На главную   Содержание   Следующая
 
РЕРИХ ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ

1901 г.
Иван Лазаревский

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ РЕРИХ
 
Кто хоть сколько-нибудь присматривался к развитию русской живописи, не мог не заметить, что за последние годы на академических Весенних выставках появились картины, которые по своему содержанию, а главное, по исполнению, не могут быть отнесены ни к пейзажу, ни к историческим картинам, ни к жанровым при современном понятии этой классификации, словом, - появились картины совершенно нового направления в искусстве. По верному замечанию одного из лучших наших художественных критиков, М. Далькевича (ж. 'Искусство и худ. промышл.' 1899), 'в этом направлении чувствуется стремление сгладить и смягчить различие между отдельными видами живописи и привести всё к одному типу'. Самым видным из художников, в чьих картинах проводится это направление, является молодой художник и археолог Николай Константинович Рерих, с деятельностью которого я и хочу познакомить читателя в настоящем моём очерке.
 
  
 

Н. К. Рерих родился в 1874 году. Влечение к рисованию он почувствовал не так рано - лишь в последних классах гимназии. Окончив гимназию, он поступил в Университет на юридический факультет и в то же время в Академию художеств, где его принял в свою мастерскую А. И. Куинджи, куда собрались художники и жанристы, и пейзажисты.

В 1897 году Рерих получил уже звание художника за картину 'Гонец: восстал род на род'. Эту картину купил П. М. Третьяков для своей знаменитой галереи. Предполагалась целая серия картин 'Начало Руси', выполнить которую одобрял П. М. Третьяков, но ко времени написания второй картины этой серии П. М. Третьяков скоропостижно умер и, благодаря этому, серия распалась.
 
  
 

Н.К. Рерих. Гонец ("Восста род на род"). 1897.

Картина 'Гонец' сразу упрочила репутацию начинающего художника. По тихой, словно застывшей реке, при не совсем ясном освещении чуть занимающегося утра - ещё один рог луны виднеется над лесом - скользит утлый челнок с гонцами. Один из них стоит на корме, управляя веслом, другой же сидит около носовой части лодки; на его пожилом лице видна какая-то серьёзная дума, да и вся его фигура с опёршимися о колени руками полна раздумья. И как не раздумывать, когда везёшь такую важную весть своим сородичам, что 'восстал род на род'. Над самой рекой высятся домики славянского посёлка такой характерной и оригинальной древнеславянской архитектуры. Эта картина невольно уносит ваше воображение в стародавние, чуть не сказочные времена. Удивительно хорош в 'Гонце' колорит. В 'Новостях' 1897 г. (? 309) г. С. Д. правильно характеризует эту картину и её колорит: 'В ней есть сказочность, интерес в диком лубочном пейзаже и, главное, красота общего тона, такого фантастического и прекрасно подходящего к сюжету'.
Вторая картина предполагавшейся серии 'Начало Руси' - была картина 'Сходятся старцы'. Выставленная в 1899 году на академической Весенней выставке, она обратила на себя ещё большее внимание, чем 'Гонец'. В 1900 году она экспонировалась на Всемирной выставке в Париже. В настоящее время картина 'Сходятся старцы' поступила в московский 'Исторический музей'.
 
  
 

Н.К. Рерих. Сходятся старцы. 1898.

'Старцы' земли новгородской сошлись под вековой раскидистый дуб, к священному костру - посоветоваться о каких-то важных, неотложных делах. Действие происходит и на этой картине ранним утром: только начало рассветать, ещё солнце не показалось из-за горизонта. У подножья дуба - таинственный идол, конские черепа окружают его. А вокруг дуба расселись 'старцы' и ведут беседу; один не подоспел ко времени и, спеша, подходит, опираясь на резной посох.
Но лучше всего объясняет эту картину поэтичная былина, принадлежащая перу художника:

'За дальним Перуновым озером,
В заповедном от дедов урочище
Стоит над яром высокий дуб.
Любил Сварожич то дерево,
А славяне ильменские чтут его.
Место вокруг дуба утоптано.
Горит под дубом святой огонь,
К дубу сходятся родичи:
"Стоять ли земле без хозяина?"
Старцы земли Новагорода
Сойдутся под дубом раскидистым.
Ворон на дубе не каркает,
На небе заря разгорается -
Скоро Ярило покажется -
Засияет, блеснёт красно солнышко -
И проснётся земля Святорусская'.

Написана эта картина широким свободным письмом - вблизи её нельзя рассматривать, но когда поглядишь на неё с небольшого расстояния, она производит превосходное впечатление. Я не могу удержаться и не привести отзыв одного из критиков - М. Далькевича - об этой картине - отзыв, к которому ничего больше и не прибавишь: 'Написана она широко и грубо, -говорит он, - нет ничего яркого, отчётливого, выделенного, выпуклого - всё в ней серо, неопределённо. Такой же широкой, неопределённой и грубой рисуется в нашем воображении и эта седая старина, яркость образов которой теряется в туманной дали веков'. В картине 'Сходятся старцы' как нельзя ярче выразилась характерная особенность таланта Н. К. Рериха - удивительное уменье передать в своём произведении дух изображаемой эпохи, захватить зрителя, заставить его перенестись мысленно в ту далёкую старину. Некоторые из любителей и ценителей живописи нападали на Н. К. Рериха, упрекая его в том, что в картине 'Сходятся старцы' рисунок слишком эскизен и неясен. Мне кажется, что эти наветы на художника не совсем основательны. Правда, в этой картине рисунок несколько эскизен, нет строго намеченных резких линий; но иначе и быть не может, иначе исчезнет то настроение, которое хотел передать художник и которое так ему удалось.
 
  
 

В следующем, 1900 году, сначала на конкурсе в Поощрении художеств, а потом на Весенней в Академии появилась новая картина Н. К. Рериха - 'Поход'. Она вызвала в печати и в публике ещё большие толки, чем две первые. Эта картина представила поход в таком изображении, которое публике незнакомо. Нет ни стройных рядов хорошо вооружённых, в блестящих доспехах воинов, не видно развевающихся по ветру знамён и стягов, нет смело гарцующих полководцев. Ничего этого нет. А тянется серая толпа, не яркая, не картинная толпа воинов, а толпа оторванных от земли, от сохи и семьи мужиков. Все они вооружены, чем Бог помог: кто с деревянным щитом за спиной да с копьём и луком, кто просто с копьём, а вон воин, тот и топором удовольствовался; все они в лаптях да в онучах, в заплатанных посконных штанах и рубахах, в грубых армяках, в старых помятых шишаках. Они идут вялой толпой, то кучками, то по одному. Они идут, но мыслями, видимо, далеко от похода - погнали, значит так надо, рассуждать не приходится - думами они дома, у занесённых снегом избушек с оставленными семьями и родными. Слева остановился на громадном коне, тяжёлом и могучем, старый витязь, и поглядывает на своё покорное, разношёрстное войско.

Н. К. Рерих с обычным своим талантом и мастерством прекрасно справился со своей задачей и вполне сумел передать в картине то впечатление, которое желал, а именно - впечатление древнего русского похода... Написана картина, по моему мнению, хорошо. Особенно удался художнику пейзаж картины - и крутая горка, на которую взбираются полчища, и долина справа, внизу поросшая дремучим лесом, порой прерываемая озёрами, и небо с яркой, поразительно верно схваченной полоской света на горизонте, на которой так рельефно выделяются воины у перевала горки...

Но и за эту картину многие порицали художника, приводя на вид то, что картина эта написана ещё эскизнее, так сказать, чем 'Сходятся старцы', и что колорит её несколько темноват. Соглашаясь отчасти со вторым недостатком картины, никак не могу согласиться с первым. 'Поход' написан нисколько не эскизнее 'Старцев', но там общий колорит гораздо темнее и потому и кажется, что в 'Походе', при более ясном колорите, рисунок вышел ещё эскизнее. Я уже имел случай заметить, говоря о 'Старцах', что будь у Рериха более ясный, сухой рисунок, давай он резко определённые линии форм, ему бы никогда не достигнуть такой передачи впечатления, какой он достигает при своём эскизном рисунке. То же надо сказать, понятно, и о 'Походе'.

'Гонец', 'Сходятся старцы' и 'Поход' - это крупнейшие произведения Н. К. Рериха. Из более мелких его работ должны быть отмечены: этюдная работа 'В греках' - пред вами старый варяжский воин в кольчуге, опирающийся на секиру; его изрытое шрамами лицо указывает на то, что витязь не раз бывал в кровавых стычках и боях, - а также 'Утро богатырства киевского'. Замечу, что существует ещё работа 'Вечер богатырства киевского', но о ней сейчас не буду говорить, так как увидеть её мне не удалось. 'Утро богатырства киевского' - очень удачный эскиз декоративной фрески. Помните слова былины ('Илья Муромец и Святогор'):

'... ложился Святогор в чудный гроб,
И принял он себе смерть великую;
Тут простился Илья с богатырём
И поехал во раздольице чисто-поле...'
 
  
 

Н.К. Рерих. Утро богатырства киевского. 1897.

Момент отъезда Ильи Муромца, после прощания с своим ратным товарищем, и изображён на этом удачном эскизе.

Вообще, во всех работах художника видна горячая любовь к родной старине. Характерны в этом смысле собственные слова художника в его статье 'Из варяг в греки', помещённой в ж. 'Искусство и худ. промышленность' (1899 г.). Он пишет, что в старину 'с любовью отделаны все мелочи, изумляешься им теперь в музеях и, тщетно стараясь оторваться от теперешней практической жизни, робко пробуешь воспроизвести их - в большинстве случаев неудачно, потому что полные кичливого, холодного изучения, мы не даём себе труда постичь дух современной этим предметам искусства эпохи, полюбить её - славную, полную дикого простора и воли'.

'Когда вас охватывает историческое настроение, - читаем дальше в той же статье, - словно при встрече с почтенным старцем, невольно замедляете походку, голос становится тише и, вместе с чувством уважения, вас наполняет какой-то удивительный покой... Старина, притом старина родная, ближе всего человеку'.

В статье 'Искусство и археология' в том же журнале за 1898 год находим следующие интересные слова Н. К. Рериха: 'Как-то особенно звучат для нас отзвуки минувшего. Со страниц летописи веет чем-то величаво-спокойным; время отбрасывает все подробности и детали, складывая облик, полный художественной правды, общей всем векам и народам. Как вода прозрачным слоем и сверкающими струйками покрывает отвратительные черты трупа, изменяя их ужасное выражение даже до привлекательности - так и время влияет на событие...'

Взгляд Н. К. Рериха на современное искусство - взгляд, полный светлых надежд (в статье 'К природе' - 'Новое время' 1901 г.).

'Мы, - пишет он, - отбрасываем всякие условности, забываем недавнюю необходимость смотреть на всё чужими глазами и хотим стать к природе лицом к лицу, в этом индивидуальном стремлении приближая наше время, вернее сказать, близкое будущее к одной из хороших прошлых эпох, - к эпохе Возрождения. Художники настоящего времени горячо стремятся к передаче природы; стараются они взглянуть на природу, на жизнь глазом индивидуальным, и в разнообразии их воззрений передаваемая природа начинает жить. Истинное упрощение формы (без символического шаблона и академической утрировки), восхищение перед лёгким решением задачи приближения к впечатлению природы, прозрачность фактуры - именно высокая техника, даже незаметная в своей высоте, - все эти основания лежат в корне новейших художественных стремлений всех родов искусства'.

Прекрасно дополняют эту мысль следующие слова из очерка Н. К. Рериха 'Художники' ('Петер, вед.' 1900 г.). 'Мне кажется, - пишет он, - при новом направлении доселе разгороженные понятия жанра и пейзажа во многом сольются и задача пейзажная получит особое значение, ибо вне условий пейзажа, т. е. вне условий воздуха, вне условий природы нельзя представить никакого предмета, будет ли он трактоваться в закрытом помещении или под небом. В своём служении природе современные художники делаются ярыми пантеистами, они видят человека не царём природы, а частью её, почитают его и отводят ему место такое же, как и прочим подробностям мироздания... Теперь надо брать ниже, надо вызвать известное настроение, песнь природы...'

Я нарочно привёл столь крупные выдержки из статей Н. К. Рериха, потому что в этих выдержках как нельзя более выпукло обрисовался его внутренний художественный облик.

В настоящее время Рерих заканчивает работой картины оригинального, фрескообразного характера, воспроизводящие древнюю Русь. Но о них слово - впереди, когда мы увидим их на выставке.

В заключение не могу не пожелать, чтобы Н. К. Рерих когда-нибудь систематично ознакомил публику с целой серией картин 'Начало Руси', к которым, как я уже заметил, относятся 'Гонец', 'Сходятся старцы' и 'Поход', и чтобы это осуществилось в скорейшем, по возможности, времени.

Новый мир. 1901. 15 сентября. ? 66 (18). С. 328-331. Портрет: с. 328. Иллюстрации: с. 328,330,331 - из этюдов Н. К. Рериха; с. 329 - 'Гонец: восстал род на род', 'Сходятся старцы'; с. 330 - 'Поход'; с. 331 - 'Утро богатырства киевского'.
_____________________