Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
П.Ф. Беликов

РЕРИХ
(опыт духовной биографии)

Продолжение 2
************************************************
 
Мы видим, как всю жизнь Елена Ивановна, Николай Константинович и их сыновья опирались на собственное сознание, искали ответы на свои вопросы в себе самих, зная, что их сознание НАПРАВЛЯЕТСЯ и питается энергией, посылаемой Учителем. Можно спросить, а как же тогда обстоит дело с Указами, о которых сказано, что их надо выполнять немедленно и неукоснительно? Но, во-первых, Указ надо услышать и самому правильно понять; во-вторых, Указы никогда не затрагивают личной кармы; в-третьих, Указы даются в исключительных случаях и только людям проверенным;
в-четвёртых, способ выполнения Указа остается выбирать получившему его. Так что Указ всегда только наполовину исходит от Учителя, другая половина должна быть добавлена самим сознанием ученика.

Например, после того, как Рерихи усиленно готовились из Лондона выехать в Индию, был Указ направиться в Америку. Рерихи не могли поверить ему отчасти потому, что он пришёл в виде приглашения Харше. Но у них была отнята возможность немедленно направиться в Индию. Это заставило ещё раз задуматься над приглашением, взвесить все обстоятельства и принять его. Таким образом, нарушения свободной воли удалось избежать. Ведь перед Рерихами были открыты и другие пути, гораздо более близкие - в Европу. Мы знаем, что его в это время приглашали в Париж. Имеется письмо Судейкина от 19 июля 1920 года. Вот оно:

'Здравствуйте, дорогой друг, Николай Константинович! Здесь мы живём дружно и есть проекты воскресить выставку 'Мир Искусства". Григорьев в Берлине, здесь Яковлев, Сорин, Реми, Гончарова, Ларионов; Стелецкий в Каннах. Только не хватает нашего председателя, который предпочитает холодного Альбиона Парижу, городу вечной живописи. С каким восторгом говорил о Вас недавно Ф. Журдён, председатель Осеннего Салона, вспоминая 'Половецкие пляски" и 'Священную весну".
Я думаю, Николай Константинович, что если Вы тронули глаза и сердца рыбоподобных 'бритов", то здесь Ваше имя имело бы более горячих поклонников и друзей. Приходите и правьте нами. Судейкин'.

Но Рерих не внял этому кличу 'приходить и править' и не поехал в Париж, который он знал и который знал его. Казалось, что вместо того, чтобы отправиться в далёкую и незнакомую Америку, гораздо проще было принять приглашение Судейкина и пойти проторенной тропой хорошо известного. Нет, Рерихи поняли, что был Указ ехать в США и, нимало не сомневаясь, направились туда.

По прибытии в Америку Рерих немедленно развил там интенсивную просветительскую деятельность, нисколько не сомневаясь в её успехе, причём не последнее место в этой деятельности заняла пропаганда русского искусства и русской культуры в целом. Так началось 'служение родине и человечеству'. Рерих приступил к реализации Указа - 'Помогите строить Мою Страну'.

Поездка в Индию не отменялась, а была лишь отодвинута. Об этом свидетельствует стихотворение Рериха 'Ловцу, входящему в лес'. По поводу его Рерих пишет Шибаеву из Америки: 'Перед отъездом из Чикаго мне было повторено о начинании и, кроме того, было дано 'Наставление Ловцу, входящему в лес". Юрик перепишет его для Вас. Вообще, мы ясно видим, почему я должен был до Индии побывать в Америке'. (25 июля 1923 года)

Как это часто бывает: всё значение Указа расшифровывается лишь после его выполнения. Так что между необходимостью немедленного выполнения Указа и собственным сознанием, которое действует 'питаясь всеми энергиями пространства', нет ни малейшего противоречия.

Кроме Указов, требовавших немедленного выполнения, Рерих получил также Наставления, в которых раскрывалась дальнейшая перспектива действий, связанных со Служением, давались советы и предупреждения. Примером такого наставления может слуить стихотворение 'Ловцу, входящему в лес'. Вообще подавляющее большинство стихов Рериха есть своего рода 'наставления' Старшего младшему. Напоминаем ещё раз, что не случайно они собраны в книге под названием 'Цветы Мории'. К сожалению, на это не обращают должного внимания даже самые рьяные поклонники 'Агни Йоги', для которых последняя начинается лишь с 1920 года. В 'Ловце' эта связь особенно ярко выражена и не оставляет места для сомнения, само начало уже перекликается со вступлением к 'Зову'.
Если в 'Зове' преамбулой служат строки: 'В Новую Россию Моя первая весть, ты, давший Ашрам, ты, давшая две жизни,- возвестите', то 'Ловцу' предваряют следующие строки:

'Дал ли Рерих из России -
примите.
Дал ли Аллал-Минг-
Шри-Ишвара из Тибета -
примите,
Я - с ним'.

В стихотворении Рерих уподоблён 'Ловцу', который принуждён охотиться в лесу. Этим даётся ясный намёк на то человеческое общество, где ему надлежит временно пребывать. Наметив себе 'большую добычу', он укреплял свои сети трудом, другими словами- 'руками человеческими'.
Здесь же следует предупреждение, что при малейшей ошибке, при неумении пользоваться орудием лова, есть опасность, превратиться из ловца в простого загонщика. Даются советы, какие качества нужно воспитывать в себе, дабы избежать этого. Необходимо быть всегда начеку и, почувствовав врага, нападать, а не защищаться, ибо 'сильны нападающие и бедны оправдывающиеся'. Мужество и знание, ради чего вышел на лов и что предшествовало этому (намёк на настоящее и прошлые воплощения), уберегут от ненужных огорчений. Так как:

'...И ты проходишь овраг
только для всхода на холм.
И цветы оврага - не твои
цветы. И ручей ложбины не
для тебя. Сверкающие водопады
найдёшь ты. И ключи родников
освежат тебя. И перед
тобой расцветёт вереск
счастья. Но он цветёт
на высотах.
И будет лучший загон не
у подножья холма. Но твоя
добыча пойдёт через хребет.
И пылая на небе, поднимаясь над
вершиной, она остановится.
И будет озираться. И ты не
медли тогда. Это твой час.
И ты и добыча будет
на высотах. И ни ты, ни добыча
не пожелаете спуститься
в лощину. Это твой час...'.

Как мы убеждаемся, слова эти оказались пророческими. Даже пожелав 'спуститься в долину', дабы закончить свою миссию, Рерих всё-таки умер в горах. 'Его час', его 'улов' оказался больше его земных достижений и не был ими омрачён.

Дальше мы узнаём, что вместе с Учителем шла подготовка к лову. Что нужно было познать океан жизни до того, как приступать к лову, и что Учитель наставлял его на это. Без руководства Учителя не было бы нужных достижений, но и Учитель без Ловца не познал бы радости счастливого лова. Так утверждалась ценность сотрудничества, в котором ученик и Учитель взаимно связаны, взаимно помогают друг другу.

Учитель выражает уверенность, что его ученик выполнит данное задание, несмотря на трудности пути, что он увлечёт за собою многих, даже не подозревающих о наличии Плана Владык:

'...Не разгласи о лове незнающим
о добыче. В час огорчения, в час
бедности они наймутся
загонщиками и через заросли
примут участие в лове...'.

Этому наставлению Рерих всегда следовал. Он не выпытывал у людей, во что они верят и как они верят. Для него существенным было, как они живут и что они делают. Потому тысячи 'загонщиков' шли за ним и, как знать, не станут ли они со временем тоже 'ловцами'? Для Рериха было не столь важным, что тот или иной сотрудник не разделял его мировоззрения. Да и много ли было таких, кто в полной мере возвышался до этого? Для него самым важным оставалось сознание человека относительно строительства Нового Мира, пригоден ли человек войти в него сам и поведёт ли за собою он других. Эта мера вещей преобладала в оценках Рериха и с этой мерой он подходил к людям.

Далее в стихотворении Рерих предупреждался о неизбежности циклов подъёма и упадка сил. Это - закон Космоса. Надо понять его и действовать осмотрительно:

'...Не внимай часам
утомления. В эти часы ты
не ловец. Ты - добыча! Вихрь
пройдёт. Промолчи. И опять
возьмёшь рог свой. Не опаздывая,
не бойся опоздать. И настигая
не оберни голову. Всё понятное
непонятно. И всё объясненное
необъяснимо. И где предел
чудесам?...'

Так делается понятие об относительности человеческих знаний, где каждая ступень открывает следующую, каждое понятое положение открывает непонятые, но вытекающие из него. Их всех надо пройти. Мало того, надо знать и считаться с тем, что многие проходят ступени, уже пройденные тобой, и многие находятся на [ступенях] тебе ещё недоступных. Нет предела чудесам, ибо перед тобой Беспредельность.

Завершается наставление утвердительными строками, обращёнными к Рериху, ибо он уже трижды призывался на работу Братства и знает радость выполнения долга:

'Знающий ищет. Познавший -
находит. Нашедший изумляется
лёгкости овладения. Овладевший
поёт песнь радости.
Радуйся! Радуйся! Радуйся!
Ловец!
Трижды позванный!'

Идти трижды позванному легче, чем простым смертным, так как он накопил в Чаше уже богатый опыт Служения. В Рерихах Учитель всегда был уверен, так как все они уже неоднократно призывались и их земные воплощения находились под наблюдением Владык.

Под 'Ловцом' стоит дата 15 апреля 1921 года. Книгу же 'Цветы Мории' замыкает, заключённая в квадрат, дата- 1920 год. Сама монограмма употреблялась Рерихом с 1910 года, о ней подробно сказано выше. Почему 1920 год, когда в книгу вошли стихи 1907-1921 гг.? Не исключено, что эта дата указывает на то время, когда была начата запись Учения, предназначенная для публикации (24 марта 1920 г.). Это ещё раз показывает на тесную связь стихотворений Рериха, включённых в сборник 'Цветы Мории', с Учением Живой Этики. Так что, с какой бы стороны мы не посмотрели, 'Цветы Мории' должны рассматриваться, как прелюдия к Учению. В них отражён буквально весь предварительный путь Рерихов, который является примером для каждого, кто стремится к познанию Истины.
Пройти путь надлежащим образом учит, именно, книга 'Цветы Мории', и в этом её забытая или не понятая с самого начала ценность!

Особенно это касается стихотворения 'Ловцу, входящему в лес', в нём мы находим те качества, которые необходимы для ученика: глубокое осмысление окружающего 'леса', присутствие в нём Учителя и вера в него.
Всё это Рерих передаёт в запоминающихся образах, ибо он знает о чём говорит и имеет право обращаться к себе от Имени Учителя. Это право он завоевал ещё в прошлых жизнях и мог вспомнить о них для того, чтобы и в настоящей - утвердить себя на избранном пути:

'...Но пойдёшь
ты вперёд, ловец! Всё
оставленное позади - не твоё.
И ты это знаешь так же,
как я. Ибо ты знаешь всё.
И припомнить всё можешь...'.

Рерих знал теперь о своих прошлых воплощениях. В письме к Шибаеву от 30 апреля 1922 года он пишет: 'Жена моя видит перевоплощения. На мне она видела 10 ликов. Особенно яркий китайский III века до P. X. и тибетский около 200 лет тому назад'. Он, трижды позванный, знал также по опыту прежних жизней, что нелегка задача, стоявшая перед ним. Ему предстояло сплотить, работников разных мировоззренческих и политических направлений, во имя единой человеческой культуры. Тут нельзя было прельститься лёгкой добычей. Каждый привлечённый сотрудник имел право и основание думать, что он служит 'Господу-Богу своему', и нужно было с этих позиций убедить его служить Единому для всего человечества.

Всё 'Наставление' является как бы повтором пройденного пути, напоминанием о прошлых достижениях, перед тем как пуститься в новую нелёгкую дорогу через 'лес' человеческих несовершенств. 'Лес' - это человеческое общество; в него надо было войти, чтобы исполнить поручение и успешно возвратиться на горные вершины с новой добычей. И, именно, так воспринял 'Наставление' Рерих, который каждое погружение в 'дела человеческие' считал необходимым условием подлинного служения, ибо только в 'лесу' скрывалась 'добыча'. Каждый дух, даже самыми высокими достижениями в прошлом, обречён на блуждание в текущем воплощении, ибо велик разрыв между мирами. И погружаясь в океан человеческого общества, Рерих знал, что в нём он найдёт тех, кто ждёт его и сразу примет слово Истины, как и тех, кто примет это слово через преломление временно существующих общественных формаций.

О том, что везде ждёт 'улов', так как нет на земле места, куда бы не проникала мысль и воля Владыки, Рерих говорит в неопубликованном стихотворении 'Дар', написанном им в Америке 22 января 1922 года:

'Мутны волны и бурно море.
Неужели здесь должен быть
наш улов? И здесь должны
мы закинуть сеть нашу.
Иначе лишимся пропитания
нашего. В жёлтые волны
бросили мы нашу сеть.
Вес её стал отягчаться.
Ах, сколько ила и грязи
соберёт наша бедная пряжа.
С трудом извлекаем наш
тяжёлый улов. Усмешка судьбы!
Она бросила нам все ненужные
вещи. Звёзды морские и мёртвые
крабы для еды непригодные.
Но среди хлама мелькнул
блеск чешуи. Господи, даже
среди мутного моря всё же
послал нам золотую
рыбку. Но мало того, среди
грязи мы находим
запечатанный ящик. Дома,
только там за порогом
мы раскроем его. Сладость
какая нести запечатанный
дар'.

Рерих находит 'запечатанный дар', то есть Слово Владыки даже среди бурного американского 'образа жизни', находит он в нём и верных сотрудников.

Сразу же по выходе книги 'Цветы Мории' из печати Рерих пишет Шибаеву: 'В Берлине только что вышла в пользу голодающих в России моя книга 'Цветы Мории". Просите выслать её Вам и, если можно, распространите в Лондоне. Эта книга издана по указанию Мастера'.
 
  
 

Повторяем, что Книга эта, несмотря на имя Учителя в её заглавии и более чем прозрачное предисловие, до сих пор остаётся не понятой. Слова предисловия: 'И мы знаем, что эта поэзия тайны, мужества и любви будет настольной книгой каждого русского и напомнит о долге утоления русского голода' - принимаются буквально. Как будто только о 'хлебе насущном' заботился Рерих для России и для этого придумал такое название своим стихам. Даже лица, принимающие Рериха за Посланца Белого Братства, неправильно истолковывают его стихи как не имеющие ничего общего с Учением Живой Этики. Например, приходилось слышать, такое мнение, что цикл 'Мальчику' есть ни что иное, как обращение Рериха к своим сыновьям.
Но тогда спрашивается, зачем было опубликовывать его? Да ещё в общем заголовке ставить Имя Учителя? Конечно, это не так. Вернее сказать, что каждый из нас является 'сыном' Владыки и каждому из нас Рерих передаёт в своих стихах опыт приближения к Учителю, опыт общения с Ним.

Стихи Рериха ещё нуждаются в переосмыслении. Только сопоставляя их с ростом своего духа, мы можем правильно понять их. Может быть тогда будет меньше 'панибратского' отношения к Учителям Востока' как и слепого поклонения. Они не нуждаются в нём и призывают лишь к сознательному сотрудничеству, основа которого - Любовь ко всему существующему. Но стихи Рериха показывают, какую гигантскую работу над собой следует проделать, чтобы принять участие в этом сотрудничестве. До того, как получить Весть от Учителя, многое надо продумать, прочувствовать, всесторонне подготовить себя к правильному пониманию действий Учителя, всегда направленных на общее благо, а не на благополучие отдельных личностей. И надо ещё учиться задавать Учителю вопросы и быть готовым получить или не получить от Него ответ, или получить ответ в форме загадки, которую разгадать удастся, может быть, много лет спустя. И только тогда, когда будет понято, что делается это не из прихоти Учителя, а из-за соблюдения Кармических законов, можно рассчитывать на регулярный диалог с Ним. Почувствовать близость Учителя можно лишь поняв разницу собственного, человеческого мышления и Космического мышления Владык, которые всегда имеют ввиду не отдельные проблемы, а весь комплекс проблем, связанных с эволюцией планеты. Вот почему сказано, что Посланцев Белого Братства можно одновременно обнаружить в двух враждующих между собою человеческих группировках. Ни одна из них не вмещает в себе эволюционные задачи полностью, но каждая в какой-то мере соответствует общему Плану эволюции. И пока человечество будет идти разными путями, на этих путях оно и будет получать помощь Владык. Но помощь эта, конечно, будет касаться лишь отдельных деталей, способствующих выбраться из человеческой ограниченности.

Точно так же отдельные личности могут получать и получают Указания из Мира Тонкого. Эти Указания будут напоминать об очередных задачах, об отдельных событиях, предупреждать об ошибках, направлять нас на истинные пути. Но беда, когда человек начинает считать, что эти пути показаны всем, что в следовании им заключено спасение человечеству. Они
важны только для нас и указаны нам для того, чтобы выкарабкаться из той ямы, куда завела нас наша неразумная деятельность. Потому далеко не всё, получаемое даже из Высшего Мира, является Истиною для всех, как далеко не каждый, кто получил в силу Кармических заслуг Весть или Предупреждение Владык, тем самым становится в приближение с Ними и может рассчитывать на постоянную связь. Подобных обольщений множество, и их труднее всего преодолевать. Ведь полученная Весть была истинной, а что часть истины гораздо опаснее, чем полное незнание, это не учитывается. Полного же знания по многим причинам нельзя было дать.
Просто человек не вместил бы его в силу своей ограниченности и наделал бы ещё больших бед, чем владея частью ис-тины. Из двух возможных бед, грозящих в случае непонимания, выбирается меньшая. Так выдача новых знаний человечеству всегда сопряжена с риском.

Рерихам также суждено было блуждать по 'лесу', но по своим кармическим связям они не могли заблудиться, как и все они могли ошибаться, но были гарантированы от предательства. С ранних детских лет все они находились под наблюдением и покровительством Учителя и не однажды, в прошлых жизнях, уже были 'позваны' на служение и в настоящем воплощении выполняли миссию Владык. Такое приближение в прошлых жизнях и поручение в текущем воплощении даёт право на установление постоянной связи с Учителем, на Его руководство. Но это не значит, что План Владык открывается им моментально во всех своих деталях. Происходит всегда поэтапное пояснение миссии. И это не из-за недоверия, не по-тому, что открыть его сразу же было бы опасно (дальние перспективы плана могут быть открыты и очень рано), а потому, что его выполнение зависит от свободной воли людей. Нельзя ни на минуту забывать о подвижности Плана, о многочисленных коррективах, вносимых в него по мере выполнения. Ведь в конце концов, всё зависит от воли людей, в их руках находится судьба планеты. И невозможно заранее сказать, во что она сложится и как придётся действовать, чтобы вовремя выступить со спасательным и, вместе с тем, не затрагивающим свободной воли вмешательством. Этого люди как раз и не допускают. Для них Влады┐ки (если есть вера в Них) одновременно являются и Пророками и сказанное Ими пятьдесят лет тому назад не подлежит пересмотру, хотя сами же люди в течение этого времени не только пальцем не шевельнули, чтобы пророчество исполнилось, но даже всеми силами противодействовали его выполнению. Они предписали свой собственный ход событиям и ставят себе в заслугу верность Слову, которого не послушались и которое уже заменено Другим. В Учении сказано, по этому поводу: 'Мы можем позвать, Мы можем показать картины соответственного направления, но применение Нашего Зова предоставлено доброй воле'. (ЛСМ, книга 2, ч. 2, VII, 18.).

И ещё: 'Что есть пророчество? Предуказание определённого сочетания частиц материи. Потому пророчества могут быть выполнены, но и испорчены непригодным отношением, совершенно как при химической реакции. Именно, это не могут понять люди, хотя вместили значение барометра. Можно пророчества разделить на срочные и бессрочные. Когда мы имеем дело со срочным пророчеством, значит, надо понимать все условия междусрочные. Большой срок состоит из малых сроков, потому правильно соблюсти малый срок. Нужно помнить, что тёмные работают над малыми сроками, пытаясь осложнить большой. Могут ли пророчества остаться невыполненными? Конечно, могут. У нас целое хранилище упущенных пророчеств. Истинное пророчество предусматривает лучшую комбинацию возможностей, но их можно упустить. Тема об исполнении пророчеств очень глубокая, в ней соединены кооперация и высшее знание духа'. ('Община',  24-25).

Выполнение Плана Владык как бы разделено на две части - стратегию больших сроков и тактику малых сроков. Очень много Указаний даётся по малым срокам, хотя их как раз реже всего выполняют. Следует ли в таком случае выдавать их? Не только следует, но и необходимо. Они стимулируют людей на более активные действия и создают в мире нужные предпосылки. Таким образом создаётся благоприятная атмосфера и какая-то часть Плана реализуется или переносится на будущее. От выполнения малых сроков зависят сроки большие, то есть уже стратегические. Предусмотренное ими должно быть выполнено более-менее полностью, передвижки возможны лишь во времени. Не касается это Планов Космического характера; их сроки непреложны, так как они связаны с эволюцией иных планет.

Большие сроки Плана выдаются гораздо реже и лишь в общих чертах, ибо их выполнение требует особых знаний и особенной преданности. Требуется при этом и мужество, так как надо не дрогнуть духом, наблюдая, как рушатся малые сроки, и менять тактику наступления. Для этого необходим уже не спонтанный контакт с Миром Тонким, а закономерный, основанный на приближениях во многих воплощениях. 'Для важных поручений Мы соединяем гармонических людей - их батарея особенно сильна'. (ЛСМ, книга 1, 1921, авг. 20.). Так Рерихи были соединены Учителем в единую семью, чтобы на большом отрезке времени показать людям План Владык в действии. Они не только знали малые и большие сроки, но и соотношение между ними, взаимосвязь большого и малого. Все изменения малых сроков ими учитывались и срок большой выполнялся с учётом этих изменений. Они являли пример Живой Жизни, а не мёртвых догм. В связи с этим хочется напомнить о неразумности попыток разъединить то, что было соединено самим Владыкой. Такие попытки уже делаются - начинаются обсуждения 'главенства' среди Рерихов. Теперь, когда трое из них уже покинули наш мир, а на четвёртого ложится задача продолжить их дело, среди 'рериховцев' находятся любители указывать, что и как надо делать, дабы достойным образом Учение Живой Этики входило в жизнь. Мы уже затрагивали вопрос 'старшинства' и сейчас скажем только, что Елена Ивановна одна не смогла бы выполнить порученное Ей, если бы не было Николая Константиновича и её сыновей. На всём протяжении их жизни шла общая работа, общее делание того, что можем назвать Претворением Плана Владык. А следовать за постоянным изменением, за постоянно вносимыми коррективами в этот План было нелегко. И эта тяжесть испытывается до сей поры. Мы знаем, как внимательно и с какой ответственностью следила Елена Ивановна за всеми событиями, как она прислушивалась к каждому явлению Тонкого Мира, сопоставляя его с явлениями здесь на Земле. Она знала, что один человек не в состоянии охватить всего происходящего в мире, что для эволюции используются тысячи источников, что во всех странах и на всех языках Земли звучит слово Истины. Знали это и все Рерихи, когда им было поручено распространение Агни Йоги как Учения синтетического, совмещающего в себе всё ранее сказанное и не претендующее что-либо зачёркивать. Также Агни Йога оставляет место и для всего нового, что должно ещё придти: 'Спросят - почему учение не имеет законченных положений? Отвечайте, ибо в законченности смерть'. Яснее и короче нельзя сказать.

Начало записям 'Живой Этики' было положено в 1920 году в Лондоне. Первоначально они носили отрывочный характер и лишь в Америке Елена Ивановна приступила к регулярным записям. Не исключено, что сначала записи делались только для себя и появились в результате специальных сеансов общения с Учителем. Когда записей набралось достаточно, пришло Указание издать их. Первое упоминание об этом имеется в письме Рериха Шибаеву от 31 мая 1922 года: 'Вчера нам было указано М. издать его message отдельной книгой - 'Листы Сада Мории' и сделать это через Вас в Риге',- пишет Рерих Шибаеву, который к этому времени переехал из Лондона в Латвию. Но обстоятельства изменились.
 
  
 

Книга была напечатана в Париже и помечена датой 1924 года, хотя 7 марта 1923 года Рерих сообщает Шибаеву: 'Сегодня же была принесена первая корректура Книги. Значит в апреле сможем послать её Вам, а за лето напечатаем в Берлине'. 23-го же сентября 1923 года Рерих пишет Шибаеву: 'Вчера послал Вам Книгу, остальные экземпляры вышлю с 'Адамантом". Вышлю и санскритское изречение - выдавая Книгу, наклейте изречения, закрывая им название типографии в Париже'. Книга была отпечатана в типографии 'Франко-Русская печать'. Очевидно, принадлежность типографии к определённой группировке могла быть для кого-то неприемлемой. Впоследствии Рерих указал, чтобы из книги была изъята первая страница с обращением: 'В Новую Россию Моя первая весть'. Слишком прямолинейно здесь было сказано, куда и через кого Учение даётся. Раскрывать это с первой же страницы было преждевременным, а в условиях Запада даже опасно. Кроме всего прочего, это могло отпугнуть многих нужных сотрудников. Не забудем, что в двадцатых годах взгляды всех духовно ищущих людей на Советскую Россию были в основном отрицательные. Между прочим, то же сделал Рерих в своей книге 'Цветы Мории', изданной в Нью-Йорке в 1929 году под названием 'Огненная чаша'. В ней были заменены строки: 'Дал ли Рерих из России - примите' - строками: 'Дал ли Рерих -примите', а предшествующие предисловию строки:

'Поверх всякой России есть одна
незабываемая Россия.
Поверх всякой любви есть одна
общечеловеческая любовь.
Поверх всяких красот есть одна
красота, ведущая к
познанию Космоса'.-

вообще в книге 'Огненная чаша' отсутствуют.

Таким образом, связь между даваемым Новым Учением и Обновлённой Россией на Западе не только до поры не подчёркивалась, но даже замалчивалась.

Книга 'Листы Сада Мории', распространённая в западных странах, начиналась с даты: 'Лондон, март 24,1920', с обращения Учителя к ученикам и Его Указом - оставить все предрассудки, мыслить свободно и не уходить от жизни.

В дальнейшем тексте есть много намёков и прямых указаний на то, какой стране и какому народу даётся Учение и что этот народ будет воплощать Его в жизнь. В истории человечества мы наблюдаем, как группа объединённых одной идеей стран несёт миру новые, передовые мысли, которым суждено изменить все условия жизни па Земле. Беда в том, что эволюция человечества протекает очень неравномерно. На Земле сожительствуют люди, далеко ушедшие в своём развитии, с людьми, неизмеримо отставшими интеллектуально. Мало того, могут быть интеллектуально развитые, но безответственные в нравственном отношении учёные, и наоборот, интеллектуальные невежды, но глубоко нравственные люди, хорошо чувствующие, где добро и где зло. И всё это соседствует друг с другом и должно как-то уживаться, в чём-то идти друг другу на уступки. Главная трагедия человечества и основная трудность Водительства заключается в грандиозной по своему диапазону шкале различных человеческих сознаний, вырабатывающих непримиримые между собой мировоззрения. И в каждом из таких мировоззрений есть доля правды для определённой ступени эволюции, но нет единой для всех Истины.

Возьмём, например, две основные общественные формации нашего времени - капиталистическую и социалистическую. В теории вторая, безусловно, прогрессивнее первой. Ведь абсурдным будет строить Космические контакты, а время подошло к этому, на сугубо денежных отношениях. Космическая Справедливость и Земная целесообразность не позволят этого. На практике же, при наличии столь смешанного человеческого' материала и достигшего своего расцвета капитализма, преимущества социалистического строя весьма сомнительны, и легко опровержимы. Во всяком случае, внедрение его требует средств, ничего общего с высоким понятием истинного гуманизма не имеющими. Если принять во внимание, что необходимо охранить то прогрессивное, что нёс с собой капитализм (инициатива, свободное творчество, годами выработанная устойчивость) и одновременно поддерживать то, что содержит в себе социализм (независимость от капитала, коллективизм, социальная справедливость), то становится ясным неизбежность конфликтов и сложность этой задачи. Мало того, выполнение её приводит к непониманию, ибо, внедряя более высокие понятия, люди поневоле пользуются непозволительно низкими средствами. Злополучная иезуитская формула - 'цель оправдывает средства' - во всей своей неприглядности встаёт перед нами, и мы, чтобы не приписать её Высшей Силе, отрицаем строительство будущего там, где оно происходит.

Почему же Учение Живой Этики столь явно указывает на Страну Советов, почему, именно, туда оно было направлено и, наконец, почему, несмотря на внешние неудачи и срывы, Учение и Россия теснейшим образом между собою связаны? То, что это, именно, так, подтверждается последними, послевоенными письмами Елены Ивановны:

'Испытания человечества ещё не закончились и преуготовляются новые столкновения в мировом масштабе. Но мы твёрдо знаем о победе нашей страны и о краткости предстоящих столкновений, иначе мир не выдержит. Но Новый Мир грядет в сиянии лучей новых'. (16.11.48).

'Тяжкие сроки, тяжкие времена! Но лучшая страна станет страной самой строительной и самой прекрасной. Наша страна узнает ярый расцвет после уявления космических знаков. Космический знак нашей страны сотрудничает со знаком Благоденствия. Мы будем свидетелями многих космических проявлений в Европе И позднее на Востоке...'. (17.11.49).

'...Наша страна будет охранена, будет победной страной: так заповедано и начертано в звёздных рунах. Все, кто с нею, разделят её победу. Итак, вехи ещё раз поставлены и утверждены. Помните всегда о Великом Щите...'. (26.08.50).

'...Много ещё тормозящих, но остановить 'поток Кармы Мира" они не могут. Убеждение в правоте строительства Нового, в эволюцию мира, страстно, сильно вошло в сознание молодых поколений. Ведь, в сущности говоря, происходит битва Света с Тьмою. Битва за Свет, за Общее Благо, за раскрытие истинного Знания и утверждение Красоты'. (7.12.54).

'События сложатся неожиданно, не так как мы ожидаем, но как всегда, на пользу лучшей страны. Страшное время пронесётся очищающим вихрем.
Трудность в том, что многие ещё не понимают причину и смысл совершаемого на всей планете. Новые сознания должны полюбить волну нового строительства. Новое строительство должно раскрепостить мышление, отсюда произойдут благие перемены. Накопившаяся злоба в мире разрешится потрясениями. Но не опасайтесь! Щит Света над новыми сознаниями, отказавшимися от злобы, зависти и понявшими, куда устремляется поток эволюции. Распространение зла будет остановлено.
Космическая Справедливость приведёт в действие новые рычаги - и новая карма мира начнёт утверждаться'. (18 февраля 1955 г.)

Это было написано Еленой Ивановной в год ухода, уже много после того, как Ей было отказано во въезде в Советский Союз. Всё у нас происходящее она прекрасно знала и благословила старшего сына - Юрия Николаевича на переезд в Советский Союз. О патриотизме последнего говорить излишне. На вопрос, как он нашёл молодое поколение, последовал такой его ответ: 'Я сожалею, что современная молодёжь часто выказывает меньше патриотизма, чем мы это делали за рубежом, а он ещё очень и очень будет нужен'. Святослав Николаевич неоднократно у нас бывал и вполне недвусмысленно высказывался о блестящем будущем, ожидающем нашу страну. Таким образом, все Рерихи, через которых давалось Учение и которые приняли на себя ответственность за его распространение, в продолжение последних 60 лет неизменно подтверждают принятую Живой Этикой концепцию считать Россию оплотом мира и маяком будущего, все они неоднократно высказывались за преимущество социалистического строя и было бы абсурдным утверждать противное. Между тем, подобные попытки делаются. Многие, разделяющие взгляды Рерихов на Восточную философию, не могут согласиться с тем, что России, а точнее - Советскому Союзу отведена главная роль в строительстве будущего, и что победа Революции и выигрыш Великой Отечественной войны являются ни чем иным, как началом этого строительства. Многим 'восточникам' хочется доказать обратное и обратить Учение на противное. С этой целью пишутся даже различные 'комментарии' к Живой Этике, будто бы получаемые от Высоких Иерархов. Например, существуют комментарии к 'Миру Огненному'. Автор их прямо ссылается на непосредственную связь с Учителем М. и все свои 'поправки' и пояснения к Учению вносит от Его Имени. Вот одна из 'таких' поправок': в  197 первой книги 'Мира Огненного' сказано:
'Новая раса может зарождаться в разных частях Земли. Даже не удивитесь, если отдельные проявления окажутся в самых неожиданных местах... Но одна часть Мира решает судьбу Века. Не буду называть эту часть Мира, но история всех движений достаточно отметила её'.

Автор 'комментариев' спешит пояснить: 'Не думайте, что это, именно, ваша страна, не думайте и не гадайте, какая, именно, из стран решает судьбу Мира. Это не принесёт пользы'. Уже сам призыв 'не думать' не соответствует духу Учения, которое как раз настаивает на работе мысли.
Кроме того, эта страна отмечена не только историей общественного движения, но и достаточно ясно самой Живой Этикой и в письмах Елены Ивановны. Впрочем, для автора 'комментариев' Она не является авторитетом и сам текст Живой Этики неоднократно 'исправляется', якобы из-за 'невнимательности' Елены Ивановны к Словам Учителя и возникших в силу этого 'неточностей'. О характере таких 'исправлений' достаточно ясно говорят следующие примеры:  426-'...Можно не допускать к себе тёмных, повторяя Моё Имя - Мантрам'. Поправка: Описка в рукописи - следует читать 'Имя Майтрейи'. Автор комментариев, очевидно, не знал, что слово 'Мантрам' значит. Оно употреблено в данном случае в смысле 'охранительное заклинание'. В  42-'Вы пишете по небу дымные слова и, может быть, не знаете, что халдеи на зиккуратах писали в пространстве, когда приходили сроки...' - 'комментируется' следующим образом: 'Слово зиккураты означает свитки, письмена, послания, которые писали халдеи в пространстве, то есть не имея намерения их обнародовать', тогда как слово 'зиккураты' означало до сих пор культовые сооружения в Ассирии и Вавилонии, используемые также для астрономических целей. Кроме того, в 'комментариях' совершенно неправильно расшифровано имя Елены Ивановны (Ур. расшифровано не 'Урусвати', а 'Урания') и имеется ещё множество других несуразностей (например, автор 'комментариев', имея на руках не оригинал, а машинописную копию, в которой слова Учителя: 'Мы можем ручаться' ошибочно перепечатаны - 'Мы можем ругаться', и автор 'объясняет', что 'ничто человеческое не чуждо Учителям' и в том числе человеческая ругань).

Всё это показывает настоящую цену различным 'комментариям', инспирированным из низших слоёв тонкого мира. Пустые оболочки, принимаемые за Учителей, по-своему объясняют происходящее на Земле, в том числе искажают отношение Рерихов к Ново┐му Миру в желательном для принимающих их 'откровения'.

То, что Россия должна быть охранена от всяких посягательств со стороны Западных капиталистических государств, судорожно охраняющих своё денежное могущество, свидетельствует письмо Елены Ивановны:

'Судьба Запада решена, там нет будущего. Не ищите его ни в Одной Европейской стране, но наблюдайте идущий развал. Но Восток возрождается. Невозможно продвигаться и строить путём старой, захватнической политики. Страх перед Новым навеян недругами, боящимися расцвета нашей мощной страны. Но ярая справится со всеми врагами, ибо стремится к Общему Благу. Ярые народы там растут в новом понимании и новых условиях, исправляют свои ошибки и строят Новую страну. Ярая страна является страною Братскою всем существом стремящимся к Новому Строительству и показала это на яром примере оказания помощи народам Востока...'. (7 декабря 1954 г.)

Но как же всё-таки быть с неприемлемой для каждого честного человека формулой - 'цель оправдывает средства'? Оставим её тем, кто её придумал. Она нужна исключительно людям, ищущим оправдания тому, что никакому оправданию не подлежит и никогда не может быть оправдано.
Закон Кармы неизбежно настигнет того, кто прикрываясь этой формулой будет преследовать свои интересы и свои недальновидные цели. Люди мыслят слишком антропоморфически и часто прилагают к Учителям, действующим по Космическим Законам и Планам, собственные человеческие мерки, как правило, не выходящие за пределы одного воплощения. В частности, говоря о России и о тех несправедливостях, которые мы наблюдали и наблюдаем, люди, твердящие о перевоплощениях, совершенно забывают, что прошло сто с небольшим лет, как в России было отменено крепостное право и кармические хвосты крепостничества распутать не так просто. Старая Карма будет ещё долго преследовать заслуживающих кару и ждать перемен в этом, отношении можно лишь тогда, когда 'Космическая Справедливость приведёт в действие новые рычаги и новая Карма мира начнёт утверждаться'. Нет сомнения, что и постигшая расплата за старое была бы намного легче, если бы не постоянное сильное сопротивление Новому Миру.

Люди готовы обвинить Учителей в том, что, готовя Новый Мир, Они прибегли к человеческой несправедливости. Но пусть хоть раз обвинители поднимутся до Космического Сознания и посчитаются со Сроками Космическими. Ведь узловые моменты эволюции человечества связаны, именно, с последними, и Учителя, готовя сознание Нового Мира, озабочены только тем, чтобы к нужному сроку было сосредоточено в определённом месте на Земле необходимое для Космического Равновесия количество людей с новым Космическим сознанием. При этом принимаются во внимание те геологические изменения, которые закономерно время от времени происходят. Катаклизмы на земной поверхности были и будут. Их не принято связывать с эволюцией человечества, хоть сплошь и рядом археологические находки ставят учёных перед неразрешимыми проблемами. Задумаемся на минуту перед следующими словами Учения:

'Народная Карма напряжена на Западе и Востоке. С Севера идёт Новый Свет. Юг трепещет от огня подземного. Так решится Карма народов. На пути к Миру Огненному запомним, что народная Карма разрешается мощными событиями'. (М. О., часть 3,  76)

Решающими моментами эволюции никог┐да не были и не будут мировая политика или мировая экономика. Ведь целью эволюции не является создание политически правильно мыслящего человека, а человека, способного мыслить Космическими категориями. Политика, экономика, все созданные ими вещественные формации лишь на более мелких и временных примерах учат человека разбираться в сущем. Было бы нелепо думать, что 'справедливость' или 'несправедливость' этих недолговечных форм общественной жизни человека являются присущими Космическому Разуму мерками. Даже карма отдельных людей и Карма народная-столь разные величины, что не поддаются сопоставлению. Владыки в основном направляют судьбы народов и лишь в исключительных случаях следят за течением кармы того или иного человека. Если Иванов убил Петрова, и если в отместку за это теперь Петров убивает Иванова, то они и в дальнейшем будут убивать друг друга, пока один из них не воздаст добром за зло и не порвёт заколдованного круга. Но посевы семян добра, которые требуется самим взрастить и собрать, эволюционные идеи мира, как магниты, рассыпаются в определённых частях света согласно Космическому плану эволюции. В этих же частях света происходит и воплощение людей, способных воспринять эти идеи.

Давно уже Россия намечена как плацдарм для дальнейшего Космического продвижения человечества. Ей суждено меньше пострадать при очередных катаклизмах. В Россию и на русском языке дано Учение Живой Этики, в России же оно получило наибольшее распространение. И то, что Иванов до сих пор убивает Петрова, а Петров 'мстит' ему за это тем же, имеет второстепенное значение. Из-за этого План Владык, составленный на основе Космических Законов, не подлежит пересмотру. В силе остаётся и призыв: 'Помогите строить Мою страну'. В своё время ещё Вивекананда указывал на Россию, как на страну Будущего, и наметил его признаки. Не может человек из первобытного состояния шагнуть в Космическую Жизнь, как не может осознать Космической Справедливости человек, судорожно цепляющийся за свой бумажник. Между тем, в предуказанном и ожидаемом переустройстве жизни первая же попытка перераспределения материальных благ вызвала ожесточённое сопротивление. Почему это так случилось, мы будем рассматривать не раз по ходу разбора отдельных положений Агни-Йоги. Сейчас же подчеркнём со всей определённостью, что новое Учение, данное широко всему миру, в первую очередь имело ввиду Россию. И не какую-нибудь отвлечённую Россию далёкого будущего, но, именно, ту, которая начала в 1917 го┐ду Новую Эру в жизни человечества и продолжает начатое, не взирая на все видимые отклонения и неудачи. Слишком велики были жертвы революции, гражданской войны, второй мировой войны, и наконец, внутреннего террора, чтобы их перечеркнуть и начать строительство в другом месте, если бы это было возможно. Но кратки сроки, долго велась подготовка и не может быть нарушено Космическое Веление. Именно, последнее играет решающую роль.
И в то время, когда на Земле ведутся споры между политическими партиями, решаются судьбы планеты и народов совсем в другом плане. Очередная ступень эволюции - Космическая. И в первую очередь - Космическое сознание. К нему-то и готовит людей Учение Живой Этики или Агни-Йога.

Но вернёмся к первой книге Учения 'Листы Сада Мории'. Она во многом отличается от последующих. Во-первых, в своём названии она раскрывает Имя Учителя. В дальнейших книгах, как в заголовке, так и в самом тексте употреблялась только одна буква 'М'. Во-вторых, в ней указаны точные даты получения сообщений. В-третьих, она сильно отличается от остальных по стилю. Стиль больше напоминает манеру изложения Николая Константиновича, чем Елены Ивановны. В-четвертых, в Книге много личных обращений во множественном числе и все они обращены к членам семьи Рерихов. Это даёт повод предполагать, что при приёме или присутствовали, или имелись ввиду все четверо Рерихов. Такое предположение подтверждается, следующими строчками из письма Рериха Шибаеву от 25 июня 1921 года: 'Вы уже знаете, что Аллал Минг - Это Мастер Мория. Он руководит мною и моей семьей'. Характерны, слова Учения: 'Карма важна, но ещё важнее избрание. Карма только условие избрания, но только избранный поручение несёт'. (ЛСМ, ч. 1, стр. 81). О том же, кто был избран, достаточно ясно говорят уже цитированные слова: 'Четыре стража, кубок Архангела храните. Наполнен вином Новым явленный вам ковчег. Устам времён Я заповедал привести вас на путь Мой'. (ЛСМ, кн. 1,1922, май 25.)

Ввиду того, что ко времени приёма Первой книги Николай Константинович имел большую практику в письме, его стиль письма и давал себя знать при изложении принятого.
У Елены Ивановны выявлялся стиль постепенно и стал вполне самостоятельным начиная с Книги 'Агни-Йога'. Вообще 'Агни-Йога' - качественно новая страница Учения. Она дана уже после Центрально-Азиатской экспедиции Рерихов и учитывает как её результаты, так и полное раскрытие центров у Елены Ивановны. К этому времени окончательно определился и метод подачи Учения отдельными параграфами, каждый из которых заключает в себе одну или несколько смежных мыслей. В первых книгах этого ещё нет, что, конечно, ни мало не умаляет их значения.
Наоборот, в Первой Книге в очень зашифрованном, символическом виде, даётся кратко уже почти вся проблематика, которая в дальнейшем развёртывается на многих страницах, приобретая конкретность и нужный для современности язык изложения. Первая Книга облечена в одежды духовности, ближе всего присущие Рерихам, из чего следует, что она предназначалась в основном для них. Это начальная, но необходимая ступень восхождения, ступень, на которой даётся очень много, так как должны быть зажжены все огни. Многие просто не способны понять Первую Книгу, а для многих она будет неприемлемой из-за её языка, насыщенного словами Бог, Владыко, Христос и выражениями высокой любви и духовности. В книге встречаются некоторые обращения, ранее употреблённые Рерихом в своих стихах. Например: 'Мой ученик, позванный трижды, неси Слово Моё в творениях счастливых на радость сердец мира. Ловец, иди победителем', (кн. 1, 1921, июль 10.).

Многие строки прямо напоминают стихотворения из книги 'Цветы Мории'. Например, '...Не уйди, явленный Владыко! Не покинь Ты нашего Сада! Звёздами путь Твой украшен. Я найду по ним след Твой. За Тобою пойду, мой Владыко! Если солнце земное сметёт Твои звёздные знаки, призову вихри и волны, пусть закроют солнце земное! Что в нём? Если оно смело Твои звёздные знаки', (кн. 1, 1921, сент. 4.).
Этот отрывок говорит не об обращении Учителя к ученику, а ученика к Учителю и напоминает своего рода заклинания, утверждения своей преданности, столь часто употребляемые Рерихом в своих стихах.

Имеются в Книге и Указания на чисто человеческие качества, требующие преодоления, на кармические препятствия учеников. Например: 'Не надо, чуть Учитель скажет неприятное, волноваться: ученик радуется каждой вести. Думай о духовном руководительстве одного Учителя', (кн. 1, 1921, опт. 5.).
Или: 'Мои друзья, пройдите скорее первые ступени и, чистые, восходите во славу родины; и если Я предложу вам золото, монеты, цветы и камни,- уклонитесь'. (Кн. 1, 1921, март 1.)
И ещё: 'Друзья, у Нас готовы ответы, но пусть протекает река Кармы- запруда часто грозит наводнением'. (кн. 1, 1921, авг. 1.).

О качествах, которые необходимо в себе выработать ученику, говорится в Первой Книге очень много и хотя эти обращения, главным образом, касаются непосредственно Рерихов, их, конечно, необходимо усвоить каждому, вступающему на путь служения. Вот почему Книга с неизменной пользой предназначена и для других. Но было бы громадной ошибкой считать, что, именно, с этой Книги следует начинать изучение Живой Этики. Первой она является только для самих Рерихов, прошедших уже длинный подготовительный путь и хорошо знающих смысл стихов 'Священные Знаки', 'Благословенному', 'Мальчику' и 'Ловцу, входящему в лес'.
Например, как понять такую запись в Первой Книге? 'Сурово начинаете светлое дело, но свет знамени Моего осенит вас и направит на путь явления Правды Моей. Умейте начать. Учитель умеет послать вам щит. Тут Я чую удачу, которая сопровождает исполнение Воли Моей. И перстнем Соломона Свидетельствую и Знаменую. Я дал, Я даю, Я дам. Не по ничтожеству, но по славе явите рвение', (кн. 1, 1921, ноябръ 14.).

Можно, конечно, принять это на счёт какого-либо собственного начинания, но если знать, что в это время Рерих начал организацию просветительных учреждений в Америке по указанию Учителя, то не останется сомнений, о чём конкретно идёт речь. Вообще, конкретность Первой Книги раскрывается только при сопоставлении её с жизнью и деятельностью самих Рерихов. Вот отрывок из письма Шибаеву от 25 июля 1921 года: 'Теперь Его (Учителя - П. Б.) послание мне - ввести духовность в искусство Америки, основать школу искусства имени Мастера и основать общество 'Пылающее Сердце'.
Общество уже основано. Школа, Бог даст, будет открыта осенью. А духовность моего искусства здесь глубоко понята и намечается много учеников и последователей. Затем мы должны ехать в Индию, в Адъяр, где надеюсь встретиться с Вами. Теперь, будьте добры, передайте м-ме Безант (и Вадия), что мы идём тем же путём и работаем во имя того же. Расскажите ей о делах, мне порученных, о том, что уже сделано, передайте проспекты 'Пылающего Сердца' и просто сообщите ей перевод этого письма, ибо здесь тайны не должно быть и для неё вообще нет тайн.
Вызнаете, как мы чтим Блаватскую и её преемницу Безант'. Это письмо свидетельствует о тесной связи американских дел с записью в Первой Книге. Оно же показывает нам, что вслед за Америкой Рерих намеревался посетить Индию и первоначально предполагал наладить тесные связи с теософским обществом. Поскольку мы коснулись этой темы, то остановимся на ней подробнее. Рерихи отчасти подходили к Востоку через Теософию, а вернее сказать, через Блаватскую. Теософом был и Шибаев. В архиве последнего, оставленном им в Риге, имеется членский билет лондонского теософического общества, подписанный самой Безант.
Находясь в Лондоне, Рерихи имели связь с теософскими кругами и, очевидно, сильно рассчитывали на их поддержку и даже на прямое участие.
Рерих искренне верил, что теософы поймут его миссию и хотя бы отчасти присоединятся к ней.
В письме от 22 июня 1922 года он пишет Шибаеву: '...Вчера получил Ваше письмо, а вечером был дан Указ. Из него Вы видите, что ложу надо сохранить при Адъяре, что в России ложа займёт особое место. Нужны новые элементы. Надо обновлять оперение благих стрел - значит будут битвы и придётся отстаивать дело Учителя'. А вот и сам Указ, полученный 21 июня: 'Ложу сохраните при Адъяре. Дам особое указание па Россию! Новые, новые, новые соберутся. Считайте друзей. Намечайте врата будущего входа. Оперение обновляйте. Стрелы поникают бессильно. Учитесь летать'.

Большой интерес представляет письмо Шибаеву от 30 апреля 1922 г. 'О битве М. М. предупреждал нас многократно. Будем выдерживать, помня о победе 27 сентября 1931 года. Собирайте друзей, а главное, ищите среди молодёжи, чтобы к 1931 году иметь новые кадры. Уже много ранее М. М. сообщил о том, что Россия принята им. Что Россия будет стражем мира. И, значит, Его ложа будет средоточием Его указаний и действий, и поэтому стойте крепко... Получил от Кришнамурти приглашение в Адъяр, там очень ждут. Сейчас начал новую сюиту 'Вестники'. Думаю, она ляжет в основу фресок в Адъяре.

Вы спрашиваете, как теперь получаются послания? Разными способами и устно и показывается написанное. По-прежнему многие Указания непонятны в первый момент? но со временем зато они раскрываются точно. И сейчас было Указание о Школе М. М., данное ещё летом, но понятое только сейчас, то есть как раз во время.

...Из журнальных вырезок Вы поймёте, какая внутренняя борьба идёт в Теос. Об-ве. Конечно, очень ценно знать, что Джинарас-вадаса, именно, избрал наш путь - через Красоту и Знание. И Кришнамурти даже произнёс речь против безобразия помещений Общества и против условностей нарядов членов некоторых лож. Не в покрое хитона, не в звёздах в петлице, но в огне сердца всё будущее. К нам приходят многие стучащие┐ся - хорошие души и бережно надо указывать путь им. Конечно, в пределах России будет дан путь новый... Жена моя всё время слышит через открытое ухо. Интересно, как ей М. М. показывал написанные письма'.

В этом письме затронуты три основные проблемы, занимавшие Рериха в то время и весьма поучительные для нас:
1 - вопрос отношения к теософическому обществу. 2 - вопрос отношения к России. 3 - вопрос общения с Учителем, получения от Него сообщений. Рассмотрим их по отдельности.

1. Рерихи высоко ставили Елену Петровну Блаватскую и считали, что её незаслуженно оклеветали. В Москве, в квартире Юрия Николаевича, на его письменном столе находился её портрет. Святослав Николаевич в своих выступлениях в Советском Союзе неоднократно подчёркивал значение Тайной Доктрины, как одного из первоисточников познания Космических тайн и вообще Бытия, поскольку Оно может быть понято нами. Елена Ивановна взяла на себя гигантский труд по переводу на русский язык двух первых томов Тайной Доктрины (третий том ею не переводился, так как он был собран уже после смерти Блаватской, однако на третий том она также подчас ссылалась). Контакты Блаватской с Учителями М., К. и Джул Кулом были для всех Рерихов неопровержимой истиной. В 1925 году вышел перевод выбранных мест из 'Писем Махатм Синнетту' под названием 'Чаша Востока'. Перевод сделан Еленой Ивановной и издан под псевдонимом Искандер Ханум. Переводилась ли книга до или после отбытия Рери-хов из Америки, мы сейчас не знаем, но известно, что уже в США Елена Ивановна знала роль Блаватской в передаче Восточной мировоззрительной мысли на Запад и её новые, необычно смелые для Запада Мысли, с которыми она имела смелость выступить. 'Смелость изучения мира должна быть близка каждому молодому сердцу. Помочь и воодушевить эти рассеянные сердца составляет задачу наших изданий' - писала Елена Ивановна в предисловии к 'Чаше Востока'. Эта книга содержит в себе наиболее философские мировоззрительные тексты из 'Писем Махатм Синнетту' и своим содержанием, своей манерой изложения часто входит в противоречие книге 'Листы Сада Мории', но, конечно, это лишь видимое противоречие, ибо, исходя из Единого Источника, она только показывает его необозримую широту. И этой нечеловеческой широтой, умеющей вмещать любые противоречия, обладала в полной мере Елена Ивановна уже с самого начала.

На широту сознания и непредвзятость последователей Блаватской, вероятно, рассчитывали Рерихи. Но тут им пришлось разочароваться. Если сама Блаватская и отличалась этими качествами, то её последователи, в лице руководителей Теософического общества, больше всего были обеспокоены собственной иерархической градацией и сопровождающей её пышной ритуальностью и им не было никакого дела до задач, стоящих перед Рерихом. Именно, руководство Теософического Общества не понимало, или правильнее сказать, не способно было понять всей конкретности и первоочередности этих задач. И 7 августа 1922 года Рерих пишет Шибаеву: 'Если Вы потерпели разочарование в Каменской (руководительница русских теософов - П. Б.), то я потерял то же в Безант. Это печально, но это так. Но, конечно, наша работа на Россию и на Восток и потому мы знаем, что 'новые, новые, новые соберутся". И потому каждый новый наполняет сердце радостью'.

Отношение Рерихов к теософии определяется их отношением к Блаватской и её трудам.

Теософическую литературу, возник┐шую после ухода Блаватской, они мало признавали, ибо прямой контакт с Учителем был потерян и не рекомендовали увлекаться ею. Приводим в доказательство отрывок из письма Елены Ивановны к Ф. Д. Лукину (зачинателю Рериховского движения в Ри┐ге) от 19 октября 1933 года, достаточно ясно показывающий позицию Рерихов в этом вопросе: '...сообщаю Вам нашу точку зрения. Там, где говорится о 1888 годе, Асеев (издатель журнала 'Оккультизм и йога' в Югославии - П. Б.) спрашивает, что действительно ли, как ему сообщил один приятель, Учитель уже тогда отклонился от Т. Общества. Как вы видите, мы ему отвечаем, что это сведение ни для кого не тайна, ибо оно общеизвестно и каждый, кто читал Письма Махатм, и другие соответствующие книги, об этом знает. Можно только пожалеть, если какие-то теософы вместо заповеданного Учителем доброжелательства и широкого сотрудничества обнаруживают недоброжелательство и даже зложелательство, приличные, казалось бы, лишь тёмным. Всё это от невежества'.

Теософы по-разному восприняли появление книг 'Агни-Йоги'. Большинство русских теософов признали в них следующий виток спирали Высшего Знания, даваемого Учителем человечеству. Соответственно и в Рерихах они видели посланников Иерархии, причём придали этому чисто теософский налёт чинопочитания, совершенно Рерихам чуждый. Теософская же верхушка, охотно печатая статьи Рериха по искусству и используя его имя как принадлежащее теософии, относилась к самому Рериху более чем настороженно, а к его многосторонней деятельности даже подозрительно.
Рерих же в свою очередь не стремился в дальнейшем как-то с нею сблизиться, а тем более с теософией, как обществом, слиться. Мы видим, как Рерих под несомненным воздействием теософии вначале воспринял целиком их терминологию. Так, например, Учителя он называл 'Мастер', первичную ячейку - 'ложа' и т. д.

Постепенно Рерихи выработали собственную, отличную от теософов терминологию, скорее более близкую Востоку, нежели Западу. Против всей теософской бутафорности, заимствованной последними от масонов (как, впрочем, и терминологии), Рерихи возражали сразу же. Уж очень театрализована она была, не соответствовала тому понятию Красоты и Простоты, которых они придерживались. Не годилась она и для Нового Мира, которому Рерихи служили. Тем не менее, они не позволяли себе открыто выступать против теософов, и рядовые теософы, не вдаваясь в тонкости и противоречия отношения Рерихов со своим руководством, становились последователями Агни-Йоги. Находя в Живой Этике те же основные мировоззрительные концепции, которых придерживалась и теософия, многие принимали Живую Этику как прямое продолжение последней и не делали между ними никакой разницы. Но разница, несомненно, существовала.
Выражалась она в том, что при почитании Блаватской и её трудов 'Агни-Йогическая' литература не признаёт такого же авторитета за всей последующей Блаватской теософской литературой. По отношению к ней Елена Ивановна писала: '...я считаю преступным поддерживать сентиментальность, основанную на ложных данных. Насколько умела, я старалась поддерживать их (теософов - П. Б.) дух, но делать это, преподнося им сусальные видения в духе Ледбитера, конечно, я не могла... Вместо сурового строения жизни люди жаждут убаюкивающих их сладких грёз и лёгких достижений в обстановке магов и 'оккультных' романов. Но венец Архата достигается лишь сильнейшими, лишь в суровом напряжении подвига, лишь мощными непоколебимыми устремлениями сердца, омытого кровавыми слезами страданий на протяжении многих и многих жизней'.
(Письма Е. И. Рерих, т. 2.).

Рерихи отрицали всякую ценность теософской литературы типа Ледбитера. Шюре. Арунделя и т. д. для людей, искренне ищущих и готовых на подвиг продвижения. Пригодная на первых ступенях сознания, чтобы пробуждать интерес, она только наносит вред при дальнейшем сознательном восхождении. Елена Ивановна на собственном опыте знала правду суровой красоты человеческих достижений и несовместимость её с человеческим стремлением к пышности и приукрашательству, не имеющих ничего общего с действительностью. Поэтому-то Рерихи сразу отказались от выработанной теософами и пошловатой, по их взлядам, ритуальности, не признавали правомочность их организационной структуры и не присоединились ни к одному из её подразделений. Живая Этика, признавая истинным учение Блаватской, своих последователей учила, прежде всего, свободе познания, и теософы не пользовались среди них никаким преимуществом. И, наконец, Рерихи имели другую, отличную от теософов, особенно от руководителей теософского движения, конкретную целенаправленность. Их целью было пробуждение духа в России на основе социальных преобразований, вызванных Октябрьской революцией. Как раз этого-то не могли принять многие, особенно обосновавшиеся в Женеве, русские теософы. Для Каменской, Писаревой и их ближайшего окружения большевики являлись жупелом, а советская власть исходила от антихриста. Тут мы подходим уже к разбиравшемуся вопросу - от-ношению Рерихов и Живой Этики к Русской Революции.

2. В Указе, полученном Рерихами 21 июня 1921 года, было сказано: 'Ложу сохраните при Адъяре. Дам особое указание на Россию! Новые, новые, новые соберутся'. Следование этому Указу и определяло, на первый взгляд, противоречивое отношение Рерихов к Теософии. Признавая ту Истину, которую открыла Блаватская Западу, и, стремясь укрепить эту основу, они не выступали против теософов. Но неся миру другую истину, не противоречащую тому, что дала Блаватская, Рерихи вступали в конфликтную ситуацию с руководством теософии, которое оказалось не способным взглянуть на мироздание шире, а на человеческую эволюцию конкретнее.

Во вполне конкретном вопросе - Россия и Октябрьская революция - Рерихи неизменно оставались на своих, позициях и предпочитали иметь дело с людьми знающими, что такое теософия, но хорошо относящимися к Советской России, нежели с теми теософами, которые выступали против неё.

Имея на руках и доверяя ближайшим сотрудникам Сроки, Рерихи знали, что в Срок может произойти, а может и не произойти предвещенное: 'Почему нахождение знаков будущего подобно тканью? В ткацкой работе основы определённого цвета и нитей распределены по краскам. Легко можно определить основу, легко можно найти группу нитей, но рисунок этой группы позволяет различные сочетания в зависимости от тысячи текущих обстоятельств. Конечно, внутреннее отношение самого субъекта будет главным обстоятельством. Но если его аура будет слишком колебаться, то прогноз будет относительным'. (Е. Рерих. 'Оккультизм и йога', т. 8, стр. 139).

То же самое происходит и с предрекаемыми историческими событиями. От того, как отнесутся люди к назревшему сроку, всегда предусматривающему максимальный вариант, зависит исполнение или неисполнение его. В последнем случае что-то откладывается в тонком мире, потому что сама идея не отбрасывается как вообще не выполнимая. Просто неразумие человеческое не воспользовалось лучшими возможностями, чем усложнило и без того тяжёлую народную карму. Рерихи отлично знали это и потому отодвижение малых сроков никогда не смущало их. Так и упомянутые в письме к Шибаеву события были отодвинуты и приняли совсем другие формы. При близости Сроков Космических это обстоятельство вызвало ускорение изжития кармы. То, что было изжито гораздо легче при принятии возвещённого срока, изживается гораздо труднее в короткий промежуток времени. А это неизбежно связано в человеческом обществе с войнами и прочими потрясениями. Прекрасно зная о такой подвижности Плана, Рерихи, тем не менее, ориентировались на максимальный вариант. И это не было ошибкой, во всяком случае, их ошибкой, вызванной желанием меньших страданий и потерь. В таких ошибках винить приходится людей, по-своему распорядившихся правом, своей свободной воли. Ведёт человечество к светлому будущему не чудо, а целесообразность, не сам План Владык, а его подвижность, спасающая людей от непоправимых, катастрофических результатов проявления неразумной воли.

3. Наконец, в письме к Шибаеву от 30 апреля 1922 года затронут ещё один вопрос. А именно: о способах получения Указаний, лёгших в основание записей книг серии Живой Этики. Вспомним слова из Первой Книги 'Листы Сада Мории': 'Даю Вам Учение, кармические сообщения, Указы. Учение пригодно для всего мира и для всех сущих. Чем обширнее поймёте, тем вернее для вас. Кармические сообщения в заботе и любви о вас. Мы даём предупреждения и позволяем вам встретить волну кармы со знанием.
Потому не удивляйтесь, если знаки о карме не всегда вам понятны. Указы всегда понятны и должны исполняться без промедления'. (Кн. 1, 1923, март 10.).

Непосредственно эта запись дополнена в рукописи Елены Ивановны следующей фразой, не вошедшей в опубликованную Книгу: 'Также в видениях имеете все три рода указаний, но кроме них ещё знаки личного сознания, объединённого. Этот род видений подлежит изучению и вниманию'.

В рукописи Книг Живой Этики включено много записей, исключённых Еленой Ивановной из самих книг. При приёме записывалось каждое Слово Учителя, а затем Елена Ивановна уже сама решала, что следует обнародовать и что выпустить. В первую очередь исключались все указания сроков. Они не подлежали огласке, так, как в силу вышесказанного, могли быть отодвинуты, и намеченное ими событие могло принять другие формы. Ориентируясь на их соблюдение, Рерихи готовы были принять все коррективы к ним.

Затем шла фильтрация личных Указов. Многое, что касалось лично Рерихов, до известной степени было полезно знать и другим, вступающим на Путь Познания. Эти места оставались, претерпев иногда незначительные изменения. Места, затрагивающие как-то личные их действия, личную Карму, при подготовке Книг к печати, выпускались. Также выпускались наиболее сокровенные места, трактующие некоторые вопросы об Учителях, о прошлых воплощениях, о предметах, могущих вызвать нежелательную реакцию отчасти противников, а отчасти и последователей Учения.
Заметно, как по мере приобретения опыта, в книгах Живой Этики появляется всё больше нужного для всех и меньше нужного лично Рерихам. Они становятся более общими, чем Первая Книга, более понятными и приемлемыми для любого сознания. Это одна из причин, почему начинать изучение с Первой Книги не обязательно; для такого начала требуется очень хорошо знать личную жизнь и все трудности Пути Рерихов.

Выборка, что следует поместить в ту или иную Книгу Живой Этики и, что нужно изъять из неё, проводилась вполне сознательно, с полной ответственностью за проведённую работу. Вообще, что отличает Книги Живой Этики от других работ, в том числе и многочисленных подражаний, появившихся в последнее время, это высокая степень сознательности. Через сознание пропускалось всё полученное, ни одна запись не делалась механически, по любому затронутому в Книгах вопросу могли быть даны разъяснения. Конечно, это не касалось прогнозов на будущее. Во что оно выльется, не могли ответить и Учителя.

Личная Карма Рерихов, конечно, тоже играла немаловажную роль в их деятельности. Особенно, если принять во внимание, что они были объединены Учителем для общего дела. 'Устами времён Я заповедал привести вас на путь Мой'. (ЛСМ, кн. 1,1922,апр. 23.) Учитель также не раз упоминает об их 'личном сознании, объединённом'. Это говорит о сложной личной и групповой карме. Неразумно думать, что Елена Ивановна не имела своей Кармы. Каждый, даже самый высокий дух, имеет таковую. Мало того, он добровольно принимает на себя узы новой кармы, в зависимости от выполнения своей миссии. Он жертвует собою ради других и частично связывает себя их кармой. Каждое искажение провозглашённой им истины, каждое неправильное действие его последователей, произведённое его Именем, тяжёлым бременем ложится на его плечи. Вот почему сказано, что власть есть Жертва, вот почему говорится, что мы до сих пор распинаем Христа. Он принял на себя ответственность, которую мы до сих пор не оправдали и, тем самым, связываем Его с кармой человечества.
Безусловно, что карма эта не обычная человеческая, но всё-таки Карма и другого названия у неё нет.

Конечно, и у каждого из Рерихов была своя Карма, связывающая их с определёнными людьми, которые подходили к ним когда-то и в настоящем воплощении могли помочь им в их задачах или, наоборот, препятствовать им в несении своей миссии. Тут всё решала свободная воля человека; могло случиться, что прежний недруг становился самым близким помощником, а прежний друг - врагом. И Рерихи получали предупреждение при подходе этих людей, но, именно, только предупреждение, которое должно было их насторожить, дальше же им надлежало самим разбираться в подходящих людях и, по возможности, из врагов сделать друзей. Также они имели предупреждения или подтверждения правильности своим действиям, но опять-таки без нарушения законов Кармы. Вот почему многие из Указании требовали расшифровки или оставались до поры непонятными.

Не забудем также и того, что в начале служения происходит 'сосредоточение земное', при котором преобладают чисто земные проблемы и тонкий мир проявляет себя феноменами, подтверждающими или опровергающими те или иные догадки. Например, Рерих сообщает Шибаеву в письме от 7 апреля 1921 года: 'Аллал Минг отрицает Ваше сведение о Конст. Конст. Верно, здесь замешалась неточность передачи. Нас Они всячески предупреждают об ошибках и неточностях передачи производимых Элементалами. На днях у нас был изумительный эпизод. На утро после сеанса я нашёл у себя на постели разложенными все мои мелкие вещи: цепочки, брелоки, кольцо, запонки. Все вещи лежали на одинаковом расстоянии по самому, краю постели'.

Вообще, первое время происходило много всяких 'феноменов', тонкие явления как бы вторгались в плотный мир, доказывая всячески свою реальность. При этом использовались различные каналы связи. 25 сентября 1921 года Рерих пишет Шибаеву: 'Изучайте, дорогой мой, и восходите и сумейте принять феномены так же просто, как бесконечное величие Творца, и если через 'политику', через пыль сумеете увидеть свет, сужденный каждому человеческому духу, тогда, как Вы знаете, жизнь наполняется особым смыслом и все наши будни получают особое освещение и разрешение'.

Обилие феноменов объясняется отчасти тем, что центры у Елены Ивановны не были ещё полностью раскрыты. Это ошибочное мнение, что феномены - главное достижение при раскрытии центров. Как раз наоборот. К ним прибегают и их используют Высшие Силы в силу необходимости.
Естественный путь Общения значительно надёжнее. Только он гарантирует передачу без искажений. Но человеку необходимо потратить годы и годы упорной работы над собой, чтобы раскрыть центры. Сказано: 'Каждая оболочка есть исказитель действительности. Можно напрягать всю зоркость, чтобы достичь меньшей степени ложного представления'. (А. Й,  74). Особенно это касается астральных оболочек, которыми очень редко, но должны пользоваться и Высшие Силы, когда другие пути общения ещё закрыты. Чтобы искажения, возникающие при таких передачах не попадали в книги Учения, Елена Ивановна тщательно проверяла все сообщения.
Подобные проверки помогали проводить разные пути общения - ясновидение, яснослышание, письменные доказательства. Но если искажения и не попадали в Учение, то первые книги носят всё же больше следов личных Указаний Рерихам; мы в них находим Указания, какими качествами следует овладеть ученикам, чтобы достойным образом пройти весь путь. Елена Ивановна вполне сознательно оставляла большинство таких мест, ибо они показывали все трудности пути, все препятствия, ожидающие готовых пойти по нему. Не случайно эти книги выделялись из общей серии книг 'Агни Ноги', как предшествующие ей. Но, повторяем, предшествующие - не значит более лёгкие для понимания. В них затронута дальнейшая проблематика Учения, причём многое сказано лишь догадками, намёками, так как центры Елены Ивановны полностью были раскрыты лишь в 1924 году.

Весь личный опыт, сопровождавшийся весьма мучительными явлениями, полностью, со ии подробностями записан Еленой Ивановной, и со временем эти записи будут опубликованы. В 'Письмах Е. И.' (письмо от 2 сентября 1937 года т. II.) сказано: '...все описания достижений высших способностей через открытие центров на бумаге и кажутся лёгкими, но на самом деле нет ничего более трудного. Проходит много жизней в постоянном, несломимом устремлении к расширению сознания и утончению восприятий; прежде чем начинается не частичное раскрытие того или иного центра и работа их на всех семи кругах и планах. Все насильственные механические упражнения ни к чему высокому не приведут...'.

На этом кончим разбор письма к Шибаеву от 30 апреля 1922 года и перейдём к некоторым положениям Первой Книги Учения.

Как мы уже упоминали, в Первой Книге Учения затронуты почти все основные вопросы, рассматриваемые далее подробно с самых разных позиций. Затронут и самый главный вопрос, самый насущный, ради которого необходимо было дать миру Новое Учение. Этот главный вопрос сформулирован Рерихом уже раньше в предпосланном к книге 'Цветы Мории' стихотворении: 'Поверх всяких красот есть одна красота, ведущая к познанию Космоса'. В книге 'Пути Благословения' Рерих также указывает: '...Если простота выражения, ясность желания будут соответствовать неизмеримости величия Космоса, то это путь истинный. И этот Космос, не тот недосягаемый Космос, перед которым только морщат лоб профессора, но тот великий и простой, входящий во всю нашу жизнь, творящий горы, зажигающий миры - звёзды на всех неисчисленных планах...'.

Еще в 1917 году в Карелии в черновике к статье 'Единство' Рерих записывал строки, почти без изменения вошедшие в его очерк 'Адамант', включённый им в книгу 'Пути Благословения' и 'Адамант' на английском языке: 'Сейчас на очереди вопрос знаний, вопрос искусства - этих объединенных факторов культуры. Вопрос относительности человеческих знаний всегда был больным вопросом человечества... В погоне за тем, что не суждено человечеству, разрушены ступени восхождения. Незаслуженно человечество пыталось овладеть сокровищем, ему ещё принадлежащим, и порвало паутину благого покрывала Лакшми. Конечно, то, чего не достигло теперь человечество, ему суждено, но сколько испытаний придётся ему опять перенести, чтобы искупить разрушение запретных врат. Каким трудом и самоотверженностью придётся опять исправить потрясе┐ния и бреши культуры. Сознаемся, что человечество сильно одичало. Нужды нет, что оно ещё носит европейский костюм и по инерции произносит особенные слова, но смысл этих слов, часто великих и трогательных и объединяющих, уже затемнён. Пропадает руководящее знание'.

Что Рерих подразумевал под относительностью человеческих знаний, неизбежностью расплаты за овладение не принадлежащим сокровищем и руководящим знанием, которое пропало в каждодневной жизни человека? На все эти вопросы существует один ответ - отношение человека к Космосу, как к сфере своего обитания. Дела человеческие давно уже не соответствуют человеческим знаниям о Космосе. Овладение односторонними закономерностями Космического знания только утяжелили карму человеческую. Мы пользуемся ими незаконно, ибо не подготовили себя этически. И, наконец, мы преступно пренебрегали тем знанием, которым, должны были бы руководствоваться во всех своих действиях.
Знанием того, что человек живёт в Космосе, находится в зависимости от его закономерностей и не в состоянии никуда от них скрыться.

Если в прошлом религия давала какие-то представления о нечто высшем, чем человек (а в этом и заключалась её задача и оправдание), то с того времени, как человек был провозглашён 'царём природы', наступил век утилитарного отношения ко всему, человека окружающему. Новые научные открытия принесли человеку больше горя и страданий, нежели радостей.
Дошло до того, что этот 'царь природы' стал уже спасаться от того, что перед ним открылось. Мы столкнулись с тем, что из-за политических разногласий способны к самоуничтожению, и это в то время, когда перед нами открываются необозримые дали Космического пространства.
Человечеству стало тесно, и оно не может ужиться в... Беспредельности. Таков парадокс, рождённый полётом человеческой мысли и тем, что человек делает.

Руководящее знание должно было бы подсказать весь абсурд создавшегося положения. В наше время нельзя уже отговариваться просто незнанием. Незнания не существует. Есть плодотворный индивидуализм, превращённый в губительный эгоизм, а затем во всё забывающую самость. 'Я', 'Мне', 'Мое' способны погубить мир.

Современная наука в области Космоведения давно встала на рубежи, с которых требуется пересмотр смысла всей человеческой жизни.
Опровергнув веру в 'бога с седой бородой', она указала на неразрывную связь человека и всего бытующего на Земле с Космосом. Оставим рьяных атеистов препираться с 'божьими старушками' относительно местопребывания бога. Эти воины с картонными мечами могут сколько угодно доказывать, что они не в состоянии указать места в Космосе, где обновлялись чертоги 'царя небесного'. Это равносильно тому, что опровергать значение сказок, в которых звери горят человеческими голосами, а люди превращаются в зверей. Если трезво посмотреть на вещи, то можно присоединиться к мнению нашего ученого В. И. Вернадского, выдвинувшего широкую идею Жизни как таковой, Жизни всего сущего, а не изолированного человеческого существования на маленьком кусочке тверди в Беспредельном пространстве. В 'Размышлениях натуралиста' В. И. Вернадский писал: 'Положение жизни в научном мироздании нам совсем не ясно. Установилась в научной литературе традиция обходить этот вопрос и предоставлять его всецело философским и религиозным построениям, сейчас слабо связанным с научными и оторванными от реальных, научно достоверных построений науки нашего времени или даже им противоречащим... Вопрос о жизни в Космосе должен сейчас быть поставлен в науке. К этому приводит ряд эмпирических данных, на которых строится, биогеохимия, ряд фактов, которые как будто указывают на принадлежность жизни к таким же общим проявлениям реальности, как материя, энергия, пространство, время'. ('Размышления натуралиста. Научная мысль, как планетные явления', кн. 2, стр. 112-113)

Сказано просто и исключительно с позиции научного мышления. Сказано так, что понятно любому школьнику и тем более должно быть понятным любому государственному деятелю, вершителю судеб народов. Но где те деятели, которые считались бы со сказанным? Как и тысячи лет тому назад, в решении дел государственных принимается во внимание всё, за исключением наступления Космической эры. В 1938 году тот же Вернадский писал: 'Наука не отвечает в современном социальном и государственном плане жизни человечества тому значению, которое она имеет в ней реально уже сейчас. Это сказывается и на положении людей науки в обществе, и на их влиянии на государственные мероприятия человечества, и на их участии в государственной власти, а главным образом на оценке господствующими группами и сознательными гражданами - 'общественным мнением" страны - реальной силы науки и особого значения в жизни её утверждений и достижений', (там же стр. 65)

Это же можно повторить и сейчас. С наукой и с людьми науки считаются лишь постольку, поскольку их можно использовать в своих эгоистических целях или ограниченных государственных интересах. Объявив научные данные объективными и ссылаясь на эту объективность, каждый норовит использовать их исключительно с субъективных позиций. Мы наблюдаем нежелание или неумение, а скорее всего, отсутствие готовности, решить основную проблему, а именно: вопрос отношения личной собственности и стоящей на пороге Космической жизни человечества. 'Пониманием этого решается труднейший вопрос. Говорю для мира, ибо главная погибель мира от привязанности к несуществующей собственности. Поведать это народу ново┐му значит излечить страх старости. Явление владения без собственности откроет путь всем без условного наследия. Кто может улучшить, тот и владеет. Это касается и земли, и лесов, и воды - все достижения механики и разных видов изобретений подлежат тому же'.
(ЛСМ, кн. 2, ч. 2, I, 9.)

Вопрос собственности в Космическую эпоху и в эпоху Римского права, провозгласившего её 'священной', надо решать по-разному. Право ограниченной Земли и Беспредельности не равнозначны. Если мы научимся смотреть на Космос, как на 'великий и простой, входящий во всю нашу жизнь, творящий горы, зажигающий миры на всех планах', и при этом оставим тщетные помыслы претендовать на звание 'царя природы', то различие между 'моим' и 'всеобщим' сотрётся и ореол 'священной собственности' погаснет. Коренная ломка человеческого сознания необходима и, именно, с этой целью дана миру Новая Йога: 'Посмотрим в чём разница и сходство Агни Йоги с прочими! Йогами. Карма Йога имеет много сходства, когда она имеет действие с земными элементами, но когда Агни Йога овладевает путями к осознанию дальних миров, то различие становится очевидным. Раджа Йога, Жнана Йога, Бхакти Йога - все они оберегаются от действительности и тем не могут проходить в эволюцию будущего. Конечно, Агни Йог должен быть Жнани и Бхакти, и развитие сил духа делает его Раджа Йогом. Как красива возможность отвечать задачам будущей эволюции, не отвергая завоеваний духа прошлого! Можно не кичиться новизной, ибо лишь сочетание элементов обновляет возможности'. (А. И.  161)

В жизнь человечества вошла реальность Космоса, он перестал быть 'недосягаемым', а следовательно, и 'сказочным', и эту реальность необходимо осознать, и 'дела человеческие' направить сообразно этому. В противном случае ещё одна, возможно непоправимая катастрофа переступит порог Сроков. О новом, космическом сознании напоминает первая Книга Учения: 'Час понимания Космоса пробьёт' (кн. 1, 1921, нояб. 8.), в Ней дано обращение: 'Мои дети, учение жизни, направленное Мной - кратчайший путь для достижения явления понимания Космоса'. (кн. 1, 1921, нояб. 20.) Но, конечно, до того, как понять явления Космической масштабности, необходимо перебороть в себе многие предрассудки Земли. Об этой неотложной работе в основном и изложено в книге 'Листы Сада Мории', часть 1. Повторяем, что большая часть советов и Указов в ней дана лично для Рерихов и конкретно касается только их. Но каждый может извлечь из этих советов и Указов полезное и для себя, и в меру своих сил помочь выполнению Плана Владык, ибо 'Постыдно не чуять грань Нового Мира. Постыдно влачить концы верёвки повешенного', (кн. 1, 1923, янв. 29.)

Первая Книга заканчивается записью, сделанной 28 апреля 1923 года, а 8 мая этого года Рерихи уже покинули Америку. Вторая Книга 'Листов Сада Мории' имеет несколько другое построение. Начинается она с введения, и за ним следует цифра 1, и сразу же часть V. Дальше идёт разбивка на параграфы. Даты полностью отсутствуют. Мы ничего не знаем о пропущенных местах. Возможно, что они не существуют, и если считать 1920, 1921, 1922 и 1923 годы частями написания Первой Книги, то с исчезновением дат приёма цифра V будет на месте и указывает она на хронологическую непрерывность записей. Но это только догадка. Возможно, есть какой-то пропуск, так как далеко не всё включено в книги, и были какие-то структурные для них поиски. Так, например, 11 октября, 1922 года Рерих писал Шибаеву: 'Сейчас нам дано троекнижие: 1. Книга о власти - жертве, 2. Книга о радости, 3. Книга о молитве - подвиге. Вероятно, эти книги войдут во вторую книгу издания. Рукопись первой книги пошлём Вам скоро.
Этот список книги не для печати, а для Вас - для ложи'. Но троекнижие, о котором упоминает Рерих, было включено в первую Книгу. Также, судя по рукописи, которая не предназначалась к печати, видно, что многие её записи распределены между первой и второй книгами, а многие, о чём говорилось выше, вообще выпущены. Кроме того, существует какой-то вариант Книги, в которой страницы текста не сходятся с имеющейся в общем пользовании Книгой. Всё это подтверждает наличие у Рерихов неопубликованных записей, начиная самых первых Книг.

Вторая Книга собиралась уже в Индии в промежуток между 1924-1925 годами, до отбытия Рерихов в экспедицию. 18 мая года Рерих писал Шибаеву: 'Нам разрешен выезд в Малый Тибет. Шли львами и рычали во благо. Скоро кончится вторая книга и будет отослана печататься в Америку. В ней Вы найдёте много практических "Указаний. Она Вам даст пищу Духа надолго. Эту книгу раздавайте деятельно и чужим и родственникам за границей. Каю (С. Митусову - П. Б.) ив Харбин отошлите. И Ремизову (два экземпляра)'.

Но прежде, чем приступить к разбору Второй Книги Учения, необходимо рассказать о некоторых событиях в жизни Рерихов, не получивших достаточного освещения в официальных биографиях. В очерке 'Вехи' Николай Константинович так описывает это событие: 'Было указано, что получится очень ценная посылка. Время шло. Друзья наши как бы забыли об этом обстоятельстве, приехали в Париж. Однажды из банка 'Банверс трест" приносят оповещение о получении пакета. Оказалось, что этим наиобыкновеннейшим путём была доставлена самая необычная посылка.
Как видите, и так бывает'.

Это произошло 5 октября 1923 года, когда Рерихи съехались в Париже по пути в Индию. Как уже упоминалось, впервые мы находим намёк о Камне в стихотворении Рериха 1911 года 'Заклятье':

Камень знай. Камень храни.
Огонь сокрой. Огнём зажгися.
Красным смелым.
Синим спокойным.
Зелёным мудрым. .
Знай один. Камень храни.
Фу, Л.о, Хо, Камень несите.
Воздайте сильным.
Отдайте верным.
Иенно Гуйо Дья -
прямо иди!

Возможно, что это было одно из Указаний Владыки, принятое, но далеко не сразу расшифрованное. Говорится в нём не только о Камне, но и четырёх Его будущих носителях, которые скрыты под именами, очевидно, прошлых воплощений. О том, что, именно, им суждено быть очередными носителями Камня и что, именно, с этим связано, Рерихи получили подробные сведения позже. В неопубликованных записях, сделанных к 'Листам Сада Мории' имеются следующие строки: 'История Ковчега. Когда ковалась возможность получить Сокровище, в Германии приготовлен был Ковчег. Для него найден был пергамент с древним изображением магических знаков; по приказанию Голоса и заклинаний - написаны четыре буквы, являющие смысл, лишь теперь понятый. Но справедливо вернуть Ковчег хозяйке, когда путь идёт спасение человечества. Часть кожи прибежала Соломону и могла заключать заклинание зла. ...Часть К. (Камня - П. Б.) лежит у Нас; когда К. соединится, то принесённый осколок завершит победу. Получите часть, блуждающую в мире'.

В письме Н. Рериха от 2 сентября 1923 года из Парижа Шибаеву есть такое упоминание: 'Нам сейчас даётся Легенда о Камне'. Таким образом, Легенда, в которой содержатся подробности истории появления Камня на Земле, была получена Рерихами незадолго до самого Камня. Впоследствии она вошла в книгу Елены Ивановны 'Криптограммы Востока', где Е. И. выступает под псевдонимом Ж. Сент-Илер.
__________________________________

Продолжение следует