Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1934 г.
(сентябрь - октябрь)
*******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО Н. К. Рериха к Г. Г. Шкляверу (4 сентября 1934 г. Харбин)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Г.Г. Шкляверу (5 [сентября] 1934 г. Харбин)
ПИСЬМО Елены Ивановны Рерих к Шкляверу Г.Г. (12 сент. 1934 г. Урусвати)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Г.Г. Шкляверу (15 сентября 1934 г. Харбин)
Н.К. Рерих "СПАС" (приложение к письму от 15 сентября 1934 г.)
Н.К. Рерих "ОГНИ ИСПЫТАНИЙ" (20 сентября 1934 г. Харбин)
ПИСЬМО Н.К. Рерих к Г.Г. Шкляверу (23 сентября 1934 г. Харбин)
Н.К. Рерих "ДА ПРОЦВЕТУТ ПУСТЫНИ" (24 сентября 1934 г. Харбин)

ОКТЯБРЬ
Н.К. Рерих "ВЕНЕЦ ЖЕНЩИНЫ" (1 октября 1934 г. Харбин)
Н.К. Рерих "СЛАВНОЕ СИБИРСКОЕ КАЗАЧЕСТВО" (3 октября 1934 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Г.Г. Шкляверу (5 октября 1934 г.)
Н.К. Рерих "ДОМ МИЛОСЕРДИЯ" (7 октября 1934 г. Харбин)
Н.К. Рерих "СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ КОРОЛЯ АЛЕКСАНДРА" (12 октября 1934 г. Харбин)
Н.К. Рерих "ДУХОВНЫЕ СОКРОВИЩА" (22 октября 1934 г. Харбин)
ПИСЬМО Елены Ивановны Рерих к Г.Г. Шкляверу (26 октября 1934 г. Урусвати)

************************************************************************


СЕНТЯБРЬ

ПИСЬМО Н. К. Рериха к Г. Г. Шкляверу
Харбин, сентябрь 4, 1934.

Дорогой Георгий Гаврилович!
Получили мы три книги генерала Головина. Из них одна с надписью для генерала Араки (которую передадим), другая профессору Гинсу, а третья - не знаем кому, ибо она без надписи. Думаю, что, вероятно, Головин пришлёт и мне книгу. В почте из Индии я прочёл о Вашем письме относительно получения картин персидским шахом. Текст письма не знаю - вероятно, он будет в следующем Вашем письме. Надеюсь, что всё протекает соответствующе. Очень прошу Вас возможно подробнее извещать Е. И. о переписке с Европейскими обществами, чем подробнее будут известны фазы ей, тем удачнее будут последствия.

Очень удивляюсь, неужели Вату должен был по известному Вам делу советоваться, переезжая пролив. Надеюсь, что Map. своевременно ознакомил его с течением вещей. Думается, что Франция всегда своевременно и благородно вставала на защиту культурных ценностей, и потому сейчас совершенно непонятна её медлительность, особенно же при наличности друзей и благожелателей в кабинете. Одно время существовало какое-то нелепое мнение, что дело тормозится из-за отсутствия ратификации пакта в США. Теперь же и это обстоятельство исчезло, и Вы знаете уже, что президент уполномочил Уоллеса подписать ратификацию пакта. Не покажется ли в будущей истории странным, что в деле охранения культурных ценностей Америка и Южно-Американские Республики опередили Европу, которая так много всегда возвещала именно о своих заботах о памятниках старины. Надеюсь, что и наши русские и французские сочлены не преминут помочь в продвижении дела охранения культурных сокровищ.

Передайте мой привет Лемари за его прекрасные статьи и работы. Очень надеюсь, что министр Югославии, обещавший Вам продвинуть пакт в этом королевстве, не отложит своих добрых намерений. Конечно, наш друг Климас мог бы подвинуть и свою страну в благоприятном решении. Ведь теперь пакт вышел из области обсуждений, и требуются действия. Надеюсь, что с Сибирской книгой не произойдёт никаких недоразумений, ибо в своё время я достаточно ясно писал о 150 страницах текста и предоставлял Ив. Ак. соответствующе распределить размер статей, давая ему в этих пределах полную свободу. Присылка статьи Головина в непереведённом виде произвела не совсем хорошее впечатление в Америке, ибо там предполагали, что он владеет английским языком. Это обстоятельство неблагоприятно отразилось и на устройстве его лекций, ибо лекционное бюро, прежде всего, осведомляется, владеет ли лектор английским языком.

Передайте м-м де Во, что я очень часто о ней думаю и посылаю добрые мысли. Наверное, она радуется ратификации пакта Америкой, ибо и до неё своевременно доходили слухи, что именно Америка должна ранее других стран ратифицировать пакт. Теперь это совершилось, и тем самым возможность отговорок исчезла.

Из архива МЦР
_________________


5 [сентября] 1934 г.
ПИСЬМО Н. К. Рериха к Г. Г. Шкляверу

Харбин, 5-го вечером

Только что окончилось очень хорошее заседание вновь организованного Комитета Пакта, было 15 членов по прилагаемому списку. Были произнесены прекрасные речи архиепископом Нестором, Н. Л. Гондатти, В. Н. Ивановым, Э. С. Кауфманом и другими. Почетным председателем избран архиепископ Нестор, председателем Н. Л. Гондатти, а товарищем председателя Г. К. Гинс, секретарём Комитета В. К. Рерих. Комитет собрался, по любезному приглашению Н. Л. Гондатти, в помещении Гимназии имени Ф. М. Достоевского, в этом же помещении предполагаются дальнейшие собрания Комитета. Президиум выработает, возможно, краткий устав и озаботится местными соответственными разрешениями. Ратификация Пакта С. Ш. пришлась как нельзя более кстати. Конечно, наверное, будут некоторые обиженные тем, что их не при-гласили в члены Комитета, но нами были выбраны именно те лица, которые являлись видными общественными деятелями и проявляли большой интерес к Пакту. Надеюсь, что как здесь, так и в Америке и в Европе движение Пакта будет продолжаться успешно и поспешно.

Спасибо за письмо с приложением письма от генерала Баранова, передайте ему мой привет и полное сочувствие в их планах. Вы совершенно правы сказать ему, что даже трудно придумать, откуда можно найти деньги на аэропланы в настоящее время. Прилагаю Вам список членов здешнего Комитета Пакта, а также описание нашего сегодняшнего заседания. Слышу из Нью-Йорка, что для Вашего местного движения затруднения окончились. Даст Бог, всё будет хорошо. Привет м-м де Во, Вашим родителям и всем друзьям.

Духом с Вами

Из архива МЦР
_________________


12 сентября 1934 г.
ПИСЬМО Елены Ивановны Рерих к Г. Г. Шкляверу

Урусвати, сентябрь 12, 1934
Дорогой Георгий Гаврилович,
имею письмо Ваше от 29 авг. Порадовалась, что Вы смогли немного отдохнуть. Конечно, Вы уже получили от мистера Хорша извещение о данных Презид. Рузв[ельта] полномочий Мин. Г. Уоллесу подписать Пакт и также о дальнейшем присоединении Южно-Американских Республик к Пакту. Теперь мистер Хорш в качестве Председателя Постоянного Комитета по Пров. Пакта официально известит всех представителей 37 стран, принимавших участие в Конвенции, о решении През[идента] Рузв[ельта]. Конечно, это значительно всё облегчает и ускоряет. Но мне жаль, что любимая нами Франция не была первой из больших Держав, принявших Знамя.

Теперь нечто очень неприятное и крайне серьёзное. На этой неделе я получила уведомление, подтвердившее все мои опасения и полученный мною Указ о том, что "Ар. П. предатель, и о вскрытии предательского гнезда". Так мне пишут, что известный Вам А. П. состоит на службе трёх букв, и о его предательской деятельности, и что подобное же сведение послано и Вам. Сообщение это настолько серьёзно, что самые неотложные, всесторонние и твёрдые меры должны быть приняты, чтобы никакие сведения не попадали этому предателю, особенно же в связи с Н. К. Потому установите самое тесное наблюдение за Вашим другом М. Т., состоящим в переписке с указанным шпионом, но не говорите ему пока о полученных Вами сведениях. Проявив самую большую осторожность, узнайте, состоит ли он и сейчас в переписке и какого рода эта переписка. Также прошу Вас написать г-ну А. П. обычное письмо, интересуясь деятельностью его группы, её развитием и программой на этот сезон, ибо Вы давно ничего не слышали от него, и также из кого состоит эта группа и их ближайшие занятия. Нам нужно, чтобы он дал ещё некоторые официальные доказательства о присутствии там определённых лиц. Пусть письмо Ваше будет составлено так, чтобы не возбудить в нём никаких подозрений. Также прошу Вас не посвящать во всё это М. Тар. , и очень, очень следить за происшедшей комбинацией Т. и А. П. Теперь Вам понятно всё возмущение г-на П. против назначения К. Ив. Ст. и что кто-то хотел положить конец получению им информаций через переписку с М. Т. Помните, как он писал о М. Т. - "он мне полезен", истинно это был "кри до кер"! Когда Вы получите его ответ, мы предпримем дальнейшие шаги. Но сейчас важно, чтобы письмо Ваше было естественным, и ответ получился бы тот, который я ожидаю, об участии в его группе известного лица. Потому так важно иметь полный список членов и их ближайших занятий, не напирайте в этом письме на культурно-просветительную деятельность. Конечно, Вы понимаете, что и Икс. остаётся под тем же подозрением. Может быть, там двойная игра. Потому необходима чрезвычайная осторожность и бережность всего связанного со сведениями о Н. К., чтобы ничего не просачивалось из Евр. Центра через неопытные и желающие подчеркнуть свою информацию руки. Время такое важное, такое серьёзное, и мы должны охранять имя, держать его выше высшего.

Так важно удержать репутацию нашего Евр. Ц. на той высоте, на которую удалось поставить его дружными усилиями Комитета и, прежде всего, Вашими стараниями. Также и с Н. В. К. будьте очень осмотрительны, лучше не отвечать или очень затягивать ответ. Мы с ним никаких сношений не имеем и не можем иметь. Он человек очень неуравновешенный и имел даже приступ настоящего одержания, и, должно быть, неуравновешенность эта осталась в нём, ибо все поручения, о которых он пишет, существуют лишь в его собственном мозгу. Этим своим воображением он и опасен. Само собой разумеется, что писать ему о Н. К. Вы не будете. Итак, примем Указ великого дозора.

Н. К. спрашивает меня об инциденте с Кир. Но Вы не уведомили меня об этом. В чём дело? Ещё раз прошу Вас, Георгий Гаврилович, согласно Указанию, уведомлять меня о всём происходящем, ибо многое что я узнаю от наших сотрудников, вместо того, чтобы быть уведомлённой Вами непосредственно. Это многое затрудняет. Пожалуйста, не затрудняйте сообщать мне самое неприятное, ибо, только зная все именно трудные обстоятельства, можно вовремя подать совет и многое разрядить.

Пакет Ваш с рапортами и копиями писем получила. Конечно, если бы своевременно я была извещена о многих письмах, многое приняло бы другой оборот, потому ещё раз прошу Вас пересылать мне копии писем. Книгу мадам де Во мы получили, и каждый послал ей свой аппресиэшен. Передайте ей мой самый сердечный привет.

Теперь, пожалуйста, передайте глубокоуважаемому Гавриилу Григорьевичу мою просьбу. Не может ли он рекомендовать знакомым банкирам фирму "Форэин Эксчэнж" Л.Хорша и К°, 62, Уилльям Стрит. Конечно, Гавриил Григорьевич знает о той высокой репутации, которой пользовался г-н Хорш в первый период своей банковской деятельности, репутация, которая с тех пор лишь возросла. Потому и возвращение мистера Хорша к этой деятельности было приветствовано самыми большими банками, и фирма его получила для начала уже 35 уайрс от "Лидинг Банке". Среди его ближайших друзей Вице-През. "Чэз Банка", г-н Ровенский и В. Пр. "Гаранти Трэст Комп." г-н Даусон. Вы понимаете, что это может дать новые возможности и, следовательно, облегчение, но, главным образом, ещё новые связи. Потому следует приложить все старания для успеха. Конечно, сейчас банковская деятельность очень сократилась, но всё же может явиться некоторым подспорьем.

Очень напряжённо трудятся наши верные и удивительные сотрудники. Каждый неустанно стремится, как можно лучше выполнить свое задание. Радостно работать с ними.

Теперь о Вашем здоровье. Принимаете ли Вы каждый день валериан? Это такой жизнедатель, но его нужно принимать каждый день без пропусков. Как действует на Вас мускус? Некоторые не могут принимать его. Также следует приучать себя к ежедневному приёму соды. Конечно, сама я поглощаю её в огромном количестве. В Ам. принимают её даже при всех простудах, сейчас это модное средство, но воздействие его действительно благодетельно.

Итак, надеюсь, что нам с Вами удастся раскрыть полностью предательское гнездо, выявить все лики и пресечь огромный вред делам.

Донесения от К. Ив. Ст. ещё не имею. Знаю лишь, что он посетил Винд. Литв. и собирался дальше. По получении письма немедленно уведомлю Вас.

Передайте, пожалуйста, моё самое сердечное приветствие Гавриилу Григорьевичу и Вашей Ма. Мужайтесь, ибо последнее напряжение вынесет нас на гребне на твёрдую скалу. Пишите обо всём.

Всего Светлого

Из архива МЦР
_________________


15 сентября 1934 г. Урусвати.
ПИСЬМО Н. К. Рериха к Г. Г. Шкляверу
Сентябрь 15, 1934

Дорогой Георгий Гаврилович! Спасибо Вам за Ваши добрые известия о доброжелательных хлопотах чинов министерства о Пакте. Если чины министерства так доброжелательны, то при нажиме со стороны Марена, нужно надеяться, произойдут прекрасные результаты. О счетах Зелюка докладывайте нашему специальному комитету в Нью-Йорке. Посылаю Вам напечатанную здесь брошюру о Знамени Мира. Не думаете ли Вы, что речь Иванова годится для местной прессы. Также, пожалуйста, передайте митрополиту Евлогию прилагаемую статью Шмидта и мою статью "Спас" [см. ниже - ред.].

Очень рад слышать, что по вашему точному расчёту Сибирская книга не превышает 145 страниц. Конечно, из иллюстраций можно будет выбрать немногие характерные, чтобы не удорожать, ведь Вы знаете, что она печатается на особое обусловленное пожертвование.

Надеюсь, что Ваш осенний режим хорошо подправит Вас на зиму. В самых тёплых выражениях поблагодарите от меня м-м де Во за её книгу, которая так прекрасно написана и так нужна в наше время. Учите метерлинковской поэзии наших друзей в посольстве и помните, что спешность во всём чрезвычайно увеличивается. Передайте привет Вашим родителям, м-м де Во и всем друзьям.

Духом с Вами

Из архива МЦР
_________________


(ПРИЛОЖЕНИЕ к письму)

СПАС
Спас - Милостивый, Спас - Кроткий, Спас - Всеведущий, Спас - Всемогущий, Спас - Грозный, Спас - Всеисцеляющий, всё тот же Великий Лик, полный бездонной мощи, к которому извечно приходят люди со всеми радостями, горями, болестями и причитаниями.

Так, в 1903 году после паломничества по древним монастырям я написал мою статью 'О старине', и в другой статье 'О Спасе Нередецком' и 'Об Иконе' нам приходилось многократно говорить о великом значении Русской Православной Иконы.

В то время в обществе не всегда понимали великое значение наших торжественных святоотеческих иконописаний. Даже на самое паломничество по монастырям в некоторых слоях общества смотрели с удивлением. Но с тех пор произошло много благотворных изменений в сознании. Люди поняли, что если малая наука отвращала, то истинная наука лишь устремляла людей к религии. Такие истинные светильники нашего недавнего времени, как отец Иоанн Кронштадтский, своею огненной ревностью о Христианском Православии оставили неизгладимый благотворный след. Как всякое плодоносное семя, их посевы встают нерушимо, и никакими злыми силами не удастся противостоять духовному грядущему расцвету.

Не случайно в Зарубежье создаются 'Общества Иконы', не случайно происходит неустанное храмостроительство, и в городах сияют наряду с древними крестами и вновь воздвигнутые. Вместе с этим благодатным явлением происходит и обновленное устремление к иконе во всём её святоотеческом великолепии. Икона, как живое звено церкви и жилища, входит широко в жизнь. Никакие разрушения и потрясения не нарушают прекрасный угол, где собраны Чудотворные Лики. Лик Христа не покинул дома сего, и Лики всего Священного Христова Воинства и освещают, и укрепляют, и бодрят народное сознание.

В изучении основ иконописания люди опять поймут разницу между иконой и картиной.

Икона в своём древнем, необычайно чётком и проникновенном символе остаётся нерушимой. Вглядываясь в основы искусства Византийского, а затем Новгородского, Беломорского и Старо-Московского, мы видим, что эти иконописатели были глубоко проникнуты сознанием и были высокодаровитыми художниками. Сами черты изображения вовсе не мёртво условны, но, наоборот, глубоко продуманы и в своей чёткой краткости необыкновенно выразительны. Краски икон также поражают всегда благозвучными аккордами. Если мы вспомним старинные, непоновлённые росписи, например, в храмах Ростовских, Ярославских, Новгородских, то можно духовно радоваться, видя, в каком сознательном духовном благозвучии выдерживались даже огромные стенописные пространства. Как в песнопениях выбирается ключ каждой тональности, так и в древних рукописях всегда поражает тонкое и проникновенное понимание украшательных задач.

Когда припоминаешь древние описания Боговдохновенного иконописания, в посте и в молитве, в подготовлении духа к изображению Христовых Ликов, то именно в этих прекрасных словах вы и находите главную разгадку, почему иконописания и церковные росписи оставляют навсегда такое впечатление необыкновенной сосредоточенности и вдохновенности. Вы действительно верите, что 'честной иконописец' хотел сделать как можно лучше. Когда летопись так красочно описывает восторг Ярослава от украшения Киевских храмов, вы охотно чувствуете, как прекрасны были эти храмостроительства, от которых до нас дожила одна лишь 'Стена Нерушимая'.

Как бы люда ни пытались разрушить, но всё-таки 'Нерушимые Стены' стоят!

Прекрасно и вдохновляюще это сознание, что живёт и в наше время 'Стена Нерушимая'.

Помню, как при создании иконописной мастерской, благословленной тогда Архиепископом Антонием в Школе Императорского Общества Поощрения Художеств, иконописец Тюлин не сразу мог уловить, какой именно характер в этой новой мастерской должен быть сохранён.

После долгих разъяснений, наконец, мне удалось найти для него подходящее слово: 'Творите под старину', и лицо иконного иконописателя вдруг прояснилось и он воскликнул: 'Понял, понял'.

А через год с небольшим посетители уже изумлялись высокому качеству икон нашей мастерской. А насколько сам народ склонен к священным изображениям иконописания, показало следующее обстоятельство. Уже во время войны мною была учреждена иконописная мастерская для раненых ветеранов войны. Когда же через год на выставке в Соляном Городке мы представили результаты работ мастерской, то никто не хотел верить, чтобы воины-инвалиды, никогда не обучавшиеся рисованию, так быстро усвоили приёмы иконописания.

Можно от души приветствовать образование 'Обществ Иконы': ведь именно в них будет охранено и углублено качество иконописания. Сейчас именно качество так потрясено во всём мире.

Механизация и модернизация так часто искривляют качество. И во всяком строительстве прежде всего должно быть заложено в основу - высокое качество. Прекрасна задача 'Обществ Иконы', которые своими распространяющими и проникающими выступлениями могут способствовать качеству священного украшательства и строительства. Церковь прекрасна в своей благой духовной привлекательности. Священное слово отображается соответствующим величием изображений и украшений. Пусть будут эти строения хотя бы и простыми, но строгость линий и красок боговдохновляет творчество и не потребует дорогостоящих роскошных материалов.

Все русские люди помнят о скромных деревянных церквах Преподобного Сергия Радонежского, которые явились потом непобедимым оплотом Руси. Сказано, что Преподобному сослужил Пламенный. На изображении Св. Алипия Печерского, первого русского художника, за иконописателем изображён светлый руководящий Ангел. В этих неугасаемых символах указывается путь наитвердейший и наиближайший. Священное изображение собирает в себе Благодать и эта Неизречимая Благодать наполняет как дворец, так и хижину.

Шлю привет 'Обществам Иконы', которые, как путевые светочи, охранят и воздвигнут высокие качества священных изображений.

В далёкой тайге пустынный житель говорил: 'Одиночества нет у меня!', - и он указал на угол хижины, где сияли глаза старинного Спаса Нерукотворного.

Священный Дозор. Харбин, 1934 г.
________________________________



20 сентября 1934 г.

Н.К. Рерих
ОГНИ ИСПЫТАНИЯ

'И если труба будет издавать неопределённый звук, кто станет готовиться к сражению?' (Коринф. 14:8)

Про одного святого говорили, что даже при упоминании о зле он чувствовал боль. Не следует считать такого святого белоручкой, но скорее нужно изумляться его отделению от зла. Действительно, каждый познающий Огонь особенно резко чувствует зло как прямой антипод его бытия. Нужно, говорю, нужно развивать в себе это противодействие злу, которое является противником прогресса. Нужно, говорю, нужно осознать эту границу, преграждающую движение к добру эволюции. Слышать можно о сложности таких границ, но явление Огня покажет, где эволюция и где дряхлость разложения. Огненный Мир есть истинный символ непрерывной эволюции.

Действительно, люди ясно различаются по пристрастию к правде или ко лжи. Такое различие настолько очевидно, что как бы характеризует какие-то основные типы человечества. Есть длинноголовые и круглоголовые; может быть, также есть лжеверы и правдоверы. Одни привлечены к магниту правды, чуют его, отстаивают его и одушевляются им. Другие так же точно устремлены ко лжи, питаются ею, дышат ею и наполняют ею пространство. Из этих пристрастий порождаются самые непоправимые для них же следствия.

Одни люди, когда не знают чего-либо, то прежде осуждения стараются узнать, но другие в случае незнания сейчас же злословят, не желая даже ознакомиться с предметом. В этом отношении также наблюдается деление добра и зла. Лишь бы злословить! - скажут последователи зла. Ведь в каждом злоречии есть уже семена разложения и предательства. Откуда это влечение ко лжи и клевете? Если причиной незнание, то почему оно прежде всего устремляет к подозрению, а не к желанию узнать подлинные причины?

Понятно естественное тяготение к истине, оно венчает природу человеческую; но как объяснить преступное устремление ко лжи? Как наркоманы тянутся к губительному, постыдному яду, так некоторые двуногие устремлены ко лжи. От одного приближения неправды они усиливаются, ожесточаются, укрепляются. В родной им стихии лжи они черпают из словаря тьмы небывалые хулы и кощунства. Точно эпидемия?!
Уж не существует ли особых 'бацилл лжи'? Страсть ко всему ложному образует как бы особый вид психоза. Именно как страсть он заставляет особых людей не только признавать ложное, но и обосновываться лишь на неверных суждениях. От правды лжеверы впадают в судороги.

Плачевно наблюдать таких друзей лжи, устремлённых ко всему измышленному, неправдивому. Эта двуногая разновидность будет жадно приобщаться ко всему явно измышленному. Они будут упиваться явной ложью, даже не озабочиваясь о примитивной правдоподобности.

Они усиленно сотрудничают в надстройках лжи. Они не ограничатся повторением, но будут немедленно творить и расцвечивать зло. Даже себя они не пощадят, лишь бы умножить вычурные злобные добавки.

Они бывают крепко организованы, очень изысканны и часто более находчивы, нежели сторонники правды. Они завладели первыми страницами газет; они умеют использовать и фильмы, и радио, и все наземные и подземные пути. Они проникли в школы и знают цену осведомления, они пользуются каждой неповоротливостью оппонента, чтобы сеять ложь для процветания зла.

Сердце человеческое, устремлённое к правде, без труда распознает вестников лжи, когда зажжены Огни Блага. Но каждый Огонь должен быть возжжён.

Ещё сказано:
'Огонь не под водою зажигается. Подвиг не в благополучии теплицы создаётся'. Среди человеческих тягостей спросим себя - не подвиг ли уже? Среди утеснений спросим - не к вратам ли подвига тесните нас? Среди взрывов спросим - разве в нас самих не было достаточно силы, чтобы возвыситься? Так осмотрим каждое явление - не ведёт ли оно к подвигу?
Так будем следить за всем подвигающим. Кто же может предугадать, какой именно обратный удар двинет новые обстоятельства? Но без труда вещество не придёт в движение. Называют очагом подвига эти удары по веществу. Только понявшие субстанцию творящую усвоят, что сказанное не есть простое ободрение, но только упоминание закона. Можно делать из закона несчастье, но правильно усмотреть пользу от основ бытия.

Есть много пробных камней. Огонь высекает из них различные искры. Есть много имён и понятий, которые сияют, как драгоценные камни. О них испытываются души. Ими открываются сердца. О них трепещет тьма, о них закаляется подвиг.

Разве не чудно наблюдать здесь же, среди сутолоки жизни, как действуют магниты имён? У одних расцветает сердце. Другие стараются заслонить чем-либо слишком для их глаз светоносное. Третьи негодуют и злословят, словно бы прикоснулись к чему-то ужасному. И действительно, эти третьего разбора чуют в такой час для себя опасное. Они где-то внутри сознают, что этот светлый Огонь будет для них опаляющим. Сами люди чинят себе суд и разбор.

Сказано - каждая крупица добра или зла в умножении уяснится. Даже если отправное семя мало до нераспознания, то в умножении смысл его станет явным до непреложности. Потому добро и зло вовсе не относительны. Неясность и смутительность может дать лишь преходящая фаза действия, но жатва всегда докажет качество зерна.

Очень полезно, что люди так явно прилежат правде или лжи, ибо в этом распознаётся стан добра и зла. Ничем люди не скроют, чему они радуются и чему ужасаются. Даже и в молчании глаза их выразят сущность чувствами.
Потому избегайте не смотрящих в глаза. Даже в животных есть это различие взгляда уклончивого или прямого. Прямое зеркало не искажает.

Огни испытания! От них ли пылал костёр Жанны д"Арк? От них ли пламя Аввакума? От них факелы Нерона? От них языки тьмы? Содом и Гоморра? Мартиника? Недопустимо испытывать Гнев Божий. Откуда невежество, что будто бы 'всё дозволено'! Будто от лжи не задымятся небеса? Будто не испепелится язык кощунника и предателя?

'Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца'.

20 сентября 1934 г.
Н.К. Рерих. "Священный Дозор"
*******************************************************************************************


23 сентября 1934 г. Харбин
ПИСЬМО Н. К. Рериха к Г. Г. Шкляверу
Харбин, сентябрь 23, 1934

Дорогой Георгий Гаврилович!
Наверное, Вы и все наши друзья радуетесь, что вслед за Панамою, Гондурасом, Северной Америкой, Уругваем теперь присоединился к пакту и Эквадор. Это движение является вполне ощутительным развитием Пакта. По некоторым событиям в Вашей стране Вы теперь, вероятно, особенно понимаете, почему я так напоминал о поспешности. Вряд ли настоящие события способствуют идеям охранения и строительства культурных ценностей. Но, тем не менее, эти вечные идеи должны быть двигаемы, ибо только ими и живёт мир. Соображайте, какие именно страны могут подвинуться к ратификации. Может быть, Персия или Турция, или Португалия, или, наконец, сама Швейцария внесут некоторое движение. Слышали мы, что Китай хочет подписать ратификацию. Словом, вспомните обо всех, дружественных пакту. При этом, конечно, наши друзья в Югославии могли бы не упустить время. Пакт и главная линия, конечно, составляют предметы Ваших ближайших занятий. Если некоторые формулы могли так четко сложиться от сравнительно далёкого от нас Метерлинка, то почему бы им не расцвести и среди более близких друзей. Чувствуем необходимость всякой поспешности.

Люди мало обращают внимания на события. Почти ежедневно можно слышать о самых необычайных космических событиях и катастрофах. И, тем не менее, люди все ещё пытаются считать все это не заслуживающим внимания. Если многое недавно было просто полезно, то сейчас оно уже делается вообще необходимым и неотложным. Поэтому я начинаю Ваш сезон этим сугубым обращением к неотложности. При этом прошу Вас, насколько только возможно, доводите формулы до точности и ясности, ибо каждая недоговорённость сейчас может породить неисправимые последствия. Ещё раз скажите м-м де Во, с каким удовольствием я читал её благородную книгу. Также держите Мих. Ал. в общем курсе событий, ибо, зная происходящее, он может благотворно пользоваться им при случае. То же самое относится и к Ив. Ак. Окончились ли его битвы с тёмными? Также скажите привет и его брату и всем нашим начальствующим. Такой же привет и Ремизовым, о которых я эти дни очень часто вспоминаю. Привет Вашим родителям, надеюсь, что у Гавр. Григ. глаза не причиняют хлопот. Будьте бодры.

Духом с Вами

Из архива МЦР
_______________


24 сентября 1934 г. Хапрбин
ДА ПРОЦВЕТУТ ПУСТЫНИ
Листы экспедиции

Справедливо время от времени человечество вспоминает о необходимости заживления пустынь - этих растущих гнёзд проказы земной. Правда, эти попытки обычно происходят спорадически. Где-то и что-то делается по древонасаждению, но само население самыми хищническими ухищрениями старается обезлесить, иначе говоря, погубить жизнь на своих же местах. Правда, всеми с радостью вспоминаются насаждения Японии, Англии и Германии. Иногда в школах происходят праздники древонасаждения, но обычно они остаются внешними экскурсиями, и серьёзность задачи сравнительно мало ощущается.

Если вопрос древонасаждения и охранения лесов, казалось бы, такой очевидный, и то мало занимает сельское население, то вопросы трав и растений, борющихся с пустынными засухами, ещё реже занимают внимание человечества. Нельзя не вспомнить любопытный рассказ нашего ботаника профессора Т.П. Гордеева по поводу травосеяния. Однажды он старался выяснить крестьянину важность задач травосеяния, оплодотворяющего и укрепляющего почву. Собеседник его внимал очень хмуро, наконец, ботаник предложил ему вопрос:
- Почему бы вам не начать это полезное дело на своём участке?
Крестьянин спросил сурово:
- Это мне-то?
Ботаник сказал:
- Да, вам-то!
Последовал ещё более суровый ответ:
- Бог траву родит.

Ботаник опять пробовал найти ещё новое очевидное доказательство, и опять последовал буквально тот же обмен восклицаний. 'Это мне-то?' - 'Вам-то' и ещё громче: 'Бог траву родит'. И в третий раз ботаник пробовал объяснять пользу травосеяния, но тут уже последовал угрожающий окрик: 'Бог траву родит', после которого стало ясно, что лучше разговор прекратить.
В. этой фразе 'Бог траву родит' обрисовалась сельская психология, почти мировая. Несмотря на все лекции и разъяснения, в массе населения всё-таки остаётся идея, что как дерево, так и трава растут сами собою, а если сам же человек лес вырубит, а траву уничтожит бесхозяйственностью, то будет только удивляться, с каким же могуществом наступили на него мёртвые пески и бедствие личное обратилось в страдание целой земли.

Поучительно видеть при раскопках в Азии среди самой, казалось бы, мёртвой песчаной пустыни корни когда-то бывшего могучего леса. Странно видеть, что именно в этих местах было прекрасное жильё, и остатки плетений из злаков показывают, что и здесь процветала жизнь. Старые китайские хроники и точные записи китайских путешественников описывают эти иссохшие места как живописные города и селения, процветавшие и обильные. Не будем относить эти перемены всецело к космическим сдвигам, рука человека поработала больше всего. Например, живописная долина Кангра в Пенджабе даже в недавние сравнительно времена императора Акбара считалась одной из самых лесистых, а сейчас и это место начинает страдать безлесием.
Правда, местное правительство посильно борется с этим очевидным несчастьем, но если первый момент давно упущен, то и последующие труды делаются особенно тяжёлыми. У каждого человека, срубившего дерево, не толь-ко не являются мысли о немедленной посадке нового, но даже не придёт в голову озаботиться, чтобы безобразно оставленный пень не мешал молодняку. Конечно, не подумают и о том, что столпившийся молодняк следует упорядочить.

В умерших пустынях часто вам приходится слышать журчанье подземных потоков, которые иногда дают повод к поверьям о подземной жизни. Нередко эти потоки загнаны под камни и гальку тоже руками человеческими, которые хищнически уничтожали растительность.

Как безбрежно огромны пески Средней Азии, Литвы, Америки, иначе говоря, в самых неожиданных частях мира возникают те же болезни, которые озабочивают заботливых хозяев. Вполне понятно, что президент Рузвельт и министр агрикультуры Уоллес также озабочены прийти на помощь оживлению пустынь, не только древонасаждением, но и изысканием лучших по стойкости злаков. В этом смысле степи и гоби Азии дают прекрасные материалы для изучения. На этих песчаных барханах, на бесчисленных холмах ещё держится самобытная, устоявшая против всех невзгод растительность.

Барханная Барга - часть Монголии, где ещё 'Бог траву родит', даёт возможность различных полезных наблюдений. Там ещё сохранились остатки лесов, а различные сорта степного ковыля, востреца и других твёрдых по стойкости и в то же время полезных злаков имеются в большом количестве. Прекрасно, что изучение таких стойких против засух и всяких невзгод растений становится в широком масштабе. Ведь такие опыты требуют многолетних работ, и чем скорее обратится внимание на эти неотложные земные нужды, тем лучше и быстрее найдётся и панацея.
Люди, которые ещё в простоте душевной полагают, что 'Бог траву родит', забывают и другую пословицу: 'На Бога надейся, а сам не плошай'. Когда приходится видеть орошения Египетских пустынь, мне всегда приходит на мысль, как сравнительно мало нужно сделать, чтобы, казалось бы, мёртвая поверхность опять зацвела. И в этом смысле каждый, как специалист, так и доброжелательный обыватель, одинаково должны сойтись, чтобы помочь целым странам. И в этой помощи для будущих поколений будет одно из тех безымянных благодеяний, которыми держится бытие.

Каждый раз, когда приходится пересекать безбрежные степные пространства, всегда думается, сколько благодетельных возможностей сохранено в этих целинных степях, в богатых глубинах, в просторах, где так легко лучшие породы скота могут быть возвращены для мировой пользы. Уже не говорю об огромном запасе лекарственных растений, розданных, действительно, Божьей Милостью, и до сих пор ещё так мало осознанных человеком. Ведь только теперь наука опять начинает внимательно вновь находить ценное, что было известно за многие сотни лет и забыто в сумятице жизни. Только теперь начинают люди вполне изучать языки, чтобы избежать заблуждений, возникавших так часто от неточных переводов. Сквозь многие условные и символические выражения книг тибетских и аюрведических фармакопей выступает глубокий смысл древнего опыта. Барга и нагорья Хингана и в смысле лекарственном дали хорошие материалы. Рядом с этими нахождениями, конечно, мы встретились и с мирными монголами, к которым тянется вся душевная симпатия. Опять-таки лишь знание языка может открывать тайники души.

Попутно был посещён один из самых больших монгольских монастырей Ганджур. Само название укрепилось за этим монастырем с XVIII века, когда китайский император пожертвовал туда полное собрание тибетских священных книг 'Ганджур'. Мы видели эти тома и любовались прекрасным пекинским изданием, доски которого по несчастью были уничтожены во время одного из очередных потрясений.

В Ганджурском монастыре Юрий нашёл у старого ламы тибетский лекарственный манускрипт и успел списать его. Хорошо, что Юрий вполне владеет тибетским и монгольским - это незаменимо. В монастыре много изображений. Ламы говорят о шамбалинской войне, но добавляют: 'Для этого нужен человек с большим сердцем'. Присутствовали при ученической дискуссии, когда малыши, ударяя в ладоши, задают друг другу неожиданный вопрос. Сколько поучительного в старинных традициях!

Ещё и ещё раз думалось, как нужно уметь хранить неповторимое сокровище и как часто до сих пор, при всей условной цивилизации, происходят ужасные варварства. Да, нужно уметь беречь не только рукотворные ценности человечества, но и продолжать ту же заботливость и ко всем истинным источникам жизни. Потому оживление пустынь, как в своем буквальном значении, так и в переносном духовном понимании, является благородной задачей человечества. Да цветут все пустыни.

Харбин, 24 сентября 1934 г.

Н.К. Рерих "Священный Дозор", 1934.
**************************************************************



ОКТЯБРЬ

1 октября 1934 г. Харбин

ВЕНЕЦ ЖЕНЩИНЫ

Так было приветствовано прекрасное содружество женщин Индии под именем Царицы Миры, память которой почитается каждой вдохновенной хозяйкой:
'Сёстры, под светлым именем 'Мира', в простоте, в служении и в чистоте и в молитве, вы собираетесь'.

Эти благородные попытки принадлежат к тому великому Прекрасному, которое венчает бытие земное. Как же может человечество выразить своё восхищение без молитвы? Без чистоты и простоты люди впали бы в безобразие и вульгарность. Без понятия Великого Служения мир погрузился бы во тьму.

Мне приходилось часто приветствовать женщину как носителя красоты и мира. Но этот мир не значит бездействие. Даже высшее благословение может быть достигнуто лишь в огненном действии. И вы, когда сходитесь под вашими высокими девизами, вы понимаете значение дисциплины духа.
Человечество во время нынешних потрясений поистине нуждается в понимании Великого Служения в работе каждого дня.

Именно женщина от колыбели и до трона выполняет и вдохновляет истинный подвиг. И само слово 'Мира', начинаясь с одной из очень выразительных букв алфавита, уже прекрасно даже в звуке своём и на нашем языке оно напомнит о Великом Понятии Мира. Так же как высоко героична жизнь прекрасной Царицы Мира, так же точно героические примеры должны быть преподаны растущему поколению от младенчества. Мать, жена, сестра всегда вдохновенно и мощно напомнят своим близким о чудесных эпических подвигах.

Матери, жёны и сестры, обратите тёмные будни в праздник Великого Служения! Покажите младшему поколению, что каждый труд должен быть исполнен высшего качества в его духовном осознании. Это высокое качество должно наполнить человеческую жизнь от зари до заката. И в этом постоянном усовершенствовании мы найдём улыбку счастья.

Матери, жёны и сестры, творите героев!
Пусть благословение Матери Мира пребудет над вами.
Также трогательно было общение и с другим женским единением Индии 'Стри Дарма'. Настоящая эпоха недаром называется эпохою Матери Мира, она выдвигает особую деятельность женщин как носительниц культуры.
И в то же время эта почётная миссия накладывает на женщин и особую ответственность как на хранительниц не только семьи, рода, государства, но и мира.

Только в женских руках мир, к которому тянется всё человечество, будет осознан как творящее, бодрое будущее, в котором появится истинное сотрудничество.

Научитесь творить героев. Наше обращение к женскому объединению в Америке начиналось так:
'Когда в доме трудно, тогда обращаются к женщине. Когда возникает боль, именно женская рука удаляет её. Когда мозг и рассудок отказываются помочь в вычислениях, тогда именно женское сердце остаётся готовым помочь языком сердечным'.

О тех же неотложных задачах женского движения пришлось говорить с группой представительниц женских обществ в доме графини Уэсуни, в Токио. Радостно было видеть не только живой интерес высококультурных женщин, но и ознакомиться со многими уже осуществляемыми прекрасными начинаниями. Поистине при взаимном понимании, при терпимости и сотрудничестве можно соткать священную мировую ткань Матери Мира. Мне было драгоценно видеть это горение устремленных женских сердец.
Радостно мне звучали слова г-жи Маши Матзудайра, представительницы Ассоциации японских женщин. Она ответила:
'Я выслушала ваше мнение, д-р Рерих, с величайшим волнением и вполне согласна с вашим мнением о женском положении во всемирном смысле. И если мы посмотрим вверх, то мне представляется, что положение женщины ещё более заслуживает внимания. По поводу проведения женщинами развития культуры, мы всегда помним, что она исходит из искренних материнских побуждений, которые помогают усовершенствовать образование наших детей, любовно устраняя всякие затруднения и препятствия. В вопросах поднятия культуры и широкого развития образования наша группа всегда работает в сотрудничестве с местными учебными заведениями и другими женскими объединениями. Мы надеемся направлять все свои труды в тесном сотрудничестве со всеми женскими организациями всего мира, чтобы совместно посильно приложить все старания к установлению вечного мира и сближения всех народов.

Вообще к достижению 'мира' все стремятся от всей души, но истинный мир будет найден только в мире, где моральные основы будут твердо соблюдены.
Если в одной стране будет соблюдена мораль, а другая страна останется аморальной, то такое положение нельзя назвать истинным миром.

В каждой стране имеются различные политические народные организации, которые ставят своими задачами процветание своей страны и поддержание и сохранение нации, а также установление между странами сближения и дружбы.

Но так как все эти организации были учреждены руками мужчин, то мне думается, что роль наблюдения над этими мужскими организациями, в том смысле - действуют ли они морально или нет - должна принадлежать женщине.

В настоящее время могло бы наступить между различными нациями взаимное понимание, но часто этот путь ещё не открыт перед женщинами по той причине, что им невозможно быть правильно осведомленными относительно положения дел и проводить в жизнь вышеуказанные задачи.
Ввиду этого нам очень желательно открыть новый путь вместе с иностранными женщинами той же великой души, вне границ национальности и начать первый шаг с материнской любви, которую мы проявляем беспрестанно в отношении детей, безразлично, своих или чужих, неся в сердце высокое понимание твёрдого проведения в жизнь своих идей, не затрудняясь никакими препятствиями. Я прошу доктора Рериха не отказать нам в содействии. Все эти женские обязанности будут совершаемы с глубокой религиозной верой и материнской любовью'.

Этот призыв г-жи Маши Матзудайра послан и в Европу, и в Америку, и в другие страны; и женское сердце не только порадуется прекрасному зову японской женщины, но и сольётся в дружном труде на всеобщее благо.

Действительно, приходят сроки, когда человечество обязано выявить все свои духовные силы и возможности. Женщины, опоясанные силой любви, венчанные венцом подвига, как светлый дозор, как рать непобедимая, ополчаются против тьмы и зла и придут на помощь человечеству, которое находится в небывалой ещё опасности.

Вспомним о всех героинях, от будней и до величайших событий. Вспомним о носительницах света, от зари до заката. Вспомним о терпении, преуспеянии и красоте, которыми полно сердце женщины.

Харбин. 1 октября 1934 г.

Н.К. Рерих 'Священный Дозор', 1934. Харбин
_________________________________________


3 октября 1934 г. Харбин
СЛАВНОЕ СИБИРСКОЕ КАЗАЧЕСТВО

Приветствовать Сибиряков - это значит почувствовать и сказать что-то очень мужественное и созидательное. Понятие сына Сибири есть зов труда и познавание тех действительно неисчерпаемо прекрасных сокровищ, которыми наполнена эта страна глубокого прошлого и великого будущего.
Во всех десятках стран, где пришлось побывать, никто ни на минуту не смущался понять всё великое ещё несказуемое значение Сибири. Белуха стоит бело-снежным свидетелем прошлого и поручителем будущего. Сибиряки не только любят Сибирь, но они всегда стремятся к ней для работы, для труда, для сотрудничества.

Вспомним о всех незабываемых подвигах славных казаков Сибири. Вспомним, что именно сибирские кооперативы заняли такое незабываемое место среди подобных зачинаний нашего отечества. И сейчас разве мыслимо соображать, какое сотрудничество без этой сознательной кооперации? Тем, кто хочет строить, можно думать лишь в оценках трудовой единицы. Всякие другие ценности, измышленные и условные, поколебались и обветшали. Недавние кумиры человечества уже отброшены, и вместо них неизбежно и справедливо встаёт понимание Религии, доблести и труда. Без этого понимания не будет и настоящего осознания культуры.

Культура, как всеобщее благо, как свет истинного просвещения, как свободно осознанная дисциплина духа - эта культура слагала крепчайшие народы. И сколько таких народов прошло в великих шествиях по необъятным пространствам сибирским! От всех этих великих путников наслоились не только бедные, но и высокодуховные наследия. Эти великие понятия разве не обязывают перешагнуть че-рез ветошь и мусор недоразумения и разрушительных непониманий?!

Ведь невозможно более жить среди хаоса разъединения и взаимного уничтожения. Просто невозможно больше дышать! Невозможно больше радоваться свету солнечному, когда невежественная озлобленность совершает ужасное шествие смерти.

Но довольно мы слышали о смерти, о разъединении и о разрушении. Отравленные газы и человеконенавистничество не могут являться завершением человечества. Ведь это настоящее потрясение культуры.
Из этих смердящих бездн встают годы безбожия - этого тёмного прообраза невежества. Плачевно наблюдать, как безбожие во всех концах мира, подобно мерзкой ехидне, пролагает свой ядовитый путь. Во многих странах мы возмущались атеизмом и цинизмом, которые, прикрываясь ложным названием материализма, являются порождениями самого несносного тёмного невежества. Словарь зла преисполнен, и необходимо обратиться ко всем мерам сотрудничества, к понятиям созидания.

Когда мы говорим о созидании, о кооперации, разве мысленно не переносимся мы в просторы Сибири, где такой непочатый край для приложения всякого строительства? Сейчас зарубежные Сибиряки разбросаны по самым неожиданным странам, но везде, где они находятся, можно слышать здоровое слово о труде, о будущем. Сибиряк не может преклонить голову перед преходящей невзгодой, от всех сибирских работников веет неутомимость, и если добавить к тому Веру, дружелюбие и понимание кооперации, то вот вам и новый дом.

Могу добавить, что также в разных странах на наших глазах развиваются многие общества, которые в сознании своём идут рука об руку со здоровыми началами Сибири. Если путник знает, что он не одинок, если он, увидя дальние костры, знает, что это дружественные огни, то и силы его удесятеряются. Путник имеет дальних друзей, дойдёт в бодрости.
Знамя Ермака Тимофеевича сделалось как бы символом геройства и подвига. Многое в течение жизни стирается и распыляется, но когда мы обращаемся к знамени Ермака, то этот подвиг лишь растёт в народном сознании и зовёт к подобному же героическому будущему. Никогда ещё Сибирские казаки не расходились так далеко по свету. И куда бы ни разошлись казаки в конце концов, в священной решимости они преоборют все разделения, разумно ценя мощь единства. И в душе каждого из них есть светлое сознание, что они, куда бы ни забросила их судьба, остаются полными решения принести дорогой сердцу Сибири славное и великое будущее.

Среди многих угодников и святителей православные казаки глубоко чтут имя Преподобного Сергия Радонежского. Акафист Преподобного начинается:
'Возбранный от Царя Сил Господа Иисуса, данный России Воеводо и Чудотворче Предивный!'

Харбин. 3 октября 1934 г.
____________________



5 октября 1934 г.
ПИСЬМО Н. К. РЕРИХА к Г. Г. ШШКЛЯВЕРУ

Октябрь 5, 1934
Дорогой Георгий Гаврилович!
Постепенно мы готовимся к следующей поездке. Поэтому следующее Ваше письмо уже пишите в совершенно сокращённой форме и на всякий случай предполагайте, что по несовершенству путей оно могло бы и не дойти. Хочу этим сказать, что никаких срочных вопросов ко мне не обращайте. Как я уже и говорил Вам ранее, все вопросы адресуйте Е. И. в Наггар и от неё получите соответствующие решения. Конечно, Ваши рапорты в Америку пойдут прежним порядком. К сожалению, вообще замечается пропажа нескольких писем. Трудно сказать, где и как она происходила, но факт налицо, и потому, когда будете писать, пишите совершенно кратко и сжато и не утяжеляйте бумагою, ибо, может быть, толщина пакета способствует их пропаже. Повидайте в хороший момент нашего друга П. относительно корич. книжек. Узнайте совершенно конкретно, как должное будет сделано, ибо помню Ваше категорическое сообщение о благоприятном решении этого вопроса. Предполагаем, что своевременно мы найдём возможность телеграфировать Вам, какой именно консул будет ближайшим.

Сегодня получили известие о ратификации Пакта Гватемалою. Каждое такое сведение я сообщаю в местную прессу, и таким образом получается целая вереница полезных ободряющих напоминаний. Конечно, и в Наггаре, и в Америке делается то же самое, наверное, и Вы сообщаете в соответственную французскую и русскую прессу эти краткие фактические вести, и надо думать, что пресса принимает эти факты. О счетах Зелюка не пишу Вам более, ибо уже сообщал Вам, что они находятся в ведении особого Комитета, с которым Вы, вероятно, и общаетесь через м-с Хорш. О прочих Ваших денежных делах Вы, конечно, сноситесь по обычному каналу в Америку, причём сообщайте все даты возможно выпуклее, чтобы облегчить справки в местном делопроизводстве.

О желательном движении Пакта я Вам уже писал неоднократно. Если встречаете затруднения с какой-нибудь определённой страной, то немедленно покрывайте это обстоятельство усилением сношений с другими соответствующими странами. Происходящее накопление ратификаций, наверное, создаёт для Вас благоприятную почву. Ещё раз, пожалуйста, передайте м-м де Во, с какой радостью я окончил чтение её превосходной книги, экземпляры которой мною переданы в местные библиотеки. Скажите ей, что эта книга прибавляет ещё одну поистине благородную страницу в ее незабываемую просвещенную деятельность. При свидании с Мих. Ал. передайте ему не только мой привет, но и пожелание устремлять во благо рождающиеся возможности. Именно последнее сейчас во многих местах обнаруживается: вероятно, Зин. Григорьевна посылает Вам списки или оттиски моих последних статей. По-прежнему действуйте с ними во благо. Не думаете ли, что Абданг мог уже дать следующую заметку о последних шести ратификациях? Впрочем, Вам виднее его настроение. Здесь происходят небольшие газетные курьёзы. Так, например, некий совершенно юный и самомнительный автор пробовал испытывать меня с религиозной стороны, чем дал возможность напечатать Символ Веры, чему все восхитились. Конечно, такой оборот был бы совершенно невозможным в старой России, но, очевидно, "темпора мутантур". Вероятно, уже вышла в свет вторая книга о Пакте, которая явится для Вас прекрасным поводом усиления разнообразных поисков. Жалею, что манускрипт Сибирской книги так задержался, и последние страницы были получены Ив. Ак., судя по письмам из Америки, лишь в начале сентября. Конечно, количество иллюстраций будет всецело за-висеть от размера специального на эту книгу пожертвования. Если же не вместить в бюджет книги, пусть не посетуют. Сами знаете, как трудны времена и какая величайшая экономия требуется. Как Вы заключаете по тону письма, настроение у нас чрезвычайно бодрое и, несмотря на трудные времена, встают многие возможности. Надеюсь, что дух руководителей наших групп также бодр, и все они в сердце своём чувствуют значение сроков. Привет Вашим родителям и всем друзьям.
Духом с Вами


Из архива МЦР
_________________


7 октября 1934 г. Харбин

Н.К. Рерих
ДОМ МИЛОСЕРДИЯ

Милосердие - ведь это одно из самых трогательных слов прекраснозвучного русского языка. Оно принадлежит к тем вдохновляющим понятиям, которые в суете дня так часто произносятся в полной небрежности. Мило-сердие, со-страдание, благо-дарение, здрав-ствование, само-отвержение. Все эти слова так часто повторяются с утерей всякого их смысла. Вместо благородно звучного "благодарю" в суматохе выходит "блдарю", вместо благожелательного "здравствуйте" выходит оскорбительно бессмысленное "здрасте", и не в том дело, что такие ценные понятия произносятся невнятно языком, но тем самым они в общежитии теряют прекрасное и зовущее свое значение.

Между тем именно все эти сложные обдуманно-составные определения и пожелания даны не как нелепая отвлеченность, но как высокая реальность, внесенная в повседневный обиход. Радостно там, где эти заветы в действенности опять напоминают нам свое первое назначение.

Каждый раз, когда посещаешь "Дом Милосердия", он всегда восхищает меня своею действенностью. Только подумайте, в такое трудное время, как сейчас, когда всюду слышится лишь жестокосердное упразднение и урезывание, в наши страшные дни благое строительство "Дома Милосердия" не замирает. Когда люди думают лишь о том, как бы уже бывшее просуществовало, тогда "Дом Милосердия" готовится открыть двери для новой помощи. Поистине можно преклониться перед неустанной благой энергией духовного хозяина "Дома Милосердия" архиепископа Нестора. Если и в дни такой неслыханной разрухи и ущерба можно всё-таки преодолевать препятствия и строить, то в этом явлен необыкновенный пример созидательства, которое так сочетается с истинной духовностью. И молодые побеги растут около "Дома Милосердия", как верный дозор священной твердыни.

И не только печётся духовный хозяин о детях и престарелых и о всех труждающихся. Его глубокая мысль живёт среди великих миротворческих задач, всюду объединяя, заживляя и внося радость. И ещё проникновеннее заботится владыка Нестор и о всём духовном хлебе.

Разве не замечательно, что при "Доме Милосердия" создаётся и музей-хранилище, про которое строитель добрый пишет в недавнем своём письме: "Преподобный Сергий Радонежский, которого так свято чтите Вы, святым молитвам которого любовно посвящаем наш скромный музей-хранилище, да будет всегда помощником..." Именно Преподобный воспитатель русского народного духа, сам неустанный труженик и создатель. Преподобный Сергий так живо вспоминается при каждом ко благу направленном строительстве.

В то время, когда даже многие учебные и просветительные учреждения не задаются мыслью о создании в своих стенах вещественного напоминания о священном и культурном, тогда "Дом Милосердия", и в этом смысле великомилосердия, подаёт благой пример. Мне, может быть, скажут, что трудность современной жизни мешает такому просветительному начинанию. Но это не так.

Мы достаточно знаем, что бедность не препятствует чистоте и что строительство не есть только продукт избытка и роскоши. Мне лично в разных странах пришлось убедиться, как строительство и благое собирание часто зарождалось среди самых неимущих, но зато самых живых духом. Мог бы назвать многие примеры тому, как самые, казалось бы, стеснённые обстоятельствами люди составляли для народного блага полезнейшие собрания.

Помню бедного гимназиста, который на свои трудовые копейки составил ценное собрание художественных открыток. Помню студента, который, урезав возможности пошлых увеселений, создал уже в студенческие годы прекрасное собрание картин. Помню очень стеснённого обстоятельствами полковника, который задался оригинальной и прекрасной мыслью собрать первоначальные эскизы художников для их будущих картин. Помню, как неустанно обращался он к художникам, которые отдавали ему первые наброски, и таким образом в течение меньше чем десяти лет составилось прекрасное и неповторимое собрание первых и ярких отображений творчества. А ведь всем известно, что первая художественная идея нередко бывает более огненна, нежели рассудочно-обдуманная картина. Эти три примера я беру из жизни русской, а сколько таких же прекрасных проявлений я мог бы назвать и в Америке, и в Европе, и в Индии.

Становится совершенно ясно, что дело не в том, чтобы строение шло бы от избытка, от роскоши, наоборот, истинное собирательство рождается в духе и сердечным огнём преодолевает все трудности во имя блага. Такое собирательство является одной из основ живой этики, о которой так мало сейчас думают. Мы должны бороться против всяких наркоманов, но такое несчастье не зарождается ли оно от невозможности прикосновения к священному, прекрасному? Ведь об этике даже не принято говорить. Это живое начало поставлено в разряд тех трюизмов, о которых в условном обществе даже не принято упоминать. Но жизнь поверх всех невежественных разрушений всё-таки напоминает о великой ответственности человека, и в особенности мы должны быть признательны тем, кто, несмотря на все очевидные трудности, продолжает творить и созидать.

В Харбине нет художественного музея. Молодёжи некуда пойти, чтобы духовно отдохнуть в прекрасном, но и тут происходит именно милость сердца. Только подумайте, не кто иной, как именно "Дом Милосердия" приходит на помощь и в этом духовном неотложном вопросе. Конечно, если трудно будет собрать "Дому Милосердия" лишь оригиналы, пусть там будут и хорошие воспроизведения, но именно место духа охранит выбор и состав этих устремлений человеческого творчества. Не могу сказать, как радостно, что в пределах милосердия включился и такой хлеб духовный, который привлечёт и наставит множество сердец, и среди них сердца молодых.
Будем радоваться каждому объединению. Будем радоваться каждому приобретению мелких разделений и разложений. И другое священное начинание не может не радовать каждое устремлённое ко благу сердце. На наших глазах в Харбине создаётся Институт Святого Владимира. Конечно, всякое начало трудно, но из-за этих трудов встаёт идея объединения. Кто же не будет радоваться, что в наши дни и дело учебное, просветительное может получать знак стремления к объединению!

То обстоятельство, что во главе Института Святого Владимира стоит правящий архиепископ Мелетий, а правление возглавлено епископом Димитрием, должно являться залогом, что в дело будет внесена вся доброжелательность, вся терпимость и вмещение, свойственные Христову просвещению.

Если Институт может начинаться лишь с трех факультетов, то ничто не может помешать нам мыслить о расширении этой программы и внесении в неё тех исторических, гуманитарных и художественных заданий, которые сейчас уже обычно входят в программу университета. Мне скажут, что это трудно сейчас, но, повторяю, именно трудность не однажды бывала затем породителем особой энергии, которая превозмогала. Ведь прежде всего идеи вызывают следствия. Потому безбоязненно положить в основу мышления объединения всё священное, всё прекрасное, всё познавательное, которое и найдёт пути претворения, лишь бы мысленно произошло согласие.

Разве не глубокая радость, что ко дню Воспитателя русского народного духа мы имеем возможность поминать такие великие строительные основы, как просвещение и собирание.

Приехав в Харбин, я говорил и радовался и о скрытых и о явных возможностях этого места, а теперь в солнечный воскресный день, когда звенит благовест храмов Христовых, когда готовимся идти на освящение Института Св. Владимира, а затем на молебен в "Дом Милосердия", разве не радостно среди света вспоминать и взаимное утверждение в основах единения. Итак, на всякое "нельзя" скажем душевное и сердечное "можно".

Хорошее русское слово - милосердие.

7 октября 1934 г.
Харбин.
_____________



12 октября 1934 г. Харбин, Маньчжу- Ди-Го

Н.К. Рерих
СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ КОРОЛЯ АЛЕКСАНДРА

Жизнь героя ведёт человечество. Как исток вдохновений, как мера прекрасного, как побудитель мужества, - так звучит голос истинного героизма. Кто же скажет, что этот светлый зов не звучал во всю жизнь Короля Александра? Кто же не почерпал вдохновения к добру, узнав, как бесстрашно и мужественно боролся король-рыцарь за Родину, за Всеславянство, за дорогую ему Русь, за добро и строение!

Народ его должен был справедливо гордиться именем Монарха, Воина и Строителя, и Покровителя знания и художества. Среди всех трудов своих Король всячески заботился о народном просвещении. Ещё недавно он отдал дворец свой под музей. Ещё недавно он звал к изысканиям науки и поощрял исследования древних наследий своего народа.

Как бы люди ни горевали о потере его, всё же ещё недостаточно можно оценить незаменимую утрату. Невозможно представить себе все те необыкновенные сочетания, вместившиеся в личность Короля Александра. Дух его закалялся в горниле неповторенных мировых трагедий. Он вёл героическое войско, с которым разделял трудности войны и похода. Он самоотверженно принял на себя всё бремя государственной ответственности. Когда стране угрожало разделение - именно он принял на себя всю тяжесть единоличных обязанностей. Он находил светлое строительное слово и во дворце, и в хижине. Он всегда помнил о России в самых прекрасных и трогательных выражениях. Он не только хотел добра, но и творил его на всех путях своих. Как отец народа, он ходил среди народа, и от молодости он был героем. Под этим редким величественным знаком прошёл он свой путь земной. Много слёз проливается о Короле-Герое, много сердец трепещут в сознании, что среди нас, среди тьмы и смущений проходил этот светлый вождь. И содрогается сердце от того, что не уберегли его. Когда что-то ещё не ушло, тогда люди думают об этом легко, но когда переступается невозвратимая грань, то со всей болью мы можем лишь твердить о том, что не уберегли такое светлое явление.

Не только для своего народа он будет самым светлым, незатемнённым воспоминанием. И в былинах и в звучных песнях сохранится память о Герое-Рыцаре. Не менее нестираемо будет жить имя Короля Александра и в сердцах русских. Память о нём будет новым крепким залогом славянского единения. Пусть не думают те, которым такое единение не по сердцу, что с телесным уходом кончается и духовное воздействие. Наоборот, духовная связь и укрепляется духом. И потому память о короле Александре всегда будет живым залогом славянских взаимопониманий. Как бы ни были удалены на разных материках сердца славянских народов, в них всегда пробуждается несказуемая искра единства, и при встрече самые незнакомые люди, узнавая взаимное славянство, просветленно говорят друг другу: 'Брат!'

Беда случилась в славянстве: Герой славянства ушёл. Но звучит его постоянный светлый завет, что без одной славянской страны не будет и другая. Молодёжь будет помнить, как свято покойный Король хранил заветы славянства, как он почитал знание и красоту и как он строил в великом труде.

Вместе с простой почтой приносили незаказное небольшое письмо, где говорилось: 'Король Александр пишет'. Так просто, так человечно и так глубоко просвещённо заботился Король и находил время, чтобы лично оповестить, пригласить или предложить посетить святыни Югославии.
Помню, как загорался президент Югославской Академии Мануйлович, как только начинал говорить о Короле Александре. А сенатор Мажуранич или старый дипломат Спалайкович, или славный ваятель Югославии Местрович и многие разные по характерам люди, всегда одинаково вспыхивали они, говоря о Короле Александре, о его словах, о его решениях и ободрениях.

Тёмная рука злодея нарушила славный путь Строителя. Злая воля ещё раз вторгнулась в дела Света. Каждый героический облик напоминает людям о том, что среди обыденной жизни нашей возможны славные дела. Думаю о прекрасном жизненном подвиге Короля Александра, пусть ещё раз помыслим все мы о единении, о том взаимном доверии и сотрудничестве, которое позволяет нам охранить истинные духовные ценности. Будут стоять памятники Королю Александру. И не холодный металл, но горячее сердце героя будет светить человечеству надолго. Будут посвящены Королю Александру многие книги, полные трогательности и величественности фактов и воспоминаний. И старое и молодое поколение глубоко почувствуют неугасаемую близость этого прекрасного и величественного духа.
Благословенны светлые герои!

12 октября 1934 г. Харбин, Маньчжу- Ди-Го
Н.К. Рерих. Священный Дозор, Харбин, 1934
_______________________________________



22 октября 1934 г. Харбин
ДУХОВНЫЕ СОКРОВИЩА
Комитету Пакта Рериха в Харбине

С нашего прошлого заседания в деле Пакта произошли как счастливые, так и горестные знаки. К счастливым знакам относится то обстоятельство, что число ратифицировавших Пакт государств возросло. К республике Панаме, Гондурасу и Соединённым Американским Штатам ещё прибавились Эквадор, Уругвай и Гватема-ла.

Нарастание ратификаций продолжается, и в ближайшее время можно ожидать, как среди южноамериканских республик, так и других государств, подобные же добрые знаки.

В письме от 10 сентября доктор Г. Г. Шклявер сообщает: 'Из Бельгии я только что получил газетную вырезку, из которой видно, что в Брюгге происходит что-то особенное: в окнах магазинов выставлены плакаты, требующие разрешения вопроса о 'Рерих Фаундейшон', собираются толпы, делегация граждан явилась с тем же требованием к губернатору, различные общества и союзы, в том числе и союз коммерсантов, подали петиции в ратушу. Газета со своей стороны выражает пожелания, чтобы 'это движение скорей выразилось в создании учреждения мирового значения'.

Это сообщение относится к пожертвованию городом особого дома для Музея Пакта. Вопрос идёт о выборе между несколькими домами. Со своей стороны мы можем лишь радоваться такому горячо сердечному отношению граждан Бельгии.

В то же время идея пакта понесла незаменимые утраты в трёх странах. Истинный друг пакта Король Александр погиб. В Латвии погиб сторонник пакта Архиепископ Иоанн и теперь мы слышим, что скончался Раймон Пуанкаре, который ещё в 1930 году выражал мне лично свои горячие симпатии Пакту. Не буду говорить о том, как тяжело терять таких искренних друзей, доброжелателей, которые всей жизнью своей лишь подтверждали благородное охранение всего великого и доброго. Почтим память ушедших друзей и приложим сугубые усилия, чтобы идея охранения священного и творческого, несмотря на все трудности - утверждалась. Я не скрываю от себя, что указанные смерти затруднят ратификацию пакта в трех государствах. Но будем надеяться, что как новый глава Югославии, так и государственные деятели Франции и Латвии по-прежнему будут сердечно действовать в направлении соглашения об охране культурных сокровищ. Можем ли мы, хотя на минуту, подумать, что такое соглашение не спешно? Наоборот, печальная действительность каждого дня лишь подтверждает, насколько широко распространяется по миру варварское разрушение. 14 октября здешняя пресса под заголовком 'Гибель знаменитого Собора в Овиедо' сообщает: 'Летчики доносят, что знаменитый Собор в Овиедо, построенный в XIV веке, в котором хранилось много различных сокровищ и произведений искусства, погиб в пламени'. Итак, опять очередная смута, прежде всего, отразилась на гибели незаменимого собора.

В своё время, когда приходилось писать об изуродовании в Лувре знаменитой картины 'Анжелюс', невольно возник вопрос, почему это рука варвара должна была резать не только знаменитую картину, но именно картину, полную именно такого возвышенного настроения? Вспоминаем горестные кощунственные разрушения Симонового Монастыря, Спаса на Бору, Храма Христа Спасителя. Куда же дальше идти? Наш Комитет в лице председателя Французского Комитета барона М. А. Таубе и генерального секретаря д-ра Шклявера по предложению Центрального Комитета, горячо протестовали против такого варварского кощунства, как в Париже, так и во время нашей международной конференции в Брюгге. Здесь же мне приходилось слышать вопросы, основанные на очевидном незнании, что, почему наш Комитет не протестует при таких губительных вандализмах. И я отвечаю на это: 'Наши-то Комитеты, конечно, неукоснительно протестуют, но печально то, что общественное мнение сравнительно мало отзывается на эти протесты и даже не стремится узнавать о них. Вместо того чтобы спросить, где именно были протесты, люди просто восклицают: 'Почему таких протестов не было?' В таком обороте речи можно чувствовать уже какое-то недоброжелательство к делу охранения памятников культуры. Вместо того чтобы сойтись в дружном стремлении и взаимном понимании, некоторые люди предпочитают бросить в пространство злобно разъединительные формулы. Мы протестовали и при разрушении Храма Христа Спасителя, протестовали против разрушения монастырей при революции в Испании, протестовали против изуродования знаменитой картины Милле, и теперь мы также протестуем против разрушения знаменитого Собора Овиедо.

Нам скажут, что Собор уже разрушен. Тем более, мы должны призвать общественное мнение спешно задуматься над ужасной проблемой разрушения сокровищ культуры.

Если с одной стороны будут призывы к разрушению храмов, музеев и всех культурных сокровищ; если тёмная рать будет призывать к разрушению всех Рафаэлей, то насколько сильнее и звонче должны звучать голоса, понимающие, что лишь духовными ценностями будет живо человечество. Вместо того чтобы изображать из себя каких-то самопожирателей, все, казалось бы, просвещенные люди должны сойтись в дружном единении во имя охранения самого ценного, на чём стоит мир.

Эпохи осознания духовных ценностей в истории человечества справедливо называются эпохами возрождения и эпохами расцвета. Также справедливо называются печальными годами те времена, когда разрушались ценнейшие библиотеки, священные храмы и в невежестве разрезались бесценные полотна. История в своих безличных справедливых оценках делит человечество по черте культуры. Эта грань вырастала не случайно, не бессознательно. Всегда находились геройские попытки и горячие сердца, которые понимали, что лишь в светло озарённом творчестве человечество оставляет истинное наследие.

Если прошлый раз мы уже говорили о светлой необходимости объединения вокруг ценнейших понятий человечества, то не прошло и месяца с тех пор, как мы с обновлённой силой должны призывать друг друга к просвещению и деятельному единению. Сама жизнь, сами вопиющие факты так созывают нас сплотиться в ещё большей деятельности во благо культурных сокровищ. Если кто из нас может указать ещё какие-либо пути для обнародования и воззвания ко всем культурным элементам, ко всей молодёжи мира о сохранении памятников священных и прекрасных, пусть тот не преминет подать свой добрый совет и указать ещё один путь блага. Ведь очень часто сознание бывает настолько затемнено, что люди вообще перестают мыслить о духовных сокровищах и потому, к сожалению, в нашем веке создалась особая необходимость подумать об истинных оплотах человечества. Скажем сердечное спасибо каждому, кто восскорбел бы и помыслил о происходящем. Поблагодарим каждого, кто приложил бы своё умение и старание к неотложному проведению в жизнь начал созидания и блага. Спешно время!

Харбин. 22 октября 1934 г.
______________________



24 октября 1934 г. Урусвати.
ПИСЬМО ЕЛЕНЫ ИВАНОВНЫ РЕРИХ к Г. Г. Шкляверу

Урусвати, октябрь 24. 1934
Дорогой Георгий Гаврилович,
получила Ваше письмо от 7 окт., в котором Вы ещё пишете о предстоящей Вам аудиенции у Короля Александра, а уже страшная и скорбная весть о злодейском убийстве дошла до нашей горной обители.

Тяжко, очень тяжко было читать строки, повествующие о совершенном преступлении. Вечная память светлому герою и мученику! Горе славян - наше горе! Тяжка утрата эта и для Франции. Ведь она теряет вернейшего и лучшего союзника! Можно ожидать тяжких последствий этого страшного злодеяния. Беспокоюсь очень за наших друзей в Югославии. Со смертью своего Покровителя и лучшего друга многим будет очень тяжко. Яма со всеми своими отбросами развернётся перед ними, и обезьяньи повадки усилятся во всей стране. Тяжкие времена предстоят Балканам. Какой бич эта шайка международных террористов! Не амнистировать их нужно, но уничтожать!

Только что прочли в местных газетах, что гнусный убийца совершил уже два убийства в Болгарии и получил амнистию (по случаю какого-то дворцового торжества), после чего он сейчас же записался в международную организацию террористов! Пора бы понять, что люди эти одержимые и маньяки, и нельзя рассматривать их как человеческие существа. Именно в них ничего человеческого нет. Они слепые орудия разрушительных сил. Ведь итальянец, стрелявший в Рузвельта, показал, что он ничего не имеет против самого Рузвельта, просто он хотел убить какого-нибудь Главу Государства. И ведь этот преступник по законам страны не был бы отправлен в ссылку на тот свет, если бы мэр г. Чикаго, в которого попала предназначенная Рузвельту пуля, оправился бы от поранения! Отсидев свой срок и, может быть, тоже попав под какую-либо амнистию, этот тип снова принялся бы за цель своего существования - служить орудием для тёмных сил. Пора бы дружными общими усилиями начать искоренять все гнойные и смердящие язвы нашего времени, разлагающие организмы всех стран. Слов нет выразить все возмущение и горе, испытываемое мною. Ушел лучший друг всех истинно русских!

Вероятно, Вы послали прочувственные телеграммы от нашего Центра, как в Сербию, так и франц. правительству по случаю смерти Барту. Сообщите мне, пожалуйста, что представляет из себя заместитель Барту? Мне что-то припоминается его фамилия в связи с социалист. партиями. Если так, то мало надежды на немедленное проведение благородной идеи Пакта. Но принимая во внимание, что правительства во Франции так быстро меняются, мы не должны ослабить наших действий, наоборот, ещё усилить их.

Радовалась Вашему сообщению о возможности присоединения Венгрии к Пакту. Может получиться весьма любопытная картина принятия Пакта малыми странами под водительством одной великой Державы С. С. Шт. Это тоже знамение времени, зрячие очень подмечают эти вехи будущего. Всё уходящее не примыкает ни к одной строительной идее. Также сообщенная Вами формула Мет., конечно, так прекрасна, что при каждом случае она может быть произносима. Мир так нуждается в прекрасных формулах.

Имеете ли Вы все вырезки америк. газет со статьёй Н. К. о строительстве новой страны М.? Статьи эти были и в амер. и в русско-американск. газетах. Я просила переслать их Вам для Ваших друзей. Получили ли Вы их? Имеете ли Вы сведения о движении Пакта в Прибалтийских странах? Списываетесь ли Вы для согласованных действий по этому вопросу с г-ном Стурэ? Он очень деятельный Президент Общ. Все опасения относительно предательского гнезда в Рев[еле] подтвердились. Икс. выдал своего ближайшего помощника, чтобы войти в большее доверие. Своё внимание они устремили сейчас по-видимому на д-р Ас., надеясь доставать сведения через него, ибо тот убеждён в благонадёжности Икс. Предупредите его об Икс. Я уже написала ему об осторожности, но повторить никогда не мешает. Письмо Ваше к А. П. - то, что нужно. По получении ответа, пожалуйста, уведомьте меня. Очень важное обстоятельство, что г-н Икс. для своего Общ. "Круг Мысли" воспользовался знаком Музея. Прошу Вас сообщить мне, зарегистрирован ли этот знак за нашим Общ. в Париже? В Америке на этот знак взят копирайт, но я не знаю, как обстоит дело в других странах. Так я написала г-ну Стурэ, прося его зарегистрировать этот знак во всех трёх Прибалт. странах. Недопустимо, чтобы сомнительные организации прикрывались нашим знаком. Вообще, мы должны быть очень осторожны с новыми группами. Так, в Приб. странах они должны иметь апробацию К. Ив. и чартр из Амер. на право Им. и знака, иначе мы расплодим такие ячейки, от которых потом не отделаемся. Буду ждать Вашего ответа и на этот крайне важный и спешный вопрос. По получении Вашего ответа предпримем совместные шаги для ограждения имени и знака.

Сейчас получили сведение, что и Гватемала присоединилась к Пакту и через несколько дней будет получена и соответствующая бумага от Чили, ибо согласие Правительства уже дано. Также появилось интервью мин. Уоллеса о Пакте с прекрасными формулами. Надеюсь, что оно будет выслано Вам из Америки. Нам нужно собрать каждое подкрепление. Прочла Ваши рапорты и письма. Именно, дорогой Георгий Гаврилович, продолжайте так же достойно нести знамя нашего Центра. Ваш ответ Тюльпинку превосходен. Как обстоит дело со знаками? Были ли они переданы г-ну Лемари и бар. Ле Жен? Также все сделанное Вами по линии г-на Хорша крайне полезно отзовётся на всех делах. Я знаю все переживаемые Вами трудности. Но напряжение наше и всех сотрудников ужасно. Перед великой Победой все силы должны быть напряжены до крайних пределов, таков закон. Победа соизмеряется по силе сопротивления. И всегда тьма сгущается перед рассветом. Но, дорогой Георгий Гаврилович, за горами уже брезжит Свет.

Нам, живущим на высотах, он уже виден. Я Вам писала о двух-трёх тяжёлых месяцах по своему усмотрению, но теперь должна внести некоторую поправку в это утверждение. На основании слов Вл. - нужно прибавить к этому времени ещё несколько месяцев, а затем придёт Помощь и великая Победа. Потому напряжём все наши силы и будем радостно творить.

Вы, конечно, уже получили брошюрку о Пакте из X., где образовался тоже Комитет Пакта. Н. К. в каждом письме просит, чтобы поддерживались самые лучшие, но и достойные отношения с друзьями, ведь обезьяны всюду стремятся портить и, конечно, как всегда, действуют через ставленников.

Как здоровье Гавриила Григорьевича и Вашей маман? В нашей Аюрведической медицине есть хорошие средства против катаракты, но, конечно, не знаю, как западные просвещённые доктора отнесутся к ним. Передайте м-м де Во мой самый сердечный привет и соболезнования по поводу двойной утраты, понесённой её прекрасной и любимой нами Родиной.

Шлю Вам силы для последнего напряжения. Победа будет велика, так Сказано. В субботу вышлю Вам немного мускуса, как сэмпл. Передайте мои лучшие, самые сердечные пожелания Вашим Родителям. Так и дойдём до дня радостного строительства.

Получила письма от кн. Е. К. Четвертинской и М. Тарасова. Передайте Е. К., что была очень тронута её письмом и с ближайшей почтой отвечу, а пока шлю мои лучшие мысли. Е. К. всегда живёт в памяти и сердце моём.

Из архива МЦР
_________________