Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ, ЗАПИСАННЫЕ Н.К. РЕРИХОМ

ЖАЛЬНИК, МЕСТО СОСТРАДАНИЯ
 
ЖАЛЬНИК, МЕСТО СОСТРАДАНИЯ
 
  
 

Н.К. Рерих. Жальник. 1915.

На высоких склонах Алтая старые сосны и ели заняты мирным общением. Они знают много - эти горные леса. Они стоят в изумлении перед снежными хребтами гор. Их корни знают, какие богатства, какие неисчислимые минеральные сокровища хранятся в каменных глубинах гор для будущего процветания человечества.
И корни этих гигантских деревьев нежно обнимают серые камни. Эти камни являются 'местом сострадания'.

Кто знает, кто положил их сюда? И кто видел людей, благоговейно распростёртых у подножья этих каменных нагромождений? Слышал ли этот народ о будущих богатствах этой страны? Знали ли они о Звенигороде, Городе Колоколов? Были ли они теми, кто постиг сагу о реке Катуни, о событиях, произошедших на берегах этой реки, которая катит огромные камни с Белой Горы, Белухи?
Были ли эти люди поселенцами или странниками?

Старая бабушка Анисья знает кое-что об этом месте.
Она приходит сюда сказать свои моления и заклятия. Не бойтесь! Она не колдунья, она не шаманка. Никто не должен говорить плохо о бабушке Анисье. Но она знает много драгоценных вещей. Она знает целебные травы; она знает заклятия, которые как молитвы; она научилась им от своей бабушки. Столетие назад эти же камни и этот же лес стояли здесь, как сейчас.
 
  
 

Н.К. Рерих. Ведунья. 1916.

Бабушка Анисья знает заклятия против всех зол. Никто, кроме неё, не знает, что кирик - камень из гнезда удода - лучшая защита против измены. Никто, кроме неё, не знает подходящее время, чтобы найти такое гнездо и достать камень.

Она может рассказать вам, как тяжелы теперешние времена, и что вы спасётесь только заклятиями. В наше время надо помнить три заклятия:
Первое из них от врагов, от воров и злых людей. Второе - не забудь! - от смертного оружия. Третье - помни крепко! - от молнии, от всех громов небес и земли! Гром земной гремит, и небесные силы поднимаются.

Помни первое:
'На море, на океане, на острове Буяне стоит железный сундук, и в железном сундуке лежат ножи булатные. Подите вы, ножи булатные, к нашему супостату, рубите его тело, колите его сердце, чтобы он воротил покражу, всё выдал, не утаил. Будь ты, ворсупостат, проклят моим сильным заговором в землю преисподнюю, за горы Араратские, в смолу кипучую, в золу горючую, в тину болотную, в бездонный дом.

Будь прибит осиновым колом, иссушен суше травы, заморожен пуще льда, окривей, охромей, ошалей, одеревеней, обезручей, оголи, отощай, с людьми не свыкайся, не своею смертью помри'.
Вы видите, какими мощными силами владеет бабушка Анисья! Кто может устоять против таких заклятий!

И она не только не говорит резким голосом, но также держит она в руке ещё тонкую палочку и, когда она говорит о смерти врага, она ломает эту палочку, так же, как должна быть сломана жизнь её злого противника. И никогда он не узнает, от какого холма, от какой горы пришла эта непобедимая сила.
Второе заклятие - против оружия. Каждый воин должен знать это заклятие. Слушай и запоминай!

'За дальними горами есть море железное, на том море есть столб медный, на том столбе медном есть пастух чугунный, а стоит столб от земли до неба, от востока до запада, завещает тот пастух своим детям: железу, укладу, булату красному и синему, меди, свинцу, олову, серебру, золоту, пищалям и стрелам, борцам и бойцам большой завет:
Подите вы, железо, медь и свинец в свою мать-землю от ратного человека, а дерево к берегу, а перья в птицу, а птицы в небо сокройтеся, а велит он мечу, топору, рогатине, ножам, пищалям, стрелам, борцам быть тихими и смирными.

А велит он не давать выстреливать на меня всякому ратоборцу из пищали, а велит схватит:, у луков тетивы и бросить стрелы в землю.
А будет моё тело крепче камня, твёрже булата, окрута - крепче куяка и кольчуги.

Замыкаю свои слова замками, бросаю ключи под бел горюч камень Алатырь.
А как у замков смычи крепки, так мои слова крепки'.
Никто не захочет быть в положении заклятого врага. Какое оружие может помочь против этого всесильного заклинания! Сам Белый Пламенный Камень, Великий Алатырь служит свидетельством этой неизменной силы. И снова не только слова летят в пространство, но бабушка Анисья держит четыре камня в руках и бросает их на четыре конца земли.
Но третье заклинание самое грозное. Оно от молнии, от громов небес и земли:
'Свят, Свят, Свят! Седый во грому, обладавый молниями, проливый источники на землю. Владыко грозный! Сам суди окаянному дьяволу с бесы, а нас грешных спаси.
Ум преподобен, самоизволен, честь от Бога, отечеству избавление ныне, и присно, и во веки веков.
Боже страшный, Боже чудный! Живый в Вышних, ходай во громе, обладай огнём! Боже чудный! Сам казни врага своего диавола; всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь'.

Это - самое мощное. Высочайшая небесная сила призвана. Из горного потока бабушка Анисья берет пригоршню чистой воды и брызгает в пространство. И сверкающие брызги, как небесные молнии, окружают заклинательницу.

Заклятия кончились. И сила уходит от бабушки. Она становится маленькой и согнутой. И маленькая старушка уходит за холм. От жальника - места сострадания - к озеру у подножья горы, через поля пшеницы, в дальнюю деревню идёт она. Не для себя приходила бабушка издалека вызывать высокие силы. Бабушка посылала заклятия всем людям, дальним воинам, новой жизни. Но она также молилась за неизвестных, замолкнувших, которые похоронены под камнями и корнями сосен. Она приносила священное масло для святых. Потому что на самой высокой сосне в коре вырезана старая икона, и говорят, что икона появилась сама.

На вершинах Алтая, на хребтах Урала, далеко, на самых холмах Новгорода, высятся еловые и кедровые рощи. Издалека-далёка можно видеть их тёмные шапки. Под корнями елей великим трудом собраны камни. Прекрасные места! Древние места! Как они оказались здесь? Были ли это неизвестные пилигримы, которые их построили? Были ли это монголы? Был ли это Царь Грозный? Или же они со времён смуты? Или от войн и вторжений чужестранцев? Все они однажды появлялись здесь.
И хранящие молчание лежат, похороненные здесь. Лежат тихие, покойные, никому немедомые деды. Молитесь за них!
За известных и неизвестных, за воспетых и невоспетых, за легендарных и простых...

'Жальники', места сострадания - так названы эти прекрасные места молчания. Они также называются Дивинец-диво-город. Дивинец, место чудное, звучит с восхищением. Но 'жальник' место сострадания - ближе сердцу. В этом выражении есть много любви, деликатного жаления, так много покоя и слов вечных. Гигантские сосны охраняют это место своими могучими ветвями. Только верхушки шелестят. Ниже - тишина и тень. Седой можжевельник. Только две или три былинки травы. Повсюду черника и сухая хвоя. Высоко на сосне сидит старый ворон. Он настолько стар, что у него когти не только на лапах, но даже на крыльях. Поскольку мы смотрели на него с благоговением, как на доисторическую реликвию, он упал замертво. Камни установлены рядами и в круги. Все они напоминают морены ледникового периода. Белые, сероватые, фиолетовые, голубоватые и почти чёрные. От Востока до Запада можно видеть эти камни, покрытые белым лишайником. Повсюду седой мох. Повсюду древняя седина. В седине спят 'тихие'. В белом - 'покойные'.
О, через какие страдания они прошли! Свидетели многому они были. Знают мудро и без смятения!
'Как на небесах, так и на земле'. Как вверху, так и внизу. Что было, то будет опять.

Н.К. Рерих, сб. 'Шамбала'. 1930 г.