Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1933 г.
(сентябрь - октябрь)
***************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО С.И. Метальникова к Рериху Н.К. (15 сентября 1933 г. Париж)
ПИСЬМО Генри Уоллеса к Франклину Рузвельту (18 сентября 1933 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к барону М.А. Таубе (20 сентября 1933 г.)

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к барону М.А. Таубе (25 октября 1933 г.)
***********************************************************************************************


СЕНТЯБРЬ

ПИСЬМО С.И. Метальникова к Рериху Н.К.

15 сентября 1933
Париж

Дорогой Николай Константинович,
Давно, давно собирался писать Вам. Но мне всё хотелось найти свободное время, чтобы спокойно заняться писанием писем. Но, к сожалению, жизнь моя сложилась за последний год так[им] образом, что у меня почти ни одной свободной минуты. Я каждый день кончаю дефицитом, т.е. 1/3 или даже 1/5 неисполненных за день дел. Кроме постоянной собственной работы, т.е. производства разных экспериментов, подготовки статей и книжки, которую я только что закончил ('Роль нервной системы и психических факторов в иммунитете'), приходится руководить 6 - 7 молодыми людьми, работающими у меня в лаборатории. А затем нужно же читать журналы и следить за литературой. Кроме того, нужно думать о приработках, т.к. мне приходится содержать 9 человек.

Я ужасно рад, что на днях закончил книжку, в которой я даю резюме всех работ, сделанных мной и моими учениками за 25 лет. В этой книжке я намечаю новые пути в изучении иммунологии. Книжка выйдет из печати через месяц, и я немедленно пришлю её Вам. Теперь я ощущаю большое облегчение, как будто бы гора свалилась с плеч.

Две последних недели были ужасны. Пастеровский институт лишился двух самых крупных и замечательных учёных: директора Института д-ра Ру и помощника директора - д-ра Кальметта, открывшего вакцину против туберкулёза. Самое ужасное было то, что оба скончались почти одновременно, и Институт оказался как бы обезглавленным. Найти достойных заместителей чрезвычайно трудно, почти невозможно. Посылаю Вам некролог Ру, из которого Вы поймёте, какого замечательного учёного и человека мы лишились. Особенно чувствительна эта потеря для нас, иностранцев, т.к. главным образом благодаря ему мы попали в Институт и пользовались одинаковыми правами со всеми остальными. Он не был шовинистом и ценил людей не столько за их национальность, а главным образом за их способности и [научные] [27] работы.

Ну вот, нужно кончать.
Привет всем Вашим.
Искренне Ваш,

С. Метальников

Отдел рукописей МЦР
________________________

ПИСЬМО ГЕНРИ УОЛЛЕСА К ФРАНКЛИНУ ДЕЛАНО РУЗВЕЛЬТУ
18 сентября 1933

Уважаемый господин Президент,
После моего визита к Вам в среду на прошлой неделе, я с возрастающим интересом обдумывал Ваши слова по поводу экономического мира на земле, а также Ваше воплощение этой мысли в форме символа. Использование символа, который может объединить общечеловеческие цели, всегда казалось мне особенно успеш-ным и значимым приемом для претворения идеала в жизнь.

Именно поэтому план Знамени Мира, который представил мне Николай Рерих и с которым я, в свою очередь, познакомил Вас, интересует меня уже несколько лет. Мне кажется, он сочетает в себе действительно жизнеспособный план с целью объединения народов на почве совместной защиты тех ценностей, о значении которых не приходится спорить - культурных ценностей. Красному Кресту удалось создать межнациональную общность на базе заботы о физическом здоровье человека, а Знамя Мира предназначено для создания общности на базе заботы о духовном и культурном здоровье.

Я глубоко тронут идеалами, на которых основывается Ваш подход к народам мира, и Вашими представлениями о мире, которые Вы вкладываете в этот подход. Именно они побудили меня поднять подобный вопрос, особенно потому, что дело представляется важным и срочным, поскольку в ноябре в Вашингтоне Музей Рериха планирует провести третью Международную конвенцию, посвящённую Знамени Мира.

Приходится согласиться с тем, что в последние годы все народы заняты приведением в порядок своих домов, а в области экономики различных стран предпринимаются шаги, направленные друг против друга, включая повышение тарифов, квоты на импорт, квоты на обмен валют, а также огромное количество других мер, свидетельствующих о национализме. И хотя некоторые из этих мер могут быть оправданы на данном этапе, просвещённые умы даже самых националистических государств должны признать, что, несмотря на существование торговых барьеров в экономике, для фундаментальных ценностей, имеющих отношение к искусству и наукам, не должно существовать никаких преград и границ.

Мне кажется, что сегодня, как никогда раньше, весь мир обращает свой взгляд к Америке, чтобы получить поддержку и найти новые пути выхода из старых лабиринтов. Таким образом, заявление нашей страны о необходимости защиты и проявления уважения к культурным достижениям всех народов, а также о необходимости заботы об их сохранении, должно прозвучать с особенной силой.

Я имею представление о Знамени Мира, поскольку интересуюсь им со времени опубликования этого проекта Николаем Рерихом в 1929 году, поэтому я бы хотел кратко ознакомить Вас с его основными тезисами.

Пакт Рериха и Знамя Мира были созданы Николаем Рерихом для зашиты мировых культурных и научных ценностей. Забота об их защите стала для него особенно важной после его археологических исследований в 1904 году.
В кратком изложении план предусматривает, что все образовательные, художественные и научные организации, художественные и научные миссии, произведения искусства, памятники культуры и памятки культурного значения должны быть объявлены нейтральной территорией во всех странах и таким образом защищены как в мирное, так и в военное время. Для этой цели Николай Рерих разработал Знамя, которым могут быть отмечены различные музеи, университеты, соборы, церкви. специальные коллекции, библиотеки, а также другие культурные центры. В практическом применении Знамя Мира представляет собой проект, возможность существования и развития которого уже доказывается существованием Красного Креста.

С самого дня создания в 1930 году Знамя Мира получило значимую поддержку правительственных организаций, международных юридических организаций, культурных центров и отдельных лидеров в области культуры по всему миру. В мае 1930 года отдел Международного музейного дела Лиги Наций единогласно поддержал план Знамени Мира. Примерно в то же время, благодаря заинтересованности многих стран, в Брюгге, в Бельгии, был основан Международный Союз Пакта Рериха.

Задачей Союза является продвижение идеи Знамени Мира. По инициативе Союза в 1931 и 1932 годах в Брюгге были проведены две международные конвенции. Двадцать две страны приняли участие в заседаниях конвенции, а также участвовали в выставках. Результаты конвенций нашли отражение в создании в Брюгге Фонда Рериха за мир, искусство, науку и труд. Обе конвенции проходили под патронажем д-ра Адачи, президента международного суда в Гааге. Оба раза было выражено глубокое разочарование по поводу равнодушного отношения к событию администрации Гувера. Этот факт особенно неприятен, потому что проект разрабатывался в американской организации. Поскольку инициатива по созданию плана, гуманитарного по своим целям и сути, принадлежит Америке, устроители Союза решили, что Музей Рериха должен организовать третью международную конвенцию по Знамени Мира в этом ноябре в Вашингтоне.

Начиная с 1929 года, Пакт находит широкую поддержку и одобрение у многих всемирно известных организаций и известных деятелей культуры, что означает его мировое признание. В области международного права Пакт поддерживают, помимо доктора Адачи, такие влиятельные лица как доктор Антонио де Бустаманте, член.международного суда в Гааге; профессор Б. Лодер, член этого суда и его бывший президент; барон Мишель де Таубе, бывший министр образования Российской империи и юрист мирового масштаба; профессор Альфред Жоффрей де ла Праделл, вице-президент Института международного права; доктор Джордж Шклявер. Все эти лица выразили свою поддержку Пакта Рериха и готовность к его принятию и утверждению. Подобные отзывы пришли и из других источников, например, от гранд-маршала Франции Лотея, Папы Пия, президент-маршала фон Гинденбурга, президента Масарика, короля Бельгии Альберта, короля Югославии Александра, а также от таких известных деятелей науки и культуры, как Эйнштейн, Тагор, Меттерлинк, Бозе, Раман и других. Свою поддержку также выразили многие международные университеты и культурные центры. Особенно хотелось бы упомянуть международный Красный Крест в Женеве, поскольку вектор направленности Пакта Рериха выступает параллельно организационным принципам Красного Креста.
Также Пактом заинтересовалась и лучшая половина человечества, что нашло отражение в единогласном одобрении Пакта на собрании федерации женских клубов. (Мне кажется, в одном из своих высказываний миссис Рузвельт смогла проникнуть в самую суть, сказав: 'Я думаю, что идеалы Пакта Рериха не могут не найти поддержки тех, кто надеется, что всё лучшее, оставшееся от прошлого, мо-жет быть сохранено для того, чтобы помочь будущим поколениям'.)

Хотя, согласно Пакту Рериха, культурные ценности необходимо защищать особенно в военное время, гораздо более важное значение будет иметь профилактическое значение Пакта как инструмента, предотвращающего вспышки очагов агрессии и развязывания войны. Так, в рамках проекта планируется создание грандиозного документа, содержащего сведения обо всех культурных ценностях мира, требующих защиты и сохранения. Также планируется разработка конструктивных образовательных программ, особенно для молодёжи, направленных на знакомство с культурными ценностями других народов. В план входит и создание Лиги городов искусства. Этот проект развил идею, согласно которой целые города, например, Падуя, Рим, Руан и другие, могут объединиться в один союз и таким образом избежать любых намёков на выяснение отношений военным путём.

Зная Ваш непредвзятый интерес ко всему новому, с одной стороны, и к вещам, имеющим отношение к мировому развитию, с другой стороны, я с удовольствием ещё раз представляю Вам этот Пакт. Мне кажется, что это замечательный план, имеющий прямое отношение к новым подходам в проведении международной политики - 'новый поворот' в международных взаимоотношениях. Мне кажется, что если сейчас Америка при помощи конвенции выкажет уважение художественным и научным достижениям других стран, а также проявит заботу об их сохранении, это принесёт огромную пользу и будет способствовать укреплению мира. Более того, поскольку я сам интересуюсь культурой и наукой, уверен, что конвенция по Пакту Рериха, которая пройдёт в ноябре в Вашингтоне, будет очень важной.
Она может дать Америке - как весьма благополучной стране на сегодня - возможность ещё раз заявить на весь мир, что во всём, что касается общепризнанных мировых ценностей, между разными нациями не должно быть никаких барьеров, все нации должны объединиться для выполнения общих задач, какими бы разными эти нации ни были. Я уверен, что человеческая раса, главная раса планеты, должна быть исполнена чувством взаимного уважения к культурным достижениям каждого народа в отдельности, являющегося её составляющей, и именно отсюда начинается путь к миру для всех людей планеты.
Искренне Ваш
Министр Генри Э. Уоллес

FRL HP: Roosevelt Collection, 723. Копия: NRM (Перевод с английского).
Публикуется по: В.А. Росов. Николай Рерих Вестник Звенигорода. Кн.2.Новая страна. Ариаварта-Пресс. М. 2004.
_________________________________________________________




ПИСЬМО Н. К. Рерих а к барону М. А. Таубе
Урусвати, сентябрь 20. 1933

Дорогой Михаил Александрович!
Спасибо за письмо Ваше от 6 сент. Также очень благодарю Вас за Вашу прекрасную книгу о Международном Арбитраже. Она полна ценнейших фактов и читается увлекательно. Могу сказать, что Ваши книги именно отличаются этим качеством, которое, к сожалению, не всегда было выражено в трудах Мартенса. Также благодарю Вас за известие, что Вы пошлёте своё международно обоснованное мнение к Вашингтонской Конвенции. И очень прошу Вас, сделайте это безотлагательно. Поясню Вам, почему это так необходимо. По дружелюбию теперешнего правительства выяснилось, что в делах Хуверского Кабинета нашлась любопытная справка, составленная каким-то невежественным и враждебным чиновником. В этом любопытном по невежественности документе сказано, что Гаагское Постановление 1907 года вполне покрывает весь наш Пакт и Знамя. Конечно, наши в Америке немедленно ответили запискою с указанием на абсурдность этого явно злоумышленного конкокта. Они, прежде всего, указали, что если бы это было так, то Музейная Комиссия Лиги Наций не стала бы одобрять именно наш Пакт, как и авторитеты Международного Права, как Лодер, Вы, Бустаменте, Альтамира, Адачи, Ле Фюр, Ла Прадель, которые дали такие прекрасные отзывы именно по нашему Пакту и Знамени. Таким образом, раз мы узнали, что в недрах имелся подкоп, мы и должны вести именно против него обоснованную контрмину. Потому, когда будете писать к Вашингтонской Конвенции, то, пожалуй-ста, как можно ярче как бы возражайте такому невидимому оппоненту. Ведь когда Вы беседовали со Скоттом, то и он не выдвигал этой нелепости. Как известно, Хув. Кабинет состоял из людей исключительной безличности, а с другой стороны - невежественности. Вероятно, Стимсону какойто подобный ему по невежеству подчинённый преподнёс эту знаменитую справку, а так как сам Стимсон в вопросах международных был несведущ, то эта ложная справка и повисла без возражения. Тем более смешно говорить о 1907 годе, когда главные разрушения и одичания произошли после 1914 года и продолжают процветать до сего дня. Итак, Вы теперь знаете, по какому подкопу нужно поставить главную батарею. И как всегда, когда имеете дело с невежественным выпадом, придётся употребить очень простой и мощный словарь.

За это время также выяснилось, что по должностному положению члены Кабинета не могут принимать официальное назначение в Конвенции, но они могут быть Спикерами. Так, наш друг уже согласился или, вернее, выразил своё желание не только участвовать, но и говорить на Конвенции. В смысле Покровителя, если таковой нужен, вероятно, придётся пригласить одного из подходящих сенаторов.

В местной прессе здесь протекает очень благожелательное отношение к Пакту и Конвенции. Уже 12 журналов высказались по этому поводу, а всего таких дружественных выступлений намечено 44. Мы подберём весь этот печатный материал и пришлём полную его копию для Европейского Центра. Конечно, следует воспользоваться участием у нас Абданг-Коссовского для укрепления отношений с прессою. Именно о таком укреплении я и писал неоднократно все эти годы. Невозможно приходить как постороннее лицо в редакцию, непременно нужно иметь при себе одного из влиятельных сотрудников этого издания.

Как Вы полагаете, почему бы не пригласить Абданк-Коссовского или Дзанти, или кого другого, по Вашему выбору, в наш Комитет Русской Секции? Впрочем, Вам на месте виднее.

Относительно миссис Дедлей это было не пророчество с моей стороны, а просто знание. Нужно поблагодарить Бога за то, что её прогулки в наш Центр не окончились ещё более печально. Такую же молитву нужно вознести и о том, что другая такая же одержимая, хотя и с пеною у рта, миновала наши организации. Следует очень серьёзно отражать нападения умалишенных, одержимых и негодяев. Все эти три сорта людей всегда нуждаются в очень твёрдых мерах. Поучительно наблюдать, как наши так называемые враги оказываются вполне недоброкачественного свойства.

Лейтенант Павлов, отвергнутый сейчас всеми порядочными людьми, является одним из многочисленных примеров этой действительности. Очевидно, Вреде, Икскуль и некоторые другие вполне отвечают этому же нравственному уровню. При современном нравственном одичании и падении приходится ежедневно сталкиваться с самыми потрясающими показаниями в этом направлении. Всё это ещё раз показывает, что всякие моральные воздействия, могущие напомнить о чести и достоинстве человечества, должны быть во всех областях применяемы сейчас особенно сильно и неотложно.

Очень интересно, что Вы не знаете г. Мансветова, находящегося в Нью-Йорке. Мне известно, что он говорил одному лицу о получении писем от Вас и о поручении ему Вами продажи какого-то китайско-тибетского талисмана. Конечно, всё это звучит несколько фантастически, но и такие факты подлежат расследованию, ибо, как вижу из Вашего письма, где-то неосновательно употребляется Ваше имя.

Бельгийскую газету "Фландр Маритим" я не видал и потому не знаю, какие действия Тюльпинка Вы имеете в виду.

У нас уже стоит запакованный ящик новых шести картин для подкрепления нашего Центра в Париже. Думаю, что некоторые из них будут Вам очень близки по духу. Сей-час пишу большую картину на тему "С нами Силы Небесные ныне невидимо служат". Из Ревеля получено от Председателя Общества "Витязь" полковника Б. официальное извещение об открытии при их Обществе нашего Просветительного Отдела. В их Обществе имеется более 300 членов, и, таким образом, это сообщение даёт нам деятельных сотрудников. Также получено предложение об открытии и здесь одного Культурного Центра, о последующем сообщу. Итак, на всех наших просветительных фронтах замечается благоприятное движение, и наши враги, которые фатально оказываются и врагами просвещения и нравственных устоев, терпят то там, то здесь заслуженное поражение. Вы, как бывший Министр Народного Просвещения, знаете, какие тёмные препятствия возникают по всему пути Просвещения и Света. Поэтому вспоминаю Ваш призыв, сказанный на Конференции в Брюгге - "Рэдублон но з эффор". Смешение разных языков и алфавитов в нашей переписке, разве оно не характерно для текущего столпотворения? Но что же делать, каждый должен принести полную меру усилий в деле истинного просвещения, иначе люди просто одичают. Признаки этого духовного одичания бросаются ярко в глаза во всех странах. Люди начинают разделяться уже не по нациям, но по чести и по бесчестию, не по религиям, но по безбожию. Действительно, ехидна безбожия отвратительно ползёт по всему миру. Люди во имя самого темного пытаются отрицать и поносить Самое Высшее. И это происходит не в одной какой-либо религии, но во всех. Потому-то каждое духовное единение, каждое равнение по Свету должно быть приветствовано как защита против восставших сатанинских полчищ.

Наверное, у Вас накопляется множество новых сведений по нашим делам, и все, что может вместиться в почтовые сношения, не откажите сообщать нам. Также пришлите, пожалуйста, копию Вашего письма к Вашингтонской Конвенции. В соответственное время мы его используем в печати, и, во всяком случае, такое Ваше обоснованное мнение нам нужно иметь. Удивительно подумать, что насколько легко проходит и принимается всё губительное и ядовитое, настолько же люди запинаются за всё светлое, полезное и просветительное. Когда мы вспоминаем все возмутительные перипетии при установлении благородного Красного Креста, то можно было думать, что подобное недомыслие не может уже повториться, что пример Красного Креста достаточен. Но как только речь заходит о сохранении Искусства и Науки и, конечно, Религии, то сейчас же все ехидны и скорпионы и напутствуемые ими игнорамусы стараются прошипеть какое-либо проклятие. Но если адовы силы так организованы и сплочены, то неужели же те, которые причисляют себя к Свету и Просвещению, могут оказываться разъединёнными, тусклыми, невнятными!

Вспоминается старинная сказка, как дьявол встретил Ангела и Светлый
сказал ему: "Горьки слуги твои". Но дьявол ответил: "Мои горьки, зато Твои кислы". Вот от этой кислоты бездеятельности и подлого попустительства люди должны лечиться самыми сильными дозами Просвещения. Итак, буду ждать Ваших известий и ещё раз благодарю Вас за прекрасную книгу. К ноябрю в Америке выйдет в Издательстве Стратфорда моя книга "Твердыня пламенная", часть статей которой Вы уже знаете.

Все мы шлём Вам и семье Вашей наши лучшие пожелания и приветы.
Духом с Вами

Сейчас получена хорошая телеграмма о симпатиях Стэйт Департамента. Взял на себя утвердить покровителем Конвенции Уоллеса, как более энергичного и полезного для всех наших дел.

Из архива МЦР.
************************************************************************************


ОКТЯБРЬ

ПИСЬМО Н. К. Рериха к барону М. А. Таубе
Октябрь 25, 1933

Дорогой Михаил Александрович!
Спасибо большое за Ваше прекрасное обращение к Вашингтонской Конвенции, за Вашу открытку с видом Ревеля и за письмо ? 9. Вы правильно называете Вашу поездку таинственной. У нас сложилось такое же впечатление, ибо по намёкам Вашим в открытке и в письме нужно ожидать чего-то очень значительного. Конечно, проехав столько городов, Вы могли и даже неминуемо должны были увидать множество людей, от которых по разным областям нашим, наверное, у Вас накопилось много данных.

Какие у Вас разговоры были в Ревеле и в чём их благожелательность, если, пока что, правительство отлично уклонилось от Конвенции? Приходили ли Вы в соприкосновение с нашими отделами во всех трёх городах? Ведь как раз за последнее время я получил официальную бумагу, что наше общество открыто при обществе "Витязь" в Ревеле, которое существует благодаря широкой твёрдой инициативе полковника Бадендина. Не приходилось ли Вам встречаться с этим именем? Также не приходилось ли Вам встретиться с двумя отрицательными именами: Икскуль в Ревеле и Вреде в Риге? Про первого мы имеем сведение, что он препятствовал учреждению общества в Ревеле, а таинственно странная деятельность Вреде, сотрудника "Морн. Пост" и "Един. Фронт" и автора книг по хиромантии уже достаточно нам всем известна. Поучительно проследить ответвления этих мерзких путей, сходящихся у одной и той же ямы. Не слыхали ли чего о деятельности Горч. и его присных.

Конечно, в Б. Вам, наверное, пришлось услышать многое любопытное. Г. Г. Шкл[явер] передаст Вам оттиск журнала "Сколяр", посвятившего свой выпуск Конвенции. Вы совершенно правы, исключая на французской почве слово "культура". Вероятно, так же скоро придётся нам вообще исключить и слово "цивилизация" и умолять лишь о человекоподобии. Поразительно наблюдать, насколько неудержимо мир катится по наклонной плоскости. Всякие эпизоды и факты недопустимы даже при большом воображении, и лишь сама очевидность заставляет признать их, к сожалению, существование.

Как Вы знаете, в Париже скоро выйдет моя "Твердыня пламенная", экземпляр которой я поручил Шкляверу передать Вам. Примите его от меня и почувствуйте, с какими добрыми чувствами я Вам его посылаю. Итак, жду подробных сведений, обещанных Вами, о таинственной поездке, и все мы шлём Вам и семье Вашей лучшие приветы.

Духом с Вами

Из архива МЦР.
********************************************************************************************