Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1930 г.
(сентябрь - декабрь)

************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Святославу (4 сентября 1930 г. Лахуль)
Н.К. Рерих "ПРИВЕТ К ОТКРЫТИЮ БОЛГАРСКОЙ АССОЦИАЦИИ" (22 сентября 1930 г.)

ОКТЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха к барону Таубе М. (17 октября 1930 г.)

НОЯБРЬ
Письмо Н.К. Рериха к Рериху С.Н.(15 ноября 1930 г. Пондишерри)

ДЕКАБРЬ
Письмо Ю.Н. Рериха к Лихтман З.Г. (2 декабря 1930 г.)
Н.К. Рерих "ВЕХИ КУЛЬТУРЫ" (декабрь, 1930 г. Гималаи)
Н.К. Рерих "ПРИВЕТ ФРАНЦИИ (1930 г.)
Письмо Н.К. Рериха к барону Таубе М.А. (14 декабря 1930 г. Наггар)
Письмо Н.К. Рериха к о. Георгию Спасскому (24 декабря 1930 г. Наггар, Кулу.)
Письмо Н.К. Рериха к Митрополиту Платону (24 декабря 1930 г. Наггар, Кулу)
***********************************************************************************************

СЕНТЯБРЬ

4 сентября 1930 г. Лахуль.
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Святославу.

Родной мой любимый птенчик, как выразить тебе всю мою жажду увидеть тебя? Сокровище моё, сделай шаги, не упусти ни одной возможности, чтоб ускорить получение Американских бумаг. Говорят о жестокости Англии, но что сделала Америка, чтоб облегчить приезд семьи к больной матери? Неужели у твоего поверенного не нашлись слова, чтоб тронуть сердца законников?
Неужели все они утеряли тонкие человеческие качества? 'Если ограничиться мёртвыми законами, то лучше переехать на кладбище'. Ни одна страна, управляемая мёртвыми законами, не может эволюционировать! Какую красивую страницу вписала бы Америка в историю культуры, если бы нашла понимание красоты жеста, во-время признать Американскими гражданами семью великого носителя культуры, вложившего так много сил для возвеличения Америки.

Ведь биографии Н.К. пишутся и все его мытарства, вся клевета, все жестокости, также как и сочувствия культурных деятелей будут рекордированы. И в самом недалёком будущем люди будут изумляться всей жестокости:, которая есть порождение тупости. Страшно тронута отношением Франции, для которой мы ничего не сделали. Но обычно в жизни так и бывает - получившие меньше принося монету добрую.

Сокровище моё, напряги все силы, чтоб пробиться. Дух мой твёрд, но сердце болит и особенно жаждет видеть тебя, моего Светика, ведь с только лет были в разлуке! Понимаю, знаю всю мудрость происходящего. Понимаю, какое огромное накопление около имени совершается, благодаря клевете, жестокости врагов. Мне было показано через какие пропасти были настланы врагами мосты для нас. Проявленная жестокость устлала мостами сочувствия иначе трудно соединимые части. Ценность врагов вполне осознана в больших делах. Но для того, чтобы не упустить все великие возможности, не следует ли нам напрячь все силы. Наша сила напряжения должна расти по мере упорства врага. Мы имеем все щиты, за нами стена Бессмертных, ничто и никто не может пресечь наш путь, лишь наше колебание может задержать и ослабить конечную победу, 'которую трудно описать'! Также было показано, как малейшее сомнение или неуверенность тотчас же усиливали врага. Проявите всю находчивость, с полной искренностью можете указывать, как моё сердце слабеет, Дух может быть крепким, но единственный орган, неподдающийся лечению есть сердце. Только прана и покой может охранить его.

Родной мой, против каждой клеветы у нас есть щит, смело сражайтесь. В будущем создадим целую эпопею, а пока зорко собираем гнусные факты жестокости уходящей расы.

Америка должна понять, что, именно, из-за боязни её влияния происходят все задержки. Имеем доказательства этому. Неужели у неё так мало национального самоуважения? Страны, народы, когда проснётесь к сознательной, строительно-культурной жизни? Когда жизнь начнёт строиться не на взаимном ущемлении, а на культурной кооперации?

Сокровище моё, несказанно радуюсь, что ты снова принялся за живопись. Ты знаешь, как Владыка ценит твой несравненный дар. Всегда помни его любовь и заботу о тебе: 'Люмоу-Махатма, Моя Рука над ним'.

Порумочка везёт тебе русскую копию Беспредельности, храни её.
Наша птичка Востока улетела, окрылённая радостным духом. Она очень, очень окрепла духовно и физически. Без усталости делает по 18 миль в день верхом по горным тропинкам над пропастью. Всё ей удобно и всё хорошо и ничего не боится, лучшего спутника в дороге трудно представить. Много радости дала она мне и, надеюсь, надолго сохранит духовную бодрость, неустрашимость перед препятствиями. Чудесный дух всегда готов взлететь на высоту, но от грубого прикосновения мы должны её оберечь. Как цветок она раскрывается навстречу солнечному лучу, и готова излить свой чудесный аромат, но от грубого касания лепестки закрываются. Пусть в кругу это помнят, и ценят чудесный аромат. Радуюсь за Логвана, что его сокровище возвращается, ещё больше оценив его самоотверженную любовь. Эта страница в рекордах их жизни будет записана красотою.

Последняя вырезка газет о том, что [четыре страны] в нашем деле, очень интересна. Но нас интересует, как отнеслась Америка к ответу Англии, что она не даёт визу проф. Рериху из-за больших беспорядков в сев. Пунджабе. Нам кажется, что именно подобное положение обязывало бы их к обратному решению, ибо, не рискованно ли оставлять больную женщину среди ужасов революции? Но что ответила Америка? Пока что наша долина не затронута восстанием и, вообще, сейчас много спокойнее.

Молю Владыку, чтоб сердце моё выдержало, чтоб я могла увидеть вас, мои родные, принимаю все меры, стараюсь не волноваться гнусными выходками, но так трудно сдерживать справедливое негодование. Кроме того, страх за состояние сердца ослабляет борьбу.

Птенчик мой, так хочется больше знать о тебе, о твоих мыслях, о твоём самочувствии, твоих планах. Все мои мысли окружают тебя. Мой дух ближе близкого тебе. Также помни, что нет у тебя более близкого друга, чем Влады-ка. Помнишь, что сказано о космических предках?
Сверкающий мой Светик, чуй всю любовь мою! Всю нежность ласки моего сердца. Знаю твой великий дух!
<:>

Архив Музея Рерихов, Москва. (Машинопись)
________________________________________


22 сентября 1930 г.
ПРИВЕТ К ОТКРЫТИЮ БОЛГАРСКОЙ АССОЦИАЦИИ

Мне сообщили два ваших последних письма, адресованных в Париж и в Нью-Йорк. Благодарю за ваши искренние строки. Именно так мы и должны поступать, служа Великому Свету. Весь мир разбился сейчас на разрушителей и созидателей. Но каждый, кто понимает высокое значение культуры, конечно, будет среди строителей, среди напрягающих энергию, чтобы защитить мир от злобных попыток тьмы. Велико должно быть невежество и слепота тех, кто не может даже отличить Света от тьмы. Вы понимаете, отчего издревле отец тьмы назывался сорителем. Ведь это он засоряет глаза невежд так, чтобы они окончательно не отличали дня от ночи. Я послал вам мою книгу "Цветы Мории" и послал её во имя Св. Сергия. Устремляйте ваши лучшие порывы к этому великому Заступнику, сеятелю истинного просвещения. Книга "Цветы Мории", как вы знаете, издана для голодающих. Для духовно голодных! Ибо голод телесный ничто в сравнении с голодом духовным. И ближайшая задача каждого мыслящего во благо - помогать. Ведь лишь помогая, мы получаем. Получаем мы ту великую реальную благодать, о которой предчувствует и знает вся древняя мудрость и которая так реально выражена в истинном Христианстве. Эти два понятия: Благодать и Подвиг, так твёрдо сказанные по-русски, но не нашедшие себе выражения в некоторых других языках, нужно понимать реально. Приобщаясь к Благодати, следует действенно вносить её в весь обиход жизни, ибо что же претворяет уродливые будни обихода в красоту? Ведь только эта - великая Благодать, - какое чудесное слово! Ведь это понятие творит чудеса и самое звероподобное сердце склоняется перед вышним светом, который так же реален, как солнце. Но и мы в каждом нашем светильнике вызываем высокую стихию огненную. Значит, и в каждом сердце может возгореться очищающий пламень всепонимания и вмещения.

Вы пишете о врагах. Они существуют и полезны нам чаще, нежели мы думаем. Ведь они обостряют нашу энергию, они не оставляют нас в покое. И это - благо. Как сказал Преподобный Исаак Сирин: "Когда мы в покое, демоны веселятся, когда мы в трудах, - ангелы радуются"...

Но вы правы, иногда следует сказать врагам: "Не совершайте зла в неведении, ибо всякое зло, как бумеранг, возвращается к метнувшему его". Я очень сожалею, что какие-то помянутые вами люди в неведении пытаются творить зло. Этим нераспознаванием они только разрушают свои собственные силы. А нераспознавание опять происходит от невежества, от неведения. Недаром издревле невежество счи-талось худшим из преступлений. Я не люблю слово "мистика" или "оккультизм", ибо то и другое лишь синонимы незнания. Мы же, как я неоднократно поминал в тех "Путях Благословения", которые вы читаете, должны стремиться к ясности, к чёткости, к правде, в которой распознается великая, светлая Иерархия. Слышу из писем ваших, что вам трудно. И должен сказать, что всем трудно сейчас. И потому все мы можем радоваться тому, что сподобились в трудах призываться к примеру великих трудов самого Святого Сергия. Самого Его, который многократно сносил хулу и даже был покидаем братией, но единственно силою духа оборевал все затруднения и непрестанно строил Лавры Блага, путеводные светочи.

В Америке, как вы знаете, мы строим часовню Преподобного Сергия. Как стражи Блага станут эти знаки на путях накопления опыта. Сколько собратий наших, в рассеянии сущих, накопляют великий опыт и знание, которые поддержат их на благих путях. Я вам послал мою речь о культуре. Будемте все мы думать об этом великом понятии, об этой ступени к свету. Я знаю, что, мысля о культуре, у вас благостно затрепещет сердце и в ритме этого священного трепета в вас вольются новые несокрушимые силы.
Привет!

22 сентября 1930 г.
_________________


ОКТЯБРЬ

17 октября 1930 г. [Борт корабля Messageries Maritimes]
Письмо Н.К. Рериха к Таубе М.А.

17 октября 1930 г.
Дорогой Михаил Александрович,
В Алжире на стене старого сарацинского здания у ворот мы нашли выбитый на камне герб. По аналогии частей он не без интереса для Вашего изыскания. Нет ли и здесь мальтийских тамплиеров? Комбинация Соломоновых восточных звёзд с мусульманским знаком руки, а также раздел щита - всё это любопытно. В этой же части города находятся старинные испанские форты времени Карла V. Конечно, невозможно найти подробности об этом гербе. Стена очень старая, и герб залит белой известью.
 
  
 

Я предложил Америке включить Вашу работу как отдельную часть большой биографии, предполагаемой сейчас. Конечно, торопиться не следует, ибо найдётся масса поучительного материала. Нашли ли Мюллера? Плывем мирно. Привет Вашей супруге и дочерям.

Искренно Ваш,
Н.Рерих

'Дельфис' ? 4 (80)/2014
Бахметьевском архиве Колумбийского университета (Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture, Columbia University, New York. Collection: Mikhail Taube.

******************************************************************.

НОЯБРЬ
15 ноября 1930 г. Пондишерри.
Письмо Н.К. Рериха к Рериху Святославу.

15 ноября 1930 г.
Пондишерри
Родной Светик, как мы тебя с Юшей вспоминаем!
Юша очень разболелся - пульс 124 и общее, сердечное и нервное, потрясение. У меня тоже не всё хорошо со здоровьем. Совершенно невероятный факт: даже доктора на консультацию не пропускают! Об этом я писал Луису. Между тем, Jenta шлёт очень тревожные депеши. Такого бесчеловечия даже трудно вообразить. Все, кто слышат, восклицают: 'incredible'! [невероятно! (англ.)- ред.]. И это после ряда сообщений из Лондона о favorable consideration [благоприятное рассмотрение (англ.) - ред.] Здесь мы живём в отеле, вроде, как в Бенаресе, но с электричеством. Французы симпатизируют - остальная Индия такая же, как везде. Факиры, бычки с узорами, несколько пагод. Сам город интересен колониальным стилем - можно бы сделать даже издание с этих бело-жёлтых домов с колоннами. Есть раскопки. Кстати, Шкловский вскрыл письма к нам и нашёл там суждения Рады и Авираха [М. Лихтман - ред.] о себе - большая претензия. Но вскрытие писем тоже неладно! Вообще, в нервности Юши Шкловский тоже имеет значение. Передай наш сердечный привет Катрин - такая она славная. Эти люди редки. Хорошо, что Парума видела Масика - это так нужно. Пришлось ли кольцо по пальцу?
Поцелуй всех наших. Ценим каждое сведение о Тебе.
Целуем крепко Р/х

Архив Музея Рерихов, Москва.
__________________________


ДЕКАБРЬ

2 декабря 1930 г. Пондишери
Письмо Ю.Н. Рериха к Лихтман З. Г.

Pondichary / 2 Dek. 1930.

Родная Зина,
Большое спасибо за Ваши письма от 19 Окт. и 1-го Нояб.; оба пришли в один день. Радует нас крепость Вашего духа; столько нужно сделать, но нет времени задерживаться над критикой сотрудников.

Мы сейчас не вправе расходовать энергию на осуждения, и тем самым усложнять положение. Всё, что Вы пишете, прекрасно понимаю и неоднократно наблюдал на мелочах за прошлую зиму. 'И это пройдёт'. Мысли мои на Институте. Koelz пишет об чрезвычайно успешной работе в Rampur Beshard (около Kulu). Надеюсь скоро присоединиться к работе в Инст. в Кулу.

В.А. Певцов написал мне интересный план создания временной лаборатории около Grenoble. Он готов помочь финансово. Написал ему, прося прислать подробности.

Вот уже четвёртый день сидим, оторванные от всего мира. В ночь с Пятницы на Субботу начался сильный циклон, уничтоживший телеграф и железную дорогу. Ветер и дождь начались ещё с вечера, связывающую нас с Madras и Colombo. Сегодня пришёл первый поезд, но телеграф ещё не работает. Ветер и дождь начались ещё с вечера; в два часа ночи были разбужены трубачами, трубящими тревогу.
Всё всполошилось, сосед англичанин выскочил из комнаты с криком: 'The calls Trumpet!' [Труба зовёт! (англ.)] Бедняга спросонья думал, что наступила кончина мира сего. На утро многие крыши были снесены, также стены садов. Улицы были завалены деревьями и кирпичами, При сём прилагаю несколько фотографий.

Написал Д.Н. о случае со вскрытием. Думаю, 'ручной зверёк' и тут приложит своё умение. Главное, не обращать внимания.
Н.К. просит меня передать Вам всем, что духовно он постоянно с Вами. Привет всем вашим. Сердечны привет мой Cath.
Искренне Ваш
ЮР

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк
__________________________________


ВЕХИ КУЛЬТУРЫ
Германскому Обществу имени Рериха в Берлине

Дорогие друзья!
Для меня было огромною радостью получить здесь среди белых вершин Гималаев ваш привет, избрание и приглашение.

В строках вашего обращения я прочёл ту сердечность, которая поистине может согревать культурные начинания. Большая радость видеть, что сердца ваши горят при мысли о культуре и действительно мы должны собрать всю нашу твёрдость духа, чтобы защитить нахождения культуры, так сейчас пренебрегаемые среди водоворота механической жизни. Мы должны найти лучшие формы взаимных дружеских сношений и обмена творческими достижениями. И когда мы будем знать друг друга, в полном доверии установится и настоящая кооперация, которая осветлит жизнь, нарушенную всякими материальными кризисами. Но если мы знаем духовные ценности и сознаём возможные духовные полезные завоевания, то это уже большая ступень к взаимному пониманию. Охранить достоинство творческой личности, помочь росткам, рождённым в трудах, это есть одна из наших ближайших светлых миссий. Для меня всегда будет радостью получить от вас вести и послать вам и статью мою, и доброе слово, которое, я уверен, будет сердечно обсуждено.

Всегда Вагнер оставался моим любимым композитором и Шиллер и Гёте занимали почётное место на моём столе, начиная со школьного времени. И я помню, что мои первые сюжеты со школьных лет были "Ундина" и "Лесной Царь". И Дюрер и Холбейн оставались всегда для меня как свидетельство мощных достижений духа. Те же великие традиции искусства мы должны всячески охранять и укоренять в современную жизнь. Иначе, откуда же придёт благородство духа? Как же будет расти достоинство человечества? Откуда же снизойдёт осознание широкого сотрудничества и взаимное доверие? Всё из того же неисчерпаемого источника, светоносного, благословенного творчества. Жизнь преображается подвигами Культуры. Трудны они во времена узкого материализма, но тем не менее мы знаем, что лишь эти подвиги составляют двигательную силу человечества. Свет един, и поистине международны врата к нему и доступны они для всех искренних искателей света. Темнота допущена лишь на время сна. Но поистине не для сна человечество пытается совершенствовать себя уже миллионы лет.

Не трюизм мыслить и взывать о Культуре. Неограниченно в количестве мы должны вкладывать в чашу культуры все лучшие накопления наших сердец. Сказано, что мы сейчас приближаемся к эпохе огня. Какая это чудесная стихия, если мы можем осознать её и применить благостно. Зажигая светочи духа, разве это не прекрасно сознавать, что и в других странах те же самые светочи сверкают. Это осознание сотрудничества укрепит и воздымет наши устремления. Увидим ли мы этих друзей физическим глазом или почувствуем их в духе сердца нашего, не знаем мы, что более ценно. Главное знать, что чаша Грааля, чаша Культуры неустанно наполняется и в сердечном сотрудничестве наши друзья слагают в неё их лучшие духовные ценности.

И во имя этих ценностей духа шлю вам с белых вершин мой искренний привет и прошу почувствовать, как рад буду встретиться лично, когда придёт к этому время.

Гималаи. Декабрь, 1930 г.
______________________________



ПРИВЕТ ФРАНЦИИ

Приезжая в Париж, по моему старому обычаю, прежде всего посещаю Собор Богоматери. Под сенью благородных сводов, в сиянии розет, я ещё раз чувствую геройский дух французского народа, этот "дух Франции", во имя которого объединилось наше Французское Общество и в Нью-Йорке и в Париже. Во время открытия Общества Генеральный Консул Монжендр и проф. "Коледж де Франс" Меллье произнесли прекрасные речи, в которых была выражена накопленная веками культура.

Когда проф. Меллье говорил о жизни на других планетах, он вознёсся выше всех предрассудков в области творческого сознания. Вспоминаю, как один из присутствовавших, сидевший очень далеко в переполненной аудитории и не могший слышать тихого голоса проф. Меллье, сказал мне: "Должно быть, он говорил о чём-то очень прекрасном". - "Почему?" - спросил я. - "Так был вдохновлён лик его", - ответил мой друг. Действительно, тонкие черты французского учёного были ещё более облагорожены долгими годами научного труда, тем несказуемым светом, который даётся только каждодневным общением с сокровищами красоты и знания.

То же думал я, когда Генри Верн показывал мне в Лувре выставку Делакруа, этот триумф благородного синтеза.

Столетие романтизма! Кто сказал? Почему это не тысячелетие? Вспомним о романском стиле, о наследии друидов, о всех тех героических наслоениях многочисленных веков. Вспомним о священной Матери Друидов, облачённой в сияющие одежды "Матер Максима".

Столетие романтизма! Но ведь романтизм не родился вместе с Эженом Делакруа, который сам явился следствием вековых накоплений. Нет, отправная точка романтизма будет в героизме романского стиля. Из каких же глубин принесён этот героизм? Романтизм не что иное, как синоним героизма. И в этом он выражает одну из лучших, одну из наиболее возвышенных страниц человечества, вдохновлённого, преодолевающего эгоизм и трансмутирующего его в благородную индивидуальность.

Многообразен и мощен гений Делакруа. Восхищаемся его синтезом. Этот священный синтез освобождает художника от рамок личности и ведёт его к космическим озарениям. Эти священные обобщения вели художника как к величественному закату, так и к изображению людей, в их страданиях, в их стремлениях, в их достижениях. Вероятно, художник сам никогда не стремился показать себя в таком разнообразии. Он просто выражал на холсте экстазы своих настроений. Но его творческий гений опирался на вековые традиции. Художник не страшился походить на других и связывать себя однообразием мысли. Он руководился окружающею действительностью; в этой торжествующей действительности он находил правду, которая соединяет его теперь и с нашим поколением. Среди многообразных выявлений Делакруа не удивляйтесь встретиться с понятиями самыми различными и даже противоположными.

Как полезны подобные выставки! Можно искренно поздравить Лувр в лице Генри Верна, благодаря которому музей перестает быть мёртвым хранителем сокровищ, но делается живым и даже не боится менять традиционную развеску картин. Сколько новых сопоставлений можно вывести, благодаря собранию сокровищ, обычно рассеянных в отдалённых музеях! В каком новом свете, благодаря такому собранию, встаёт перед нами художественная личность Делакруа! Наряду с гигантскими холстами в витринах вы можете изучать до сих пор непоказанные альбомы, записные книжки, заполненные в разных настроениях, разными почерками. Новые оправы добавлены к основной драгоценности этого искусства романтизма. Истинно, это не столетие, но тысячелетие романтизма, которое празднуется в этом выявлении. И этот романтизм есть только выражение "духа Франции", который вы не поймёте ни из разорённых томов библиотеки, ни из случайных изображений. Но полное сокровище романтизма является в собрании всех аспектов его, и тогда вы убеждаетесь окончательно, что романтизм есть героизм.

Этот путь лучший, чтобы познать "Дух Франции", к нему не приведут нас ни доводы логики, ни вычисления, ни сухой анализ. Но если мы находим ключ героического романтизма, то этот чудесный ключ позволит нам войти во все святилища.

Героизм, это основное качество человека, должно ли оно быть рассматриваемо как ведущее к постоянным потрясениям или, наоборот, как мощная основа в созидательном стремлении французского народа?
Среди бесконечных усложнений, уклонений, противоречий, двусмысленных формул мы должны делать твёрдый выбор между положительным и всем отрицательно-разрушительным. В жизни нашей проявилось так много факторов, столько старых понятий стёрлось, что психология, подобно художнику, ищущему силуэт, должна следовать твёрдой классификации и устанавливать основные черты построения. Мы идём как бы в зарослях, где лианы и прочие паразитарные растения совершенно охватили мощные стволы. Орхидеи, эфимириды совершенно закрыли поверхность корней. Пройдя этот лес, мы всё же выйдем на проезжую дорогу. Там, как в старинных сказках, мы найдём лаконическую надпись, указывающую путь ко спасанию. Это путь Культуры; не путь цивилизации материальной, но путь истинной культуры, которая время от времени открывается человечеству. Неизбежны задержки. Но новые открытия приходят, новый вихрь сгоняет старую пыль, и мы устремляемся по этому пути, отмеченному вехами подвига.

Не нужно усложнять обиход жизни; не обезображивать, не подражать равнодушно, но следует собирать все жизненные элементы культуры и прилагать их на дальнейшем этапе.

Так мы возвращаемся опять к понятию "Духа Франции". Так из-под сомнений, из-под холодных расчётов выступают очертания ведущего героизма. В продолжении лет, когда все усилия народа были направлены к победе, Франция дала истинный пример героизма, самоотречения и несравненной стойкости. Можно было ещё раз судить о твёрдом закале духа её, ясном и несокрушимом, как сталь. Мы свидетели этих незабываемых лет, мы можем утверждать, что это не был преходящий пароксизм. Новая страница, притом великолепная, была вписана в историю страны. Когда мы ощущаем вибрацию духа Франции, нам кажется, что мы видим могучие крылья, которые несут его к новым высотам. В известные часы жизни критика становится ненужной и вредной. Единственно плодоносным остаётся положительное действие.

Вспоминаются слова наших сибиряков, говоривших: "Кто его знает, что делается у вас в столице, а нам строиться нужно. Мы не хотим больше жить в хижинах, нам подавай дома о двух этажах". Не дух эгоизма, но дух практичного созидательства выявлялся в кооперативах и во всём многообразии сотрудничества. То же поражает нас и во Франции. Даже поверхностный глаз замечает, что во Франции всюду строятся. Давняя французская пословица говорит: "Когда постройка идёт, всё идёт". Эта народная мудрость прекрасно отмечает основу строительной эпохи.

Благородный проект М. Бриана о штатах Европы относится к тому же созидательному духу французского народа. Ещё недавно такая мысль была бы названа отвлечённостью. Но теперь она рассматривается как новая возможность международного соглашения вполне реально.

Итак, я вызываю перед собою высокий интеллигентный лик в американской аудитории, творчество Делакруа и строительный дух французского народа. Эта троица в моих глазах выражает культуру, которой мы восхищаемся и на древнейших путях. Очищая эти старые формулы, мы с новыми силами возвращаемся под знак победоносной культуры. И не случайно сейчас, в самых разных странах, различные люди объединяются около великого понятия Культуры. Они стремятся отринуть все условные разделения, они хотят восстановить победоносную победу духа. Тождественны все представления о культуре, так же точно, как понятие честности; так же отлично понимаемо каждым человеческим сердцем и понятие культуры. Мы говорим не о каком-то новом идеализме, не о туманных отвлечённостях, но об ежедневном питании духа.

Ошибочно было бы подставлять под значение культуры цивилизацию или даже прогресс. Цивилизация и прогресс являются только отдельными обстоятельствами культуры. И даже подвиг, как гигиеничное действие, является моментом культуры. Постоянная эволюция собирает все инициативы и отбрасывает всеразлагающее отрицание.

Новые пути открываются в пространство, пути Беспредельности. Но не страшимся мы этой великой Беспредельности, где души наши, наполненные опытом, воссияют улыбкою героизма. Истинно, радостно видеть героизм в основе духа Франции, ибо где жив героизм, там сердце человеческое звучит на призыв Беспредельности.

Также должны мы выразить признательность всем тем, которые дают нам возможность вызвать перед нами ещё раз священное начало героизма.

"Пари Пресс", 1930 г.
___________________


14 декабря 1930 г.
Письмо Н.К. Рериха к Таубе М.А.

Naggar, Kulu, Punjab, Br. India
14 декабря 1930 г.

Мой дорогой барон Таубе,
Пишу уже из Наггара, куда мы прибыли недавно после нашего столь долгого 'странствия'. Мне очень неприятно сообщать, но здоровье мадам Рерих ухудшилось, и мы делаем всё возможное, чтобы поддержать её и помочь ей.

Очень рад Вашим последним новостям и убеждён, что Ваше исследование в генеалогии будет иметь наилучшие результаты. Чувствую, что Вы того же мнения, что и я, и что полная мантия Зибмахера и коронованные шлемы, которые Вы недавно разыскали, и комптур тамплиеров приведёт нас неизменно ко времени Charlemagne, где упомянут Ярл Рорик, и затем мы снова придём к Ютландии. Надеюсь, Вы найдете книгу тайного архивариуса Мюллера, и тогда Ваш материал пополнится. Пожалуйста, передайте мои наилучшие пожелания Вашей семье и всем нашим общим друзьям.

Искренне Ваш,
Н.Рерих

'Дельфис' ? 4 (80)/2014
Бахметьевском архиве Колумбийского университета (Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture, Columbia University, New York. Collection: Mikhail Taube.
_________________________________________________


24 декабря 1930 г. Наггар, Кулу.
ПИсьмо Н.К. Рериха к о. Георгию Спасскому

Наггар, Кулу, Пенджаб, Бр.Индия
24 декабря 1930

Дорогой Отец Георгий,
Сегодня, в Сочельник, мы так много говорили о Вас, что у меня явилось непреодолимое желание с уходящей сегодня почтой послать Вам ещё наш духовный привет и весточку взаимного понимания.

Как уже Вы, вероятно, знаете от Марии Николаевны [Германовой]1 и Георгия Гавриловича [Шклявера], здоровье Елены Ивановны находится в очень серьёзном положении, требующем прежде всего горного воздуха. Конечно, всё в Руце Божьей и нашего Предстателя Преподобного Св. Сергия. Вам будет значительно узнать, что нами уже избрано место в деодаровом лесу на Гималаях, где будет стоять первая часовня Имени Св.Сергия. Драгоценно чувствовать, как имя Преподобного подобно недреманной страже восстаёт на вершинах Бытия, слагая светлое будущее тем, кто может постичь понятия духовности.

Мария Николаевна, вероятно, уже получила моё обращение к ученикам 'Обитель Света'. Буду рад, если Вы прочтёте его, и если бы захотели применить в Ваших просвещённых проповедях, я буду считать это за честь.

Надеюсь, и Вы, и семья Ваша в добром здоровье встретили праздники Рождества и Нового года. Поручаю нас молитвам Вашим.

Сердечно преданный Вам, Рерих

Bakhmeteff Archive of Columbia University, USA (BAR). Coll.: E.A.Miller. Box 1. Авториз. машинопись, 1 л.
________________________________________________________________


24 декабря 1930 г. Наггар, Кулу.
Письмо Н.К. Рериха к Митрополиту Платону

Наггар, Кулу, Пенджаб, Бр.Индия
24 декабря 1930

Высокопреосвященный Владыка, Уже из Индии, из нашего Института в Гималаях, спешу послать Вам искреннейший привет и мою сердечную признательность за все те доброхристианские ходатайства, которые Вы направили по причине болезни моей жены. Мне печально сообщить при этом, что доктор, привезённый нами, нашёл её состояние очень серьёзным, требующим постоянного пребывания на высотах.

Среди этой грустной новости, мне было отрадно услышать Ваше доброе слово о получении нашего Знака Культуры. Поистине корень культуры - культ, и высший культ - Свет Христианский. Посему мне особенно драгоценно сознавать, что Вы, попечитель Духа Христианского, находитесь с нами на поле культуры, которую мы все должны охранять от невежества и злонамерения.

Надеемся весною приступить здесь к построению часовни во Имя Святого Преподобного Сергия, и я уверен, что Ваше Высокое Благословение пребудет на этом благом начинании. Поручая нас молитвам Вашего Высокопреосвященства, прошу принять чувство моей духовной преданности.
Николай Рерих

BAR. Coll.: Mitropolitan Platon. Box 1. Машинопись, фотокопия, 1 л.
_________________________________________________________