваш А.Иванов
7 Июня

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/811, 2 л.
________________________________


11 июня 1914 г. Москва

АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСКУРСИЯ
Вчера прибыла в Москву группа преподавателей и слушателей Археологического института во главе с директором его А.И. Успенским. Экскурсия выехала из Москвы 28 мая и проделала следующий маршрут: Ростов-Ярославский, Ярославль, Кострома, Нижний, Владимир, Москва, Смоленск и Витебск. Главной целью экскурсии был осмотр памятников старины и производство археологических раскопок.
В Ростове-Ярославском и Костроме экскурсанты детально ознакомились с древними храмами и другими памятниками церковной старины. Кроме того, близ Ярославля, Витебска (платф. Свеницкого) и Смоленска (станц. 'Гнездово') экскур-сантами были произведены раскопки курганов и 'городищ'. Последние, за исключением обнаружения нескольких мест трупосожжений, сколько-нибудь ценных результатов не дали. В разрытых экскурсантами, витебских курганов было найдено всего лишь несколько бус, ножичек и др. предметы для украшения и домашнего обихода, которые отнесены к XI веку.
Зато наиболее успешными по полученным результатами оказались, произве-дённые по предложению Нижегородской архивной комиссии, раскопки песчаной дюны на берегу старого русла реки Оки. Ещё в 1912 году здесь было найдено много предметов, относимых к доисторическим эпохам. Поэтому с особенным рвением приступили экскурсанты к предложенным нижегородской архивной комиссией работам.
Раскопки дали блестящие результаты. Экскурсантами был раскопан могильник переходной эпохи, на границе бронзового и каменного веков. Найдено много каменных предметов, глиняных горшков и 16 бронзовых предметы Гольштадской культуры. Орнаментации на всех этих предметах выполнены чрезвычайно тонко и изящно. Особенно красив бронзовый кинжал с рукояткой в виде головы лося и чрезвычайно стильным рисунком. Вся эта коллекция имеет большую археологическую ценность. Экскурсия, таким образом, может считаться удавшейся. Раскопками заведовал преподаватель Археологического института К.Д. Трофимов. Кроме слушателей института и упомянутых лиц, в экскурсии принимали участие кн. М.К. Тенишева и художник Н.К. Рерих.

Утро России (Москва). 1914. 11 июня. ? 133. С. 4.
__________________________________________



14 июня 1914 г. Москва
Экскурсия Археологического института

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ

Совершавшая двухнедельную экскурсию по центральным губерниям группа бывших и настоящих слушателей Моск. Археологического института и его провинциальных отделений 7 июня прибыла в Смоленск и после беглого осмотра музея кн. Тенишевой выехала в составе около 50 человек по Риго-Орловской ж. дор. К месту нахождения знаменитых Гнёздовских курганов и городищ. Здесь вблизи деревня Гнёздово на крестьянских и частных владельцев землях, недалеко от Днепра, сосредточено около 1500 курганов. Громадная площадь, занимаемая ими, в большинстве поросла лесом, и вследствие этого курганы остались нетронутыми, несмотря на хищнические попытки крестьян, доморощенных археологов и просто любопытных. О существовании этих таинственных курганов знает вся округа и рассказывает много различных преданий. Старожилы-крестьяне рассказывают о находках богатств в виде горшков с монетами, костей, предметов вооружения, утвари и т.д. Научные раскопки производились здесь не систематически, давно, и в музее кн. Тенишевой имеется много найденных урн и др. предметов древнего быта скандинавского происхождения.

Под руководством учёного археолога К.Д. Трофимова в Гнёздовском лесу были разрыты при непосредственном участии экскурсантов два кургана. Обнаружены некоторые признаки трупосожжения, а отсутствие в одном из них каких-либо предметов, костей и пепла подтверждают мнение учёных, что курганы насыпались иногда в память людей, убитых или умерших не на родине. Таким образом, раскопки многих Гнёздовских курганов могут и не дать никаких результатов в смысле нахождения древних предметов.
На раскопках под Смоленском присутствовали кн. М.К. Тенишева, директор Московского Археологического института А.И. Успенский, смотритель Смоленского духовного училища г. Лавровский, художник Н.К. Рерих и много смолян, интересующихся стариной своего края.

8 июня экскурсанты производили раскопки под Витебском, близ платформы Свеницкого. Здесь были найдены бусы, ножички и другие предметы, относящиеся к XI веку.

Московские ведомости. 1914. 14/27 июня. ? 137. С. 3.
_______________________________________________


"Русское слово". 14 июня 1914 г.
ДОСТИЖЕНИЯ

Пишут. Сообщают.
Пастушонки нашли пещеры с фресками, а от пещер идут подземные ходы. В старой турецкой крепости открыта комната, полная цветных изразцов. Из косогора сами вылезли кости какого-то особенного животного, породы плезиозавра.

Выпахан клад арабских монет в серебряной чаше. По бокам чаши - охота на вепря. При торфяных работах вскрыты костяные орудия.
Спускалась к реке баба - споткнулась о сасанидское блюдо. Там же были три серебряных обруча и чашечка.
Собака объездчика вырыла в барсучьем бугре череп, а при черепе - серьга с птичками из эмали.
Для печной трубы отбивали штукатурку в церкви и обнаружили фрески.

Много разных известий. Всё случайно. Всё само в руки далось. Каждый сообщает по-своему, в пределах своих знаний. Слышатся или простодушие, или гордость, или удивление.

Летом, солнцем согретые, поверьте. Загоритесь протянуть руку. Взять кусок красоты, раздаваемой без счёта.
В нашу обыденную видимость, в наши будни может войти что-то чудесное, веками освящённое, всегда радостное.
И входит. Хотя и с трудом, но подлинное, новое понимание красоты входит в жизнь нашу.
Пошли по забытым путям. Вышли многие руководящие культурные издания. Оценены справедливо, разбираются охотно. Мелкие споры уступают дружному изучению.

'Старые Годы', 'Русская Икона', 'София', 'История живописи' Бенуа, 'История русского искусства' Грабаря... Сколько их! Сколько заботливости, и обдуманности, и любви!
В каждом доме одно из хороших изданий должно находится. К этому идёт.
Молодёжь в складчину, на скудные копейки, стремится выписать хорошую книгу. Трогательно. Заманчиво.

Даже повседневные журналы расширили круг понимания искусства. Поняли. Собираются коллекции. Появляется, вернее - возобновляется благородный обычай жертвовать прекрасные вещи в общее пользование.

Школы искусства заполнены. Это уже не мода. Только искреннее массовое устремление может создать такое наполнение. Аудитории лекций об искусстве, аудитории археологических институтов, которые поживее, вроде московского, полны.

Сознательное поколение обернулось к искусству, к живой древности. Но не только старшие вспомнили о красоте, о самопознании. Устремление пошло глубже.

Средняя школа, с младших ступеней, задумалась над тем, что ещё недавно оставалось откинутым. Считалось смешным.
Созданное для смысла жизни, для красоты входит в кругозор младших школьников.
Это уже победа! Очарование перейдёт в жизнь.

Очень радуюсь. Смотрю на книжечку. Мы с вами таких книг не видели. Появиться она могла только теперь,
'Учебно-вспомогательные учреждения гимназии и реального училища К.И. Мая, под редакцией директора А.Л. Литовского. I. Исторический кабинет."
Я давно знаю светлую работу Александра Лаврентьевича Литовского и радуюсь, что именно он руководит в новых завоеваниях средней школы в области истории и искусства.

Посмотрите книжечку. Посмотрите, чем вооружает гимназия своих питомцев с первых ступеней сознательного кругозора.
Все лучшие издания налицо. Все вспомогательные таблицы. Воспроизведения картин лучших художников. Живое единение древности с современным искусством.

Заботливо вливаются в художественную обстановку личные работы учеников. Лепка. Рисунки. Воображаю, сколько радости малышам прилагать и своё умение к такому строительству.
Кроме изданий, картин и моделей, при кабинете свой музейчик подлинных вещей.

Эту сторону кабинета можно развивать ещё обширнее. Если каждый ученик принесёт хоть по одному предмету искусства и старины - сколько сот вещей сразу прибавится! А ученики понесут. Каждому интересно оставить хоть одну вещь на общую пользу и радость.

Сами принесут. Сами научатся живо и точно описать вещь и охранить её прочно.
Живое дело. Нас не подпускали к нему. Перед молодёжью новые пути. Этими путями обновится вся жизнь, и надо всеми силами помочь средней школе наилучшими мерами расширить задачи, которые поведут к завоеваниям прекрасным.

Радуюсь я движению средней школы и потому, что, сходя до малых, захватывая широкий круг, изучение искусства и древности выйдет за пределы чего-то особенного, за пределы патриотизма и национализма и перейдёт, подобно обычной грамотности, в широкую область чувств и знаний общечеловеческих.
Перейдёт к мудрой, спокойной оценке и радости.

Пока значение искусства укрепится, если кто скажет, что во имя искусства упрекают его и злословят, скажем:
Разве враждующие могут помешать радоваться, работать, творить? Помешать знать и творить не может никто.

'Русское Слово'. 14 Июня 1914 г.
_____________________________


24 июня 1914 г.
ПИСЬМО А.П.Иванова к Рериху Н.К.

Дорогой
Николай Константинович,

Знакома ли Вам фамилия Бабенчиков? На днях он позвонил ко мне по телефону, назвавшись заведующим мастерской Бурковской. Так как он сказался ещё служащим у нас в Департаменте, то разговор по телефону привёл к личному свиданию в служебное время. Ему понадобился от меня исправленный список картин Врубеля, список произведений Рериха, а, если можно, то и Нестерова(?!). Рериховский список ему нужен тот, что составлен Слепцовым. Он прибавил, что Бутковская получила от Вас согласие, чтобы я передал его ей. Но ведь список-то этот в настоящее время у Вас. Поэтому я обещал Бабенчикову написать Вам об его просьбе. Полагаю что на Ваше усмотрение; думаю что (насколько это касается меня лично) послать список ему можно. Но представьте себе, вот наивный народ! Узнав, что этот список у Вас, он кричал, чтобы я дал ему свой собственный, 'так как он знает, что я работаю над Рерихом для Грабаря!' Одним словом, якобы хотят получить готовенькое.

Конечно, своего списка я им не дам; ведь выражаясь высоким слогом "он является собственностью Грабаря. И что за зуд такой, норовит, чтоб непременно о каждом из художников появлялось одновременно 2 монографии, одна побольше, другая поменьше. Я его спрашивал, зачем им, собственно подробный список. Оказывается и у них выходит целая о Вас монография. Сперва предполагался ряд иллюстрационных к Вашим вещам сказочек Ремизова с вступительной статьёй Ивайлова, но Ремизов в Риме, от него ничего нельзя теперь добиться; и вот остановились на монографии.

Николай Константинович Вам просьба:
1) В каком духе иллюстрации к Руслану и Людмиле? мне никогда не приходилось их видеть. В обычном ли для Вас реальном стиле, как Вы трактуете вообще язычную славянщину, или введён какой-нибудь сказочный особый элемент? Сильно ли развит пейзаж в 'Голове'; что изображает 'Финал'????. В пятой главе эти иллюстрации как-то оказались без места, а я обязательно хочу упомянуть о них, и мне нужно о них какое-нибудь представление, чтобы решить в какое место главы их вложить.
Для той же цели нужно мне ещё знать:
2) 'На мосту стояла старица:' виден ли в глубине Новгород, например Св. София иль кремль?
3) Какого рода город на 'Ночном пейзаже' Макаренко, языческий или нет? 4) 'Зелье' Под ландшафт утренний (кажется Вы говорили, что хотели выразить там осенний утренник с инеем)? Город или село? Видны ли церкви?
5) 'Дозор' (место) Кто и что изображено?
6) Принадлежит ли 'Колдун с языками пламени' к группе 'Гаданий <Ка:..>?

На эти вопросы ответьте, если есть время; но можно и подождать. Глава всё ещё не кончена. Пишу каждый вечер усердно, но таю от жары. Когда-то она кончится? Под Петербургом на сто вёрст в окружности от засухи горит торф; день и ночь валит вонючий дым. Как у Вас в Талашкине?

Всего хорошего. Завтра придётся мне отшивать Бабенчикова.
Ваш А.Иванов
24/VI 1914.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/809, 2 л.
____________________________



[Конец июня 1914 г.]
Письмо А. А. Санина к Рериху Н.К.

Дорогой Николаша!
Получил письмо твоё. Сердечно благодарю тебя, крепко целую тебя за него. Я ещё послал тебе на Петербург открытку о судьбе Твоего 'Игоря'. Сейчас для меня уже сезон кончен. Поставил и 'Майскую' и 'Хованщину' - весь цикл завершён. Но спектакли пойдут до 12 Июля нашего стиля.

Я же совсем разбит, и уезжаю в эту субботу, 11-го нового стиля в Мариенбад, (Villa Metropole), где уже находится жена моя и сестра. Там передохну, 'углекисло' покупаюсь, и к Августу, в Москву, на работу. Сейчас на свободе ещё хочется сказать Тебе, богатырь, несколько слов. Конечно, на нашей 'кухне' не всё ладно, остались и разочарования и досада, и даже, порой злость. Но надо же отвлечься, посмотреть на дело шире, с высоты орлиного взмаха. Не преувеличиваю Тебе, говорю: громадное и культурное дело вершится.

Я всё думаю: в 12-ом веке мы ходили ещё на Половцев, а сейчас учим, покоряем, буквально, покоряем Европу. Англия вся довольная, богатая, благополучная, ушедшая вся в технику (у них уже и утюги и щётки в домах - электрические), живёт без тоски, хотений, красок, музыки, поэзии. А наша жизнь, наоборот, не краска, но искусство молодо, ярко, самобытно, двигает весь мир. Гордая Англия обеднела. Из страны Достоевского и Толстого пришёл ещё совсем молодой народ, принёс свой гений, пришёл со своей 'нотой', глубоко выстраданной, тоскующей, страстной, алкающей, вздымающейся до голубого неба, пришёл с честным, открытым лицом, и стал искать перед изумлённой толпой бриттов своего Бога, стал его искать стихийно, могуче. Искусство наше потому велико, что оно нравственно, высоко человечно. С этой стороны к душе англичан ещё никто не стучался.

Гореть, искать, возноситься и падать, всё это по-ихнему 'шокинг', а у нас так сложились судьбы 'духа', всего исторического процесса жизни. Англичане это поняли, почувствовали, 'сердце сердцу весть подало'. На спектаклях оперы такой подъём, рёв и стон - будто ты где-то на концерте студентов в Харькове или Полтаве.

Вот в самых кратких чертах те итоги идейного и психологического порядка, с которыми я сейчас покидаю Лондон. Думаю в последние минуты о Тебе, о Твоём искусстве, о Твоих задачах, о Твоей влюблённости в наше прошлое, историю, о Твоих иконах и картинах - горячо и нежно, с любовью целую Тебя много, много раз.

Сердечный привет и милой жене твоей. Если ты в Мариенбад мне что-либо напишешь, крайне обрадуешь любящего Тебя искренне, и всецело тебе преданного
Санин.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1283, 2 л.
_________________________________



30 Июня 1914 г.
ПИСЬМО В. Фролова к Н.К. Рериху.

Дорогой Николай Константинович.
Мастера для заделки швов мозаики отправил в субботу, рассчитывал ещё одного отправить из Москвы, где был я на днях, но из-за болезни его пришлось на несколько дней задержать отправкой в Смоленск, куда он выедет на ближайших днях.

Получил твои письма и, по поводу первого письма был в Москве у Щусева, свёз ему Св. Николая Ч[удотворца], который ему очень понравился, и он обещал показать этот рисунок Великой Княгине, и через нас провести вопрос об мозаиках для Бори. - О результатах он, вероятно, сам тебя известит.
По вопросу затемнений швов цементных в образе Спаса, хочу предложить и попробовать ещё один приём, для чего и приеду в Смоленск около 20-25 июля сам, а пока мои мастера будут заделывать кромку и швы, а также переделают местами согласно твоим указаниям.

Пожелав тебе и супруге твоей всех благополучий, остаюсь преданным тебе
В. Фролов
30 Июня 1914.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1453, 2 л.

**********************************************************************************************


ИЮЛЬ

2 июля 1914 г.
Письмо Барона Сталя к Н.К. Рериху

ЗАВЕДЫВАЮЩИЙ ДВОРОМ
ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА
ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ
Петра Николаевича
______
Июля 2 дня 1914г.

Многоуважаемый Николай Константинович
В исполнение Вашей просьбы, выраженной в письме от 26 Июня сего года, посылаю Вам при сём, фотографию местности в Черногории. Фотография эта изображает вид, взятый с дороги в Бельведер на гору Ловчин. Гора Ловчин считается в Черногории Святой горой и с нею связано масса исторических событий, а потому для каждого Черногорца она представляет большой интерес. Мне кажется, что выполнив то, что Вы предполагаете и, поднеся это изображение, Вы доставите удовольствие Ея Императорскому Высочеству.
Очень буду рад, если исполнением столь огромной Вашей просьбы я мог Вам услужить.

Примите уважение в совершенном моём почтении и глубоком уважении.
Барон Сталь.

Отдел рукописей ГТГ ф.44/1316 1л.
_______________________________


3 июля 1914 г. Дугино
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

ПОЧТОВАЯ КАРТОЧКА
Николаю Константиновичу Рерих

Почтовый ящик ? 30. г. Смоленск
____________________________________________
На штемпелях даты: СМОЛЕНСК / 4.7.14. МОСКВА / 3.7.14.

Игорь Эммануилович Грабарь
Овчинников пер. д. Мещериной ? 26..

Дугино 3 июля 1914
После долгих 'изысканий' удалось установить, что собственницу множества скверных картинок, в числе коих найдётся 2-3 недурных, зовут княгиня Софья Васильевна Куракина (Набережная Храма Христа Спасителя, соб. дом). А затем действуй на здоровье. А об Иванове всё-таки ни слуху, ни духу.
Твой Игорь Грабарь.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/745, 1 л.
_______________________________


15 июля 1914 г.
ПИСЬМО Б.К. Рериха к Рериху Н.К.

Милый Коля
С делами войны весьма плохо - говорят сегодня опять всё свалилось.
Был у Зарубина. Он приветствует и кланяется. Заказали 200 экз. прав. Школы. Узнал у Сталя - рекомендует Тебе письмом. Почему-то от Министерства Торговли и Промышленности получено на 2315 руб. более чем в прошлом. Напиши Зарубину для чего это и почему.

Бутковской нет в городе - за границей. Сегодня увижусь с её заместителем и переговорю с ним.

Звонил Руманову, конечно он советует обождать и в панику не продавать.
Видел Долинского. Он делал крышу и штукатурку под роспись и больше ничего. Очевидно тут дело тёмное.

Скажи княжнам, что Долинский приедет или воскресенье или понедельник осмотреть церковь. Я писать им от себя не буду. Долинский говорит, что работал в <:аршове> подобные работы, но я этому не верю. Одним словом, посмотрим что будет и пускай делают, как хотят. Во всяком случае, давать такую работу Долинскому без контроля нельзя, да он и сам, кажется, не очень хочет её брать.

Доехал я прекрасно - всю дорогу дождь шёл. Пассажиров было 5 человек всего - все боятся.

Целую всех и благодарю. Передай всем остальным соответственные приветствия и в Талашкино также.
Твой Борис.

15 Июля 1914 г.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1199, 2 л.
_______________________________


24 июля 1914 г.
Письмо Рериха Б.К. к Рерих Н.К. и Е.И.

Дорогой Коля и Елена Ивановна.
Уж очень вы обеспокоились! Дело в том, что сейчас ничего делать банки не будут и весь вопрос, как в будущем урегулировать свои отношения к банкам - вот это вопрос. Т.к. весьма возможно, что после открытия операций начнутся, в виду обнищания наличности, продажи %% бумаг. Но
тут нужно иметь ввиду и внешние обстоятельства, т.е. что при помощи англичанина немцам изрядно накостыляют <выю >, да так и следует, потому зарвались чрезмерно и, следовательно, унылого настроения вряд ли нужно ожидать.

Сейчас большая битва у немцев с бельгийцами под Льежем. Ну вот! если будет, то напишу. Относительно денег можно только предполагать. Главное это то, что бумаги сейчас ничего не Стоят и Счастлив тот, кто имеет <налики>.

Целую крепко всех. Если немцы и придут в Питер, то голландцев отправлять никуда нельзя, т.к. и для пассажиров места нет. Но, я думаю, что ничего подобного быть не может. Поклон Талашкину.

Целую Борис
24 Июля 1914.

А посольство немцев вконец разнесли, присутствовал и я. Зрелище 16-го века - всё освещено и под страшный вой <> летят вещи из окоп с грохотом.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1200, 2л.
_________________________________


[июль - август] 1914 г.
ПАМЯТНИК СВ. ОЛЬГЕ

Собрались ставить во Пскове памятник княгине Ольге. Идут разговоры. Что важнее всего, имеются в наличности деньги. Дело оформилось, и можно о нём сказать.

При обсуждении подробностей памятника возникает масса трудных вопросов. Как решить, какой именно следует поставить памятник? На кого возложить ответственность? Кто поручится, что поблизости поэтичного Детинца не окажется пренеприятное сооружение? Кого призвать к исполнению? Которое место счесть лучшим для памятника?

Открывается бездна хлопотливых соображений; в результате, может быть, тихий, забытый Псков "украсится" посредственной фигурой. Вместо празднества произойдут скучные бесконечные нарекания.

Досадно, что предпринимается нечто трудно выполнимое в то время, когда в Пскове уже создался интересный памятник, драгоценный для города, типичный для края. Этот уже сложившийся памятник может быть посвящён св. Ольге.

Говорю об известных собраниях Плюшкина. О всём том, что собрано в сорокалетнем труде рукою псковича, спасшего многие вещи от уничтожения.
Несмотря на предметы малой ценности, которые неминуемо нередко попадают в частные собрания, в коллекциях Плюшкина имеются и прекрасные вещи. Из них может составиться целый отдел областного музея и то, что так спорно для приобретения в Петербурге, сейчас легко может остаться в Пскове.

Культурное дело древнехранилища имени св. Ольги вполне достойно дел первой княгини. Собранное Плюшкиным ценно именно для псковского края.
Начиная от первобытных древностей и кончая обиходными предметами из исчезающих домов псковского дворянства, всё складывает для зрителя поучительную картину, ценный документ. В таком собрании, сложенном самой жизнью без предвзятой идеи, можно установить любопытные наслоения русской областной жизни. Во всём богатстве развернётся перед исследователем пёстрый конгломерат достижений высокой утончённости и полуформенного детского лепета. Яркая русская картина.

Уже немецкие и английские предложения будто бы приближаются к собраниям Плюшкина, вывоз русских вещей за границу, может быть, опять становится возможным, к общему нашему смущению. Денег на приобретение собраний ждать нечего и тут же рядом будет лежать капитал для ольгинского памятника!

Памятники должны вполне отвечать сущности лица, которому они посвящены.

Разве может ответить широко думавшей княгине Ольге памятник-фигура, конечно, вовсе не схожая с оригиналом? Только памятник-музей, который в будущем запечатлеет всю жизнь родного края, может быть достойным памяти св. Ольги.
 
  
 

Н.К. Рерих. Св. Ольга. 1915. Эскиз росписи.

Памятник-музей приличествует св. Ольге, собирательнице земли. Музей трудно собрать, и надо думать, само время подготовило такой памятник во Пскове. Подумайте и решите!

Н.К. Рерих. Собрание сочинений. Кн. 1. 1914 г.
_________________________________________


АВГУСТ

8 Августа 1914 г. С.-Петербург
ПИСЬМО Фролова В. к Рериху Н.К. ()

С Петербург
8 Августа 1914 г.

Дорогой Николай Константинович,
В настоящее время добраться до Смоленска почти невозможно, или сопряжено, как я узнал, с громадными неудобствами, а потому я, получил от моего мастера уведомление об окончании заделки швов, хочу обратиться к тебе с большой просьбой: своими указаниями помочь им привести мозаику в надлежащий вид. Я писал уже ему, о том, чтобы они все твои указания привели в исполнение, промыли бы хорошенько мозаику и притёрли бы краской. Эмалевая краска - средство, которое я применял неоднократно, и в случаях, когда мозаика сухая (как в данном) даёт очень приличные результаты.

Этим путём ты предоставишь лишь возможность не ехать в Смоленск, что для меня в настоящий момент очень важно, так как брат Павел уехал на войну и на меня навалилась куча дел, которые обыкновенно меня не касались.

Я надеюсь, что ты признаешь, что только обстоятельство военного времени заставляют меня обеспокоить тебя вышеозначенной просьбой.

Мой нижайший привет твоей супруге
Остаюсь искренно преданным В. Фролов

Отдел рукописей ГТГ, 44/1452, 1 л.
_______________________________


10 августа 1914 г. Москва
Письмо Щусева А.В. к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
От <Бернадского> я ничего не слышал о вашей телеграмме, к тому же теперь заведывает делами вокзала инженер Безобразов (Сергей Владимирович), который имеет контору у нас на вокзале, но я думаю, и он ничего не поделает без официального представителя Вашего Эскиза, т.к. у них дело идёт по инстанциям. Мекк едва вырвался из Германии и через Стокгольм приехал.
Дела по вокзалу идут, хотя и не полным, но всё-таки 'ходом', настроение у всех нервное, но вокзал для дороги вещь сравнит. небольшая, а потому его не очень урезывают.

Позабирали у нас много народу, хотя у меня лично в мастерской ещё никого. В П[етербур]-г я не ездил т.к. он мне даже неприятен своей неметчиной. Все эти Вейнеры и пр. и есть те угнетатели, против котор. приходится бороться; и б. может теперь выяснится, наконец, и оценится нечто и наше. Конечно, я говорю только о любви к своему, которое у нас особенно в П-ге любят заплёвывать.
По разработке вокзала я многое выяснил в худож. отношении, приступил к облицовке частей камнем.

Итак, ждём Вас.
Преданный А.Щусев.
10 Авг. 1914.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1526, 1 л.
_________________________________
#remsobor1#
"Русское слово" (Москва). 20 августа 1914 г.
ЛУВЕН СОЖЖЁН

Простите, если в эти дни я ещё произношу слово искусство.
Но послушайте!
Лувен сожжён. Варварское войско уничтожило прекрасные предметы всемирного значения!
И не только армию винить надо. Теперь уже все знают, что немцы дики.

Теперь уже пора вспомнить так кичившейся "культурной" Германии.
Надо вспомнить тех людей, которые в Германии называли себя любителями и хранителями искусства.

Не о "кайзере" говорю. Он навеки явил себя безвкусием истуканов "аллеи Победы" и лживостью речей, построенных по образцу тёмного нибелунга Миме.
Говорю о тех сомнительных до наглости тайных советников вроде Боде и К. Они не только выдавали сомнительные определения, но и мнили себя охранителями искусства.
Скажите, где их справедливое требование искусство уважать.
Если они боялись за свою важную шкуру, то где их хотя бы уничтоженные мольбы перед правительством о пощаде всемирного искусства?
Надутые господа молчат, а может быть и ликуют. Теперь уже нечему удивляться!

Когда справедливость будет воздавать должное геройству Бельгии, то не забудьте, что в немецких музеях имеются предметы, которые могут отчасти возместить бельгийские потери.
Пусть из варварских рук искусство переходит в культурные, честные руки. Об этом поговорим ещё после.

Теперь только запомните:
Король Бельгии сторонился от Лувена, чтобы обезопасить его от случайного обстрела, а немцы жестоко и кровожадно уничтожили этот прекрасный древний город.
Бельгии - слава. Германии - вечный позор.
#remsobor2#
Русское слово (Москва). 1914. 20 авг./2 сент. ? 190. С.5.
________________________________________________

#belgia14#
Старая Бельгия. 1914.
Открытка с факсимиле художника:
Старая Бельгия
La vicille Belgique
Н. Рерих 1914.
Издание Общины св. Евгении в 1915 г. Литография И. Кадушина.
________________________________________________


"Русское слово" (Москва) 28 августа 1914 г.
НАШ ПУТЬ

Мне показали статью г. Эттингера с призывом устроить лигу, которая помогла бы отгородиться от всего, что связывало Россию со страной новоявленных варваров.
Статья написана уверенно, деловито.
Чувствую, что среди нас неотложно может возникнуть дело спешное, сознательное, полное достоинства, о котором мы все одинаково мечтаем.
Чем же должны мы себя отделить от современной Германии, покрывшей себя вечным позором?

Уйти из личного участия во всём немецком? Это сделают все, прежде всего, из чувства примитивной порядочности. Но такое личное ощущение чистоплотности не ведёт ещё за собой движения страны.

Имея в помощь всю производительность Англии, Америки, Бельгии, Франции, вспоминая мудрость прежних веков, мы должны железною волею, спешными мерами укреплять свою науку, своё искусство, свою промышленность, свою технику.

При благодатном обилии русского сырья, - подумайте, насколько легко именно нам это сделать.
Чтя всемирных Бетховена, Баха, Вагнера, Гольбейна, Кранаха, Шиллера, Гёте, мы отгородимся от всей современной Германии, в полном значении слова.

В быстром поступательном движении мы забудем о тех презренных людях, которые не протестовали всемерно против самых постыдных деяний нашего времени.

Пусть то, что останется от Германии и Австрии, живёт само по себе, вне культурного мира.
Радостно сознавать, что Россия жива, сильна и сплочённа.

Как радостно сознание, что с нами государства старейшей культуры. Как драгоценно, что мы можем в дружеском единении всех наших народов жить, совершенствуясь, учась, работая, творя и радуясь.

Сознавать, что после военной грозы наше возмездие врагам заключается в освобождении, в сплочении славян, лишь в сознании роста своей жизни, лишь в полном презрении ко всему варварскому; - разве этот путь не велик?

Но чтобы общая работа удалась, надо поверить друг другу, надо научиться помогать, надо сплотиться и начать светлую работу, не упуская времени, неотложно, в трезвой Руси возводя творческие и технические крепости.

Если у нас хватит единения, если победим беса розни, лжи, зависти и злословия, если примем Веру, Надежду, Любовь, то о нас вспомнит и София и осветит перед нами путь великий и светлый. И мы должны в него верить и твёрдо его исповед[ов]ать.
Этот путь сделает все рабочие будни подвигом, светлым праздником Воскресения.

Русское слово (Москва). 1914. 28 августа/10 сентября. ? 197.
_____________________________________________________

30 августа 1914 г.
ХРОНИКА

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕСТИ
В непродолжительном времени выйдет из печати первый том собрания литературных произведений академика живописи Н. К. Рериха. Всё собрание будет состоять из трёх томов. В первый том войдут статьи на художественно-археологические темы, а также 16 сказок. Остальные два тома будут посвящены характеристике современных деятелей.

Речь. 1913. 30 августа /12 сентября. ? 236. Пятница. С. 3.
___________________________________________________



31 августа 1914 г.
НОВОЕ ВАРВАРСТВО

Опять в эти дни приходится произносить слово искусство.
После уничтожения Лувена и Шантильи мы окончательно догадались,
что вся 'культурная' Германия так же дика, как и её армия.
'Лучшие' люди Гауптман, Шнитцлер и другие сознательно причислили себя к вандалам. Ещё раз доказали, что к современной Германии более невозможно никакое другое чувство, кроме негодования и отвращения.
Но варвары ненасытны.

Мне сейчас сообщают, что в случае неуплаты Брюсселем двухсотмиллионной контрибуции все брюссельские сокровища будут проданы с аукциона.

Какое глумление! Какой безграничный цинизм над творчеством, над молитвой, над всем самым святым человечества!
Ясно, что все достижения науки, все собранные в Германии художественные сокровища не возвысили кровожадной нации.

Ясно, что все эти священные предметы искусства и науки следует взять из диких рук и передать в культурные, честные руки. Передать туда, где они будут возвышать, освящать путь жизни.

После разгрома Лувена я писал: 'Не забудем, что потери Бельгии могут быть хоть отчасти возмещены берлинскими музеями'.
Теперь время опять повторить это.

Надо напечатлеть, надо издать всё прекрасное, уничтоженное варварами. Изображение Лувена на обложке этого издания будет на столе каждого культурного человека.

Дети, любуясь книгою, запомнят вид замученных, погубленных произведений. Дети вырастут, создадут новую красивую жизнь и запомнят дороги, которыми минуют навсегда Германию, сотворившую то, что непростимо, незабываемо.

А мы теперь же неотложно будем укреплять и ковать ступени будущей жизни, которая выявит русские богоданные богатства.

Биржевые ведомости. 1914. 31 августа/ 13 сентября. Утренний выпуск. ? 14344.

***************************************************************************************



************************************************************