Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1897 г.
(ноябрь - декабрь)
***************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

НОЯБРЬ
Хроника. НА АКАДЕМИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКЕ (Петербургская газета. 1897. 19 ноября)
ПИСЬМО И.Е. Репина к А.А. Куренному (Ноябрь 1897 г.)
ВЕДУН (этюд Н.К. Рериха) ("Всемирная иллюстрация". 22 ноября 1897 г.)
УТРО БОГАТЫРСТВА КИЕВСКОГО ("Всемирная иллюстрация". 29 ноября 1897 г.)

**************************************************************************************

19 ноября 1897 г.

ХРОНИКА
ОБ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКЕ

Академическая выставка ученических работ возбуждает очень много разговоров pro и contra. Впрочем, пожалуй, больше pro, чем contra. В залах Академии ежедневно собирается много публики, с видимым удовольствием осматривающей результаты ученических работ кистью и резцом:
Публика довольна: Повсюду слышатся одобрительные замечания, раздаются отрывки разговоров на темы, самые лестные для молодых художников, видны довольные лица людей, очевидно. ощущающих искренне насаждение в прогулке по академическим залам.

Оно, несомненно, так и будет, а в особенности, когда молодые художники узнают, что довольна не только публика, но довольны и профессора, предъявляющие к их работам, очевидно, гораздо более строгие требования, чем масса посетителей выставки.

Мы имеем возможность сообщить юным талантам этот приятный для них факт после разговора с И.Е. Репиным и В.А. Беклемишевым.
У И.Е. Репина:

- Вы спрашиваете моё мнение о выставке? Я вам отвечу, но предупреждаю вас, я сам сознаю, что превращаюсь в этот момент в кулика, толкующего о собственном болоте: Каждый, кто внимательно осматривал выставку, согласится со мной, что она, безусловно, удачна, что некоторые ученики выставили работы, которые сделали бы честь даже совершенно законченным художникам: Возьмёмте Рериха или Борисова: Их картины говорят о безусловном таланте и о том, что этот талант получил правильное развитие хорошей школой:

О-О-

Петербургская газета. 1897. 19 ноября. ? 318.
________________________________________



[Ноябрь 1897 г.]
ПИСЬМО И.Е. Репина к А.А. Куренному.

Дорогой Александр Аввакумович,

Спешу известить Вас о выставке учеников - много хорошего. Особенно отличились: Борисов +, Дудин +, Пурвит +, Мясоедов+, Богатырев + (Иван живой), Крайнев +, Вальтер +, Глущенко +, Рерих +, Рылов +, Врублевский, Рущиц +, Андреев, Пынеев. Подчёркнутые мною поедут за границу на каз. счёт, прочие получили звания; звёздочки поставлены мною тем, у кого вещи особенно интересны. Борисов едет на Север - получил субсидию от Министерства Финансов.
Очень радуюсь, что Вы работаете над световыми эффектами.
Юра делает успехи и недурно пишет портреты; у него много заказов оттого, что он пишет их даром.
Портрет княгини у меня, я его и не трогал - темно теперь здесь; да и другое было на очереди.
Жаль, что вы не видели здесь скандинавской выставки. Теперь выставлены афиши.
Юра Вам очень кланяется и благодарит за поклон.
О летней поездке я ещё не загадываю, а думаю, нельзя ли на рождественских праздниках, проехать комп. в Новгород - зимой, думаю, очень интересно.
Желаю Вам всего лучшего.
Ваш И. Репин

Отдел рукописей ГТГ, ф. 30/22, 1 л.
_______________________________


 
  
 

Ведун. Эскиз Н.К. Рериха. Рисовал для "Всемирной иллюстрации" сам художник. автотипия эд. Гоппе.

ВЕДУН
Этюд Н. К. Рериха

Сколь бы ни тянулись бесконечные споры, сколько бы копий ни было преломлено, сколько бы нареканий и обвинений ни обрушивалось на художников в тенденциозности, безыдейности, чрезмерном "искусстве для искусства", во всех этих разноголосицах единственной, не могущей возбуждать спора, так сказать, бесспорной отраслью искусства вообще, а в данном случае изобразительного искусства живописи - будет живопись историческая в самом широком смысле, т.е. включая в неё живопись религиозную, собственно историческую (имеющую в виду какое-либо определённое событие, достоверность которого основана на известном историческом источнике), историко-культурный или так называемый исторический жанр, сказочную и мифологическую. Эти виды живописи сами по себе должны стоять вне каких бы то ни было разговоров о тенденциозности или чём-либо подобном, так как со стороны сущности они никак не могут быть лишены идеи и в большинстве случаев идеи чистейшей, с другой же стороны, они настолько чудесны и полны привлекательности, что вряд ли сколько-нибудь настоящий художник (не протоколист и не копиист от искусства) подумает и решится навязать подобной теме тенденцию - монотонным, наставительным говором рассудка растоптать, погубить всю поэзию, обаяние исторического сюжета.

В характерном историческом этюде художника-археолога Н. К. Рериха представлен тип старика ведуна - знахаря, кудесника. Волхвы, кудесники - играли немалую роль в древней Руси; летописец неоднократно упоминает о кудесниках и их чарах; Нестор призывает на помощь против них Священное Писание, прибегает ко всеобщей истории, дабы дойти до настоящей истины, но все его доводы оказываются тщетными перед жизнью, перед влиянием кудесников на народную массу. Вспомним хотя [бы] следующие места Несторова писания: 'В си времена приде Волхв, прелщен бесом; пришед бо Кыеву глаголати сице, поведая людим, яко на пятое лето Днепру потещи вспять и землям проступати на ина места, яко стати Гречьской земли на Руской, А Русьскей на Гречьской, и прочим землям изменитися, его же невегласи послушаху, вернии же насмехаются, глаголюще ему: "бес тобою играет на пагубу тебе"'. Затем в Ростове был произведён мятеж волхвами, уверившими народ, что женщины во время голода держат в себе жито, мёд, рыбу. Как известно, и многие женщины были перебиты. Самое же классическое место о влиянии волхвов на юное русское общество XI века находится на стр. 77. Дело было в Новгороде. Явился волхв и стал уверять, что он пройдёт при всех по реке Волхву. 'И бысть мятеж в граде, вси яша ему веру, и хотиху погубити епископа; епископ же взем крест и облекся в ризы, ста рек: "Ище хощет веру яти волх[в]у, то да идет за ны; аще не верует кто, то ко кресту да идет". И разделишася надвое: князь бо Глеб и дружина его идоша и сташа у епископа; а людье вси идоша за волхва; и бысть мятеж велик межи ими. Глеб же взем топор, приде к волхву и рече ему: "То веси ли, что утро хощет быти и что ли до вечера?" Он же рече: "Все ведаю". И рече Глеб: "То веси ли, что хощет быти днем?" "Чудеса велика сотворю", - рече. Глеб же вынем топор, ростя и паде мерть и люди разидошася, он же (волхв) погыбе и телом и душею, предався дьяволу' (Лавр. Лет. стр. 77-78).

При чтении подобных мест у летописца становится ясным огромное значение волхва, кудесника в тогдашнем быту. Изображение подобной сильной натуры, способной запугать, увлечь за собою массу, даёт нам молодой, талантливый художник в настоящем, свободно написанном рисунке со своего этюда.

Всемирная иллюстрация. 1897. Т. 58. 22 Ноября. ? 22. С. 22. Этюд - с. 509.
************************************************************************************************

 
  
 

Русский народный эпос. Илья Муромец едет от гроба Святогора. Эскиз фрески Н.К. Рериха. Автотипия Эд.Гоппе. СПб.

УТРО БОГАТЫРСТВА КИЕВСКОГО
К эскизу фрески Н. К. Рериха

В одном из номеров 'Всемирной иллюстрации' за прошлый год был помещён рисунок с эскиза молодого художника-археолога Н. К. Рериха 'Как перевелись богатыри на Руси', представлявший собою знаменательный момент, заключающий древне-киевский богатырский эпос, когда богатыри, в порыве самонадеянности, вступили в бой с силой небесной, испугались её, побежали и окаменели. На выставке работ учеников мастерских в залах Императорской Академии художеств Н. К. Рерихом (ученик мастерской профессора А. И. Куинджи, ныне покинувшего Академию) выставлен был в прошлом году эскиз, рисующий не менее знаменательный момент из эпохи богатырства киевского. Если 'Как перевелись богатыри на Руси' - вечер богатырства киевского, - говорит сам художник, - то теперешний эскиз будет 'Утром богатырства киевского', переходным моментом от богатырства старшего, представителем которого являлись Святогор, Сухман, Полкан, Микула и др. Святогор - это богатырь-стихия, титаническая мировая сила. В лице его изображён самый первоначальный период русской земли, не сложившейся, не окрепшей. Святогор - представитель стихийных начал, брожений, кочевья, титанических подвигов; а при наступлении новой эпохи устоявшейся земли, сложившегося мира народа, при появлении оседлости - Святогор обрекается на неподвижность, умирает: ибо сложившаяся уже земля крепче, твёрже стихии. 'Наехали (Илья Муромец и Святогор в Святых горах) на чудо чудное, чудо чудное, да диво дивное: осередь пути великий гроб стоит, красным золотом повыложен, а на крышке надпись да подписана: на кого состроен сей великий гроб, на того он и поладится'. Святогор ложится в гроб и закрывается крышкою, а та крышечка изволом Божиим сораслась со гробом во одно место. Пробовал Илья оторвать крышку, говорит Святогору: 'Ты послушай-ка, мой больший брат, не могу открыть я никакой доски'. 'Брался старый за тот славный святогоров меч, со сырой земли не мог меча поднять'. Святогор дунул на Илью богатырским духом, 'и почуял старый, как в нём силушки втрое прежнего прибавилось'. 'Стал рубить по крышке по гробовой: от ударов от великих искры сыплются, а куда ударит богатырский меч - там железный обруч ставится'. Ничего не поделать, и Святогор говорит Илье: 'Видно, тут мне Бог и смерть судил...' Тут простился старый со богатырём, святогорова добра коня привязал ко гробу богатырскому, опоясал славный святогоров меч и поехал во раздольище чиста поля. На декоративно широко написанном эскизе-фреске Н. К. Рериха взят поэтичный момент, выраженный последними строками былины. Туманное утро. Горный дол. Вдали стоит гроб Святогора, перекрещенный обручами; около гроба часть доспехов старшего богатыря; за гробом видна голова святогорова коня. Грустный, задумчивый спускается с горы Илья. Налево ворон летит - повестить о начале самостоятельной новой эпохи. Старый дубовый пень и тонкий кустик вокруг него трогательно подчёркивают параллель между Святогором и Ильёй. Единственный упрёк настоящему эскизу можно сделать, так сказать, в его 'васнецовщине' в смысле техники; в смысле же выбора момента и трактовки его композиции автор проявил полную оригинальность и индивидуальность. Теперь Н. К. Рерих занят разработкой целой серии мотивов из культурной жизни новгородских славян конца XI века, пролог к которым, названный 'Славянский городок. Гонец: восстал род на род', находится на выставке в залах Императорской Академии художеств.

[Н.К. Рерих]
Всемирная иллюстрация. 1897. Т. 58. 29 ноября. ? 23. С. 547. Эскиз - с. 540.
_____________________________________________________________________