Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1907 г.
(сентябрь - декабрь)
********************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ХРОНИКА. Искусство и художники (Биржевые ведомости. 4/17 сентября 1907 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (6 сентября 1907 г. Калужская губерния)
ПИСЬМО секретаря СПб. Общ. Художников Малышева М.Г. к Рериху Н.К. (12 сентября 1907 г.)
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К. (15 сентября 1907 г. Киев)
ХРОНИКА. Газеты и журналы (Лит.-худож. неделя. 17 сентября 1907 г.)
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ХРОНИКА. Искусство и художники (Биржевые ведомости. 4/17 сентября 1907 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (6 сентября 1907 г. Калужская губерния)
ПИСЬМО секретаря СПб. Общ. Художников Малышева М.Г. к Рериху Н.К. (12 сентября 1907 г.)
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К. (15 сентября 1907 г. Киев)
ХРОНИКА. Газеты и журналы (Лит.-худож. неделя. 17 сентября 1907 г.) ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (Сентябрь 1907 г.)
Н.К. Рерих. ГОЛГОФА ИСКУСТВА (Зап. листки Н.К. Рериха) (19 сент.1907 г.)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (25 сентября 1907 г. Париж)
ХРОНИКА. К уходу И.Е. Репина (Утро России. 28 сентября 1907 г.)

ОКТЯБРЬ
ХРОНИКА. Открытие выставки (Петербургский листок. 2 октября 1907 г.)
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рериху Н.К. Рериху (4/17 октября 1907 г. Париж)
Новые художественные классы (Петерб. листок. 6/19 октября 1907 г.)
Картина Н.К. Рериха "Пейзаж с придорожным камнем" с дарственной надписью Е.Е. Рейтерну от 8 октября 1907 г.
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И. (13/26 октября 1907 г. Париж)
ПИСЬМО В.Д. Милиоти к Н.К. Рериху (15 октября 1907 г.)
ПИСЬМО В.А.Теляковского к Рериху Н.К. (18 октября 1907 г. СПб.)
Хроника ОСЕННИЙ САЛОН (19 октября 1907 г.)
Хроника. ВЫСТАВКА в Обществе поощрения художеств (22 октября 1906 г.)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху НК. (25 октября 1907 г. Париж)
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рериху Н.К. (29 окт./11 нояб. 1907 г. Париж)
Отношение Н.К. Рериха в М.В.Д. СПб. (29 октября 1907 г.)
Хроника. Почтовый ящик (Старые годы. 30 октября 1907 г.

НОЯБРЬ
ПИСЬМО В.В. Голубева к Рериху Н.К. (16 Ноября 1907 г.)
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберг, Константина Константиновича к Рериху Н.К. ([9/22 ноября] 1907 г. Париж)
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Елене Ивановне (19 нояб./2 дек. Париж)
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И. (23 нояб./6 дек. 1907 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. (23 нояб./6 дек. 1907 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. (23 нояб./6 дек. 1907 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рерих Е.И. (23 нояб./6 дек. 1907 г. Париж)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (26 ноября 1907 г. Москва)

ДЕКАБРЬ
Хроника
Шибуев. Негативы (Интервью Н. К. Рериха) (2 декабря 1907 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (3 декабря 1907 г.)
ПИСЬМО А.И. Косоротова к Рериху Н.К. (4 декабря 1907 г. Москва)
Обращение Совета Председателей рисовальной школы ИОПХ [Дек. 1907 г.]
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И. (9/22 декабря 1907 г. Париж)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (30 декабря [1907 г.] Париж)
*************************************************************************************

СЕНТЯБРЬ


ХРОНИКА.
ИСКУССТВО И ХУДОЖНИКИ

Директор школы Общества поощрения художеств Рерих уехал в Париж. Эта поездка связана с некоторыми новыми реформами в школе, которой заведует г. Рерих.

Биржевые ведомости. 1907. 4/17 сентября. Вечерний выпуск. ? 10082. Вторник. С. 4.
_____________________________________________________________



6 Сентября 1907 г. Калужская губерния
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

Москва, Пятницкая, Овчинников.
пер., контора Мещериных.

6 Сент. 1907.

Дорогой Коля,
Извещу Тебя непременно, когда соберусь в Петербург, но вероятно, раньше конца октября, мне не удастся приехать. Пока работы за глаза. На днях собираюсь в Москву и буду у <Городцева> для того чтобы выяснить, как быть. Т.е. <> я хотел быть у него, но получив Твоё письмо, подумал, что, в конце концов, удобнее всего было бы устроиться со Спицыным, т. к. Тебе с ним удобнее там, в Петербурге, <встретиться>. Поэтому, если я и буду у него, то кончать не стану, отложу до Спицына. К Октябрю рассчитываю окончательно сделать всё с Формаковским, Спицыным и Кондаковым - при Твоей, конечно, помощи. Боюсь, что придётся и к Лихачеву обращаться. С Щусевым мы сделали всё что нужно было. Теперь ещё под сомнением только Мазепинский стиль (Казацкая Архитектура). Из двух кандидатов на эту интереснейшую и пикантнейшую, по совершенной <неожиданности>, главу - у <Павлуцкого> (Киевской) и Прахова - я отдаю безусловное предпочтение Прахову. Он, несомненно. талантливее и бесконечно живее чувствует. Он, было, согласился, но боюсь, что он не решится взяться за эту тему, т.к. не чувствует себя здесь дома, а только в этом последнем случае можно написать горячо, а главное, взглянуть по новому и <оценить> то, чего никто раньше не видал. Щусев хотел было приложить свою руку в сотрудничестве с кем-нибудь, но сам не хочет, т.к. нет времени и нужно кое-что знать здесь совершенно определённо.

Мой лист, я считаю, в 35.000 букв (печатный лист), т.е. так, как это всегда и делается. Если ты находишь, что мне нужно написать Формаковскому и Спицыну письма с предложением, то будь добр, сообщи их имена и адреса. Я это сделаю, для оформления. А после этого ты можешь совершенно просто и легко с ними сговориться и сделать втроём конспект того, что нужно, придерживаясь приблизительно программы, которую я Тебе послал в одном из писем в ещё весной.

1-й выпуск думаю пустить к Новому году или к Февралю.
Ужасно меня интересует то, что Ты пишешь о Финляндии. Я смогу воспользоваться клише из Старых Годов, если это окажется чем-нибудь подходящим для моих деревянных церквей.

Ну, всего хорошего
Твой Игорь Грабарь
Прости за некоторое опоздание, я сейчас в Калужской губернии, и мне
письма пересылают из Дугина сюда, а это
довольно канительно.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/733, 2 л.
________________________________



О СУДЬБЕ КАРТИН РУССКИХ ХУДОЖНИКОВ в Сен-Луи:

12 сентября 1907 г.
ПИСЬМО секретаря СПб. Общества Художников Малышева М.Г. к Рериху Н.К.

С.-ПЕТЕРБУРГСКОЕ
ОБЩЕСТВО ХУДОЖНИКОВ

СЕКРЕТАРЬ
Михаил Георгиевич Малышев
В.О. 10 л. 43, 45.
______________

12 Сентября 1907 г.

Милостивый Государь, Николай Константинович.
На Конкурсном Управлении по делам Грюнвальдского дела не блестящи.
Как я узнал стороной, и надеяться на получение через него чего-либо не следует. Думается, в лучшем случае, можно рассчитывать на 1/2 к за рубль! Но люди оттуда говорят, что художники должны попытаться вернуть свои картины, хотя то, что лежит в таможне. <Соответствующей> депутацией идти к Президенту Ак. Худ., к Президенту Общ. Поощрен. Худ., к Толстому И.И. и, ссылаясь на доклады и царскую подпись на нём, требовать защиты интересов русских художников.

Говорят, что этим путём можно поднять на ноги <всех>, и правительство легко может <эвакуировать> те вещи, которые не погибли. Вы более других заинтересованы в этом деле, поэтому считаю долгом сообщить Вам то, что узнал. <Сухаровскому> я тоже написал одновременно.
Желаю всего хорошего
М. Малышев

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/963, 1 л.
_______________________________



15 сентября 1907 г. Киев.
ПИСЬМО М.В. Нестерова к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
Возвратившись в Киев спешу ответить на Ваш запрос по поводу предполагаемой выставки в Париже. При последнем свидании нашем в Петербурге, Вы помните, окончательный ответ свой Вам, буду ли участвовать на выставке княгини М.К. Тенишевой, я обещал дать осенью.

Осень наступила, и я могу Вам сказать, что участие моё на этой выставке состояться не может, как потому, что летом мне не удалось сделать того что предполагалось, и я кроме 2-3 старых вещей и портрета Л.Н. Толстого не мог бы ничего дать, так и потому, что мои взгляды на заграничные выставки, и участие моё на них, за последнее время совершенно изменилось. Ни Париж, ни Лондон не пленяют моего воображения.

Прошу Вас при случае поблагодарить от меня Кн: М.К. Тенишеву за любезное её приглашение (Если Вы потрудитесь сообщить мне адрес Княгини, я напишу ей сам.)

Супруге Вашей свидетельствую моё почтение.
Уважающий Вас

Михаил Нестеров
Киев 1907 г.
15 Сентября.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1059, 1 л.
________________________________


ХРОНИКА

ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ

Номер четвёртый 'Золотого руна' в художественном отношении посвящён Н. Рериху. В интересно написанной статье, где умно освещены лучшие стороны этого несколько холодного и литературного художника, С. Маковский, между прочим, пишет следующее:

'Что повлияло на художника? Вечное солнце Италии? Или благоговейные мечты примитивов треченто и кватроченто - фрески Дуччи, Джотто, Фра-Анджелико и гениального Беноццо Гоццоли. в Пизанской баптистерии, во дворце Риккарди, в соборе San Gimignano?'

Действительно, в капелле флорентийского палаццо Риккарди и в церкви Сан Агостино в Сан Джиминьяно есть известные фрески Беноццо Гоццоли. Но ни в одном из названных С. Маковским зданий нет никаких фресок ни Дуччио (!), ни Джотто, ни Фра-Анджелико, а в 'Пизанской баптистерии' и вообще нет никаких фресок. Да и что, в самом деле, общего между Дуччио,, например, и Беноццо, кроме милых, скрашивающих всякое 'художественное рассуждение' имён?

Литературно-художественная неделя (Москва). 1907. 17 сентября. ? 1. Понедельник, с.3.
_____________________________________________________________


[Сентябрь 1907 г. Талашкино]
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху

Добрейший Николай Константинович,
Сегодня я вам послала депешу, чтобы вы задержали статью, так как нужно было её немного исправить. Теперь, по получении этой, уже исправленной, прошу вас поместить её в какой-нибудь газете.
Меня все эти дрязги измучили до нельзя, и я только об одном мечтаю - это забыть.

Ожидаю обложки для нашего каталога, делает ли ее Билибин?
Привет мой Елене Ивановне, жму дружески вашу руку.
Мария Тенишева
Ваша статья привела нас в восторг - вам все дано.
Спасибо вам сердечное, что заступились за меня.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1407, 1 л.
________________________________


19 сентября 1907 г.
Записные листки Н. К. Рериха
ГОЛГОФА ИСКУССТВА

Странные легенды живут около многих музеев искусства. Трудно поверить, чтобы так высока, так тяжела была голгофа искания красоты. Злоба, зависть, двуличие собираются именно там, где менее всего им уместно. Что им, тёмным, художество? Венец жизни им, тёмным, должен быть далёк.
Вот ещё один случай с музеем. Ещё рассказ; его с недоверием будут передавать будущие люди.

Уже писал про музей княгини М. К. Тенишевой. Многолюбовно составлялось это собрание. Сколько красивых вещей было спасено от гибели и от вывоза в чужие руки.

Наконец собрание перешло границы любительства; явилась возможность перевести его в систему музея. Утвердилась мысль отдать собранное
богатство городу Смоленску.

Первым номером музея должна была стать одна из башен города; одна из обречённых на медленную казнь разрушением. Башня должна была быть укреплена и приспособлена внутри; внешность должна была остаться неприкосновенной. Удачная мысль!

Город не отдал башню свою под музей. Город предпочёл разрушать каменное ожерелье Смоленска. Идти навстречу вечному украшению края город отказался. Говорят, запретил умный археолог. Ни один голос не поднялся против этого запрещения. Город далёк был понять значение дара.
Княгине пришлось на своей земле за городской чертою выстроить дом и туда перенести своё хранилище.
Не успели расставить музей в новом месте, как узнали, что власти не отвечают за сохранность его.

Неутомимо везёт княгиня музей в Париж, на время. Кроме заботы сохранить, является мысль показать красоту русского искусства там, где к нему больше внимания. Не в пример нашим городам, правительство Франции приглашает княгиню выставить музей в Лувре, в павильоне Marsan. Там он и теперь. Успех музея известен. Лучшие издания, лучшие люди оценили его.

И тогда, именно тогда Смоленск нашёл время снова выступить против своего музея. Нашёлся 'проникновенный' смоленский житель и начал писать о 'разграблении' смоленских ризниц. В таком деле обвинил он и княгиню. Именно теперь нашёлся человек, пишущий: ещё захочет ли город принять этот дар. Да, да - так было написано о лице, спасшем столько предметов искусства от гибели.
Какое чудовищное недомыслие! Кошмар, приведший в ужас иностранцев. Чего же ждать от России?

И город не выбросил из своей среды безумца. Город молчаливо согласился и с этою выходкою. Так нашёл время город Смоленск отвергнуть щедрый дар. Дар, которому всякий культурный центр отвёл бы лучшее место и гордился.
Как близка Финляндия. Как умеют там ценить жертвы искусству. Но не у нас.
На всякое культурное дело мы сумеем навести всё тёмное; тяжёлой рукою мы прикроем, если что светится.

Паутина трудностей висит над всяким делом искусства. Я писал о собирательстве тёмном; оно идёт в норах и по всей Руси. Из светлого стремленья мы сделали тайное дело; мы загнали светочи в глубину подвалов.

Будет день - и горько пожалеет Смоленск о потерянном даре. И вообразит кто-нибудь, не придумал ли я этот рассказ.

Утро России. 1907. 19 сентября. ? 3. Среда. С. 4-5.
________________________________________________


25 сентября 1907 г. Париж
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху

Добрейший Николай Константинович,
Из разговора с Лидиным я поняла, что была бы возможность отдать Обществу Поощрения Худ. мою коллекцию, что для неё нашлось бы подходящее помещение. Так ли я поняла слова Лидина? Очень жаль, что мы с вами до этого не договорились. Когда приедете в Париж, обсудим этот вопрос серьёзно. Я всё ещё не послала своего письма ни в одну редакцию, хочу дать этой своре собак долаяться. Последнее, что мы прочитали это, что 'граждане' послали прошение в Синод с массою подписей, прося ревизии. Пусть они дойдут до абсурдов, пусть окончательно отличатся и покажут себя, тогда я напишу моё завершающее слово и приму после этого окончательное решение.
Жакен видел в салоне устроителя, который занимается развешиванием картин и просил его, как можно выгоднее, поместить ваши картины. Я дала Жакену одну из тех пастелей, котор. вы сделали в прошлом году в Швейцарии, трое стоящих у готического окна, ему она очень понравилась, хорошо ли я сделала?

Странное на меня впечатление произвёл Верещагин, из его слов выходит, что русского стиля нет и не было, что всё, что существует в прошлом в искусстве исключительно подражание. Взглянув на вашу картину 'Собор сеятелей', он спросил меня, откуда вы взяли эти стены, на мой ответ, что из Ростова Великого он очень удивился, сказав, 'неужели там есть такая церковка'. Как на меня пахнуло атмосферой нашего Петербургского общества, сколько в нём преступного равнодушия ко всему отечественному, стыдно делается за наших, якобы культурных людей. Знают они отлично всё западное и французят-то, а своего, ни в зуб толкнуть! Да, слабо, очень слабо!!:.
Прошу передать Елене Ивановне мой сердечный привет.
Жму дружески вашу руку.
Мария Тенишева

25 Сентября. 1907 г.
Париж.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1383, 2 л.
________________________________


28 сентября 1907 г.
Хроника.

Иректэ
К УХОДУ И.Е. РЕПИНА
:Чиновникам академии Репин не ко двору, как всё яркое, самобытное и некастрированное.

Не ко двору И.Е. Репин и новому искусству. Н.К. Рерих высказал взгляд об уходе его, как, быть может, желательном импульсе к обновлению ветхого храма искусства.

Моё мнение сходится с мнением Н. К. Рериха ещё и по другим основаниям. Репин просто гибелен для юношества: он чересчур гениален, и его 'я' слишком гнетёт ученика. Он бросает рисунок, гонится за ошеломляющей грязью красок, за мазком; но там, где у Репина мазок, у ученика выходит плевок. У Репина особый дар превращать в красоту безобразие манеры и колорита. Репинская манера и его краски в руках не-Репина - это ужас, нечто сверх не эстетичное.

И профессура И. Е. Репина это уже доказала достаточно. Вполне достаточно.
В классах Академии висят работы И. Репина-ученика. Это удивительные образцы терпеливой, аккуратной, усидчивой работы и чистоты рисунка. Когда прошёл такую школу, не страшна никакая мазня: рука своё возьмёт.
А ученики Репина начинают с мазни и мазнёю оканчивают, и если не отрекутся вовремя от учителя и его манеры - так и гибнут в тщетных потугах писать лаптем.
Одно дело - творчество, другое - учительство. Suum cuique (Каждому своё - ред.).

Утро России (Москва). 1907. 28 сентября. ?11. Пятница. С. 4.
Публикуется по изданию: Николай Рерих в русской периодике.
Выпуск III. С.89.
____________________________________________________

********************************************************************************


ОКТЯБРЬ

1 октября 1907 г.
Выставка ученических работ Школы ИОПХ.

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ
Вчера, 1-го октября, впервые в выставочном зале Императорского Общества поощрения художеств открылась выставка работ учащихся в находящейся при Обществе художественно-промышленной школе. Зал изящно декорирован вышивками, коврами и различными рукодельными работами учениц и вмещает в себе экспонаты всех отраслей чистого прикладного искусства. Особенно блестяще представлен класс композиции рисунка для гобеленов и т. п. Два больших мольберта занимают этюды с натуры, писанные масляными красками, среди которых есть много очень удачных вещей (г. Тельковского, г-жи Вестфален и др.). Целая стена отведена под лепные работы учащихся, причём выбор мотива предоставлен им самим. По боковым коридорам размещены работы учеников и учениц младших классов, а на хорах - рисунки пригородных школ Общества.

В настоящем своём виде выставка устроена по инициативе нового директора школы Н. К. Рериха с целью ознакомить широкие круги общества с успехами учащихся и дать возможность последним непосредственно про-давать свои произведения в виде живописи на стекле и фарфоре, лепки, резьбы по дереву, выжигания, майолики и т. п., в чём молодые художники и художницы крайне нуждаются.

Петербургский листок. 1907. 2/15 октября. ? 270.
__________________________________________



4/17 октября 1907 г. Париж
Открытое письмо Е.К. Четвертинской к Н.К. Рериху.
Ч/б фотография, внизу надпись: 2, Rue Octave Feuillet
На штемпеле дата: Paris 17.10.07.

CARTE POSTALE
La Correspondance au recto n'est pas acceptеe par tous les pays еtrangers.

ЕВб. Николаю Константиновичу Рерих
Морская, 38
СПетербург Russie
___________________________________________________

Вчера приехал В.К. Маковский, говорит, что его брат в Константинополе.
С. Дягилев в Париже. Виньетку для каталога ожидает и шлёт привет.
Е. Четвертинская

4/17 Окт.1907

Книги прибыли, очень благодарим. Данилович всё спрашивает фотографии, но они не получены.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1468, 1 л.
________________________________



6 октября 1907 г.
ХРОНИКА

НОВЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ КЛАССЫ

Нам передают, что при училище Императорского Общества поощрения художеств открываются, по инициативе нового директора Н.К. Рериха, классы графического искусства с целью подготовки молодых художников, желающих посвятить себя делу воспроизведения рисунков для художественного печатания. В классе будут преподаваться композиции рисунка во всевозможных стилях, специально приноровленного для репродукции, причём учащиеся будут ознакомляться со всеми современными способами художественного печатания - как теоретически, так и практически, в лучших столичных художественных типографиях, литографиях и др. графических заведениях. Руководителем этого нового класса приглашён художник И.Я. Билибин.

Петербургский листок. 1907. 6/19 октября. ? 274. Суббота. С.3.
______________________________________________________


8 октября 1907 г.
 
  
 

ПЕЙЗАЖ С ПРИДОРОЖНЫМ КАМНЕМ. 1907.
На обороте авт. надпись: Глубокоуважаемому искреннему любителю искусства Евграфу Евграфовичу Рейтерну на добрую память о добром соседстве в Финляндии душевно преданный Н.Рерих 8 октября 1907 г.
____________________________________________________________


9 Октября (ст./ст.) 1907 г. Смирна.
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В.В. Голубева к Рериху Н.К.
Дата на штемпеле: 10 окт. 907 (нов. ст.)

Его Высокородию
Николаю Константиновичу Рёриху
Russie Petersburg. Петербург, Мойка, 83
________________________________

Ruines d' Ephese 22/9 Окт.

Дорогой Николай Константинович,
Шлём привет из Смирны. Исколесили всю Малую Азию, где в экипаже, где по железной дороге, видели чудеса. Через час едем в Царьград, по лазурному морю, под лазурным небом. Восток в действительности ещё сказочнее, чем в сказках о нём. Скоро ли увидимся в Париже? С ноября я в твоём распоряжении и рад буду содействовать, по мере сил, успеху выставки.

Твой преданный В Голубев.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/713, 1 л.
________________________________


13/26 октября1907 г. Париж
Письмо Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И.

26/13 Окт. 1907.
Париж

Дорогая Елена Ивановна,
Вчера Княгиня писала Николаю Константиновичу и я отправила вам заказное
письмо с письмом в редакц. 'СПб. Вестн.'. После чего получила ваше. Очень прискорбно всё, что вы сообщаете. Николаю Константиновичу следовало бы жить как живёт В. Васнецов, без общественной деятельности, для которой он слишком прям и честен, и не понимает интриг. Ему следовало бы предаться исключительно искусству. В особенности теперь. Для сердечных болезней есть знаменитый доктор в Париже, тоже и для печени. Я вам всё подробно узнаю.

Список вещей Головина и Билибина целы и хранятся с делами выставки только самые вещи не прибыли, и Бог знает, когда прибудут. Книги получены, но ни фотографий, ни карточки (по 25 Сент.) не получены. Вот это очень не-приятно. Только картина Щербатова пришла, но она выслана не товарным поездом, который иногда вещи доставляет лишь через 5-6 недель!
Княгиня простужена, больна и в плохом периоде, но даст Бог, это дело времени, и всё пройдёт. Будьте здоровы, примите искренний привет и верьте моей глубокой симпатии,

Е.Четвертинская

Вчера у нас завтракали князь Щербатов с женой. Рауш все хворает.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1469, 2 л.
_________________________________


15 октября 1907 г.
Открытое письмо Милиотти В.Д. к Рериху Н.К.

Многоуважаемый
Николай Константинович

Не знал, не мог понять где Вы - в Париже или Петербурге? От Маковского получил письмо из Константинополя без указания куда писать ему. Не понять к тому же, о каких фотографиях пишет. Когда будет Ваша выставка: не знаю ни срока, ни места. Перевод статей не поступал. Потому упорно молчу. Жду разъяснений.

1907. X 15. Уважающий Вас В. Милиотти.
___________________________________
На штемпелях даты: Москва 15.10. 07. ; С.Петербург 16.Х. 07.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1013, 1 л.
________________________________



18 октября 1907 г.
Письмо В.А. Теляковского к Рериху Н.К.
.
ВЪ ДОЛЖНОСТИ
ДИРЕКТОРА
ИМПЕРАТОРСКИХЪ
ТЕАТРОВЪ
С.-Петербург
------
18 Октября 190 7 г.
Многоуважаемый Николай Константинович,
В ответ на письмо Ваше спешу уведомить, что мною приняты меры дабы не повторился инцидент, происшедший с Вами вчера в Мариинском Театре по поводу пропуска в мастерскую Головина.

Вы получите из конторы пропуск и, кроме того, я сообщил Г. Полицмейстеру Мариинского Театра Полковнику Бестужеву-Рымину о том, что Вам разрешено во всякое время посещать мастерскую Головина. Новый Полицмейстер Мариинского Театра недавно переведен сюда из Москвы и конечно многих ещё не знает в лицо, чем и объясняется происшедший инцидент.

С совершенным уважением и почтением
В.Теляковский

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1359, 1 л.
________________________________



19 октября 1907 г.
Хроника

ОСЕННИЙ САЛОН
...Открылся и уже закрылся Осенний салон, просуществовав всего около трёх недель. <...>
Очень много русских. Из них следует упомянуть Н. Тархова, рисунок углём которого 'Кролики' куплен государством; Ив. Тиле, который выставил три очень интересные портрета. На последней выставке 'Независимых' один из портретов был также куплен государством. Н. Рерих выставляет две картины, из которых наиболее интересная 'Lieu Sacre'* (не помню, как она называется по-русски) фигурировала в Академии художеств уже несколько лет назад. Княгиня Тенишева выставила витрину со своими эмалями, в которых очень много тонкого художественного вкуса и знания.
И. Яковлев

Новое время. 1907. 19 октября / 1 ноября. ? 11352.
____________________________________________


22 октября 1906 г.

Ник. Брешко-Брешковский
ВСТАВКА В ОБЩЕСТВЕ ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ

На так называемые постоянные выставки Общества поощрения художеств ходишь всегда с особенным удовольствием, осматривая стены с висящими картинами, всякий раз встречаешь какого-нибудь полузабытого старика. Его нет, он умер, но его холсты полны какой-то призрачной жизни, кажущейся сквозь дымку времени особенно поэтичной.
Таков, например, Соломаткин, этот один из самобытнейших русских жанристов. <:>

Но есть и вещицы современников. Большой крымский мотив талантливого Зарубина и целый ряд его крохотных этюдов. Строго прочувствован рисунок Рериха, где варяжский воин стоит в раздумье над трупом убитого друга. И кругом так пустынно, безлюдно, голый берег реки, плещется волна о низкую песчаную отлогость.

Много вещей Белого. Пейзажист не из сильных, но на его палитре имеются мягкие приятные краски.
Много рисунков пером трагически погибшего В.В. Верещагина. Ученик Жерома, Верещагин так владел рисунком, как никто из наших баталистов. Это первая выставка Общества поощрения за время директорства Н.К. Рериха. отдать справедливость, она значительно шире, полней и лучше прежних. Тот случайный хлам, который в изобилии попадал во времена Сабанеева, теперь окончательно изгнан.

Санкт-Петербургские ведомости. 1906. 22 октября / 4 ноября. ? 233.
__________________________________________________________


25 Октября 1907 г. Париж
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху

2, RUE OCTAVE FEULLET
PARIS
25 Октября 1907.

Добрейший Николай Константинович,
Что делать, придётся смириться перед невозможностью, советовать боюсь, ещё напорчу вам советом и только на душу возьму новое мученье. А мучений масса. Дело в Смоленске дошло до апогея, - церковь, в которой находилась ризница, сгорела! К счастью, вещи из ризницы спасены. В 1 ч. дня была ревизия, а в ту же ночь произошёл пожар. Мне думается, что это сделано против Владыки. Подробностей ещё не знаем, да что тут подробности, факты ужасны!

Я очень измучена, ко всему этому ещё присоединились мои материальные дела, со всех сторон меня обкрадывают, выписала адвоката. А тут вы ещё хвораете, что это за печень, которая у вас заговорила? Меня и здоровье ваше тревожит и, всё тревожит, как-то не хорошо на душе. Рауш тоже был болен печенью - все страдают.

Мне поручил Roger Marx попросить вас сделать для Gazette des <Beaux> Arts хорошенькую заставку, т.к. в этой revue обыкновенно воспроизводят вещи классических художников, а он хочет о вас написать. Очень советую вам нарисовать эту заставку, - это будет полезно. Главное нужно, чтобы это была вещь ещё не виданная, blanc et noir. Могу ли я за вас обещать? Вероятно, оригинал он оставит себе, что тоже хорошо.

Пришлите мне цены всех ваших вещей, может быть удастся что-либо продать. Когда я сказала Жокену, что вы к выставке не приедете, он прямо заявил, что если художники отсутствуют во время выставки такой, какой будет носить характер наша выставка, то из этого ничего не выйдет.
Относительно Принцессы и дальнейших планах моего музея, я решила подождать. Когда у человека чувства и душа так взволнованы, равновесие потеряно, нужно время, чтобы оглядеться и принять какое-либо решение.
Я очень переменила взгляды на пожертвования, что это даёт: ничего. Напр., Музей Алекс. III с Бенуа во главе, как относится к моему дару? Нет, кажется пора поумнеть, довольно делать глупости. Поймите, ведь я тоже человек, все эти удары и разочарования потрясли меня, спутали мысли.

Многое, многое пришло в голову и многое стало ясно. Трудно одинокой женщине пробиться. Трудно, даже невозможно, без сильной руки завоевать себе место. Все эти утопии феминизма, - одни слова. Как бы не была женщина идейна, но без опоры мужчины она до сих пор ничего! Я этого прежде не допускала, но теперь вижу, что одинокую женщину можно оскорблять и изводить в волю безнаказанно, - нет ей ни спасения, ни путей!:.
Грустные жизненные выводы, но верные.

Шлю привет Елене Ивановне. Жму вашу руку.
Мария Тенишева.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1384, 2 л.
________________________________


29 октября 1907 г.
ОТНОШЕНИЕ Директору Императорской Школы ПХ - МВД Спб.
 
  
 

М.В.Д.
С. - Петербургский Градоначальник по канцелярии
Справочное Делопроизв.
_________
29 октября 1907г.
?9865 Секретно

Директору ИМПЕРАТОРСКОЙ Школы Поощрения Художеств.

Вследствие ходатайства Иркутского купеческого сына Ивана Павлова Козьмина, уведомляю Ваше Превосходительство, что неблагоприятных в политическом отношении сведений о нём в делах Управления Градоначальника не имеется.

за Градоначальника, помощник его (подпись)
за Управляющего Канцелярией, Помощник его (подпись)

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/855, 1 л.
_______________________________


30 октября 1907 г.

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
В 'Новом времени' от 30 октября сообщается, что помощником хранителя музея Императорской Академии художеств назначен какой-то учитель Коммерческого училища. правда ли это? правда ли, что участие лица, назначенного в музей Академии, в искусстве ограничивалось родственными связями с бывшим хранителем музея г. Соколовым? Про Академию художеств сообщаются последнее время самые невероятные вещи; не вымысел ли сообщение о новом глумлении над бедным музеем Академии?
30 октября в 'Руси' сообщается о том, что часто вещи, приобретаемые в музей Академии (картина Левитана, офорты Цорна), остаются в частных помещениях служащих Академии. Неужели и это правда?

30 окт. 1907 г.
Н. Рерих

Старые годы. 1907. Ноябрь. ? 11. С. 603.
_____________________________________


******************************************************************************


НОЯБРЬ

16 Ноября 1907 г. Париж
ПИСЬМО В.В. Голубева к Рериху Н.К.

Мой адрес временно: Hotel
Paris - 26, Avenue du BOIS BOULOGNE

Дорогой Николай Константинович,
Давно, давно не имел от тебя известий. Вернулся из стран турецких и опять живу - духовно - в Венеции XV века - а телесно - в Париже ХХ-го. Рад буду содействовать успеху твоей выставки по мере моих скромных сил. Жду письма с подробными сведениями. Завтра зайду к княгине. Раньше не мог думать о визите к ней, так всё кашлял и страдал мигренью, привёз с востока бронхит.

Сердечный привет!
Твой преданный
Голубев
16 Ноября 1907.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/714, 1 л.
_________________________________



19 ноября/2 декабря 1907 г. Париж
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской Е.К. к Рерих Е.И.

Понедельник 2 Дек. /19 Нояб.1907.
Париж - 11 часов утра

Дорогая Елена Ивановна,
Сейчас сюда приехал Николай Константинович, а мы думали, что он приедет в 4 часа. Хотели послать Вас. Алекс. Лидина к нему навстречу и приготовили ему комнату у нас в доме, где жил Барщевский. Княгиня утром уже уехала rue Caumartin, а я по нездоровью ещё не встала. Ник. Конст. её дома уже не застал и тоже сейчас же отправился rue Caumartin. Больше я пока ничего не знаю и, вероятно, до обеда никого не увижу, т.к. и завтракать они все вероятно будут в центре города. Конечно теперь всё прекрасно наладится. Княгиня совсем повеселела и успокоилась, узнавши, что Ник. Конст. сам будет присутствовать при устройстве. Пока до свидания. Буду писать
Привет - ЕЧ.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1472, 1 л.
_______________________________



[22 ноября 1907 г.]
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберг, К. К. к Н.К. Рериху

На конверте:

Russie
St. Petersbourg
Его Высокоблагородию Николаю Константиновичу Рёрих
________________________________
Ст. Петербург
Императорское Общество Поощрения Художеств
Морская 38

На штемпеле дата: Paris. 22.11. 07. С.Петербург. 12.12 [1907]
_______________________________________________________


Дорогой Николай Константинович.
Меня очень опечалило ваше нездоровье и я от всего сердца желаю Вам
скорого и полного выздоровления. У меня тоже была боль в печени, уложившая меня недели на 2 в постель, но с нею лишь удалось разделаться. Теперь я опять захворал гриппом, что очень досадно, так как до выставки бесконечно мало времени.

Бесконечно Вам благодарен за милое желание провести меня по экспонатам Союза и, если это удастся, то я буду считать это большой честью.

Настроение княгини по отношению артистов очень пессимистическое, виною тому опоздание вещей Билибина, посланных малой скоростью, что княгине показалось непростительной небрежностью. Очень отрицательное впечатление произвело на неё отказ Головина, мотивированный запрещением Дягилева, о чём последний, в свой последний приезд в Париж, много хвастал.

Всё это вызвало отказ княгини от помещения в Лондоне и Брюсселе, куда она пошлёт исключительно свои эмали. Как Вы были правы, Николай Константинович, убеждая меня, что с русской братией пива не сваришь! И что организаторам, если они не обладают грубостью Дягилева, приходится бросать лучшие начинания. В данном случае, мне очень жаль, что княгине Мар[ии] Кл[авдиевне] ещё раз пришлось разочароваться в своих хороших начинаниях, тем более, что с её стороны всё было сделано, чтобы обеспечить успех.

С удовольствием делаю, при развеске ваших картин, всё от меня зависящее. Щербатов усердно работает. И к чёрной клике относится довольно здраво.
Искренно преданный вам
К. Рауш

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1174, 3 л.
__________________________________



23 ноября / 6 декабря 1907 г. Париж
ПИСЬМО Е.К. Четвертинской к Рерих Е.И..

Слева вверху герб с инициалами:
ЕЧ

Пятница 6 Дек. / 23 Нояб. 1907 Париж.

Дорогая Елена Ивановна,
Хотя послезавтра Ник. Конст. <:> едет в Петербург и вам всё лучше расскажет, всё же хочу вам сказать, что выставка оценена французами. Ещё хочу вам сказать, что мы настояли на том, чтобы Ник. Конст. посоветовался здесь с самым лучшим доктором по сердечным болезням и этот доктор сказал, что в самом сердце нет болезни, что оно страдает лишь от печени. Надо пить виши (непременно тёплое по градусам cent., как сказано в рецепте), меняя порядок, т.е., попеременно с другим средством, тоже по указанию. Мяса лучше не кушать или же только белое. Прогулка с утра очень утомляет и карлсбадские воды зимой в Петербурге пить неудобно. Главное, не нужно раздражаться, но это кажется мало кому удаётся в наше время! Я, вероятно, вас обрадую сказавши, что само сердце не больное.

Шлём привет.
Е.Ч.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1471, 1 л.
_________________________________



[23 ноября 1907 г., Париж]
Письмо Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Пятница.
11 утра

Милый Мисик.
Пишу с выставки. Ходят все критики и хвалят. Видимо нравится серьёзно. Завтра ждём министра. Княгиня всё хочет продать Идолов.
Вчера вечером я был у Щербатова. Он целовался и говорил, что между нами не должно быть ничего чёрного. Однако ничего пока не купил, хотя и восторгался финскими этюдами.

Сегодня в 3&#189; - у доктора. Денег - не нужно. Значит, ещё привезу обратно. Рауш вчера выпросил 20 фр. на 1 день. Вчера княгиня продала вышивок на 3000 franks.

Целую крепко. Купил духи Vallets des dames (moruchoir de demoiselle) - таких ни-кто и нигде не слыхал. Купил по коробочке конных солдат. Купил кашнэ - но ужасно длинные теперь носят.
Как я был вчера уставши! Просто ужас.

Н. Р.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/350, 2 л.
________________________________



Пятница. [23/ноября/ 6 декабря 1907 г. Париж]
Письмо Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Милая моя Ладушка.
Сейчас княгиня получила неприятные сведения из России. Ещё один поверенный надул её. Она сама скоро приедет в СПб. Верно в конце недели.
Из Смоленска получена глупая бумага из Думы - подтверждают решение принять Музей и только.

Сейчас я на выставке и т. к. из прессы никого нет, то и пишу. Значит, приеду в Среду утром.

Говорят, этому доктору надо заплатить 40 франков. Княгиня была так довольна после открытия, и вдруг опять неприятность. Сейчас она мне говорила, что у неё 2 миллиона состояния прямо дома, но всё так разбросано, что иногда даже задерживают присылки.
Всё ли у Тебя спокойно?

Пришлось подарить 5 вещей: Жакену - 7 принц., Dayot - сосны на горе. Rodgers - Углич. Мarx - Барки на Волге (придётся Степе другое дать). Ещё Roche'y что-нибудь - он очень старается. Завтра начнутся статьи.

Целую крепко милую Ладушку. Н. Р.
Пятница

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/351, 1 л.
________________________________



Пятница. [23 ноября/6 декабря 1907 г. Париж
Письмо Н.К. Рериха к Рерих Е.И.

Пятница вечер 1 ч. ночи.
Доктор нашёл, что у меня всё от печени - дал режим. Сейчас княгиня получила сведения Твои о Куинджи, очень им возмущалась.
Завтра ждём Министра в 2 часа. До тех пор не отправлю это - припишу результат. Нечего сказать, хорош Куинджи! В Воскресенье утром едем к Родэну в Медон, он пригласил.
_______________________
Сейчас Министр купил для Государства 'Человека со скребком'; у Билибина
тоже одну акварель: 'Вольга-щука'.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/345, 1 л.
________________________________



26 Ноября 1907 г. Москва
Открытое письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.
(На штемпелях даты: Москва 19.11. 07. // С. Петербург 20.XI. 07.)

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
ДЛЯ ОТВЕТА

Его Высокородию
Николаю Константиновичу Рериху
С - Петербург . Мойка, 83.
______________________________________________

Дугино 26 Ноября 1907

Дорогой Коля,
получил недавно от Спицына письмо, в котором он отказывается писать, ссылаясь на то, что не хотел бы рядом с хорошими исследованиями давать беглый очерк: ведь в сущности об этих культурах почти ничего неизвестно и т.д. И вообще, советовал мне начать лекторий с XV века. Советовал иметь смелость на это отважиться. Я написал ему мотивированное письмо почему не могу этого сделать. Вчера получил ответ: он опять советует то же, но если я упрусь, то готов дать один лист на тему о 'смене культур', но без рисунков.
Не можешь ли его увидать и уговорить; что нельзя же не иллюстрировать. Ведь, <напр.>. предметы <::: > <Трипольской> культуры прямо поразительны.

Твой И. Грабарь

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/734, 1 л.
______________________________

*******************************************************************************


ДЕКАБРЬ

ХРОНИКА

2 декабря 1907 г.
Интервью Н.К. Рериха :

Н. Шебуев
НЕГАТИВЫ

- Я возмущён, взбешён, хотя это на меня вовсе не подходит. Бесит меня русская скверная привычка - вредить всему русскому, пользуясь для этого хотя бы клеветой.

- В чём дело?
-Вот, читайте.
Он подал мне интервью с К.Е. Маковским, появившееся в одной из петербургских газет.

- Ведь всё от строки до строки неправда, что он говорит про выставку княгини Тенишевой!
'Подобного безобразия в жизни не видал. Выставка состоит из картин, написанных в каких-то серых, грязных тонах и повешенных вперемешку с разными тряпками, изделиями княгини Тенишевой'...

Достаётся Билибину, Рериху, скульптору Раушу фон Траубенбергу и Судьбинину. Первые трое должны терпеть выпады старца, а Судьбинину пришлось вынести в чужом пиру похмелье. Его Маковский напрасно увидал. Он и не участвует в выставке.

'Выставка эта - одно недоразумение, а между тем, она выдаётся французам за "Tart russe". Положим, французы совершенно не интересуются этим "Tart russe", и на выставку, которая стоит 3000 в месяц, никто не ходит'...

Насколько интересуются этой выставкой, можете судить по статьям в журналах. Вот хотя бы этой работой Дени Роша [в] 'L"art et decoration'. В его компетентности нельзя сомневаться. Да и журнал не отдал бы столько богато иллюстрированных страниц явлению, которым публика не интересуется. На открытии выставки было так много народа, что теснота мешала разглядывать экспонаты. Открытие было в четверг, а в субботу Маковский уехал из Парижа. Был он всего раз, на открытии. Откуда же он может судить о посещаемости выставки? Ведь это очевидная неправда! Но для чего она нужна! Старость брюзжит на счастливую молодость - это в порядке вещей. Мы выставили искусство молодое! Ну, не приветствуй, если ты не симпатизируешь. Но не клевещи.

Одной из самых заметных вещей Осеннего салона была скульптура Судьбинина: 'Архангелы в отставке'.

Скульптору пришла дикая и смешная идея изобразить несколько измождённых стариков с лысыми черепами, беззубыми ртами, морщинистыми щеками и крылышками ангелов за спинами.

Получилось нечто уморительное именно вследствие контраста между крыльями и старческими физиономиями.

- Бюрократия русская на том свете! - острила публика. В газетах много кричали об этой бронзе, и она продалась в первый же день.

До чего нужно быть слепым, недобросовестным, чтобы дать такое определение шедевру С[удьбин]ина:

'Его последняя работа никуда не годится. Какие это амуры, если они похожи на католических патеров'!

Мимо Маковского прошёл весь газетный шум об этих 'архангелах', он не потрудился даже заглянуть в каталог.

Для него, всю жизнь посвятившего амурам, это только неудачные амуры.
Не мне, конечно, говорить о достоинстве картин, выставленных там мною и Билибиным, - нас только двое, но мы представлены полно. Но я считаю долгом отметить, насколько французы заинтересованы нами. И у меня, и у Билибина [французское] правительство купило по картине для музея Люксембургского. Купило в конце года, в декабре, когда обычно никаких покупок не делается.

У Маковского не купило ничего. Inde ira *.
Из тенишевских 'тряпок' в первый же день продано на 3000 франков. Да, публикой куплено в первый же день у меня 10 картин, а у Билибина 8.
Подобного успеха никто из участников не ожидал. Да и не мог ожидать. Нам думалось, что французы уже утомлены от русского искусства. Оказывается, напротив. Они влюблены в него. И влюбила их кн. Тенишева.

Она сделала то, что теперь русский художник, чистый и прикладной, одинаково радушно будут встречены в Париже.

И за это княгине бросают в лицо незаслуженные обиды. Тряпки!..
Да известнейшая издательская фирма Левис на свой риск издаёт альбом этих тряпок.

Громадный многокрасочный альбом в 80-100 листов. Он будет стоить свыше 100 франков.

В продажу не поступит, потому что уже расписан между музеями (несколько номеров выписаны в Англию) и коллекционерами.

Уже по одному этому видно, насколько заинтересовали талашкинские мотивы заграницу.

Заинтересовали рисунки и тона вышивок, являющихся репродукцией, воскрешением старины русской.

Такая мягкая, претворённая временем гармония этих растительных
красок.

Так не похожи они на обычное представление о русской вышивке - крестики красные, синие, чёрные, жёлтые, - как всё это пёстро, диссонансно и скучно.

А в вышивках Тенишевой благородство спокойных блёклых тонов.
И эти русские тона входят теперь в Париже в моду.
Уже появляются подделки под талашкинские вышивки.

Какой сбыт открылся бы за границу для работ талашкинских и, вообще, русских крестьянок.
Теперь в Петербурге три кустарных выставки.
Полюбопытствуйте-ка, велик ли у кустарей рынок.
Пустой, поничтожный. Особенно для деревянных работ.
Кн. Тенишева пытается и для русской резьбы по дереву открыть заграничный сбыт.

Она выставила мебель талашкинских крестьян и кое-что уже продала. Она прививает русское искусство, не боясь затрат. Выставка ей обходится действительно дорого. Если бы все экспонаты продались, и то не покрылась бы и половина издержек.

Но княгиня считает полезным и патриотичным дело, которое она делает, и не гг. Маковским упрекать её за её жертвы.

Исполать ей за то русское дело, которое она совершает на чужбине, не слыша от своих соотечественников ничего, кроме непонятной, ни на чём не основанной травли.

Исполать и её сотрудникам Малютину, Барщевскому, Бекетову и Мишонову.
Из истории русского искусства Талашкина не выкинуть. Особенно теперь, когда оно так нашумело в Париже. Для русских кустарей сейчас удобный момент учесть то внимание, которое возбуждено талашкинскими кустарями.

Слово. 1907. 2/15 декабря. ?320. Воскресенье. С. 1-2.
__________________________________________________


3 декабря 1907 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Конверт с адресом:
Москва Пятницкая. Овчинников переулок.
Контора Мещериных.
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
_____________________________

Дорогой Игорь, вернувшись из Парижа нашёл Твоё письмо и сегодня видел Спицына. Статью он пишет, но от рисунков положительно отказывается. Говорит, что из массы материала выбрать 20 штук невозможно. Как быть? Пиши.

Думаю, на Союзе в СПб. поставить Бой, о нём в прошлом году Третьяковская Комиссия спрашивала. В Париже выставка вышла удачно; для Люксембурга купили пастель 'L'homme an <grattuire>' - отзывы хороши.

Когда приедешь?
Искренно Твой
Н.Рерих

3 Дек. 907

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10108, 3 л.
___________________________________




4 декабря 1907 г. Москва.
Письмо А.И. Косоротова к Рериху Н.К.

4 дек. 1907 г. Москва
Дорогой друг, Николай Константинович.
Вот уже скоро три месяца, как я проживаю в Москве, в Замоскворечье: буквально бежал из Петербурга. Чтобы как-нибудь пережить трагедию души (ты догадываешься, Кук какую:)вдали от невыносимо соболезнующих взглядов друзей и злорадных усмешек врагов. Моя душа была сплошь расщеплена, измочалена; потеряна работоспособность. Надеялся, среди незнающих и незнакомцев скрепиться, сцементироваться, обрести относительный покой и хоть половину прежней работоспособности. Всё-таки я живуч:

Предлог к поездке сюда был: постановка 'Коринфского чуда' в Малом театре. Дальнейшие расчёты: две новых газеты, из которых одна уже начата, другая должна была вскорости начать свою деятельность.
Но вскоре и тут послышался уже знакомый свист бичей. преследующих меня за что-то Эриний. 'Коринфское чудо', несмотря на плохую исполнительницу главной роли (очень плохую неинтересную, абсолютно никому неизвестную, и которой эта роль досталась только лишь благодаря закулисному 'переплёту', о котором долго рассказывать) и не менее плохого Ефрема (изувер, - помнишь?) имеет с первого же акта успех значительно больший, нежели в Петербурге и сильно возрастающий к концу третьего акта: Как вдруг, в четвёртом акте, режиссер Попов так перемудрил, что в темноте ничего не видать и почти ничего не слыхать даже самому автору: Одни только нечленораздельные стоны, надрывающие душу однообразием, и мелькание неясных силуэтов, среди которых буквально нельзя различить женщин от мужчин: - и пьеса торжественно проваливается, - пьеса, на которую рассчитывали все больше, чем сам автор!

За восемь представлений 'Чудо' успело мне окупить лишь аванс в 500 рублей, взятый весною (и истраченный, кроме многого, конечно, на того же воплощённого хорошенького вампира, который высасывал из меня всё в продолжение прошлой весны и лета:) - и пьеса снята с репертуара как малодоходная:

Следом за этим идут непосредственно провалы обеих новых газет.
Гершельман, известный уже давно своими расправами с московской печатью, закрывает газеты навсегда, одну за другою. Из газет, в которых есть смысл и выгода работать, осталась одна - 'Русское Слово'; но она поэтому так набита сотрудниками, что попасть туда почти невозможно:
И всё-таки я живуч!

Я, наконец, взял-таки себя в руки, сцементировал душу, - где философией, где просто синтетиконом, - и погрузился с головою в работу над пьесой (комедией в 4 д.) из современной жизни.

Работоспособность моя мало-помалу вернулась ко мне, пьеса наладилась, и в корнях уже закончены три акта. Надеюсь, что недели через 2-3 будет уже всё готово к переписке начисто. Авторские сомнения только в одном пункте: боюсь, чтобы не слишком шокировалась мещанская нравственность кое-какими подробностями половых отношений. В общем же мне, - автору, не лишённому, как ты и сам знаешь, значительной доли самокритики, - кажется, что эта пьеса лучше всех, которые я до сих пор написал. Рассчитываю даже, что ею заинтересуется театр Станиславского, - если, впрочем, повторяю, не шокируются некоторыми подробностями.
_________
Вот тебе краткое curriculuru vitae meae [моё краткое жизнеописание (лат.) - ред.] за эти три месяца. Кажется, что я опять на пути к воскресению (который уж раз: о, феникс!). Но видишь ли, в чём теперь дело?
Я продолжаю пребывать в такой ужасной нужде, что даже, - стыдно признаться, - моё зимнее платье (ради Бога, не говори никому!) лежит в петербургском ломбарде, а на дворе мороз до 17 градусов, и я по неделям не показываю носа на улицу. Кончу пьесу, - не на что будет отдать её в переписку на Ремингтоне; а если бы я и нашёлся на это, то стыдно будет нести её к антрепренёрам, буду одетым слишком уж не по сезону. Да и невыгодный вид-то!..
__________
Я ещё продолжаю быть должным тебе 50 рублей. Когда я видался с тобою в последний раз, то уже очень нуждался; но помня это, и к тому же не имея ещё никаких надежд на будущую поправку, не решался снова обратиться к тебе: на умирание не стоит просить. Но вот теперь у меня заблестела надежда на 'ожитие' :

Голубчик, прости меня ради Бога. мне совестно это, - старому хрычу,- и я не знаю, что тебе это может быть трудно, но думаю всё-таки, что возможно. Понатужься, выручи в последний раз сотней рублей, - уж я тебе когда-нибудь от души отплачу!

Кроме того, что вообще нужны деньги, мне необходимо, для наиболее благополучной отдельно <прессы>, душевное равновесие, - ты сам поймёшь, как художник, - и эти сто рублей, которые ты пришлёшь, будут для меня стоить тысячи. Вот уже только факт написания этого письма уже приободрят меня. Пришлёшь ты или нет, а уже в душе надежда: С этою надеждою запечатываю письмо, - и с б&#972;льшим рвением сажусь за окончание пьесы.
____________________________
Кроме посылки денег. Жду, понятно, и письма от тебя. Как протекает твоя выставка в Париже? (Кстати, посылаю вырезку - курьёз из 'Русского
Слова', которого ты, кажется, не читаешь. И такие балбесы благополучествуют по многу <лет> в количестве представителей газеты в столице мира!..)

Как дела в школе? И вообще пиши о себе и жизни внешней и внутренней.
Низкий поклон Елене Ивановне.

Твой
А.Косоротов

Москва. Большая Полянка. 15. Д. Скрипишиной.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/858, 4 л.
_________________________________



9 / 22 Дек. 1907. Париж
Письмо Четвертинской Е.К. к Ел. Ив. Рерих.
Письмо написано на тиснёной бумаге с гербом Е. Четвертинской.


9 / 22 Дек. 1907. Париж.

Последние новости - это что три дня тому назад приезжал посол с г. Нелидовой. На выставке много народу. Вышивки все распроданы. Через неделю закрытие. M-elle <N:> посылает вам вырезки прямо с выставки. Вообще, французы довольны этой выставкой, говорят 'не банально'.
Дягилев уехал в Петербург. Он провожал Мар. Павл. когда она уезжала, вообще, всё вертится там, играет во всю и, кажется, Владимира совсем одурачил. Но Боже, на что похож Владимир!

Вот Билибина совсем не заметили на выставке Дягилева, а теперь говорят, что его значение будет как Walter Crane'а

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1473, 1 л.
________________________________



15 декабря 1907 г. СПб.
Хроника литературы, искусства и науки.

Недавно закрывшаяся выставка русских '5 художников' (Exposition d'art russe moderne) в улице Комартен в Париже имела хороший успех, заслужила лестные отзывы печати и весьма посещалась.
Наибольший успех выпал на долю Н.К. Рериха, которому посвятил специальную статью Д. Рош, а Национальная академия в Реймсе избрала Н.К. своим членом. Французское правительство приобрело пастель Н.Рериха 'Человек со скребком'.
Из картин этого художника большим вниманием пользовались 'Славяне', 'Змей Горыныч', 'Пещное действо и символическая 'Сокровище ангелов'. :

Русь. 1907. 15/28 декабря. ? 336. Суббота. С. 4.
___________________________________________


Вторая половина декабря 1907 г.

ОБРАЩЕНИЕ Совета Председателей Рисовальной школы И.О.П.Х.

В единении сила.
В борьбе право.

Товарищи!
14 Декабря в нашем училище организацией созывались на сходку учащиеся с тем, чтобы уполномоченные сходки от 13 Мая могли бы познакомить их с результатом подачи программы требований Рериху. Рерих объявил, что он всё сделал за это полугодие, что мог, для улучшения материального положения учеников. На самом деле он ничего не сделал: в чайной хозяйничают сторожа, лавочки на товарищеских началах нет. Краски выписываются по недоступной цене, пособия урезываются до последней возможности. В библиотеке и музее то же, что и при Сабанееве. И т.д. и т.д.

Полагая, что это вопросы, в которых одинаково заинтересованы все товарищи, мы хотели сообща обсудить, что нам делать: отказаться ли от своих требований на ликование Пед. Сов., или продолжить бороться. Мы объявили сходку на последний день, т.к. до последнего дня могли иметь надежду на либеральные обещания Рериха, оказавшиеся не более, как мыльными пузырями. На сходку пришло более 300 учащихся, кот. постановили: не обращаться более к Пед. Сов. с повторением своих нужд, а самим озаботиться о проведении их в жизнь.

Мы считали и считаем своим правом - право каждого свободного человека говорить о своих нуждах, но наша сходка помешала 'либеральным' представителям Пед. Сов., говорящим о свободной школе, но не допускающим свободы слова, если слово касается их. Рассчитывая на малодушие учащихся они пригрозили закрытием школы и лишением денежных премий. Некоторых учениц (130) им удалось подкупить, и они продали свою духовную свободу за конкурсные премии. Но большинство учащихся отнеслось с презрением к такой мере и видели в них в тот момент представителей грубой силы, полицейских жандармов, опечатывающих помещения, откуда исходит слово правды.
Лишь по произволу администрации школа закрыта; между сходкой и закрытием школы нет никакой логической связи. Это нелепо. Во всех учебных заведениях происходят сходки, но их не закрывают. Малосознательные учащиеся говорят, что т.к. школа частная, то общество имеет право открыть школу на известных условиях: это не есть нравственное право, а грубое насилие. Поступая по произволу, администрация в любой момент может закрыть школу. Или предложить ещё худшие условия. Но ведь не на всякие условия мы согласимся.

Товарищи. Мы должны бороться, чтоб отстоять свою свободу. Эту свободу у нас хотел отнять Пед. Сов. они желают забыть, что только благодаря борьбе учащихся в прошлом году, они получили удовольствие заседать в Совете, и, боясь потерять своё самодержавие, они лишают нас даже свободы говорить.
Несмотря ни на что, экзамены должны быть, выставка должна быть, должен быть и конкурс. Пед. Сов. Не имеет права украсть у учащихся 4000 р. за то, что они поговорили о своих делах.

Товарищи. Мы призываем вас не брать билетов до выяснения положения и организоваться для борьбы за истинную свободу не для Пед. Сов. только, но для себя и своих товарищей.
Пед. Сов. бросил нам вызов - мы его принимаем.

[Печать]
Совет
Председателей

Организация уч-ся рис. Школы Общ. Поощрен. Худож.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1131, 1л.
___________________________________



30 декабря [1906 г.]. Париж
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху

30 Декабря
Добрейший Николай Константинович,
Посылаю вам ещё письмо от Митке, что ему отвечать уж и сама не знаю, думаю, что с этими господами ничего не добьёшься, и кажется лучше махнуть рукой на это дело. Вам Сергей Константинович сказал обо мне совершенно верно, я снова воспрянула духом. Во-первых. я рада результату переговоров с Dayot, рада, что моё дело двигается вперёд, главное рада, что и вы, не теряя времени, идёте к хорошему и успешному, словом, - всё, слава Богу. ладится.
Ваши эскизы для Голубевской церкви восхитительны, я завидую и страдаю, да, положительно страдаю!

Не знаю, говорил ли вам С.К. Маковский о нашем с ним разговоре о пред-полагавшейся будущей осенью выставке в залах Общества Талашкинских изделий? Не знаю, стоит ли затевать эту выставку, книгой уже так много сказа-но, нового с тех пор ничего не делали, а ещё признаюсь вам, от слова 'выставка' меня лихорадит! Нужно столько хлопотать и вариться, быть в соприкосновении с такою массою людей, вертеться с укладкой, распаковкой и проч. что при одной этой перспективе руки опускаются. Бог с ними, с этими вещами. Лучше уж я появлюсь самостоятельно при первом подходящем случае с моей эмалью, это и не так громоздко, и не так хлопотливо.

Напишите мне, согласны ли вы с моим мнением? Слово 'выставка' в моём воображении у меня сливается с образом Дягилева, Бенуа и Митке, т.е. несправедливости, нападки и мелкое жульничество, вроде Митке и Машке.
Нет, не надо выставки. Бог с ней!
Дружески жму вашу руку, Елене Ивановне передайте мой сердечный привет.
Мария Тенишева

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1406, 2 л.
___________________________________