Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1912 г.
(октябрь - декабрь)
*************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. [Октябрь, 1912 г. Москва]

НОЯБРЬ
Н.К. Рерих. МИФ АТЛАНТИДЫ (21 ноября 1912 г.)

ДЕКАБРЬ
ПИСЬМО И.Ф. Стравинского к Рериху Н.К. (1/14 декабря 1912 г. Кларан)
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (16 декабря 1912 г.)
Н.К. Рерих. КЛАДЫ (Русское Слово (Москва). 25 декабря 1912 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (31 декабря 1912 г.)
***********************************************************************************


ОКТЯБРЬ

[Октябрь 1912 г. Москва]
ПИСЬМО Н.К. Рерих к Рерих Е.И.

Hôtel Métropole. Moscou.
Гостиница МЕТРОПОЛЬ
МОСКВА.
_______
:::::191:..

Дорогой Мисик.
Репетиция отложена до воскресенья 7-го. Когда приедешь? Всё идёт ладно, но многое не закончено. Насморк лучше. Горло не болит. Скажи Стёпе: пусть или До-бужинский, и[ли] Бенуа напишут Матвееву, - а то я не знаю ни имени, ни адреса. Как Юрик? Что биржа? Целую крепко и люблю тоже крепко.
Н. Р.

Заруб[ину] я сообщил, что задержан комиссией Василия Блаженного.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/415, 1 л.
**********************************************


НОЯБРЬ

21 ноября 1912 г.
МИФ АТЛАНТИДЫ

Атлантида - зеркало солнца. Не знали прекрасней страны. Вавилон и Египет дивились богатству атлантов. В городах Атлантиды, крепких зелёным нефритом и чёрным базальтом, светились, как жар, палаты и храмы. Владыки, жрецы и мужи в золототканых одеждах сверкали в драгоценных камнях. Светлые ткани, браслеты, и кольца, и серьги, и ожерелья жён украшали. Но лучше камней были лица открытые.
Чужестранцы плыли к атлантам. Мудрость их охотно все славили. Преклонялись перед владыкой страны.

Но случилось предсказание оракула. Священный корабль атлантам привёз великое вещее слово:
- Встанут волны горою. Море покроет страну Атлантиду. За отвергнутую любовь море отмстит.

С того дня не отвергали любовь к Атлантиде. С любовью и лаской встречали плывущих. Радостно улыбались друг другу атланты. И улыбка владыки отражалась в драгоценных, блестящих стенах дворцовых палат. И рука тянулась навстречу с приветом, и слёзы в народе сменялись тихой улыбкой. И забывал народ власть ненавидеть. И власть забывала кованый меч и доспех.
 
  
 

Н.К. Рерих. Атлант. 1921.
Но мальчик, сын владыки, особенно всех удивил. Само солнце, сами боги моря, казалось, послали его на спасенье великой страны.

Вот он был добр! И приветлив! И заботлив о всех! Были братья ему великий и малый. Для каждого жило в нём доброе слово. Про каждого помнил он его лучший поступок. Ни одной ошибки он точно не помнил. Гнев и грубость увидеть он точно не мог. И перед ним укрывалось всё злое, и недавним злодеям хотелось стать навсегда добрыми, так же, как он.

За ним шёл толпою народ. Взгляд его всюду встречал лишь лица, полные радости, ждущие улыбку его и доброе, мудрое слово. Вот уж был мальчик! И когда почил в этой жизни владыка-отец, и отрок, туманный тихою грустью, вышел к народу, все, как безумцы, забыли про смерть и гимн хвалебный запели владыке желанному. И ярче цвела Атлантида. И египтяне назвали её страною любви.

Долгие тихие годы правил владыка. И лучи его счастья светили народу. Вместо храма народ стремился к владыке. Пел: 'Он нас любит. Без него мы - ничто. Он - наш луч, наше солнце, наше тепло, наши глаза, наша улыбка. Слава тебе, наш любимый!' В трепете восторга народа дошёл владыка до последнего дня. И начался день последний, и бессильный лежал владыка, и закрылись глаза его.

Как один человек встали атланты, и морем сплошным залили толпы ступени палат. Отнесли врачей и постельничих. К смертному ложу приникли и, плача, вопили: 'Владыко, взгляни! Подари нам хоть взгляд твой. Мы пришли тебя отстоять. Пусть наше, атлантов, желанье тебя укрепит. Посмотри - вся Атланти]да собралась к дворцу твоему. Тесной стеной мы стали от дворца и до моря, от дворца до утёсов. Мы, желанный, пришли тебя удержать. Мы не дадим тебя увести, всех нас покинуть. Мы здесь все, вся страна, все мужи и все жёны и дети. Владыко, взгляни!'

Рукой поманил владыка жреца, и хотел сказать последнюю волю, и всех просил выйти, хоть на короткое время.
Но атланты остались. Сплотились, в ступени постели вросли. Застыли, и немы, и глухи. Не ушли.

Тогда поднялся на ложе владыка и, обратя к народу свой взгляд, просил оставить его одного и позволить сказать жрецу последнюю волю. Владыка просил. И ещё раз напрасно владыка просил. И ещё раз они были глухи. Они не ушли. И вот случилось тогда. Поднялся владыка на ложе и рукою хотел всех отодвинуть. Но молчала толпа и ловила взгляд любимый владыки.

Тогда владыка сказал:
- Вы не ушли? Вы не хотите уйти? Вы ещё здесь? Сейчас я узнал. Ну, я скажу. Скажу одно слово моё. Я вас ненавижу. Отвергаю вашу любовь. Вы отняли всё от меня. Вы взяли смех детства. Вы ликовали, когда ради вас остался я одиноким. Тишину зрелых лет вы наполнили шумом и криком. Вы презрели смертное ложе...

Ваше счастье и вашу боль только я знал. Лишь ваши речи ветер мне доносил. Вы отняли солнце моё! Солнца я не видал; только тени ваши я видел. Дали, синие дали! К ним вы меня не пустили... Мне не вернуться к священной зелени леса... По травам душистым уже не ходить... На горный хребет мне уже не подняться... Излучины рек и зелёных лугов уже мне не видеть... По волнам уже не носиться... Глазом уже не лететь за кречетом быстрым... В звёзды уже не глядеться... Вы победили... Голоса ночные слышать я больше не мог... Веления Бога стали мне уже недоступны... А я ведь мог их узнать... Я мог почуять свет, солнце и волю... Вы победили... Вы всё от меня заслонили... Вы отняли всё от меня... Я вас ненавижу. .. Вашу любовь я отверг...

Упал владыка на ложе. И встало море высокой стеной и скрыло страну Атлантиду.
 
  
 

Н.К. Рерих. Гибель Атлантиды. 1928.

Русское слово (Москва). 1912. 21 ноября / 4 декабря. ? 171. С. 4.)
______________________________________________________________


ДЕКАБРЬ

1/14 декабря 1912 г. Кларан.
ПИСЬМО И.Ф. Стравинского к Н.К. Рериху.

Hotel du Châterlard
CLARENS
ADR. TELEG.:
CLARENS-STRAWIGOR

1/14 декабря 1912
Дорогой друг,
извините меня, что до сих пор Вам ничего не написал. Я на днях приехал из Берлина и только что получил пересланные эскизы к костюмам нашей 'Весны'. С одной стороны, я безумно рад, что вышло так именно, и я их увидал - и, Боже, как они мне нравятся - это чудо! - лишь бы их сшили бы хорошо! С другой стороны, досадно, что пройдёт некоторое время, пока Нижинский их получит, хотя я сегодня же их ему вышлю. Я потому Вам в телеграмме и упомянул 'envoyez Nijinsky', что сам не рассчитывал дольше оставаться в этой ужасной дыре - Берлине.

Нижинский должен был вчера в пятницу начать ставить 'Весну' и упрашивал меня остаться, но я никак не мог - решено было, что если ему трудно будет справиться без меня, то он мне пришлёт телеграмму, чтобы я приехал - я обещал выехать (это в третий-то раз)! Он ужасно верно негодует на Вас, что Вы выслали не ему, а мне - ну, да что же делать!
В Берлине шли обе мои вещи - и Птица и Петрушка. Господи! Только бы Нижинский успел бы поставить 'Весну', ведь это так сложно. Я по всему вижу, что эта вещь должна 'выйти' как редко что!

Наши пробудут в Берлине до пятницы 7-го (русского стиля) декабря, затем едут на самое короткое время в Бреславль и затем в Будапешт на сравнит. более долгое время (дней на 14), а оттуда в Вену.

Пока жму крепко Ваши руки и посылаю свой сердечнейший привет Елене Ивановне.
Ваш всегда И. Стравинский

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1344, 1 л.
_______________________________


16 Декабря 1912 г. Москва.
ПИСЬМОЩусева А.В. к Рериху Н.К.

16-е Дек. - 1912 г.
Христос Воскресе!
Дорогой Николай Константинович,
Как Вы праздники провели? Поздравляю Вас с успехом, как никто в П-ге.
Фролов пишет, что Вы будете теперь делать эскизы для памятника А. Иван. Куинджи. Я его наметил, но буду упрощать и дорисовывать, хотя размер ниши остаётся тот же. Посмотрите для ритма дерево по рисунку Леонардо во дворце Сфорца, есть в издан. Волынского. Ваша смета включена и Вам пришлют официальное уведомление, как только его оформят.
Теперь хочу Вам напомнить о часовне, пришлите Ваши эскизы и тотчас <Чириков> Вам перешлёт деньги. Сделайте это до Вашего отъезда за границу.
Сегодня завтракали у Щербатова мы, Мекки и Рауши. Он устроился очень комфортабельно и даже красиво, с Остроуховым окончательно поссорился.
В Москву переезжает по слухам Бенуа, Врангель тоже мечтает, нечто вроде
переселения народов.

Жду ответа Преданный
А.Щусев .

Если хотите направлю к Вам в П-г Чирикова на днях.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1522, 1 л.
__________________________________


25 декабря 1912 г. (Русское Слово)
КЛАДЫ

- От Красной Пожни пойдёшь на зимний восход, будет тебе могилка-бугор. От бугра на левую руку иди до Ржавого ручья, а по ручью до серого камня. На камне конский след стёсан. Как камень минуешь, так и иди до малой мшаги, а туда пять стволов золота Литвою опущено.

В Лосином бору, на просеке, сосна рогатая не рублена. Оставлена неспроста. На сосне зарубки. От зарубок ступай прямиком через моховое болото. За болотом будет каменистое место, а два камня будут больше других. Стань промеж них в середину и отсчитай на весенний закат сорок шагов. Там золота бочонок схоронен ещё при Грозном царе.

Или ещё лучше. На Пересне от Княжного Броду иди тоже на весенний закат. А пройдя три сотни шагов, оберни в полгруди да и иди тридцать шагов вправо. А будет тут ров старый, а за рвом пнёвое дерево, и тут клад положен большой. Золотые крестовики и всякий золотой снаряд, и положен клад в татарское разорение.

Тоже хороший клад. На Городище церковь, за нею старое кладбище. Среди могил курганчик. Под ним, говорят, старый ход под землёю, и ведёт ход в пещерку, а в ней богатства большие. И на этот клад запись в Софийском соборе положена, и владыка новгородский раз в год даёт читать её пришлым людям.

Самое трудное скажу. Этот клад хоронен со смертным зароком. Коли сумеешь обойти, коли противу страхов пойдёшь - твоё счастье.

За Великою Гривой в Червонный ключ опущено разбойными людьми много золота; плитою закрыто, и вода спущена. Коли сумеешь воду от земли отвести, да успеешь плиту откопать - твоё счастье большое.

Много кладов везде захоронено. Говорю - не болтаю. Дедами ещё положены верные записи.

Намедни чинился у меня важный человек. Он говорил, а я услыхал:

- В подземной Руси, - сказал, - много добра схоронено. Русь берегите. Сановитый был человек.

Про всякого человека клад захоронен. Только надо уметь клады брать. Неверному человеку клад не дастся. Пьяному клад не взять. Со скоромными мыслями к кладу не приступай. Клад себе цену знает. Не подумай испортить клад. Клады жалеть надо. Хоронили клады не с глупым словом, а с молитвою, либо с заклятием.

А пойдёшь клад брать, иди смирно. Зря не болтай. На людях не гуляй. Свою думу думай. Будут тебе страхи, а ты страхов не бойся. Покажется что, а ты не заглядывайся. Криков не слушай. Иди себе бережно, не оступайся, потому брать клад - великое дело.

Над кладом работай быстро. Не оглядывайся, а пуще всего не отдыхай. Коли захочешь голос показать, пой тропарь богородичный. Никаких товарищей для кладов никогда себе не бери.

А на счастье, возьмёшь клад - никому про него не болтай. Никак не докажи клад людям сразу. Глаз людской тяжёлый, клад от людей отвык - иначе опять в землю уйдёт. И самому тебе не достанется, и другому уж труднее взять. Много кладов сами люди попортили, по своему безобразию.
- А где же твой клад, кузнец? Отчего ты свой клад не взял?
- И про меня клад схоронен. Сам знаю, когда за кладом пойду. Больше о кладах ничего не сказал чёрный кузнец.

Николай Рерих

Русское Слово (Москва). 1912. 25 декабря / 1913. 7января. ? 171. С. 4.
________________________________________________________________



31 декабря 1912 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.

На штемпеле дата: Москва. 31.XI.1912.

Москва
Петровские линии, ? 13 / Издат. Кнебель и Гроссманн
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________

Дорогой Игорь
Спасибо за письмо. Посылаю Тебе названия. Николаевский взялся по 4 р. снять мои вещи; скоро приступает. Вчера был у меня Иванов; говорит, что к 1 Апреля кончит.

Сейчас пишу 'Змей проснулся'. Одно плохо - всё простужаюсь. Надо за лето поправиться, а то с осени уже четвёртый раз инфлюэнца с жаром.
Скажи Трояновскому, что я очень жалею, что он опоздал относительно
'Тропы прямоезжей'.

Купил ли Кнебель клише от <Кульженки>? Клише хороши и, я думаю Кульженко уступитъ.

Желаю Тебе по-прежнему бодрый Новый Год иискренно восхищаюсь
Твоей работою. Дай Бог Тебе успеха!
Дружески обнимаю
Н.Рерихъ.
31 дек. 1912.


В красках.
1. 'Бой' Третьяковская.
галерея (клише Зол. Руна)
2. 'Сеча при Керженце'.
3. 'Идолы'.
4. 'Варяжское море'.
5. 'Каменный век' (клише Аполлона).
6. 'Заморские гости' Собств. Е.И.В. Государя Императора.
(клише у Голике).
7. 'Половецкий стан' (вариант).
8. 'Звездные Руны' Собств.
А. И. Лангового.
9. 'Марокко' (эскиз для Пера Гюнта в пост. Моск. Худож. Театра) Собств.
И.И. Трояновского

Меццо.
1. 'Ангел последний'.
2. 'Песнь о викинге'. Собственника
знает Бычков.
3. 'Пер Гюнт' Эскиз I акта.
4. 'Человечьи праотцы'.
________________________________

Портрет Головина мне не очень нравится. Не попросить ли Сомова сделать рисунок - и выйдет лучше!

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10116, 3 л.

*********************************************************************************************