Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

ФЕЛИКС ДЕНИСОВИЧ ЛУКИН
(1875 - 1934)
 
СОДЕРЖАНИЕ

Ф.Д. Лукин. Лига Культуры (1934 г.)
Н.К. Рерих "Несокрушимый" (1936 г.)

***********************************************************************************



Ф.Д. Лукин

ЛИГА КУЛЬТУРЫ
(Речь в обществе Рериха на учредительном собрании 25 января 1934 года)

Мы вас сюда пригласили, чтобы побеседовать об объединении культурных обществ нашей родины, а также обсудить вопрос о присоединении к Всемирной Лиге Культуры, основанной в Нью-Йорке при Музее Рериха.

Не случайно в наше время отдельные люди и целые общества призываются к объединению, ибо оно является девизом новой эпохи.

Когда все говорят об этом и пытаются найти путь к единению, не удивительно, что культурные общества начинают задумываться о согласовании своих действий и намечают общие цели. Как же представителям культуры не думать о том, что одним из главных заданий культуры является единение, и как же мы поможем другим это сделать, если не объединимся сами. Поэтому я надеюсь, что ни один из присутствующих не удивится нашему желанию восполнить это упущение и не обидится, что мы, одно из молодых культурных обществ, взяли инициативу в свои руки.

Что касается присоединения к Всемирной Лиге Культуры в Америке, то будет логично, если вы меня спросите, почему призыв исходит от общества Рериха, и изъявите желание узнать больше о Николае Рерихе и о деятельности основанного им мирового центра. Оба эти вопроса очень важны, и я хочу кратко на них ответить.
Николай Рерих - член Петербургской Академии художеств и известен своими картинами во всем мире.

Сегодня я не буду задерживаться на Рерихе как на художнике, ибо мне нужно рассказать о нём как о деятеле культуры. Всё же нужно упомянуть и о его искусстве, ибо невозможно полностью отделить художника от деятеля культуры, в особенности когда речь идёт о Рерихе, ибо его взгляд на искусство тесно связан с его восприятием культуры.

В своём искусстве Рерих далёк от обыденности, так же как и в культурной деятельности. Он - глашатай новой эпохи, и в своих картинах всегда стремился подчеркнуть духовность, как главный знак новой эпохи. Он всегда избегал прикосновений к грубым влечениям и страстям человека, также чужда ему всякая сентиментальность и слащавость. Напротив, он уделял особое внимание благородным духовным вождям, которые вели к свету целые народы, основателям религий, искателям высшей истины и народным устремлениям. Его искусство охватывает всю гамму ду-ховных поисков человечества.

Чтобы получить импульс для художественного творчества и познакомиться с высшими духовными стремлениями разных народов, Рерих много путешествовал, можно сказать, что он посетил все известнейшие народы и старался узнать их культуру, углубиться в их образ мышления. Серьёзное внимание он уделил народам Азии, в особенности Индии, где он пробыл длительное время и в данное время проживает.

Чтобы познакомиться ближе с характером и духом народов Азии, Рерих организовал большую экспедицию в сердце Азии. Экспедиция продолжалась более двух лет и была сопряжена с большими трудностями, которые все участники экспедиции с большой выдержкой преодолели. Кто знает, удастся ли ещё кому-нибудь так хорошо узнать культуру отдельного народа, в особенности в Азии. Ещё до войны Рерих посетил Латвию и проник в нашу мифологию, написав большую картину 'Жрецы'. Также он написал виды Риги и других городов Латвии.

Глава города Нью-Йорка так приветствовал Рериха после его возвращения из трудной экспедиции по путям Азии: 'Приветствовать академика Рериха снова в Америке для города Нью-Йорка является большой честью. Вам, который всегда думал о мире всего мира, действительно нужно было вернуться в этот город, который, можно сказать, символизирует союз всех народов. Вы принадлежите этому городу, как вестник объединения человечества. Для мира очень важно, что вы передали самым далёким народам весть о мире и братстве. Я не знаю никого, кто достиг бы большего в этом направлении'.

До начала экспедиции Рерих длительное время пробыл в Нью-Йорке, где выступал публично с речами о объединении народов. Впоследствии он вернулся в Нью-Йорк, чтобы выполнить высокую миссию - основать всемирный центр культуры, что ему отлично удалось.

Думаю, будет уместно, если я вкратце ознакомлю вас с воззрениями Рериха о культуре, ибо, во-первых, из них вытекают его дальнейшие действия, и, во-вторых, понятие культуры, хотя о ней так много говорится, ещё не вполне ясное. Рерих в своих произведениях особенно подчеркивает, что обычно смешивают понятия цивилизации и культуры, но разница между ними очень велика. Цивилизация требует ровно столько образования, сколько необходимо для общественной жизни. Если какой-то народ или общество достигли такой ступени развития, они работают сообща и обустраивают свою жизнь, строят дома, фабрики, школы, соблюдают определённый порядок, приличия, законы чистоты и гигиены в общественной жизни и в своём доме. Цивилизацию может усвоить и дикарь, длительное время находясь в крупном центре цивилизации. Но всё же от этого положения до культуры ещё очень далеко.

Воззрение Рериха, что после первобытности следует цивилизация, затем образование, интеллигентность, потом наше сознание начинает расширяться и утончается, и только тогда следует культура. Интеллигентный человек ещё не является культурным. Интеллигент может ясно и логично думать, быстро схватывать чужие мысли, хорошо уживаться со своими ближними, он честен, гуманен, корректен, порядочен и интересуется искусством и наукой.

Человек с расширенным сознанием старается постичь вопросы жизни и смерти, начинает задумываться над смыслом жизни, идеями единения и братства, и стара-ется всё это объяснить другим.

Культурный человек смотрит на эти вопросы серьёзно и не удовлетворяется поверхностным знанием, но старается дойти до истоков. Он старается всеми силами не только постичь глубокое значение и смысл жизни, но и воплотить в жизнь высшие идеалы человечества - братское объединение и дружбу между людьми, мир всего мира и уменьшение социальной несправедливости. И Большая энциклопедия определяет культуру как высшее стремление человечества к познанию и развитию своей внутренней сущности.

Если посмотреть с этой точки зрения на отдельные народы, можно видеть, что многие из них развили крупную промышленность; конечно, они являются цивилизованными, но отнюдь не культурными. Также рассматривая с этой точки зрения отдельных людей, мы придём к неожиданным результатам. Рерих в своём понимании культуры идёт ещё дальше. Он понимает культуру как самое высокое знание, высочайшее духовное стремление, действие, полное всего благородного и прекрасного, жертв во имя идеалов; всё, что украшает разум, расширяет сознание, одним словом, всё то, что лучшие, благороднейшие представители человечества понимали как Свет и борьбу за Свет; всё, что ведёт к объединению человечества во имя этих идеалов. По ту сторону остаётся только тьма. Благодаря тому, что для Николая Рериха понятие культуры так обширно, светло и возвышенно, и, главное, по той причине, что для него это были не только слова, и свои идеалы он всеми силами старался осуществить в жизни, Рериху удалось собрать вокруг своей идеи величайших людей и основать центр культуры. В Нью-Йорке возвышается здание в 29 этажей, объединяющее всё, что Рерих понимает как культуру и искусство.

В Индии основан научно-исследовательский институт 'Урусвати', где занимаются высшими научными проблемами.

Также особое внимание следует обратить на Всемирное Единение женщин, которое создано при обществе Рериха на самых широких основах.

Воплощение этих идей естественно привело к идее мира всего мира, ибо культура не может мириться с возможностью войны.

Николай Рерих поднял Знамя Мира и предложил Пакт Рериха, предназначенный для защиты ценностей искусства, подобно Красному Кресту, который заботится о жизни людей. По нашему мнению, Пакту Рериха суждено великое будущее.

Основанный Рерихом центр культуры предназначен не только для теоретических совещаний по вопросам культуры, не ограничивается лекциями о науке и искусстве, но стремится воплотить в жизнь высшие идеалы человечества.

Этот центр, широко охватив все направления культурной жизни, включает десять самостоятельных отделов - содействия миру, духовного развития, науки, искусства, материнства и воспитания и т.д., но об этих отделах сегодня мы подробно говорить не будем.

Всё это ясно указывает, что мы имеем дело с великим, благородным объединением всемирного масштаба. Успех этого объединения свидетельствует, что оно имеет твёрдые основы, на которых можно, воистину, построить нечто возвышенное и благородное. Поэтому не стесняйтесь подать руку этому предполагаемому благо-родному союзу.

Вы можете спросить: 'Всё это звучит прекрасно, но какое же практическое значение это будет иметь, что мы получим от такого объединения?'
Уже только от этой беседы об объединении мы получим многое, ибо согласованные действия всегда имели успех. Особенно деятелям культуры нужно понять, что вестник культуры является вестником Света, им по меньшей мере следует осознавать себя таковыми и стараться действовать так, чтобы иметь самый высокий успех.

* * * * *
Я не могу не напомнить ещё раз, что девизом новой эпохи является единение. Хорошо, если человек начинает признавать необходимость объединения во всём: в политической жизни, в религии, в народном хозяйстве и т.д. Мало найдётся людей, которые в принципе будут оспаривать полезность объединения, и если таковые найдутся, то они наверняка будут принадлежать к носителям тьмы.

Может возникнуть мысль, что такое объединение помешает деятельности уже существующих обществ, возлагая на них какие-то нежелательные обязанности, направляя их деятельность в другую сторону либо накладывая какие-то ограничения. Вовсе нет! Наш основной принцип - терпимость; пусть каждый действует в направлении, близком ему по духу. Но пусть каждый при этом стремится внести свою долю в общий труд. Мы хотим, чтобы произошло объединение для достижения общих целей культуры. Мы будем заниматься своим делом, каждый по своему усмотрению, но поддерживая друг друга и побуждая к более интенсивному действию. Мы будем стараться вместе делать то, что не можем совершить в одиночку, чего можно достичь только общими силами. Будем трудиться во благо всего человечества. Человек больше не может и не должен отсиживаться за своим забором. Существуют вопросы, которые призывают выглянуть за пределы своего дома и да-же своей страны. Не надо думать, что мы малы.

Возьмём, к примеру, идею мира. Нельзя представить ни одного культурного общества, которое могло бы отвергнуть идею всеобщего мира. Но что мы в одиночку можем сделать для идеи мира? Почти ничего. Напротив, если мы присоединимся к большому центру, который думает об осуществлении этой идеи, у нас появится возможность сотрудничать в этой великой работе: во-первых, получая импульсы и указания; во-вторых, вместе с этим центром налаживая связи с подобными обществами и людьми из других стран; в-третьих, давая свои советы и высказывая мысли через своих представителей.

Подумаем, что может сделать для блага всего человечества Латвийское общество женщин? Известно, в нашем доме его деятельность имеет заметное практическое значение - женщины стараются залечить раны, которые нанесла нищета, болезни и темнота, но всё это в пределах нашего дома. Кроме этого, у нас есть более великие задания, которые простираются за пределы страны. Участвовать в них является нашим долгом. Это мы можем, лишь объединившись с какой-то большой всемирной организацией.

Невозможно на первом собрании осветить шире все вопросы, которые здесь затронуты. Надеюсь, наши побуждения достаточно ясны, и мы верим, что вы с глубоким вниманием отнесётесь к нашей идее и в своих обществах обсудите присоединение к этому великому начинанию.

Закончим словами Николая Рериха о сотрудничестве в области культуры:
'Всемирная Лига Культуры. Ведь это и есть то самое сверхобъединительное понятие, перед которым поникают всякие прочие деления, определения и наименования. В слове Лига выражено общественность, единение. Понятие всемирности не нуждается ни в каких объяснениях, ибо правда одна, красота одна и знание едино, и в этом не может быть никаких словопрений. Также и о слове Культура каждый образованный ум не будет спорить, ибо служение Свету, утончение и возвышение сердца общечеловечно. <:>

В час трудный, во время напряжения всемирного является возможность объединиться под благородным обобщающим понятием. Культура является и пробным камнем молодости сердца. Ни возраст, ни механическое образование, ни какие-либо другие понимания и деления не имеют места и не могут вредить друг другу там, где сияет древний Ур, Свет негасимый, которому среди Светлого Края не может быть врагов. <:>

В широком размахе Лига Культуры должна способствовать всему прекрасному, всему познавательному. Из неё должно исходить облагорожение юных поколений, сердца которых в существе своём всегда звучат на героизм подвига.

Соприкасаясь с Культурой, мы менее всего нуждаемся в словах и более всего обязываемся к просвещенному действию. Не стеснять, не ограничивать, но следует, прежде всего, взаимно связать, сердечно откликнуться в огненности действия, в неутомимости, в мужестве, в возжжении сердец и в неустанном труде познавания во Благо Общее - это есть задача Культуры.

Пусть каждый в своей области сообразит и принесёт к общему очагу то благое, на что способна его опытность и его творчество. Всё благое, всё познавательное нужно и должно быть приветствовано. В этом приветствии от сердца, в несокрушимой устремлённости к сотрудничеству, во взаимности начнем нашу новую работу'.
________________________________________________



НЕСОКРУШИМЫЙ

Светлой памяти Ф.Д.Лукина
На трудных и бурных перевалах какими-то неведомыми друзьями поставлены высокие камни - менгиры. Напоминают они путнику об опасностях, о долгом пути, в котором должно быть проявлено все терпение, вмещение и преданность избранной цели. Напоминают об успехе и радости.

Так же нерушимо останется память о самоотверженной деятельности Ф.Д.Лукина, в полном смысле слова положившего душу за други свои.
Как истинный ученый, вне предрассудков и суеверий, Ф.Д.Лукин бодро искал лучшие врачебные средства. Он внёс в дело врачевания всю любовь и неутомимость. Он знал, когда улыбнуться и когда настоять на спасительном средстве.

Конечно, по обычаю многих веков Ф.Д.Лукину пришлось немало претерпеть от непонимания, от невежества. Но нужно было видеть, как спокойно и с
каким доброжелательством он сам рассказывал о терниях пути. Он настолько далеко и светло заглянул вперёд, что лишь сожалеть мог о ненужных препятствиях. К тому же Ф.Д. понимал значение совета: 'Благословенны препятствия, ими растём'.

В сношениях с Ф.Д. постоянно вспоминалась благословенность. Он знал, как не расплескать этот драгоценный сосуд.
Самая высокая этика для Ф.Д. была не приказом, но зовом просветлённой души. Память о таком светлом строителе не только не испепеляется в жгучем вихре времени, но наоборот, растёт в свете прекрасном. Ф.Д. по природе своей должен был быть врачом, целителем. Он был объединяющим началом, целителем сотрудничества. Для него оно было содружеством, в котором родственно сходились искавшие Света.

Ф.Д. без труда не мог жить; к нему он устремлял и всех сотрудников. При таком кормчем можно было быть спокойным за корабль. У руля был не только знающий, но преданный деятель. Ни страха, ни отступничества, ни предательства не выносил Ф.Д., ибо в нем самом не было этих зачатков тьмы. Зато каждое доброе стремление и искание радовали его. Будь это в области науки, медицины или воздухоплавания, или искусства - двери врача доброго были широко открыты.

Широко был открыт взор Ф.Д. Каждый вновь приходивший хотел открыть ему душу свою, зная, что не будет ни унижен, ни осмеян. Такое целительное ободрение жило неувядаемо в сердце Ф.Д. 'Стучащемуся открой', и этот завет нёс в себе Ф.Д., понимая, как открыть и как оценить стучащегося.

Когда мы узнали, что Ф.Д. стал во главе нашего Латвийского общества, почувствовалось, что устои Общества будут прочны. Так оно и было. Умел внести Ф.Д. прочность и твёрдость не на время, но по существу навсегда.
Могут меняться поколения, могут создаваться новые отношения и оценки мироздания, но основы Культуры нерушимы, если они любовно заложены.

Встретились мы в Париже летом 1930 года. Радостна была встреча, точно бы всегда знали друг друга. В течение немногих дней можно было убедиться в ценнейших качествах Ф.Д. Видели его энтузиастом-собеседником.
Узнавали как незаменимого, всегда доброго сотрудника и восхищались глубокою Культурностью, без всякого шовинизма и ограничительства.
Однажды Ф.Д. имел полную возможность вспылить. Но вместо того он пришёл ко мне, прося разъяснить ему нечто непонятное во встреченных людях. Он не только понял чуждую ему точку зрения, но даже благодушно согласился, вникнув в глубокие причины. Такое благодушие не было следствием равнодушия. Не мог быть холодным Ф.Д. Но зато он умел быть справедливым, а это так редко.

Знал Ф.Д. Латвию и любил свою родину. Не узкий шовинист, но светлый труженик, он горел сердцем о Латвии и умел служить своей стране не словом, но делом. Каждый молодой новый работник радовал Ф.Д. Так любить народ может лишь познавший истинную Культуру.

Подобно Гуру Чараке, великому аюрведисту, подобно Авиценне, Ф.Д. прилежно искал новые медикаменты. Целый ряд ценнейших наблюдений он произвёл и оставил будущим преемникам многие испытанные лечения. С умилением вспомним о всех бесплатных лечениях и широкой помощи бедным. Велика была неоскудевающая благостыня.

Всех жалел Ф.Д. Только себя не жалел. Мог быть с нами Ф.Д. ещё долго, если бы ограничил труд свой и не производил утомительных опытов над собою.
Неудержимым был познавателем он. Служение человечеству так прекрасно выразилось в несменных трудах нашего друга. Необоримо было его желание сделать лучше и поделиться удачею со всеми близкими.

Ф.Д. мыслил и писал о школьных вопросах. Много благожелательства сказалось в слове о женском движении. Знамя Мира и охрана Культурных ценностей были близки сердцу Ф.Д. Не было ни одной области Культуры, к которой Ф.Д. отнёсся бы холодно и небрежительно.

'Лев добрый' - так сказали о Ф.Д. Оба слова о нём определительны. Отвага и мощь львиная украшена истинною добротою, деланием мудрым.

Мои лучшие воспоминания о Латвии, о ее древних местах, о чудесных пейзажах, мои латышские друзья, жизнь моего деда в Риге - все эти обстоятельства ещё более сближали нас с Ф.Д. Мы чувствовали, что он приближает к Обществу духовно испытанных сотрудников, для которых пашня Культуры будет любимым общением. Так оно и было.

Когда получились снимки с помещения Общества, то даже в фотографиях чувствовалась чистая атмосфера, в ней могли нарастать Культурные совершенствования. Начались мысли о кооперативах, о лекциях, об экскурсиях, а теперь возникло кооперативное издательство. Разве такая работа не есть выражение Культурных заданий? Разве такие общие труды не являются желанным подсобничеством государственного образовательного дела? Общественное сотрудничество поистине желанно каждому преуспевающему правительству. Именно к тому общему сердечному сотрудничеству устремлено правительство Латвии в лице главы государства. Газеты приносят вести о широком строительстве происходящем. Каждое Культурное учреждение принесет и свою лепту на общее благо. Будем радоваться, видя, как наши сотрудники устремлены по этим образовательным путям.

Из потустороннего мира Ф.Д. тоже порадуется, видя, как любимое им детище преуспевает, трудясь на необозримой пашне Культуры. Ненасытимы Культурные потребности. Каждый может нести свое знание и опыт в государственно-Культурную сокровищницу.

Естественно, такие приношения на пользу общую должны быть сердечны, доброжелательны. Ехидна своекорыстия, узурпаторства, нападения не может гнездиться в сердце, взыскующем лучшее будущее. Живая Этика и любовь к строительству могут двигать вперёд от самых молодых лет. И не в возрасте эти молодые силы, но в бодрости духа. Кто обращал внимание на посеребренные волосы Ф.Д.? Кто мог бы назвать его старым?

Дряхлости, старости, увядания не было в огненном сердце Ф.Д. Физические условия не могли угасить его горение. Это не было спазматическим пыланием, но растущим, ровным огнем. Именно такой огонь освещает пути правды и достижений.

Уже недомогая, в начале 1934 года Ф.Д. все-таки стремился к предположенной нашей встрече в Париже. На пути из Индии нас настигли три скорбные вести. Ушли три друга-доброжелателя.

Отошёл о.Георгий Спасский, погиб Король Альберт и покинул земной мир доктор Феликс Лукин. Не верилось. Нужно радоваться о переходах в мир лучший, но сердце по-земному трепещет, когда покидают здешний мир прекрасные люди. Сердце знает, сколько они ещё могли совершить здесь и приложить свой опыт в ближайшем сроке.

Мало деятелей Культуры. Во всех областях жизни эти добрые силы на счету. Их нужно хранить, о них надо радоваться, ими можно укрепляться на трудных всходах пути.

Неужели уже три года, целых три года, более тысячи дней прошло с ухода Ф.Д.? Опять не верится. Настолько свежи и прочны его заветы в нашем Латвийском обществе. Незримо присутствует, охраняет добрые отношения, ободряет к единению и к неустанному труду, шлёт доброжелательство и радость.

Уже сменились некоторые руководители. Сантана - река жизни - не останавливается. Всё живёт, движется, не теряет ритма. Сейчас председатель Общества задушевный, истинный поэт Рихард Рудзитис свято хранит заветы Ф.Д. Знаменательно, что секретарь Общества - сын Ф.Д., тоже врач, Гаральд Лукин является прямым и пламенным продолжателем трудов Ф.Д. и на медицинском поприще, и в общественной деятельности. И все члены Правления как лучшие друзья Ф.Д. берегут его память и вдохновляются его трудами. Значит, живёт в Обществе добро и Культура. Понимают содружники, что они сошлись для служения человечеству. Как сказала Елена Ивановна в письмах своих:

'Латвийское общество под руководством незабываемого Ф.Д. так радовало нас, в нём чувствовались организованность и самодеятельность и сотрудничество, согретое сердцем. Сотрудничество при самодеятельности, лежащее в основании каждого истинного достижения, в наше время является редким исключением. Тем более мы ценим достигнутое Ф.Д.
Утрата Ф.Д. очень тяжка, ведь для нас он был братом по духу, был радостью сердца. Мы знали, что там, где он, все будет хорошо. Дух его был так предан Великому Служению и так чист во всех побуждениях. Общество было его любимым детищем, и все письма его были полны забот и радости о своих учениках и сотрудниках. Сейчас на всех ближайших сотрудниках и помощниках лежит обязанность не только продолжать, но и развивать начатое им великое дело. В переживаемое нами грозное время приблизившиеся к Великому Служению должны приложить все усилия, чтобы ещё теснее сплотиться вокруг зажжённого им светильника. Пусть он вырастет в мощный маяк для всех ищущих и страждущих духом. Это будет лучшим почитанием памяти светлого духа Феликса Денисовича. Пошлём ему наши самые светлые мысли и выразим их в действиях прекрасных. Пусть будет ему светло и радостно! Верю, что ближайшие сотрудники найдут в себе всё мужество, всё горение духа и сердца, чтобы провести через все трудности и прочно утвердить начатое светлое строительство на благо человечества' (5-4-34).

Итак, памятный день Ф.Д. обращается в день привета и радости. Да будет светло!
На трудных перевалах прочно стоят менгиры. Если вьюга занесёт все тропы - эти высокие знаки напомнят путникам, где их путь добрый и верный. Да будет светло!

Николай Рерих
Гималаи, 1 декабря 1936 г.
___________________________