Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ОЧЕРКИ О ТВОРЧЕСТВЕ Н.К. РЕРИХА


Выставка Н.К. Рериха в Овенлюссален на Бредгаде (Копенгаген). 1919 г.
 
21 января 1919 г. Копенгаген

Th. Oppermann
ВЫСТАВКА НИКОЛАЯ РЕРИХА

На Балтийской выставке в Мальмё русская секция была одной из самых заметных. Высокохудожественные произведения можно было увидеть в сравнении с немецкими, шведскими и датскими работами. От них словно шло особое веяние, они пробуждали фантазию. Картины порождали странное беспокойство. Что-то от старины, давным-давно умершей в Западной Европе, нечто, совмещающее черты византийской культуры, но проявляющее интерес к новизне. Это умирающее искусство прошлого, ослабленное жестокостью и усовершенствованиями; странность - только вспышка большой и нетронутой народной души, которая долгое время всюду производит поразительное впечатление. Они показали свою силу в секции Александра Яковлева, эти непонятные трогательные картины русских художников-учёных; наиболее примечательные находятся в коллекции Стеллецкого - скульптурная группа 'Марфа Посадница',
 
  
 

Дмитрий Стеллецкий. Марфа Посадница. 1910.

но самые великолепные - это работы Николая Рериха.
Его выставка имела глубокий замысел, был открыт большой зал, вместивший работы Рериха. Он одарён редким чутьём к художественным работам. Профессиональные критики писали, что множество его картин словно превращены в холсты тканей и мозаики.

Выставка Рериха в Овенлюссален на Бредгаде показала новую ступень в его творчестве. Он с самого начала зарекомендовал себя как необыкновенный театральный декоратор. У него есть фантазия, он обладает энергией достойной восхищения. Его картины обладают очень интенсивной палитрой и обширной тематикой, он отказывается от широко используемых приёмов художественного творчества, которые дают станковой живописи своё очарование, - все они рассчитаны на рассмотрение с некоторого расстояния. Его палитра отвечает его исполнению. Мазки он насыщает чистыми, яркими цветами; и он не боится противоположностей; его творчество обладает изумительными возможностями для создания театрального эффекта; так же как в сюите 'Героика' - непосредственность действенности в названии: 'Клад захороненный', 'Зелье нойды', 'Приказ', 'Священные огни', 'Вечное ожидание' и 'Конец великана'. Здесь недостатком выставки как единого целого является то, что замысел слишком велик - сталкиваются неуловимые оттенки цвета.

Самый большой и сильный интерес связан с целым рядом картин, ранее представленных на Балтийской выставке, что предопределило выбор мест следующих выставок.

В частности, 'Откровение', где изображены церковная келья с мозаикой и монахом, является характерным для всего творчества Мастера. Картина написана синим по синему, и использованы предельно все синие оттенки. Производит необычно странное впечатление, тёмное, как само Средневековье, тёмные тона очень массивны.

Родственна этой работе 'Комната Мален'. В ней нет ни намёка на избыток си-них тонов, цвета резкие и тонкие, но это производит сказочное впечатление. Теперь все последующие работы будут восприниматься, как заповедь бескрайней России, о чьей культуре и варварстве идут чудесные сказания.
Особенно своеобразны русские своим мироощущением, поэтому картина, изображающая старый город, в каталоге отмечена, как 'Старая Русь'. Ощущаешь себя на пути в восточные страны, находящиеся на краю света. Колористы относят Рериха к лучшим художникам; его палитра гармонична, а вся картина в цельности похожа на гобелены.
 
  
 

Варяжское море. 1910.

Самая известная среди выставляемых картин 'Варяжское море'. Она великолепна по своей композиции, она смела своим творческим решением, здесь проходит один из лейтмотивов отваги. Краски буйствуют в лесах синеющих вдали скал, зеленеющее море и линия горизонта охвачены блеском заката. И среди множества островов появляются корабли викингов с князем и его дружиной, их приветствуют нарядные новгородские мужчины и женщины.
 
  
 

Идолы. 1910.

Примечательны также 'Идолы': иссушенные ветром берега и тёмная синь. Это идеальный фон для языческой картины с красновато-бурыми истуканами и частоколом, увешанным лошадиными черепами.

Искусство Рериха не только заслуживает особого внимания. Но и носит печать будущего, с которым у него будто бы договор о новом искусстве, которое может дать ответы. В своём смелом искусстве он нашёл золотую середину, и это показывает, что новое искусство грядёт.

Berlingste Tidende. 1919. 21 января. Перевод с новежского А.Е. Лыжиной.
______________________________________________________________


24 января 1919 г. Копенгаген

Leo Feigenberg
МИР РЕРИХА

Рерих постоянно развивается и не может быть обозначен одним простым словом. Рерих не просто человек, а целый мир: у него есть Север, Юг, Восток и Запад, самобытный народ, архитектура, театр, дома, одежда, собственное будущее, храмы, предания, песни, молитвы и свой собственный особый язык.
Его мир похож на наш: там есть моря, флот, дома, театр, старики, животные, идолы, но всё это: море и флот, дома и язык, несомненно, имеют другое будущее.

И когда попадаешь на его выставку, чувствуешь непостижимое волнение, непонятное любопытство, как человек, попавший в новую и неизвестную страну.
Даже критику сложно отнести Рериха к одному из старых ограниченных определений, потому что в нём, в его мире, всё становящееся, новое, неизвестное.

Зрители не почувствуют мирного успокоения от картин Рериха, среди всех чувств обнаружится бесчисленное множество вопросов и неоднозначностей: почему облака в 'Друидах' кучевые? Зачем плетут корзины? И зачем старики заплетают бороды?

Эти вопросы остаются нерешёнными. Но так же вне решения этих проблем находится и живопись, чтобы остаться прекрасной. В Мире Рериха это касается не только домов, одежды и языка, но также и его вечного, неразрешённого вопроса. И поэтому его мир тоже прекрасен.

'Мир Рериха' - живой мир. Он развивается и растёт каждый день, он движется. И как каждый живой мир не имеет в себе ничего косвенного, он живёт и борется сам с собой в разных вопросах: художественно-реалистических, символических, стилизаторских и прочих.
Рерих пробует различные пути, различные палитры, оттенки и материалы, а также, это немаловажно, вне зависимости от того, являются ли картины стилизациями или оригинальным произведением, все они - стилизации и не стилизации, фантастические и реалистические - несут характерную особенность личности мастера, неизменно юной и неизменно находящейся в путах вечных вопросов.

Рерих - не только художник, но и археолог, писатель, а также он пишет замечательные стихи. И всё это - его рассказы, стихи, живопись - появились потому, что у него есть жизненный путь, и он ведёт его к цели, за которой лежит Вечность. То есть этот мотив действительно можно обнаружить в его картинах: поддержка могучего лагеря в далёкой стране, благодаря которому он ведёт путь вдаль, к новому, безграничному, светлому Миру.
В основании поисков Рериха лежит тайна с вечными вопросами, и в его вечной молодости лежит бессмертие творца.

Когда человек отправляется в путь в мир приключений и останавливается среди пейзажей могучих викингов и воспринимает их так, будто они существовали - сказочные животные и идолы, которые не имеют сходства ни с чем и которые всё-таки напоминают нам о чём-то неизвестном, - понимаешь, что они передают нам смысл, даже если Рерих является стилизатором, ведь он - 'Метерлинк в живописи'. Но зачем ему быть Метерлинком, если он - Рерих?

Verde nog Vi (Копенгаген). 1919. 24 января. Помещены илл. картин Н.К. Рериха 'Приказ' и 'Священное место'. Перевод с норвежского А.Е. Лыжиной.
__________________________________________________________________

 
  
 

Приказ. 1917.
 
  
 

Священное (заповедное) место. 1902.