Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СТИХИ Н.К. РЕРИХА

1918 г.

******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

Письмена (1918)
Бездонно 1.VII. 18.
Благодать
В толпу
Веселися 13.03.18.
Властитель ночи
Как люди 14. IV.1918.
Капли. 29.03.18.
Напрасно
Оставил
Повторяешь
Свет
Улыбка твоя
******************************************************


БЕЗДОННО

Ты, Могущий, везде и во всём.
Ты пробуждаешь нас к свету.
Нас усыпляешь во тьме.
Ты ведёшь нас в блуждании.
Идти неизвестно куда понравилось
нам. Три дня мы блуждали,
с нами огонь, оружье, одежда:
Кругом много птиц и зверья,
чего же нам? Над нами закаты,
восходы, пряный ветер душистый.
Сперва шли широкой долиной.
Зелены были поля.
А дали были так сини.
Потом шли лесами и мшистым
болотом. Цвёл вереск. Ржавые
мшаги мы обходили. Бездонные
окнища мы миновали. Держались
по солнцу. Затучилось. Слушали
ветер. На влажную руку ловили
волны его. Стих ветер. Поредели
леса. Пошли мы кряжем
скалистым. Белою костью всюду
торчал можжевельник, светлыми
жилами массы камней сдавились
в давней работе творенья. Сползали
уступами. За грядами утёсов
ничто не виднелось. Темнело,
ступенями великанова храма
спустимся ниже. Тучи. Стало
темно. Снизу застлались
туманы. Ступени всё круче и
круче. С трудом мы сползали
на мох. Нога внизу ничто
нащупать не может. Здесь мы
ночуем. На мшистом уступе
подремлем до утра. Долгая
тихая ночь. Просыпаясь, слышим
лишь свист неясных полётов.
Вой далёкий дрожит равномерно.
Засветился восток. Застлали
туманы долину. Остры, как лёд,
синими глыбами сгрудились
плотно. Мы долго сидели вне
мира. Пока туман разошёлся.
Поднималась над нами стена.
Под нами синела пропасть
бездонно.

1. VII. 1918
***********************************

БЛАГОДАТЬ

Дар мой прими, милый друг!
Трудом и знаньем я накопил
этот дар. Чтобы отдать его,
я сложил. Я знал, что отдам
его. На даре моём наслоишь
радости духа. Тишина и покой.
Среди восстания духа в дар
Мой твой взор устреми.
А если хочешь слуге приказать
Дар принести, ты его назови
Благодать.
1918
******************************************

В ТОЛПУ

Готово моё одеянье. Сейчас
я маску надену. Не удивляйся,
мой друг, если маска будет
страшна. Ведь это только
личина. Придётся нам
выйти из дома. Кого мы
встретим? Не знаем. К чему
покажемся мы. Против свирепых
щитом защищайся.
Маска тебе неприятна?
Она на меня не похожа?
Под бровями не видны
глаза? Изборождён очень лоб?
Но скоро личину мы
снимем. И улыбнёмся друг
другу. Теперь войдём мы
в толпу.
1918
*******************************************


ВЕСЕЛИСЯ

За моим окном опять светит
солнце. В радугу оделись все
былинки. По стенам развеваются
знамёна света. От радости
трепещет бодрый воздух. Отчего
ты не спокоен, дух мой? Устрашился
тем - чего не знаешь. Для тебя
закрылось солнце тьмою. И поникли
танцы радостных былинок.
Но вчера ты знал, мой дух,
так мало. Так же точно велико
твоё незнанье. Но от вьюги было
всё так бедно, что себя ты
почитал богатым. Но ведь солнце
вышло для тебя сегодня. Для тебя
знамёна света развернулись.
Принесли тебе былинки радость.
Ты богат, мой дух. К тебе
приходит знанье. Знамя света
над тобою блещет!
Веселися!
13. III. 1918
*********************************************


КАК ЛЮДИ

Ты удивлён? Ты не знаешь чем я
опечален? Небрежный слуга ларец
мой с камнями толкнул. Грани
камней смешались в ларце.
Ещё вчера камни светились
в страшном порядке. Но теперь
камни смешались. Грани разбились,
исчезли глубины камней. Свет
потускнел. Пропала улыбка
кристалла. Порядок граней
нарушен. Не пытайся ларчик
встряхнуть. Снова долгим
трудом, под внимательным
глазом, камни переложи. Вновь
сомкни их ряды. Они в стройном
сомкнуться значеньи. Будут камни
как люди.
14. IY. 18.
*******************************************


КАПЛИ

Твоя благодать наполняет
руки мои. В избытке льётся
она сквозь мои пальцы. Не удержать
мне всего. Не успеваю различать
сияющие струи богатства. Твоя
благая волна через руки льётся
на землю. Не вижу, кто подберёт
драгоценную влагу? Мелкие брызги
на кого упадут? Домой не успею
дойти. Изо всей благодати в руках,
крепко сжатых, я донесу только
капли.
29. III. 18.
******************************************

НАПРАСНО

Не видно знаков священных.
Дай глазам твоим отдохнуть.
Знаю, они утомились. Закрой
их. Я за тебя посмотрю. Скажу
о том, что увижу. Слушай!
Вокруг нас та же равнина.
Седые кусты шелестят.
Озёра сверкают.
Безответно замерли камни.
Блестят в лугах сияньем
холодным. Холодны тучи.
В морщинку сложились. Ушли
бесконечно. Знают, молчат и
хранят. Птицы не вижу.
Зверь не бежит по равнине.
По-прежнему нет никого.
Никто не идёт. Ни одной
точки. Путника - ни одного.
Не понимаю. Не вижу. Не знаю.
Глаз свой ты напрягал бы
напрасно.
1918
*******************************************


ОСТАВИЛ

Я приготовился выйти в дорогу.
Всё, что было моим, я оставил.
Вы это возьмёте, друзья.
Сейчас в последний раз обойду
дом мой. Ещё один раз
вещи я осмотрю. На изображенья
друзей я взгляну ещё один раз.
В последний раз. Я уже знаю,
что здесь ничто моё не осталось.
Вещи и всё, что стесняло меня,
я отдаю добровольно. Без них
мне будет свободней. К тому,
Кто меня призывает освобождённым,
я обращусь. Теперь ещё раз
я по дому пройду. Осмотрю ещё раз
всё то, от чего освобождён я.
Свободен и волен и помышлением
твёрд. Изображенья друзей и вид
моих бывших вещей меня
не смущает. Иду. Я спешу.
Но один раз, ещё один раз
последний я обойду всё, что
оставил.
1918
***************************************


ПОВТОРЯЕШЬ

Замолчал? Не бойся сказать.
Думаешь, что рассказ твой
я знаю, что мне ты его
уже не раз повторял?
Правда, я слышал его
от тебя самого не однажды.
Но ласковы были слова,
глаза твои мягко мерцали.
Повесть твою ещё повтори.
Каждое утро в сад мы выходим.
Каждое утро ликуем мы
солнцу. И повторяет свои
дуновения ветер весенний.
Солнца теплом ты обвей
свою милую повесть.
Словом благоуханным,
точно ветер весенний, в
рассказе своём улыбнися.
И посмотри так же ясно,
как всегда, когда повесть свою
повторяешь.
1918
*********************************************


СВЕТ

Как увидим Твой Лик?
Всепроникающий Лик,
глубже чувств и ума.
Неощутимый, неслышный,
незримый. Призываю:
сердце, мудрость и труд.
Кто узнал то, что не знает
ни формы, ни звука, ни вкуса,
не имеет конца и начала?
В темноте, когда остановится
всё, жажда пустыни и соль
океана! Буду ждать сиянье
Твоё. Перед Ликом Твоим
не сияет солнце. Не сияет
луна. Ни звёзды, ни пламя,
ни молнии. Не сияет радуга.
Не играет сияние севера.
Там сияет Твой Лик.
Всё сияет светом его.
В темноте сверкают
крупицы Твоего сиянья.
И в моих закрытых глазах
брезжит чудесный Твой
свет.
1918
********************************************


УЛЫБКА ТВОЯ

На пристани мы обнялись и простились.
В волнах золочёных скрылась ладья.
На острове - мы. Наш - старый дом.
Ключ от храма - у нас. Наша пещера.
Наши и скалы, и сосны, и чайки.
Наши - мхи. Наши звёзды - над нами.
Остров наш обойдём. Вернёмся
к жилью только ночью. Завтра,
братья, встанем мы рано.
Так рано, когда ещё солнце
не выйдет. Когда восток
зажжётся ярким сияньем.
Когда проснётся только земля.
Люди ещё будут спать.
Освобождёнными, вне их забот,
будем мы себя знать. Будем
точно не люди. К черте подойдём
и заглянем. В тишине и молчанье.
И нам молчащий ответит.
Утро, скажи, что ты проводило
во мраке и что встречает опять
улыбка твоя.
1918
*****************************************











Властитель ночи. 1918. Сюита "Героика". Дерево, масло. 71,4 х 77,3 см.
Музей Николая Рериха, Нью-Йорк.

Властитель ночи

Должен Он придти - Властитель ночи.
И невозможно спать в юрте на мягких шкурах.
Встаёт Дакша, и встают девушки.
И засвечивают огонь. Ах, томительно ждать.
Мы его призовём. Вызовем. Огонь жёлтый, и юрта
золотая, и блестит медь. Начинается колдовство.
Пусть войдёт Он, желанный.

Придёт ведунья. И зажжёт травы.
И вспыхнет зелёный
огонь. Надежда!
И ожидание. Но молчат тени, и нейдёт Он.
Ах, бессильны добрые слова. Пусть войдёт та,
злая. И бросит красные травы. И заволочёт туманом
стены. И вызовет образы. И духи возникнут.
Кружитесь. И летите в пляске.

И обнажитесь. Откройтесь. И мы удержим образы
возникшие. И сильнее образы, и багровее пламя.
Ах, приди и останься. И потянулась и обняла
пустое пространство. Не помогло красное пламя.
А вы уйдите. И оставьте меня. Здесь душно.
Пусть тухнет огонь. Поднимите намёт.
Допустите воздух сюда.

И вошла ночь. И открыла намёт.
И вот она стоит на коленях.
Ушёл приказ. Ушло волхование.
И тогда пришёл Он, властитель.
Отступила Дакша. Замирая. И опустилась.
Он уже здесь. Всё стало просто.
Ах, так проста ночь. И проста звезда утра.
Он дал власть. Дал силу.
И ушёл. Растаял.
Всё просто.
Н.К. Рерих
1918 г.