Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

Юрий Николаевич Рерих
1928 - 1930 гг.
**************************************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

1928 г.
Письмо Юрия Рериха к Рериху С.Н. (31 мая 1928 г. Дарджилинг)

1929 г.
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (19 июня 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (26 июня 1929 г.)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рериху С.Н. (28 июня 1929 г.)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (10 июля 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И. (24 июля 1929 г. Нью-Йорк)
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (Начало августа 1929 г. Кулу)

1930 г.
Письмо Ю.Н. Рериха к Лихтман З.Г. (2 декабря 1930 г. Пондишери).
________________________________________________________

1928 г.

31 мая 1928. Дарджилинг
Письмо Юрия Рериха к Рериху С.Н.

31-го Мая. 1928 г. Дарчжилинг
Доогой Света,
Радовались получить Твою телеграмму. Пишу Тебе краткую записку, пользуясь случаем послать с верным человеком. Подробности нашей экспедиции не пишу, узнаешь при личном свидании. Ждём осенью. Прошу Тебя посмотреть, чтобы Гетнер полностью выслал мне книги, которые я ему заказал. Привези с собою следующие вещи, сосчитаемся в Дарчжилинге:
Шесть дневных рубашек, цветных по Твоему выбору.
Две рубашки для смокинга.
Три рубашки Оксфорд.
12 пар нижнего белья.
6 галстуков.
12 пар носков.
12 платков.
Пару спортивных сапог Ханнон.
Набор столярных инструментов в кожаном футляре.
Савок в чехле для ношения на поясе.
Сейчас живём на старом месте в Хиллсайде. Полк. Кордашевский и доктор Рябинин уезжают в Калькутту. Я остаюсь на лето в Дарчжилинге, где буду работать над дневником Экспедиции. Думаю издать в 1929 г.
О трудностях пути Ты знаешь из нашей телеграммы в Нью-Йорк. Сейчас все нуждаются в отдыхе. Напиши когда получишь это письмо. Пожалуйста, зайди к Пеллио и передай ему мой привет, также к Бако. Пришли фотографии Твоих новых работ.
Твой
ЮРерих

Мама очень устала от дороги, крепко Тебя целует.
Достань меня через Жоржа: Глазунов: Служба Генерального штаба, а также новые французские книги по боевой службе конницы. Книги эти привези с собою.
P.S. Please get for me from Wilhelm Filchner’s book “Sturm uber Asien”. 1924. [Пожалуйста, получи для меня от Вильгельма Фильхнера книгу “Буря над Азией» - пер. с англ. и нем.]

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк
___________________________________

1929 г.

19 июня 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
После спокойного и неожиданно прохладного путешествия через океан мы прибыли в Нью-Йорк, где нас встретили все наши друзья и городской муниципалитет. Нас быстро провезли по всему городу в специальных машинах, украшенных флагами, а перед нами ехал полицейский патруль на мотоциклах и расчищал путь. Ревели сирены, и мы ехали по Пятой Авеню со скоростью 30 миль в час.
Мы доехали до здания Музея, которое, действительно, выглядит очень внушительно. Оно вполне может служить ориентиром на Риверсайд Драйв. Мы застали всех радостными и полными энергии. Хорши очень милы и предоставили нам две хороших комнаты в своей квартире на Вест-Энд Авеню. Мы ещё не видели Ориолы и Флавия, но надеемся увидеть в ближайшие день-два. Радна и Авир[ах] полны энергии, а мисс Грант 18 числа вернулась из Ю[жной] Америки.

Мы ужасно заняты всё время, и сейчас около 2-х ночи, так что, надеюсь, ты простишь мне плохой почерк и стиль.
Сегодня я обедал с господином Чарльзом Крейном. Старик очень дружелюбен и хорошо выглядит. Он согласился быть советником нашей Станции.
Сегодня был большой приём в честь Профессора Рериха. Присутствовало около 400 человек. Мы послали тебе список Комитета, в котором ты найдёшь несколько прекрасных имён. Всё происходило в новом здании. Это было очень успешное мероприятие, и все были необычайно дружественны. Завтра будет ещё одно мероприятие, обед где-то и приём в Ратуше у господина мэра.
В воскресенье мы едем в Вашингтон беседовать с важными людьми и с Президентом. Мы пробудем там пару дней. Я планирую побывать в Гарварде и в Бостоне примерно через неделю.

Я послал тебе сегодня четыре книги сэра Джагадиша Боша и Крыжановской. Надеюсь, они дойдут нормально. Книги Боша были найдены среди книг Мастер-Института. Я напишу тебе подробно через несколько дней. Нью-Йорк – динамичный город, но атмосфера в тысячу раз лучше, чем в Париже.
Город очень изменился за последнее время, и есть много по-настоящему красивых мест. С радостью сообщаю, что у Станции хорошие перспективы и люди настроены по отношению к ней с большим энтузиазмом. Мы надеемся проводить настоящую созидательную работу.

Пожалуйста, пошли нам несколько фотографий Кулу и Hall Estate. Я очень хочу узнать больше о твоей работе и о жизни в долине. Как там О[яна]? Она оправилась после укуса мухи? Я передал часы госпоже Хорш. Пожалуйста, скажи Шибаеву и девочкам, что я вручил их письма Хоршу и г-же Лихтман и все они благодарят за выраженные в них добрые мысли.
С большой любовью и наилучшими пожеланиями всем Вам,
Твой сын
Юрий Р.

Архив Музея Рерихов, Москва
____________________________

26 июня 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
Мы были счастливы получить твою телеграмму и узнать, что в Кулу всё хорошо. Пожалуйста, напиши нам, как ты живёшь. Как твоё здоровье? Ты страдаешь от жары? Как Ояна? Надеюсь, что укус мухи не имел серьёзных последствий.

Мы тут переживаем великие дни. 24 июня Папу и меня принял Президент. Замечательная личность. Он очень интересовался результатами нашей экспедиции и согласился принять одну из папиных картин.
Мы послали тебе фотографию приёма у мэра в нью-йоркской Ратуше.
Надеюсь, ты её получила. Здание будет готово к заселению в первую неделю августа. Мы взяли себе квартиру на 22 этаже. У Папы две комнаты, у брата – три, и у меня одна. Я поставлю себе кушетку, чтобы можно было пользоваться комнатой днём как гостиной.
Комнаты немножко маловаты, но очень светлые. Тебе будет интересно узнать, что Толбот Манди, известный английский писатель, снял квартиру в нашем здании. Уже 50% помещений сдано.

Я еду в Бостон в пятницу, 28 июня, и пробуду там три или четыре дня. Ланман ещё жив и переживает вторую молодость. В будущий четверг состоится приём в честь Профессора Рериха у Ч. Крейна, который был председателем на большом приёме в здании Музея.

В Нью-Йорке ужасно жарко. Прямо как в Калькутте. Мы получили милое письмо от консула Фрейзера. Письмо будет послано отсюда в Консульство. Пожалуйста, напиши мне, нужно ли тебе что-нибудь. Я был у Брентано и обнаружил ту же ситуацию, что и пять лет назад. Брат Светик во Франции, где находится с друзьями на юге. Мы надеемся скоро увидеть его в Нью-Йорке.
С самыми лучшими пожеланиями и большой любовью ко всем Вам,
Твой сын
Юрий Р.
Я постепенно нахожу мои книги. Но это отнимает ужасно много времени.

Архив Музея Рерихов, Москва.
_______________________________


28 июня 1929 г. Нью-Йорк.
Письмо Ю.Н. Рериха к С.Н. Рериху.

Дорогой брат.
Были очень рады услышать о тебе. Надеюсь, ты хорошо провёл время на юге Франции и нашёл всё, что ожидал. Из наших телеграмм ты знаешь все основные здешние события. В честь профессора Рериха в Мастер Билдинге был большой приём, на котором присутствовало около 400 человек, Чарльз Крейн исполнял роль председателя по этому случаю. 23 июня мы поехали в Вашингтон, а 24 июня встретились с Президентом. Президент очень заинтересовался результатами нашей экспедиции. Он принял одну из картин профессора Рериха. Мы получили наши первые документы, и вопрос стоит о привлечении внимания важных людей. Видел Пелла в Вашингтоне, он был очень дружелюбен, и я поеду, чтобы остаться с ним на несколько дней. Здание строится.

Мы испытывали трудности с освещением в Музее. Ниши слишком узкие, и свет не распространяется равномерно на стены. Экспериментируем почти каждый день, картины придётся вешать наклонно, чтобы избежать отражения в стекле. Залы музея недостаточно большие, а потолок слишком низкий. Есть некоторые сложности со звукоизоляцией пола в школе, архитекторы забыли оставить для этого необходимое пространство, придётся опустить арматуру или иметь некрасивые пороги в дверях школы. Архитекторы уделяют зданию очень мало внимания. В квартирах некоторые туалеты имеют электрическое освещение, некоторые нет, аренда выгодная, а Холл вполне способный работник.

У нас квартира на 22 этаже. У профессора Рериха две комнаты, твоя третья комната и у меня одна, которую я буду использовать как кабинет и спальню. Пожалуйста, напиши нам о мебели. Я купил себе письменный стол и кушетку, но решил подождать со стульями, пока не выслушаю тебя. Лекционный тур был плохо спланирован, и придётся искать другие способы получения денег. Сегодня я еду в Бостон и Гарвард и посмотрю, что там можно сделать. Пожалуйста, напиши нам о событиях в Париже. Очень важно, чтобы картины профессора Рериха вернулись в Люксембургский музей.

Всегда твой Ю. Рерих.

Архив Музея Н.К. Рериха Нью-Йорк.(перевод с английского)
___________________________________________________


ИЮЛЬ
10 июля 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е.И.

Родная моя Мамочка!
Сегодня мы получили твою телеграмму о сильном сердечном приступе и очень из-за этого расстроились. Мы радуемся, что теперь тебе лучше и в Кулу стало прохладнее. Пожалуйста, пиши нам о себе и о том, что тебе нужно. Брат пишет из Парижа, что он почти выполнил все твои поручения. Тебе нужны книги о буддизме? Ты получила все книги, которые я послал тебе из Нью-Йорка? Я недавно послал тебе экземпляр «Звенигорода» Ремизова. Помню, ты говорила мне, чтобы я послал тебе эту книгу.

Мы ужасно заняты. Папа реорганизует Учреждения, и мы надеемся, что будет очень успешный год. Зина – крайне активный и ценнейший сотрудник. До сих пор она была организующей силой в Учреждениях. У нового Французского Комитета огромные возможности. Скоро будет учреждён Лондонский Комитет с некоторыми очень важными людьми. Ты знаешь, что Музей Рериха становится центральным учреждением, а все остальные – его отделениями.
Я только что закончил писать программу для научного института, и в будущую среду мы с Папой пойдём на встречу с очень важным и состоятельным человеком. Он недавно заходил к Папе, и, кажется, глубоко заинтересован исследовательской работой. Я пытаюсь организовать что-то с Фикинсом. Многое было запущено, и в результате почти всё надо переделывать заново. Я не против работы, если лекции будут иметь существенный финансовый успех. Помимо лекционного тура я веду переговоры о возможности чтения курса на темы Востока в нескольких крупнейших университетах восточных штатов. Если всё состоится, я буду очень занят этой зимой. Моя книга хорошо продвигается, и я уже планирую дальнейшие тома.

Пожалуйста, напиши нам о результатах осмотра для электростанции. Как сад? Ты продаёшь много фруктов? Надеюсь, что бумажные жучки не причиняют слишком большого вреда моим книгам и что Людмила опрыскивает их «Флитом».

Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания капитану Банону. Я посылаю все мои лучшие мысли всем Вам в Hall Estate. Вскоре я надеюсь получить письмо от Вольдемара на индустани.
Я еду в Нью-Хейвен 12 июля, чтобы установить связи.

С любовью и преданностью,
Твой сын
Юрий Р.

Пожалуйста, пошли каких-нибудь вырезок из англо-индийской печати. Я сейчас заполняю Тибетскую библиотеку в главном здании Музея.

Архив Музея Рерихов, Москва.
___________________________


24 июля 1929 г. Нью-Йорк
Музей Рериха

ДЕКЛАРАЦИЯ ПОПЕЧИТЕЛЕЙ НЬЮ-ЙОРКСКОГО МУЗЕЯ РЕРИХА

С верой в то, что высокое искусство и идеалы Николая Рериха являются одной из блистательных вех эволюции человечества, мы, Попечители Музея Рериха, посвященного искусству и идеалам этого мастера, настоящим провозглашаем Музей Рериха собственностью народа Соединенных Штатов Америки.
Постоянно устремляясь к единению человечества через великие образы Красоты, Николай Рерих посвятил свою жизнь Америке и миру во имя свободного и просвещённого развития человечества.

Объявляя Музей Рериха собственностью американского народа, мы, Попечители Музея Рериха, настоящим заявляем неизменное условие, что Музей Рериха никогда не должен быть разобщен, продан, не должен изменять свое название или цель – служить памятником искусству Николая Рериха; а его стены никогда не должны быть использованы для других целей, кроме как для экспозиции живописных работ этого мастера, искусству которого посвящён Музей Рериха.

В будущем, чтобы увековечить вышеизложенные цели и принципы Музея Рериха, и для того чтобы желание его пожизненно избранных Попечителей не было изменено, каждый из Попечителей должен в течение своей жизни назначить себе официального преемника, с той целью и с той уверенностью, чтобы назначенный преемник в будущем проводил в жизнь те идеалы, с которыми основатели Музея Рериха позаботились о его возникновении. И, в дальнейшем, чтобы каждый таким образом назначенный Попечитель, который также будет исполнять свои обязанности пожизненно, в свою очередь определил себе преемника, увековечив, таким образом, судьбу этого храма искусства.

В случае, если непредвиденные обстоятельства помешают Попечителю назначить себе преемника, то настоящим мы решаем, что остальные Попечители большинством в две трети голосов изберут нового члена, который, с их точки зрения, будет продолжать традиции этого Учреждения.
Мы, Попечители Музея Рериха, настоящим приносим наш дар народу Америки с глубокой убежденностью, что вдохновенное послание Рериха принесёт этой стране новую красоту и его призыв к новому братству людей, добавит славы настоящему и будущему Америки.
Для засвидетельствования этой Резолюции, Мы, Попечители Музея Рериха, ставим свою подпись и печать Музея Рериха.
Нью-Йорк, июля 24-го дня, 1929 г.

[подписи]: Николай Рерих, Луис Хорш, Морис Лихтман, Франсис Грант, Нетти Хорш, Зина Лихтман, Софья Шафран, Юрий Рерих.

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк
__________________________________

[Начало августа 1929 г. Кулу ]
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

Родной мой Юханчик, сейчас вспомнили, что письмо это придёт к твоему дню . Поздравляю тебя, мой славный воин, и шлю тебе всю любовь и ласку мою. Грядущий год полон удач – все тучи скоро рассеются, потому бодро будем устремляться в сужденное будущее. Ничто не может изменить предначертанного Светилами. Спасибо Пасику и тебе за Ваши заботы, но больше не посылайте. Такая радость была получить «Историю искусств» Бенуа, но «Старые годы» ещё не пришли. Береги нашего драгоценного папочку. Тамдинг уже собирает цветы на твоё рождение – он недурной мальчик.
Будьте спокойны. Великое Ручательство с нами. Да хранит Вас Преподобный Сергий.

Сердцем с Вами, любимые мои.
Масик

Архив Музея Рерихов, Москва.
_________________________

5 августа 1929 г. Дарджилинг, Кулу.
Письмо Е.И.Рерих к Рериху Н.К. и американским сотрудникам

5.08.1929
Родной мой, любимый Пасик и Вы все, мои родные, не сетуйте, что редко пишу, но из-за желания как можно лучше вооружить вас на будущее приходится мне столько писать, что не имею времени даже на чтение буддистских книг, которые мне нужны для пополнения «Основ Буддизма».
Духовно чувствую себя как никогда – полная вера до конца при напряжении всех сил принята всем существом.

Дни наши наполнены радостью. Книга «Беспредельность» - сколько духовного подъёма даёт она нам! Всем духом вливаюсь в эту красоту космического огненного творчества Беспредельности, в этот несущийся огненный призыв к Бытию, к созиданию, к вечному беспредельному исканию! Всё пространство, каждый атом становится звучащим, и как чувствую эти несметные раздирающие и ликующие призывы! Хотелось бы выразить эти призывы в грандиозной симфонии объединённых оркестров и назвать её «Зовы Пространства». Но нужен для неё новый и ещё более мощный Скрябин. А пока изредка по ночам упражняюсь на токах сфер, чтоб наутро лишь слабо вспоминать.

Сейчас ещё ярче вижу всё искажение Великого Учения Благословенного. Устрашающая танха, или стимул бытия, причиняющий столько хлопот современным изуверам, встаёт передо мною как величайший космический принцип, как величайшее Космическое Таинство! И Благословенный, этот огненный дух, неустанно указывающий на вечно мчащийся поток наших жизней, этим самым утверждал космичность и, следовательно, беспредельность того, что так стремятся уничтожить в себе его последователи! Огненный Дух мог лишь уничтожать малые границы, расширяя их в Беспредельность, и Нирвана есть те Врата, которые вводят нас в ритм высшего, огненного, вечно расширяющегося потока Бытия беспредельного! Истинно, благословенна жажда бытия, указующая нам путь в Беспредельность!
Что сделали из этого величайшего, наипризывшейшего, наирадостнейшего Учения нищие сердцем и мыслью! Учение Будды – это один раздираю-щий призыв к осознанию Единого, великого творчества Бытия Беспредельного!
Что скажут на такой гимн стимулу к бытию?

Пасик, мой любимый, и Вы, мои родные, хочется мне и Вам сказать, как прекрасна жизнь в осознании Беспредельности, и наше высшее счастье – в приближении к гармонии вечного космического сотрудничества.
Пасик мой, не беспокойся за меня. Меня так оберегают, а каждая боль есть приближение к новым возможностям. Благословляю эти боли!

Радует меня Светик, стремится в Америку и к нам. Жду с величайшим нетерпением Ваших писем. Знаем всю точность и правильность твоих действий. Вся Мощь с тобою! И в радости посылаю тебе все лучшие мысли. Всю теплоту сердца. Родной мой, береги лишь здоровье. Юханчика тоже прошу следить за собою. Все его заветы о книгах, ружьях, лошадях и собаках исполняются добросовестно. Девочки тронуты присылкою книг.
<...>
Пасик и Вы все, мои родные, шлю Вам мою ласку и любовь. Сердце моё полно Вами.
<...>
Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк.
_________________________________


1930 г.

2 декабря 1930 г. Пондишери
Письмо Ю.Н. Рериха к Лихтман З. Г.

Pondichary / 2 Dek. 1930.

Родная Зина,
Большое спасибо за Ваши письма от 19 Окт. и 1-го Нояб.; оба пришли в один день. Радует нас крепость Вашего духа; столько нужно сделать, но нет времени задерживаться над критикой сотрудников.

Мы сейчас не вправе расходовать энергию на осуждения, и тем самым усложнять положение. Всё, что Вы пишете, прекрасно понимаю и неоднократно наблюдал на мелочах за прошлую зиму. «И это пройдёт». Мысли мои на Институте. Koelz пишет об чрезвычайно успешной работе в Rampur Beshard (около Kulu). Надеюсь скоро присоединиться к работе в Инст. в Кулу.

В.А. Певцов написал мне интересный план создания временной лаборатории около Grenoble. Он готов помочь финансово. Написал ему, прося прислать подробности.

Вот уже четвёртый день сидим, оторванные от всего мира. В ночь с Пятницы на Субботу начался сильный циклон, уничтоживший телеграф и железную дорогу. Ветер и дождь начались ещё с вечера, связывающую нас с Madras и Colombo. Сегодня пришёл первый поезд, но телеграф ещё не работает. Ветер и дождь начались ещё с вечера; в два часа ночи были разбужены трубачами, трубящими тревогу.
Всё всполошилось, сосед англичанин выскочил из комнаты с криком: “The calls Trumpet!” [Труба зовёт! (англ.)] Бедняга спросонья думал, что наступила кончина мира сего. На утро многие крыши были снесены, также стены садов. Улицы были завалены деревьями и кирпичами, При сём прилагаю несколько фотографий.

Написал Д.Н. о случае со вскрытием. Думаю, “ручной зверёк” и тут приложит своё умение. Главное, не обращать внимания.
Н.К. просит меня передать Вам всем, что духовно он постоянно с Вами. Привет всем вашим. Сердечны привет мой Cath.
Искренне Ваш
ЮР

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк
__________________________________

24 июля 1929 г. Нью-Йорк
Письмо Ю.Н. Рериха к Рерих Е. И.

Родная моя Мамочка!
Получили твои письма с вложенными копиями с писем из Манди. Мы были крайне удивлены. В случае, если будут необходимы наши действия отсюда, пожалуйста, дай нам знать.

Мы все в трудах и пытаемся проторить путь для всех осенних мероприятий. Папа очень много работает, но чувствует себя хорошо. Я просил мисс Фр[ансис] Грант послать Вам копии всех газетных вырезок. Некоторые очень забавны. Мы только что вернулись из Вудсхолла, где проводили время с семьёй Крейн. Вся семья очень дружелюбна. Г-жа Крейн выглядит хорошо, но должна лежать в постели – недавно она упала и ушибла ногу. Она посылает Вам большой привет. Джон женится на итальянской девушке. Видели полковника и г-жу Бейли и очень по-дружески беседовали с ними. Сегодня я собираюсь с ними ужинать. На будущей неделе они придут посмотреть папины кар-тины, посвящённые Тибету.

Видел моего старого друга – Малькольма Вогана. Он крайне дружелюбен, и я вполне понимаю, в чём заключалась проблема. Он очень восхищается Папой.
Только что закончил три статьи для «Christian Science Monitor». Они платят по 40 долларов за каждую статью. Неплохо. Моя книга продвигается хорошо. Продолжаю переговоры с издателями. Издательство Оксфордского университета очень заинтересовалось, и скоро у меня состоится встреча с одним из редакторов.

Много времени потрачено на встречи с различными людьми, но все говорят, что это путь к успеху. Я вполне понимаю, что в этом есть доля правды, но я отвык от светской жизни. Через несколько дней мы снова поедем в Вашингтон, и я проведу несколько дней с Пеллом.

Наш дорогой Брат в Швейцарии со своими друзьями и доктором Георгием Шклявером.
Фикинс всё тянет с лекциями, и я не знаю, как обернётся дело в этом отношении. Ошибки были допущены в самом начале.
Насколько я помню, Натху было заплачено за кули в Кулу и в Патанкоте. В Бомбее он получил свою плату, билет и деньги на питание. Пожалуйста, попроси его представить подробный счёт на все его расходы.

Я рад, что о моих книгах так хорошо заботятся. Будь добра, попроси девочек смазать маслом мои столярные инструменты. Пожалуйста, напиши мне о твоей жизни и о делах в Hall Estate. Как там с урожаем фруктов? Наблюдает ли Вольдемар за работами в имении? Вам нужны семена? Как там жара и до-жди? Меня очень заинтересовала история кап[итана] Банона насчёт садху. С большой любовью и пожеланиями всем Вам,

Твой сын
Юрий Рерих

Архив Музея Рерихов, Москва.
_____________________________