Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1941 г.
(июль - сентябрь)

********************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

ИЮЛЬ
Н.К. Рерих. ОБОРОНА РОДИНЫ (4 июля 1941 г.)
Письмо в Америку (5 июля 1941 г.)
Н.К. Рерих. ДУМА (10 июля 1941 г.)
Письмо в Америку (17 июля 1941 г.)
Н.К. Рерих. СЛУШАЙТЕ (17 июля 1941 г.)
Н.К. Рерих. ТРУДНЫЕ ДНИ (20 июля 1941 г.)
Н.К. Рерих. В ГРОЗЕ И МОЛНИИ (28 июля 1941 г.)
Н.К. Рерих. ПОЗАСЛУГАМ (30 июля 1941 г.)

АВГУСТ
Н.К. Рерих. КРЫЛЬЯ (4 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. БИТВА (8 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. ВСЕСЛАВЯНСКОЕ (11 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. ТАГОР (18 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. БЕДНАЯ ЗЕМЛЯ! (21 августа 1941 г.)
Письмо в Америку (21 августа 1941 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (22 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. В НОВЫЙ ПУТЬ (31 августа 1941 г.)

СЕНТЯБРЬ
Н.К. Рерих. ГОЛОД (4 сентября 1941 г.)
Н.К. Рерих. ВЕРДЕН (5 сентября 1941 г.)
Письмо в Америку (9 сентября 1941 г.)
Н.К. Рерих. МУЖЕСТВО (10 сентября 1941 г.)
Н.К. Рерих. БУДУЩЕЕ (16 сентября 1941 г.)
Письмо Н.К. Рериха в Америку (21 августа 1941 г.)
Н.К. Рерих. КУРУКШЕТРА (22 сентября 1941 г.)

*********************************************************************


ИЮЛЬ

4 июля 1941 г.
ОБОРОНА РОДИНЫ

Столько событий, что и не записать. Война с Германией. Оборона Родины - та самая, о которой писалось пять лет назад. Уже тогда началось то, что вспыхнуло сейчас. Хочется написать. Хочется послать привет, а нельзя. Просто и на почте не примут.

Что бы мы делали без радио! По газете судить нельзя. Да и по радио трудно. Даже слагая пять передач, невозможно обнять сущность событий. Да и не может она обозначиться в недельный срок.

Ложные сведения пересекают пространство. Даже дружественные люди не знают, как судить о новых армагеддонных судорогах. Тревожно за многих друзей. Писем не дождёшься. Вот вчера девять писем с почты пошли в Дармасалу на третью цензуру. Странно, что правительственная цензура в Бомбее и Калькутте кому-то недостаточна. Кому-то нужна ещё полицейская цензура в Дармасале!

Что бы мы стали делать сейчас без радио?! Знаешь, что посредине дня не может быть новых сведений, но всё-таки ждёшь не дождёшься ближайшей передачи. Знаем, что гибельная беда не коснётся народа русского. Знаем, знаем! Но болит сердце в ожидании волн.

В бурю всякие волны бывают, и ритм их не уловить. Шли на "Париже" в шторм. Уже всё затихало, но в шесть утра вдруг ударила гигантская волна и выбила стёкла во всех этажах судна. Всё вздрогнуло, но ход корабля не нарушился. Так и волны жизни. Знаем, знаем! Но всё же болит сердце за жизни молодого поколения. Быть бы с ними.

Знаем, что и здесь полезны и делаем полезное. Но, может быть, где-то сделали бы ещё более неотложное. Знаем, что на каждой пяди земли можно служить самому драгоценному, самому священному.

Если человек любит Родину, он в любом месте земного шара приложит в действии все свои достижения. Никто и ничто не воспрепятствует выразить на деле, чем полно сердце. Будь благословен час, когда расцветут все целебные травы. Русский народ - под знаком благоденствия! Не страшны ему испытания, претворятся они в достижения.

4 Июля 1941 г.
.К. Рерих "Из литературного наследия". М. 1974 г.
__________________________________________

5 июля 1941 г.
АМЕРИКА

Родные наши, сейчас в дни чрезвычайных событий пришло три письма от Катрин и Инге. Письмо Катрин от 31-го Мая и затем два пакета с перепискою между Рок, Стоке и Инге. До сих пор дело о приобретении тремя друзьями трёх шер Картинной Корпорации представлялось совершенно ясным, но сейчас при всех враждебных хитросплетениях Рок, яснейшее дело оказывается непонятно запутанным. Казалось бы, всякому было ясно, что Катрин, Стоке и Сутро приобрели от Вас, Мориса и Франсис три шеры Картинной Корпорации, которые дают им командующее преимущество.
Теперь же, вследствие хитрых враждебных оборотов Рок, меньшинство делает гнуснейшее грабительское предложение большинству, требуя какой-то произвольный и противоестественный раздел картин, о которых Картинная Корпорация должна заботиться, охраняя их сохранность. Вполне понятно, что грабители желали бы и в данном случае ограбить друзей и поставить их в неловкое положение в отношении Картинной Корпорации. Но допустимо ли это? Особенно же сейчас, в дни мировой войны и неслыханных в истории человечества событий всякие такие уловки со стороны грабителей являются особенно поразительными. По измышлениям Рок выходит, что если грабительское предложение неприемлемо, то всё пропало. Спрашивается что же тогда приобретали друзья и за какие права они платили наличными деньгами? Если требовались наличные деньги, значит, за них какие-то права законно получались. Спрашивается - какие же это права, ибо вся Картинная Корпорация была создана для безопасности и охраны картин? Совершенно ясно, что Рок (которая уже получила гонорар от друзей) и Билл, который явно действует в интересах грабителей, хотели бы и с грабительской стороны получить тридцать серебряников и предать клиентов и интересы справедливости. Впрочем, что может значить справедливость для таких типов, как Рок и Билл, о которых и Вы, и Катрин, и Инге достаточно ясно выражаетесь. Представляется, что служители тьмы хотели бы поставить и друзей не только в ущерб и убытки, но и в неловкое положение относительно Картинной Корпорации. Это последнее обстоятельство очень значительно. Рок угрожает прекращением дела вследствие якобы неактивности друзей. Но можно ли обвинять друзей в неактивности, когда они заплатили за шеры* (* Доля, акция - ред.) полностью наличными деньгами и тем приобрели себе командующее положение в Картинной Корпорации.

Стоит вспомнить, для чего эта Корпорация создалась, и станет ясным, что действия её могут происходить в случае опасности для сохранности картин. Многие пункты остаются совершенно не обоснованными. Уже не говоря об измышленных претензиях Хорша на картины, выдвинуто какое-то право на картины со стороны "Мастер-Института". Именно Зина может разъяснить и подтвердить, что "Мастер-Институт" не может являться собственником значительнейшей части картин, которые входят в число картин, охраняемых Картинной Корпорацией. Все эти чудовищные соображения особенно потрясающи в дни мировой войны, когда не только вся Европа и Азия сотрясаются, но и Америка находится накануне великих потрясений.

Даже странно подумать, что все эти неслыханные от сотворения мира по своим размерам события не заставляют принять их во внимание, и никто не подумает, что происходящее грабительство тождественно тому разрушению и грабительству, которому является свидетелем человечество. Естественно, что грабители хотели бы завершить своё тёмное дело именно в дни мировых грабительств. Ограбив всех нас, грабители теперь хотели бы ограбить и друзей, лишая их всех приобретённых ими законных прав.
Грабителям необыкновенно важно прикрыться Стоксом, всеми друзьями, чтобы тот, кто заговорит о Картинной Корпорации, был бы поставлен в необходимость говорить против всех членов этой Корпорации. Тёмные силы хотят поставить благородное дело друзей на одну доску с Хоршами, являя их вошедшими в сделку, измышленную Хоршами. Какая адская махинация!

Естественно было бы сказать - посоветуйтесь с честным юристом, но не звучит ли это иронически после всего происшедшего, после всех вопиющих в истории человечества несправедливостей? И тем не менее большинство шер приобретено друзьями, и даёт им преимущественное положение.

Неслыхан Армагеддон, и тем он ближе к разрешению. Храните спокойствие и бодрость и оберегайте здоровье. Все мысли наши с Вами и по-прежнему уверены в конечной победе.

5 Июля 1941 г.
Н.К. Рерих "Листы дневника", т.2. М., 1995 г. (Из архива МЦР)
_________________________________________________________


10 июля 1941 г.
ДУМА

Спросили пса: 'Чего ты целый день брешешь?' 'А уж такая моя служба', - отвечает. Много сейчас таких служащих. Скобелеву донесли о неприятельских потерях трёхсот человек: 'Чего их жалеть, убей их три тысячи!'

В нашей личной жизни мы не раз восчувствовали вражескую ложь. Когда же мы негодовали, нам говорили: 'Как, а вы ещё не обстреляны?' Но другие даже завидовали наветам, улыбались: 'Много блеска прибавят вам такие выдумки'. Мы лишь плечами пожимали на такие житейские премудрости.

Всякие Скулы и Ерошки повсюду. Сегодня они горланят и хают Игоря Святославича, а завтра поют ему же хвалу. Поразительны качания бытовых маятников. Злейшие хулители обёртываются добрейшими пожелателями. И обратно. Но откуда же эти шатания? Только ли от невежества? Или от временного отупения? 'Прост, как дрозд, нагадил в шапку и зла не помнит' - так запомнил народ.

Во время одних выборов в Америке про кандидатов партий пишутся самые непозволительные наветы. Они оказываются завзятыми, всем известными преступниками. Их обвиняют во лжи, в грабительстве, даже в убийствах. Но действо чёрных и белых совершилось, и воссиял очищенный, обелённый деятель. Спрашиваете, а как же быть с кричащими плакатами, которые ещё болтаются на стенах? Ответят, да ведь это политика! И не подумают, что такие приёмы политики внедряются в мышление граждан и разлагают молодое поколение. А затем учёный исследователь вроде Алексея Карреля напишет обвинительный акт всей нации и подкрепит его статистикой.

Скула и Ерошка сблекотали и не ведают, где их песенки отстукнутся. Пространство наполнено выдумками. Газетный лист почернел от измышлений. А всякие фальшивки по ветру летят! А все эти уже не поющие, а думающие песенку! Сегодня думка да завтра думка, а там и кривое сознание. Поди-ка выкорчуй его!

10 Июля 1941 г.
'Утренняя звезда'. Москва, 1993, ? 1.
__________________________________


17 июля 1941 г.
Письмо Н.К. Рериха в АМЕРИКУ

17. VII. 41.
Родные наши.
Пришло два письма от Зины от 24 Мая - 3 Июня. Таким образом, Вы ещё раз видите, насколько вразброд идут письма. Так, письмо от Катрин от 5-го июня пришло раньше, нежели письмо Зины от 24-го мая. Обо всём, что касалось мошеннического предложения Рок, мы уже писали Вам в нашем письме от 5-го июля. Совершенно явно, что грабители хотят воспользоваться военным положением и, насколько возможно, продолжить свою тёмную деятельность. Но теперь, при союзе англо-русском и при участии в войне Америки, это положение должно быть принимаемо во внимание и во всех прочих делах.
Когда я подарил Музею триптих 'Жанна д"Арк', то Совет Музея под председательством Хорша благодарил меня за дар нации (for the nation). Эту выписку из журналов заседаний Совета Музея мы своевременно Вам послали, и она находится у Вас, при этом многозначительно то, что такая формула вовсе не исходила от нас, но была применена Советом Музея в Нью-Йорке под председательством Хорша. Вообще не следует забывать, что кроме этого триптиха, в Музее было и ещё несколько дарёных вещей. Как бы ни пыталась пресловутая Рок выполнить предуказания грабителей, но сами обстоятельства вносят в это неслыханное дело ещё более экстраординарное условие, и друзья, конечно, знают всю эту экстраординарность.

Зина пишет о своём прекрасном впечатлении от посещения Центра в Филадельфии. Отрадно слышать, что образовалась целая молодая группа, которая даже, помимо самой Чайки, уже ведёт культурное дело. Это лишь доказывает то самое, о чем мы все всегда заботимся, а именно, что лишь молодая группа может продолжать просветительные дела и создавать собою магнит для будущих поколений. Другой такой же пример являет и Био - Институт, где сейчас образовалась опять-таки молодая группа, которая ведёт это дело. Как в Филадельфии, так и в этом Институте денег в деле не было, и оно устояло даже и в трудные дни лишь благодаря энергии молодёжи. Потому-то так важно, чтобы из бывших учащихся Мастер-Института тоже выявлялось какое-либо ядро, которое было бы живой местной основой для жизни дела.

Вы уже имеете нашу телеграмму, отвечающую на Ваш вопрос о помещении. Вместо Карнеги-холл, который, как Вы пишете, имеет за собою многие неприятности, можно бы переменить помещение на какую-либо иную студию.
Только местные условия в такие экстраординарные времена, как сейчас, могут быть принимаемы во внимание. В наше прошлое письмо мы вложили копию письма от генер. инспектора почт, в котором он признаётся, что Ваша телеграмма в январе шла сюда три недели. Нужно сказать, что и другие телеграммы вместо обычных двух-трёх дней приходят на девятый и больше.
Таким образом, ещё раз подтверждается, что условия почты исключают всякую возможность своевременных ответов. Получили ли Вы две русские монографии, посланные через Мана? Журнала Дельфийского Общества мы ещё не получили. Между прочим, советуем сохранить с этим Обществом добрые отношения, ибо там имеются дружественные лица, а журнал их широко распространяется. С Линд[ен] пока дело оставьте, тем более, что журналист, о котором Вы упоминали, Вам неизвестен, а с журналистами, также как и с адвокатами, нужно быть особенно осторожными. В идущие трудные времена будьте крайне бережны решительно во всём и не обременяйте себя обязательствами. Как странно, что вся 'Иер[архия]' распродана. У нас имеется больше двадцати копий, и при первой возможности попытаемся Вам их переслать. Чрезвычайно интересны Ваши сообщения о йогических лекциях г-жи Хорш. Очень хорошо, что Вы получите об этих 'сеансах' точные данные. Вообще можно себе представить, сколько потрясающих сведений может быть собрано с разных сторон, иногда из самых неожиданных источников. Сколько искажений и злобных наветов сеется тёмными, которые только и живут злобностью! Конечно, в указанных Вами параграфах слово 'Ур[усвати]' не должно быть изъято. Как можно точнее придерживайтесь оригинала. Как видите, вся книга 'Надземное' начинается именно словом 'Ур[усвати]'. Сердечный привет милым фламмидам, наверное, и они среди жизненных встреч находят молодых и сочувствующих. Ввиду особо тяжких времён люди будут вспоминать именно о духовной стороне, и именно эту сторону нужно всячески выдвигать. Армагеддонное бедствие требует особых мер для избежания одичания. Германия должна и будет разрушена, но сколько усилий и жертв нужно принести. Переустройство мира не может свершиться легко. Высшая Справедливость утвердит лишь чистые устремления. Берегите каждую добрую возможность, каждое дружелюбие. Сердцем и духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих. Письма в Америку. Москва. 'Сфера'. 1998 г.
_______________________________________________


20 Июля 1941 г.
ТРУДНЫЕ ДНИ

Ваш вопрос, плывший через океаны, оказался не ко времени. Невозможно сейчас говорить о картинах, когда девять миллионов людей смертельно сражаются. Конечно, искусство живо всегда. Останутся искусство и знание. Из обломков культуры сложится новая эволюция. Берегите каждое культурное зерно.

Спрашиваете о судьбе Серовского и моего панно, бывших у Дягилева? Не знаю, во время дягилевской выставки в Париже на этот мой вопрос ответа не было. Не съели ли мыши?! Изрезал же какой-то вандал Маслов мои 'Казань' и 'Керженец'. Изрубили на дрова 'Змей проснулся' в Музее Академии Художеств. Всяко бывало!

А где 'Моление о чаше', посланное Каменским? Где 'Неведомый старик' и 'Заморские гости', бывшие у них же? Что с 'Богатырским фризом', бывшим у Бажанова? Где 'Сибирский фриз', бывший у Щербатова? В каком виде стенопись в Талашкине? А все картины, бывшие в Риге? И во Пскове была стенопись, и в Почаеве мозаика. А сколько вообще пропавшего! Да что говорить, когда всё пресеклось!

Из пепла выйдет Феникс, но эти дни тяжки. О себе, о своём не думаем. Всем тяжко. Легко сказать - надо пережить. А вот как это сделать-то? Пережить! Сообщения все прервались. Даже дорога обрушилась. Да и откуда теперь могут прийти письма? А если какое запоздалое, измызганное цензурами письмо и дойдёт, то скажет оно о бывшем, об отошедшем, о невместном.

Скажите молодым друзьям: 'Берегите Культуру'.
'Да как же беречь эту Культуру среди ругательств, поношений, проклятий? Как ржавчина, они разъедают человеческие отношения...'
'В дни Армагеддона убережём Культуру среди близких, в семейном быту. У каждого для кого-нибудь сохранилась улыбка. Вот из неё, от этого проблеска счастья, зажжётся и огонёк радости. Среди своих, среди близких каждый сбережёт огонёк Культуры'.

20 Июля 1941 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 2. М., 1995 г.
_______________________________________


28 июля 1941 г.
В ГРОЗЕ И МОЛНИИ

В грозе и молнии куёт народ русский славную судьбу свою. Обозрите всю историю русскую. Каждое столкновение обращалось в преодоление. Каждое разорение оказывалось обновлением. И пожар, и разор лишь способствовали величию Земли Русской. В блеске вражьих мечей Русь слушала новые сказки и обучалась, и глубила своё неисчерпаемое творчество.

Потрясения лишь вздымали народную мощь, накопленную и схороненную, как силушка Ильи Муромца. История русской культуры ещё недостаточно обследовала поток народных нарастаний. Сам народ сказал: 'Не бывать бы счастью, да несчастье помогло'.

Не успели прогреметь пять недель войны, а уже многие знаменательные знаки проявились. Обозначилось народное единение, оно несёт верную победу. На заводах и в сельских хозяйствах заработала русская смекалка. Рвение увеличило продуктивность. Оборона Родины научила многим полезным приспособлениям. Изобретателен русский человек, а тут поддала жару ярость против врага и повелительно захотелось преодолеть.

По всему миру раздались добрые пожелания русскому воинству. Громко сказалось удивление перед русскою стойкостью. Ещё раз показались дружеские вести от всех народов, которые могут высказаться. Среди подавленного славянства воскресла надежда, а за нею придёт и объединение.

Вместо горького испытания русский народ являет великое преуспеяние. Возникло общее дело, а ведь такое осознание не может родиться на бесплодном пустыре. Плодоносна русская нива. Когда ударит набатный колокол, все спешат помогать. Уже поняли, что не 'моя хата с краю', а 'на людях и смерть красна'. Многое такое совершится, что даже самые заядлые враги содрогнутся и оценят достоинство народа русского.

'Мы от рождения крылаты' - полетели лётчики превыше. Понятия родины и человечества сочетались разумно, и в этом заключено такое достижение, которое и веками не накопить.

Радио говорит о подвигах воинских и о смекалистых достижениях в труде. Проникло глубоко сознание, что оборона родины повсюду - и на полях битв, и на полях труда. Всюду тот же священный порыв, победный, неукротимый. Живы в памяти герои - Кутузов, Суворов, Минин, Пожарский, Александр Невский; сам Сергий Радонежский, Великий Наставник народа - все положившие жизнь свою во благо родины. В грозе и в молнии рождаются герои.

Ещё знак! Во всех трудах крупное место принадлежит женщине. Это не отвлечённые, не применённые постановления конференций, а прямое участие в государственной работе. За пять недель войны сколько женских подвигов отмечено! Подвиги самоотверженные, требующие знаний, мужества и выносливости. Во много раз преуспел женский труд. Наконец-то женщина стала у правила труда и несёт народу новые достижения.

И ещё знак! К трудам допущено младшее поколение. С радостью молодёжь берётся за работу взрослых. Прикладывает своё рвение и растёт осознанием важности доверенных задач. И это не отвлечённые школьные рассуждения, а живое приложение молодых сил к всенародному делу.
Открывается самосознание, которое лишь в суровой самостоятельности укрепляет молодое стремление к творчеству.
В грозе и молнии рождаются герои.

28 Июля 1941
'Октябрь'. Москва, 1958, ? 10
_____________________________


30 июля 1941 г.
ПО ЗАСЛУГАМ

Вспомнились нападки фашистских газет. Экие ругатели! Главное обвинение было, почему я хвалю достижения русского народа. Мракобесы хотели, чтобы все достижения нашей родины были стёрты, а народ надел бы фашистское ярмо. Всякие Радзаевские, Вонсядские, Васьки Ивановы, Юрии Лукины, Суворины, Семёновы и тому подобные тёмные личности изрыгали всякую клевету и поношения на всех, кто не с ними. Но кто же с ними? Подонки, потерявшие облик человеческий.

Счастье в том, если оказываются врагами те, которые в сущности своей и должны быть такими. А друзьями пусть будут те, кому и надлежит быть и кем можно гордиться. Представьте ужас, если бы фашисты начали хвалить вашу деятельность. Но судьба хранит, и в списке врагов те, кому там и быть надлежит. Вражеский список не мал.

Конечно, много лжи осталось неотвеченной, но сама жизнь отметёт вредительский сор. Из-за фашистов порвались некоторые знакомства. Впрочем, и об этом жалеть не приходится. Если люди ослепли и не видят сущность, то с такими шатунами не по пути. Плакать можно, когда видите, как умышленно снижаются достижения, казалось бы, неоспоримые. Но сама жизнь путями неисповедимыми убирает дисгармонию, и самое ценное охраняется.

Не будем навязывать наши сроки. Они могут оказаться нашептанными самостью. 'Скоро' и 'не скоро' - не в наших мерках. Подбор требует время. Пусть явно подберутся все фашистские элементы и уйдут в преисподнюю. Жаль, что при таком переустройстве страдает и столько лучших сил. Но жизнь знает свои пути.

Много самозваных любителей что-нибудь 'поставить на место'. Пусть сама жизнь поставит по заслугам. И фашисты и их приспешники тоже получат по заслугам. А русский народ стоит на месте геройском. Этот подвиг укрепит в истории культуры одно из самых чудесных мест.

30 Июля 1941 г.
'Прометей'. Москва, 1971. Т. 8

**************************************************************************


АВГУСТ

4 августа 1941 г.
КРЫЛЬЯ

Леонардо за свои мысли о крыльях едва не угодил на расправу инквизиторов. Сколько Прометеев было приковано к скалам за мысли о благе человечества! Вся история полна потрясающими примерами, как каждое провозвестие попиралось вредителями. Врачи-целители погибали от обезумевших толп. Книги сожигались. Произведения искусства уничтожались. Рушились великие памятники. Запрещалось свободное мышление. Палачи кроваво опережали самое мрачное средневековье.
Запрещалась свободная мысль.

Только подумайте, что ещё на нашем веку Французская академия обозвала фонограф Эдисона уловкою шарлатана. Вообразите, что сказала бы такая академия о радиопередаче! Даже и теперь передача мысленной энергии для многих зубров находится чуть ли не в разряде сверхъестественных явлений.

Казалось бы, радиоволны должны достаточно подвинуть человеческое мышление. Но нет, даже идея энергетики остаётся под сомнением и запретом. Электричество, спектральный анализ, телевизия и все счастливые находки последнего времени толкуются ограниченно.

Особый вид учёных, лавируя между дозволенным и недозволенным, уподобляется старым алхимикам. Те, опасаясь костра, прикрывали свои научные нахождения странными, подчас библейскими наименованиями. Так иногда и сейчас учёные должны прикрывать свободу мысли курьёзными сопоставлениями.

Своеобразные мученики знания, увы! существуют и в наши дни. Можно лишь пожелать, чтобы мировые потрясения стряхнули предрассудки, до сей поры гнездящиеся в самых неожиданных жилищах. Предрассудок, убогая связанность мышления одинаковы во всех веках и народах. Каждое новое достижение встречалось недоверчиво и злобно.

Должны быть написаны народные книжечки, где были бы описаны все ужасы невежества, хотя бы они исходили от неграмотного троглодита или от академии, погрязшей в мертвенном самомнении. Каждое мировое потрясение пробуждало спящие силы народов и, в счастье или в несчастье, толкало к дальнейшим обновлениям жизни. И сейчас мировая беда раскроет врата будущего. И будет оно светлым, ибо горнило испытаний всегда открывало глаза на новые дали. Трудные дни! Тяжкие дни! В их нагнетённости сокрыто новое познавание.

Простой человеческий голос выявляется по всей вселенной. Не знаем, где пределы этого распространения. И мысль ещё быстрее звучания пронизывает пространство. Всё зовет к дальнейшим открытиям. Мудрое строительство всем открыто. Даже самые тяжкие бедствия несут обновления. Болезненно растут крылья. Самопожертвование и неуклонное мужество расцветают не по наказу. От семьи, от первых дней школы выковывается расширенное сознание. Доброта и сердечность - самые нежные цветы. Наконец крылья человечества понесут вместо убийственных снарядов знание и радость.

4 Августа 1941 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 2. М., 1995 г.
_________________________________________


8 августа 1941 г.
БИТВА

В досужую минуту покрутите радио по всем волнам, по всем станциям. Какая битва, гремящая над всем миром! И звуковые диссонансы, и мысленные противоречия сражаются и заполняют атмосферу. Над всем идёт битва токов, солнечных пятен, вихрей и взрывов. Временами волны выедаются какими-то мощными воздействиями. Это не гроза, гремящая по волнам, а какой-то магнитный вал, заставляющий умолкнуть все голоса.
Такие онемения замечались, иногда на целые часы прерывалась радиопередача.

И физически и психически властвуют пространственные двигатели. Только теперь научное внимание начинает устремляться в сферы, всем близкие. Полёты в стратосферу являются робкими попытками уяснить великую механику и химию, водящую мыслями человечества.

Близок час, когда и врачи подумают о воздействиях радиоволн и всего, что плотно наполняет пространство. Говорят, что солнечные пятна влияют на психику человека. Мощные химизмы, разлитые в природе, конечно, не только влияют, но создают целые катаклизмы. И не умеют ещё люди приложить разумно великие пространственные энергии. Даже пытаются отмахнуться от познавания их, точно трясогузка противится космическому величию.

Электричество - одна частица космической энергии - представляется людям уже конечным завоеванием. Мало ли этих частичных овладений! Доступна всем радиопередача. Но и такая очевидность редко устремляет мысль в державу энергий. И не является сознание ответственности за недоброкачественное наполнение пространства.

Когда-нибудь врачи-психологи будут экспериментировать над пространственными воздействиями на человека. Всякое наблюдение требует время. Каждый психологический опыт нуждается в кооперации. Без сотрудничества, без доверия, без доброжелательства невозможно приближаться к сферам тонких энергий. Велико сверхчеловеческое напряжение в незримой пространственной битве. Каждое живое существо причастно к ней. Чем больше расширено сознание, тем глубже понята ответственность за всё творимое. Чтобы успеть в малом, надо много знать.

8 Августа 1941 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.2. М., 1995 г.
_______________________________________


11 августа 1941 г.
ВСЕСЛАВЯНСКОЕ

"В великой битве произойдёт объединение народов". Вот и великая битва. Вот и зерно единения. Десятого Августа под председательством Алексея Толстого в Москве собрался славянский съезд. Уже полвека наблюдаю течения славянских волн. То уже приближались они, готовые к взаимопониманию, то всякий сор мешал братскому единству.

Русский народ всегда любил своих дальних братьев. Готов был биться за них. Тою же сердечностью отвечали и славянские народы. Всё-таки славянин - брат. Многим братьям выпала тяжкая доля. Тем драгоценнее чуять, что за долами, за горами живет братский народ. Летит сердечная мысль, согревается душа изболевшая и рождается надежда.

Великое, необозримое сотрудничество возможно. Не только возможно оно, но даже заповедано под древними дубами на исконных советах славянских. Где только ни притаились славянские корни! Лужичане и поморяне словно бы совсем затёрты, но всё же Боривой не сгиб, и белые кони могут выйти из священных дубрав.

Славянский съезд в Москве! - ведь это то самое, о чём мечталось ещё в школьные годы. Казалось, что со всех концов Запада и Востока подымутся и сойдутся братья-славяне. Чем тяжелее выпадала судьба, чем холоднее, тем ценнее сойтись к костру, красному, прекрасному. Посудить общеславянское дело, поделиться печалями и радостями. Сообща можно много надумать и поддержать друг друга.

Пусть этот съезд не будет случайным, порождённым общею бедою. Пусть он станет основою многих будущих светлых достижений.
#zemlaslav#
Н.К. Рерих. Земля Всеславянская. 1931.

"Земля всеславянская" - так мыслилось. И картина эта в Белграде, в славянской земле, если только не порушена вражьей бомбою. Но если холст порвать и сжечь можно, то мысль нерушима. И в Праге "Русский Музей" - все памятки о той же мечте единения. И в Загребе - "Древняя Русь". И в Болгарии и в Польше друзья. Живы ли? Но дружество так же, как и мысль, нерушимо.

Пусть в знак съезда возникнет всеславянский музей. Скажете - стоит ли собирать? Придёт какой-нибудь варвар и разрушит всё собранное.
Ответим: "Пусть себе, на то он и варвар! А мы всё-таки будем собирать. И помогут все, кому слово Культура не пустой звук". Так же и всеславянское единение не будет пустым звуком, а возгорится славный очаг сотрудничества и строительства. Да живёт всеславянское единение!

11 Августа 1941 г.
Н.К. Рерих. "Из литературного наследия". М. 1974 г.
___________________________________________


18 августа 1941 г.
ТАГОР

Вчера справлялись поминки по Тагору. Странно, что больше не раздастся голос поэта. Рабиндранат ушёл. Ещё одна страница Культуры завершилась. При нас ушёл Джагадис Боше, Икбал, Дармапала и многие деятели Индии. Стареет Ганди. В заключении Неру.

За восемнадцать лет не пришлось побывать в Шантиникетоне. То жара мешала, то Тагор уезжал, то наши Азийскис экспедиции уводили нас далеко.
Всё что-нибудь мешало, а теперь уже не поедешь на пустое пепелище. Да и уцелеет ли оно? Рабиндранат был двигателем, был душою Культурного очага. Как-то проживёт дело без главы?

Конечно, Индия должна озаботиться сохранить Тагорово детище. Уже были там денежные затруднения. Уж эти деньги! Не забудет Индия "Гитанджали", "Садхану" и всё вдохновенное наследство Тагора. В нём отображена душа Индии во всей её утончённости, возвышенности. В нашей телеграмме мы помянули, что го-ворим как русские. Велики связи двух славных народов. Именно в русском переводе прекрасно звучали Тагоровы песни. На других языках они теряют, гаснет их пламень и задушевность. Но мысль Индии отлично выражается в русском слове. Недаром у нас столько одинаковых слов с санскритом. Эта родственность ещё мало оценена.

Помню, как зачитывались у нас Тагором. Полюбили его песни не по внешнему складу, а по глубокому чувству, давшему облик милой сердцу Индии. Ещё что-то задушевное могло быть послано поэту, ещё что-то могло быть высказано. Но уже не скажешь, а подумаешь. Светла будет его память.
Строки из писем Тагора:

"Ваши картины глубоко тронули меня. Они заставили меня понять одну вещь, которая является очевидной, но которую всё же человеку приходится снова и снова открывать для себя: Истина беспредельна. Я попытался найти слова, чтобы выразить для себя мысли, подсказываемые Вашими картинами. Но я не смог найти этих слов. Язык слов может выразить лишь какую-то частную сторону Истины, а сфера языка картин это - Истина, недоступная словам. Каждый вид изящных искусств достигает своего совершенства тогда, когда открывает для наших мыслей особый ход, ключ от которого принадлежит лишь ему. Когда картина прекрасна, нет необходимости рассказывать, о чём она. Мы понимаем это без слов, когда смотрим на неё. То же самое с музыкой. Когда же один вид искусства можно вполне ясно выразить с помощью другого вида, это провал. Ваши картины ясны, но не поддаются словесному описанию. Ваше искусство велико, и оно ревниво оберегает свою независимость.

Ваше письмо и Ваша дружеская оценка моих трудов доставили мне огромное удовольствие. Меня очень ободряет то, что Вы - с нами в наших стараниях утвердить в этом Центре идеалы, выходящие за рамки национального эгоизма. Я знаю, что Вы заняты полезной деятельностью на благо человечества. Приятно узнавать, что во всех странах появляется сейчас молодое поколение, готовое мужественно принять вызов нашего многострадального века и бескомпромиссно служить делу нашего общего согласия. Я был очень рад снова получить от Вас известие и узнать, что Вы благополучно вернулись в свою обитель после тяжёлой экспедиции в Центральную Азию. Завидую Вашим увлекательным приключениям и впечатлениям, полученным в этих отдалённых, недоступных частях света, которые Вы отправляетесь исследовать время от времени. В моей уединенной жизни человека преклонного возраста, полной забот о развивающемся учебном Центре, я вынужден удовлетворять своё любопытство лишь чтением о триумфах неукротимого человеческого духа над силами природы.

Я надеюсь, что Вы не заставите меня долго ждать восхитительных рассказов из Ваших уст.

Вы стали чуть ли не коренным жителем холодной северной зоны, и мне неловко приглашать Вас на равнину. Но у нас сейчас зима, и если Вы сможете перенести её тепло, я буду очень рад, если Вы приедете и побудете в моём ашраме несколько дней. Я уверен, что Вас очень заинтересует дух интернационализма, царящий в Центре и в учебной работе. И поверьте, мне доставит истинное удовольствие познакомить Вас с детищем всей моей жизни, каким является Шантиникетон.

Я был счастлив получить Ваше письмо и узнать, что Ваш Культурный Центр в Наггаре, в Долине Кулу, процветает, как и должно быть. Я с увлечением слежу за Вашими выдающимися достижениями в сфере изящных искусств и за Вашей великой филантропической деятельностью во имя блага народов.
Ваша идея Пакта Мира с оригинальным Знаменем защиты сокровищ Культуры - необыкновенно впечатляющий символ.

Я очень, очень рад, что этот Пакт принят в Лиге Наций. Я уверен, что это будет оказывать благотворное влияние на Культурное согласие народов.
Проблема Мира - важнейшая забота человечества в наше время. Наши усилия кажутся такими незначительными и тщетными перед натиском нового варварства, неотвратимо сметающего все препятствия на Западе.
Безобразные проявления открытого милитаризма во всех направлениях предвещают зловещее будущее, и я почти теряю веру в самое цивилизацию.
Мы не можем оставлять наших усилий, потому что это бы лишь ускорило конец. Сегодня я так же растерян и огорчён, как и Вы, в связи с поворотом событий на Западе. Будем надеяться, что мир сможет выйти чище из этой кровавой резни. Однако заниматься предсказаниями в наши дни - слишком большая смелость.

Вы посвятили жизнь своему делу. Я надеюсь, что судьба будет долго хранить Вас, чтобы Вы продолжали служение Культуре и Человечеству".

18 Августа 1941 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия" (первая часть очерка): "The Scholar", т. 16 ? 12, сентябрь 1941 г. (вторая часть очерка).[Перевод И. Б. Доброхотовой]
_____________________________________________________________


21 августа 1941 г.
БЕДНАЯ ЗЕМЛЯ

"Два леопарда в саду", - сообщает Кесанг. "Медведь поломал яблони!" "Дикобраз поел кукурузу". "Обезьяны совсем одолели - весь горох вылущили". Наконец, налетели вампиры, гигантские летучие мыши уничтожают все фрукты. Прямо агрессия какая-то. Никогда столько зверья не посещало. Многое не по сезону. Вот леопарды посещают обычно глухою осенью и зимою, а ведь сейчас половина Августа!

Точно бы "Дела человеческие" опять вызвали всякие несообразности. Расстреляли бедную землю!

Весна была необычно ранняя. Затем престранный муссон. А теперь во всём признаки несвоевременной осени. Многое зацвело ранее времени. На горах уже снег. Каждый день вести всё сложнее, всё фантастичнее. Кажется, нас уже ничем не удивить, а на деле всё оборачивается нежданно.

События чреваты последствиями. Всё случившееся не может окончиться, как предполагают житейские прорицатели. Слышатся робкие прорицания о мире. Но о каком мире? Как утрясётся вся взбаламученная муть народов? Какие новые проблемы выступят? Какие новые деятели выявятся? И как быть с разными пережитками и недомолвками? И того и другого предостаточно. Какие-то враги будто бы замирятся, а друзья поссорятся.
Какие-то толпы восстанут. Всплывут несказуемые вопросы.

Всё, что случилось в мире, приняло стихийные размеры. Такой чреватости ещё не бывало. А новое поколение растёт с новыми запросами. И готовы ли наставники рассказать о соизмеримости и целесообразности? О значении мысли и сердца могут ли сказать школьные учителя? Не захлестнули ли армагеддонные волны робкое сознание?

Не в пессимизм впадаем. Мы ведь от рождения оптимисты. Но хочется, чтобы миру было хорошо, чтобы ничто кощунственное не грязнило пространство. И земля расстреляна, и небеса расстреляны.

С письмами всё хуже. Проще вообще отказаться от сношений. И не только исчезают письма, но, шут его знает, кто непрошенный их читает? Бедная земля! Бедная расстрелянная земля.

21 Августа 1941 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия". М. 1974 г.
_______________________________________________


21 августа 1941 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку.

21.VIII.41.
Родные наши. Сейчас пришли письма Зиночки от 26-го Июня и от 13-го Июля. Как видите, почта становится совершенно нерегулярной, и, вероятно, ещё какое-нибудь письмо Зины в промежуток от 3-го Июня до 26-го Июня не дошло. Наше последнее письмо было от 3-го Августа. Поминаем все эти даты, чтобы Вы могли следить, что именно доходит, а что исчезает, тем более, что в газетах были указания на пропажу по военным условиям какой-то почты. Оба письма Зины являются историческими и останутся в хронике происходящих событий.

В письме своём от 26-го Июня Зина описывает подробно своё свидание с общественным деятелем. Можно себе представить, какова психология этого деятеля, если он затыкает себе уши, лишь бы не слышать о криминальных фактах, которые ему сообщаются. Прямо невозможно себе представить, чтобы серьёзный деятель отказывался услышать факты и пытался, как страус, спрятаться, лишь бы пребывать в неведении. Всё это Вам нужно знать, и очень хорошо, что с Вами был Джин, в своё время так чистосердечно поддерживавший этого деятеля.

Прежде всего - знать и знать. В том же письме Зиночка сообщала о престранном посещении Катрин служащим насчёт картин. Похоже, что с какими-то таинственными целями хотят обесценить картины, а в то же время заставить Катрин отказаться от несомненных её прав на эти вещи.
По-видимому, никаких дальнейших движений по этому вопросу не произошло, ибо иначе мы имели бы или от Вас или от Катрин какие-то сообщения.

В письме своём от 13-го Июля Зиночка сообщает чрезвычайное сведение как о кузене, так и о новом мошенничестве, происходящем под руками Хорша. Зина совершенно права, что именно Хорш такой специалист по пропаже документов и по вскрытию сейфов, когда он завладел бумагами, принадлежавшими Морису. Вообще всё, что сообщает Зина, ещё раз доказывает то, о чём мы писали неоднократно, а именно о накоплении сведений о мошенничествах Хорша и всех его присных. Надеемся, что газеты, упомянутые Зиною, в которых сообщалась пропажа и взлом сейфа, хранятся у Зины. Всё это чрезвычайно пригодится, а кроме того, лишний номер этих газет можно было бы послать общественному деятелю, чтобы если у него заткнуты уши, то глазами он мог ещё раз убедиться в правоте Ваших сообщений.

Чрезвычайно любопытны сообщаемые Вами сведения о циркулирующих фотостатах с писем. Очень хорошо, если вам удастся достать такой фотостат, о чём Вы и просили Катрин помочь. Поразительно, если у влиятельных лиц в руках находятся такие документы, а они стараются их замолчать, будто бы не понимая, какой общественный вред они наносят этим своим замалчиванием. Итак, всеми силами собирайте всё новые сведения, которые не замедлят пригодиться. Жульничество во всех видах должно быть караемо. Доброжелателю в Монтевидео я послал оттиски моих последних статей, чтобы он убедился, что я жив. Таких доброжелателей очень много в разных частях света, но почтовые затруднения прервали почти все сношения. Так, вчера мы получили обратно письмо наше, посланное Конлану в Июне прошлого года.

Медленно, но верно вступаем в полосу одичания, и это в век радио и аэропланов. Не пишем больше о Студио в Карнеги, ибо раз она снята, то и нечего об этом говорить, тем более, как Вы пишете, эта комбинация даже выгоднее финансово. Вы хотели ещё достать осведомление из Филадельфийского Центра. Удивительно, какими неожиданными путями доходят вести, так и посещение братом Катрин с такими новостями тоже поразительно.

Премного озабочивает нас недомогание Дедлея. Конечно, всякое ушное заболевание очень продолжительно, и восстановление слуха происходит крайне медленно и постепенно. Так, у Е. И. от самого лёгкого воспаления среднего уха без нарыва и при боли, продолжавшейся меньше суток, долгое время ощущалось значительное понижение слуха. Год взяло, чтобы постепенно вернуться к прежнему здоровому состоянию. Ухо - одно из самых тонких органов. Как это случилось, отчего? Но, конечно, хороший климат Калифорнии ему очень поможет. Очень хорошо, что Дедлей помог Вам сделать в сжатой форме меморандум. Полезно иметь такую сводку не только в пространной форме, но и в сжатой. Хотелось бы её прочесть, но, по нынешним временам, это исключено. Вообще, вероятно, теряется очень много писем, уже не говоря о чрезмерных замедлениях. Хорошо, что к Вам, наконец, дошли две монографии и статьи.
Итак, несомненно, к Вам придут ещё новые сведения, и, наверное, Вы встретите как старых, так и новых друзей.

И среди Армагеддона будьте бодры, он близится к концу. Лучшие мысли наши со всеми Вами, скажите друзьям наш сердечный привет,
Н. Рерих.

Н.К. Рерих "Письма в Америку" 1923 - 1947. М., "Сфера". 1998 г. ________________________________________________________


22 августа 1941 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

22.VIII.41
Сейчас пришло письмо Зиночки от 30-го июня, видите, как вразброд приходят письма. Два сообщения очень нас обеспокоили. Первое - об ушной простуде милого Дедлея. Эта такая длительная и утомительная болезнь. Нужно очень при этом беречься от сквозняков и малейшего ветра. Вероятно, он повидает лучшего специалиста, нельзя полагаться на мнение одного врача. Конечно, это мучительное состояние недослышания пройдёт, но нужно вооружиться терпением.

Второе обстоятельство касается картин, принадлежащих Катрин. С одной стороны, ей говорят, что она не имеет шансов на эти картины, а с другой - к ней приезжают и с нею ведут разговоры, тем самым ясно показывая и признавая её права на картины. Предложение ей самой скупить ей же принадлежащие картины по дешёвке звучит ловушкой. И кому, и для какой цели требуется обесценение вещей? В этом чувствуется новая тёмная махинация. Странно, каким образом права Катрин на картины могут отрицаться? Ведь Е.И. имела с декабря 1933-го года полнейшую доверенность, засвидетельствованную здесь местным магистратом и дававшую ей право полного распоряжения имуществом. Письмо Е.И. к Катрин о картинах относится к июню 1935-го года, когда никто никаких претензий к ним не предъявлял. Такой приоритет Катрин несомненен и Вы, конечно, переведёте этот параграф для Катрин и Инге.

Деньги, которые Катрин передавала, были и не по чекам ввиду нашего передвижения и затрудненности получать по чекам. Вы знаете, в каких особых обстоятельствах протекала экспедиция, в каких отдалённых местностях приходилось быть. Ссылка на отсутствие некоторых чеков нам напоминает другое обстоятельство, когда Хорш предъявлял свои права на гораздо большую сумму, а существование своего определённого письма от декабря 1924-го года нагло относил к каким-то 'другим суммам', о которых его никто не спросил, где же были чеки на них? Вы сами присутствовали при этом позорном говорении. А теперь совершенно определённое письмо, данное на основании неоспоримой доверенности, считается недостаточным. Почему же тогда хоршевские заявления принимаются без всяких на то документальных доказательств? Ему - маклеру не требуется предъявления чеков и доказательств, а когда вопрос касается кого-то другого, то даже самые неоспоримые факты подвергаются опровержению. Такова несправедливость. Кроме всего, Вы, конечно, понимаете, что для тёмных делишек избираются и самые экстраординарные обстоятельства. Казалось бы, кто же может нормально говорить о художественных предметах во время мировой войны, когда сношения с множайшими странами пресечены или затруднены до невозможности? Только при желании обесценить предметы с какою-то тёмною целью кто-то может пользоваться именно такими, как сейчас, небывалыми мировыми обстоятельствами.

К тому, что Вы пишете об общественном деятеле, который Вас так удивил, можно добавить, что не исключено, что Ваше свидание оставило в нём впечатление и известную настороженность. О пресловутых письмах, как Вы пишете, оказывается, он знал, и кто знает, где и как циркулирует это обстоятельство. Итак, слушайте и примечайте: мошенники рано или поздно будут обнаружены.

Очень радовались, что Катрин себя хорошо чувствует. При известной осторожности её состояние может ещё улучшиться. Обнимите её от нас, также и милую Инге. Дружно давайте отпор врагам и стойте твёрдо друг за друга. События развиваются, и, конечно, трудности неизбежны, но победа Сил Света несомненна. Скоро уже начнётся посев прекрасных причин, которые тёмные силы не в состоянии будут уже так безумно уничтожать. Химизм атмосферы вокруг Земли начнёт явно изменяться, и тёмные влияния будут слабеть. Тяжкая полоса предстоит и России, но конечная победа несомненна.

Курьёзно, что Вам пришлось заплатить шесть долларов за мой авторский экземпляр книги о Хьювете, в которой имеется и моя статья. До сих пор всюду авторы получают хотя бы один экземпляр своей напечатанной статьи (кстати, статья была испорчена издателями). Завелись странные обычаи - дай статью да ещё заплати.

Крепко обнимаем Вас, наши родные, будьте бодры - всё делается так, как нужно. Стара пословица 'Не бывать бы счастью, да несчастье помогло', но она имеет глубокое основание. Сердцем и духом с Вами всеми,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих "Письма в Америку" 1923 - 1947. М., "Сфера". 1998 г. ________________________________________________________


31 августа 1941 г.
В НОВЫЙ ПУТЬ

Жестокость - одичание - тупость. Дети, наученные первому, неминуемо впадут и в последующее. Вот и ещё чреватость. Как избежать её? Только возвышенность мышления научит, как оборонить Родину и всё самое драгоценное без впадения в одичание.

Не забудем, что в Риме "аерумна" вначале означало вооружение воина, а затем превратилось в синоним усталости, изнурения, нищеты, скорби и бедствия. Неосознанная радость долга обращается в скорбную необходимость. Врождённо ли чувство долга или его нужно воспитать?

В конце концов, всё нужно воспитать. Любое спящее сознание должно быть разбужено. Само слова "воспитание" показывает глубокий возвышающий смысл напитания сознания. Ласково и нежно должно быть прикасание руки ведущей. Ненависть, разрушение, унижение, насилие врезываются, как бич, в душу ребёнка. И ничем не залечить эти раны.

Неслышно вползает одичание, а изгнать его трудно! Ох, как трудно! Неужели опять потребуются поколения, чтобы возвысить униженное сердце?! Вот уж преступление против человечества.

Зарыты, сокрыты памятники Петра, Александра. Спешно вывозят музеи. Тысячи работают, чтобы охранить то, что возвышало душу народа. И эту охрану нужно воспитывать. Каждый в своих пределах может что-то ценное уберечь. Не алмазы-камни, но алмазы творчества лежат в основе строительства.

Народ должен понимать, должен чуять сердцем, в чём его славный оплот. Пусть какие-то другие народы гордятся своею машинностью. Душа русская - не механическая заводная душонка. Нет, русская душа жива красотою, а в глубинах русского сердца свила гнездо доброта.

Русский народ есть народ-строитель. Не строитель фабрик, но создатель жизни. Из каждого испытания народ выходит обновлённым. Да будет хорошо народу русскому! А беда, как вода речная, смоет и омоет. В новый путь, в новое строительство!

31 Августа 1941 г.
Н.К. Рерих Листы 'дневника', т.2. М., 1995 г. (Из архива МЦР)
_______________________________________________________


СЕНТЯБРЬ

4 сентября 1941 г.
ГОЛОД

Друзья, вы хотите читать дневник. Но его нет. Имеются разные записи, разновременные, разрозненные. Кое-что из них прошло через газеты и журналы. Всё это, как кусочки мозаики. Вот переживания в "Алтай-Гималаях", вот Листы из Монголии и Китая, вот теперешние сложные, грозные времена. Мозаичная запись - одно, а дневник, как вы его понимаете - другое. Дневник - как бы каждодневная запись. Но при постоянном труде невозможно перебивать ритм и оценивать происходящее.

Теперь мы совершенно отрезаны от всего сущего. Почта нарушена, даже дороги пришли в негодное состояние. Местная газетка, приходящая с опозданием, не отражает действительность. Радиопередачи из разных стран тоже содержат однобокие, профильтрованные сведения. Можно себе представить, каково смятение там, где даже не всеми радиосведениями разрешается пользоваться. Какие слухи ползут, какие ужасы возрастают от незнания!

Прислали циркулярную бумажку с просьбою не распространять алармистических* радиопередач. А где границы аларма? Да и как сказать, в чём аларм? Конечно, нам и вообще говорить некому, да и письма наши усохли. Немногие ещё оставшиеся корреспонденты даже слово "война" опасаются поминать - и правильно делают. Почём можно знать степень грамотности всяких цензоров? Кроме того, письма идут месяцами, а то и вообще не доходят. Кому же захочется ввергать в такие бездны душевные переживания?

Уже третий год вне жизни. Поезд мира сошёл с рельсов и бедствует по кочкам и ухабам. Люди привыкают к сообщениям о гибели многих миллионов людей. Мир наполняется калеками. Плачут беженцы. Бесчисленны обездоленные семьи. Бездонно огрубение и одичание. Все эти бедствия безмерны.

Можно молиться о мире, но каков будет тот мир? Когда и как умиротворится сознание человеческое? Безмерна, бездонна беда потрясения. И какова будет молодёжь среди скрежета и ненависти? Нарушены посевы и угрожает голод, но ещё ужаснее голод душевный, голод сердец. От него умирают. Как предотвратить эту гибель? Подвиг, подвиг, подвиг.

4 Сентября 1941 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия". М. 1975 г.
_____________________________________________


5 сентября 1941 г.
ВЕРДЕН

Под Верденом полегло более миллиона немцев. Верден держался более года, и так и не был взят. Войска там было всего около ста пятидесяти тысяч. Атаки бывали так свирепы, что за одну ночь выпускалось по ста тысяч снарядов. Бывали и химические снаряды. Вооружение Вердена было довольно устарелое. Укрепления были тоже не новые и подлежали усилению.
Потери французов были велики, и всё-таки крепость блестяще выдержала жестокую осаду. Несломимая воля удержала Верден от падения.

Теперь перед нами другой Верден. Войска в нём более миллиона. Вооружение сильное и современное. Снарядов много, воздушный и морской флоты защищают. Пути сообщения не прерваны. Кроме армии - огромное народное ополчение. Все эти данные сообщены официальными радиопередачами. Те же радиосведения утверждают, что германская армия разложилась, голодает, участились случаи сумасшествия. В частях недохват офицеров, а иногда их и вообще нет. Солдаты охотно сдаются и уверяют, что их полки вообще не хотят воевать и лишь мечтают о возвращении на родину. Войска занимаются мародёрством, грабежом, насилиями. Солдаты пьянствуют и бесчинствуют. Словом, армия не та, какая была под Верденом.

Сопоставим все сообщения и убедимся, что если Верден держался более года и вообще не сдался, то "Верден Жданова" не будет сдан.
Сегодня сообщается, что положение в Одессе сильно улучшилось. Киев стоит, как неприступная крепость. Под Смоленском победные контратаки. Ни одно русское судно не потоплено. Ни одна железная дорога не пресечена. Финляндия ищет мира. Всё это ободрительно. Но главное ободряют сопоставления с Верденом. Тогда и германская армия была иная, и дисциплина в ней не нарушалась. Тогда были химические бомбардировки, чего сейчас нет. Тогда был сильный германский флот, а теперь его нет. Все сопоставления скажут, что ждановский Верден не сдастся. Имя-то хорошее - жданный Жданов.

5 Сентября 1941 г.
Н.К. Рерих Листы 'дневника', т.2. М., 1995 г. (Из архива МЦР)
_______________________________________________________


9 сентября 1941 г.
Письмо Н.К. Рериха в Америку

9.IX.41
Родные наши. Наше последнее письмо было от 21-го августа. За это время Ваших писем не было. Было милое письмо от Эми из Цинциннати - передайте ей наш душевный привет. Было вчера сердечное письмо от Джина из Либерти от 29-го июня - видите, как идут письма! Он спрашивает о своей картине 'Гималаи'. Это типичное место по пути к священным местам Тибета - при случае скажите ему. Какие они славные люди - редкие! Наверное, им удастся привлекать молодых и хороших сотрудников. Даже и в маленьких местах часто встречаются свежие силы, не замаранные бытовой суетою. Ведь и 'Flamma' как журнал прервалась лишь из-за войны, но само священное пламя неугасимо. Главное число подписчиков совершенно недосягаемо, но пусть не прервутся связи с американской группой. Пришла бумага от Эрнста - прилагаю её. Как видите, люди не сообразуются со сроками, точно бы никакой войны не происходит.

Неслыханны тёмные махинации Хорша. Хорошо, что Вы и вся наша группа знаем, что от Хорша никаких личных сумм я не получал, а деньги на экспедицию шли от учреждений. Поразительно, как Хорш и его 'покровитель' и сообщники ввели в заблуждение правительство, чтобы оно требовало налог с экспедиционных сумм. Никогда такого не бывало. Но ещё поразительнее, что суд не стал рассматривать нашу апелляцию. Такая несправедливость лишь доказывает причастность тёмной руки. Также поразительно стремление шайки Хорша обесценить картины. Это показывает или новую злостную уловку, или крайнюю степень невежественности. Знаем, что при несчастных обстоятельствах даже произведения лучших мастеров шли за грош. Обычно это была торгашеская проделка. Но удивительно, когда правительство не гнушается воспользоваться мировыми военными обстоятельствами, чтобы 'под шумок' помочь бандитам завершить злое, корыстное дело. Хоршу хочется временно обесценить картины, чтобы ограбить их. Но почему же народ безмолвствует? Конечно, мир опаскудел, огрубел, но всё же удивительно присутствовать при ярком произволе и мошенничестве. Понимаем, как Вы все негодуете и тщетно озираетесь, ища порядочных, отзывчивых людей. Но где искать их, когда 'особенно глухи те, кто не хочет слышать'? Сколько старых и верных пословиц можно привести. Скажут: о чем говорить, когда целые государства рушатся. В такие дни выползают все ехидны, чтобы жалить, отравлять, грабить, лгать и насильствовать.

Слышавшие о мошенничествах Хорша недоумевают, как может правительство способствовать такому преступнику? Такой вопрос неразрешим. По-прежнему следите за происходящим. Наверное, натолкнётесь на новые проделки Хорша. Включайте всё характерное в Ваш меморандум. Всякие такие детали ещё более очертят характер грабителей. Вот уж настоящие сатанисты! Нет ли новых сведений из Филадельфии?
Налаживается ли слух Дедлея? Мы знаем на себе, как медленно слух восстанавливается, и происходит это улучшение почти не ощутимо. Конечно, и всеобщая нервность не может не влиять. Неслыханное творится в мире. Последняя часть Армагеддона особенно сложна. Не встречались ли Вам новые, молодые? Сколько молодёжи уже за эти годы оказалось в рядах деятелей! Всем друзьям наш самый сердечный привет. Помним, ценим их, знаем, что все Вы сделаете так, как возможно по обстоятельствам. Как говорил царь Соломон: 'И это пройдёт!'

Мне писали биософы и спрашивали моё мнение об их новой теме 'Религия и наука'. Журнал их мы ещё не получили. Тема для нас не нова. Вы знаете, что в моих статьях я не раз касался её. Во всяком случае, здравое рассуждение о религии и науке очень своевременно и полезно. Передайте им мой привет.
Между нами говоря, удивительно наблюдать, как К. следует нашим темам и сведениям из Учения. Конечно, он никогда и нигде не поминает об источниках. Всё это поучительно. Но главное - лишь бы распространялись полезные сведения. Культура настолько потрясена, что каждое здоровое слово должно быть приветствовано. На священном дозоре должны встать все, кто мыслит о лучшем будущем.
Сердцем и духом с Вами,
Н.Рерих.

Н.К. Рерих "Письма в Америку" 1923 - 1947. М., "Сфера". 1998 г.
_______________________________________


10 сентября 1941 г.
МУЖЕСТВО

'Никто не скажет, что искали мы на пустых местах'. Так сказалось в своё время в Новгороде. Можно то же самое сказать об Индии, Тибете. Монголии, Китае... Как сон, когда-то мелькали мечты о Гималаях. Более всего они казались недостижимыми. Но сказка жизни чудеснее всех сказок.

Любим Родину. Любим народ русский. Любим все народы союзные. 'Никто не скажет, что это дурно'. И эти слова писались давно. Счастье, что ни от чего не приходится отказываться. И от труда художества не откажемся. И опять и опять прикоснёмся к творчеству. 'Искусство - венец жизни'. И это писалось. И о сердце, и о мысли писалось. И ещё, и ещё о том же хочется сказать.

Стара поговорка: 'Деньги потеряны - ничто не потеряно. Мужество потеряно - всё потеряно'. Учились терять деньги, имущество. Собирали древности, любили старинные произведения, и всё исчезло - как во сне было. Много чего собранного, сохраненного ушло. Но мужество нe покинуло.
А ведь оно не 'из голубого неба'. На чём-то оно слагается. Да, да, из творчества, из собирательства, из труда крепнет мужество. На наших глазах от всяких потерь погибали сильные люди. Затемнился путь перед ними и сломилась мысль.

Разным рассеянным друзьям хочется сказать о мужестве. Так нужно им сейчас это слово! Бывает, проснёшься на рассвете и чувствуешь, что где-то как колокольчик звенит. Чья-то нужда стучится. Посылаешь мысль, но дойдёт ли? Какие взрывы, какие ужасы воспрепятствуют? Какая злая воля встанет преградою? Безмерна злобность, всё пресекающая.

'Податься некуда', - жалуется чьё-то измученное сознание. 'Никто не пожалеет', - впадает в сомнение одинокий. И как рассказать, что одиночество не существует? Каким спешным словом послать ободрение.
Такое ободрение, которое не показалось бы отвлечённым, нежизненным.

Прежде пошлём о мужестве. Оно как озон прочистит атмосферу и прогонит призраки. 'От ночных призраков освободи'. Молятся, взывают люди, но мужество должно зародиться в сердце. Должно прочно отложиться в глубинах сознания. 'Страха не боюсь. Смерти не страшусь', - поёт герой.

10 сентября 1941 г.
Лист дневника ? 285. (Из архива Ю.Н. Рериха).
Н.К. Рерих 'Зажигайте сердца', 1974 г.
___________________________________________


16 сентября 1941 г.
БУДУЩЕЕ

В Бомбейском журнале интересные снимки и статья о лечении и особом массировании малюток, контуженных взрывами бомб. Говорят, что лечение удаётся. Конечно, это видимые сейчас признаки, но кто может знать, что будет таить в себе такое поврежденное поколение?!

Московское радио сообщает о новом аппарате - сейсмоскопе, который с особенною чёткостью передаёт колебания почвы. Между прочим, аппарат установил, что взрывы бомб дают показания, подобные землетрясениям. Кто знает, как далеко повреждают атмосферу и твердь теперешние ужасные взрывы? Как далеко и насколько, и надолго ли повреждается и заболевает всё сущее?

Только что мы слышали радиопередачу сражения с орудийным грохотом и стрекотаньем пулеметов. Странно было ещё раз утвердиться в мысли, насколько каждый взрыв вовсе не имеет местного значения, но несёт за собой космические следствия. Мгновенно окутывает потрясение всю нашу многострадальную землю. Да и одну ли землю? Где пределы? Только теперь изучается наполнение пространства, неразрывность всего сущего. А если бы все военные неисчислимые затраты обратить на изучения, на улучшения трудовой жизни, на продвижения науки и искусства!

"Цветы на льду не расцветают". Нужны бережные заботы об истинном народном образовании. Всегда не хватало средств на народное просвещение. Это самое нужное ведомство всегда и всюду было в загоне. Сиротливо жалось оно в углу и даже не смело потребовать средств для преуспеяния народа.

Истинно сказано: "Невежество есть корень зла". Трудно искоренить этот корень. Но без этого вместо эволюции человечество будет обречено на ужасы войны, на огрубение, на одичание. Не только физический массаж малюток может помочь молодому поколению. Не только механическое выкрикивание слова "Культура" обустроит новую жизнь. Заброшенные понятия о человечности, об искусстве мыш-ления, о ценности творчества помогут.

16 Сентября 1941 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.2. М., 1995 г.
_______________________________________


22 сентября 1941 г.
КУРУКШЕТРА

'На поле Куру' - начинается описание великой битвы. И сейчас на том же поле собрался миллион людей. Будет такое же солнечное затмение, как было во дни Махабхараты. Жадно и чутко прислушиваются, присматриваются множества людей. Ещё раз вспоминают заветы Бхагават-Гиты.

Тут же сгустились и электромагнитные знаки. Уже два дня почти прекратилась радиопередача. Сперва шла с какими-то ритмичными вздохами, а затем замерла совсем по всем станциям, по всем волнам.

Вчера вечером получилась лондонская передача. Сообщила, что происходит небывалое явление: одновременно и северное и южное сияние и радиопередача повсюду нарушена. Странно наблюдать, когда радиоаппарат совершенно умолкает - умирает на целые дни. Казалось бы, всё в порядке, батарея исправна, погода ясная, тихая. На горах ранний снег. Ночью всё небо засеяно звездами. Ещё не зима. О бурях на перевалах не слышно.
Но 'волшебный ящик' умер.

Можно себе представить, как бедствуют те, кто ждёт срочных сообщений. Ведь и телеграфные пути тоже пресеклись. А тут ещё и затмение, как во времена Махабхараты, и солнечные пятна! Учёным - разнообразие для наблюдений и сопоставлений. Конечно, малы земные горизонты. Величайшее космическое событие дойдёт к нам через тысячи лет. Давно уже нечто испепелилось, а мы ещё живём в иллюзии очевидности.

Ох, уже эта очевидность! Как она далека от действительности. В Майе живёт человек. Одержим множеством незримых, неощутимых условий.
Относительность! И самый прозаичный быт полон чудесности. Чудеса отменены, а чудесность бытия стучится во все двери.

***
Три месяца войны. Отдан Киев. Бой на юго-восток от Харькова. Всего три месяца! Германцы потеряли под Киевом всего тридцать тысяч. Под Иван-городом - сто тысяч. Под Ипром - триста тысяч. Под Верденом - миллион.

22 Сентября 1941 г.
Сб. "Россия". М. 1992 г. (Из архива МЦР)

*****************************************************