Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

П.К. Портнягин
*****************************************************************
 
12 июня 1927 г.
Из дневниковых записей Е.И. Рерих:
'Доктору скажите - Общество друзей Музея Рериха желает приобрести его дневник для издания. Можно ожидать большой успех. Каждая черта жиз-ни будет изучаема и закреплена в жизнеописании. Также необходимо сказать Портнягину: 'Музей приобретёт все записи ваши, и они могут открыть вам дверь в Америку'.

13-14 июня 1927 г.
Из дневников П.К. Портнягина 'Современный Тибет':
'13 июня 1927. Сегодня Е.И. прочла мне и доктору [К.Н. Рябинину] из сво-ей тетрадки слова Учителя, в которых даётся нам совет вести дневник путе-вых записей нашей Миссии. Прежде я несколько раз пробовал писать дневник, но скоро терял интерес к этому занятию; начну писать опять.

29 июня [1928 г.] Шанхай.
Письмо Портнягина к Рериху Н.К.

Шанхай 29/VI
Николай Константинович,
В Шанхай прибыли мы вполне благополучно все мы трое.Я остался здесь, т.к. в Тяньцзине ещё не совсем спокойно и ещё потому, что мне нужно было устроить здесь кое-какие дела. Плаванье было спокойное, и доктор часто вспоминал о Вас с благодарностью, что Вы отправили его в Китай, а не в Европу, относя это к Вашему мудрому провидению. В Шанхае мне удалось временно устроиться, и здесь я встретил известного путешественника по Дальнему Востоку и Китаю - Дьякова, который был очень заинтересован достижениями нашей экспедиции. Я дал ему сведения для местной прессы и получил от него предложение ехать с ним в новое путешествие в юго-восточный угол Тибета через Бирму.
Экспедицию эту предпринимает одна американская компания специально для производства киносъёмок. Предполагается снять до 30.000 метров. Если для Вас не составит затруднения, пришлите мне удостоверение о моей прежней службе у Вас. Если Вас интересуют подробности этой экспедиции, я напишу Вам другое, более подробное письмо. Если Вам будут нужны мои услуги для каких-либо целей в Бирме, располагайте мною по своему усмотрению. Как удались фильмы?

Привет Е.И. и Ю.Н. Мой адрес:

П.К. Портнягин,
269, Avenue Joffre French,
consession Shanghei, China

П. Потрнягин

Архив Музея Рерихов, Москва
__________________________


П.К. Портнягин
СОВРЕМЕННЫЙ ТИБЕТ*)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда мне был дан совет вести дневник нашего путешествия, который должен был быть впоследствии опубликован, я сначала недоумевал, какое значение может иметь дневник человека, занимающего в Миссии техническую должность и не обладающего никакими специальными знаниями. Но впоследствии я понял, что при некоторой наблюдательности я могу дать читателям интересный материал, обрисовав, насколько это возможно, личность такого замечательного человека нашего времени, каким является Н.К. Рерих.

Имя это в настоящее время настолько хорошо всем известно, что я затрудняюсь сказать что-либо по этому поводу. Хочу только припомнить обстоятельства, при которых я впервые познакомился с Н.К.
Первое наше знаком-ство произошло осенью 1924 года в Харбине. Я тогда живо интересовался всем, что касалось вопросов духовной жизни, читал теософическую литературу, принимал деятельное участие в теософических кружках, когда однажды случайно увидел в витрине одного из книжных магазинов книгу Н.К.Рериха. Это были 'Пути Благословения'.

Может быть, название книги, а может быть, и внутреннее чутьё подсказали мне необходимость познакомиться с содержанием этой книги. Не имея возможности приобрести её - я тогда находился в очень стеснённых материальных обстоятельствах - я взял абонемент в одной из публичных библиотек и таким образом получил возможность ознакомиться с содержанием произведших на меня глубокое впечатление 'Путей Благословения'.

В этой книге давались довольно ясные намёки на связь автора с Гималайским Братством, этой безусловно авторитетной организацией Учителей Жизни. Особенно запечатлелся в моём уме призыв Рериха к Красоте и Бесстрашию. Последнее и было одной из причин, заставивших меня оставить столицу Маньчжурии и уехать на юг, в неизвестное будущее. Конечно, мне тогда очень хотелось встретиться с Н.К. лично, но это было невозможно.
Два года я провёл в путешествиях по Китаю, и в октябре 1926 года волею судьбы попал в Ургу, где неожиданно встретил Н.К.Рериха уже в его физическом теле.

Встреча эта произошла следующим образом: я жил в то время в Урге со своим другом Б., последователем Вивекананды и большим поклонником всего, что исходило из Индии. Однажды я случайно узнал, что в этом же городе проживает некто, недавно приехавший из Индии. Я сообщил об этом Б., и тот на другой же день поспешил с визитом к неизвестному приезжему.

Вернувшись домой, он показал мне листок бумаги, где был написан постоянный адрес путешественника и его имя. К моему великому удивлению, я прочёл: 'N. Roerich', написанное по-английски. Я был настолько поражён, что не мог решить, идти мне к нему или нет, когда на другой день получил приглашение Н.К. пожаловать к нему.

Оказывается, Б. уже рассказал там обо мне. На следующий день мы с Б. были у Рериха. Нас приняли сам Николай Константинович, его жена Елена Ивановна и сын Юрий Николаевич. Разговор шёл об искусстве, Н.К. показывал репродукции своих картин, написанных в Индии. Вся семья Рерихов производила удивительно благоприятное впечатление; сидя у них, я испытывал чисто физическое ощущение полного покоя и какой-то внутренней теплоты. Визит затянулся до позднего вечера и закончился лёгким ужином, после которого мы распростились с изумительными хозяевами и ушли к себе.

На другой день я опять посетил Н.К., получив персональное приглашение. Здесь Н.К. неожиданно предложил мне идти с ними в Тибет в предполагаемое на будущий год путешествие. Подобное предложение было для меня счастьем, и я немедленно согласился. Таким образом, я попал в состав Миссии Западных Буддистов и весной 1927 года выехал вместе с другими из столицы Монгольской Народной Республики - Улан-Батора (Урги) в Тибет.
__________________________________
*) Текст Дневника П.К. Портнягина см. в разделе "Дневники Центрально-Азиатской экспедиции" (2) на настоящем сайте.
_________________________________________________________________

19 июня 1937 г.
Из письма Е.И. Рерих к Асееву А.М. о судьбе П.К. Портнягина..

"Также Вы прислали нам Батуринский бюллетень с упоминанием о статье Портнягина. Не говоря уже о том, что Портнягин вообще не имел права печатать без нашего разрешения об экспедиции, но и сама статья очень слаба, малоинтеллигентна. А что это за странный человек, Вы можете судить из пересылаемой мною Вам совершенно доверительно копии его письма, написанного им в 33 году. Мы расстались с ним в Дарджилинге в начале июня 28 года. Всё сообщаемое им в этом письме не отвечает истине и, в лучшем случае, есть плод больной фантазии. Приводимый им эпизод, когда он будто бы бросился меня спасать от неизвестной опасности, в действительности никогда не имел места. В описываемую им ночь перед тяжким и опасным переходом по раскалённой солончаковой пустыне никто из нас не ложился спать, мы должны были выступить в три часа ночи, чтобы до жары достичь единственного оазиса и, переждав там зной, продолжать после заката ночной путь. Кроме того, ночь накануне он не проводил в лагере, ибо по небрежности конюхов все верховые лошади в поисках хорошей травы ушли на прежнюю стоянку, и ему вместе с конюхами пришлось ехать их разыскивать.

Также он никогда не был личным секретарем Н.К., ибо кроме довольно несовершенного русского языка он никаких других языков не знал. Эту обязанность исполнял доктор экспедиции. Никто из членов экспедиции не имел повода подозревать у него искривление позвоночника или же что он страдает от астмы. Он отличался прекрасным телосложением и большою силою, с необычайною лёгкостью без надобности всходил пешком на самые высокие перевалы. Он запечатлелся в моей памяти как здоровый, но крайне ленивый и небрежный человек и ничем не интересующийся. Всё же грустно, что он оказался таким неблагодарным, вспоминается, сколько внимания и тепла было оказано ему всеми членами экспедиции.

Никто никогда не выказывал ему ни малейшей враждебности, а замечаний он слышал очень, очень мало, хотя поводов к тому было много. Его статья об экспедиции лишь доказывает уровень сознания. Истинно, нет великого человека в глазах его лакея, как говорят французы. Любопытно и недавно полученное нами письмо из Дальнего Востока со сведениями о всяких злоречиях Портнягина, который перед своим отъездом из Тяньцзина сказал одной даме, что 'уезжает, ибо больше шпионить не может'. Слышали мы такие же сведения из двух разных источников. Предоставляем Вам судить, какова эта личность.

Из архива А.М. Асеева
______________________