Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ РЕРИХ
(1902 - 1960)
 
СОДЕРЖАНИЕ

ВЫПИСКА из метрической книги о рождении и крещении Ю.Н. Рериха
(3/16 августа 1902 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Георгию [22 июня 1906 г., Сан-Джиминиано]
ПИСЬМО Ю.Рериха к Рериху Н.К. (18 июня [1913 г.])
ПИСЬМО Ю. Рериха к Рериху Н.К. (19 апреля 1919 г.)

Фото Ю.Н. Рериха 1922 г.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (11 августа 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (13 августа 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (2 сентября 1922 г. Kreuznach)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (14 сентября 1922 г. Бонн)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (24 сентября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (28 сентября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (1 октября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Юрию (5 октября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Юрию (10 октября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Юрию (13, 17 октября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Юрию (22 октября 1922 г. Чикаго)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (23 октября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Юрию (30 октября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (30 октября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (1 ноября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (6 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (9 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (11 [ноября 1922 г.] Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (13 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (17 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (17 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям ([18 - 28 ноября 1922 г.] Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (20 ноября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рерих к родителям (20 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (21 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (22 ноября 1922 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (27 ноября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (28 ноября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (29 ноября 1922 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (13 декабря 1922 г. Нью-Йорк)

**********************************************************************************


1902 г.

3/16 августа 1902 г.
ВЫПИСКА
из метрической книги Новгородской епархии, Валдайского уезда Бологовской Покровской церкви, за тысяча девятьсот второй (1902) год, о рождении и крещении у Николая Константиновича Рериха сына Георгия.

Число родившихся мужского пола 188-й
Рождение - 3 августа.
Крещение - 14 августа.
Имя - Георгий.

Звание, имя, отчество и фамилия родителей и какого вероисповедания - Художник, с правом на чин Х-го класса, Николай Константинович Рерих, жена его Елена Ивановна, православные.

Звание, имя, отчество и фамилия восприемников -
Князь, Предводитель Вышневолочского дворянства,
Статский советник Павел Арсениев Путятин
и вдова С.-Петербургского нотариуса Мария Васильевна Рерих.
Кто совершал таинство крещения - Священник Александр Скородумов с псаломщиком Петром Фелициным.

Источник: сайт: Е.Б. Герман. Страницы жизни Ю.Н. Рериха.
______________________________________________________



1906 г.

[22 Июня 1906 г. С.Джиминиано]
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Н.К. Рериха к Юрию Рериху
(На штемпеле дата: 22 GIU 1906 San Gimignano )
 
  
 


Suisse. Geneve.
Quan du Leman. Hotel Bellevue.
Georg Roerich
_________________

Целую милого Юсика. Напиши мне письмо. Пошли маму ехать.
Н. Рерих

Приезжай Флоренцию. Заруб[ин] отказал.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/274, 1 л.
_______________________________



1913 г.

18 июня [1913 г.]
ПИСЬМО Юрия Рериха к Рериху Н.К.

18 Июня
Милый Папочка
я ездил с мамою к доктору в Питер туда хала с нами дама очень болтливая. Назад же ехал много военных, один генерал старого типа, да несколько гвардейских офицеров, ителигентной публики совсем не видно, но, должно быть, есть и она.

Эти дни у меня было 37,4 и 31,1. Доктор, которому мы ездили, дал мне две шоколадки. Он меня называл Стёепкой и Петькой, а маму он принял за мою тётку и говорилъ маме, что ей 25 лет.
Мы ходили рисовать крепость. К нам приходили шарманщики и китаец, который продовал шелк.

Мой огород уже цветёт, только кортофель. У меня в кабинете стоит цветок на окне. Доктор сказал, что-бы я [ел] раз в день только мясо.

Какие горы ты видешь из пансиона? Какая у вас погода? Нашу комнату обклеили белыми обоями.

У нас дядя Боря. Дядя Стёпа ещё не приезжал.
Целую тебя крепко жду ответа твой
Юрик.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1237, 1 л.
_____________________________________


12 Апреля 1919 г.
ПИСЬМО Ю.Н.Рериха к Н.К.Рериху (Выборг)

Дорогой папа!
Ради Бога, пришли мне от Валевича программу экзаменов, это мне очень важно. Работаю много. Целую тебя крепко.

Твой Ю.Рерих

Публикуется по изданию: МЦР, 2002.
*************************************************


1920 г.

8 ноября 1920 г.
ПИСЬМО Е. И. Рерих к Рериху Ю.Н.

8 ноября 1920
Милый, родной, мой Юсик!
Приезжай нас навестить, денег я достану от Сахновского. Он, видимо, узнал от Зака, что нам нужны деньги и вчера по телефону очень трогательно мне предложил. Мы думаем этим воспользоваться. Это лучше, чем продавать бриллианты. Может быть, ты можешь приехать в конце недели? Мне очень хочется увидеть опять моего мальчика! Проект твоей работы мне очень нравится. Работай и не сомневайся в успехе. Вчера у нас от 2,5 до 9 ч.
Сидели Бринтон и Кингор, обсуждали устройство выставки, видимо они хотят создать большой успех. Должна признаться, что мне американцы очень нравятся. Мне даже приятна их преувеличенная восторженность. Может быть, как контраст замороженности англичан. Сегодня будет у нас Тагор и Пир-сон**, а другие народы придут их смотреть. :
Целую и обнимаю тебя, моего милого родного мальчика.

Архив музея Николая Рериха, Нью-Йорк
___________________________________


5 декабря 1920 г.
ПИСЬМО Ю. Н. Рериха к родителям

5 декабря 1920 г.
Cambridge

: Мне было очень приятно повидать Pearson"a. Говорили с ним о необитаемых островах и об ужасах современной цивилизации. Как бы мне хотелось уехать с экспедицией куда-нибудь в Центральную Азию. Здесь, хотя я и веду замкнутый образ жизни, все-таки есть признак развращенности нашего века. Да и народы тут не понимают стремления к пустынным островам. Для них Fifth Avenu является целью, а особняк на ней - раем. Мне такая психология не подходит. Начал писать новое сочинение о сборниках сказаний о прежних перевоплощениях Будды. Дело с В.А. обстоит благополучно.
Когда у Вас откроется выставка?
Что за американцы приезжают смотреть на картины? Pearson говорил мне о каких-то old ladies. Понимают ли они?

Завтра утром иду добывать деньги по чеку. Тут в библиотеке много книг по оккультизму. Спросите Руководителей, можно ли мне их читать. Что рисует Светик? Почему он не пишет?
Целую крепко.
Ваш Ю. Рерих

Архив музея Николая Рериха, Нью-Йорк
____________________________________


1922 г.
 
  
 

11 августа 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vangiard
XI Paris

11 Авг. 1922
Дорогие папа и мама!
Пишу Вам второе письмо из Парижа. Всё это время был страшно занят. Нужно было достать Carte d'identite, визу в Германию и всякие удостоверения.

Был у Pelliot. Он был страшно мил и уже задал мне работу по древне-китайскому языку. Одолжил также необходимые книги. Он очень против того, чтобы я брал доктора в Париже. Вообще он против всяких степеней.
Также он мне советовал брать меньше курсов, а больше работать научно. Так что пока я беру всего 6 курсов в College de France et a Ecole des Hautes Etudes.

Завтра еду в Германию, ибо в Париже сейчас никого нет. Проф. Boger сейчас уехал на дачу. Сегодня подаю прошение на стипендию. Первый взнос уже получил. С М-м Марцеарли повидаюсь после Германии, ибо сейчас очень много дела по устройству. Тенишева сейчас также вне города. Видел русского посла Маклакова. Он на меня произвёл несерьёзное впечатление.

Осматривая Лувр, видел много ценного для моей работы. Сегодня иду в Банк получать мой чек и в Institut des Hautes Etudes Slaves. Жить здесь можно на 600 fr. в месяц. Купил себе сапоги, теннисную рубашку.

Жорж меня очень тронул своим отношением к делу М.М. Он постоянно перечитывает данные сеансы в Лондоне и знает их наизусть. Носит также на себе присланные ему вещи в Лондоне. Я ему читал книгу, которую возьмём на Рейн, чтобы читать.

Переписываю Ваши слова Фабия и Св. Сергия, которых у нас нет в наших записях:
'Irae dies lacrimoza dies illa qua resurget ex favilla homo reus parce Deus' (Fabius)
'Для учёбы Фабия писанья Римской Церкви, приобрети; для воссоздания очей духовных Иисуса Христа, Матери Пречистой Богородицы воздаяние - обновление мира; оно придёт. сказание исполнится, народы восстанут и построят Храм Но-вый'. Св. Сергий

Крепко Вас обнимаю
Юрик

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
______________________________________


13 августа 1922 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

Grand Hotel
de l'Europe Vignette
STRASBOURG
Strasbourg 13 Авг. 1922.
P. DIEBOLD

Дорогие папа и мама!

Пишу Вам уже из Страсбурга, eu route в Германию. Пробуду здесь ещё день и отправлюсь в средневековый город Speyer вниз по Рейну.
Страсбург мне очень нравится. Осматривали Собор, присутствовали в 12 ч. дня при прохождении апостолов на знаменитых часах в портале Собора. Поднимались на колокольню. откуда вид на весь Страсбург и Рейн. Слушали также орган и пение. Сегодня совершили длинную прогулку по городу и вдоль Рейна. Много очень старых улиц. Завтракали в ресторане, помещ. в доме начала XV столетия. Очень интересные окна и стулья. Вообще здесь мало старой обстановки.

Из Страсбурга едем на Speyer, Metz, Кобленц, Bonn и Kreutznach. В Kreutznach'е собираемся усиленно играть в теннис и поездить верхом. Также закупить книгу. Одна немецкая книга мне обойдётся очень дёшево.
Пришлю маме книги по теософии, если найду интересные. Светке достану книги по новому театру в Германии. Заходил до отъезда из Парижа в Musee Guimot. Какой чудный музей. особенно хорош Тибетский музей - collection Bacot.

Голубев сейчас в Париже, но болел жёлтой лихорадкой, которой заразился в Индо-Китае. Я передал сторожу Музея свою карточку.
Кн. Тенишева тоже сейчас вне города. М-ме Манциарли увижу тотчас же после приезда из Германии. За 4 дня пребывания в Париже был занят устройством необходимых дел.

Работы будет очень много. К счастью, экзаменов у меня не будет, и я смогу спокойно работать научно. Тут действительно наука хорошо поставлена. Текст Епифания, который я привёз, оказался неизвестным для Pelliot, и он очень просил меня показать ему.

Вообще мне Париж очень понравился, хотя в Августе никого в городе нет. Очень мало движения на улицах. Был на rue de la Paix и вспоминал маму. Сейчас по ней ходит много американцев. Лувр сейчас закрыт, кроме картинного отделения, которое я осмотрел.

О Русских балах я пока мало слышал. Французы помогают русским студентам. Открывается русское студенческое общежитие, где студенты будут пользоваться даровым помещением и столом.

Из России официально сообщают, что в Минской губернии началось большое восстание против большевиков. Красные полки, посланные против повстанцев, присоединились к ним. Взят Борисов и Игумен. Сейчас идёт осада Могилёва. и уже два дня как под городом идёт сильный артиллерийский бой. Силы повстанцев достигают 20 000 т.г.

На Галлиполи добровольцами построен памятник в виде Креста, в память погибших добровольцев. Крест виден со всех пароходов, входящих в Босфор. Символ России.

Перечитывал книгу М.М. Были ли новые сообщения? Приехал ли Света и <:> на Monhegan? Живёт ли у Вас Данилов? Как его здоровье?
Пусть мама напишет письмо М-м Шклявер. хотя бы короткое.

Пока желаю Вам всего лучшего, и часто очень Вас вспоминаю. Вспоминал Вас в Соборе, ибо знаю, как бы Вам понравился он. Завтра опять иду туда. Кстати, в городе здесь живёт много Rochrig:
Шклявер шлёт искренний привет.

Крепко Вас обнимаю
Ваш
Юрик

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
____________________________________


СЕНТЯБРЬ

2 сентября 1922 г. Kreuznach
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

6, Auguststrasse
Kreuznach
2 Сент. 22.

Дорогие Папа и Мама!
Как радостно было получить ваши два письма от 2-го и 8-го Авг. Надеюсь, что Вы теперь получили все мои письма из Парижа, Страсбурга и Wiesbaden'a. Остаюсь в Kreuznach до 12-го Сент., оттуда еду в Bonn, осмотреть Университет. Из Bonn'а направляемся в Кёльн, где постараюсь найти антиквара.

Сегодня пришёл первый транспорт книг Берлина (5 книг за 50 cents). Искал для Светы книги по театру, но здешние магазины ничего не имеют. Жду теперь по этому делу известий из Берлина.

Здесь в Kreuznach'е ужасно много русских. Заведующая книжным складом в Kreuznach'е - русская, в Hotel'ях - русские, в поезде - русские. Все друг друга бо-ятся, и говорят на иностранных языках. В Bad Munster живёт какой-то Шидловский.

Пока всё время отдыхаю. Много сплю (11 1/2 - 12 часов), играю в теннис. Ездил в Wiesbaden'е верхом, но лошадь была такая кляча, что даже стыдно. Осматривал окрестные замки в горах. Вчера был в театре, приехала франц. труппа из Парижа 'Le vieux Colombier' ['Театр старой голубятни' (фр.) - ред.] Было довольно хорошо.

Интересных людей здесь нет. Ужасная всё кунсткамера, и сплошной водевиль. Продолжаю заниматься китайским языком. С этим письмом посылаю образец моей визитной карточки (всех званий поместить было нельзя). Надеюсь, что мамино здоровье вполне поправилось. Забота М.М. проявляется во всём. Например, мне нужен был для Парижа письменный стол. Купить его было трудно, и я решительно не знал, что делать. Вчера Жорж получил письмо от одного француза, в котором тот сообщает, что с удовольствием даст мне свой письменный стол (очень большой) без вознаграждения.

Приехал ли Света и Jim на Monhegan? Где Данилов?
Пока крепко вас всех целую.
Жорж посылает Вам любезный привет.
Юрик

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
______________________________________



14 сентября 1922 г. Бонн.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

Hotel Monopol
Sternstrasse
Bonn
14. IX. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Вот уже почти месяц, как от вас нет писем. Получили ли вы мои письма из Plymont'a, Парижа и Германии? Поправилось ли здоровье Мамы?

В настоящее время нахожусь в Bonn'е, куда приехал со специальной целью закупить необходимые книги для зимней работы. Результаты превзошли все мои ожидания. Нашёл целый ряд необходимых книг по Индии, Китаю и Персии. К моему большому сожалению, для Светика книг ещё не нашёл. Были несколько книг по театру, но всё воспоминания старых актёров, не представляющих большого интереса. Постараюсь поискать в Париже.

Завтра иду в Секретариат местного университета узнавать адрес проф. Jacobi, известного санскритиста, учителя проф. J.Woods'a.
Из Bonn'a числа 20-го с.м. выезжаем в Кёльн, где буду искать антиквара. Если найду его, то сообщу, что у него имеется.

Числа 23-го - 24-го Сент. вернусь в Париж, где начну исполнять все возложенные на меня поручения (два листа!). Занятия начинаются 14 Ноября, но уже в октябре будет много работы.

В понедельник в первых числах октября мне назначил свидание Проф. <Boge> по поводу моей bourse. Возможно, что я ещё получу 250 fr. в месяц от ка-кой-то организации. Моё содержание мне будет обходиться у Шклявер 500 р. в месяц, включаю комнату, стол и прислугу.
Пишу Вам в Нью-Йорк, ибо думаю, что вы уже вернулись.

Please transmit my sincere greetings tu Jim Hull .
Целую Вас и Светку.
Любящий Вас
Юрик

Жорж посылает свой сердечный привет, пишите на 270 rue de Vaugirar, XV, Paris.
Пусть мама напишет Шкляверу. <Мне это доставит удовольствие.> Он очень ждёт.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_______________________________________



24 сентября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugerard
XV PARIS

24/ IX
Дорогие Папа и Мама!
Только что получил Папино письмо от 15 сент., с изложением первого поручения 'Corona Mundi'. Я думаю, что это прекрасный план, и что здесь на это пойдут с удовольствием. Поговорю с Голубевым, с которым повидаюсь на днях.

Только что сегодня вернулся из Кёльна, после довольно утомительного ночного путешествия и прохода трёх границ.

На днях напишу Вам большое письмо с изложением моих впечатлений о Германии.
Также вышлю Вам одну книгу о R. Steiner'e, в которой говорится о причинах его разрыва с Теософической Общ[иной]. Считаю, что нужно и это знать.
Папе купил несколько фотографий старых мастеров в Кёльнском Городск. Музее. Кёльнский собор произвёл на меня сильное впечатление. Кстати, должен сказать, что в Кёльнском Музее имеется картина, приписываемая Wouwerman'у, но я думаю, что это не Вауерман, а Van d. Velde. ибо характером своим страшно походит на нашего V. d. Velde.

Как здоровье Мамы? Что делает Света? Почему Вы не пишете, получили ли мои письма из Германии?
На будущей неделе отправляюсь к М-ме Манциарли.
Пока крепко вас всех целую,
Ваш любящий
Ю. Рерих

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



28 сентября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.


270. rue de Vaugirard
Paris, XV
28. IX. 22.

Дорогие Папа и Мама!
Надеюсь, что Вы уже получили моё письмо от 24-го с.м. из Парижа, которое было написано по приезде в Париж. Все эти дни я страшно был занят. Заказал себе очень хороший костюм у хорошего портного (дешёвый костюм покупать нельзя). Вообще начинаю обмундировываться, а то я совсем износился.
В будущую Пятницу или Субботу пойду к М-ме Манциарли в <A...>. В Понедельник 1-го окт. иду к проф. Boyer говорить об условиях bourse. Повидаю также Голубева и кн. Тенишеву. Дела у меня очень много. Живу сейчас на бивуаке, ибо комната моя ещё не приведена в порядок.

Много хожу по Парижу. Был в Musee Guimet и Louvre. Папина картина висит в Люксембургском Музее. В Povillion Marsan ещё не был. ибо он был в тот день закрыт.

Вчера в 2 ч. ночи со мною произошёл странный случай. который я должен Вам описать. Проснувшись, я заметил, что вся комната наполнена розовым светом (хотя ставни были закрыты, и окна не было видно). Ясно был виден камин и книги на камине, подушки на постели и мелкие вещи на письменном столе. Это явление продолжалось около 8 минут и сильно меня изумило. Спросите М. М., что это могло бы значить.

Как здоровье Мамы? Что делает Света? Привет <Hull'у>.
Целую Вас крепко,
Любящий Вас
Ю. Рерих

P.S. Что произошло с Даниловым?
Пусть Мама напишет письмо М-ie <Cklever> хотя бы кратко и по-русски.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



1октября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

270, rue de Vaugirard
XV PARIS

1/ X
Дорогие Папа и Мама!
Так был обрадован получением Ваших писем от 20 Сент. с.г.
Вчера был у М-ме Манциарли и просидел довольно долго. И.В. произвела на меня страшно хорошее впечатление, я давно так хорошо не проводил время. Говорили об Индии, об Аробиндо Гош, о Тагоре. Нас всех очень ждут в Шантиникетан.

Сильное впечатление на меня произвёл рассказ об Ар. Гош., действительно, это человек, к которому следует ехать. Он в настоящее время работает со своими учениками над объединением сознания. Встретиться с ним очень трудно, ибо Он находится в очень глубокой йоге. И.В. много говорила о папе, и, видимо, всех нас очень глубоко чувствует. Вообще, приёмом я был очень тронут, и так было хорошо говорить с действительно интеллигентным человеком. В Среду буду у них обедать и познакомлюсь с двумя русскими востоковедами, Елисеевым (окончил Токийский Унив.) и Минорским.

В Субботу же иду с И.В. к одному оккультисту - дервишу. Здесь в Париже также находится Успенский. В Среду передам книгу М. М.

На будущей неделе повидаюсь с Голубевым, который скоро уезжает в Индо-Китай. М-ме Манциарли хорошо знает Bacot, которому я уже написал письмо.
Дело моё с bourse вполне уладилось, и bourse мне выдаётся 'dans ancane condition de scolarite' .

Pelliot не хочет, чтобы я занимался только научно, и больше сам. Вы понимаете, как мне это приятно. Сейчас уже завален работой, зубрю древний китайский язык. Экзаменов у меня не будет.

В Германии купил интересную книгу Spengler'a 'Das Untergang des Abendlandes', т.е. 'Падение Запада', в которой он доказывает крушение Европейской цивилизации и восхождение России и Востока.

Мечтаю о Вашем приезде сюда, всё же для меня здесь жизнь интереснее, чем в U.S.A.

В настоящее время мы переживаем событие чрезвычайной важности, а именно борьба Британии с Востоком.

Словом, чувствую себя хорошо. Были ли новые указания от М.М.? В прошлом письме я Вам описал явление, которое было со мною. Интересно знать, что это было.

Когда Мама напишет М-ме Cklever хотя бы маленькую 'notice'.
Я рассказал Pelliot о моём объяснении некоторых скифских имён, оказалось, что оно совершенно новое.

Сообщите мне адрес редакции 'Geografical Magazine', ибо хочу написать статью о Средней Азии и немного заработать долларов.

Пока всех Вас крепко целую
Любящий Вас
Ю. Рерих

Архив музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



5 октября 1922 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ю.Н. Рериху

5 окт.
Родной мой Юрик, сегодня получил Твоё письмо от 24 Сент. Неужели все письма, кот. мы посылали на имя Шклявера, пропали. Там были хорошие, нужные письма с messagam'и! И я так радовался, видя, как дух Твой углубляется в Великое Служение. Мы живём в сплошной сказке. Всё растёт! Каждый день чудеса! Конечно, Corona Mundi - будет золотым дном.
<Tafbinder> пишет, что видела меня в ауре Белой Ложи.

Мама чувствует себя много лучше. Сейчас ищет квартиру. Света - в тумане - очень боимся, что чёрный Данилович ему очень вредит. Для Corona Mundi: ты действуешь не только лично, но как корреспондент учреждения. Как важно будет Твоё свидание с Манциарли. Мы прямо поражены, как значение наше здесь утверждается с каждым днём - прямо незримая подготовка для Поручения.

Не имею вестей от Шибаева (о нём были тревожные messag'и).
Попроси Гессена вернуть мою рукопись, если она ещё не напечатана. Обе старин. картины проси антиквара выслать мне сюда в Школу.

Писал ли Ты автоматически? Пишу из Школы - рядом работают две пишущие машинки!! Вышли мне каталог Salon d'Automie.

Целуем крепко нашего родного Тамерлана - наш передовой отряд.
Привет Шкляверу.
Н Рерих

[Е.И.] Милый, славный мой Юханчик, радуюсь каждой твоей вести - целую тебя. В пятницу переезжаем на квартиру.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



10 октября 1922 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ю.Н. Рериху

10 окт. 1922 г.
250 West 82 Striet.

Родной Юрик, сообщаем Тебе наш новый адрес, но кроме Тебя пусть всё идёт по адресу Школы. Квартира большая и её размеры были даны Учителем. За эти дни - масса чудес. Наши примечания Оригена к Песне Песней, где сказано, что Песня Песней написана как дворцовое приветствие по случаю приезда дочери Фараона!!! Вообще, столько чудесного!

Получили письмо от Шибаева от 26 Сент. и оказалось, что 18 Сент. уже послан ему полный ответ в messag'е Учителя. Учитель указывал о Твоих поручениях, а главное, охранить наше достоинство перед Манциарли.

Как Твои дела? Кого успел повидать? Мы боимся, что целая серия наших писем пропала. Нельзя ли их выписать из Германии, если их переслали Тебе - ведь там были сообщения. Вообще, какая дивная сила около нас и как всё слагается чудно. Выпиши из Берлина хоть 20 экз. Цветов Мории - воспользуйся чудовищным курсом.

Мама очень устала с переездом. Я так счастлив, что могу ей дать этой зимой - и прислугу, и хорошую квартиру. Сам я простудился и несколько дней сижу дома, ибо не обратил внимания на указания Учителя.
Ещё Тебе сказано: 'Новую книгу ищи относительно китайских посольств. Туин Тао (или Дао) можно найти'.

Целуем крепко. Привет Шкляверам.


Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
______________________________________



13, 17 октября 1922 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

13 окт. 1922 г.
Родной мой Юханчик, вчера получили два твоих письма, в кот. ты пишешь о встрече с М-ме Манциарли и о твоём видении. Очень радуемся, что она тебе понравилась, видимо, и ты произвёл на неё очень хорошее впечатление, ибо и от неё имеем письмо. О видении спросим и напишем.
Сейчас папа не совсем здоров, простудился и уже неделя, как сидит дома, но уже лучше себя чувствует.

Порасспроси Манциарли о Aurobindo Ghosh'e и сообщи нам, ведь мы его должны будем повидать! Ещё раз прошу тебя не уронить папино значение в глазах Манциарли. Если бы ты видел, как здесь новые люди относятся к папе, как ловят каждое его слово, и правда, наш Пасик всё растёт и углубляется в мудрости.

Ты пишешь о том, что Aur. G. работает над объединением сознания своих учеников - это очень замечательно, ибо то же делается у нас. Мы и Лихт. замечаем, что одни и те же мысли приходят к нам на ум в одно и то же время, они часто дают нам ответы на посылаемые указания.

Наша школа работает, но папе не позволено учить других учеников, кроме основателей дел, - им папа преподаёт мудрость организации и ведения дел. Ученики способные и дело пойдёт. <Хор :> души. Тонкие и с широким горизонтом.

17 окт.
Не грустно ли, что письмо, начатое 13-го могу продолжать лишь 17-го. Устаю безумно, не имею ни минуты для себя. Похудела так, что всё старое не годится, надо ехать, иначе организм не выдержит. Учитель говорит, что тяготение настолько велико, что всё наше существо находится как бы под прессом.

Удивительные 'совпадения' продолжают случаться на каждом шагу. Третьего дня Лихтман говорили нам о том, что нужно бы Хоршу дать понять, что М.М. стоит за Corona Mundi, ещё больше, нежели за школу и уже вчера в школу пришло письмо от <Adney> - приведу тебе его, оно произвело на них огромное впечатление.

В субботу, во время нашего обычного собрания наш Пасик не писал, а говорил или, вернее, диктовал то, что проходило написанным перед его глазами. Это было первый раз, что он мог так видеть. Найдя время, спишу тебе все сообщения - они очень красивы.

Нас очень интересует, как ты передал Книгу Манциарли. Поняла ли она значение этого? Сказал ли ты ей, чьи это сообщения, и вложил ли, передавая ей книгу, все устремления духа твоего на то, чтобы она почувствовала, чьи Слова ей вручаются! Aurob. Ghosh велик, но помни, что Учитель - Старший Брат!

Милый, милый Юханчик, как мучительно хочется мне передать тебе мою веру, мою любовь и моё устремление к исполнению возложенного поручения. Как оно прекрасно! и как огромно! Мы четверо - еле охватываем его!

Родной Мой, помни о своём значении! Не умаляй себя, умаляя нас! Не выкажи слабости, не поддавайся сомнению в присутствии чужих! для них ты должен быть твёрд как адамант! Самое маленькое дело не может быть успешно выполнено, если организатор его колеблется и сомневается на глазах участников. Ты живёшь среди свидетелей, помни это!

Всю тяготу вылей в письмах к нам, но больше никому!!! Одиночество наше растёт, ибо нам столько даётся!! Но скоро мы познаем источник и будем Учителя Ауру помнить, улыбаясь через капли росы грядущего Светлого дня.
Радость, радость, радость, работать для такой Великой цели, имея уже в руках возможность достижения Главного Искания!!!

Папа на днях едет в Чикаго, сегодня первый раз вышел на улицу. - Светик улучшается, хотя боюсь приезда Данилова, он переводится в N.York- преподав. в Columb. Un. на 250 долл. в мес. Посмотрим - я буду сражаться.

Как только Пасик вернётся, напишу тебе письмо <Adney>, а пока целую тебя. моего родного мальчика. По отъезде папы, я буду несколько дней свободнее и напишу хорошее письмо М-ме Шклявер, а теперь шлю им всем наш сердечный привет.
Пиши, родной, подробнее о себе!!
Целуем.

Письмо <Adney> - от 10-го Ок.
 
  
 

Целуем ещё раз. Пиши, когда тебе понадобится увеличение капиталов.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
______________________________________



22 октября 1922 г. Чикаго.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

THE BLACKSTONE
South Michigan Avenue & East 7-th St.

CHICAGO 22 окт. 1922

Родной мой Юрик, сейчас мама сообщила мне Твоё письмо. Как я счастлив, что сознание Твоё объединяется с моим. Ведь в этом одном уже заключена великая сила. А сколько чудесных дел на Благо творить мы можем в этом единении. Сегодня говорил о Тебе Лауферу. Он Тебя помнит и, видимо, ценит. Будь добр, пришли мне каменный век русский - я обещал Лауферу отдать его в Музей на обмен.

Сейчас я 4 дня в Чикаго по делам оперы и росписи одного ресторана - театра. Сколько кругом чудесного. Вчера доктор Девец, рассматривая мой гороскоп говорит: 'Через 9 или 10 лет - какое замечательное совпадение планет. Да вы - Моисей на вершине горы!' А через 6 лет что-то miracoulos [сверхъестественное (анг.) - ред.] Ведь она наших сроков не знает.

Как рад я Твоим беседам с Манциарли - мой привет ей. Что Морис Дени? Что Тенишева?
Боря пишет - трудно выехать! Ждём его нетерпеливо. А там и к Тебе прикатим. Целую крепко,
НР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
______________________________________




23 октября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris, XV
23-го окт. 1922.

Дорогие Папа и Мама!

Вчера получил Ваше письмо от 10-го с.м. Продолжаю работать весьма усиленно. Перевели с Ирмой Владимировной первую песнь Бхагавад-Гиты.

Сегодня весь aferoon были разговоры о Corona Mundi. Трудность заключается в том, что в артистических кругах Парижа замечается большая рознь. Словом, порядочная везде плесень. Голубев всё ещё в Marsielle, ибо собирается там жениться во второй раз на 18-ти летней девице. В среду утром буду говорить с M. Hackin, conservateur de Musik Guimet; он большой поклонник искусства Папы, и я думаю, что с ним можно будет переговорить об обмене коллекций.

В Bulletin de l"ordre de l"Estoile d"orient за октябрь появилась статья И[рмы] Влад. о Master school. Достану по мере, и перешлю Вам. С И.В. у меня самая усиленная кооперация. Видимся почти каждый день. Говорим о существующей духовной группе, о будущей работе в России, и т.д. Замечательно то, что у нас одинаковые мысли.

Одна из дочерей И.В., Маркелла Степановна, является очень крупным композитором. Её вещи имеют то оккультное нечто, что так сильно замечается в Скрябине. В моих восточных работах всё идёт по-старому, работаю над китайским и тибетским.

Кстати, И. Вл. предложила мне проехать с ними к её сыну на юг Франции. Я, конечно, согласился, ибо это будет хороший случай повидать Пиренеи. Для этого мне нужна будет денежная подмога - $100 - 150. Если не трудно, то пришлите.
Заказал для себя пальто, а то становится очень холодно. Что Света и Jim?
Целую Вас крепко
ЮР
Часто о Вас думаю.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



30 октября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ю.Н. Рериху

30 окт.

Родной мой Юрик, опять радовались Твоему письму. Радовались, как Тебе видно, что Тенишева - это прошлое, а есть группа людей, за которыми будущее.

Конечно, примем <So> как родную, но ей придётся обжиться здесь - ведь Ты знаешь, что в Америке всё не сразу приходит. Но если у ней хватит настойчивости, то и класс составится, и новые люди найдутся.

В Школе уже 75 платных учеников и 24 профессора. Конечно, безмерно большее будущее имеет Corona Mundi. Как только получу кам. век от Тебя, я передам его Лауферу. Он сразу охватил все возможности Corona Mundi. И мы тоже стремимся скорей увидать Тебя, и Твоя работа над Bhagavat Git'oй нас радует. Конечно, обложку можно сделать, но печатать лучше в Берлине у Гессена или у Когана, ибо печатни в Риге очень слабы.

Ты уже знаешь эпизод, что 16 сент. Учитель дал письмо Шибаеву, а 26 сент. мы получили от Шибаева вопросы на наши уже посланные разъяснения.

Вчера в Школе был reception - пришло около 400 человек - была давка. Всё растёт и толпится. Последние дни у мамы болит глаз - что-то попало в него. Это так раздражает. Сегодня она принялась за перевод книги, но глазу от словарей стало хуже.

Посылаю Тебе билет reception'а - обрати внимание, Master Sust presents Union - East and West! Das Gupta сказал речь, где неожиданно указал, что сюда он пришёл лишь по зову 'World famous artista' - т.е. меня - друга Тагора и пр. Что за человек Каменская? Она - будущее или прошедшее?

Юрик, мой родной, только подумай, что за праздник труда наша жизнь!?! И что за возможности кругом! И теперь Ты понимаешь, почему вчетвером мы сильны. На общих сеансах я не пишу больше, а читаю, что вижу: крупные буквы (рукописные) по блестящему, золотистому фону. А что Ты скажешь о гороскопе? За эти месяцы я напишу серию русских древних городов.

Целуем Тебя Р/х

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
______________________________________


30 октября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris, XV
30-го окт. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Многое Вам нужно передать. Творятся удивительные вещи, и рука направляющая Учителя видна во всём.

Сегодня получил Ваше письмо от 17 окт. Сильно меня беспокоит усталость Мамы. Неужели нельзя уединиться более?
'Corona Mundi', видимо, здесь скоро устроится. Обо всём Вам напишет Ирма Владимировна. Нам необходимы проспекты Corona Mundi, которых я ещё не получил. Поражаюсь, сколько у Папы здесь поклонников.

Советую отнестись очень тепло к Иоланте Степановне, ибо это сильно подымет наш авторитет. Они так много от Вас ждут. И.В. всё мечтает о своём свидании с Вами в New-York'е. Я бываю на rue La Fontaine каждый день. Мило работаем над Гитой. начали также очень успешно писать автоматически. Были даны замечательные указания И.В. и Маре Степановне (одной из дочерей И.В., о которой я Вам писал).
Через автом. письмо Учитель проводит свою идею. На этих собраниях папино присутствие постоянно чувствуется. И.В. видит Папу в видениях. Словом, повторяется, что и у нас.

Я писал Вам, что на Рождество собирался ехать с И.В. на юг Франции к её сыну. Это будет мне необходимо для отдыха.
К M. Denis ещё не заходил, ибо он страшно узкий католик. Голубев ещё в Marseille.

Моя учёная слава всё здесь растёт. Сегодня хранитель Музея Guimet просил меня заняться каталогированием материалов по Средней Азии. По утрам я работаю в библиотеке, когда она закрыта для других. Словом, отношение прекрасное. Много работаю над китайским языком и делаю успехи.
Здесь познакомился с Елисеевым, нашим известным Японистом. Мы уже сделались большими друзьями, а главное, что он не сухой учёный, а человек, открытый искусству и новым идеям. Такие учёные очень ценны.

Узнайте, где можно посмотреть статью о Средней Азии в Америке. Хотелось бы заработать, хотя бы немного. Редактор 'La Vie des peuples' просил написать статью о русском искусстве. Хочет ли писать Папа, или это нужно написать мне? Напишите.
Словом, работы очень много. Зима эта без пользы не пройдёт. Теперь только чувствую, как необходимы востоковеды.

Должен Вам также сказать, что Ирма Владимировна глубоко видит, что Папе всё открыто, и что Папа всё знает. Я, конечно, соответствующим образом это поддерживаю в ней. Сами увидите, если это мне удалось.

Прошу выслать мне $ 200, если можно. Пришлось заказать пальто, и необходим ещё один костюм и рубашки. Всё это, конечно, деньги стоит, тем более, что мне часто приходится бывать в 'свете'.
Часто думаю о моём былом уединении. О тех часах, проведённых вместе с моими книгами, (которые остаются моими лучшими друзьями) в Гарварде. Здесь этого уединения нет, ибо, несмотря на прекрасное отношение, я живу в чужой семье, чья аура мне совсем не подходит. Но что делать!

Мечтаю, когда можно будет затвориться на Востоке. Я хочу там первый год провести совершенно один и изучить моё мировоззрение, которое сам я ещё мало знаю. Беда в том, что я делаюсь абсолютно каменным, и ни какие переживания не могут разрушить и поколебать моего внутреннего спокойствия; эту сильную сдержанность стали даже замечать и Манциарли, но, видимо, так нужно.

Жду очень Ваших писем!
Нельзя ли узнать, где находится в Америке гвардии подпоручик Ник. Ив. Лосев.
Крепко целую
ЮР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
*****************************************************


НОЯБРЬ

1 ноября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

1 ноября 1922 г.
Дорогой мой Юханчик, не писала тебе, ибо три дня сидела в тёмной комнате. В глаз попал уголь и вызвал сильное раздражение. Сегодня первый день, что я могу писать.

Вчера вечером был указ отн. Манциарли. Сегодня надеюсь получить от них книгу с впечатлениями от Индии. Ио милая девочка и я буду рада быть ей полезной - она очень сердечно отзывается о тебе, и я страшно счастлива, что у тебя есть люди, кот. интересуются твоей работой. Если ничто не помешает, напишу сегодня письмо Ирме Владимир.

Сейчас папа по телефону из школы прочёл мне твоё письмо. Я немного недоумеваю, как можно посреди занятий уезжать в Пиренеи, а также твоя просьба о подкреплении вызывает вопрос, сколько ты расходуешь в месяц, где ты писал две недели тому назад, что у тебя остаётся 5000 fr. - с небольшим.

Новых заказов у папы нет. Расходы большие и живём мы на деньги, взятые в долг у Х. Тяжело их тратить, ибо они нужны для поездки -
- Не расплескайте чашу.
- Надо помнить и применять это во всех смыслах. Мы рассчитывали, что этого хватит, по крайней мере, до половины Января, и я собиралась послать тебе 30 долл. на Рождество, чтобы купить цветы М-ме Шклявер и какой-нибудь пустяк Georg'у. Напиши обстоятельно твои денежные дела, почему нужна эта поездка, что она тебе принесёт?

И помни, родной мой мальчик, что нам нужно быть очень экономными. За квартиру, в силу того, что нам нужна большая комната для папы и комната для Светы, и только до первых чисел Июня мы платим дороже, а именно, 370 долл. в месяц. Я собираюсь взять прислугу в дом, ибо мне не справиться, слишком много приходящих и очень много всякого писания. Перевод книги, ведение рекордов школы, meeting'ов, рекорды наши, и необходимо сделать копию всех имеющихся сообщений - и сделать это могу только я, ибо мне сказано переписать, запечатать и сдать в банк. Никто не должен читать до времени.

Кроме того, массу времени отнимают мои дочери. Вот когда понятна фраза: 'Сумейте стать fule mother моим ученикам'. Мне приходится сглаживать все трения, ибо они меня так любят, что моё слово для них всё. И так как каждая желает говорить со мною наедине, у меня совсем нет времени для себя. Уже два месяца, как я не брала книги в руки, и очень тоскую об этом.

Столько приходится отдавать, но теперь уже недолго! Светка помогает <: картинах>. Сейчас приехал Данилов и, увы, опять чувствуется его пошлейшее влияние. У меня делается физическая тошнота при одном его виде.

К большому моему огорчению Ио и Мима отзываются о своей матери очень легкомысленно, слегка иронически. Неужели почти всегда дети настолько ниже своих больших родителей, что не в состоянии понять их значительность!!! Что это - не могу ещё разобрать - застенчивость, глупость? Грустно!!!

Ну, целую тебя, моего родного, пиши откровенно, почему ты хочешь ехать и сколько тебе хватит денег?

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________


6 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
PARIS. XV
6-го нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!

Сегодня получил Папино письмо из Чикаго. Жду очень нового сообщения М.М. У нас происходит что-то замечательное. Пишем автоматически, видим видения, и т.д. Перед началом писания часто видим, как атмосфера наполняется голубыми звёздами и шарами. Corona Mundi так же начинает действовать, но нам необходимы проспекты. Обо всём Вам подробно писала Ирма Владимировна, так что я повторять не буду. Вчера видел Ch. Vildrac'а, известного писателя. он в восторге от Папиных картин и от идеи Corona Mundi. Ясно, что Corona Mundi 'is a great desiderative'. Вы уже, наверное, знаете, что решено образовать Комитет, который будет ведать делами Corona Mundi во Франции. В Ком. решено пригласить представителей всех отраслей искусства. Труднее с художниками, ибо здесь в художественном мире существует большая рознь. Уже намечаются дела для Corona Mundi, когда они оформятся, то напишу, но сейчас важно иметь проспекты.

Всему, что делается в Париже для Corona Mundi, мы обязаны совершенно необычайной энергии и провидению Ирмы Владимировны. Ирма Влад. один из самых ценных сотрудников в делах М.М., тем более, что она так бесконечно высоко ставит Папу.

Только на rue Lafontaine я чувствую себя дома, и вы знаете, как это для меня необычайно, принимая во внимание мою сдержанность с другими. Словом, стараюсь ковать ту группу, которая пойдёт работать в России.

В моих делах всё идёт хорошо, но $200 всё же пришлите, ибо мне пришлось заказать пальто, и купить Тибетский словарь. На Рождество еду в Vivier на юг Франции к сыну Ирмы Влад. Курсы начинаются 1-го Дек., пока много работаю сам. Какое впечатление на Вас произвела Ио?

Крепко вас обнимаю
ЮР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
___________________________________


9 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
PARIS. XV
9 нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Какую большую радость доставило мне Ваше письмо от 24 октября! Как красива 'Книга о жертве', и как это сказано для меня. Я вновь чувствую присутствие М.М. около себя, особенно вечером, когда ложусь спать. Это обстоятельство меня наполняет большой радостью. Главное, что необходим подвиг и подвиг.

Хотелось бы больше Вам рассказать о Манциарли. Всё, что с ними у меня происходит, весьма замечательно. Вы знаете, как я трудно сближаюсь с людьми, как мне с ними скучно и тяжело. Но у Ирм. Влад. я не только чувствую себя дома, но искренно привязался к ним всем. Тем более, что они так все почитают Папу. Словом, у нас общие вкусы, взгляды, идеи.

Меня, медведя, любящего свою берлогу и одиночество, начинают приручать. И я так рад, что здесь на чужбине нашёл людей, которые походят на нас, и будто вылиты из одного куска стали.

Пишите, какое впечатление на Вас произвела Ио, она, кажется, очень славная (хотя я и видел её только несколько дней), но её нужно поддержать в Америке. Чем больше Вы окажете ей внимание, тем лучше. И я теперь ясно вижу, что созидается группа, которая должна быть связана. Как я буду радоваться, если Света ближе подойдёт к Служению.

Зачем дружите с людьми, тенями которые должны уйти. [Истинно] то, что в нашей группе все талантливы и искусство занимает крупное место в жизни каждого. Так, напр., мы с Марой, которая, правда, очень хороший композитор (её вещи будут исполняться на концертах в Salon d'Automne, и хором Кибалтича), у нас общее понимание искусства, а вы знаете, что у меня вкус не совсем плохой. Это я заметил, когда вместе осматривали коллекции Polliot в Louvr'е. Какие чудные вещи, мистические Будды, утончённые Бодхисаттвы, и страшные и свирепые Kin - Kang, гении-хранители доброго закона. Вообще, меня Буддизм страшно привлекает. В нём я нахожу глубокое мистическое чувство и красочность. Стоит только прочесть монгольские и тибетские молитвы!

Продолжаю много заниматься китайским яз., и это требует столько настойчивости. Начал также тибетский язык.

Мама пишет, что люди собираются около нас неизвестно почему, то же письмо самое я испытываю здесь, ибо меня рвут на части. Все хотят меня видеть. Писем получаю уйму, а также загадочные телефоны с просьбой сообщить о моём здоровье. Всё это, я думаю, объясняется тибетской поговоркой:
 
  
 


'Если вы одарены, то все люди собираются вокруг вас, хотя и не были позваны; как бы далеко не был пахучий цветок, он всегда окружён роем пчёл'.
Прошу Вас выслать мне $200, ибо стипендии, которая мне дана, я ещё не получил и могу оказаться в плачевном положении.

Климат Европы мне больше подходит, и я не чувствую 'сонливости'. Погода стоит прохладная.

Завтра иду завтракать с Яковлевым, скоро пойду смотреть его работы. Prof. Firbis написал мне очень милое письмо. Он теперь в Париже.

16-го у нас будет reunion [встреча (англ.) - ред.] по делам 'Corona Mundi'
Словом, действуем. Каждый день созерцаю сказку жизни, и дивлюсь глубине мысли Учителя! Мечтаю о России, а главное о нашей поездке на Восток.

Шкляверы были довольны очень получить Ваше письмо. Но у них атмосфера не для меня, и бывает тягостно. Но, видимо, так нужно. Они также люди прошлого. Хотя и монархисты, но Теократии не понимают, да я с ними об этом и не говорю. Крепко Вас обнимаю. Пишите, пусть Мама себя бережёт. Это так важно для меня.

ЮР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
____________________________________



11 ноября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

11[Нояб.]
Конфиденциально.

Милый мой Юханчик, вчера получили твоё письмо от 30-го Окт. Спешу ответить. Папа вчера выехал в Чикаго на первое представление 'Снегурочки' - пробудет там до конца будущей недели, т.е. до 19-го Ноября. Надеюсь, что у тебя денег не в обрез - хотелось бы знать хотя приблизительно смету. Очень нужно экономить деньги, данные на поездку, пока источников заработков нет. По возвращении из Чикаго папа вышлет чек.

Относительно статьи о Средн. Азии, напиши хотя бы кратк. конспект; что именно, приблизительные размеры и будут ли иллюстрации, тогда поговорим и посоветуемся, где лучше поместить. Русская статья пусть лучше идёт под твоим именем, но если хочешь, пришли черновик или запроси данные от папы.

Радуюсь твоему укреплению в сознании необходимости востоковедения. Союз народов Востока назревает. Что касается твоих успехов и возможностей, у меня никогда не было никаких сомнений (ты это знаешь!). Идя указанным путём (избранным твоим духом) ты, конечно, воспользуешься всем, но читай чаще указания и возможно точнее выполняй их. Некоторые даны очень ясно и определённо. Перечти их - в особенности те, кот. касаются Парижского поручения.

Сейчас пишу, и каждая моя фраза подтверждается стуком. Мне ясно, что ты одно указание забыл, или решил, что в данном случае оно не применимо. Хотелось бы, чтоб ты сам догадался. Родной мой мальчик, не так это страшно, ибо сказано, что вред обращу в пользу.

Конечно, дело не может пострадать из-за этого, но нам (видишь, говорю не только тебе) необходимо научиться точно выполнять указания, когда они высказаны определённо. Повторяю это постоянно себе - но, увы, не всегда удаётся. А данные сроки исполняются!

Даются объяснения моим прошлогодним видениям - объяснена была математическая формула, написанная красными чернилами на белом листе бумаги. 'Пульс атомов создаёт совокупность энергии, легко укладываемой в формулу, виденную Урусвати - запомнить её ещё не дано, ибо она поведёт лишь к разрушению, но Урусвати вспомнит вовремя. Были показаны диски зеркал посвящённых, и завет запечатлён на моём.
- Боже! Я так томлюсь малым знанием моим, так томлюсь желанием отдаться душой и телом работе! Но знаю, что для того, чтобы быть в состоянии принять 'вороха знаний', нужно мне ещё вырасти и обновиться физически, сбросить с себя пыль прикосновений.
- Этого мы достигнем в Синих горах и здесь я не имею права требовать уединения, ибо то, что мы сейчас делаем, есть тоже работа для будущего. Мы готовим будущих сотрудников, а они так нуждаются в руководстве и поддержке. В полгода они должны сбросить все предрассудки, накопленные поколениями и расширить свой горизонт, чтобы хотя бы на расстоянии следовать за нами. А это не так легко! Но они трогательно преданны и горят чистым огнём.

Милый мой, родной, радуюсь душевно, что ты не одинок и что у тебя есть дом, где ты можешь отдохнуть духом. Береги это - не скажи ничего лишнего и будь чуток к тому, когда нужно отойти (прими это во всех смыслах). Будь всегда желателен и не в тягость!

Ио видела всего раз, она, видимо, в экстазе от атмосферы N[ew] Y[ork], впитывает впечатления. Я рада, что она будет работать в самом помещении школы. Вчера мы решили положить линолеум. Завтра вечером Мима и Ио приходят ко мне, и на этот раз подойду ближе, ибо не будет ни Данилова, ни Hull'а, кот. так мешали прошлый раз.

Книгу И. Вл. я прочла, вернее, просмотрела. Сказано, что книга передана нам намеренно, мы должны знать наших сотрудников и степень их способностей. Ир. Вл. будет очень полезна в нашей будущей работе. Дана возможность узнать лучше А. Безант, дан ключ к Кришнамурти, <развенчан> Ледбитер: Вообще, изумительно вооружают и укрепляют нас в сознании правоты нашей.

Всё, что нужно сделать, я чувствую заранее, и тогда легко становится действовать. Когда дух твой знает, и знание духа - это непоколебимая твердыня. Это то, что двигает горами.

Ещё раз, Юханчик, прошу тебя, читай все данные тебе наставления, исполняй их, ибо дух твой согласен с ними, но дай ему утвердиться, не сбивай одним отрицательным рассуждением. Пишу последнюю фразу и над страницей зажглась большая сине-серебряная звезда.

Были у меня видения, причём сопровождались раздвоением сознания, но бумаге доверить не могу. Видения в связи с битвой, кот. идёт вокруг нас - и вот, в виду этой великой битвы, :

Помни, ученик, тем более ученик, несущий поручение, обязан являть строжайшую дисциплину, возможно точнейшее выполнение указаний. Этим ты подымаешь свой авторитет в глазах людей, помогаешь делу, а главное, растёшь в доверии и готовишься к более ответственному поручению.

Помнишь - 'Удрае привет и указ - Помни, посылаю тебя в Париж подготовить новый путь. Ты покажешь, что поверх земных знаний светится мудрость духа. Яви сознание руководительства, храня тайну, всё-таки покажи явление сокровенного доверия Моего. - Помни, лишь общим согласием достигнете вершины. - Укажу путь, подниму помогающих, поражу вредящих. Я сказал.
- Скажи для зрячих русских совет Мой готов через Моих детей. Рука Моя крепка и светел щит Мой. - Покори знание, Удрая, и не нарушь. Сефиротам заповедую сохранить тебя. Рука над тобою. Удрая, не забудь тибетский язык, принять утверждение нужен язык - то, что назначено.
- Иди к знанию, утверждение придёт - питай дух. С Bacot научись ритуалу духовн. посольств. - Удрая, писать должен раз в неделю - один. - Не долго можешь говорить, раз в десять дней. Друзей не найдёшь, ибо Я друг -'

Мне кажется, эти указания имеются у тебя в книжечке. - Где рукопись Книги? Храни её. Меня торопят с книгой, ибо она должна выйти по-английски в Апреле, а времени у меня так мало. Иногда вечером чувствую себя выжатой как губка. - Так хотелось бы всё сделать, всё успеть и как можно лучше, но физически я очень ослабела.
По счастью, у меня сейчас прислуга и я освобождена от домашней работы. Я не выдержала бы такого тяготения.

Светка наш путается, сознание мутно, не может найти себя. Очень тяжёлые ауры беднягу окружают. Имеет всё, чтобы быть счастливым, а благодаря влиянию тёмных, страдает. Талант его растёт. В минуты просветления делает изумительные рисунки - иллюстрации. Беда в том, что его слишком захваливают. Его необходимо вырвать из американской обстановки. Всякие Валечки, Даниловы, Дукельские и т. д., опошляют его сущность.

Временами мне глубоко жалко его. Опыт, кот. ему дан, <принять не легко>, в виду его крайней податливости, но я знаю, что стоит поставить его в другие условия, и он расцветёт, ибо душа его так нежна!

Получила на днях письмо от Тенишевой, полное похвал тебе, твоим способностям. Как они живут, напиши немного подробнее о них. Вчера также пришло письмо от Ирмы Владимировны, какая она чистая восторженная душа! Читали его с глубоким волнением, дай Бог, чтобы её огонь горел, ибо только энтузиазм двигает горами! Ждём её с нетерпением. Дел у неё будет куча!

Ну, пора кончать и садиться за перевод книги. Очень трудно переводить, чем дальше, тем труднее. Обнимаю тебя, мой Юханчик, радуюсь на тебя. Иди смело, помни какая мощь за тобою, но береги её и не выявляй дёшево!

Получили ли Шклявер моё письмо? Передай им наши сердечные приветы.
Христос с тобою, мой родной.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



13 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
PARIS. XV
13 нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Знаю, что Вам нужно написать обстоятельное письмо. Денежные дела мои несколько осложняются, ибо стипендия, хотя и дана, но деньги ещё не выданы, не знаю, когда и как они будут выдаваться, хотя и хожу каждый понедельник к проф. Boyer и жду в очереди с 3 ч. дня до 8 ч. вечера.

Проживаю в месяц от 650 до 700 fr. Пришлось купить пальто (325 fr.), а то становится холодно. Костюм, рубашки, носки, сапоги, и тому подобные вещи. Пришлось приобрести Тибетский словарь за 100 fr. Это было необходимо, иначе нельзя работать.

Сумма 5000 fr. включала и стипендию в 3000 fr., которую я ещё не получил. На Рождество всё равно всех распускают, и я буду в состоянии ехать. Причина моего желания ехать заключается в том, что нужно кончить Бхагавад - Гиту и писать автоматически.

Дома писать я не могу, ибо одному невозможно, а с Жоржем нет духовного контакта. Он мой друг на интеллигентном плане. Меня немного огорчает, что Мима и Ио так легкомысленно отзываются о Ирм. Влад. Тем более странно, что Ирм. Влад. действительно большой человек с громадной духовной силой. Она очень ценный помощник в Служении, и Вы себе не можете представить, насколько нас автомат. письмо сблизило.

Легкомысленное отношение дочерей объясняю молодостью. Третья дочь, Мара, гораздо глубже и лучше понимает всё громадное значение M.M. и Его дела. Последнее время я с нею имел длительные беседы, и выяснилось, что мы до чрезвычайности похожи на друг друга в нашем духовном мире. Просто поражаюсь! Моё собственное ego в юбке!

Троекнижие, присланное Вами, меня наполняет большой радостью и сильно подкрепляет. Действительно необходим подвиг! Я считаю, что группа здесь вполне утвердилась, хотя необходимо поддерживать горение. Я теперь всё время вижу видения. Вчера ночью видел поразительно ясно следующее:
 
  
 

(голубое яйцо и медная чаша)
Что это значит? Спросите.
Происходят другие замечательные вещи. В нашей группе устанавливается сильнейший духовный контакт. Если мы день не видимся, то знаем, что другой чувствует, а также чувствуем присутствие другого. Это очень занимательно.

В данное время много работаю над Средней Азией. Собираю китайские источники; курсы мои начинаются 1-го Декабря.
Кстати, мне здесь пришлось состариться на год, так что мне 21 теперь. Это смешно и глупо, но это необходимо для работы, а то считают слишком молодым. Так что, прошу Вас, никому о моих истинных годах не говорить, а то выйдет путаница, даже Манциарли.

Сегодня еду к Bourdelle , лучший скульптор Франции, говорить о Corona Mundi. Нынешний Салон страшнейшая гадость.

О моих денежных обстоятельствах судите сами, как это и не тяжело Вам сообщить. Вина не моя.
Для Corona Mundi необходимы проспекты. Пришлите мне Pali Dictionary.
Пишите.

Крепко целую Вас всех
ЮР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



17 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

85, Lafontaine L
PARIS. XVI
17 нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!

Быть может, это письмо Вас потрясёт и удивит.
Tant pis! За последнее время произошло нечто, что перевернуло всю мою старую психологию. Но это была воля Учителя, ибо во всём сказывается Его чрезвычайное влияние. Всё настолько поразительно, что трудно даже писать. Дело в том, что сегодня 17-го я имел объяснение с Марой, и выяснилось, что мы друг друга глубоко любим и чувствуем. Словом, я решил жениться и ехать в Индию уже женатым. Это Вам, конечно, покажется очень странным, но это так. Рука М.М. видна во всём.

За всё это время происходили явления, которых я, конечно, не понимал, но теперь отлично понимаю. Автоматически нам всё это было сказано, но мы не понимали. Конечно, у нас глубокая кармическая связь, ведь Мара была моей женой, когда я был Тимуром. В это я глубоко верю, ибо никогда не находил человека, который более походил на меня.

У нас всё началось, когда мы вместе осматривали Средне-Азиатский отдел Louvre. Я это ясно сразу почувствовал, и Мара также, но из-за гордыни я ничего не сказал. Теперь всё выяснилось, я страшно счастлив. Тем более что это мне открыло новые возможности и новые стороны жизни. Словом, мне это нужно было, иначе моё положение было страшное, я был в тупике. Теперь я понимаю и чувствую бхакти, и это даёт мне и открывает новую сторону М.М. Какое творчество!

Милая мама, пойми только и почувствуй всё громадное, что совершается! Не разбивай мою чашу, а то мне это причинит невыносимую боль. Вы знаете, душевное страдание хуже физического.

Телеграфируйте Ваше согласие по моему адресу: 270, rue de Vaugirard, но только, молю вас, только согласие, ибо всё другое меня изувечит на всю жизнь. Это первый и последний случай в моей жизни. Ведь наши обе семьи также на друг друга похожи. Нам необходимо иметь группу, а то, что со мной здесь произошло, есть та необходимая связь, которая даст возможность творить.

Ведь подумай, Мара прекрасный музыкант, и это даст ещё столько новых возможностей и такую новую полноту моей жизни. Даже во сне Учитель мне указывал, но я не понимал.

Рисунок чаши, который я Вам послал и который я постоянно вижу перед собою (:.) теперь объясняется. Мы были с Марой на лекции Prof. Moret o Champollion, и Moret объяснял, что символ чаши с яйцом наверху 'un Symbol de paternite' .

Словом, каждый день случается невозможное. Сплошная сказка. Ирма Владимировна страшно счастлива, и видела всё это раньше нас, ибо она много знает через духовное зрение и слух. Каждый день приносит новые подтверждения и влияние М.М. сильно ощущается и я понимаю, почему это произошло. Теперь я уже навеки скован с М.М., ибо одно из самых крупных событий моей жизни совершилось под знаком Учителя.

Помните, когда ясновидящая в Лондоне указывала на то, что у мамы появился ещё один ребёнок. Ведь теперь это объясняется вполне, ведь в Индию нас поедет 5. И я так с Марой мечтаю о работе в Шантиникетане. Я там решил читать ряд лекций по Средней Азии. Pelliot меня теперь называет 'Genue coufrere', а Bacot обещал мне дать все свои карты, путеводители, заметки по Тибету. Словом, происходит удивительная сказка, и только молю Вас, чтобы вы согласились, а то это так будет больно. Ведь это нарушит ту группу, которая здесь создалась. Жду скорого ответа - согласия и благословения родительского.

Отступлений не может быть, и Вы знаете, как я всё глубоко переживаю.
Целую Вас всех
Ю.Рерих

Мы здесь никому не говорили, но ответьте. Ирма Влад. просила передать новость о моей помолвке Миме и Ио. Мы все очень счастливы. Надеюсь, вы также.
Больше не говорите никому.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________


17 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard. Paris. XVI
17 Нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!

Сегодня 'journey memory abli'!
Днём отправил Вам письмо с одним знакомым американцем. Оно, по всей вероятности, произвело на Вас впечатление 'coup de foudre' [удар молнии (фр.) - ред.]Но вы должны понять всю глубину случившегося. Случилось громадное, и всё под знаком М.М., ибо Он был причиной всего, особенно взываю к Маме. Пусть она это всё почувствует. Почувствует ту громадную радость и тот беспредельный свет, который меня окружает. Но, повторяю, не разбивайте моей чаши, это меня так может искалечить. Вы знаете, как я всё глубоко чувствую, и возврата нет и быть не может.

Хочу Вам больше рассказать о Маре. Она во многих отношениях замечательный человек, очень не похожа на своих сестёр, очень глубокая, мистическая и чуткая. Близкий друг Кришнамурти, а главное, преданная нашему делу и Служению. Прекрасный музыкант, и я так рад, что в жизни моей будет музыка. Сегодня исполняли её 'Trio' в концерте и был большой успех. 11-го Дек. русский хор будет петь её песни без слов. Я их уже слышал и они замечательные. Сейчас будет ставиться её балет 'Nataraja' , бог, чьё проявление мировой танец!

А главное, что всё, что между нами произошло, послужит укреплению группы. Теперь уж я более не могу думать о добровольческих движениях и не бряцаю больше оружием, и я так хорошо понимаю, почему М.М. толкнул нас на это. Ведь я понимаю теперь М.М. с другой стороны, стороны, которая мне была закрыта до сих пор. Словом, я понимаю путь Бхакти! И как всё правильно, что Мама в течение наших бесед мне говорила.

Женское начало - великая вещь, и даёт столько для творчества. Я теперь ощущаю на себе. И я так горд, что будущая жена моя выдающийся человек. И прошу Вас - не разбивайте моего счастья. Ведь теперь то несчастье, которое мне грозило, прошло, ибо я еду в Индию и на Восток (на этом очень настаивает Мара). Она говорит, что здесь мне нет места, и нужны новые пути. Словом, то, что вы мне говорили.

Мне так нравится, что всё началось в Средней Азии в Sonora.
Нет элемента буржуазности, нет пошлости.
Вы знаете, как мне трудно всё это писать, ибо словарь мой таких слов раньше не знал. Главное, что между нами не было объяснений, а всё вышло естественно, несмотря на то, что я решительно не понимал творящегося. Ведь символ, который я всё время вижу, чашу и голубое яйцо - египетский символ maternite и paternity . Ведь нужно же было нам пойти вместе на лекцию Moret !! Но скажу больше, видел сегодня Vildrac'а по делу Corona Mundi и он дал книгу свою 'Livre d'amour'. Словом, натиск со всех сторон, и мои бастионы старого celibataire пали. И я так рад. ибо армейский капитан, столь Вам известный в Америке, неуч. Я знал, что Париж мне многое принесёт.

В течение трёх дней в моей комнате работал обойщик, которого звали Marcelle, т.е. Мара. Нужно же было такое совпадение!
Иду к Поволоцкому, Русск. книжн. магаз. и вижу на прилавке 20 экз. нового сборника Ал. Ремизова 'Мара'. я вышел оттуда с головокружением, и еле дошёл до Ecole des Laugnes Orientales.

Словом, я безумно счастлив, и хочу эту радость передать Вам. Всё остальное устраивается. Даже если у нас разница в годах (Мара старше меня на 3 года), но ведь наша связь на духовном плане и это не мешает. Имейте в виду, что она думает, что мне 21, так что не говорите о моих истинных годах. Я сам этот вопрос выясню.

Не удивляйтесь моему словоизвержению, но я хочу, чтобы все правильно поняли: то, что случилось - было неизбежным, ибо я это чувствовал ещё в Гарварде. Ведь я был так там одинок, и так это одиночество меня сокрушало. Не было человека, который меня бы понял и духовно, и умственно. Среда заедала, и я был в тупике. Теперь окно прорублено. Всё кругом светло и я сам стал светел. Нет солдатчины, нет глупых монархических стремлений к старому. Я стал гораздо мягче, и это сильно помогает в жизни. Всё должно быть по-новому, ибо всё новое у меня. Я понимаю, почему М.М. произвёл такой натиск, нужно было меня поднять. Ведь к нему у меня была преданность солдата к своему начальнику.

Теперь отношение изменилось, и я почти плачу над каждым Его словом. Нам даются красивые вещи и всё сбывается. Ирма Владимировна страшно счастлива, и только боится, правильно ли Вы поймёте всё случившее, но я знаю, что Вы уже знаете всё. Сообщите эту новость Миме и Ио, но более никому.

Конечно, можно сказать Лихтманам, ибо они поймут. не странно ли Вам будет всё это читать? Но не удивляйтесь, наша жизнь сказка. Сказка глубокая и прекрасная. Письмо это только для Вас. Думаю сейчас много о Маме. Мне кажется, что она будет рада. Имейте в виду. что мы с Марой не влюблены, а глубоко друг друга любим. Это не есть мимолётное впечатление. Если чаша будет разбита, мне не останется ничего делать, как идти жертвовать собою в какой-нибудь безумной экспедиции в Африке или Индо-Китае. Итак, телеграфируйте Ваше согласие. Жду с тревогой и нетерпением.

Милая Мама, пойми своего сына, ведь не пустые фразы говорю. Помните, возврата быть не может, ибо слишком уж Ирма Влад. рада случившемуся.
В остальном у меня всё хорошо. 1-го Дек. начинаются лекции. Я хочу теперь превзойти себя в науке, и новые мысли появляются. Подумайте, что будет в России за возможность творчества, когда наша группа, под главенством Папы вернётся на Родину. Все мы здесь хотим прийти в Россию с Востока. Итак, жду, жду, жду вашего ответа.

Крепко Вас всех обнимаю и глубоко люблю. Ваш сын
ЮР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



[18-28 ноября 1922 г.] Париж.
Письмо Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV


Дорогие Папа и Мама!
Снова пишу Вам, ибо хочу хотя бы мысленно побыть с Вами. Так тяжело, что Вы все на той стороне океана, и в нужный момент мы не все вместе. Поняли ли вы мои предыдущие письма? Знаете ли всю глубину моих переживаний? Ведь в мою жизнь ворвались с необычайной силой новые мысли и чувствования. Счастье так близко, и вместе с тем так будет больно, если всё кончится не так, как нужно. За последнее время я много испытал, многое пережил, и словно мне прибавилось ещё лет десять. Стипендии я всё ещё не получил (3000 fr.), и не знаю когда получу. Происходит крупное недоразумение. Меня хотят засадить в dormitory [общежитие (фр.) - ред.] для русских студентов под Парижем. Деревянный барак, холодный, и где нет освещения по вечерам. Мыться приходится на дворе, где устроены, нечто вроде стойл для лошадей. Атмосфера ужасная. Это всё мне передавал один мой товарищ по гимназии, которого я встретил здесь. К счастью, Pelliot протестовал и решение отменили. Теперь хотят выдать всю сумму одновременно. Но когда, не знаю.

Всё это нервирует, и работать приходится со страшным усилием воли. Вместе с тем, так хочется творчества, широкого и свободного. Но Учитель постоянно заботится о мне, и без его помощи я не мог бы работать и жить. Хоть бы скорее кончилось всё это тягостное положение.

Вы знаете, что я безумно люблю Мару, и мне платят такой же безумной любовью. Хотя она и старше меня на три года (недоразумение с годами я выяснил), но мы так хорошо к друг другу подходим. Теперь дело обстоит след. образом: конечно, решено ждать Вашего ответа; если ответ будет положительным, мы решили венчаться 19-го Янв. после окончания поста. Финансовое положение выяснилось, и я только дивлюсь чуткости и такту Ирмы Влад. Меня этот вопрос финансов сильно беспокоил, и я был в порядочном тупике, но, конечно, ничего не говорил. Ирма Влад. отгадала моё волнение и сегодня мне сказала, что её это не беспокоит, ибо по завещанию Маре приходится 100000 franc., и имеется уже квартира до 14-го Июля ( а там Индия). Вы понимаете моё волнение, чувствую, что Учитель посылает мне материальный выход, но не знаю Вашего решения.

Вместе с тем, я так глубоко люблю и кармическая связь настолько сильна (с Марой вместе мы вспоминаем прошлое), что если всё это прервать, получается глубокая рана, которую трудно будет залечить. И это в символах нам было показано автоматическим письмом. Была нарисована фигура с двумя чашами: одна чаша медная, и очень светлая, другая - чёрная, полная крови (как было сказано: 'и в темноте крови бывает отблеск меча'). Кроме того, было сказано: 'Мара может излечить карму'.

Словом, были даны вещи, которые я только теперь понимаю. Ведь если светлая чаша будет разбита и восторжествует тёмная, я умру духовно, и иссушенную ветку трудно опять будет превратить в живую. Грустно мне и больно выливать перед Вами всю тяготу моего сердца, но я так ещё одинок, что нужно с кем-либо об этом поговорить. Правда, Ирм. Влад. замечательный человек и меня глубоко любит, но всё же перед ней я должен одевать маску твёрдости. Ведь если счастье моё минует меня, мне остаётся единственный выход - иностранный легион. И это не глупость, не простое мальчишество, а просто желание скорее всё кончить, если светлая чаша будет разбита. Сейчас она у меня в руках, но вы ключ счастья имеете в Ваших руках.

Простите меня, быть может, за известную резкость. Я знаю Папину мудрость, но всё же я один, и пишу, что чувствую.
Смотрю на потолок и вижу столь знакомый мне глаз, но что он хочет от меня? Вчера вечером мне что-то давали в руки, - чашу, или ещё что-то. - я плохо видел, ибо был сильно уставши. Нас всех очень беспокоит Ваше решение (т.е. Ирм. Влад. и меня), Мара же уверена, что меня всегда окружает удача, и потому спокойна. Она такая милая, и мне будет так трудно её огорчить.

Крепко Вас обнимаю, не покидайте меня в самый трудный момент моей жизни.
Ваш ЮР

Если согласны на моё венчание, напишите хорошее письмо Ир. Влад. Я уверен, что Вы будете любить мою Мару. Пришлите также 'Вестника', ведь нам это панно так близко.

Архив Музей Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



20 ноября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ю.Н. Рериху

20 нояб. 1922.

Родной Юрик, опять радовались Твоему письму от 9 нояб.
Теперь Ты видишь всю мудрость Плана и видишь, как присылаются нам нужные элементы. Сейчас в Чикаго: Компания Оперы всячески старалась затемнить мой успех, а на поверку вышло, что всё сложилось именно в мою пользу. Когда мне нужно кого повидать, то этот человек или немедленно приходит, или звонит. Одна дама просила нарисовать ей домашнего Бога. Mary Garden исцеляется моей картиной, 'Cor ardens'(несмотря на все их ошибки) - растёт. В Чикаго я оставил доверенную группу: D-a Debey, Hoeckner, M-s Busch и M-ss Matias. Последняя может многое достигнуть. Мой приезд был ей предупреждён видением. Она богата, молода и имеет все
личные возможности духовного восхождения.

В Твоих комбинациях о Corona Mundiне не бери в расчёт русских, а особенно Яковлева и Стеллецкого - оба с чёрной стороны. Света, конечно, подойдёт к Служению. Сейчас он написал отличное стихотворение.

Пришло точное предположение Твоих статей об Азии: размер, тема, иллюстрации (число и характер). Пиши статью о русском искусстве и пришли на просмотр. Именно теперь, когда Ты уже отличаешь живое от теней мёртвых - какие возможности возникают каждый день и час. И Ты видишь, что План, данный при всей сказочной широте, вполне жизнен (если мы только идём сознательно на трату сил бесполезно).

Скажи Шкляверу, что я повидаю М.Thomas и поговорю, но ведь здесь ничто быстро не делается. Ио нам нравится и глядя на них Ты можешь понять как многое нам дано. Я считаю, что Ир. Вл. очень полезна и в январе направлю её. Пришли скорей кам. век - он нужен для обмена. $ 200 вышлем - береги их, ведь это уже священные деньги.
Целуем крепко
Р/х

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
______________________________________



20 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

85, Lafontaine L
Paris. XVI
20 Нояб. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Вы из предыдущих моих писем уже знаете, что я решил делать крупный шаг в моей жизни. То новое, что происходит со мною, даёт мне новые силы, и я каждый день благодарю М.М. за то, что Он послал мне этот дар. Теперь я знаю, почему мне нужно было ехать в Париж, почему я сюда так стремился. Открылись новые горизонты, новые возможности. И я теперь так хорошо понимаю, что Мама мне так часто говорила, но я плохо тогда понимал. Я сильно переменился, и даже, говорят, лицо изменилось. Главное, что всё происходит под знаком М.М. Ирма Влад. подарила Маре, как свадебный подарок coolant [кулон (фр.) - ред.], на котором оказались три шара , как у меня на кольце.

Автоматически даются поразительно красивые указания. Как всегда, я в начале не был в состоянии понять всего, но уже с первого нашего писания М.М. повторял: новое, новое, новое счастье идёт, нужно стоять духовно ближе. Часто вижу видения; изобрёл новую технику, т.е., сидеть перед полутёмным углом с бумагой в руках и зарисовывать видения. Получаются замечательные вещи.

Теперь часто думаю о Вас. чувствуете ли вы, что здесь происходит? Что думает Света о планах своего старшего брата? Теперь я понимаю, почему М.М. на мой вопрос, буду ли саньязин [sannyasa (девангари)- 'отречение')- ред.], отвечал: жизнь покажет. Да, жизнь показала, но я рад случившемуся, ибо моё гнетущее одиночество исчезло. Ведь оно меня иссушало, и я становился закрытым ко всему. Но умоляю Вас понять меня. Перед одною мыслею. что всего этого не будет, у меня становятся дыбом волосы, и я чувствую, как я духовно умираю.

Ирма Влад. считает всё случившееся прекрасным, а главное, что у меня с Марой такая безумная кармическая связь. Ведь Мара видит теперь видения из прошлого воплощения, слышит музыку и видит глаза, как и мы. Учитель ей указывает, чтобы она напрягала духовный слух, ибо тогда он даст новое творчество. И новое творчество уже появляется. Большая перемена случилась с Сашей (сын Ирм. Влад.). Он относился ко всему очень холодно, и не думал, что мог бы писать автоматически. Но теперь он страшно бурно пишет (он имеет нашу общую технику) и говорит, что стал другим человеком.
Всё это очень трудно рассказать словами, но Ирма Влад. Вам всё передаст, когда приедет в Америку в Январе.

Теперь перехожу к делу. На общем совете (Ирм. Влад, Мара и я) было решено следующее: обручиться, как только получится Ваш ответ (в нём все уверены, помните, что нельзя вырывать, во что вложено столько веры, а то будет больно, и, быть может, конец всему), и мне <предписана> la rue Lafontaine после отъезда Ир. Влад. (6-го Янв.). Квартира всё равно имеется до 14-го Июля, таким образом, Вы будете в состоянии приехать к нам в Мае или Июне. Места хватит. Всё же это будет Вам приятнее. Моё финансовое положение знают, и, видимо, принимают. Всё же $ 200 прошу прислать, ибо моя стипендия всё ещё где-то плавает. Таким образом, женитьба (как это ни странно) выводит из трудного положения. Будет, по крайней мере, даровая квартира.

Решаюсь обратиться к Папе с большой просьбою, переслать нам картину 'Вестник' (знаете, в Средн.-Аз. стиле)
 
  
 

Н.К. Рерих. Вестник. 1922.

Это любимая вещь Мары, а также и моя.
В моих учебных делах всё хорошо, работаю над китайским яз. и тибетским. Хочу Вам ещё сообщить странную вещь, всё время у Шкляверов я чувствовал себя чужим, и страшно этим тяготился, точно я не живу у них. Даже сундуки мои стоят неразобранными. Разве это не странно. Потом ещё другое странное совпадение. В Германии я хотел купить некоторые книги; теперь я эти книги нашёл на rue Lafontaine. Словом, всё делается как нужно, и мы так безумно всех любим.

Corona Mundi начинает жить. Сделан чудный перевод на франц. яз. проспекта и через дней десять будет собрание. Центр Corona Mundi в Париже будет находиться в Галерее Vildrac'а (писатель, очень известный). Видел здесь Сахарова, танцора, он очень увлечён идеей Corona Mundi. Мы с ним большие друзья, и он уверяет, что от меня исходит какая-то сила, а он большой эзотерик.
Если найдёте нужным, сообщите эту новость M-r & M-ss Horch. Шкляверы ещё ничего не знают.
Целую ЮР
___________________________

Все формальности нужно сделать скорее, ибо нужно время для получения новой ещё визы. Мечтаю об Индии. Corona Mundi всем обязана Ирме Влад. Она наш самый ценный и верный друг, и любит меня как родного.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
____________________________________



21 ноября 1922 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

270, rue Vaugirard
Paris. XV
21 Ноябр. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Сейчас получил Мамино письмо от 11 Ноября, которое меня несколько огорчило. Зачем укорять меня в неисполнении поручения М.М.? И мне больно, когда укор послан от Мамы. Знамя Учителя развивается на всех фортах, и колонны его воинства идут на приступ днём и ночью. Я часто перечитываю указания, и они у меня врезаны в память. Я знаю, что Учитель со мною, ибо чувствую Его близость и вижу поразительные видения. Из прошлых писем вы знаете, что со мною произошло. То, что произошло - бесповоротно, ибо это единственный исход для меня.

Практически дело устраивается очень просто, но об этом Вам напишет Ирма Влад. Поймите, что Ирм. Влад. теперь не чужой человек, а глубоко преданная душа, которая нас всех так любит и глубоко чувствует. И я им не в тягость, ибо они каждый день приглашают меня, и у нас столько дел вместе. Я Ирм. Влад. глубоко обязан, что она меня ввела в круг востоковедов и интересных людей. Успех Corona Mundi в Париже тоже обязан ей. Теперь у нас уже намечается Комитет, и скоро придёт официальное требование указаний от главной квартиры. Завтра отдаю печатать франц. перевод проспекта.

Автоматически М.М. постоянно проводит свою идею духовного служения, и вы уже знаете, как ею уже зажглись Мара и Саша. И нам необходимо подойти ближе к людям, и быть с ними мягче, ибо многие нуждаются в поддержке.

Дом Манциарли для нас не чужой, ибо в нём находятся все книги, которые мы любим и ценим. Теперь, когда я полюбил Мару, моё одиночество (которое меня так тяготило в Америке и даже здесь в Париже) исчезло, и я светло смотрю в будущее. Я стал бхакти, и ключ к сокровенному ларцу мною найден. Но помните, что я нахожусь на волоске от духовной смерти, ибо Ваше veto заставит меня умереть навсегда для духовной работы. Это причиняет такую боль, что Вы вашего Юрика больше не увидите, и что внесёт такое горе в группу, которая здесь создалась и ждёт Вас. Поймите, что пишу эти слова кровью, и чувствую такой нестерпимый холод при одной мысли о Вашем отказе. Даже, рассуждая по-человечески, я не могу идти назад. Люблю настолько сильно, что весь сгораю.

Когда будет получено Ваше согласие, начнутся приготовления к венчанию
19- го Янв. Всё будет просто и лишних людей не будет. 'Only persons concerned :' ['Только заинтересованные лица:' (англ.) - ред.] Поймите также, что это меня выводит из материального затруднения. И в Индию лучше ехать, будучи grihastha (т.е. домохозяин), ибо индусам такой порядок понятнее.

У папы была мама, которая ему помогала в работе, у меня же не было никого, и я засыхал в одиночестве. Помните, в Америке я не был способен подыматься духовно, теперь же я знаю, что значит духовный подъём.

Сегодня с Марой читали 'Цветы Мории', и многое мне стало понятно. Надеюсь, вы моим выбором будете довольны, ибо Мара исключительный человек, и потом она всех Вас так любит. Словом, я безумно счастлив!!! Иначе быть не могло, и ещё будучи в Америке, я так жаждал этого, но не смел признаться. С остальными людьми я очень твёрд и закрыт, и меня называют 'человек в маске'. Многие чувствуют мою духовную силу и говорят, что я излучаю эту силу. Поймите, что из-за всего нового М.М. стал ещё ближе мне, и я ему так бесконечно благодарен за Его великий дар.

В моих учёных делах всё благополучно, изучаю тибетский язык, который даётся мне очень легко (изучаем с Bacot туземную систему грамматики). Много работаю над китайским. Меня приняли в Ecole des Langnes orientales на 3-й курс китайского яз. Из этого можете заключить, что Ваш сын делает всё возможное, чтобы поддержать вас всех в Великом Служении.

Простите меня за предыдущее письмо от 20-го, но я в тот вечер испил чашу отчаяния. Я вдруг вообразил, что Вы мне откажете, и почувствовал, что всё со мною кончено, но Учитель был около меня, и дал мне в руки светлую чашу. Помните, что у Мары на coolant [кулон (фр.) - ред.] три шара - знак Учителя. Это не простое совпадение. И потом, её музыка мне столько даёт!

Молю Вас понять меня, от Гарвардского Рериха не осталось следа! Ирма Влад. отправила Вам спешное письмо, не огорчайте же нас.
Учитель со мною!!
Крепко Вас всех люблю
ЮР
_____________________

Это моё последнее S.O.S. (Save eur Souls ).
Так радостно будет, когда вы дадите Ваше согласие, ибо пока так безумно тяжело.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_______________________________________



22 ноября 1922 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue Vaugirard
Paris. XV
22 Ноябр. 1922.

Дорогие Папа и Мама!
Пишу Вам ещё, хотя Вы, наверное, удивляетесь обилию получаемых писем. Ирма Влад. Сегодня отправила Вам письмо, рисующее положение с деловой стороны!

Всё очень просто, и я хочу, чтобы вы почувствовали красоту сказки. Я безумно счастлив, и сегодня провёл чудный вечер с Марой. Говорили много о Вас, о работе, о жизненном чуде, и т.д. Мы все с нетерпением ждём Вашего ответа: нами пока решено венчаться 19-го Янв. Это будет лучше, ибо даёт время выхлопотать визы, и быть готовыми к отъезду, когда вы приедете.

Помните, говорилось, что в Январе свет придёт, но для меня это действительно большой свет, ибо всё так чудесно. Вчера вечером Мара видела лицо М.М. в голубом сиянии, которое сопровождалось током. Поймите, что будущая жена моя будет в помощь.

Ваш отказ уничтожит всё, и группу, и работу, и меня. Какие творческие возможности! Даже я теперь знаю, как ехать в Индию. Ирма Влад. знает Председ. Мореходной Комп., который может нам достать кабины I-го кл. de lux за половинную цену, вместо 4000 fr. - 2000 fr., т.е. $150. Я с Марой так мечтаем о Востоке. Ирм. Влад. мне рассказала, что ещё будучи девочкой, Мара всегда собиралась заниматься археологией, и я теперь понимаю, почему она так любит мою работу. Я знаю, что дар Учителя мне за то, что я решил идти по пути Великого Служения.

Родные мои, дорогие мои, знайте, что я всегда с Вами, и всегда готов идти в бой. Быть может, мои предыдущие письма Вас огорчили своею резкостью, но мне нужно было вылить всю тяготу сою в них. Простите меня! Итак, ждём вашей телеграммы.

Из письма Ирмы Влад. вы узнаете, что у нас уже есть квартира и прислуга, но ответьте скорее, ибо так хочется, чтобы всё вышло бы к Январю, иначе трудно становится работать. Мы с Марою решили много работать, ибо у нас у обоих много дела. И подумайте только, какие возможности творчества, археолог. открытия, объединение восточной и европейской музыки. В нашей семье нам нужно было иметь музыканта! Наука, живопись, музыка и духовность. Всё, что есть самого прекрасного в мире. Помните, что всё устраивается просто.

Любящий Вас сын
ЮР

22 Ноября
Мои письма прошу уничтожать и никому не показывать!
Удивительная сказка продолжается, и всё так светло. и я так рад, что нашёл человека, который меня так хорошо понимает.

Среднеазиатское прошлое сказывается. Теперь Мара собирается писать большую симфонию 'Тимур' в трёх частях. Пишу это письмо и чувствую сознание М.М. Но не укоряйте меня в неисполнении долга, ибо я так предан делу М.М. и Вашему. Ведь и теперь здесь много говорят о Папе. И все: Vidrae, Bonduelle и др., в восторге от Папиных картин. Bonduelle уже предлагал свои скульптуры для Corona Mundi для выставки в Америке.

Каменный век вышлю, но эти дни у меня было много дела. Конспект статьи о Средней Азии я вышлю. Моей целью было характеризовать эволюцию художественных исканий в Кит. Туркестане, насколько мы можем их проследить в живописи Дуньхуан'а, Турфана и Хотана. Словом, дела много.
Получили сегодня китайское письмо из Китая от моего приятеля Tang'a, который теперь профессором в <Santa-Cast..> University. работы интересной много. И новые переживания дают новый стимул к творчеству.

Мне необходимо Ваше согласие, ибо мне только 20 лет, недоразумение с годами я выяснил. Наш союз на духовном плане, и года не играют роли. Ведь всё это так ново и неожиданно. Когда это у меня началось, я ничего не понимал, and could not locate from where it comes [и не мог найти, откуда это приходит - (англ.) - ред.]. Вы знаете, я человек очень бурный и постоянный, и меня новое чувство сильно захватило. Всего Вам не описать, но расскажу, когда увижу Вас весною, особенно обращаюсь к Маме, с которой у меня ведь особенная связь. Даже если я был резок в моих письмах, Вы должны мне это простить, ибо я столько пережил. Теперь я стал спокойнее и уверен, что всё будет хорошо.

Главное, что мы так подходим к друг другу. Ведь такие люди встречаются редко, но до вашего ответа мы ничего делать не можем. Поймите, что оставаться женихом и невестой без Ирмы Влад. целую зиму невозможно, ибо мы живём во Франции, где на такое положение смотрят очень строго.

Итак, прошу Вас скорее, скорее ответить. Огонь, который горит во мне, слишком силён, чтобы его тушить. Но это было мне необходимо, и это я чувствовал последние два года очень сильно, ведь одиночество моё было громадное.

Мне уж сейчас кажется, что я женат. Удивительно!
Но прошу письма уничтожить!

Ирм. Влад. и Мара Вас так безумно любят. Если Вы откажете, я не смогу более заниматься Средн. Азией, ибо Средн. Азия всегда у меня будет связана с Марою.
Там мы встретились 700 лет тому назад, и теперь опять встретились в Средн. Азии в стенах Лувра.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_______________________________________



27 ноября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

27 -го Ноября
Родной наш Юханчик, Твоё письмо не только не потрясло нас, но даже не удивило. Ты пишешь - 'Мама, не разбивай мою чашу'. Милый мой мальчик, не наши руки разольют твою чашу - не расплёскивай её сам!

В дни личного счастья не забудь о Великом Служении и о поручении, данном нам и тебе. Радуюсь, что Мара понимает служение Великому Идеалу, в таком случае она поможет тебе выполнить твоё поручение.

Посвящать кого-либо в ваши отношения мы конечно не будем, ибо знаем, сколько ненужного и осложняющего войдёт в жизнь. Не скажем даже Святославу.

Каких-либо спешных решений, изменяющих уклад жизни до нашего приезда принимать нельзя, ибо сказано - По приезде в Париж дам мой Указ. - Сам укажу последствия. Пусть не забудет поручение, ибо оно щит ваш. Удрая и Люмоу могут вредить не только себе. -

Итак, будь счастлив, мой мальчик, и сумей совместить личное со ступенями восхождения, и не только совместить, но сделать его тем огнивом, из которого высекают огонь духа.

Я люблю тебя, мой Юханчик, и верю, что ты поймёшь! Читай чаще данные тебе указания и понимай и исполняй их возможно точнее.

Сейчас у нас на глазах происходят примеры. Наши новые милые дети, видя последствия неточного выполнения сказанного хватаются за волосы и клянут себя, но увы, возникшие осложнения не всегда легко устранить.
Но, несмотря на мелкие ошибки, наши дети источник большой духовной радости - это такие чистые души, способные подняться на большие высоты. Им приходится совершить гигантскую работу. В 1/2 года стереть пыль поколений и пройти не один университет и закалиться на будущей битве.

Папа выслал тебе чек на 200 долл. Будь экономен, ибо это из священных денег, данных нашим Великим Учителем на выполнение Его поручения. И каждая неоправданная трата есть нарушение доверия.

Я позволила себе роскошь прислуги, лишь чтобы иметь время для более важной работы. У папы сейчас заработков нет, да и вряд ли бы он имел возможность выполнить их, ибо всё его время уходит на исполнение заказов, данных Учителем на организационн[ую] деятельн[ость] и на подготовку лидеров и работников Его дел. Потому ты легко можешь представить себе, как мы боимся неоправданных трат.

Даны новые сроки и предупреждения, и одно Величайшее Откровение. Безгранично счастливы таким знаком доверия Великого Учителя.

Манифестации около нас продолжаются. Их видят наши дети. Ибо, связанное с Учителем в июне 1921 г. - Сумей стать full mother моим ученикам - оправдалось. Они действительно наши духовные дети и выказывают большую преданность и любовь. Как тяжёл им будет наш отъезд! Мы являемся для них источником вдохновения и радости, не только вся их жизнь изменилась, но даже лики преобразились - окружающие это видят и не понимают.

Да - да - да - если только чистым сердцем подойти к этому Единому Источнику. - Всё преображается и жизнь становится сказкой. И если есть час битвы, то конец всегда за нами.

Сейчас кругом нас кипит Великая Битва. Все силы напряжены. Тёмные перенесли свой центр в N.Y., и атмосфера сгустилась. Знаем, что нам очень трудно будет декабрь и январь, предвидим уже сложность последних месяцев. Но переживём, в конце Мая уже будем в Париже. Расскажем тебе чудесную сказку жизни, ибо писать об этом нельзя. Между прочим, сейчас здесь орудует Wadia, предлагал нам свои услуги и приводит и цитирует папины идеи (не говоря откуда он их берёт). Я имела видение, предупреждающее меня о нём, как о посланце Тёмных сил. -

Скоро приступим к изданию книг М.М. - выйдут, должно быть, в Апреле. Печатать будем в Берлине у Гринберга, издававшего папину русскую монографию. В Берлине издательством Когана издана новая книга о папе на английском яз., для распространения в Америке. Коган сам её везёт.

Пора кончать. Итак, мой Юханчик, будь счастлив и не расплёскивай Свою Чашу. Помни о Поручении. Всё ли ты точно выполнил?
Обнимаю. - Учись!!!
P.S. Не забудь выслать Каменный век.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



28 ноября 1922 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Ю.Н. Рериху

28 нояб. 1922.
Родной Юрик, получили три Твоих письма зараз.
Из телеграммы и из письма мамы Ты уже знаешь, что мы против ничего не имеем. Я нашёл маму на раскопках, Ты - нашёл Мару в Музее. Дай Бог, чтобы она походила на маму в её духовных стремлениях и помогала Служению, входя в него своею сущностью. Ибо Служение сейчас наша единая общая задача - день и радость битвы духа, без Него - мрак и обычная пошлость жизни. Наш Учитель указал, чтобы до нашего приезда в Париж (15 мая - ещё ближе!) Ты оставался в квартире и ничего не предпринимал.
Конечно, как всегда, в основе этого указа глубокая причина какая-то, но до Мая всего пять месяцев. В обоюдном ознакомлении и усиленной работе эти месяцы пройдут быстро.

Сделаем точно, как указал Учитель. Я не удивлён французской стипендией, ибо французы есть французы, о чём я Тебе говорил. Не верю им. $200 я уже выслал Тебе. Когда потребуется, вышлем ещё. Но будь экономен, ибо знаешь какие это деньги. Не давай слишком много французам комитетствовать по Corona Mundi - всё это с их стороны кончится требование франка. 'Вестника' привезём с собою.

Сейчас у нас очень сложное время - недаром было сказано уже давно: 'Сумейте пережить декабрь и январь'. Ну да Бог даст, переживём. Направь все мысли на Поручение - всё, что уменьшает их - худо.
Мы никому не говорили - ибо сказано: 'до приезда не разглашайте'. Не говори и Шкляверу. В молчании - сила, и Ты видишь, как много ещё надо сделать. Целую крепко.

Шлём привет Маре и И.В. (пишу ей).
Целую НР

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
________________________________


29 ноября 1922 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue Vaugirard
Paris. XV
29 Ноябр. 1922.

Дорогие Папа и Мама!

Хочу с Вами поговорить о деле моём. Вы, наверное, уж получили все мои письма. Прошу Вас их всех уничтожить, ибо написаны они были только для Вас.

Прошу также простите меня за, быть может, некоторую резкость выражений, но я так страдал. Ведь перерождаться нелегко! Вы уже знаете из письма Ирм. Влад., что практически дело обстоит весьма просто. Нами пока решено венчаться до отъезда Ирмы Влад. Вы хорошо понимаете, что Маре оставаться одной нельзя в Париже, и что будут очень косо смотреть, если я буду к ней ходить. И я не хочу, чтобы о мне и о ней говорили бы гадости. Здесь, во Франции это, видимо, любят. И я понимаю в этом отношении Ирм. Влад. очень хорошо. Кроме того, всё складывается так просто - есть квартира и прислуга.

Я уже Вам писал, что Вашего приезда ждать нельзя, ибо будет уже слишком поздно, хлопотать визы, и я даже не знаю, как мне хлопотать теперь. Нужно минимум три месяца для выравнивания виз, и нужно заранее закупать пароходные билеты. Вы уже знаете, что через знакомого Ирм. Влад. можно достать билеты за половинную цену. Кроме того, наше чувство к друг другу настолько сильно, что необходимо видеться каждый день, что мы и делаем.
Если отложить, то исчезнет возможность работы, и первая система придёт в окончательное расшатывание состояния с обеих сторон. Вы знаете, что мне нужно составлять себе репутацию, а для солидной научной работы
необходимо спокойствие духа. Таковое спокойствие я имею только, когда вижу Мару. Дисциплинировать моё чувство я при всём желании не могу, да и не хочу, ибо оно даёт мне много радости. Словом, если это не будет в январе, мы оба окажемся в ложном положении. Вы это понимаете. Мама ведь знает, что Маре так важно, чтобы мать её присутствовала при всём этом. Ведь шаг очень серьёзный. Мне легче обойтись одному, ибо моя роль менее трудна. Но Вы всё это лучше меня понимаете. Вы даже себе не можете представить, насколько всё это изменило мой образ мысли.

Прошу прислать Ваше разрешение венчаться (одно от папы, другое от мамы), заверенное во Франц. Консульстве в N.J.C. с указанием имени и фамилии обоих <futurs>. Это на всякий случай, если таковое потребуется.
Сказка продолжается. Недавно произошёл замечательный случай. Одна из знакомых Ирм. Влад. писала автоматически, и ей было указано, чтобы она говорила бы со мною, ибо я на верном пути и имею messages. Ирм. Влад. ей никогда о моих оккультных делах не говорила. И это уже было несколько раз. Все знакомые замечают во мне перемену, но не знают причины. Хранить тайну довольно трудно. Вы себе не можете представить, что я переживал до получения Вашей телеграммы. Доходил до полного отчаяния, страдал ужасно, призывал Мастера, молил вас. Ну, словом, ни за что не перенесу второго такого trial [испытание (анг.) - ред.]. Ведь я не железный.

Мара теперь видит часто глаз, и я часто лицо Учителя, как в Лондоне.
Итак, план следующий: венчаться 19-го Января и ехать в Индию вместе с Вами. Об моих индийских планах Вам расскажу. Новое моё положение многое облегчает. Прошу Вас очень телеграфировать Ваше согласие на венчание в Январе. Это единственный выход, если нужно сохранять возможность работы. Иначе всё второе полугодие будет сплошная пытка и для Мары, и для меня. Ведь нужно думать не только о мне. Всё теперь в двойном теле. Жду $200, очень мне нужны. Если можете, то пришлите 'Вестник' (Среднеаз. стиль), это любимая наша весть. В Январе Ирм. Влад. Вам всё расскажет. От Вашего решения зависит возможность плодотворной работы.

Сейчас очень поздно (3 ч. ночи) и нужно спать. Стремлюсь передать Вам мою любовь и преданность делу Учителя. Все мы в его руках. Я уверен, что вы полюбите мою Мару, она такая славная. Всё это очень странно было, но теперь я привыкаю.

Целую крепко, ЮР
Милая Мама, пойми меня!!

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
*****************************************************