Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

АКСЕЛИ ВАЛЬДЕМАР ГАЛЛЕН-КАЛЛЕЛА
(1865 - 1931 гг.)
 
 
  
 

И. Репин. Портрет Аксели Галлен-Каллела. 1920 г.

*****************************************************************

СОДЕРЖАНИЕ

Н.К. Рерих. Странники (1946 г.)
Письмо Н.К. Рериха к А. Галлен-Каллеле (12 июля 1918 г. Сортавала)
Письмо Н.К. Рериха к А. Галлен-Каллеле (20 августа 1918 г. Тулолансаари)
Письмо Н.К. Рериха к А. Галлен-Каллеле (29 августа 1918 г. Тулолансаари)
Письмо А. Галлен-Каллелы к губернатору Выборгской губернии (10 сентября 1918 г.)
Письмо Н.К. Рериха к А. Галлен-Каллела (6 апреля 1919 г.)
Н.К. Рерих. Чары Финляндии (Финскому Обществу им. Н. Рериха) (1930 г.)
**************************************************************************************************


СТРАННИКИ

Испанцы забыли Зулоагу, а финны - Галлена Каллелу. А ведь оба они крупнейшие мастера. Оба они любили русское искусство и чуяли будущность его. Таких друзей мы должны ценить и чтить их память.

Зулоагу мы впервые полюбили на его выставке в Питере. Запомнили его мощных тореадоров, а особенно зовущий портрет Соррель. Конечно, правительство ничего не приобрело. Любовались мы его мастерством и в Америке.

Галлен Каллела пришёл ко мне во время финской выставки в "Мире Искусства". Он приходил раза три. Были долгие вечерние беседы. В этих беседах было нечто сродни Врубелю. Совсем другое, совсем о другом, но, в сущности, о тех же прекрасных образах. Сближало искусство, говорили только о художнике, иногда умолкали, улыбались и опять обменивались о красоте, о технике, о сближении народа с красотами творчества.

В последний раз мы виделись в Гельсингфорсе, в дни моей выставки. Галлен помогал дружески. Его советы были правильны, истинно доброжелательны. После выставки мне хотелось оставить ему на память мой финский этюд. Галлен был тронут, а затем сказал мне:

"Не раздавайте своих вещей. Правда, Ваше творчество бьет ключом, но мы, художники, не знаем, когда этот родник иссякает".
Я улыбнулся: "К чему такие мрачные мысли? Голова работает, вооб-ражение творит".

Но Галлен покачал головой и начал говорить грустно, и мне показалось, что он имеет в виду именно себя самого. Он почти шептал: "Нет, нет, не будем самонадеянны. Всегда может случиться, что творчество пресечется. Это вроде психоза. Руки готовы в полном знании техники. Голова крепка, а творчество вдруг отлетает. Да, да, это случается и помочь нечем".

Видимо, мастер был удручён. Как ни старался он улыбнуться, но рот кривился. Я почуял, что с моим другом что-то случилось. Больше мы не видались. Галлен заметался. Побывал в недрах Африки и через несколько лет оказался в Америке. Умер в Таосе - в могиле многих художников.
Мастер был прав, что-то надломилось в нём. Живопись, мастерство уцелело, но творчество его скончалось. Да, он говорил о себе.
Где его последние вещи? Куда разбежались они в вихре событий?

Судьба вещей-странников напоминает еще об одном друге, о Ходлере. Многие его картины и этюды бродили по Америке. Где нашли они пристанище? Любят ли их в Швейцарии - на родине Ходлера? Или тоже "с водой ребёнка из ванны выплеснули"? Всё может случиться, а особенно сейчас. Всем ли путникам готов кров? После смерти Левитана его брат привёз ко мне множество отличных этюдов мастера. Где эти странники? Наверно, Комитет по делам искусств оберёг такие сокровища. Радостно, что на Руси берегут искусство.

24 июля 1946 г.
Н.К. Рерих 'Листы дневника', т.3. М., 1996 г.
***********************************************************************


12 июля 1918 г. Сортавала.
Письмо Н.К. Рериха к Аксели Галлен-Каллеле

Сортавала.
Тулолансаари, дом Баринова.

12 июля 1918 года.
Мой друг Аксель!
Получите наши искренние комплименты. Моя жена и я слышали разговоры о твоём героизме и о том, что твой сын был серьёзно ранен. Надеемся, что сейчас он выздоравливает. Мы часто думаем о тебе, потому что вот уже больше года, как мы в Финляндии. Зима застала нас в Сортавале, и мы восхищались энергией и организаторскими способностями финнов, из ничего они создали армию. Теперь мы живём в Тулолансаари, это час езды от Сортавалы на пароме. Я много работаю, природа этих мест мне бесконечно нравится. Мы были бы очень счастливы, если бы ты приехал провести у нас несколько дней. Я бы так хотел показать тебе мои последние работы.

Милый друг, у меня есть к тебе большая просьба. Мне необходимо получить в сенате разрешение на перевоз моих картин и красок багажом. Я уверен, что если ты замолвишь словечко о значении моих работ, я получу это разрешение. Я также думаю, что несколько слов от тебя или от художественного общества властям Сортавалы могли бы мне очень помочь. До сегодняшнего дня мне не на что жаловаться, можно только восхищаться их любезностью. Но время бежит, мне хотелось бы, чтобы они узнали, что у меня есть друзья, ценящие моё искусство. Надеюсь, что это письмо дойдёт до тебя. Буду счастлив узнать твои новости.

С искренней дружбой,
Н. Рерих

Публикуется по: Елена Сойни. Северный лик Николая Рериха. Самара. 2001.
___________________________________________________________________


Письмо Н. К. Рериха к А. Галлен-Каллеле
20 августа 1918 г.

Мой дорогой друг Аксель!
Я тебя искренне благодарю за любезное письмо и за сертификаты. Мы будем очень счастливы увидеть тебя и твоего сына в Тулолансаари. Довольно трудно точно узнать дату нашего отъезда, но думаю, что мы останемся три или четыре недели в доме Баринова. Я послал письмо твоему другу из Ваасы. Конечно, с собой у меня есть несколько картин, но хотелось бы знать, какой жанр он предпочитает. Я слышал, что при красных была полностью разрушена большая коллекция картин. Кому принадлежала эта коллекция и какие авторы там были? Моя жена передаёт тебе привет. Надеемся видеть тебя и твоего сына в Тулолансаари.

Искренне твой
Николай Рерих

Публикуется по: Елена Сойни. Северный лик Николая Рериха. Самара. 2001.
________________________________________________________________


29 августа [1918] г. Тулолансаари.
Письмо Н. К. Рериха к А. Галлен-Каллеле

Мой милый друг Аксель!
Надеюсь, что это письмо ещё застанет тебя в Каяни. Нужно, чтобы ты срочно рекомендовал меня губернатору Выборга господину Хекселю. В противном случае очень возможно, что мне придётся покинуть Финляндию.
Меня информировали, что с 1 сентября снова начнётся выселение русских, проживающих в Финляндии. На этот раз никто не сможет остаться. Потому что оставят только тех, у кого есть работа или жильё. Не имея ни того, ни другого, я окажусь среди высланных. Вот, пожалуйста: известная личность, известное имя и общественное положение и высылка из Финляндии только по причине национальности. Такого не случалось никогда ни в одной стране. Когда мне сообщили эту новость, я засмеялся. Но только что я получил письмо от человека, которому доверяю. Этот человек советует мне запастись рекомендательными письмами от исключительно известного и ценимого в Финляндии человека. Я сразу же подумал о тебе. Твоё имя мне поможет. Мне очень неловко тебя вновь беспокоить, но что делать. Я утешаюсь тем, что, может быть, позже смогу тебе помочь. Как бы я хотел видеть тебя, поговорить с тобой, знать, о чём ты думаешь, о том хаосе, который нас окружает. Если бы нас не преследовали, мы бы остались здесь ещё на три недели, а на зиму бы остались в Выборге (у нас уже там намечено жильё). С благодарностью и дружбой

Твой Н. Рерих

29 августа, Тулолансаари, Сортавала.
Публикуется по: Елена Сойни. Северный лик Николая Рериха. Самара. 2001.
__________________________________________________________________

10 сентября 1918 г.
Письмо А. Галлен-Каллелы к губернатору Выборгской губернии

В канцелярию губернатора
Выборгской губернии.
Выборг.

ПРОСЬБА

Могу настоящим подтвердить, что мой знакомый и друг. русский подданный, художник господин Николай Рерих заслуживает всестороннего доверия и возможности пребывания в стране, где ему будет угодно, для чего ему нужно выдать официальное разрешение остаться в Финляндии.
Мне будет очень стыдно, если иностранного художника, господина Рериха, не уважают и без визы вышлют. Своей подписью прошу официальные власти, чтобы господину Рериху оказали всяческое содействие и поддержку на время его пребывания у нас в стране.

Руовеси, 10 сентября 1918 года.
С уважением,
Галлен-Каллела

Архив Русского культурного центра, Дели, Индия. Ф. 1, on. 1, ед. хр. 38, л. 1.
(Перевод с финского Эркки Кяхконена).

**********************************************************************************************


6 апреля 1919 г.
Письмо Н. К. Рериха к А. Галлен-Каллеле

Мой дорогой друг!
Будь так добр, дай мне хороший совет, что мне делать с выставкой? Все отношения хороши и блестящи, но Атенум*) не появляется, и все покупатели исчезли. Может быть, мне нужно самому обратиться в Атенум, но я полагаю, что такое персональное обращение не удобно.
Дай мне дружеский совет.

Сердечно преданный тебе
Н. Рерих

Публикуется по: Елена Сойни. Северный лик Николая Рериха. Самара. 2001.
__________________
*) Художественный музей в Гельсингфорсе.

***************************************************************


ЧАРЫ ФИНЛЯНДИИ
(Финскому Обществу Имени Рериха)

Друзья!
Радуюсь получить ваше славное письмо от 6-го октября 1930 г., принесшее мне избрание Почётным Президентом нашего Финского Общества.
Охотно принимаю это избрание, так близкое мне. Сообщите Посланнику Финляндии и Генеральному Консулу моё глубокое сочувствие большой строительной работе, производимой финским народом.
Также прошу передать доктору Реландеру, генералу Маннерхейму, Акселю Галлен-Каллела, Сааринену и другим моим друзьям в Финляндии мои лучшие чувства. Мы никогда не забываем время, проведённое в имении д-ра Реландера, и приветствие от Финского Правительства, сообщённое мне Акселем Галлен-Каллела к открытию моей выставки в Гельсингфорсе. Я всегда чувствую, что моя картина в Атенеуме явля-ется послом моего благожелания Финляндии.

Сердечно вспоминаю я, как в Америке я имел радость приветствовать великого строителя Финляндии Сааринена, создавшего незабываемый стиль в строительстве. Я сказал ему: Где же тот мост, который делает наши встречи такими дружественными? Где же тот ключ, который открывает наши сердца? И где же те крылья, которые через все препятствия несут нас во имя самого благородного и самого творческого? Прекрасное ведёт нас через все мосты. Прекрасное открывает наиболее тяжкие затворы. Прекрасное ткёт светоносные крылья и объединяет души человеческие в их стремлении к единому Свету.

Когда я вспоминаю замечательные Музеи искусства, археологии и этнографии, созданные Финляндией, я чувствую, с какою заботою и самопознанием Финны собирали свои сокровища. И мы знаем, как глубоки финские корни. Уважаемый финский учёный Тальгрен напомнит нам, как глубока древняя культура Финляндии. Истинно слово 'Культура' близко и легко произносимо на финской земле.

В моей книге 'Шамбала' я воздал привет Финляндии в статье, озаглавленной 'Гуру - Учитель'.
Однажды в Финляндии, на берегах Ладоги, я сидел с крестьянским мальчиком. Кто-то, средних лет, прошёл мимо, и мой маленький друг вскочил и с искренним почтением снял свою шапочку. Я спросил его: 'Кто этот человек?' Необычайно серьёзно мальчик ответил: 'Это Учитель'. Я снова спросил: 'Это ваш Учитель?' - 'Нет,- ответил мальчик,- это учитель из соседней школы'.- 'Вы знаете его лично?' - 'Нет',- ответил мой юный друг. 'Почему же вы его приветствовали так почтительно?' Ещё более серьезно малыш ответил: 'Потому, что он Учитель'.

Истинно в этом мальчике, снявшем шапку перед учителем, заключено здоровое зерно народа, знающего своё прошлое и сознающего значение слова 'созидать'.

Когда мы плыли по незабываемым финским озерам, вызывая образы мудрого Вайнемайнена, Айно и Сампо, мы видели и развалины седых замков и древние храмы и знакомились с такими же древними обычаями, и мы чувствовали так ясно, почему Калевала стоит в первом ряду вечных человеческих творений.

Я уверен, что вы, дорогая наша сотрудница, Эллен Кеттунен и президент Финского Общества господин Г. Тэслеф, внесёте в жизнь Общества те здоровые творческие и героические основы, которыми так богата славная Финляндия.

Лучший привет!
Гималаи, 1930 г.

Николай Рерих, 'Держава Света'. 1936.
__________________________________