Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

ИГОРЬ ЭММАНУИЛОВИЧ ГРАБАРЬ
(продолжение)

******************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

1913 г.
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (8 января 1913 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (8-13 января 1913 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (26 января 1913 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (21 марта 1913 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (30 марта 1913 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (4 апреля 1913 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. [9 апреля 1913 г.]
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (10 апреля 1913 г.)
ПИСЬМО И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (16 августа 1913 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (20 августа 1913 г.)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (4 октября 1913 г.)
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Ланговому А.П. (10 октября 1913 г. Дугино).


1914 г.
Н.К. Рерих. "Узрите" (по поводу новой развески картин в ГТГ)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (1 февраля 1914 г.)
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Рериху Н.К. (18 февраля 1914 г. Москва)

1915 г.
Письмо И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (15 июля 1915 г. Дугино)
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э. (21 сентября 1915 г. Петроград)

1916 г.
Письмо И.Э. Грабаря к Рериху Н.К. (8 июня 1916 г.)
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.(15 сентября 1916 г. Петроград)

*************************************************


1913 г.

8 января 1913 г.
Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

Дугино 8янв. 1913
Дорогой Николай,
спасибо за список трёхцветок и меццо, но ты забыл прибавить даты, напр., Пер Гюнт - 1912 г., 'Бой' - 1905 г. Думаю, что Древняя Русь, Ангел Последний и Человечьи Праотцы - тоже 1912 г., как и Сеча при Керженце. Но вот когда написаны Идолы, Каменный век, Варяжское море, Заморские гости, Половецкий стан, Песнь о Викинге? А также, кто владельцы (кроме Заморских гостей, принадлежащих Государю). Всех вещей - 13. Сообщи пожалуйста.
Кроме того, добудь клише от Мантеля, а уж мы добудем от <Ку::> и пр. Самое бы лучшее, чтобы не связываться с Рябушинским, с которым по словам Кнебеля, нельзя разговаривать, когда он случайно снова при деньгах - а теперь именно такой случай - заказать клише <все> вновь, но для этого необходимо добыть фотографии. А где они? Не у Николаевского ли? Если да, то это было бы лучшим выходом, т.к. формат Руна ведь очень часто для нас не пригоден. А уж тут мы могли бы распоряжаться, как хотим. Одно дело журнальное, с всегда случайными и смешными типографскими работами и заказами и другое дело отдельное издание, для которого все <припасается> специально. Нельзя и сравнивать.
Заказывать портрет нарочно Сомову накладно. Придётся довольствоваться Головинским.

Помнится, я видал у Серова рисунок с Елены Ивановны, не похожий на её портрет, а вариант, не то раньше, не то после сделанного. Не знаешь ли, где он те-перь. Если у Тебя, не думаешь ли что его хорошо бы поместить в монографии Серова вместе с портретом, с которого фотографий у меня, кстати, тоже нет. Вели Никольскому снять, да и поскорее.

Дружески обнимаю
Твой Игорь Грабарь

ОР ГТГ, ф. 44/736, 1 л.
_______________________________


8-13 января 1913 г.
Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К. (8 -13 Января 1907 г.)

Игорь Эммануиловичъ Грабарь
Москва, Пятницкая, Овчинников.

Дугино 8 янв. 1913

Дорогой Николай,
Спасибо за дополнительные сведения к подписям. Я вовсе не стою за старые клише и, тем менее, за дрянные. Если я говорил про клише Мантеля, да и про клише 'Золотого Руна' и ctr., то только потому, что все они помечены в большом списке всех воспроизведений Твоей монографии, который был составлен совместно с Тобой и А.П. Ивановым и который сейчас у меня. Самое лучшее было бы, как я уже однажды писал Тебе, иметь все фото и делать клише вновь кроме, конечно, тех, которые у нас уже имеются, т.е. всего что было помещено в 'Мире Искусства' и в Кнебелевских изданиях Третьяковской Галереи и Музея Александра III. Ты пишешь, что у Николаевского есть только 50 фото. Будь мил и выясни, в какие это именно, закажи те, клише которых у нас нет. А затем скажи мне, когда и по какому поводу снимались в Москве Твои вещи для Золотого Руна? Что это была за оказия, - выставка что ли? Я, может быть, разыщу тогдашнего фотографа Руна и всё наладится без долгих хлопот.

Портрет Елены Ивановны закажи Николаевскому (оба, - <Елиз.> Мих-а, конечно, разрешит). Но я с ними спешу и поэтому, если Николаевский занят, то черкни открытку Александру Владимировичу Лядову, Малоохтенский, 60 - пусть придёт и снимет. Он для меня много работал и ничуть не хуже других, но гораздо ак-куратнее, ибо человечек он очень складной. Да и Николаевского портрет, - крайне необходим.

Относительно портрета Твоя комбинация была бы вполне приемлема, если бы быть уверенным, что портрет выйдет удачным. Должен сказать, что я не очень верю и предпочёл бы Кустодиева или Ульянова.

Обнимаю
Твой
Игорь Грабарь

13 янв. Москва
Я уже привёз это письмо в Москву, чтобы его опустить, когда мне передали Твою последнюю <строчку> с предложением взять 'Курганный народ'. Что же, отлично. Мне для этого точно мало иметь снимок, так как для mezzotint'ы нужен непременно негатив. Пусть Николаевский пришлёт его вместе с другими негативами по адресу фирмы (Гросман и Кнебель, Петр. линии 13), либо, если его не имеется, сниму вновь.
И.Г.

ОР ГТГ, ф. 44/736а, 1 л.
________________________


26 января 1913 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Конверт с эмблемой 'Мир искусства'.
На штемпеле дата: Москва. 26.1. 13.

Москва
Петровские лин[ии](оторвано)
? 13
Издательство J. Кнебе[ля](оторвано)
для ЕВб
Игоря Эммануиловича Грабаря
____________________

Дорогой Игорь
Посылаю список негативов от Николаевского. Негатив 'Курганный народ' он высылает. В Москве для Руна вещи были сняты на Союзе. Трёхцветка 'Бой' делалась для Руна у Голике.
Из новых Николаевский снял лишь 3 - отказался. Остальные снимет Александров.
Иванов - пишет; ещё не знаю что.
Искренно Твой
НРерихъ.

В красках
1. На реке. Заморские гости.
Башни
2. Дом у стены. Смоленск.
3. Крыльцо с лестницей. Смоленск.
4. Город у реки. Псков.
5. Город обнесенный стеной. Городок.
6. Верхняя часть зданий - деталь. Ковно. 1903.
7. Крест. Труворово городище.
8. Монастырские постройки. Псковский погост.
9. Наброски черепов. Черепа.
10. Охотники в лесу. Охота (зима).
11. Вороны. Вороны.
12. Охотники с убитым оленем. Север. Курганный народ.
13. Вечер. Вечер. (Негатив послан)
14. Пейзаж с холмами. Заповедное место. Якунчикова
15. Сад с беседкой.
16. Парусные лодки.
17. Церковь у реки. Волхов.
18. Прибытие кораблей. Поход Владимира.
19. Идолы. Идол первый вариант.
20. Башни. Изборск.
21. Окна - Псков 1903
22. Башня. Смоленск.
23. Крест на стене - Изборск.
24. Калмычка (?) Полуверка.
25. Портик церкви Никола Мокрый.
26. Город у реки. Ростов Великий озеро
27. Постройка храма. Город строят.
28. Свайные постройки. Древняя жизнь
29. Монастырь. Ростовск. Кремль.
30. Деталь церкви. Печеры (Звонница).
31. С охоты. Охота (вечер).
Рассказ о Боге
32. Старик смотрит на реку - кругом частокол с черепами и идолы. Идолы.
33. Поход. Поход.
Рассказ о Боге
34. Старик с мальчиком на камне у реки.
35. Охота. Переписанная охота.
36. На охоту. неоконченная.

60. Этюд старика.
61 Старик.
62. Старик (эскиз.)

Медведь и Гегстад II.
Мельница. I.
_____________________________

Старый Король.
Смоленские стены.
За морями - земли.
(Кам. век) в красках.
Костюмы Персид кн. Игорь.
Светлою ночью.
Ункрада.
Индийск. кост. Игорь.
Валькирия II акт
-------------- I акт
--------------III акт
Терем (Игорь)
Ярилина долина (Эскиз)

Заклятие земное.
Изба смерти.
Игорь (Послед. акт)
' ' I акт
Костюм Кончака.
Шатер Грозного.
Половецкий стан.

ОР ГТГ, ф. 106/10117, 4 л.
_______________________


21 марта 1913 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю (21 марта 1913 г.)

Конверт.
На штемпеле дата: Москва. 3. 4. 13.

Москва
Петровския линии, ? 13 / Издательство И.Кнебеля
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________

Дорогой Игорь.
Вчера Иванов читал мне начало, - будет хорошо. Пока длинновато, но он и
сам это видит.
Посылаю оттиски с моими замечаниями. Надо сознаться, что
Александров гораздо лучше снимает, нежели Николаевский. Александров скоро высылает снимки. Если можно пришлите оттиски 'Сечи при Керженце' и 'Варяжского моря'. Если очень худо выходит, то не лучше ли ограничиться чёрными, я ведь не видал их в исправленном виде.
Если 'Человеческие праотцы' не исправить, то не лучше ли снять их иначе; впрочем и клише приправить можно.Даже в открытке лучше вышло. Как решили с 'Золотым Руном'?

Крепко жму руку
Искренно Твой
НРерихъ
21.III. 1913.

ОР ГТГ, ф. 106/10118, 3 л.
_______________________


30 марта 1913 г.
Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.
(На именном бланке Грабаря И.Э.)

Игорь Эммануилович Грабарь
Москва, Пятницкая, Овчинников.

Москва 30 марта 1913
Дорогой Николай, меня несколько удивило Твоё последнее письмо, в котором Ты прислал обратно несколько оттисков с новых клише для Твоей монографии. Ведь Ты, дорогой, сам прислал, - или, если я ошибаюсь, во всяком случае, видел, и, следовательно, утвердил фотографии Николаевского, а теперь, после того как я с них уже велел изготовить клише, ты чуть-чуть поздновато вздумал их браковать.
Клише сделаны очень близко к этим фотографиям, я же не мог конечно сравнивать их с оригиналами и полагал, надеюсь не без основания, что уж это не только Твоё дело и Твой интимнейший интерес. Напомню только, что я, считая Николаевского, весьма бездарным фотографом, о сём Тебя предупреждал, весьма настойчиво рекомендуя вместо него Александрова, но ты категорически настаивал именно на Николаевском. <Et eu vorl.. les resultats!> Так как Ты одну фотографию уже по собственной инициативе переснял (я получил от Александрова новый снимок той вещи, которой Ты больше всего недоволен), то я велел её клишировать снова.

Что касается трёх других, - я распорядился, чтобы <приготовили> самые клише и сделали, что возможно, для их улучшения в желательном Тебе направлении.

А затем вот ещё вопрос. Я не могу дать приказ клишировать всю партию Александрова, т.к. абсолютно не знаю, какие негативы отобрать мне для отправки за границу для <меццотирования>. Последние все заказываются у Леви в Италии, который сейчас в Европе не имеет себе ровного, как Ты увидишь на днях в монографии Левитана, и - увы, только в <конце лета> в Монографии Серова. Я готов пойти не на 4 только, а на целых 8 <меццотонов> , если можно подобрать достаточно эффектные в смысле <Rembrandtesque>, т.е. живописности <chiaroscuro> бархатности тона. Так как я не могу знать всех названий картин, то <простой> перечень снимков мне мало поможет. Не нарисуешь ли мне в письме 3-4 штрихами схему картин, чтобы не <могло быть путаницы>. Но только поторопись, а то надо заказывать клише.

А ещё вот что: я до сих пор не получил своей картины, бывшей в Риме и в Праге, 'Сказка инея и восходящего солнца'. Выясни скорее, не торчит ли она где-нибудь в Обществе поощрения, как это было с картиной, принадлежащей М.П. Рябушинскому. Ведь это уже свинство не Беренштама, а 'Мира искусства'! Выходит, что такое: 3 года не получу никак.
Твой Игорь Грабарь.

Забыл ещё спросить Тебя: утвердил ли Ты фотографии Александрова, т.е. все ли они удачны? А то не было бы опять чепухи!
А когда Иванов доставит рукопись?

ОР ГТГ, ф. 44/737, 1 л.
_____________________________


4 апреля 1913 г.
Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.


[Игорь Эммануилович Грабарь
Москва, Пятницкая, Овчинников.]

Москва 4 апреля. 1913
Дорогой Николай, сердечное спасибо за телеграмму и письмо, хотя, говоря по совести, поздравлять не с чем, т.к. я пошёл в Попечители точно из-за ультиматизма С.И. Щукина, заявившего, что если я не пойду, то он отдаст всё своё собрание Румянцевскому музею. Убеждали меня идти и Остроухов, и Морозов. Но я до сих пор не знаю, как справлюсь со временем: сутки имеют точно 24 часа, а у меня дела и сейчас уже часов на 36, - положение отчаянное и совершенно безвыходное. Такое чувство, точно лечу с аэроплана, неожиданно сломавшегося на высоте нескольких вёрст над Землей.

Кстати, - а может быть и вовсе не кстати, - за сколько ты уступил бы Третьяковке 'Ангела Последнего'. Само собою разумеется, что цена не может быть 'выставочной'. Я очень не хотел бы, чтобы, с места в карьер, пошли толки 'о приятельских покупках' и т.д. Очень жаль, что вещи Трояновского и Лангового уже не свободны.

Теперь относительно трёхцветки и <меццотинто>. С Твоим выбором последних я не согласен. Например, я вовсе не нахожу, чтобы именно в <меццотинто> вышла эффектным листом 'мельница' с горным ручьём на заднем плане. А потом Ты, забыв о моей усердной просьбе, в конце письма без системы описаний снова переходишь к <прием:> 'названий', совершено забывая, что для меня они чистейшая тарабарщина. Ну как я соображу, какое 'Утро' мне прислал Николаевский и что за 'Вечер' мне ещё пришлёт Александров. Тебе это ничего, конечно, кажется очень простым, а я сколько ни думай, - не додумаюсь, да не вижу надобности в таком употреблении времени. Поэтому убедительно прошу ещё раз, - ей богу. не я в этом виноват - пришли мне список с присоединением маленьких набросков - схем самих вещей. Иначе мы будем переписываться без конца.
Я предлагаю следующие меццотинто:

1) [набросок] цветущие деревья и две избушки справа и слева,
---------------- вдали селенье и дымы. Это <вид дер.> хорош.

2) [набросок] огромный камень-скала посредине.
----------------

3) [набросок] Горное озеро, слева сосны.
-----------------

4) Подземелье с фигурами несущими <с::> (эта вещь и ты <...>).
5) Ангел последний (то же).

А затем давай ещё три вещи. Пришли, <:.> и точные названия всех восьми вещей и владельцев. Если собств. автора, так и надо написать. А вещи Трояновского и Лангового предлагаю дать в : трёхцветках.

Твой
Игорь Грабарь

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/738, 1 л.
_______________________________


[9 апреля 1913 г.]
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Конверт с вырезанной маркой.
На штемпеле дата: Москва. 9. IV. 13.

Москва
Петровские линии, ? 13 / Издательство И.Н. Кнебеля
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________

Дорогой Игорь.
Конечно Тебя не с чем поздравлять с избранием, но Третьяковку поздравить можно. Всё-таки Москва молодец, не боится свежих людей.
Совершенно согласен с Твоим выбором меццотинт, кроме одной (огромного камня), так как пришлю лучший вариант того же мотива. Значит:

1). 'Беренд. слобода' (Цветущие деревья и две избушки справа и слева).
2). 'Ярилина долина' (Горное озеро. Сосны). Собств. С.Я. Кусевицкого.
3). 'Огни подземные' (подземелье с фигурами).

4) 'Ангел Последний'.
И пролетит над землёю Ангел конца.
Грозный, прегрозный!
Красный, прекрасный!
Ангел последний.
Кроме того еще пришлю

5). 'Курганный народ'.

[ набросок ]

Сидит у костра в вечернем пейзаже.
Прислано Yиколаевским. Кроме того, ещё пришлю.

6) 'Эскиз к балету: 'Весна священная'.
7). Терем кикиморы.
8) 'Дары' или 'Пречистый град' (название напишу на снимках).

На Ангела Последнего было много желающих: Нотгафин, Касьянов, Слепцов, Тенишева давали до 1300 р. Но жена моя не отдала. Я ей передам Твоё предложение; она говорит, что за 1000 р. она для Музея отдала бы.

Нужно знать будут ли клише от Кульженки? иначе надо снять 'Дары' - впрочем у Кульженко всё вышло хорошо, так что лучше воспользоваться им.
Из СПб. я уеду числа 6 Мая, так что теперь можно решить всё, где я нужен.

Шлём Тебе сердечный привет.
Искренно Твой
НРерихъ.

ОР ГТГ, ф. 106/10119, 3 л.
_________________________


[10 апреля (н/с.) 1913 г. Выборг.]
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю

Конверт.
На штемпеле дата: Москва. 3. 4. 13.

Москва
Петровские линии, ? 13 / Издательство И.Н. Кнебеля
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________

Дорогой Игорь Эммануилович,
для списка работ нужны следующие сведения:
1. Какие вещи у Остроухова, Гиршмана, Касьянова?
2. У кого 'Песнь о викинге', 'ПункаХарью'? Надо бы снять в Москве 'Песнь о викинге' и 'Пунка Харью'.
Как дела с Кульженко?
Искренно Твой
НР.
10.IV.1913.

ОР ГТГ, ф. 106/10120, 2 л.
_____________________


16 августа 1913 г.
Открытое письмо И.Э. Грабаря к Рериху Н.К.
( ч/б фото: Ярославль. Почтово-Телеграфная контора.)

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Carte Postate
На штемпеле дата: ЯРОСЛАВЛЬ 17.08.13

Николаю Константиновичу Рериху
83 Мойка, 83. С - Петербург
_________________________


Вологда 16 авг. 1913
По Высочайшему повелению Его Величества 22-го выпуска я вынужден был на неделю бросить все очередные дела и лететь в Переяславль-Залесский, Ростов, Ярославль, Вологду, Романов-Борисоглебск и Кострому. Всё это мною пересмотрено и перерисовано в слишком разное время, а теперь задался себе отчаянной мыслью увидать всё сие почти сразу, чтобы получить верное представление. Оказалось очень поучительно и привело к любопытным выводам. Но вот что: я не могу разыскать нигде того листочка, на котором мы с Тобой в Метрополе окончательно установили список восьми трёхцветок. Фотограф чех уже в Петербурге и каждый день работает в Музее Ал. III. Это Herr Bautz (Бауц). Если ему зайти к Тебе и снять всё что надо, сообщив о себе и мне. Я с 19-го уже в Москве.

Твой Игорь Грабарь.

ОР ГТГ, ф. 44/739, 1 л.
____________________


20 августа 1913 г.
Письмо Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю [20 августа 1913 г.]

Конверт. На штемпеле даты: Павловск СПб. 20.8.13 / Москва. 21. VIII. 13.

Москва. Петровские линии, ? 13
Издательство И.Кнебеля
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
_____________________________________
.
Дорогой Игорь
Список, кажется, был такой:
1. Сеча при Керженце. - Готовы.
2. Идолы
3. Половецкий стан. - Готов.
4. Каменный век из Аполлона.
5. Дары (оригинал у Голике).
6. Владыки нездешние. - У меня
7. Весна священная II акт. - [У меня]
8. 'Бой' - в Галерее у Тебя.

Прислал ли все фото Кульженко? Нашлись ли снимки 'Изба смерти' и 'Песнь о викинге' (Н.Н. Карышев).
Иванов возвращается к 1 Сент. Хорошо, если бы корректура I главы его встретила дома.

Думаю, что поездка Твоя привела к любопытным выводам. С годами так всё укладывается в новые комбинации, и делаются ясными новые связи. И, надо сознаться, к лучшему. И я за месяц решил все 15 картин Малэн - теперь только довести их. Две, три темы из Руси нашлись, - расскажу при свидании.

Привет Твоей супруге.
Душевно Твой
НРерихъ.
20 авг. 1913.

ОР ГТГ, ф. 106/10123, 3 л.
_____________________


4 октября 1913 г.
Открытое письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.
(Открытка Общ. Св. Евгении. На открытке цв.изображение картины Н.К. Рериха 'Человечьи праотцы').
 
  
 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
в пользу
Общины
Св.Евгении

На штемпеле даты: Москва. 4.10. 13 / 5.10.13.

Москва
Петровские линии 13. Издательство Кнебеля
Его Высокоблагородию
Игорю Эммануиловичу
___________________________

Дорогой Игорь,
6, 7, 8, октября я буду в Москве между Метрополем и Свободным Театром.
- надо бы повидаться.
Шлю Тебе Твоей супруге привет.
Искренно Твой
НРерихъ

ОР ГТГ, ф. 106/10124, 1 л.
________________________



10 октября 1913 г.
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Ланговому А.П.

Дугино. 10 окт. 1913.

Многоуважаемый Алексей Петрович,
Совершенно неожиданно узнал, что вдова гр. Голенищева-Кутузова [Варвара Васильевна] не прочь продать картину Серова - 'Корова' (девочка доит корову). Рерих экстренно дал мне знать, что Д.И. Толстой предложил ей уже 3000 руб., но только в рассрочку, и она отказалась. Я хотел спешно переговорить с Вами и Р.И. Клейном - хотя вы ещё только будущие члены Совета, - не имеете ли Вы ничего против того, чтобы попытаться отбить эту вещь у Музея Ал. III для нас. вас не мог никак застать, а Клейн очень стоял за моё предложение. Я и уполномочил Рериха кончить за 3000 р. Сейчас получил телеграмму от него: 'Картина Серова приобретена три тысячи находится моей квартире переводи деньги сообщи телеграммой как переслать картину'.

<:> Денег у нас не израсходовано ещё ни копейки и есть больше 20 000 р. Боюсь только, не найдёт ли Управа, что тут необходима тысяча формальностей. А вещь-то может уйти. <:> Я с своей стороны всё же телеграфирую Рериху одновременно: 'Прошу немедленно выслать багажом картину Серова все расходы мои деньги высылаю тотчас Тебе'.
Если бы в Управе заартачились, предпримите, голубчик, уж Вы сами какие-нибудь меры, какие подскажут обстоятельства. <:>

Всего хорошего
Уважающий Вас Игорь Грабарь

Публикуется по изданию: И.Э. Грабарь. Письма 1891 - 1917. Т. 1. М. 1974.
_______________________________________________________________

***************************************************************************


1914 г.

10 января 1914 г.
Н.К. Рерих
УЗРИТЕ

Незрячих всегда жалко.
'Бедные они!'
И трогательны они, когда хотят излечиться.
Но когда слепота происходит от желчи, тогда незрячие становятся уже противными.
Тогда они вредят жизни и всему живому.
Мертвы тогда слепцы.
Мёртвое всё пусть погибнет.
Я радовался, слыша, что Москва приняла дружелюбно превосходную новую развеску картин Третьяковской галереи.
От души поздравлял и Грабаря, так блестяще, так мужественно решившего трудную задачу.

В новом прекрасном подборе и освещении воссияли многие художники.
Суриков, Репин, Нестеров, Перов, много сильных имён вызвали новый искренний поклон их творчеству.

Радостно было видеть, как таял мрачный хор всегда чем-то недовольных.
Право, мы успели затоптать столько светлых дел. Мы сумели не заметить во-время столько особенных людей, что каждое справедливое общественное презрение должно доставлять радость.

Помню Павла Михайловича Третьякова.
Помню его приезд ко мне и его неожиданные, особенные разговоры. Разговоры 'не зря' - разговоры по существу и вне личных соображений.
Он умел мыслить не узко, не лично, а лишь для твёрдого общего строительства.

Лучший привет удаче Грабаря прислал бы сам Павел Михайлович.
Именно он сам больше всех оценил бы, что сделал энергичный Грабарь для истинного прославления всего, чему Павел Михайлович служил всю жизнь, во имя чего творил он свой подвиг, трудный и прекрасный.

Каждый из нас, собирающих, знает, как ценно мнение чуткого, сильного человека о размещении его собрания.
Доброжелательный, знающий глаз всегда приносит радость каждой коллекции.

Всякое собрание, ценное и живое, растёт и движется, как и всякий жизнеспособный организм.
Первое: великая радость по поводу удачного размещения картин в Третьяковской галерее.
Второе: счастливые решения архитектурные, виденные у Щусева.
Хотел завидовать и кланяться Москве за её уменье привлекать сильных людей, открывать широкий размах. Ими расти, знатнеть, укрепляться.
У Москвы зрячий 'добрый глаз'.

Теперь мне говорят, будто по поводу развески в Третьяковской галерее ещё будут какие-то разговоры.
Не верю.
Разве не всем ещё очевидно, как сейчас выиграла галерея? Разве незрячие глаза, разве мёртвые рты ещё пытаются что-то опрокинуть? Знаете: лишь бы опрокинуть, лишь бы уменьшить удачу:

Думаю, что общественное достоинство Москвы настолько высоко, что разрушить удачное достижение никому не удастся.
Если дело растёт во славу его создателя, если гордость Москвы - её городская галерея - расцветает и украшается, то никому не придёт в голову сказать мёртвое слово.

Повторяю: у нас уже столько омертвело, столько живого в землю закопано, что на старых костях мы должны радоваться каждому подвигу, каждой удаче.
Незрячие, узрите!

Русское слово (Москва).1914. 10/23 января. ? 7.
___________________________________________


1 февраля 1914 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.

Москва
Петровские линии, ? 13. Издательство И. Кнебеля
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________

Дорогой Игорь, очень жалею, что не видал Тебя прошлый Твой приезд.
Напиши, будь добрый, как быть с вещами Серова для Мальмё? Кроме того, интересуют ли Третьяковку два портрета Кипренского (по выставке Дягилева - Варнеке), которые я хочу предложить.
Читал 'Серова' и от души Тебе аплодирую - сделано и издано превосходно.
Поклон Твоей супруге.

Искренне Твой
НРерихъ
1.II. 1914

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10127, 2 л. На штемпеле дата: Москва. 4. II. 1914.
______________________________________________________________
 
  
 


"Серов" (текст Игоря Грабаря). Изд. Кнебеля. 1914. Москва.


18 Февраля 1914 г. Москва.
Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

Игорь Эммануилович Грабарь
Москва, Пятницкая, Овчинников.
Москва 18 февр. 1914

Дорогой Николай,
Прости: 1) что не смог забежать к Тебе в свой последний приезд в Петербург, - где я не успел сделать и половины тех дел, которые были намечены;
2) что сейчас задержал ответ: <он не был> по смыслу Твоего письма нарочито спешным, почему я и позволил себе отдаться всецело срочным делам, свалившимся на меня особенно жестоко в последние две недели.

А затем вот что:
1) Серова я устраиваю, т.е. все время стараюсь устроить в Мальмё. Это тяжеленько, но рассчитываю собрать небольшую коллекцию (может быть 15-20 вещей) получше.
2) Насчёт Кипренского потолкуем в Петербурге, куда я собираюсь приехать 24-го - Пробуду 24, 25, и 26-е, остановлюсь в 'Астории' (как и в прошлый
раз, без жены, которая, кстати, благодарит за память и шлёт сердечный привет Елене Ивановне и Тебе) и непременно побываю у Тебя.
Ну вот и <повинился!> Поклон Елене Ивановне.

Целую
Твой Игорь Грабарь

[513 - 43. <М.Г. Корнфельдъ>]

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/741, 1 л.
_________________________________

*********************************************************************


1915г.

15 июля 1915 г. Дугино
ПИСЬМО И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

Попечитель
Московской Городской
Художественной Галереи
П. и С.М. Третьяковых
Москва. Дугино 15 июля 1915 г.
?::

Дорогой Коля, сейчас получил официальное письмо от русского консула в Калифорнии, извещающего меня о том, что картины русских художников, зажиленные американцами, находятся в частном собрании - вернее. в торговом 'салоне' Piedmont Art Gallery Piedmont (California). Все они продаются не выше той цены, какая была назначена их авторами. Из присланного мне каталога я вижу, что Твоих вещей там значится 39, - не знаю, столько именно Ты послал, или больше. Среди эти путевых этюдов я нашел и две картины - 'Совет славянских старейшин' и 'Постройка корабля' (перевожу с английского буквально).
Не знаю, все ли эти вещи были сфотографированы, и есть ли среди них таких, которых Ты с грустью недосчитываешься в серии иллюстраций монографии; можно бы что-нибудь доказать.

Ты конечно слышал о разгроме Кнебеля . Оттиски с Твоих негативов у меня, но самые негативы все погибли, да погибли, сверх того, и те немногие оттиски, которые были отложены вместе с негативами для клиширования меццотинт. Клише Твоих погибло приблизительно штук 40-50, которые я смогу заказать <:> по имеющимся у меня фотографиям.

Не писал Тебе потому, что не знаю куда, а главное, было не до того: слишком тяжела была для меня потеря в значительной части 15 лет труда. Всякой энергии есть ведь предел и если её хватает на первичный труд, на рытьё целины, то на бессмысленное повторение хватить не может.
Твой
Игорь Грабарь.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/746, 1 л.
________________________________


21 сентября 1915 г.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к И.Э. Грабарю (с конвертом)

ШКОЛА ИМПЕРАТОРСКАГО ОБЩЕСТВА ПООЩРЕНIЯ ХУДОЖЕСТВЪ
Петроградъ, Мойка, 83.
______________________________
Москва. Овчинников переулок. Дом Мещериной
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________________________
На штемпеле дата: Москва. 22.IX.1915.

Дорогой Игорь, я также очень жалею, что не застал Тебя в Москве. Жаль, что о деле красок нам не удалось ранее переговорить, т.к. у нас уже сеть сговора с другим лицом. Но, во всяком случае, позволь на случай, иметь в виду и указанного Тобою. Технический надзор поручен Щавинскому.

К Декабрю, к моему 25-тию издательство Унион выпускает свой привет в виде издания моих вещей. Помня наши разговоры, я было беспокоился, но оказалось, что это издание в 400 экз. по 30-50 руб. и не имеет вида монографии, а скорей приветственный сборник. Между прочим, они заказали мне 3 автолитографии. Может быть, и нам в будущем не устроить ли что-либо подобное? Ведь конечно Ивановская монография и ввиду войны и погрома, вероятно, задержится, и это, пожалуй, не худо, т.к. таким из тем в неё войдёт и новый материал; и вообще она будет новее и тем полнее.
Издание Бутковской, которое более подходило бы под монографию, видимо, засохло, и я в этом виноват.

Когда будешь у нас? Не будешь ли так добр, спросить у Крайтора, куда делись мои картины с благотв. выставки в Москве, потом перевезённые с той же целью Киев? Так и не пришли обратно. Что это такое? Ведь в Киеве нет теперь выставки? Наверно!

Привет Твоей супруге, поклон Ланговому.
Искренно Твой
НРерихъ
21 сент. 1915.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10131, 3 л.
__________________________________
********************************************************************


1916 г.

Письмо И.Э Грабаря к Рериху Н.К.

Дугино 8 июня 1916
Б. Овчинников 26.

Дорогой Коля,
Видишь ли в чём дело: с чёрными клише мы кое-как справились,
т.к. хотя негативы погибли все до последнего, но у меня в деревне сохранились отпечатки и поэтому дело поправимо (клише тоже все погибли). Но вот с цветными дело обстоит плохо, ибо их просто нетъ и сейчас необходимо сочинить список хотя бы 6-10 вещей, которые мы могли бы заказать немедленно клишировать в красках. Для этого надо конечно, чтобы их можно было легко достать. Пока я мог придумать только пару:
1) 'Бой' в Третьяковской. 2) 'Звездные Руны' у <Лонгового.> К ним мне бы хотелось ещё присоединить и 3) 'Сахару' Трояновского. Затем, есть ли у Тебя чего-нибудь в квартире нужного и важного? Кроме того, не снять ли 4) 'Крик змея' в Академии и, так как из первого периода ничего нет, не снять ли 5) 'Славянский городок', 6) 'Красные паруса' и 7) 'Город строят'?
А то всё у нас только последния вещи. Это и однообразно и по существу нехорошо, т.е. неправильно. Я же смотрел в последнее время эти вещи и нахожу, что 'Славянский городок' даст очень желательное и недурное пятно. В таком случае ?8 могли бы быть 'Зловещие', а два давай ещё их поверх. Обсуди и с Твоим начальством Еленой Ивановной и сообщи мне. Я и моё начальство Валентина Михайловна шлём Вам обоим привет.
Твой
Игорь Грабарь.
________________________________

Далее рукой Рериха написано карандашом:

1. Бой.
2. Звёзд[ные] Руны.
3. Крик змея.
4. Гонец.
5. Красные паруса.
6. Город строят.
7. Волокут волоком. Х
8. Пантелей Целитель. Х
9. Половецкий стан (клише у :).
10. Комната Короля. (Груш.)

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/747, 1 л.
_________________________________


15 сентября 1916 г.
Письмо Н.К. Рериха к Грабарю И.Э.

ШКОЛА ИМПЕРАТОРСКОГО ОБЩЕСТВА ПООЩРЕНИЯ ХУДОЖЕСТВ
Петроград, Мойка, 83.

Москва. Овчинников пер. ? 26.
Его Высокородию
Игорю Эммануиловичу Грабарю.
____________________________________
На штемпеле дата: Москва. 16.9.16.

Дорогой Игорь, как странно, что нам приходится переписываться по та-ким вопросам, о которых и говорить-то неудобно. Положение художника, о котором пишут, всегда сложно, и лучше в этих делах самому 'описуемому' быть как можно дальше, что я, по мере возможности, и делаю. Вмешиваться в размеры статьи Иванова для меня труднее, чем для кого-либо. Твои все отно-шения к Иванову мне неизвестны. За последнее время мне казалось, что он на Тебя за что-то обижен, за какую-то фразу, но фраза эта мне неизвестна, и вы-пытывать её мне совершенно неуместно и тяжело.
Поэтому, где-то что-то происходит, а на меня валятся странные письма,
неприятные, входящие клином в работы, и помочь которым я лично не имею
средств. Лично я всегда содействовал Твоим желаниям, соглашался с Твоими списками, мои желания прятал, как ненужные в том, что должно происходить без меня.
Твоим летним письмам шёл я навстречу, готов был и замедлять, и уско-рять. Для убедительности письмо Твоё сообщил Иванову. Что у Тебя с ним в разговоре могло выйти? На что-то какая-то обида в нём есть. Ведь ничего обидного про работу его Ты ему не сказал?
Я настолько ценю наши с Тобой дружеские отношения, что вносить в них неизвестные обиды я не могу. Слава Богу, что и своих-то обид нет между нами.
Будет ли издание Кнебеля, или нет, хотя бы оно и было мне приятно, я тоже судья плохой. При всех изданиях и выставках я всегда чувствую себя преступ-ником. Нет этого чувства только при работе. А в работе у меня наметилось новое, что хочется разработать. Вообще. это лето во многих отношениях было в моей жизни очень существенным. И не раз я вспомнил Твои слова, 'надо картины писать', надо работать и наблюдать, и учиться. Это даёт спокойствие и возможность жить вне сегодняшнего дня. Надеюсь, Тебе хорошо поработалось летом. Привет наш Твоей супруге.
Сердечно Тебе преданный
НРерихъ
15 Сент. 1916 года

Отдел рукописей ГТГ, ф. 106/10133, 3 л.


**************************************************