Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

А.Д. РУДНЕВ
***************************************************
 
 
  
 


26 июня 1920 г. Финляндия
ПИСЬМО А. Д. Руднева к Н. К. Рериху

Professor dr. A. Rudnev

Finland. Kаmаra
26.6.1920

Дорогой Николай Константинович,
Грехам моим нет конца. К счастью, сестра жены моей помолвлена с итальянским офицером, может быть, молитвы его в совокупности с молитвами всех моих друзей других религий дадут необходимые индульгенции. Я уже сегодня написал два письма: Юлинскому и Петражицкому. Видимо, гром не грянет... а сейчас я пишу под аккомпанемент не прекращающейся уже около 2 часов грозы. Дождь льёт, как из ведра. После хорошей погоды это даже приятно.

Получил Вашу последнюю открытку, которая разошлась с моей. Я Вас уведомил об исполнении поручения по части страховки. Б. Шейнин написал Вам письмо, так что Вы о нём знаете? Вы меня спрашивали раз о Голенищеве-Кутузове: я наводил справки не раз, но совершенно безрезультатно. Никто ничего не мог мне сообщить.
Теперь немного об общих делах: Цейдлер привлёк меня в Кр. Крест, где я избран вместе с Александровым и Грубе (оба деловые и реальные люди) в ревизионную комиссию. На почве участия в Кр. Кресте Иванова с Бутлеровым и Гулевича, который теперь (с этой точки зрения к счастью) уехал за границу, происходят неприятные трения в колонии, особенно между Особым Комитетом и Кр. Крестом. Теперь и меня избрали в Ос[обый] Комитет. Против Карташёва идёт крупная компания. К сожалению, на этот раз он дал повод к ней одним весьма неосторожным и по-моему неправильным письмом по поводу призыва Цейдлера к Красным Крестам об помощи международного Креста разных стран несчастным умирающим в Петербурге (без участия русск. Кр. Креста). За это Карташёв назвал Кр. Крест соглашательским учреждением, бросившимся в политику. Я весьма определённо держусь мнения, что остающиеся в Петербурге, за немногими исключениями, - соглашатели, но в действии Ц[ейдлера] я ничего подобного не усматриваю. На днях выборы председателя. Ведут (и я согласен) Грубе. Я его прежде не знал. Какой он человек, я не знаю, мне он скорее симпатичен, а главное - это единственный человек, который не говорит, а делает. Школы были при последнем издыхании, и он достал деньги, и немалые, причём сам пострадал. Он помогает молча направо и налево. Про это ни он, ни другие не говорят. Я сам видел, как его просили и как он, не задумываясь, дал 500 марок. Существуют другие кандидаты, если он откажется. Д. Д. Гримм, но он, как и Карташёв, по-видимому, смотрит на Комитет, как на учреждение, играющее политическую роль, что противоречит уставу. Это, конечно, не желательно. На днях мне сообщили, что некоторые, в случае отказа Грубе (и в том числе он сам), хотят меня!!! Грубе смог бы денег достать, а я?.. Думаю, что это несерьёзно. Как это всё противно с этими интригами. А лица, окружающие А. П., большие интриганы и, главное, не брезгающие грязными средствами. Ошибка Иванова вообще в том, что он весь и всегда 'я' и обо всех других всегда говорит позорящим образом, а сам больше говорит и желает иметь вид, чем делает. В [настоящее] его интриганство я не особенно верю, но таковым его считают все. Гулевич, разумеется, дипломат. Ему портит весьма его ужасный сын. Вы с ними виделись?

В Выборге мы имели еженедельные музыкальные вечера. У нас бывали и местные, и приезжие музыканты. Теперь нас оставил Кольбе, уехавший в Гельсингфорс. С моими гармонизациями сейчас наступила остановка. Но придётся думать об их издании. Напр[имер], Блох, Давидов, Арцыбушев, Арсеньев и др. находили их весьма интересными и считают меня не гармонизатором, а композитором в них; Б[лох] считает их чуть не эпохой в художественно-этнографической] музыке (как Григ для норвежской музыки, так это для монгольской).

В положении русских здесь произошли ухудшения, но как мы с Вами не раз говорили, виною в этом слишком часто сами компатриоты. Разумеется, есть и другие причины. Но всё же я не вижу оснований для той мрачности, с которой многие смотрят на все события. Я лично чувствую большее тяготение к возможности возобновить работу по специальности. Обидно быть одним из 5 монголистов в мире. Единственным из них свободным и не иметь применения своих данных. Я знаю, что в Бошии нашлось бы и место работы, но туда мне не по пути. Я думаю об Америке, Японии, Китае. Или где-либо в Антантской Европе. Вам не говорил П. Н., почему он мне не ответил? Считает он меня неправым или это случайно? Жена и я шлём Вам всем наш душевный привет.
Ваш Анд. Руднев

[Приписка на л. 1об. сверху:] Спасибо Вам за Вашу монографию. Мы здесь
крайне радуемся Вашим успехам в Англии. Что будут сыновья делать в Индии?
[Приписка на л. 2об. сверху:] Прилагаю (хотя жена находит, что я это де-лаю напрасно) рисунок-фантазию моего сына и очень хотел бы знать Ваше мнение о нём. Если это сколько-нибудь интересно, то не откажите вернуть и скажите, что делать с его рисованием. Поощрять ли рисование, и что рисовать.

Архив Института 'Урусвати' (Центр науки и культуры, Дели). Ф.1. On.1.Д.18.
Публикуется по изданию: Н.К. Рерих 1919-1920. СПб. КОСТА 2011.
_________________________________________________________