Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ ГОЛОУШЕВ
(СЕРГЕЙ ГЛАГОЛЬ)

*******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

Письмо С. Голоушева (С. Глаголя) к Рериху Н.К. (11 мая 1907 г.)
С. Глаголь. МОЙ ДНЕВНИК. (28 декабря 1909 г. Москва)
Письмо С. Голоушева (С. Глаголя) к Рериху Н.К. (2 мая 1912 г.)
Письмо С. Голоушева к Рериху Н.К. (Б/д [апрель-май 1912 г.])
************************************************************************************


ПИСЬМО С. Голоушева (С. Глаголя) к Рериху Н.К.
11 Мая 1907.

Многоуважаемый Николай Константинович!

Давно мне не приходилось быть в таком глупом положении. Дело заключается в следующем. Ваш рисунок, очень интересный именно по своей архаичности и стилизации, оказался совершенно за пределами того художественного вкуса и понимания, которыми обладает редакция 'Охотничьего вестника'.

Я ничего Вам не писал, потому что ожидал возвращения в Москву издателя и надеялся найти в нём поддержку и Ваш рисунок отстоять.
На этих днях он возвратился, и сегодня я имел окончательный с ним разговор, но - увы - разговор окончился против Вашего рисунка.

Как теперь быть? Конечно вы можете ответить коротко и ясно: Вам заказали рисунок и Вы должны получить за него деньги, совершенно безотносительно к тому, нравится он кому-либо или нет, будет он воспроизведён или не будет: И если бы Вы так ответили, я должен был бы Вам выслать деньги, но только это мне пришлось бы делать не из редакционных сумм, а из собственного кошелька. Поэтому я хочу предложить Вам две других комбинации:

1). Не найдётся ли у Вас в папках другого подходящего рисунка менее стилизированного и архаичного, более реалистичного и доступного пониманию средней публики, из которой почти целиком состоят подписчики журнала. Рисунок в духе вашего 'Гонца' Третьяковской галереи или 'Заморских гостей' и 'Языческого капища' был бы вполне подходящим. У Вас была картинка (на выставке с рядом 'городов'). Вечер после заката и у туши убитого оленя или лося стоят охотники. Один наклонился. Это полотно мне удивительно нравилось. Не сохранилось ли у Вас с него фотографии? Из неё в полчаса можно сделать отличный рисунок. Я
позволяю себе предложить Вам это, потому что собственно говоря, я и предупреждал Вас о необходимости для журнала именно не стилизированного и не архаичного рисунка, хотя теперь эта техника и увлекает Вас.

2). Если ничего у Вас подходящего не найдётся, то не разрешите ли Вы покончить наше недоразумение с тем, что редакция отказывается от воспроизвед. рисунка, но уплачивает Вам 25 р. за причинённое Вам беспокойство. Редакция на эту сумму согласна.

Мне этот инцидент особенно неприятен потому, что от встречи с Вами у меня осталось очень приятное воспоминание, а тут, как на грех, повод к самой досадной оскомине.

Во всяком случае дайте ответ. Рисунок я завтра Вам высылаю.
В конце концов говорю ото всей души, что огорчён случившимся не на шутку.

Уважающий Вас
С.Голоушев

ОР ГТГ, ф. 44/710, 3 л.
________________________


1909 г.

МОЙ ДНЕВНИК
(По картинным выставкам)

...Интересен на 'Союзе' Рерих. Крупных вещей нет, но зато целая комната этюдов, эскизов, декораций и, в общем, большой кусок художественной жизни. Есть и неудачное: например, странный, почему-то представляющий 'Заклятие земное' эскиз с рожами на камнях и силуэтами фигур с оленьими рогами, или пейзажи с такими облаками, что не возникает сомнения о принадлежности этих ландшафтов к каменному веку, но в дебрях исканий, которыми увлечён Рерих, нельзя порою и не заблудиться. Зато тут же рядом прекрасные, совсем по новому архаично трактованные эскизы к 'Псковитянке', 'Игорю', 'Снегурочке'. Чувствуется в художнике большое и чуткое понимание старой Руси. А главное, совсем какое-то своё понимание, в котором нет ни Аполлинария Васнецова, ни других. В ту же седую старину влечёт и Стеллецкого, много обещающего стилиста, но на сей раз едва ли он на верном пути....

Сергей Глаголь

Столичная молва (Москва). 1909. 28 декабря. ?97. Понедельник. С. 2.
_____________________________________________________________


ПИСЬМО С.С. Голоушева к Рериху Н.К.
2 Апреля 1912.

Многоуважаемый Николай Константинович!
Обстоятельства снова заставляют меня обратиться к Вам с большою просьбою. Хочется думать, что наши предыдущие жизненные встречи не настолько отравили в Вас доброе ко мне отношение, чтобы теперь Вы не отозвались на мою просьбу.

По соглашению с одною издательскою фирмою я принял на себя составление
ряда брошюр, посвящённых русским художникам. Это будет под общим заглавием 'Галерея русских художников' 45 - 50 небольших книжечек, посвящённых различным выдающимся русским живописцам, начиная с Матвеева, Никитиных, Аргуновых и пр. и до наших дней с их 'Бубновыми валетами' и т.д., нечто вроде немецкого издания 'Die Kunst', выходившего под редакц. Р.Мучера.

Само собою разумеется, что Вам должна быть посвящена одна из этих книжечек и притом входящих в первую их серию (вместе с книжечками, посвящёнными В. Васнецову, Сурикову, Рябушкину и пр.). Однако я совершенно бессилен что-либо написать достойное Вашего имени, если Вы не поможете мне, поделившись со мною необходимым материалом. Однажды Вы уже снабдили меня краткими сведениями из Вашей биографии и это дало мне возможность написать небольшую главу о Вас в тексте Третьяковской галереи, изданной Кнебелем. Теперь, однако, мне необходим более богатый материал. Мне необходимо знать не только более подробно историю Вашей жизни, но и историю Вашего художественного развития, историю Ваших художественных исканий, историю самих Ваших картин. Со времени Вашего 'Гонца' вы пережили такой путь художественной эволюции, что уже сама она является драгоценнейшим мастерством по истории культурного развития нашей жизни.

Я знаю, что обращаясь к Вам с этою просьбою я налагаю (или, вернее, пытаюсь наложить) на Вас нелёгкое бремя, так как каждому из нас дорого время, но мне хочется обратить Ваше внимание на то, что, дав мне достаточный материал, вы да-дите мне и возможность сказать о Вас должное, да и сами можете сказать моими устами о себе то, что иным способом не скажешь. Вы сами человек, владеющий пером и многие Ваши мысли могут сами по себе <:> интереснейших очерков. Поэтому во всём, что Вы согласились бы мне написать о себе, я без сомнения найду богатый материал. Только захотели бы Вы сами мне побольше написать. Понадобится мне также Ваш портрет. Выберите сами, какой Вы считаете наиболее похожим и, разумеется, внутренне похожим. К книжке будет приложено 6 - 8 снимков с Ваших картин. Я бы думал приложить: 'Гонца', 'Заморских гостей', 'Битву' из Третьяковской галереи, Старика, смотрящего с капища на реку, эскизы фризов с <:> из Муз. Ал. III. 'Ангелов' (большая картина, название которой забыл) и что-либо ещё по Вашему указанию (Я очень люблю охотников стоящих подле убитого лося.) Во всяком случае, отзовитесь на моё письмо, пока хотя бы несколькими словами, чем очень и очень обяжете уважающего Вас
Сергея Голоушева.

Москва Остоженка 35. кв. 27.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/711, 4 л.
___________________________________




Б/д [апрель-май 1912] г.) Москва
Письмо С.С. Голоушева (Сергея Глаголя) к Рериху Н.К.


Остоженка 35.
Многоуважаемый
Николай Константинович!

Я приступил к писанию 'Галереи Русск. художников', о кот. я Вам говорил. Начинаю с Серова и с Вас. Книжечки будут с 2-мя трёхцветками. У меня есть с чего делать одну Вашу. Это Ваши удивительные Красные паруса в 'Иноземных гостях', но другой сделать не с чего. Не осталось ли у Вас вещи, небывалой, такой, которой Вы сами были довольны по краскам и возможной для высылки сюда в Москву на недельку.
Я подумывал об эскизах для театра, но боюсь, что всё-таки это будет менее интересно, нежели картина. Подумайте, как бы помочь этому горю.
Преданный Вам
Сергей Глаголь

Всё, что про Вас напишу, вскоре пошлю Вам на просмотр (во избежание вранья).

PPS. Я уже вкладывал письмо в конверт, когда мне позвонил издатель. Оказывается, что приобретение фотографий с некоторых картин ляжет тяжёлым накладным расходом на издание, а оно всё рассчитано на дешевизне. Не придёте ли и в этом отношении на помощь, и не дадите ли недели на две имеющиеся у Вас фотографии. Вероятно же у вас есть снимки со всего Вашего писанного. Хотелось бы иметь хороший снимок с 'Гонца', с Похода и со 'Зловещих'. Затем надо бы снимки с каких-нибудь панно и с иконописи. Вообще, выберете сами, что вы считаете желательным в книжке и интересным для публики, а также нельзя ли фотографию с Вашего портрета или просто хорошую фотографию с Вас. Простите за назойливость.

Ваш С.Г.
Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/712, 2 л.
_________________________________