Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ Н.К. РЕРИХА

Том 45. 1944 г.
(Л - П)
*************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

К БУДУЩЕМУ (25 января 1944 г.)
КАМЕННЫЙ ВЕК (7 июля 1944 г.)
КАМНИ ПРОКЛЯТЫЕ (13 мая 1944 г.)
КУЛЬТУРА (7 января 1944 г.)
КУЛЬТУРА (21 января 1944 г.)
КУЛЬТУРА (18 мая 1944 г.)
ЛАДНО ЛИ (1 ноября 1944 г.)
ЛЕТОПИСЬ (1 февраля 1944 г.)
ЛОНАК (7 марта 1944 г.)
ЛЮБИТЕ РОДИНУ! (31 декабря 1944 г.)
МЯСИН (8 ноября 1944 г.)
НА ВЫШКЕ (22 июня 1944 г.)
НЕ БОЛЕЙ (9 октября 1944 г.)
НЕИСПРАВИМЫЕ (16 января 1944 г.)
Отвечаю [Грабарю - ред.]. (26 июля 1944 г.)
ПЕЧАЛЬ (15 декабря 1944 г.)
ПОДИАВИТЕСЬ (20 октября 1944 г.)
ПОСПЕШИМ [1944 г.]
ПОСЫЛКИ (21 апреля 1944 г.)
***********************************************


К БУДУЩЕМУ

Декарт, Паскаль, Мольер не были включены во Французскую Академию. Не были признаны "бессмертными" в кавычках. Беру пример из множества ему подобных в разных странах. Всё это заметки для будущего. Авось одумаются и захотят мыслить по справедливости, хоть по самой убогой справедливости.

Мировой пересмотр должен помаленьку совершаться. Говорю не о политическом "шапочном разборе" - он уже много где даёт себя чувствовать, даже не дожидаясь конца Армагеддона. Вероятно, он будет не менее жесток и кровожаден, нежели бомбы. "Человеческое, слишком человеческое"!

Люди должны помыслить о культурных перестроениях, об истинном просвещении, о биологической нравственности. "Гуд тайм" и джаз ещё не наставники. Рассказывали, что в предвоенное время нацистские студенты являлись на экзамены с револьвером, угрожая несговорчивому профессору. Рассказывал это сам профессор, человек достоверный. Может быть, и в иных странах бывали всякие подобные насилия. Когда Культура шатается, тогда можно ждать всевозможных уродств. Пусть будут эти язвы вскрыты, чтобы при дальнейших построениях избежать таких античеловеческих проклятий. Довольно крови, довольно человеконенавистничества!

Только от школы, от семьи могут быть услышаны эти спешные зовы. Пусть они будут не только гласом в пустыне, но приказом набатным. Много говорилось о разных вандализмах, но вандалы и вандальчики и в ус не дуют и продолжают своё скверное, дикое дело. Мне приходилось видеть пожимание плечей, мол, довольно о вандализмах. Ну, сказал - и довольно. Нет, миленькие, вовсе не довольно. Красный Крест Культуры вовсе ещё не осознан. Синодик зверских вандализмов растёт и даже, страшно сказать, очень умножается. В основе гнездится невежество. Ведь оно может жить и во фраке с орденами. Доживёт ли человечество, когда военные бюджеты будут перечислены на просвещение?!

"Перековать мечи на орала", "Положить тигра с овцой", - кто-то зверски хохочет...

25 января 1944 г.
"Прометей", т. 8. М., 1971 г.
_______________________


КАМЕННЫЙ ВЕК

Спрашиваете, отчего мы углубились именно в каменный век, изучали его и собирали. Причин несколько. Красота камня, высокое качество отделки его, малоизученность русского каменного века, наконец, таинственная международность культуры камня.

Разве не удивительна тождественность культуры каменного века во всех частях света? Повсюду встречаете ту же технику, тончайшую, доселе не разгаданную. Кроме множества находок в пределах России, мы собирали каменные поделки во Франции, в Швейцарии, в Италии, в Египте, в Монголии, в Китае, в Индии, в Америке... Только сопоставляя, можно было изумляться общечеловечностью творчества, давшего одинаковую и неповторимую технику каменного обихода.

Поистине поразительна 'международность' мысли и воли, приведшая самых различных насельников к единообразному творческому выражению. Не было путей сообщения, молчали все надземные каналы, а человек творил единообразно. Такая международность мало отмечена в литературе.

Каменный век вообще оставался в пренебрежении. Точно в нём не были заключены глубокие проблемы биологии и психологии. По современным вырожденцам-дикарям приписывали дикость и всему каменному веку - вернее, всем неисчислимым каменным векам. Так ли? Изящная техника, высокая пропорция поделок говорят о другом.

По сравнению с неисчётными каменными тысячелетиями кажутся мимолётными века металла. Таинственность, неразгаданность привлекает. Радует высокая техника каменная. Все предложенные разгадки её пока не помогают, ибо сами разгадчики не могут произвести камень о камень ничего подобного.

Древний не только умел осилить изящество техники, он знал и ценил качество материала, и в этом было выражено врождённое чувство красоты. А там, где это высокое чувство проявляется, гам уже не дикость, но своеобразная культура.

Где теперь все наши каменные собрания? Мелькнул нелепый слух, что их выбросили в Мойку. Всяко бывало! Это уже палеолит! Впрочем, Эренбург пишет: 'Теперь мы научились ценить наше прошлое'.

7 Июля 1944 г.
Рерих Н.К. Из литературного наследия, М., 1974 г.
______________________________________________


КАМНИ ПРОКЛЯТЫЕ

'Как часто проходим мы мимо нашего счастья, не замечая его, не взглянув на него, а если и взглянем, то не узнаем его'.

Бомбейский журнал напечатал мой очерк 'Эти проклятые камни'. Там пример сужденной серебряной горы из жизни Китая. И в нашей жизни было нечто подобное. В версте от Извары с детства моё внимание привлекали какие-то странные развалины. Точно бы обвалившиеся стены и полузаросшие груды чего-то белого. Мне пояснили, что тут давно была устроена большая известковая печь, но обжиг не удался, и даже разрушены были толстые стены.

Говорили, что известь получилась совершенно негодная и только развалила печь. Так мы и знали о каких-то проклятых негодных камнях. Много лет прошло. В 1926 году, когда мы были в Москве, пришлось прочесть об открытии ценнейшего вещества.

По описанию места я понял, что это не что иное, как наши 'проклятые камни'. Конечно, они не годились для извести. И вот все мы ездили мимо этого места, заглядывали на развалины, удивлялись, но никто не ожидал 'ценнейшего вещества'. Пожалуй, изварские родники окажутся целебными и ценнейшими. В очерке 'Проклятые камни' говорилось о серебряной горе в Китае, но много таких кладов захоронено.

* * *
Отгадайте, есть ли такая страна, где золото падает с неба? Есть такая страна - это Индия! Во время пресловутых взрывов в Бомбее по воздуху носились куски золота из разметанных грузов. Кусочек золота в двадцать семь фунтов падает на крышу дома, пробивает целый этаж и валится на балкон, где семья пила чай. Много золота летало по воздуху. Где же видано, чтобы золото падало с неба? Поистине, Индия - страна чудес!

13 Мая 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
__________________________________________________


КУЛЬТУРА

Опасаемся, не случилось [ли] чего с Вашей очередной почтой? Ваше последнее письмо было от 15 Октября. Вы писали, что вложите в следующее перевод Дутко. Хотя письмо Ваше где-то задержалось, но зато пришла Ваша добрая телеграмма от 31 Декабря, и шла она всего четыре дня, словно бы Вы почуяли, что мы беспокоились о Вас, о Вашем письме. Радуемся, что у Вас всё ладно и даже брезжут какие-то возможности - превосходно! Так и нужно начинать значительный год. Здоровье Е.И. налаживается, но всё ещё нужна осторожность. Е.И. будет огорчена, если "М.О." не дойдёт. Теперь - все возможно.

Чуяло моё сердце, что с посылкой эскизов выйдет неладно - вернули из Бомбея через три недели. Видите, теперь нужно какое-то особое экспортное разрешение, а где живёт этот разрешитель, того не сказали. Теперь я поручил сие дело полковнику Ману - пусть проделает всё, что требуется. Но ведь задержка-то какая, вот и показывай союзное искусство! В то же время из Америки доходят книги и брошюры. Только что получена статья Кауна о Лермонтове и новая книга Брэгдона. Поблагодарите от меня Брэгдона за отличную книгу, мы все её очень оценили. Спасибо ему и за дружескую надпись. Чтобы не отягощать почту, всё делаю через Вас, а то вдруг ещё и письма в Америку запрещены будут.

Неужели манускрипт "Слава" всё ещё не получен? Ведь он был послан ещё летом. Потеря его была бы прискорбна. Большое значение имеет своевременная получка манускрипта и доставка его по назначению. Ведь год-то какой - 1944-й! Святослав сейчас в отъезде с выставкой.
 
  
 

Святая ночь. Baroda Museum, Индия .

Кто бы мог думать, что моя "Святая ночь" останется в Индии! Впрочем, пусть больше знают о русском народе, о русском искусстве. Именно сейте добро всюду, где только можете. Судьба даст рост зёрнам полезным. Всем друзьям наш сердечный привет - для мысли нет расстояния. В прошлом письме я поминал книгу "Декада". То была добрая, строительная Декада, а вот теперь на пепелище оканчивается тёмная, злая декада. Где её достижения? Где её новизна и где стройка? А вот Вы теперь опять слагаете Декаду добра. В добрый путь! В добрый час!

Когда Победа развернёт свои крылья прекрасные, то и все супостаты низвергнутся. Смело вперёд! Духом с Вами.

7 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
___________________________________________________


КУЛЬТУРА

Моё прошлое письмо кончалось припиской. Повторяю её, ибо теперь письма часто теряются: "Большая радость - сейчас прилетело Ваше письмо от 10 Ноября с письмом Уида. Все Ваши вести превосходны - это подлинное строительство. Елена Ивановна пишет Вам отдельно, а теперь шлём телеграмму. Две части "Мира Ог[ненного]", "Братство", "Община" - на очереди. Не пропало ли Ваше письмо между 15 Окт. и 10 Ноября?
Попытайтесь узнать о дальнейшей судьбе "Славы". Радостны такие добрые вести. Пусть 1944-й будет везде во всем победоносен. "Да будет!"

Поистине, Ваше письмо принесло радость. В нём звучала несломимая бодрость. Такая бодрость есть мощный магнит. Расцветёт издательство, окрепнет Академия, разрастётся АРКА. Будет жива "Фламма". Отлично, что ВОКС непосредственно шлёт Вам полезные материалы. Как прекрасно способствовать взаимопониманию Культур двух великих народов! Каждым Вашим выступлением, каждым оповещением Вы творите полезнейшее дело. Довольно мрака невежества, пусть всюду просияет правдивое осведомление. Только на такой почве растёт сотрудничество.

Вы писали, что Ламонт говорил Вам о моей книге. Всё думается о каких-то новых полезных сотрудничествах. Не хочет ли он быть почётным советником АРКА? Опять-таки Вам на месте виднее. Как полезна Ваша поездка в Посольство! Всё это - истинное добро, а Вы - добродеятели.
Чуется, что около АРКА у Вас вспыхивают новые добрые очаги. В больших водах Ваш корабль. Крылья Победы уберегут его от всех смерчей.

Ман ведёт переписку о получении экспортного свидетельства на посылку эскизов к "Половецким пляскам" для Мясина. Только подумайте, что прошло более месяца со времени первой посылки эскизов, а движения нет. Этакая проволочка из-за нелепой новой формальности! Объясните Мясину, в чём дело. Среди всяких Ваших спешных занятий найдите минутку прислушаться, что происходит у Хоршей. Наверное какие-то пакости там делаются, ведь иначе они и жить не могут. А всю Вашу добрую, полезную работу тёмная свора ненавидит, ибо зло не терпит добра. Сколько неплохих, но слабых людей совращает хоршевская банда своею злобною ложью! Встречаетесь ли Вы с чехословацким консулом? - они всегда были друзьями. В их лондонском журнале "Европейский Обозреватель" недавно была душевная статья Руфины Хилл о моём искусстве.

Спрашивают меня о нашей Лиге Культуры. Она претворяется в обществах Культурной связи - они растут и множатся. Значит, наша мысль была правильна и своевременна. Можно радоваться. На днях радио из Тегерана оповестило об открытии и там общества Культурной связи - всюду идея Культурного единения. Не всё ли равно, под каким названием, - лишь бы творилось полезное дело. Безразлично, каким путем или в каких словах проникает в мир добро. Всюду, где мы добро примечаем, будем помогать ему. Да живёт добротворчество! Умножатся в добротворчестве силы и возможности Ваши. Культура так унижена сейчас, что каждый культурный ТРУД особенно благословенен. Всем друзьям, сотрудникам - наши сердечные мысли".

21 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г. (Архив МЦР)
__________________________________________________


КУЛЬТУРА

Радостно получить письма Зины и Дедлея от 24 Марта. К радостному памятному дню Вы собрали и ряд добрых сведений. Так сердечны оба письма, так душевны слова Дедлея о Свете. Именно к Великому Свету пусть возносится дух. Трудная жизнь чело-веческая озарится радостью Высшей Красоты. Вперёд - к Свету!

Всё, что Вы сообщаете об АРКА, отлично. Пусть движутся выставки АРКА и по музеям, и школам, и всяким общественным учреждениям - всюду откроются новые хорошие сердца. Спасибо Уиду за пожертвование 2000 долл. Безразлично, сделаете ли А[ссошиэйтед] Пресс как Общество или как Ассоциацию - Вам на месте виднее, как лучше, как полезнее. Радуюсь, что картины Святослава хорошо разместились, - сколько их и какие именно?
Альбуэрно я писал, и моё письмо мне вернули обратно. Непонятно, почему Вам можно с Юж[ной] Америкой переписываться, а нам нельзя. Передайте Альбуэрно мой привет. Удивляемся письму Эми - ведь Вы ей послали отчет АРКА. Вот Вам и дружба наро┐дов! Когда же дойдут эскизы для Мясина? Когда же нечто провещится о 'Славе'? Почему по этому пункту ВОКС молчит, а работа АРКА ему, видимо, нравится. Когда возвращается Дутко? Не слыхала ли она чего нового? Вы правы, что летние месяцы в Нью-Йорке для неё были бы тягостны. Но трогательно её стремление быть поближе к общей деятельности. Не даёт ли она уроки русского языка? Читая письмо Дедлея, думалось, а ведь, пожалуй, скоро он по-русски напишет. Как идёт русский у Уида? Хорошо, что он отбыл свой срок и теперь может быть ближе к Вам, к АРКА.

Вы писали об остолопах, глумящихся над понятием культуры. Если все зверства, сейчас происходящие, не образумили их, то это лишь свидетельствует, на каком низком уровне может застрять сознание человеческое. К сожалению, Ваше прискорбное наблюдение нам не ново. Недаром мы били в набат. Не без причины ссылались на признаки одичания. Не случайно печаловались о падении человеческом. Сколько очерков прошло в печати о различии цивилизации от Культуры. Сколько раз восклицали, что цивилизованный дикарь есть самое отвратительное зрелище. Невежество цивилизации есть стыдное безобразие.

Да, цивилизации нечего гордиться, когда в мире проживают многие миллионы неграмотных четвероногих.
Вандализм вещественный ещё ничто перед рабством мысли, скованной невежеством. Знаем, как трудно Вам пробиваться сквозь лёд невежества. Отрицание, самое гнусное отрицание, царит на всех концах земли. Но тем священ┐нее труд тех, кто защищает Культуру, кто несёт высоко свобод┐ное знание. Осознание такого почётного труда удесятеряет силы, превращает каждодневную работу в победоносный подвиг.

Герой должен быть культурным деятелем. Герой после битвы будет истинным просветителем молодых поколений. Сознательный герой растёт в грозе Армагеддона. Герои - в сражении, герои - целители и просветители. Пусть все герои-подвижники соберутся в дружину непобедимую и радостную. Высшая радость познания превратит и горе в светлое достижение. Да будет!

Вот отовсюду слышится стон от жестокости. Точно в мрачнейшие века инквизиции люди-звери измываются над своими собратьями. Вспыхнула жестокость, излечить от этой свирепой эпидемии может лишь Культура, глубоко осознанная. Да будет! Не было ли у Вас сообщений о Роквел Кенте - у меня к нему доброе чувство. Кто такой Сикорский, поминаемый Вами? Пошлю Вам пароходным письмом несколько очерков - может быть, пошлёте в 'Дельфийский журнал', а 'Любители искусства' не передаст ли Брэгдон в 'Завтра' или куда-нибудь? Всякие такие меры Вам виднее на месте. Душевный привет всем добрым друзьям.
.
18 Мая 1944 г
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г. (Архив МЦР)
__________________________________________________


ЛАДНО ЛИ?

За эти недели Ваших вестей не было. Не удивительно, ведь почта так нерегулярна. Пробую послать Вам Конлана и Тампи - насколько удастся, не знаю. Опять побеспокоил друзей. Даже странно подумать, что из-за такого пустяка приходится громоздить "Оссу на Пелион". В "Тайм" сообщалось, что Сааринен открыл в Мичигане Академию Искусств. Любопытно бы знать размеры её и кто участвующие? Как архитектор он очень известен. Также сообщалось, что на аукционах прошли многие итальянские картины. Не слыхали ли, какие именно? Вообще "Тайм" даёт немало интересных сведений. Вероятно, Вы его читаете. Там же мы прочли о позорном провале Уоллеса. Кажется, ни один из вице-президентов не бывал отставлен с таким скандалом. Последите о последующем. Там же мы узнали о новом неотражающем стекле. Что это такое? Для картин это была бы огромная находка.

Музей Модерн-искусства прислал свои чудачества. Что за люди там засели? Посылаю для Вашего архива копию письма Нандалала Боше - он лучший художник Индии. Наконец, вышло второе издание Конлана. В калькуттском журнале "Искусство и Культура" были отличные рецензии и на Тампи и на Бабенчикова - всё это было бы полезно для Вашего архива. Пришли шесть маленьких монографий - большое спасибо. Если их много, вот бы ещё дюжину получить. Здесь они очень пригодятся. Впрочем, и у Вас, наверно, они идут.

Что же в Риге? Ведь там и картины, и книги, и целый ящик клише из Нью-Йорка. А где все друзья? Имеете ли новые материалы для АРКА? Неужели отсутствие ответов нужно объяснить беспорядком? А между тем обстоятельства всё усложняются, и Вы, наверно, это чуете. Вот уже и снег на горах. Пока что осень гораздо холоднее прошлого года. По утрам 44°. Ещё одна военная зима - эта уже последняя. Валентина пишет, что её муж будет заходить к Б.К. и сообщать о здоровье. Спасибо за это внимание. Бедная Валентина, у ней у самой столько тяжких переживаний!

Как здоровье Спенсера? Где он теперь? Вспоминаю, как он однажды в подземке услышал рядом знакомые имена. Оказалось, что два бандита толкуют о том, что публика слишком любит наш музей и необходимо отвлечь её от музея. Этакие мрачные бандиты! И не знали они, что школьник слышит их тёмные замыслы. Какой широкий заговор заваривался против русского дела! Еще Бринтон предупреждал не верить искренности неких личностей и некоторых художников. Бандиты действовали, а друзья помалкивали да стеснялись. Вы были свидетелями, как безобразие совершалось. И теперь бандиты могут опять окрылиться. Необходимо досмотреть.

Долетит к Вам эта весточка уже зимою, пожалуй, к Рождеству. А за этот полет столько событий произойдёт. Да, да - тяжка война, но ещё тяжелее "шапочный разбор". Заходят ли в АРКА новые? Или уже усыхает внимание? Все мы трудимся. Послал Конлана в Москву - только дойдёт ли! Пусть будет у Вас всё ладно. Друзьям - душевный привет.

1 ноября 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
____________________________________________________


ЛЕТОПИСЬ

Руфина Хилл поминает в лондонском журнале, как Русское Искусство "завоевало мир". Об этом мирном завоевании можно написать целую любопытную книгу, И это необходимо сделать.

Совершался знаменательный психологический процесс. Недаром называют искусство знаменосцем народа. В мировом шествии Русского Искусства остаются памятными многие поразительные подробности.

Вдруг сделалось ценным для иностранных артистов иметь русские имена. Можно назвать множество таких "русских", ни слова по-русски не говоривших. Во многих оркестрах появились русские музыканты и дирижёры. Начали учиться русскому языку. Участились переводы русской литературы на всякие языки. В театре всюду появилось русское искусство.
Русские выставки широко и победно прошли по всему миру. Окрепли и выросли культурные связи.

Мы, оказавшиеся в центре этих движений, можем свидетельствовать, как за последнее сорокалетие Русское искусство явилось прекрасным знаменосцем Русского Народа. Много написано на всех языках за это время о Русском Искусстве. Много превосходно написано. В этих писаниях справедливому летописцу надлежит зорко разобраться. Кое-что окажется недостаточно осведомлённым, кое-что тенденциозным, кое-что ошибочным, даже из добрых намерений. Во всём этом обширнейшем материале нужно справедливо разобраться, ибо всё, даже и в ошибках невольных, всё-таки служило победе Русского искусства во всех его областях.

Такая летопись должна быть выполнена. Она составит замечательную страницу Русской Культуры. Может быть, такой достоверный летописец уже и трудится. А если ещё нет, то пусть появится. В смятении событий многое теряется, забывается. Немало чего уничтожено и зверскими бомбами. Но победное шествие Русского Искусства должно быть справедливо освещено и заботливо описано, В нём явлено большое историческое событие. О великих победах русских будут и великие летописи. Должна быть и летопись о победе Русского Искусства.

Искусство есть знаменосец народа.

1 Февраля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
___________________________________________________


ЛОНАК

Бутанский раджа Дорже с женою едут в Тибет по случаю особых молений - 24 Февраля наступает Лонак, чёрный год. Весь тибетский год от 24 Февраля 1944-го по 24 Февраля 1945-го пройдёт под бедственным знаком чёрного года. При этом имеется в виду не Тибет только, но всё человечество. По древним традициям исчисляется знаменательный год.

Жаль, что многие старинные книги Тибета так трудно получить. Тибетские нотабли охотно обещают прислать многое интересное, но затем 'за горами, за долами' всё забывается. Письма идут медленно, а то и вовсе не доходят.
Вот знаете, наверно знаете, где именно имеются нужные книги, но на письма нет ответа. О Гесэре есть книга в Калимпонге, но владелец её кому-то дал её почитать, да и забыл, кому дал. Всё может случиться, хотя книги Тибет и бережёт и хранит. Ни тибетец, ни монгол книгу наземь не бросит, чтит слово книжное.

Много чего в их книгах старинных чужаками ещё не прочтено, не изведано. Постоянно приходится слышать новые подробности 'Гесэриады'. Можно слышать о священных пещерах в Пиренеях, о Пресвитере Иоанне, о великане Полифеме, о Бругуме самые неожиданные отклики.

В одном из Амдосских монастырей на стенописи изображён Московский Кремль! Разве не удивительно? Лхаса будто прежде называлась Гота - откуда-то так слышали старые миссионеры-католики. Откуда сие?
Менгиры напоминают о чьих-то незапамятных хождениях. Нетронуты недра Тибета. К его нагорьям устремлялось воображение многих народов. Но хранилища крепки. Клады Тибета захоронены. Разве удалось британцам в 1904 году прикоснуться к скрыням? Ничего, ничегошеньки не увидали непрошеные гости. А уж как им хотелось урвать самое сокровенное! Нет, с оружием не пройдешь.

7 Марта 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995г. (Архив МЦР)
___________________________________________________


ЛЮБИТЕ РОДИНУ

Накануне Нового Года повелительно скажем: любите Родину! Скажем словами великого Гоголя. Они были произнесены ровно сто лет тому назад. Не устарела мысль Гоголя. Не устарел его полнозвучный язык. Народ чтит Гоголя, и нет такого угла в русских просторах, где бы молодое сердце не внимало заветам любимого мыслителя. Слушаем:

"Для русского теперь открывается путь, и этот путь - есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и всё, что ни есть в России...

Но прямой любви ещё не слышно ни в ком, - её нет-таки и у вас. Вы ещё не любите Россию: вы умеете только печалиться да раздражаться слухами обо всём дурном, что в ней ни делается; в вас всё это производит только одну чёрствую досаду да уныние. Нет, это ещё не любовь, далеко вам до любви - это разве только одно слишком отдаленное ещё её предвестие. Нет, если вы действительно полюбите Россию, у вас пропаёет тогда сама собою та близорукая мысль, которая зародилась теперь у многих честных и даже умных людей, то есть будто в теперешнее время они уже ничего не могут сделать для России и будто они ей уже не нужны совсем; напротив, тогда только во всей силе вы почувствуете, что любовь всемогуща и что с нею можно всё сделать. Нет, если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей; не в губернаторы, но в капитан-исправники пойдёте, последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмёте, предпочитая одну крупицу деятельности на нём всей вашей нынешней бездейственной и праздной жизни. Нет, вы ещё не любите Россию. А не полюбивши России, не полюбить вам своих братьев...

Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства".

И через сто лет дала Русь ответ: "Вперёд, вперёд, вперёд! Во благо человечеству!"

31 декабря 1944 г.
Н.К. Рерих "Из литературного наследия", М. 1974 г.
____________________________________________


МЯСИН

Пишет Мясин:
'Дорогой Николай Константинович,
Сердечно благодарю Вас за присланные эскизы 'Князя Игоря'. Для меня был большой праздник получить их. Золотая гамма неба прекрасна, она горит торжеством России, отражаясь на глубоких тонах непреклонных половцев.
Я убеждён, что возобновление этого балета в таком прекрасном толковании его явится искренней радостью для всех тех, кто знает и умеет ценить настоящий Русский Балет.

Теперь у меня явилось сильное желание возобновить также 'Весну Священную'. Моя первая мысль была воспользоваться материалом, который сделан в 1929 году Лигой композиторов, но, к сожалению, его больше не существует.

Могу ли я попросить Вас сделать новые эскизы? Если это возможно, я бы хотел иметь лишь одну декорацию и несколько эскизов мужчин, женщин, девушек и избранницы.

Я планирую сделать эту постановку летом 1945 года, и, если бы я мог получить Ваши эскизы в будущем Мае, было бы чудно. Как и для 'Игоря', так и для этой постановки я позабочусь о деловой стороне в момент её выполнения".

Прекрасно, если Мясину удастся возродить Дягилевский балет. Сейчас Мясин завоевал прочное положение, и ему доступно созвать полезных деятелей. В дни трагического 'шапочного разбора' искусство должно сказать повелительное слово. Уже полпоколения земля нервничает и дичает в Армагеддоне. Культура изуродована, творчество пресечено. Нельзя думать, что сперва можно отравить человека, а потом преподать ему основы Культуры.

Положение таково, что печатное слово замирает, издания усыхают, и всё поступательное является несвоевременным. По старой поговорке - 'Судьба книги претворяется в голове читателя'. Но если на темя читателя дом обрушился, то и судьба сложится особая. Пусть героическое творчество напомнит человечеству о Мире, о Великом Мире, живущем там, где обитает истинная Культура.
Привет Мясину.

8 Ноября 1944 г.
Рерих Н.К. "Из литературного наследия". М.1974 г.

'КНЯЗЬ ИГОРЬ'. 1944.
Эскизы костюмов и декораций к опере А.П.Бородина:
 
  
 

Девушка с розой. 1944. Эскиз костюма к опере А.П.Бородина 'Князь Игорь'.
Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/х (кр.) .
Музей Николая Рериха, Нью-Йорк.
 
  
 

Полонянка. 1944. Эскиз костюма к опере А.П. Бородина 'Князь Игорь'.
Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/х(кр.) .
Музей Николая Рериха, Нью-Йорк.
 
  
 

Кончак и девушки. 1944. Эскизы костюмов к опере А.П.Бородина 'Князь Игорь'. Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/х (кр.).
Музей Николая Рериха, Нью-Йорк
 
  
 

Половецкие воины с луком. 1944. Эскизы костюмов к опере А.П.Бородина 'Князь Игорь'. Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/х (кр.) Музей Н.Рериха, Нью-Йорк.
 
  
 

Половецкий воин с саблей. 1944. Эскизы костюмов к опере А.П. Бородина 'Князь Игорь. Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/х (кр.) Музей Николая Рериха, Нью-Йорк.
 
  
 

Половецкий стан. 1944. Эскиз декораций к опере А.П. Бородина 'Князь Игорь'. Картон, темпера. 30,5 х 45 см. Справа внизу монограмма: Р/Х (кр.)
Музей Николая.Рериха, Нью-Йорк.
__________________________________________


НА ВЫШКЕ

"На вышке бывает холодно, - рассказывал наблюдатель, - так пронзительно холодно, а шевелиться нельзя. Делаешься не человеком, а мохнатым комом хвои на вершине косматой сосны. Не знаешь, неужели в этом полузамершем бездействии заключена важнейшая задача?!

Тоненький, неживой проводок напоминает о напряжённом действии там, внизу, за лесом. Там чьё-то ухо должно ловить мои краткие указания, будет верить им. Может быть, тысячи людей будут спасены единым словом. Если оно, это жданное слово, не придёт, то и без него самое молчание окажется кому-то спасительным.

Но пока холодно на вышке. Точно забытый, точно покинутый, точно ненужный! Шальной снаряд может скосить и всю сосну и охапку защитной хвои. Тогда-то дела совершатся и без провода. Может быть, ещё лучше совершатся, а вышка окажется вообще ненужной. Тягостно чувство ненужности.

Кто знает, не ушли ли вообще? Не переменилось ли вообще построение? Не забыли ли об одинокой вышке? И знаю, что не забудут, знаю, что вышка эта очень нужна. Но холодно на вышке. Ветер пронзителен...

Балагуры грегочат: "Эй вы, аисты на крыше! Мы тут гранаты кидаем, а вы шишками сосновыми бросаетесь". Засмеют, не понимают значения вышки. Не знают, как одиноко на вышках.

Забытые! И знаешь, что нужен, а всё же подчас накипает какая-то ненужность. Поди уговори себя, что и в молчании держишь нужнейший дозор..."

Много вышек в жизни. Многие нужнейшие держатся дозоры. Приносится неотложная польза. Только при всём том бывает на вышках одиноко. Слышите ли? Отзовётесь ли?

Великая годовщина. Три года войны. Три года героических подвигов. Три года народных испытаний и преуспеяний. Победы, русские победы гремят. От Гималаев сердечный привет Народу Русскому.
 
  
 

н.К. Рерих. Эверест. 1944.

22 июня 1944 г.
Н.К. Рерих, "Из литературного наследия". М. 1974 г.
_____________________________________________


НЕ БОЛЕЙ!

"Не болей! Придётся для Родины много потрудиться".

Вот уже более полувека это напутствие звучит. Так ясно помню зал Академии и густую толпу народа. Он всё же увидал и через головы властно приказал. Он умел мощно послать благой приказ [О. Иоанн Кронштадский - ред.].

Вот и трудимся. Все мы трудимся именно для нашей любимой Родины. Знаем, что такие труды не по сердцу многим, не любящим Народ Русский. Немало претерпели мы всяческих козней. Но ведь и враги полезны. Они - как точило для меча. А то чего доброго ещё заржавеет оружие.

И болезней за полвека было немало. Пугали тяжким исходом, но приказ звучал, и воля не ослабевала. А сколько опасностей было пройдено! И тонули и замерзали - чего только не было. Но воля не ослабела. А сколько клеветы и вражеских подкопов, ограблений, но воля не слабела. Шли трудными перевалами. Иногда казалось, что уже не взойти выше, но высота оказывалась преодолённой. Иногда на узком карнизе над пропастью скала словно бы отталкивала от себя, но всё же шли, и карниз оставался позади.
Кружилась голова в реке с быстро мчавшимися льдинами, но смотрели поверх в спасительную даль.

На всех путях встречались добрые люди. Сами подходили - добром поминаем. В странах, претерпевших от нашествия, живы ли друзья? Привет им!
 
  
 

В Праге на картине "Св. Сергий" была надпись: "Дано Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. При князе Дмитрии, при Минине и Пожарском и теперь". Перед самым нашествием друзья сокрыли эту надпись и в последнем письме известили об этом сокрытии, теперь скоро откроют, если только вообще что-либо уцелело от вандалов. Сергиевы картины в Чехословакии, в Югославии, в Америке, в Индии.

Отстоял Народ Русский и свою Землю и земли многих народов. Славянское братство, ещё недавно забытое, опять ожило. Не болей. Превозмогай, чтобы увидеть дни великие, да будет!

9 октября 1944 г.
'Московский Комсомолец', 8 октября 1969 г.
_________________________________________


НЕИСПРАВИМЫЕ

Американское радио сообщает важнейшую новость: Рузвельт со времени войны пролетел пространство более, чем от земли до луны. Неисправимы!
Слушатели недослышали и переспросили: "На луну улетел?" "С луны свалился?". Во дни мировых неслыханных потрясений по миру несётся весть о луне! После этого все почтовые лётчики начнут вычислять, сколько раз они на луну слетали. Положим, Рузвельт - калека безногий, и этим можно засчитывать его полеты. Но ведь и Черчилль уже облетел его.

Вообще радиосообщения требуют внимательной редакции. Иногда наряду со спешным известием передаётся такая никчёмная историйка, что диву даёшься, кто же пустил её по ветру? Всему миру на удивление! И с печатным делом всё ещё трудно совладать, а радиоволны особо требуют бережности. Куда только не занесут они жданную весть!

Да и музыка должна быть избраннее. Иногда заревёт такой джаз, что рука сама тянется закрыть волну. Ведь молодёжь учится на пространственных наставлениях. Думает она, что всё посылаемое в пространство избрано как наилучшее, достойное подражания.

Вообще, что делать с новейшими открытиями? А самолеты понесли бомбы, радио заревело...Сообщения должны быть служебны, и правда и точность вовсе не нужны. Бумага терпит такое унижение, какого раньше, пожалуй, и не бывало. Впрочем, бумага вообще кончается.

Всё гуманитарное кончается, не в моде. Просвещение отставлено на какое-то будущее райское время. А пока одичание? Пока что изобретён особый самолет без пропеллера, значит, почти бесшумный. То-то можно подкрасться, да и ухлопать побольше. Неисправимы!

Призраки "шапочного разбора" не дремлют. Черчилль предлагал французам перестать быть французами и взять английские паспорта. Де Голль в Алжире предал военному суду пятьсот французских министров, генералов, губернаторов, администраторов. Можно представить, сколько миллионов французов будет судимо во Франции! В Югославии - Тито и Михайлович. С поляками неладно. Финляндия мечтает о великой Финляндии с Мурманском, Карелией, Ленинградом!!! Рузвельт бухнул астрономический бюджет в полтриллиона! Греки просят короля не возвращаться. Радио всякое такое сообщает.

16 января 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)
____________________________________________________


ОТВЕЧАЮ

Дорогой Игорь,
Рады были мы получить Твою добрую Апрельскую весть. Шла она кружно через Вашингтонское посольство, через нашу АРКА, и наконец долетела в Индию в наш горный Наггар. А в Индию мы причалили уже - двадцать лет тому исполнилось. Конечно, Письмо Твоё, о котором Ты поминаешь, не дошло - вообще многое теряется.

Ты пишешь о приезде нашем. Думается, сейчас должны собраться все культурные силы, чтобы приобщиться к общей восстановительной работе после всех зверских немецких разрушений. И мы все четверо готовы потрудиться для блага Родины. Сношений мы не прерывали, каждый в своей области. Так и скажи друзьям-художникам. За это время много чего наработано и изучено. В Индии, кроме моих гималайских картин, останутся и русские картины: 'Александр Невский', 'Ярослав Мудрый', 'Новая Земля', 'И открываем', 'Борис и Глеб', 'Нередица', 'Новгородцы'. Пусть и такие вестники русской культуры живут. Здесь так много друзей всего русского! Да и везде их много. Блистательными подвигами Русь со всеми народами Союза показала всему миру, на какие высокие достижения способен народ. Мы были рады, что удалось и в Красный Крест вложить нашу лепту. Кроме того, Вашингтонское посольство переслало в ВОКС мой манускрипт 'Слава" в пользу Красного Креста, но о дальнейшем ничего не знаю.

Слушаем московское радио. Радуемся Твоим преуспеяниям. Как хорошо Ты сказал о культурности русского воинства. Воин - охранители Культуры - как это прекрасно! Елена Ивановна часто поминает Твою супругу - очень она ей понравилась - привет! Привет всем друзьям. Итак, помни, что мы готовы потрудиться вместе - клич кликните! Пиши, и прямо: Наггар, Пенджаб, Брит[анская] Индия и через Америку - двойным путём вернее дойдёт. Потрудимся во славу любимой Родины.
Сердечно.

26 Июля 1944 г.
Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1996. Т.З
__________________________________________


ПЕЧАЛЬ

Я писал Вам очередное письмо, когда пришла Ваша горестная телеграмма. Конечно, бывают частые ошибки, и на этом основаны многие повести. Горестно, горестно подумать, если бы такая жестокая судьба коснулась такого славного мальчика. Бывает при массовых боях, что всякие подсчёты оказываются далеко не точны. Но групповая карма, проявляющаяся на войне и при бедствиях, неумолима, как бурный поток. С другой стороны, так много однофамильцев. Так или иначе, но всё это ужасно, и мы потрясены. Мы так любили милого Спенсера и часто душевно его поминали. Горя, горя-то сколько! В надземном мире лучше.

Теперь - очередное, ранее написанное. Писем Ваших за эти недели не было. Пределы цивилизации! В американских журналах сообщается о новом счастливом изобретении: "механический композитор"! Куда же дальше идти? И машинка недорого стоит - всего три доллара. Теперь радио сообщает, что посевы при помощи тракторов в отношении урожая не оправдали ожиданий, не превзошли ручную работу. Можно усмотреть много пределов цивилизации. В разных областях встают эти показательные вехи-предупреждения.

Друзья, без Культуры не прожить. Одною машиною не возвыситься. Так во всех областях. И на луну самолет не нанять. Даже самые прозаичные астрономы начинают широко мыслить. И напрасно смеялись над Фламмарионом и над Круксом. Помню его лекцию о мировоззрении великана и карлика. Хорошая ли у Вас теперь секретарша? Без секретаря невозможно, по себе знаю. Последняя библиография всего бывшего в печати прервалась на 1936-м (она у Вас есть). А ведь с тех-то пор сколько распылилось!
Каждый год, когда сотня, когда и две сотни всяких выявлений, и всё это рассыпалось. А самому укладывать все эти накопления и скучно, да и недосуг. Каждый час что-нибудь делаешь и задумываешь. Плачевно - отсутствие холста. Присланные два куска достаточны для четырёх картин.
А затем? Вот и бумаги уже не достать. Из нескольких магазинов отказали, и то уже все черновики пишем на обратной стороне старых конвертов и писем. Нет ли у Вас ещё двух-трёх отчётов АРКА? Пришлите ещё маленькую монографию "Корона Мунди" - ведь от Вас сюда книги идут, только отсюда нельзя. Как крокодил в цирке: от головы до хвоста три аршина, от хвоста до головы - два с половиной. Теперь всюду такая сумятица, что и не узнать причины и следствия. У нас бывали престранные эпизоды. Письма вместо Наггара посылались в Нагпур. Вместо нашего адреса писался адрес далёкого штата. Такое уже время армагеддонное!

Продолжайте запрашивать ВОКС. В отчёте АРКА помяните всё, что Вы посылали в Москву: и американскую кантату (небось, композитор обижается, оставшись без ответа), и манускрипт "Слава" в пользу Русского Красного Креста, и материалы о Римском-Корсакове, и о Сталинграде, и статью для журнала "Славяне". Также помяните речь Уида об АРКА, напечатанную в калькуттском журнале "Дон оф Индия". Если Мясин согласен, то и о его балетном проекте можно помянуть, всё-таки таким образом его добрые намерения будут зафиксированы. Ведь он теперь участник АРКА, и каждое полезное предложение может быть отмечено. Впрочем, как он хочет.
Памятуя, что АРКА не политическая, но культурная ассоциация, пусть всё культурно полезное будет отмечено. В ВОКС потом пошлите. Может быть, там люди меняются, ведь Вы отмечали быстрые перемены.

Скоро Святослав едет по поводу выставки. Утомительные поездки в жарких городах. Вспоминали мы, как в Бароде на выставку шли такие тысячные толпы, что двенадцать стражей не могли водворить порядок, и, наконец, этот поток сбил с ног Святослава. Вот так популярность! Известили, что 1 Декабря приступлено к печатанию "Химавата" в Аллахабаде. Таким путём часть записных листов зафиксируется, но ведь это лишь малая часть. Здесь один критик поместил меня в группу экспрессионистов - Ван Гог, Матисс, Мунк, Рерих. Забавно, если собрать всякие бывшие определения.

Каун умер, жаль, что он всю жизнь пошатывался - то так, то этак! А ведь у него бывали отличные статьи. Его перевод статьи Андреева здесь опять появился в двух журналах. Удивительно, как усох прежний список почётных советников. Прямо никого не осталось. Хорошо, что у Вас добрые отношения с Роквел Кентом - большой художник. Скажите ему мой привет, часто о нём вспоминаю. Прилагаю для Вашего архива хронологию выставок, бывших здесь. Так у Вас сохранятся даты и последнего времени.

ТАСС прислал ещё пачку "Известий", и там доклад Комиссии о разрушениях в Павловске, в Петродворце (Петергофе) и в Пушкине. Как уничтожено и искалечено всё сокровище русское! Можно ли зачинить все вандализмы? Ведь даже лучшая реставрация не передаёт красоту оригинала. И где всё увезённое? И как вернуть? Как возместить? И всюду там мы ходили, любовались, а теперь там мрачные развалины. Вот прогресс человеческий!
Вот культурные ассоциации и должны неутомимо твердить об истинных сокровищах, о нерушимом достоянии народном. Через все трудности несите Свет Культуры. Ведь вихри и смерчи повсюду. От друзей, в рассеянии сущих, нет вестей. Переживайте горя и беды - в этом подвиг. Бодро встречайте последний ярый год войны. Душевный привет всем труженикам за Культуру.

15 декабря 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)
__________________________________________________


ПОДИВИТЕСЬ

Прочтите статью Крымского о пан-турецких вожделениях. Вспомните, что сие началось с "лёгкой" руки Мольтке уже век тому назад. Вспомните, как умный Кемал остерегал своих неразумцев от таких гибельных увлечений.

Подивитесь, что ещё сейчас, в прошлом году, вопреки событиям Турция допускает непотребные печатные словеса. Не боится последствий. Не стыдится, что соседи прочтут эти угрозы. Точно бы Турция не дорожит добрососедскими отношениями.

Не делаю выписок из статьи Крымского ("Большевик", Июнь 1944) - сами прочтите и подивитесь. Где же ты, мир? Великий творческий добрый мир? Где же соизмеримость? Где же Культура? Пора из-за кустов лес увидать.
Всякие обветшалые понятия пора отставить. Иначе в чём же будет заветное "вперёд", о чём так много говорится теперь?

Не в машине одной, не в долларе-идоле, не в крахмальном вороте, но в пан-человеческих отношениях забрезжит доброе будущее. Не туркам бы говорить. Не задираться бы им, получившим драгоценный дар - Чарокский край, Каре, Ардаган... Ведь дары не должны быть опорочены. Каждое право утверждает последствия опорочения дара.

Нельзя сетовать лишь на некую неразумную кучку. На что же тогда правительство? Или оно негодно в своей слабости или оно потакает безумцам? Только теперь турецкое правительство начинает арестовывать безумцев. Не поздно ли? От всяких конференций не продохнуть, а воз Культуры и поныне там, где был.

Много косогоров, луж и выбоин! Путники помогают друг другу среди трудностей пути. На ночлег даже случайные сопутники стараются мирно устроиться.

Еженедельник "Вся Индия" просил весть к их годовому выпуску. Послал наш старый девиз о культурных ценностях и приписал: "В лучах благословенного будущего брезжит великий мир. Но мир живёт только там, где обитает истинная Культура. Друзья, отставьте все воспоминания прошлого и воскликнете вместе с героическим русским народом: "Вперёд! Вперёд! Вперёд!"

20 октября 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)
____________________________________________________


ПОСПЕШИМ

От Вас не было вестей, впрочем, последнее письмо было от 28 Июня - значит, и следующего ещё не могло быть. Дни полны событиями. Развязка войны приблизилась. Значит, и новое будущее приблизилось. И в самые трудные дни будем твёрдо мыслить о светлом будущем. Мы всегда о нём знали.

По-видимому, консул в Карачи даст инвойс, и пакет будет Вам послан воздухом прямо в Карачи. Заказным пакетом я выслал Вам пять листов (декорации и костюмы) к 'Весне Священной' для Мясина. Прилагаю здесь копию моей Декларации - может быть, она Вам потребуется. Вы писали, что менее ста долларов не нуждаются в консульском инвойсе - значит, теперь инвойса не нужно. На почте пакет приняли без возражений - будем надеяться, назад не вернётся.

Когда будете передавать Мясину 'Весну', напомните ему, что идея этого балета была моя, и потому я получал в Париже гонорар не только как художник, но и как либреттист. Последний такой гонорар получил в Париже по моей доверенности Святослав. Как Вы знаете, 'Весна' посвящена мне, так значилось и на нотах. Всё это любопытно, ибо впоследствии
Стравинский где-то писал, что всю идею этого балета он задолго видел во сне. Вдова Нижинского где-то уверяла, что Нижинский видел ранее во сне этот балет. Итак, получилось какое-то таинственное царство 'снов'. Вот как бывает! В моём записном листе 'Зарождение легенд' я вспоминал эти житейские курьёзы. Но не мешает напомнить Мясину истину - может быть, он под каким-то ложным впечатлением. Само собой разумеется, что я тревожу старые воспоминания лишь ради истины, а вовсе не для гонорара либреттиста. Вероятно, Мясину для Мексики потребуются правильные биографические сведения, пожалуйста, дайте ему.

Из Аллахабада сообщают, что они готовы немедленно издать 'Химават', если только удастся достать разрешение на бумагу. В отчёте АРКА можете помянуть, что в прессе Индии прошли мои следующие статьи, посвящённые русскому народу: 'Подвиг', 'Киев', 'Новгород Великий', 'Горький', 'Толстой и Тагор', 'Напутствие' (Гоголь), 'Пушкин', 'Россика', 'Русская женщина', 'Талашкино', 'Державин', 'Мусоргский', 'Дягилев', 'Театр',
'Культура', 'Московский Художественный Театр', 'Станиславский', 'Монголия', 'Любители искусства', 'Подземные сокровища', 'Крылья Победы', 'Сибирь', 'Слава', 'Русское искусство'.
Все эти очерки появлялись в различных изданиях, а иногда по два, по три раза, и таким путём множество читателей было осведомлено и творились друзья русского народа. Ведь Культурная ассоциация должна проявляться повсюду. Пусть верные зёрна дают добрый урожай! Посылаю Вам прекрасную статью Ильи Эренбурга ('Правда') 'Мысли о будущем'. Все мы порадовались. Тоже пригодилась бы она для АРКА. Вот нашей милой Валентине перевести бы её! И в Америке и в Индии такая статья принесёт много пользы. Знают ли люди о постоянной выставке в АРКА? Новые друзья придут. Был ли Базыкин? Впрочем, у них теперь столько заседаний и комиссий!

От Б.К. по-прежнему ни слова. Неужели визит Д. пропал без пользы? Как у Вас-то? Думаем и жалеем. Но события поспешают. Да, да, да, скажите друзьям наши душевные приветы.

[1944 г.]
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1995 г. (Архив МЦР)
_____________________________________________________


ПОСЫЛКИ

Приятная нежданность - пришёл от Вас целый пакет московских брошюр. Говорю 'нежданность', ибо он был так долго в пути, что мы уже потеряли надежду получить его. Брошюры хороши: 'Александр Невский', 'Москва', 'Русские женщины', 'Осуждение вандализма' - наконец-то додумались осудить варварство. Наконец-то подумали о сокровищах народных. Спасибо, большое спасибо за присылку. А тут ещё ТАСС прислал 'Красную Звезду' за несколько месяцев. Значительные статьи Эренбурга, Толстого, Шолохова, Тихонова. Всё это так отвечает последним русским победам! Слушаем о них с радостью и с гордостью за великий Народ Русский. А вот и ещё хорошая присылка! Пришли от Фриче девять книг 'М[ира] О[гненного]'. Значит, от Вас сюда книги доходят.
Спасибо, большое спасибо.

Пришло хорошее письмо Брэгдона. Спасибо ему от меня. Он, конечно, не знает, что нам отсюда сейчас трудно посылать. Он читал Конлана и очень хвалит. Кстати, Вы спрашивали, насколько могут журналы цитировать книги? По прежним законам, чуть ли не треть, лишь бы с указанием откуда. К сожалению, последнее обстоятельство плохо соблюдается. Сколько раз приходилось жалеть, что полезная цитата, хотя и в кавычках, неизвестно откуда взята. Бывало и так: целиком перепечатывались мои очерки без указания автора, а одна книга Е.И. была перепечатана на Дальнем Востоке без имени автора. Всяко бывало!

Заботит, дойдут ли вовремя эскизы для Мясина и вообще дойдут ли? Его задание нужно поддержать. Что случилось со 'Славою'? Если даже знаем, что она была послана и дошла, это ещё не все. Хотелось бы знать, что с ней сделали, - это очень важно.

Иногда спрашивают о судьбе некоторых картин моих. Меньше всего я сам о них знаю. Где 'Рассказ о Боге', где 'Три радости', где 'Волокут волоком', где 'Знамение' (оно было в Кишиневском Музее), где 'Ростов Великий', где... да много таких странников! Вот какая-то нелепость вокруг 'Дел человеческих'... Где 'Языческое' - оно было в Загребе, в Музее? 'Святые гости' были в Белграде, а теперь? Словом, если услышите о чём - запишите.

Пришла Ваша телеграмма о предположенной операции С.М. Обычно эта операция не считалась опасной и производилась при местной анестезии. Наш врач здесь перечислял много наблюден┐ных им случаев прекрасного исхода. Вот и у старого Шк[лявера] такая же операция дала отличные следствия. Понимаем Ваше волнение и шлём лучшие мысли. Как подвигается русский язык Дедлея и Уида? Главное - разговорная речь и возможность чтения. Мы видели здесь отличные достижения после нескольких месяцев разговора. Пусть будет Вам всем хорошо! Пусть приходит к Вам новое и полезное. Преуспевайте во славу великого дела Культуры.

21 Апреля 1944 г.
Рерих Н.К. 'Листы дневника', т. 3. М., 1996г. (Архив МЦР)

*****************************************************************************

ЭСКИЗЫ КОСТЮМОВ И ДЕКОРАЦИЙ к балету "ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ":
 
  
 

Девушки с гирляндой цветов.1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Воины с луком. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Звездочёт (Жрец). 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Плясуны в медвежьих шкурах. 1944. Картон, темпера. 30,5 х 45 см.
 
  
 

Эскиз декорации к балету Весна священная. 1944.Картон, темпера. 30,5 х 45 см.