Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1915 г.
(сентябрь - декабрь)
***********************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (9 сентября 1915 г.)
Н.К. Рерих. ПРИВЕТ (15 сентября 1915 г.)
Хроника. Н.К. РЕРИХ О СВОИХ РАБОТАХ (Биржевые ведомости. 15 сентября 1915 г. Петроград)
[Н.К. Рерих] "ПРИВЕТ" (16 сентября 1015 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (21 сентября 1915 г.)

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО В.А. Никольского к Рериху Н.К. (8 октября 1915 г.)
Хроника. Новый музей современного русского искусства. (13 октября 1915 г.)
Хроника. Художественные новости (13 октября 1915 г.)
Хроника. Искусство и художники (14 декабря 1915 г.)
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Рериху Н.К. (23 октября 1915 г.)
Н.К. Рерих. ТИХИЙ ПОГРОМ (Биржевые ведомости. 28 октября 1915 г.)

НОЯБРЬ
Ив. Лазаревский. МУЗЕЙ РУССКОГО ИСКУССТВА (11 ноября 1915 г.)

ДЕКАБРЬ

Н.И. Васильев. Стихи, посвящённые Н.К. Рериху [Декабрь 1915 г.]
ПИСЬМО В.И. Зарубина к Рериху Н.К. (10 декабря 1915 г. Петроград)
ТЕЛЕГРАММА А.П. Иванова к Рериху Н.К. (10 декабря 1915 г. Петроград)
АДРЕС по случаю 25-летия творческой деятельности Н.К. Рериха (10 дек. 1915 г.)
ПИСЬМО А. Ремизова к Рериху Н.К. (11 декабря 1915 г.)
Анонимные поздравления по случаю 25-летия творческой деятельности Н.К. Рериха
ПИСЬМО Анисимова к Рериху Н.К (14 декабря 1915 г.)

************************************************************************************


СЕНТЯБРЬ

9 сентября 1915 г. Москва
ПИСЬМО Щусева А.В. к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
3 000 р. за эскизы Вам разрешено официально по моему докладу Мекку в бытность его у меня в мастерской вместе с американскими банкирами, но т.к. теперь ни Бернадский, ни Безобразов уже при вокзале не состоят, то Вы, пожалуйста, для ускорения получки напишите письмо в Гусятн. пер. 9 в техн. отд. нач. отд. инж. Вальтеру Георгиевичу Аропет,, которому препроводили подписан. Мекком Ваше заявление с просьбой ускорить присылку.
Что касается исполнения Аллегри, то я боюсь, как бы некоторые части не вышли бы грубо особенно прорисовки лиц, оружия и прочее, т.к. Вы кроме эскиза ему не давали фрагментов - картонов деталей.
На месте прописывать будет гораздо труднее.

Искренно преданный Вам
А. Щусев

9 Сент. 1915

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1527, 1 л.
_______________________________


16 сентября 1915 г.
ПРИВЕТ

Всё поглотивший, всё совместивший город. Париж восходивший и нисходивший.
Бесконечный город работы. Неслыханное среди бесчисленных толп уединение. Избранность и отчуждённость. Близкая возможность подвига жизни.

Встреча: Природа чуждая людскому, город гигант и игра народов, накипь веков. В крайностях совместились. Кроме тишайшей природы может быть нигде в мире нельзя так работать как в Париже. Творить сосредоточенно. Всё близко и всё далеко. И пределы человеческого духа, в которых сомневается видя бедную середину, видя гримасу обезьяны, вновь вырастают.

И язык веков, нить истории вьётся по жилам Парижа и высоким и подземным. От глубоких катакомб, от следов древнего каменного века наслоились на том же месте все самоцветы творений человеческих.
Показавшийся сырым и суровым, скрывший свой лик при въезде Парижа откроется только глазу пытливому. Найдёт тот, кто будет искать. Кто пришёл во имя подвига. Кто хочет собраться, кто решил оковаться сталью на всю эту жизнь. Всё серое, мозглое, бессильное золотушное Париж поглотит. Уничтожит без трепета. И в этом мудрость веков. Суровая вера Лакедемона в силу.

Великий разбор годного от гнилого. И всякое малодушие, всякая суетность мысли перед ликом веков должна быть караема. И жестоко. И справедливо. Как закон справедлив. И Париж должен быть не врагом, но другом. Прекрасный, бесконечный Париж!

После своей земли надо знать и чужую.
Посылает учеников узнать путь иноземный и даст путь на Италию. Открывает зачарованный покой тихого города Пизы, подымает на простор Перуджии, на фантастику замков флорентийского края. Сон и былое. Но затем надо в жизнь. Нужна отвага выйти перед лицо Парижа. Выдержав этот лик опору найдёт на всю жизнь.

И мы помним о молодёжи, подошедшей к великому лику. Её настигло тяжёлое время. Но тягота времени вооружит её. Дух её закалит. Настало время, когда всё накопленное и ещё оставшееся на земле уступает своё место. Мы чувствуем, что кроме великого свода неба, кроме претерпевшей земли остались наши головы и руки. И буря опять пройдёт. Тёмное опять склонится. Враги рода человеческого уйдут под землю. И руки создадут новые вершины. Не с егодня, то завтра. Не сейчас, то потом. Не для нас. А может быть ещё и для нас. И кто в Париже претерпит. Претерпит перед ликом великим, тому может быть легче. Привет мой всей хорошей русской молодёжи, застигнутой бурей в Париже. Продержитесь, и ладно будет. Обопритесь друг на друга.
Есть ли на что опереться? Вера крепка ли?
Застигнутых бурей думаем: как-то они? Успели ли стать крепко? Не снесло бы?

Хороший день завтра: Вера, Надежда, Любовь и матерь их Софья Премудрость. Как все они нужны. Придут ли?
16 Сен. 1915 г.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/522, 1 л..
[Художественное заведение 'УНИОН'. Корректура 29.10 15.]
________________________________________________________


21 сентября 1915 г. Петроград
Хроника

Н.К. РЕРИХ О СВОИХ РАБОТАХ
Сегодня вернулся из своего имения в Петроград Н.К. Рерих.
Художник провёл лето в Новгородской губернии, где им написан целый ряд новых работ.

- В этом сезоне я не предполагаю участвовать на выставках, так как хочу свои работы показать на собственной выставке. Но и с этим не могу торопиться, так как до 30 вещей оставлены в Мальмё и 8 - в Италии. Это всё произведения. Которые я возил на правительственную международную выставку.
Среди застрявших там работ - полотна мои' 'Священное место', 'Идолы', 'Человечьи праотцы', 'Варяжское море' и серия эскизов. Недавно один из критиков, посвятивший мне статью, подчёркивал в картинах прошлого года какое-то смутное грозное настроение. Если это действительно так, то могу засвидетельствовать, что полотна нынешнего сезона не подверглись этой грозности.

Поделюсь радостной вестью. При школе Общества поощрения художеств образовывается музей русской школы живописи и ваяния. На мой призыв откликнулся И. Репин, имеются уже работы Куинджи, Ционглинского, я пожертвовал 5 вещей; своё согласие на участие в музее произведениями дали Зарубин, Вроблевский, Рылов, Вахрамеев, Щуко и др. Сестра Врубеля пожертвовала одну из его картин, а ведь сам Врубель состоял учеником и пансионером Общества.

Хранителем художественной коллекции нашего музея избран С.П. Яремич.
Н. Рерих говорит о текущем сезоне, как и о выставках, и о музее, очень горячо. В каждом слове художника чувствуется живой интерес к текущей художественной жизни.

Биржевые ведомости. 1915. 21 сентября / 4 октября. Вечерний выпуск. ? 15102. С. 4.
_________________________________________________________________


21 сентября 1915 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю (с конвертом)

ШКОЛА ИМПЕРАТОРСКАГО ОБЩЕСТВА ПООЩРЕНIЯ ХУДОЖЕСТВЪ
Петроградъ, Мойка, 83.
______________________________
Москва. Овчинников переулок. Дом Мещериной
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________________________
На штемпеле дата: Москва. 22.IX.1915.

Дорогой Игорь, я также очень жалею, что не застал Тебя в Москве. Жаль, что о деле красок нам не удалось ранее переговорить, т.к. у нас уже сеть сговора с другим лицом. Но, во всяком случае, позволь на случай, иметь в виду и указанного Тобою. Технический надзор поручен Щавинскому.

К Декабрю, к моему 25-тию издательство Унион выпускает свой привет в виде издания моих вещей. Помня наши разговоры, я было беспокоился, но оказалось, что это издание в 400 экз. по 30-50 руб. и не имеет вида монографии, а скорей приветственный сборник. Между прочим, они заказали мне 3 автолитографии. Может быть, и нам в будущем не устроить ли что-либо подобное? Ведь конечно Ивановская монография и ввиду войны и погрома, вероятно, задержится, и это, пожалуй, не худо, т.к. таким из тем в неё войдёт и новый материал; и вообще она будет новее и тем полнее.
Издание Бутковской, которое более подходило бы под монографию, видимо, засохло, и я в этом виноват.

Когда будешь у нас? Не будешь ли так добр, спросить у Крайтора, куда делись мои картины с благотв. выставки в Москве, потом перевезённые с той же целью Киев? Так и не пришли обратно. Что это такое? Ведь в Киеве нет теперь выставки? Наверно!

Привет Твоей супруге, поклон Ланговому.
Искренно Твой
НРерихъ
21 сент. 1915.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10131, 3 л.
__________________________________
****************************************************************


ОКТЯБРЬ

8 октября 1915 г.
ПИСЬМО В.А. Никольского к Рериху Н.К.

8 октября 1915
Дорогой Николай Константинович,
Спасибо Вам за хлопоты и письмо. Книга моя вышла в такое время, что, быть может, было бы лучше ещё подождать год другой. Но это уж не поправимо.
Я собирался перерабатывать её в краткий курс для внеклассного чтения и самообразования, но просто рука не поднимается в такие тяжкие времена.
Если издательство Сойкина обратится к Вам с просьбой разрешить воспроизведение некоторых картин Ваших, то не откажите в разрешении, если
это для моей статьи 'Национализм в русской живописи'. Она была давно мне заказана для сойкиновского журнала 'Знание для всех', не знаю, будут ли её печатать теперь или позже.
Преданный Вам
В. Никольский.

Отдел рукописей ГТГ, ф.44/1071. 1л.
_________________________________


13 октября 1915 г. Петроград

НОВЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ИСКУССТВА
В Императорском Обществе поощрения художеств по инициативе директора школы Общества академика Н.К. Рериха с будущего месяца открывается новый музей картин современных русских художников, по преимуществу тех, которые имели какое-либо отношение к Обществу или были учениками классов при нём.

До настоящего времени уже собрано свыше 150 художественных произведений, среди которых имеются очень ценные картины А.И. Куинджи, И.Е. Репина, И.Н. Крамского, Врубеля, Сомова, Лагорио, Рылова, Зарубина и других.

Музей будет помещаться в малом зале Общества, рядом с его постоянной выставкой, причём вход в него, как и на эту выставку, будет бесплатным. Хранителем этого музея назначен новый библиотекарь Общества С.П. Яремич.

Вечернее время. 1915. 13/26 октября. ? 1268. С. 4.
___________________________________________


13 октября 1915 г. Петроград
Хроника

Действительно ли ощущается недостаток натурщиков?
Говорят, что одного 'конкурента' постигла большая неприятность.
В разгаре работы, когда осталось всего два месяца до сдачи картины на конкурс, его натурщика вдруг забирают на войну:
Положение конкурента прямо безвыходное!
Так как невозможно было найти подходящего для замены ушедшего на войну, то 'конкурент' решил оставить картину незаконченной, в надежде, что Академия поймёт и оценит его положение.
Директор школы Общества поощрения художеств Н.К. Рерих находит, что жаловаться на кризис натурщиков не приходится.
- Взамен ушедших на войну являются новые, и особенного ущерба для дела с этой стороны нет.
Вовсе не обязателен для натурщиков призывный возраст, и отлично можно пользоваться или более молодыми, или - более старыми.
Чем разнообразнее модель - тем даже лучше.
Иногда мы ставим позировать даже детей:
Р.
Петроградская газета. 1915. 13 октября. ? 281. С. 5.
_____________________________________________
 
  
 

Монография А. Гидони 'Н.К. Рерих'
Издание 'Аполлон'. Петроград. 1915 г. Стр. 33+2. Ц. 3 р.

ИСКУССТВО И ХУДОЖНИКИ
Приближение исполняющегося в декабре месяце 25-летнего юбилея художественной деятельности академика Н.К. Рериха отмечается появлением на книжном рынке ряда монографий. Посвящённых творчеству этого большого, оригинального таланта. Только что вышла в свет книга А.И. Гидони, обследующая 'творческий путь Рериха'. Автор подходит к заданной себе задаче - произвести оценку работ Н.К. Рериха с точки зрения их общественно-культурного значения - весьма умело, и разрабатывает её едва ли не исчерпывающе.

Шаг за шагом он следит за развивающимися в душе юноши Рериха наклонностями к занятиям живописью, наклонностями, приведшего этого мастера к таким вершинам художественных достижений, которые выпадают на долю лишь немногих избранных. Глубоко полюбив стародавнюю быль Руси, художник как-то особенно проникся живой силой очарования родной старины, и потому так понятны, так логичны, так строго художественны его полотна, панно и декорации, освещающие нам былые природу и жизнь наших предков. Разбираясь в творчестве художника, автор книги бережно, но тщательно вскрывает самые сокровенные тайники созидающих замыслов Н.К. Рериха.

Биржевые ведомости. 1915. 14/27 октября. Вечерний выпуск. ? 15148. С. 5.
________________________________________________________________


23 Октября 1915 г. Москва
ПИСЬМО М.К. Тенишевой к Н.К. Рериху.

23 Октября 1915.
Москва.

Вот этого вам, милый Николай Константинович, не следовало бы мне напоминать, что 'не в пример Русского Музея, где ваш отдел так и не выставлен'. Помните, как я годами настойчиво препятствовала желанию администрации переделывать мои залы, и только благодаря вашей телеграмме, что вы сами займётесь этим делом, я пошла на уступки. Но эта уступка исключительно была сделана потому, что я твёрдо рассчитывала на ваше содействие, что всё будет к лучшему.

Знаете ли, как-то я раз читала книжку Северовой, писательница была слабая, но одно выражение меня забавило, - 'заравнодушила'. Вот, теперь я и вспомнила это слово и скажу откровенно, что вся картина моего когда-то от души сделанного дара настолько печальна, что господь послал мне именно это чувство и, я 'заравнодушила'. Так-то это, видимо, получить дар легче, нежели беречь подаренное!
Грустно, но что же делать, на то и Петроград!:

Вот, вы с Мар. Раф. радовались, что в сей град 'не так много народа нахлынуло', а я по правде думаю, что это потому, что Петроград всё-таки окраина. Всякий организм, вообще, зависит от сердца, - это его главный рычаг.
Так и Москва, здесь большая арена, широкое поле, огромная торговля и богатство, поэтому-то естественно, что сюда и нахлынули все 'чающие движения воды'.
Как хотите, не могу я с вашим Ретроградом (вместо Петрограда) примириться, чужой он мне, холодный такой, узкий, не патриотичный и не русский.
Нет уж, пусть здесь столпятся народы, сердце всех пригреет!

Относительно 'Музея Русской живописи и Ваяния', скажу так: всякое дело хорошо, но зачем повторять заученные мотивы? У вас в Петрограде есть уже столь знаменитый 'Русский Музей', с тоже весьма ограниченной программой национального искусства. Отчего вы не предприняли что-либо более свежее, чего до сих пор не было в России, хотя бы, например, музей современного прикладного искусства, на манер Парижского Musée des Arts décoratifs. Кроме других работающих по прикладному искусству, одна ваша школа создала уже под вашим руководством сильную и талантливую плеяду художников, разнообразного применения и произведения этих людей давно уже бесследно разбрелись по рукам. В результате для истории о их творчестве не сохранятся никаких памятников, что в общем очень жаль, а мастера так и умрут ремесленниками, не удостоенные даже внимания от своей школы 'поощрения', особого собрания в назидание потомству!

Мне кажется, что именно вам-то и надо было создать что-либо подобное, и увенчать вашу благотворную деятельность в этой школе, такого рода учреждением. Господи, неужели вам еще не надоели Репины и Кº, а главное скверные портреты Княгини Тенишевой. работы всё того же (маститого) Репина? Ведь я читала в газете, что он вас снабдил этим неудачным портретом, и ужаснулась!:

Что касается моего дара в ваш новый Музей, скажу откровенно, 'что рад бы в рай, да грехи не пускают', - ещё пословица, 'купить уехал в Париж', положительно нет денег на покупку картин у Коровина, а у меня лично, вы сами знаете, нет никаких русских мастеров (последний был Нестеров), да и вообще я никогда не коллекционировала живописи, а ваши вещи все в Париже и я ими слишком дорожу.
Простите меня, что я так просто всё вам высказала, но думается, что если есть ещё время направить вашу ладью к 'Современному Музею современного прикладного Искусства', то сделайте это, и вам скажут спасибо и современники и будущие поколения.

Будьте здоровы, милый Николай Константинович, прошу передать мой привет Елене Ивановне.
Жму вашу руку.
Княг. Мария Тенишева

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1399, 2 л.
________________________________


28 октября 1915 г.
ТИХИЙ ПОГРОМ

'И так, понемногу, в тишине, громится духовное богатство Руси.
Незаметно погромляется всё то, что было когда-то нужно, всё то, что составляет действительное богатство и устои народа.

Погром страшен не только в шуме и свисте резни и пожаров, но ещё хуже погром тихий, проходящий незаметно, уносящий за собою всё то, чем люди живы.

Позади остаются мёртвые, скелеты. Даже фантастический танец смерти" не свойственен неподвижным "промытым" остовам.

И вводится в заблуждение народ, и не может отличить он, где источники живые и где мертвящие.

Толкуя о высоких материях, мы учим молодёжь по мёртвым буквам, учим на том, что "промыто" невежественною рукою. Будем учить по подложному!

Стенописи испорчены.
Кто же это сделал? Кто наблюдал?
Защищайтесь!

Не думайте отмолчаться. Не думайте представиться, что вопрос ниже вашего достоинства.

Спрашиваю не я один, беспокойный.
Ждут ответа тысячи людей, которым искусство и красота близки'.
Так писал я шесть лет назад по поводу одной из наших варварских реставраций.

Мог ли я думать, что эти самые слова придётся сказать о нашем Эрмитаже, о срединной сокровищнице искусства?

Не буду вновь приводить примеры и доводы, так ярко и убедительно указанные А. Н. Бенуа в 'Речи' и С. П. Яремичем на этих страницах. Крик души вырвался, мучительно просящий заступиться за искусство.

Чистка картин и икон эпидемии подобна. При таком массовом заболевании глаза слепнут и забывается всё.
Забывается, что картины писались на всевозможных лаковых составах, которые уходят вместе с лаком. Забывается, что иконы покрывались олифою и часто 'доводились' уже сверх первого слоя олифы. Забывается, что иногда бывали очень талантливые 'поновители', и к таким часто очень древним заправкам надо относиться очень осторожно. Наконец, упускается из вида, что болезнь каждой картины индивидуална, а потому и лечение должно быть избрано человеком талантливым, чутким и многоопытным.

Непоправимо нарушать очарование мастера, печать века.
Кощунственно - слабою рукою наносить черты чуждые.
Преступно допускать и потворствовать.

Одну из старых статей о вандализмах мне пришлось кончить призывом: 'Чем до сердца доходчивей, тем и думайте; но искусство сберегите'. Так и скажем.

Николай Рерих

Биржевые ведомости. 1915. 28 октяб. / 10 нояб. Утренний выпуск ? 15175.

***********************************************************************************************

НОЯБРЬ


11 ноября 1915 г.

Ив. Лазаревский
МУЗЕЙ РУССКОГО ИСКУССТВА

При Императорском Обществе поощрения художеств существует рисовальная школа с художественно-промышленным музеем. Этот музей собран стараниями покойного писателя и художественного деятеля Д.В. Григоровича. Он состоит из многочисленных, очень разнообразных и богатых коллекций, образцов прикладного искусства, как западноевропейского, так и старорусского и восточного. До последнего времени этот музей удовлетворял нужды школы Общества, давая богатейший материал для учеников школы. Но ныне требования рисовальной школы в связи с её развитием расширяются и явилась живейшая потребность в организации при школе художественного музея.

Нужда в таком музее стала особенно явственный теперь, когда постановлено при школе Общества поощрения художеств учредить ряд высших художественных мастерских, и одна из таких мастерских уже организована и посвящена архитектур-ному искусству; руководство этой мастерской поручено даровитому архитектору и отличному педагогу В.А. Щуко.

И вот главным образом по инициативе директора школы художника Н.К. Рериха при художественно-промышленном музее Общества поощрения художеств возник особый музей произведений живописного искусства и скульптуры, который будет носить наименование 'музея русского искусства'.
Этот музей тем более уместен, что с историей рисовальной школы Общества поощрения художеств связан ряд имён выдающихся русских художников, воспитывавшихся в этой школе и преподававших в ней. Карл Брюллов, А.А. Иванов, братья Чернецовы, Крамской, Репин, Гун, Александр Морозов, Беггров, Гоголинский, Вру-бель, Билибин, Лансере, Гауш, Добужинский и мн. др. - вот имена этих художников, занявших в истории русского живописного искусства места весьма заметные.

На призыв создать музей русского искусства при школе Общества поощрения художеств откликнулось много лиц, пожелавших придти Обществу на помощь в этом полезном начинании.
Стараниями частных жертвователей художественными произведениями, со-бранными по инвентарям Общества и доныне находившимися по разным помещениям Общества поощрения художеств, положено начало 'Музея русского искусства'.

Собралось свыше двухсот произведений следующих художников: Куинджи, Врубеля, Серова, Ильи Е. Репина, К. Сомова, Фёдора Васильева, Боголюбова, Тимма, Беггрова, Гуна, Александра Морозова, Рылова, Бобровского, Зарубина, Химоны, Вроблевского, Шарлеманя, Судейкина, Александра Бенуа, Билибина, Щуко, Щусева, Вахрамеева, Малышева и Андреолетти.
Обещали прислать свои работы художники: Е.Е. Лансере, А.Ф. Гауш, Е.Е. Волков, В.Е. Маковский, Н.Н. Дубовской, И. Куликов, М. Чижов; от наследников Л.Ф. Лагорио и Я.Ф. Ционглинского поступят несколько произведений почивших художников.

Довольно известный петроградский собиратель А.Е. Бурцев предложил Обществу поощрения художеств выбрать несколько живописных произведений из своих коллекций для нового музея.
Хранителем 'Музея русского искусства' избран художник, участник выставок 'Мир искусства' С.П. Яремич. Этот выбор хороший - С.П. Яремич художник культурный, сам владелец отличной и с большой любовью собранной коллекции рисунков крупных мастеров и он вполне сможет наладить молодое начинание Общества поощрения художеств.
Собранные для этого музея картины будут открыты для осмотра публики в декабре месяце. Картины разместят в одном из малых выставочных зал Общества поощрения художеств.

Вечернее время. 1915. 11/ 24 ноября. ? 1297. С. 4.
_____________________________________________


ДЕКАБРЬ

10 декабря 1915 г.

Степан Яремич
К 25-летию Н. К. РЕРИХА

I
ЧЕРЕЗ БЫЛОЕ В БУДУЩЕЕ

Искусство и общественная деятельность - понятия, редко совместимые и по большей части взаимно друг друга исключающие. Большинство наших художников чуждается реальной жизни и если не живёт в области мечты, то во всяком случае не восходит за пределы круга своих профессиональных интересов. Те же немногие из них, которые окунались в общественную деятельность, совершенно теряли связь с искусством, теряли даже вкус к нему, и до такой степени, что выбор художественного пути был для них как бы случайным эпизодом в жизни - не больше.

Русское искусство не богато также и художниками-педагогами, которые бы совмещали одновременно творческую и педагогическую деятельность. За последнее столетие выделилось несколько замечательных художников-учителей. Их имена всем известны - это Ступин, Саврасов, Чистяков и Куинджи. Будучи художниками по призванию, они, тем не менее, принесли свой талант в жертву делу обучения юношества, - в них учитель всецело поглотил художника.

Редко также удаётся художнику, предавшемуся литературе, чтобы эта огромная область не перетянула в свою сторону и не завладела всецело существом художника, дав совершенно иное направление его способностям.
Рерих в данном случае составляет пример исключительный. Природа его одарила не только большим и всесторонним вкусом, но и наделила удивительной способностью совмещать самые разнообразные роды деятельности, и при этом ни один из них не служит в ущерб главному - его искусству. Как художник-творец Рерих неуклонно идёт к однажды намеченному идеалу, не поступаясь ни единой чертой. Его искусство постоянно остаётся цельным, чистым и зрячим, т. е. не впадает в манерность, постоянно является новым, живым, обновлённым и никогда не теряет связи с природой. Рерих - один из немногих русских художников, которому в одинаковой степени дороги наряду с поэтическими вымыслами крепкая реальная основа и жажда технического совершенства. И главное - разбег, сознание того, что

'Мы быстро мчимся к сказочной черте, -
Как наши звёзды к звёздам Геркулеса'.

Оставаясь до глубины души художником, Рерих в то же время находит в себе силы работать в качестве главы школы общества поощрения художеств и создаёт в сравнительно короткий десятилетний промежуток времени одну из лучших художественных школ в России. Отвращение к рутине, широкая терпимость по отношению ко всевозможным методам преподавания, лишь бы в каждом из них чувствовался живой подход к делу, создали в школе удивительно здоровую атмосферу. Таков характер деятельности Рериха как главного руководителя школы, таков же характер и всех остальных сторон его общественной деятельности.

Весьма важное место принадлежит художественно-критическим статьям Рериха. С того момента, когда он начал излагать для печати свои мысли, на сегодняшний день исполнилось двадцать пять лет. На протяжении этого времени много разрешено художественных вопросов, в настоящий момент уже имеющих общественно-историческое значение.

Нет такого явления в области русского искусства, которое не нашло бы живого отклика в образной мысли художника. Особенную ценность имеют статьи и исследования, уясняющие художественные красоты древнерусского искусства. Первые раскопки 1890 г., давшие направление вceй деятельности художника, не только выработали в нём необыкновенную чуткость к красотам забытых фрагментов искусства, но и дали ключ к уяснению современного их значения.

Впервые мы услыхали не сухое, отдающее затхлостью мнение археолога о предметах святых и драгоценных, а живой голос художника, уяснившего нам подлинное значение старых городов и городищ, древних церквей, древних церковных росписей, и вдруг воскрес живой смысл памятников отдалённых веков.

Воистину воскрес, потому что Рерих первый подчеркнул художественную сторону суровых красот древнерусского искусства и уяснил это с такой же непререкаемой убедительностью, с какою Александру Н. Бенуа и барону Н. Н. Врангелю удалось уяснить и воскресить русское искусство XVIII века.
И вдруг наше искусство, остававшееся так долго под спудом, озаряется солнечным светом и 'наша несравненная стенопись, наши величественные пейзажи становятся понятными'.

Отсюда вытекает естественный вывод о громадном значении для нашего существования труда наших предков. Не уныние, не меланхолию или укор вызывает деятельность прошедших поколений, наоборот, она влечёт к ликованию и радости. 'Всё, что случилось, важно. Радостно то, что красота жизни есть и дали её велики', - таков основной взгляд художника.

С необыкновенным рвением художник направляет свет во все закоулки, во все заброшенные места, и удивительно, как всё восстаёт в новом свете и получает совершенно новое значение - и всем этим мы обязаны Рериху, инициатива принадлежит ему одному. И об этом сегодня необходимо вспомнить каждому, кто интересуется русским искусством и кому дорого не только его сохранение в настоящем, но и его развитие в будущем.
С. Яремич

Биржевые ведомости. 1915. 10/23 декабря. Утренний выпуск. ? 15261.
____________________________________________________________



[Декабрь 1915 г.]
Поздравительное послание со стихами Н. И. Васильева Н.К. Рериху

Н.К. Г-н Рерих.
Поздравляю вас с вашим юбилеем, который знаменателен вашей плодотворной деятельностью, в котором будет сиять долгим и ясным отблеском ваша жизнь.
И дай вам Господи также продлить дальше широко ваш путь, по которому поистине не пройти ни кому:.

Н.И. Ваш ученик Васильев

СТИХ
I
Ваша жизнь расцвела
Светоч мысли зажгла:
Как звезда в полуночи явилась -
В хор с другими катилась.
Будет вечно сиять
В мире нашем мечтать:
О таинственной сказке былого,
О зловещем священно шептать.

II
Много таинств таилось,
Заколдованной думы теплилось.
В каждом блике дрожала мечта,
И свинцом выжималась слеза.
И томилася тяжесть верига,
И светлилися тайной глаза.
Выявляясь под тяжестью камня,
Кровяная таилась душа:

III
Люблю я ваших древних мифов,
Люблю ее простор души:
Где дышит вздох, [и] огонь змий,
И омрачающим кадилом -
Кладет печать старин земли.
И крик алкающий змеиный
Частицу ясного бытья
Каким-то стоном раскрывая
Неисчерпающего сна!

Ваш ученик
Н.И. Васильев

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/649, 2 л.
_______________________________



10 Декабря 1915 г. Петроград.
ПИСЬМО Зарубина к Н.К. Рериху.

Петроград
10 декабря 1915г.

Дорогой Коля.

Сердечно тебя обнимаю и от всей души поздравляю с днём двадцатипятилетия твоей яркой деятельности: литературной, художественной и общественной.

Если и нет двадцатипятилетия двум последним, но всё то, что сделано тобою и проведено в жизнь на этих поприщах до сих пор стоит четверти века работы.
Дай Бог тебе сил и здоровья и дальше, до самого конца, гореть той же пламенной любовью ко всему прекрасному и высокому, и довести твои желанные мечты до полного совершенства.

Елене Ивановне и всей твоей семье искренний привет и поздравления.
Искренно тебя любящий и преданный товарищ
Виктор Зарубин.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/793, 2 л.
________________________________



10 декабря 1915 г. Петроград.
Телеграмма Ивановых к Рериху Н.К.

ТЕЛЕГРАММА ? 134757
Мойка 83

10/12 1915 г. в 8 ч. 6 м. дн.
Главная телеграфная контора в Петрограде

Дай Бог, Николай Константинович, чтобы будущее ваше было ещё богаче, ещё полнее, чем ваше прошлое, о котором, в числе столь многих других, вспоминаем сегодня и мы = Ивановы

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/810, 1 л.
_______________________________



10 декабря 1915 г.

Адрес в честь 25-летия творческой деятельности Н.К. Рериха.

Дорогой Николай Константинович.

Редко в человеке соединяются два качества: талант и энергия. Вы в себе соединили и то и другое. Четверть века протекло с тех пор, как началась Ваша плодотворная деятельность. За этот срок вы подарили русскому искусству целый ряд Ваших творений, полных глубокого творческого чувства и поэтического подъёма.
К чему бы ни прикоснулись Ваш талант и творчество, к освещению ли жгучих вопросов искусства, к изображению ли седой старины или живой действительности, всюду горят искренняя любовь и мощный порыв к достижению истинной красоты.
Мы можем гордиться, что вы вознесли Школу Нашего Общества на ту высоту, на которой она стоит теперь. и Вы больше всех помогли этому преуспеянию своим талантом и неустанной работой.
Мы радуемся, что в день двадцатипятилетия вашей художественной деятельности можем приветствовать Вас и пожелать Вам сил и здоровья для дальнейшего служения тому прекрасному и великому искусству, любовь к которому нас собрала здесь и пожелать этому искусству, в лице Вас, дальнейшее пышное процветание. -

Подписи:
 
  
 


Фрагмент Адреса.
Петроград.
10-го Декабря 1915 г.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/932, 1 л.
______________________________________


11 декабря 1915 г.
ПИСЬМО А. Ремизова к Рериху Н.К.

Спасибо Вам, дорогой Николай Константинович, за дары волшебные.
Четыре камня остроносых лежат сейчас передо мной и слово Ваше толковное.
Серафима Павловна кланяется и благодарит.

Алексей Ремизов
Студёный день
11 дек 1915

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1193, 1 л.
___________________________________


[Декабрь 1915 г.]
ПИСЬМО Н. К. Рериху (анонимное) (без даты)

Ко дню Вашего Юбилея получите привет и пожелание: пора почить на лаврах!
За Ваше господство завелись в Школе такие злоупотребления, непозволительные гадости и хульничества (кот. Хотя раз не удалось вывести на свет Божий, но всё же будут объявлены), что Школа не достойна носить своё имя Импер. Общ. П.Худ.
Учащие так томятся присутствием Вашим и всех Ваших прихвостней, что от всей души желают одного - Нового Директора.

P.S. Это желание послано всем Вашим коллегам.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/564, 2 л. [дек. 1915 г.]
_______________________________________________


[Декабрь 1915 г.]
Анонимное пожелание к юбилею Н.К. Рериха (без даты)

Ко дню наступающего торжества получите общее пожелание, избавить-
ся от юбиляра поскорее - пора уже почить на лаврах. За его господство заве-лись в школе такие непозволительные гадости и хульничества (которые хотя
раз не удалось вывести на свет Божий, но всё же будут объявлены), что школа недостойна носить своё имя, а Вам стыдно быть под его начальством..
Учащие так томятся присутствием Рериха и всех его прихвостней, что от всей души желают одно - Нового директора.

P.S. Это желание послано всем Вашим коллегам.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/565, 2 л.
________________________________


14 декабря 1915 г.
ПИСЬМО А. Анисимова к Рериху Н.К.

14-XII- 15
Многоуважаемый Николай Константинович,
до нашей деревни, особенно в теперешнее военное время, вести приходят с большим запозданием. Потому и о наступлении четвертьвекового юбилея Вашей работы я узнал только теперь.

Когда-то возникшая жизненная встреча наша, начавшаяся так хорошо, была уродливо прервана, не по моей вине. Если Вы впоследствии дали себе труд просмотреть отчёты о заседаниях в Новг. Общ-ве Любителей Древностей в сборниках этого Общества, Вы могли убедиться, как далеки Вы были от истины, доверяя словам, которые самовольно приписали мне о Вашей деятельности в Новгороде молодые и старые безответственные петербургские сплетники. Я хотел бы, чтобы люди уважали меня не за хорошие, а за правдивые слова, а в той правде, которую я говорил о Вашей работе в Новгороде, не было ни одного слова, которое могло бы оскорбить Ваше достоинство. Потому-то я, в свою очередь, был глубоко оскорблён тем излишним и необоснованным доверением, которое Вы придавали возможным измышлениям петербургских болтунов, отнимая, таким обр., это доверие и надлежащее уважение у меня.

Всё это оставило горький след в моей душе, но эта горечь воспоминаний не мешает, напротив, более того обязывает меня быть объективным к Вам в эти дни Вашего "двадцатипятилетия". Своим долгом считаю я в эти дни с благодарностью думать о Вас, о Вашем прекрасном таланте, кот-му я, вместе со многими другими, обязан столькими незабываемо-светлыми переживаниями, о Вашей глубокой - удивительной, как всё, что от Бога, душе художника, открывающей нам нас самих, со всеми глубокими извилинами нашего духа, ведущими начало ещё от древнего человека. Частицею своих богатств обязан Вам каждый из тех, кто имел и имеет при себе ключ от сокровищницы Вашего искусства и кто имел счастливую возможность, забыв всё, погружаться в эти богатства всею душой и уходить в жизнь уже преображенным и обогащённым. "Всё мелкое, ничтожное разъединяет, всё великое соединяет", - говорит Михаэль Крамер у Гауптмана. Искусство - великое, и оно не может не заставить меня, отбросив всю временную мелочь и ложь, благодарить Вас за то, чем зритель, - один из многих миллионов, - обязан художнику - одному из немногих тысяч.

Желаю Вам много лет здоровья и радости.
Ал-др Анисимов.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/558, 2 л.
________________________________