Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
МОНОГРАФИИ О Н.К. РЕРИХЕ

Н.З. Панов
НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ РЕРИХ

*******************************************************************
 
Туманная эпоха жизни славянства до призвания князей составляет трудную задачу для историка. Устное предание, послужившее материалом для более поздней - летописи - оставило лишь слабые намёки, по которым приходится воссоздавать ис-торию древних славян.

Мы знаем о расчленённости славян на множество племён, о постоянной борьбе их между собой за землю, о непрерывной воинственной защите их от нападения хазаров, печенегов, угров - защите, ради которой враждующие племена на время соединялись, чтобы потом, отразив общего врага, опять враждовать и воевать между собой.

Мы знаем, что быт древних славян был глубоко-патриархальный, что все дела вершились стариками, мнение которых пользовалось уважением, а слово их было закон.

До нас дошли мало определённые сведения о религиозных верованиях и обычаях наших отдалённых предков. До Владимира Киевского, т. е. до христианства, - история народа и жизнь его не записывались.
Мы знаем, что славяне отыскивали храмы для своих божеств всюду, где условия природы пробуждали молитвенное настроение. Их верования сливались с природой, могучие силы которой обожествлялись нашими предками. И природа была необозримым храмом, в котором они отправляли свои молитвы и приносили жертвы своим божествам. Возвышенный холм, тенистая роща, таинственный дуб, широко раскинувший свои ветви, - всё это во всякое время могло быть превращено в храм.

Но все эти наши сведения отрывочны и неясны; чтобы создать из них картину последовательных событий, историк, помимо знания фактов, должен обладать способностью своими умственными очами проникать в глубь времён и из разрозненных обрывков и намёков создавать целое.
Но каким живым и могучим воображением нужно обладать, чтобы, собрав скудные осколки неясных сведений о быте, нравах и верованиях народа, создать полные глубокого смысла, цельные, яркие картины жизни отдалённого прошлого, картины, в которых перед нами встают живые люди со всеми характерными особенностями давно минувшего времени, отдалённого от нас веками.

Когда художник изображает древность такою, какою она ему представляется, недостаточно, чтобы он обставил её атрибутами эпохи (такие опыты бывали не раз), нужно, чтобы он заставил нас поверить, что жизнь в те далёкие времена была именно такою и иною не могла быть. А для этого нужно, чтобы он сам жил тою жизнью, чтобы он проникся настроением эпохи, переселился в неё своей творческой мыслью и показал нам её на полотне из того далека, куда может перенестись только живая деятельная фантазия истинного художника.

Едва ли найдётся другой художник, который достиг этого с такой полнотой и законченностью, как Н. К. Рерих.
Жизнь древних славян в его картинах является перед нами одухотворённой и живой. Глядя на эти картины, мы, вместе с их творцом, переживаем то настроение, в котором он создавал их, и вместе с ним как бы переносимся за тысячу лет назад.

Талантливый художник и искусный мастер, Н. К. Рерих нашёл для своего творчества богатое подспорье в русской археологии, которой он редкий знаток. Развитие его дарования шло у него рука об руку с научным образованием, что, надо сознаться, составляет редкое явление среди художников вообще.
 
  
 

Картины, снимки с которых мы здесь помещаем, являются характерными для его творчества. 'Княжая охота' - сама по себе ясна и не требует объяснений. Впереди виден стремительно убегающий 'красный зверь', преследуемый собаками и мчащимися за ними всадникам! Трубят рога, притаилось и дрожит от страха зверьё в ближнем лесу...
 
  
 

Другая картина - 'Идолы', это и есть тот древнеславянский храм, который мог быть воздвигнут на всяком месте, где является молитвенное настроение. Идолы стоят здесь случайно, хотя водружены прочно, обставлены кольями-подпорками, а развешанные вокруг черепа говорят о том, что на этом месте уже были принесены многие жертвы. Старик - может быть, жрец, а может быть, просто глава семьи или рода - внимательно глядит через изгородь. Сколько настроения в этих качающихся на волнах ладьях, уходящих, Бог ведает куда, может быть, на войну, уносящих, быть может, родных и близких старца...
 
  
 

'Сходятся старцы' - носители опыта и мудрости народа, сходятся для обсуждения общих дел, для решений глубоких и важных. Сходятся они под ветвями старого заповедного дерева, - тоже храм и тоже со следами уже принесённых жертв. В этом сходьбище чувствуется серьёзная дума, с сознанием ответственности за решение, которое будет принято. Это не вече - шумное, крикливое, допускающее проявление несдержанных страстей, это - спокойная, тихая, вдумчивая работа долголетнего опыта и житейской мудрости...
 
  
 

'Поход'. Это Русь собралась отражать врагов и защищать своё народное достоя-ние. Вооружённая, потянулась она в горы, таща за собой припасы, кто на коне, кто пеший. На первом плане - военачальник на белом коне. Белый конь и доныне остался неизменной принадлежностью военного героя в народной фантазии.

Упомянем о других выдающихся картинах Н. К. Рериха: 'Заморские гости' (собст. е. и. в. Государя Императора), 'Зловещие' (музей Александра] III), 'Город строится' (Третьяковская галерея), 'Соглядатаи', 'Заповедное место', 'Древняя жизнь' и др.

Картины появлялись на выставках: Академии художеств, 'Мира искусства', Союза русских художников в Москве и Петербурге, а также за границей в Сецессионах Берлина и Вены и на выставке в Праге.

Нельзя не упомянуть о прекрасной выставке его этюдов - памятников русской старины - в Императорском Обществе поощрения художеств в 1904 году, где Н. К. Рерих состоит секретарём Общества.

Живописное обозрение. 1904. 14 ноября. ? 46. С. 725-729; на с. 725 помещён ч/б фотопортрет Н. К. Рериха; с. 726 - ч/б илл. 'Княжая охота', 'Идолы'; с. 727 - 'Сходятся старцы'; с. 728 - 'Поход' ('Русь').