Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 

АВТОМОНОГРАФИЯ Н.К. РЕРИХА
ВЕЛИКИЕ МЫСЛИТЕЛИ И МОИ СОВРЕМЕННИКИ

СПИНОЗА
 

'Сторож! сколько ночи? сторож! сколько ночи? Сторож отвечает: приближается утро, но ещё ночь' (Исайя XXI, 11).
Среди этой ночи сознания человеческого, до зари задолго, бодрствует на плотинах Голландии неусыпное мыслетворчество Спинозы.
В темноту вопрошает оно: 'Почему материя не достойна природы божественной?'.

Единый разрыв вещества материи, оградившей Голландию, грозит гибелью всей страны, ибо 'хаос' океана поднимется выше уровня, законно проявленного. Как же умалим материю, проявленную великим мыслетворчеством? Где закон умаляющий, отвергающий? 'Камень, который отвергали строители, сделается главою угла'.

Не собираемся открывать Спинозу. Как же открывать давно открытое, проникшее в лучшие умы? Но к знаменательному сроку радостно напомнить о мудреце, о носителе сокровища мысли, открывшей ещё один канал прекрасного синтеза.

Случайно ли само время напоминает о славных достижениях мысли? Среди дрожаний, блужданий, разочарований слабых духом вдруг, как метеор дальних миров, поражает своею очевидностью реальность крупнейшей, самоотверженной личности, которая даёт уроки понимания жизни, выношенные и очувствованные.

Суровый лик Испании, родины семьи Спинозы, тяжкая судьба соотчичей Марранов, легенда Сабаттая Цеви, вспышка Уриэля да Косты, трагическая кончина первого учителя, знакомство с Бэконом, Декартом, Гоббсом, Джордано Бруно, де Виттом, этими искателями истины, понёсшими на себе тяготу окружающего невежества, все это складывает основной ключ жизни мыслителя.

Не раз зреют злоумышления против жизни его; в Гааге, где теперь высится статуя Спинозы, мыслителя принимали за Французского шпиона.
Возмущённый убийством друга своего де Витта, Спиноза хочет прикрепить к месту убийства надпись: 'ultimi bагbагоrum' [крайнее варварство - ред.]; в этом крике души рыдает глубокая боль сердца.

Трагичность является несомненным спутником искателей, находчиков кладов, прикоснувшихся к тайне. Но она-то и несёт в себе ту магнетическую убедительность, которая складывает ведущую и зовущую легенду истины.
Имя Спинозы овеяно тою героическою легендою, которая ещё прочнее утверждает глубину и насущность выводов его мышления. Необычность самой жизни мыслителя, преоборение им человеческих слабостей и условностей, все эти вехи и светочи или факелы скорбно-торжественного шествования, - делают облик Спинозы озарённым тем светом, который создается лишь мощью мысли и звучанием сердца. Мудрец знает, что утро наступит нескоро, но не страшится выйти в путь ночью, может быть даже беззвёздною ночью, и слышать во мраке угрожающий рокот океана.

'Думайте ещё шире! Думайте ещё лучше! Не упустите из мышления вашего ценное вещество. Не смейте умалять то, что вызвано из хаоса непроявленного великою мыслью'.

Kогда человечество теряется в тупиках им же самим вызванных кризисов и материальных, и духовных, часы судьбы выстукивают сроки и напоминают о великих ликах, действенным примером запечатлевших утверждения свои. Именно тогда, когда человечество так боится потрясения своего эфемерного, призрачного стандарта, тогда является напоминание о тех, которые не могли быть удержаны никакими плотинами и по светлым мостам взошли от Амстеля на Вальгаллу Высшей Материи. Когда осколки землепотрясений как бы заграждают пути, тогда являются вестники трансмутации мысли в материю и материи в мысль, узнавая даже мыслевесомость.

Возражатели Спинозы говорят о частностях, толкуя слова, не хотят видеть ценности основного направления мысли. Нет хуже, когда из множества последовательных знаков вырываются отдельные фигуры, и, потрясая ими, кто-то старается что-то опровергнуть, в рвении нарушая течение мысли. Из самых ценных скрижалей можно сложить очень странные фигуры.

Тот, кто утверждал ещё одну великую ценность, тем самым уже обогащал возможность эволюции; тем самым он уже делался светлым почётным гостем за трапезой культуры.

Увядание, разложение или укрепление и цветение. Нет середины. Цветение суждено мыслям Спинозы. Не случайно тянется к ним столько молодых сердец. Не к отвлечённому, но к действительному идут сердца молодые. Они чуют, где жизнь.

Спиноза утверждает, что 'наука имеет одно назначение, к чему стремятся все отрасли её, а именно высшее совершенствование человечества'. 'Те, кто отрицают, что человек может достичь добродетели и истины, тем самым отрицанием они уже лишают того сами себя'.

'Истинное познание возникает лишь через сущность вещей или через знание их 'proximate causa' [ближайшая причина (лат.) - ред. ].

Не забудем, что Спиноза стремился к 'такому нахождению и овладению, которое доставит радость постоянную и высшую в вечности', к тем 'чистым и ясным мыслям, при которых страсть перестаёт быть страстью'. Этим самым Этика перестаёт быть отвлечённостью и делается путеводною звездою радости, в истинно жизненном приложении.

Эти напоминания объясняют, почему имя Спинозы притягательно для молодёжи. Не только седина сочувствует и содействует, но и молодое сердце сотруднически трепещет, слыша о радости вечной.

В орбите тех же счастливых нахождений вращаются многие славные имена, почти современные Спинозе: Кеплер, Галилей, Лейбниц зовут в миры дальние. По тем же берегам Амстеля в те же часы проходит и другой волшебник света, Рембрандт, по-своему решая 'радость высшую в вечности'.

Говоря о цветении мысли Спинозы, нельзя не вспомнить о нашем Центре Спинозы в Нью-Йорке, о радующей молодой группе, собравшейся во имя великого мыслителя. Вспоминая и у сотню молодёжи, устремлённую ко Благу, к очищению жизни мыслью, всегда почувствуете сердечное трепетанье и пожелаете послать им привет к успеху их общений. Им ведь тоже нелегко, как нелегко было и самому мыслителю, как нелегко всем светлым. Но ведь для трансмутации мысли требуется большой огонь и мощное напряжение. Трудноплавок графит, отмечающий мысль, но зато он, при мощном огне, даст алмаз.

Спиноза радовался, следя за кольцами Сатурна, следуя к дальним мирам, но он изучал и законы земные, как равновесие основ.

Говорит рабби Гамалиель: 'Изучение закона есть благородное дело, если оно соединяется с каким-либо искусством. Занятие ими отвлекает нас от греха. Всякое же занятие, не сопровождённое художеством, ни к чему не приводит'. А рабби Иегуда добавляет: 'Не учащий сына своего художеству, готовит из него грабителя на большой дороге'. Спиноза, зная искусство
тонких линз телескопных и достигнув значительного совершенства в рисовании, поистине отвечал завету гармонизации и облагораживания духа.

Не однажды Спиноза получал денежные предложения взамен хотя бы немногих уступок в суждениях, но стоически он отвергал их.

Не раз он был под угрозою убийства или разгрома всего имущества. Но могла ли невежественность злобы остановить поток мышления? Чтобы не причинить опасности домовладельцу, он обещает выйти добровольно к убийцам, если придут убивать его. Не тем же ли благородством духа звучит и отказ Сократа бежать из тюрьмы? Или история темницы Оригена-Адаманта? И не напоминает ли это и другие Великие примеры? Спиноза просит друга своего не переводить его трактат на голландский язык, чтобы избежать запрещения. А но разве не вызывает разные великие античные и современные сопоставления, когда так же слова Блага возвещались невежеством как 'опасный яд'.

Путеводно для духа человеческого высятся вехи мужества познавания, неподкупного благородства, и в сужденный час, среди зарослей бурьяна невежества, духовные очи людские, встрепенувшись неземными огнями, узревают и восклицают:
'Ещё одна колонна указов царя Ашоки найдена', 'Открыта ещё одна стела законов Хаммурапи!'.

Цари-Первосвященники-Первомудрые-Первоумудренные! Князья духа, ваши стелы, радужные слезами соли и радости, хранятся нерушимо для новых познаний.

В час трёхвековой, люди с новым благостным вниманием обратятся к обновленно-продуманному облику Спинозы, и ещё раз возрадуется расширенное сознание, ибо чары мысли не увядают. Конечно, истинные ценности с трудом находят себе место; вместилища стандартные невместны для них. Засоренному глазу болезненно приоткрыться; а может быть, и не соринка, а бревно целое мешает!

Вспоминается следующий поистине 'исторический' эпизод.
Когда нашли мумию фараона Рамзеса Великого, то завернули её в газетный лист 'Temps' и привезли в Каир в извозчичьей карете. Таможенный чиновник взвесил её на весах и, 'не найдя соответственной пошлины в списке тарифов, применил к ней правило о ввозе солёной трески'.

Священные останки для древних - солёная треска для нас.
Уже не средневековье, но наше недавнее прошлое сопоставило священно почитавшиеся останки с солёною трескою. И разве мы можем приписать это невежество лишь прошлому? Ведь и посейчас скелет ввозится по тарифу поношенных вещей! Разве и сейчас не разрушаются устои культуры? Разве сейчас мы не пытаемся опять лишить материю, великую Материю Матрикс, её божественного начала? Разве не стараются невежды уложить все научные восхищения в гроб мёртвых знаков?

Истинно, не случайно открылись теперь так многие книги мудрости, предостерегая, предупреждая возможность новых плачевных заблуждений. Истинно, не случайно само время сроками своими напоминает нам о героях, подвижниках мысли, принявших, подобно героям древности, яд мира!

Чем же праздновать трёхсотлетие Спинозы? Чем же торжествовать друзьям его мысли? Лучше всего тем, что было бы близко самому мыслителю, а именно: творя радости вечные. Так и будем стремиться и найдём в этом творчестве света и доброжелательство, и обновленное сотрудничество. 'Радость есть особая мудрость!'

О мудром не подобает кончать восклицаниями. Может быть, ближе всего будут запечатлённые Платоном эпически ясные, жизнью подтверждённые слова Сократа, когда он испил яд, как искупительную чашу мира сего:
'Тот, кто в течение всей жизни отказывался от удовольствий и украшений тела как от вещей посторонних и могущих повести ко злу, тот, кто, стремясь к наслаждениям знания, украшал свою душу только свойственными ей украшениями: умеренностью, справедливостью, силой, свободой и истиной, тот может быть уверен в счастливой судьбе своей души; он может спокойно ждать часа своего ухода в другой мир, так как он готов отойти, когда ни позовет его судьба'.

1931. Урусвати.
'Твердыня пламенная'.
____________________