Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА

1916 г.
(сентябрь - декабрь)
***********************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

СЕНТЯБРЬ
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (9 сентября 1916 г.)

ОКТЯБРЬ
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К. (19 октября 1916 г.)
Хроника. Музей русского искусства при школе ИОПХ (Биржевые ведомости. 26 октября 1916 г.)
Н.К. Рерих. "ДВА ПИКА". (Биржевые ведомости. 28 октября 1916 г.)

НОЯБРЬ
Хроника. Художественные вести. (Речь. 8 ноября 1916 г.)
Хроника. О выходе книги, посвящённой творчеству Н.К. Рериха. (11 ноября 1916 г.)
Хроника. Аферист Маклаков-Ржевский. (Русское слово. 1916. 15 ноября. С.4-5)

ДЕКАБРЬ
Барон Н.В. Дризен "СТАРИННЫЙ ТЕАТР".(Воспоминания) (1 дек. 1916.)
Хроника. КНИГА-ПАМЯТНИК. (7 декабря 1916 г.)
ВЫСТАВКИ (13 декабря 1916 г.)
СВИДЕТЕЛЬСТВО о разрешении Н.К. Рериху беспрепятственно работать в Финляндии в научных и художественных целях.
Н.К. Рерих. ФИНЛЯНДИЯ. (Из воспоминаний)
Хроника. Выставка картин Н.К. Рериха (29 декабря 1916 г.)
**********************************************************************


СЕНТЯБРЬ

11 сентября 1916 г.
Письмо Щусева А.В. к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
Если у Вас готова картина, то Вы пошлите на имя председ. прав. М.К. ж.д.
Николая Карловича фон Мекка мне заявление, сколько Вам согласно условиям
требуется получить, а эскиз её пришлите сюда же через контору легковесных посылок мне на вокзал.
Я только вчера вернулся из Кисловодска, где месяц лечил свой <:> и подогревался на солодке, набрался сил всё-таки для работы. В Петрограде
быть может буду в конце Сентября, если есть вещи, подготовьте, т.к. на <:> художеств из Бессарабии приедет Душеприказчик музея и мы будем <:> для покупок художников, а я намечу пока вещи!

Купили ли Вы землю у <Билогова>, если покупаете. прихватите пару десятин и на меня (с буграми. какие Вы любите)
Если Вы там будете проводить лето, я думаю, к вам на несколько дней заехать, вместе смотреть на природу и чувствовать. Это мне даёт для души после архитектурной суетни.

Значит, быть может, до скорого свидания
Искренно преданный Вам
А.Щусев

P.S. Глухонемой ученик Вашей школы, говорят, хорошо учится, нельзя ли
его освободить от платы, т.к. он беден и за него платит наш общий сотрудник по вокзалу, мой техник - помощник Стуй, который Вас о нём 2 ч.т. :.. и просит

11 Сент. 1916. Москва

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1528, 2 л.
__________________________________


ОКТЯБРЬ

19 октября 1916 г. Москва.
ПИСЬМО А.В. Щусева к Рериху Н.К.

Дорогой Николай Константинович!
Тяжело, конечно, работать теперь с народом, оттого-то я и уклоняюсь от
всякой службы, чтобы быть всегда в мастерской, но это зависит от характера
- у Щуко это выходит легче. Глухонемого фамилия Баулин.
Хочу кое-куда съездить, чтобы набраться впечатлений к эскизу <Бардвину>

Преданный А. Щусев

19 Окт. 1916 г. Москва

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1529, 1 л.
________________________________


26 октября 1916 г. Петроград

МУЗЕЙ РУССКОГО ИСКУССТВА ПРИ ШКОЛЕ И.О.П.Х.

Возникший в прошлом году Музей русского искусства при школе Императорского Общ-ва поощрения художеств продолжает развивать свою деятельность и пополняется новыми пожертвованиями. Выпущенный прошлой весной первый каталог музея свидетельствует о том, что его устроителям удалось собрать ценные для всякого хранилища произведения русского художества - как старых, так и современных мастеров - о чём говорят имена Кипренского, Ал. Иванова, Соколова, Саврасова, Ге, Куинджи, Врубеля, Серова, Сомова, Рериха, Александра Бенуа, Серебряковой, Яремича и многих других.

Второй год существования музея ознаменовался целым рядом новых ценных пожертвований, добрый почин которых принадлежит, как и в прошлом году. ближайшему устроителю музея Н.К. Рериху. Им принесены в дар две автолитографии: 'Кладбище' и пейзаж к картине 'Мехески - лунный народ' (отпечатанные только в количестве четырёх экземпляров), акварель и три рисунка художника И.И. Шапошникова (1833-1898), два рисунка В.Я. Чемберса - оригиналы для титульных листов, гипсовый бюст Н.К. Рериха работы Стеллецкого и весьма ценный архитектурный рисунок Гонзаго.

От наследников М.П. Фабрициуса поступили четыре картины: любопытная работа художника венецианской школы Инина 'Игра в шахматы', Светославского 'В степи Средней Азии', Орловского 'Осени в Крыму', и портрет П.П. Семёнова-Тянь-Шанского Егорнова. Затем сделали пожертвования С.П. Яремич - акварельный этюд 'Монтаньола', Г. Лукомский 'Церковь Знамения в Твери' и кн. В.Н. Аргутинский-Долгоруков - карандашный рисунок Павла Соколова 'Домик в Коломне'.
Кроме того, со смертью коллекционера С.П. Крачковского музей унаследовал его художественное собрание. Этот ценный и крупный дар ещё не поступил в музей и заслуживает быть отмеченным особо.

Биржевые ведомости. 1916. 26 октября / 8 ноября. Утренний выпуск. ? 15885. С. 5.
__________________________________________________________________


28 октября 1916 г.

Н.К. Рерих
ДВА ЛИКА.
(Собор в Юрьеве-Польском)
 
  
 

Н.К. Рерих.Юрьев-Польской. Георгиевский собор.1903.

- Где же ваш 'сказочный' собор? Где же гордость Руси? Просто загнали вы нас в отвратительный город. Заставили смотреть бедную церковку, застроенную, замазанную. Пусть же вам за нас отомстят все блохи и клопы, которые напали на нас в вашем сказочном городе.

Вернулись огорчённые. Злые за то, что послал их смотреть собор Юрьева-Польского.
Значит не увидали. Заслонило что-то. Опять вылезло чудище. Сколько дельных людей им перепугано.

Ещё подождём. Верно, рано ещё. Глаза ещё не открыты на значительное.
Внимание ещё остановлено плохим и ничтожным. Подождём, пока очистятся и смелости против чудищ наберутся.

Теперь другой лик.
Показал я молодёжи новое издание гр. А. А. Бобринского 'Резной камень в России'.
В издании показаны храмы Владимира, Суздаля, Спас на Нерли и собор Юрьева-Польского. По счастью, зрители в этих городах не были. Их глаза ещё не засорились всем тем, от чего отвернуться надо.
Резной камень привёл молодёжь в глубокий восторг.

Из всей группы владимиро-суздальских храмов самое высокое изумление вызвал, конечно, собор Юрьева-Польского. Истинная сказка заложена в этих приземистых стенах, затканных белокаменного резьбою. Бесконечно разнообразною, сочно нагромождённою, брошенною от богатства, от творчества неиссякаемого. Последыш самого красивого периода древней Руси, напитанной романскою волною.

В канонические формы невольно влились бытовые подробности. Романские здания получили русский смысл.
Знаю, что резной камень (так же, как и прежние выпуски дерева) обратит серьёзное внимание наших западных друзей. Никогда не встречал я гр. Бобринского, но хочется сказать ему спасибо за прекрасную мысль давать в большом формате листы. Не убивая чрезмерным текстом возможности показать красоту в полном обличье и в частях, интересно ограниченных.

Такие изображения надо широко разбросать и в школах, и в толпе. Каково недоумение, смущённость! Каков восторг и радость!
Два лика. Один ошарпанный, искажённый нашей безобразной действительностью. Лик избитый, не узнаваемый часто.
 
  
 

Н.К. Рерих.Юрьев-Польской. Георгиевский собор.1903.

Но за пострадавшим ликом скрыт лик другой. Неумелому глазу не доступный.
Ведь в издании о резном камне запечатлено много хуже, чем на самом деле, но эти листы вынесены из жизни. В них отразилась частица истинного лика. Эта часть уже так прекрасна, что даже неумелый глаз понимает великую ценность изображения. В поездках по Руси особенно поражает враждебная противоположность двух ликов. Хотя враждебна лишь чудовищная сторона. Истинный лик и величав, и спокоен.

Указывая на различие случайного впечатления собора среди жизни и малого, но настоящего отражения в издании, хочется предостеречь молодёжь и нынче ищущую красоту Руси. Чтобы не пугались, не отчаивались, если широко раскрытым, доверчивым глазам покажется безобразная личина. Это легко может случиться.

Но пусть помнят, что чудесною верою можно вызвать великий лик. Можно переступить за пределы глумления и глупости. Надо суметь. В поисках твёрдых из-за безобразной личины прояснится лик чудесный и светлый.

Биржевые ведомости. 1916. 28 октября / 10 ноября. Утренний выпуск. ? 15889.
_____________________________________________________________


НОЯБРЬ

8 ноября 1916 г. Петроград
О предстоящей выставке картин Н.К. Рериха

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕСТИ
В Петрограде образовался комитет по устройству выставки картин академика Н.К. Рериха. В комитет также входят представители Татьянинского комитета, в пользу которого поступит сбор с выставки. На выставке появятся как новые произведения художника, так и произведения, составляющая собственность частных собраний и коллекционеров. Открытие выставки картин Н.К. Рериха предполагается в феврале будущего года.

Речь. 1916. 8/21 ноября. ? 308. С. 5.
________________________________
 
  
 

11 ноября 1916 г. Петроград
О новой книге, посвящённой творчеству Н.К. Рериха


ХУДОЖЕСТВННЫЕ ВЕСТИ
Только что вышла в издательстве 'Свободного искусства' и 15 ноября рассылается подписчикам книга, посвящённая творчеству Н.К. Рериха, исполненная в художественно-графическом заведении 'Унион' частью по типу наших самых богатых художественных изданий последнего времени. Очень большой том in folio в богатом переплёте и обложке с огромным количеством репродукций (около 200), в числе которых много красочных fac-simile, c портретом Рериха в красках, исполненным в 1915 г. Кустодиевым, с книжными украшениями В. Левитского и Е. Нарбута с подробным перечислением произведений.
В тексте статьи Ю. Балтрушайтиса ('Внутренние приметы творчества Рериха'), Александра Бенуа ('Путь Рериха'), Александра Гидони ('В защиту искусства'), Алексея Ремизова ('Жерлица дружинная'), С. Яремича ('У истоков творчества'), Н.К. Рериха 'Сказки и притчи').
Всего выпущено около 500 нумерованных экземпляров по 48 р. За экземпляр. Цена любительского именного экземпляра - 85 р.

Речь. 1916. 11/24 ноября. ? 311. С. 5.
_______________________________

16 ноября 1916 г. Петроград
[Реклама]

Издательство 'Свободное искусство'
Петроград, Б. Казачий пер., 9. Телефон 684-36.

15-го ноября выходит новое художественное издание
Н.К. РЬОРИХ
Художественная редакция В.Н. Левитского.
В издание входят статьи: Ю. Балтрушайтиса, Ал. Бенуа, А Гидони, А.М. Ремизова и С.П. Яремича, а также десять сказок и притч Н.К. Рериха. :

Новое время. 1916. 16/29 ноября. ? 14620. С. 1.
________________________________________


16 ноября 1916 г. Петроград

АФЕРИСТ МАКЛАКОВ-РЖЕВСКИЙ
В Петрограде вновь появился аферист Маклаков-Ржевский. Мы сообщали вчера об 'обыске' у миллионера Животовского. Обыск этот, как предполагается, - дело рук Маклакова-Ржевского. Жертвой его стало ещё несколько лиц, и в их числе художник Н.К. Рерих, директор школы Императорского Общества поощрения художеств.

Ржевский умеет приспособляться к обстоятельствам и выступать в современных ролях. У Животовского он был - как представитель власти, имеющий право на обыск и аресты, у Н.К. Рериха - как член общественной организации, самое имя которой даёт право на доверие, и сыграл на чувствительной 'продовольственной' струне.

Ржевский явился к Н.К. Рериху в четверг на прошлой неделе. Он назвался профессором Киевского университета по кафедре уголовного права, уполномоченным комитета великой княжны Татьяны Николаевны М.М. Обольяниновым. Одетый в куртку защитного цвета со значком об окончании Императорской Военно-юридической академии и пажеского корпуса, мнимый Обльянинов произвёл на Рериха впечатление хорошо воспитанного человека, светского, прекрасно владеющего французским языком и отлично осведомлённого в делах. 'Обольянинов' заявил, что Татьянинский комитет предполагает создать ряд художественно-промышленных школ для обучения инвалидов войны различным художественным ремёслам и, зная, что Н.К. Рерих стоит во главе подобного учреждения, обращается к нему за помощью.

- С финансовой стороны, - говорил 'Обольчянинов', - дело вполне налажено. Собран капитал в 3 &#189; миллиона рублей.
Н.К. Рерих ответил, что, сочувствуя этой высокой цели, он должен указать, что подобное учреждение уже существует в лице Императорского Общества поощрения художеств, и потому лучше было бы действовать совместно.

- Я сделаю доклад об этом. Это будет сделано быстро. Нужно, однако, принять во внимание, что есть один господин, который станет нам бросать палки в колёса. Я говорю о графе Петрово-Соловово. Но и это препятствие будет обойдено. Нужно только действовать. Имейте ввиду, Н.К., что мы предполагаем строить школы с интернатом, а ведь ваша школа поощрения не имеет такого удобства, так что об этом следует подумать.
Н.К. Рерих ответил, что действительно в его школе нет интерната, но зато есть столовая, которая до войны кормила почти всех учеников, а сейчас, ввиду продовольственных затруднений, пришлось ограничиться одним чаем, да и тот не всегда можно выдавать ученикам, так как трудно доставать сахар.
- Как, в вашей школе, состоящей под Высочайшем покровительством, нет сахара? Разрешите предложить свои услуги. Правда, у нас, в Татьянинском комитете, не Бог весть какие запасы сахара, но 2-3 ящика твёрдого рафинада и мешок-другой песку - это можно устроить в несколько минут.

Заговорив на эту тему, собеседники незаметно перешли к жгучему для художественной школы вопросу - о возможности раздобыть краски и холст. 'Обольянинов' и здесь предложил свою помощь. Он заявил, что на Финляндской дороге лежит груз французских красок и холста, который назначен на аукционную продажу.
- Вы этот груз можете легко получить. Придётся добавить пустяки к оценочной сумме. Это можно сделать легко.

На этом первый разговор закончился. Условлено было встретиться на следующий день у Н.К. Рериха для дальнейшего обсуждения вопроса о ремесленной школе. На другой день, в 4 часа, 'Обольянинов' снова пришёл к Н.К. Рериху сказать, что дело со школой улажено, и предложил в воскресенье составить вместе ответ на ожидаемый по этому делу официальный запрос от графа Капниста.
- Своё обещание я исполнил, - прибавил он. - Сахар для вас уже получен. Завтра будет доставлен артельщиком. Только, ради Бога, денег артельщику не платите. За сахар заплачено, и, вообще, это такие пустяки, о которых не стоит говорить.

Н.К. Рерих настоятельно просил сообщить, сколько стоит сахар и кто за него заплатил. 'Обльянинов' сначала решительно отказался, но, в конце концов, Сказал, что уплатил от Рериха эти деньги, 'Обольянинов', улыбаясь, сказал:
- Видите, в наши дни и профессор стал купцом.

'Обольянинов' не забыл и о втором обещании, - о красках, заявив, что вечером к Н.К. Рериху явится его личный секретарь и уладит это дело. Во время разговора в кабинет вошла супруга Рериха Е.И., 'Обольянинов' ей был представлен. Завязался общий разговор. Увидев на столе книгу, выпущенную по поводу юбилея Н.К. Рериха, 'Обольянинов' стал восхищаться ею и просить художника уступить ему эту книгу, так как у него нет времени ходить по магазинам.

Тогда Н.К. Рерих подарил 'Обольянинову' свой экземпляр. Продолжая просматривать лежащие на столе другие вещи, 'Обольянинов' обратил внимание на книгу, посвящённую художнице Е.С. Кругликовой, и стал подробно рассказывать о своём знакомстве в Париже и с ней, и с другими художниками, проявляя большое знание и художественного, и литературного мира.

Уходя, Обольянинов напомнил Н.К. Рериху, что вечером к нему придёт его секретарь по делу о красках. В 8 &#189; часов вечера явился секретарь, робкого вида молодой человек с длинными волосами. Он держался очень скромно, сидел на кончике стула, но подробно рассказывал, какие краски и холст имеются на таможне, называя фирмы, сорта, цены, составил смету и вообще проявил изумительное знание этого вопроса. Когда зашла речь о сумме, которую придётся уплатить за краски, секретарь Обольянинова заявил, что совершенно не важно, что вопрос идёт не о деньгах, что Обольянинов или уже заплатил, или заплатит сам и что, во всяком случае, не о чем беспокоиться. Секретарь несколько раз отказывался принять вручаемую ему Рерихом сумму, следуемую за краски. Но. В конце концов, взял, выдав расписку в получении денег, около 1000 рублей, и обещая доставить краски не позже вторника. После этого он ушёл.

На следующий день Н.К. Рерих тщетно прождал прихода артельщика с сахаром. Когда время подошло к обеду, и не только артельщик не явился, но не пришёл и сам 'Обольянинов', ожидавшийся к обеду, Н.К. Рерих начал подозревать, что он сделался жертвой афериста. Он позвонил художнице Кругликовой и спросил её, знавала ли она в Париже профессора Обольянинова и описал подробно его наружность. Е.С. Кругликова вспомнила, что похожий на Обольянинова господин являлся к ней в Париже под фамилией Каширина.
После ухода Каширина она обнаружила у себя пропажу дорогой бриллиантовой броши.

Н.К. Рерих тогда убедился, что он сам стал жертвой мошенничества и отправился к начальнику сыскной полиции Кирпичникову. Кирпичников сообщил, что это уже третий случай подобных проделок на одной неделе. По-видимому, все они совершены одним и тем же лицом. Так, пострадал на 1400 рублей архитектор Бенуа и на 500 рублей - граф Сюзор, к которому аферист явился в форме флигель-адьютанта.

Сегодня Н.К. Рериху были предъявлены карточки известных международных аферистов. В числе их Рерих сразу узнал Обольянинова. Оказалось, что это -Маклаков-Ржевский.

В одной только Швейцарии несколько лет назад Маклаков-Ржевский должен был обвиняться по 92-м делам за кражу и мошенничество. Незадолго до суда Маклаков-Ржевский скрылся из Швейцарии. Дело слушалось о нём заочно. На суд прибыл только один адвокат. Впоследствии оказалось, что этим адвокатом был сам подсудимый, который так прекрасно загримировался, что не был никем узнан. Он произнёс блестящую речь, длившуюся несколько часов. И доказывал, что Маклаков-Ржевский был доведён до положения вора суровыми обстоятельствами русской политической жизни. Речь была настолько убедительна, что швейцарский суд по большинству дел подсудимого оправдал.

Маклаков-Ржевский окончил в России университет. Одно время он был хорошим актёром и играл под псевдонимом Ржевского в Васильевском театре в Петрограде. Аферист владеет почти всеми европейскими языками. На вид ему лет 40-45.

Русское слово (Москва). 1916. 15/28 ноября. ? 264. С. 4-5.
__________________________________________________


ДЕКАБРЬ

1 декабря 1916 г.
Барон Н.В. Дризен "СТАРИННЫЙ ТЕАТР". (Воспоминания)

:По поводу художников я должен заметить, что в описываемое время число их, работающих для театра, было весьма ограничено. Кроме присяжных декораторов, вроде Ламбина, Аллегри, Симова (в Художественном театре), ещё славились, как модернисты, Головин и Коровин. 'Старинный театр' сразу пополнил этот состав новыми именами. Он впервые 'совратил' на театральную 'стезю' Н.К. Рериха, М.В. Добужинского, И.Я. Билибина, А.Н. Бенуа. Роли их распределялись следующим образом: Н.К. Рерих взялся писать декорацию для 'Трёх волхвов'. <:>

<:> Не нужно забывать, что во главе художественной части стояли очень требовательные мастера. Н.К. Рериха, Ал. Н. Бенуа нельзя было удовлетворить наполовину - они мирились с способами изготовления предметов, но от самих предметов требовали известной марки. :

Столица и усадьба. 1916. 1 декабря. ? 71. С. 8-12.
Публикуется по изд.: 'Николай Рерих в русской периодике'. Выпуск.V. СПб. 2008.
_______________________________________________________________


4 декабря 1916 г.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АУКЦИОН
Сегодня в Обществе поощрения художеств выдающийся по разнообразию и участие крупных современных художников аукцион художественных произведений, собранных комиссией художественных изданий Общины св. Евгении.
Среди работ современных художников немало привлекательного и доступного коллекционерам. Участвуют Бакст, <:>, Рерих (темпера - эскиз к картине и рисунок), <:>. Привлекательный сам по себе аукцион. Конечно, привлекателен и по своей цели, служа задачам Красного Креста.

Речь. 1916. 4/17 декабря. ? 334. С. 6.
____________________________________


7 декабря 1916 г.

ХРОНИКА
КНИГА - ПАМЯТНИК

Как ни тяжелы созданные военным временем условия для русского издательства, оно не только не сокращается. Но появляются даже издания нового типа- книги-памятники, издаваемые в ограниченном количестве экземпляров и рассчитанные исключительно на любителей книги и искусства.
Такой исключительной по своему значению книгою-памятником является превосходно изданная 'Свободным искусством' книга 'Рерих', посвящённая личности и творчеству одного из интереснейших художников современности.
Дело не в том, конечно, что издан большой, богато иллюстрированный том, посвящённый деятельности русского художника. У нас есть уже прекрасные монографии о художниках из серии И.Э. Грабаря. Монографии, изданные с большою тщательностью и красотою репродукций. Книга 'Рерих' принадлежит к числу изданий иного типа, иного, если угодно, более высокого, порядка. Таких солидных по объёму и роскошных по внешности книг о русских художниках у нас ещё не издавалось, и в этом смысле прекрасный почин молодого издательства можно только приветствовать. Это - не монография, не исследование творчества художника, принадлежащее перу одного критика. В статьях четырёх авторов (А.Бенуа, Ю. Балтрушайтис, А. Гидони и С. Яремич), напечатанных в этой книге, нет систематического обзора творчества Рериха. Но и целью данной книги были не итоги, не систематический разбор, а живое литературное отражение, раскрытие и комментарий к творчеству художника, недавно праздновавшего двадцатипятилетие своей художественной деятельности, как бы некий её апофеоз. Бесчисленные цветные и одноцветные репродукции рериховских произведений, органически дополняя текст, играют ту же роль зеркал, какую выполняют и все статьи, не исключая поэтических параллелей зеркал, какую выполняют и все статьи, не исключая поэтических параллелей А. Ремизова к некоторым картинам Рериха и тех десяти притч и сказок, которыми Рерих вошёл в эту книгу о нём самом как писатель.

Жаль только, что роскошь издания и ограниченность числа экземпляров неминуемо обратят его в библиографическую редкость и, в силу этого, оно не получит того распространения, какое было бы желательно в интересах воспитания и развития художественных вкусов. И, может, быть, рядом с книгою-памятником следовало бы издать в скромном виде и без всяких иллюстраций один только ценный литературный материал книги.
В.Н.

Русское слово (Москва). 1916. 7/20 декабря. ? 282. С. 6.
___________________________________________________


13 декабря 1916 г. Петроград

ВЫСТАВКИ
Давно уже следовало реформировать постоянные выставки картин в Обществе поощрения художеств, носившие слишком рыночный характер. Дело доходило до того, что некоторые художники поставляли Обществу картины, как в какой-нибудь эстампный магазин, а в кладовых образовывались залежи рыночного хлама. Реформа только что произведена по инициативе Н.К. Рериха и С.П. Яремича. Выставочный зал сейчас неузнаваем, получив характер скромной музейной комнаты вместо прежнего рыночного привкуса эстампного магазина. Получая весьма невысокий процент, Общество становится посредником между коллекционерами, желающими продавать принадлежащие им произведения, и приобретателями. <:> Словом, дебют реформированных выставок удачен и надо пожелать столько же серьёзного продолжения.

Речь. 1916. 13/26 декабря. ? 343. С. 5.
____________________________________


17 декабря 1916 г.
Из воспоминаний Н.К. Рериха:

'17 Декабря исполнилось десять лет нашему бездомию. Поздно ночью отходил поезд; вагон был нетоплен; родственники считали наш отъезд сумасшествием. Святослав, верно, помнит, как мы обернулись всеми пледами от 25 град. мороза.
Мечта движения! И снежные скалы Финляндии встали первыми вестниками будущих высот Гималайских. Е.И. так стремилась ехать; так знала непреложность пути, и ничто не могло остановить её...'

'Листы дневника', Янв.1927 г.
__________________________

 
  
 

19 декабря 1916 г.
СВИДЕТЕЛЬСТВО о разрешении Н.К. Рериху беспрепятственно работать в Финляндии в научных и художественных целях.

ИМПЕРАТОРСКОЕ
ОБЩЕСТВО ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ
состоящее под непосредственным
ВЫСОЧАЙШИМ
покровительством
ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА
и
ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ
______
Декабрь 19 дня 1916 г.
? 353
Петроград, Морская, 38
Телефон ? 449-96


СВИДЕТЕЛЬСТВО

сие дано Директору Школы Императорского
Общества Поощрения Художеств Академику
Николаю Константиновичу Рериху

в том, что он отправляясь в Финляндию гор. Седоболь и окрестности , нуждается в беспрепятственных работах с натуры, т.е. в писании красками, зарисовывании и фотографировании местностей, построек и памятников старины, а потому Комитет ИМПЕРАТОРСКОГО Общества Поощрения Художеств покорнейше просит Местные Власти не отказать в оказании означенному Н.К. Рериху всевозможного содействия для успешности его занятий.

/ Вице-председатель Общества ( П. Гнедич)
/ Секретарь общества (В. Зарубин)
(Печать)

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1147, 1 л.
_________________________________



ФИНЛЯНДИЯ
Из воспоминаний Н.К. Рериха:

"Замечательны сны Елены Ивановны. Много их. Бехтерев записал часть. В начале Декабря 1916-го был такой сон: Е.И. ходит по дворцам, пустынным и заброшенным. Видит группу художников "Мира Искусства" - они переписывают картины и обстановку. Затем вдали появляется отец Е.И. и манит её поспешить за ним. Идут по каким-то холмам, приходят к небольшому домику, окружённому оградой из шиповника. Синее небо и много цветов.

Тогда же для "Русского Слова" пишу, по обычаю, к рождественскому номеру сказ "Страхи". Спрашивают, отчего такой сумрачный?

Подошло Рождество, прошли школьные экзамены, Е.И. решила на праздники ехать в Финляндию. Все гостиницы оказались заняты, хорошо что Ауэр надоумил ехать в незнакомый нам Сердоболь (Сортавала) на севере Ладоги. Решили, поехали. Конечно, бабушки и тётушки считали такую морозную поездку сумасшествием. Было 25° мороза по Реомюру. Вагон оказался нетопленным - испортились трубы. Всё же доехали отлично. "Сейрахуоне", гостиница в Сортавале, оказалась совсем пустой. Ладога с бесчисленными скалистыми островами - очаровательна.

Финны были к нам очень дружественны. Знали и любили моё искусство. Моя дружба с Галленом Каллела тоже была известна. Семья Солнцевых - славные люди. Мы сняли дом Ихинлахти, имение Реландера. Поездка на праздники превратилась в житьё. Для моей ползучей пневмонии климат Финляндии был превосходен. Ихинлахти была тем самым домом с оградой из шиповника, который Е.И. видела во сне.

Тогда же укрепилась мысль достать мои картины из Швеции, где они оставались с 1914 года после выставки в Мальмё. Лето 1917 года - Ихинлахти. Зима 1917-1918-го: Сортавала, Иенецен Талу. Лето 1918-го - на острове Тулола среди разнообразных шхер ладожских. Поездка на Валаам. "Святой остров" (кажется, он теперь в Русском Музее). Россияне мало знали Ладогу!

Зима 1918 года - Выборг. Выставка в Стокгольме. Бьёрк и Мансон помогли - оба знакомы ещё с Мальмё. Затем выставка в Гельсингфорсе у Стриндберга. Атенеум купил "Принцессу Мален". Исторический Музей тоже хотел купить "Каменный век", но у них имелась лишь малая сумма в 5000 марок.

Вспомнили мы с Е.И. наши прежние поездки по Суоми - Нислот, Турку, Лохья, конечно, Иматра и каналы. Впереди были Швеция и Англия. Дягилев помог с визой и с выставкой.

Рерих Н. К. "Финляндия".
________________________


СТРАХИ

Стояли дубы. Краснели рудовые сосны. Под ними в заросших буграх тлели старые кости. Желтели, блестели цветы. В овраге зеленела трава. Закатилось солнце.
На поляну вышел журавль и прогорланил:
'Берегись, берегись!' - И ушёл за опушку.
Наверху зашумел ворон:
'Конец, конец!'
Дрозд на осине орал:
'Страшно, страшно!'
А иволга просвистела:
'Бедный, бедный'.
Высунулся с вершинки скворец, пожалел:
'Пропал хороший, пропал хороший'.
И дятел подтвердил:
'Пусть, пусть!'
Сорока трещала:
'А пойти рассказать, пойти рассказать'.
Даже снегирь пропищал:
'Плохо, плохо'.

И всё это было. С земли, с деревьев и с неба свистели, трещали, шипели.
А у Дивьего Камня за Медвежьим оврагом неведомый старик поселился. Сидел старик и ловил птиц ловушками хитрыми. И учил птиц большими трудами каждую одному слову.

Посылал неведомый старик птиц по лесу, каждую со своим словом. И бледнели путники, и робели, услыхав страшные птичьи слова.
А старик улыбался. И шел старик лесом, ходил к реке, ходил па травяные полянки. Слушал старик птиц и не боялся их слов.
Только он один знал, что они ничего другого не знают и сказать не умеют.

1911 г.

Н.К. Рерих. Зажигайте сердца. Изд. "Молодая гвардия". М. 1975.
________________________________________________________


28 декабря 1916 г. Петроград

ВЫСТАВКА КАРТИН Н.К. РЕРИХА

На днях избран особый комитет по устройству грандиозной выставки картин и рисунков академика Н.К. Рериха в пользу Татьянинского комитета на помощь беженцам. Выставка открывается в феврале. На ней будет собрано до 400 произведений художника.

Петроградский листок. 1916. 28 декабря/ 1917. 10 января. ? 357. С. 4.
___________________________________________________________