Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
МОНОГРАФИИ о Н.К. РЕРИХЕ

1903 г.
А. Ростиславов
КАРТИНЫ РЁРИХА
 
Прекрасный и совершенно новый у нас почин - устраивать выставки отдельных художников - принадлежит так блестяще начавшему свою деятельность художественному предприятию 'Современное искусство'. Эти выставки имеют очень большое значение, особенно для выяснения творчества художников новых, ещё не вполне ясных, так как художники являются на них целиком не только с 'выставочными' картинами, а и самыми интимными своими работами. Этюды, эскизы, наброски, рисунки, всё то, что считается публикой не важным и даже не интересным, нередко являются не менее ценными, чем законченные картины, ибо в них сказывается иногда более сильно непосредственное творчество художника, по ним иногда можно составить себе более ясное понятие о сути этого творчества, о самом художнике, чем по законченным, обдуманным отдельным картинам. Да и сами по себе в отдельности этюды, эскизы, наброски и пр. крупного художника имеют особенную художественную, тонкую прелесть. Нельзя не признать, что выбор для начала таких двух художников, как Сомов и Рерих, выставка картин которого недавно сменила в помещении 'Современного искусства' выставку картин Сомова, очень удачен. Оба они вследствие своей оригинальности до сих пор были особенно непонятны многим из публики и возбуждали немало недоумений. Рерих недавно начал свою художественную карьеру и ярко выделился на прошлогодней Весенней выставке, хотя уже одна из самых первых его картин была приобретена покойным Третьяковым.

Рерих - художник очень оригинального склада, несомненно, очень талантливый и интересный, что вполне подтверждает настоящая выставка. В нём чувствуется археолог, чувствуется глубокая любовь к старине. Он много знает и на основании этого знания много чувствует. Изучение архаических форм, архаического рисунка сказывается в его работах, вероятно, в своё время он был под сильным влиянием Васнецова, несомненно, открывшего нашим художникам особый, прекрасный родник творчества. Но он пошёл несравненно дальше Васнецова в стилизации, и весь склад его творчества особенный. Он принадлежит к тем редким и крайне интересным художникам, которые как будто ушли на много столетий назад, и словно были очевидцами всего, что они теперь изображают. Определить, какими путями достигают они нужного им выражения, очень трудно.

У всех нас есть чувство старины, всем нам старина родственна и близка и в то же время представляется покрытой удивительно нежным флёром поэзии. Всем нам свойственно чувство любви и какого-то уважения ко всему старому, древнему, к самым ничтожным прозаическим предметам домашнего обихода наших предков, как бы опоэтизированным минувшими столетиями. В таком отношении к старине - что-то чрезвычайно благородное, какая-то поэзия, заложенная в душе человека и, словно чудом, превращающая всё, даже мрачное и уродливое, в своеобразную красоту. Уважение, любовь к старине - особенный и несомненный признак более развитых людей, более утончённых натур, более культурных народов. У исключительно редких художников существует удивительный дар - воскрешать старину, как бы заставлять звучать особенные струны нашего чувства и воображения. В их произведениях, как бы воочию, встаёт перед нами многое, скрытое и погребённое веками, но, конечно, не в реалистической правде, а в той поэтической, как оно рисуется нашему воображению, так сказать, обобщённой и, несомненно, в основе тоже истинной. Рерих принадлежит к числу таких художников. Им облюбована самая отдалённая, почти полумифическая, наша старина, особенно, конечно, для нас облечённая поэзией, та старина, которую мы менее всего знаем, а только чувствуем, воображаем смутно, туманно, благодаря почти неуловимым признакам исторической нити, которая пронизывает и связывает все века, начиная от самых отдалённых. И мне кажется, большая художественность многих очень красивых картин Рериха в этой смутности, сумраке, даже недосказанности и в то же время в красоте и гармонии тона. Сознательно или бессознательно, художник по┐чувствовал необходимость, законность особого способа выражения. Отсюда известная декоративность его работ, стремление к стилю, к обобщению и упрощению рисунка. Реализм исполнения во многих из них, вообще в подобной области живописи, был бы даже нелепостью, он сразу нарушил бы иллюзию историчности, ибо восстановить точно реализм старины невозможно, да и самая попытка сделать это не нужна и не художественна. Мы можем воспринимать только поэтическое впечатление старины, то впечатление, которое под влиянием изучения старины и старинных памятников искусства и литературы является у всех нас в более или менее одинаковой форме, а не её реалистическую действительность, исчезнувшую навсегда. Исторический художник несравненно ярче, сильнее, образнее воспринимает это впечатление и ударяет по консонирующим струнам нашего воображения. И кажется, только в самое последнее время истинно исторические художники вполне поняли, что тщательное реалистическое выписывание, хотя бы и совершенно верно взятых археологических предметов и обстановки, даст только историческую бутафорию, а не исторические картины. Стиль необходим историческому художнику; только с помощью стиля, обобщения, декоративности может добиться он известного впечатления. Как и всегда, публика менее всего способна понять самую суть дела. Вся внутренняя привлекательность и художественность многих картин Рериха для неё пропадает, ибо их оригинальная внешность её отталкивает. Публике непонятно, что художественная суть этих картин обусловливается именно их своеобразной живописью, рисунком. К картинам Рериха публикой охотно применяется слово 'мазня'. А между тем, Рерих прежде всего очень сильный живописец; сочетания сильных, глубоких, нередко ярких тонов в его картинах очень своеобразны и красивы, как, напр., особенно в прекрасной, удивительно гармоничной и по линиям, и по краскам картине 'Борьба со змеем'.

Выставленные им многочисленные этюды, вообще работы с натуры, несомненно доказывают, что он 'умеет рисовать' с самой академически-передвижнической точки зрения. Укажу на рисунки углём с натурщиков, рисунки черепов, чаек, воронов, на очень хороший и художественный рисунок 'головы мальчика' (? 136), на прекрасную маленькую картинку 'Кочевники', где столько жизни, движения в очень хорошо, смело и обобщённо нарисованных фигурах людей и лошадей, на очень интересные и оригинальные пейзажные этюды, напр., 'Часовня', 'Чаща', 'Сосенки', 'Лес', 'Этюды в Домовичах', 'Сосны', 'Дворик' и др., где нередко столько силы и верности тона. Во многих из этих работ рисунок сильно обобщённый, совершенно лишённый реалистической детальности, но ведь в сущности истинный рисунок и есть рисунок обобщённый. Уметь нарисовать хорошо, обобщённо неизмеримо труднее, чем нарисовать детально, ибо в обобщённой линии, в обобщённой форме должна чувствоваться вся детальная сложность и тонкость. Рериха кто-то назвал русским Пюви де Шаванном, и действительно, стремление к широким обобщённым линиям, красивая декоративность, общая выдержанность и гармоничность таких, например, его работ, как очень интересный фриз 'Сибирские древности' или панно 'Княжая охота', указывают на его большие способности к фресковой, монументальной живописи. Но в творческой фантазии Рериха так много всем нам близкого, родного. Смутная фантастичность, поэтическая прелесть наших преданий, поверий, сказок, в которых столько страшного и заманчивого, так прекрасно переданы в картинах 'Волки', 'Зловещие', 'Заповедное место' и др. Эскизность, декоративность, своеобразность тонов кажутся иногда даже необходимыми для передачи особенной фантастической поэзии самой отдалённой седой старины, как, напр., в маленьком, как бы непосредственно вылившемся эскизе 'Рассказ о Боге': суровая родная природа, уходящая вдаль широкая река, сбившиеся кучи облаков, на камне фигура древнего старца, широким жестом указывающего мальчику на окружающее, где Бог сливается с природой в одно целое. Во многих картинах Рериха импрессионистская жизненность сливается с примитивной простотой и особенной, полуфантастической, полуреальной красотой, напр., в картинах 'Строят ладьи', 'Город строят', 'Славянская жизнь', 'Сходятся старцы', 'Идолы' и др. В чрезвычайно красивой картине 'Заморские гости' (вариант прошлогодней) по тёмно-синей реке плывут нарядные пёстрые суда, два воина в переднем с интересом смотрят на незнакомые берега, на маленький городок на кургане, а впереди несётся красивая стая белых чаек. Мне кажется, Рерих очень сильный пейзажист, что доказывают его непосредственные пейзажи с натуры, и притом очень своеобразный: к реалистической красоте известных моментов в природе он прибавляет красоту фантастическую, как бы существовавшую когда-то, ему даётся поэзия ночи, вечера, раннего утра, особенно не современная. В прелестной картине 'Город - рассвет', которую немного портит чуть-чуть однотонное небо, так и чувствуется прелесть момента в ту отдалённую старину, когда на высоком кургане над рекой, над открывающейся ширью и простором лепились наивные примитивные постройки. Столько же особенной поэзии и в картинах 'Городок удельный', 'Городок зимой', 'Волхов' и др.

Конечно, составлять окончательное суждение о Рерихе было бы слишком преждевременно: он ещё в будущем. Может быть, он ещё не вполне овладел своей техникой, может быть, в этом отношении были бы желательны более глубокие и прочные основы, может быть, в его обобщённых формах, линиях не всегда сказывается тонкость истинно-художественного рисунка. Но несомненно - это прежде всего художник очень интересный, потому что он даёт своё, потому что он одарён яркой индивидуальностью, богатой фантазией, проникновением и чрезвычайной любовью К тому, что он изображает, с чем он как бы сроднился. У него, как у истинного исторического художника какая-то таинственная, загадочная связь с прошлым, которое он так ярко чувствует и так интересно передаёт своей красивой, сильной, своеобразной живописью. Такие художники особенно дороги и ценны в настоящее время, когда шаблон и пошлость царят в живописи и публика особенно враждебно настроена против всего нового и оригинального.

Театр и искусство. 1903. 23 марта. ? 13. Воскресенье. С. 277-278.
_______________________________________________________