Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ РЕРИХ

**************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

МАРТ
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (3 марта 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (3 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (5 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (6 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (8 марта 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (12 марта 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (13 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (19 марта 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (19 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (20 марта 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (22 марта 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (28 марта 1923 г. Париж)

АПРЕЛЬ
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (1 апреля 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (4 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (5 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (10 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рерих к Рериху Ю.Н. (12 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям (16 апреля 1923 г. Париж)
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н. (17 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н. (23 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
********************************************************************************


МАРТ

3 марта 1923 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

3 марта 1923
Родной Юрик, сейчас получили Твоё письмо от 12 Февр. Спасибо, милый, за все Твои мысли об Указах Учителя. Конечно, если научился их понимать просто, широко, без 'личного' - то перед тобою развёртывается высокое руководство - имеющее в основе обширный план. Конечно, кругом слишком много ошибок; конечно, план слишком часто усложняется, но всё-таки, исправляя оплошности, какая радость учиться и приносить пользу.

Ты знаешь, что Шафран теперь видит замечательные видения. Ещё вчера (у нас) она дважды видела Учителя, причём от необычайных вибраций её не только трясло, но даже подбрасывало. При этом наш Учитель указал, чтобы все ещё раз прониклись желанием как можно лучше выполнить Его план. Конечно, теперь время очень смутно и тем более необходимо устремить всю волю на исполнение работы. Сейчас решается вопрос о доме для учреждений. Дом был указан Учителем, и было точно указано как вести переговоры. Но по неосмотрительности одного из членов одна указанная деталь была упущена и дело очень усложнилось. Теперь надо распутать упущение. Но ещё сегодня было повторено: 'Не надо тратить энергию дважды там, где можно понять сразу'. Словарь Ты, верно, получил. Книги Лауфера в продаже нет. Итак, до отъезда 2 мес. и 1 неделя - даже меньше. Мы запросили Америк. Музей о снимках. Посмотрим, что они ответят.
Остальное о Corona Mundi лучше решать на месте. За два месяца только два раза письмо обернётся.

Эти дни Света был болен - нарыв на зубе - огромный флюс. Доктор резал. Теперь уже всё проходит. Мама спешно кончает книгу - надо до отъезда здесь её напечатать, а времени так мало. Я пишу две картины 'Мессия' (Сказание и Чудо). Очень интересно нам прочесть Твою статью об искусстве - примите её. Для прочих статей времени у Тебя до 15 Ноября очень много, а потому пиши. Света обещал справиться в географ. журнале о Твоей статье. Но платят здесь как-то мало - всё норовят на даровщину. В Our World в июне идёт моя статья 'New Era', в Herald of the Star: 'Gates of Beautу' и в American Art Magazine ' Watchtowers of America' [Cторожевые башни Америки - ред.]. В Boston`e было выставлено 10 моих вещей и все признали их за place of honor. Боюсь, что не видя статьи - не поместят. Но если Ты пришлёшь её, то Miss Grant может показать её и в Georg. Mag. и в Asia.
Теперь Asia стала плохой.

В Бруклине кончается пресловутая русская выставка. Много отрицательных отзывов. Григорьев имел успех. Яковлев, Шухаев, Судейкин - не имели. Уж очень сух Яковлев. Через месяц кончается моё турне. Масса повреждённых вещей. Наскоро надо кое-что починить. Очень пострадало 'Варяжское море' и 'Pagan Russia', 'Фея дождя' стёрта совсем. Музей в Detroit`e купил 'Половецкий стан'.

Очень рады мы, что Ты с Марой будете видеться трижды в неделю. Учитель лучше нас знает, что лучше и как лучше. Мама получила хорошее письмо от Мары. Получил ли Шклявер $ 200 за 3 картины? Чек ему был выслан, как мне сказали. Сейчас Мама сидит с Grant в гостиной и поправляют перевод книги. Я пишу в столовой, а Света в студии делает цветные знаки учреждений наших.
Целуем крепко Тебя.

Боря перестал писать. Володя вдруг спросил об Учителе???

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
______________________________________


3 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
PARIS. XV
3/III 23

Дорогие Папа и Мама!

Получил сегодня ваши письма от 12-го Февр. Передайте все мои соболезнования в постигшем горе. ['День смерти девочки Хорш' - ред.] Я знаю, как Вам трудно приходится. Действительно constellation созвездий крайне неблагожелательно. Всю муку маминой души чую, и страдаю, что бессилен успокоить. Трудное время живём. Висит постоянно над головой молот, готовый сорваться каждый миг. И это не только во внутреннем смысле, но и во внешнем. Весь мир, точно напряг все свои силы, чтобы броситься куда неизвестно.

Знаю, что многое придётся пережить. Многое очень тяжкое. Хочется устроить всё как можно лучше, и разогнать, собравшиеся над головой тучи.
Поверьте, идея Служения Учителю, мне всегда дорога.
Нужно сейчас собирать все силы, чтобы продержаться в бою. Знаю, что ошибка в понимании указов ножу подобна, знаю, что многое приняло формы чрезвычайно сложные. Появилось ещё одно обстоятельство, которое сильно осложняет и без того сложное положение.

Хочу вас подготовить и умоляю не придавать особого значения.
Вчера Марою была получена телеграмма из Лондона от Ladу Emily Rottens (матери барышни теперь живущей с Марою) следующего содержания: ' much distressed announcement your engegement appeared March Herald, thought you must know it' [сильно расстроена объявлением о твоей помолвке, появившемся в мартовском Herald , думала, ты знаешь это (англ.) - ред.]

Итак, неизвестно, какими путями известие нашей помолвки попало к "Herald of the Star". Как и почему, не знаю. Мы с Марою были в отчаянии, ибо теперь это делается общеизвестным фактом. Будьте уверены, что мы примем все меры, чтобы замазать случившееся.

Я ещё номера Herald`a не видел, и не знаю, в какой форме сделано объявление. Но неужели слухи, несмотря на всю строгую тайну, идут?! Умоляю Вас не беспокоиться, ибо это, хотя и скверно, но поправимо.

Хотел также Вас предупредить, что Кришнамурти знает об нашей помолвке, но конечно, ничего не знает об оккультной стороне дела. В случае если Вы его в N[ew] Y[ork] увидите, не говорите ничего об оккультной стороне. Это очень важно.

Я понимаю, что новость о нашей помолвке могла заинтересовать редакцию Herald`a of the Star, ибо Ирм. Влад. и Папа очень prominent (известный) в кругах ордена. Но всё же это крупное безобразие.

Сейчас нахожусь по горло в работе. На время пришлось оставить перевод Кит. текста и заняться писанием статьи для 'Рage Franсaise'.
Выдать мне сумму за три месяца вперёд отказались, и продолжают платить по 350 fr. в месяц. Вы себе не можете представить, как это скучно и тяжело хлопотать и просить о подаянии. Приходится писать концелярные очерки, получая от 10-15 fr. за страницу. Вы знаете, что мне трудно быть концеляризатором, ибо работа эта меня не интересует и только берёт время от других занятий.

Хотелось бы скорее получить, какое-либо занятие, приносящее маленький доход. Так мечтаю освободить Вас от лишних растрат за мой счёт.
Из прошлых писем Вы знаете, как мы приняли с Марою всё происшедшее.
Жаль, что контакт с Ирм. Влад. не удался. Пропали многие возможности. Надеюсь, что всё устроится к лучшему. Готов жертвовать, если нужно, но я так устал, и так мало осталось пороха в пороховницах. Нет сил радостно идти на подвиг. Всё случившееся перетрясло внутренний мир, в котором сейчас царит невероятный хаос. Умоляю Вас не беспокоиться, и верить, что никогда по отношению к Вам я не думал жестоко. Простите, если взволновал Вас моими письмами, но хотелось писать откровенно.

Много думаю о Маре, и стараюсь облегчить ей всё происшедшее. Получил ли Светка моё письмо? Жду Ваших писем и указаний. Многое придётся рассказать, и Вы поймёте, что не всё так просто было. Мара шлёт привет.
Крепко Вас обнимаю,
Ю Рерих
Жорж шлёт привет.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________


5 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
5 III 23

Дорогие Папа и Мама!

Сегодня понедельник и жду от Вас писем. В прошлом письме я сообщил Вам, что известие помолвки появилось в мартовском номере "Herald`a of the Star" (Members Diary). Выяснилось, что поместил это известие сын Ladу Emily Rottens, который состоит редактором журнала, и который уверяет, что не знал о секретности дела. Стараемся замазать по возможности. Какая нелепость, ведь 'Herald' вовсе не место для такого рода объявлений! Ужасно глупо.

Продолжаю много работать над статьями.
Кому вы послали письмо с согласием на обмен в Musee Guimet? Следовало бы написать сначала мне, ибо я Вам не дал имени concervateur`a. Может произойти ненужная путаница.

Странно, что Ирм. Влад. не проявила большого интереса к указам Учителя, Мара, наоборот, продолжает выказывать большую верность служению.
Сейчас у меня всё внимание обращено на работу, и нет времени думать оккультно. Напишите Ваши точные планы на Индию. Мне это очень важно ввиду планов на научную работу.

Напишите также откровенно Ваши впечатления о Ирм. Влад. Это тоже важно знать.

Получил ли Света моё письмо, и собирается ли отвечать. Знает ли он о случившемся со мною?

Извините за почерк, но тороплюсь на лекцию Pеlliot.
Словарь получил.
Крепко целую
ЮР.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________


6 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
6 III 23.

Дорогие Папа и Мама!

Ждал очень Ваших писем, но ничего не пришло. Как я и ожидал с Musee Guimet произошла маленькая путаница. Неизвестно кто получил письмо по делу обмена. Видел вчера M. Hackin, conservateur - <:>, но он ничего не получил. Послали ли Вы письмо и кому? Лучше было бы сообщить об этом мне, ибо я вёл переговоры и должен быть в курсе дела.

Дело с Herald`a of the Star удалось устроить, ибо журнал этот получается в Теософ. Общ. здесь только двумя членами. Так что в Париже эта новость не распространяется.

Очень прошу Вас внести за меня мой годовой членский взнос в размере $5 в American Oriental Society (адрес: Professor Albert T. Clay, 401, Humphrey Street, New Haven, Conn).

Продолжаю много работать. Оканчиваю статью о влиянии классического искусства на восточное. После того опять примусь за учёную работу.

Получил из Германии новое издание по Средней Азии. Чудное издание большого формата. Получил эту книгу лично от автора (von Lecog) за 60 fr., тогда как здесь в магазинах она стоит 500 fr. Я высчитал, что моя библиотека стоит теперь около 14 000 fr. Одни книги Лаймана стоят здесь 1000 fr.
Не могу верить, что Ирм. Влад. отошла от Учителя, что я мог заключить из Вашего последнего письма.

Отношение с Жоржем восстановились. Всё расскажу, когда приедете.

К Апрелю месяцу прошу прислать $100, ибо нужно заказать к весне костюм и купить лёгкое пальто. Мой дождевик отказывается служить, разорвался и подклейка красит. Нужно будет также обзавестись бельём, а то обносился.

Надеюсь, что Мама чувствует себя лучше. Что Света?! Мара шлёт привет.
Крепко целую, ЮР.
Жорж кланяется.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
______________________________________



8 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.


8ое Марта.
Родной мой, любимый Юханчик, твоё письмо от 21-го Февраля принесло нам большую радость. Снова могу гордиться моим сыном - большой дух победил. Только следуя точно указам, можем мы перейти пропасть. В этом мы убеждаемся каждый день.

Родной мальчик мой, если бы ты мог заглянуть в своё будущее - сердце твоё запело бы! Не отклони его! Мы ведь в известный момент стоим на распутье и как в сказке должны избрать правильную тропу.

Сколько великой мудрости скрыто в народных сказках! - Хорошо быть Иваном-дурачком!

Да, ты пишешь о каком-то драматич. разговоре с Ирм. Вл.- Я не понимаю. Драматизма не было, ибо мы стоим на твёрдой почве и говорили лишь то, что нам было указано, не выходя из пределов.

Сейчас время необычайной сложности, осталось всего два месяца для завершения всех дел. Папа тебе уже писал, что наши друзья потеряли своего единственного ребёнка, и ты понимаешь, как нам было тяжело следить за болезнью, зная печальный исход, и сколько сил пришлось отдать, чтобы поддержать их в минуты тяжёлого испытания. Зрелостью духа они превзошли все наши ожидания. Сумели ещё ближе подойти к Учителю и ряд манифестаций не замедлил. Описывать всё невозможно. По приезде всё расскажем и прочтём.

Сегодня заключаем покупку дома для Школы Музея Corona Mundi. Мож. быть ты помнишь этот дом - на углу 103 и Riversia, дом с зимним садом - Это самое высокое место N[ew] Y[ork]. И храм Учителя будет строиться на вершине холма! Я знала этот дом и всегда мечтала иметь его для школы и эта моя мечта осуществилась.

Относительно С. Mundi сейчас не очень агитируй, не называя сроков, скажи, что скоро приезжаем. Русским, ради Бога, не говори ничего о наших делах, планах и приезде. Нам нужно быть очень незаметными. Боюсь, что мне не удастся приехать раньше наших. Дел так много, а я к тому же очень ослабела.

На прошлой неделе Светка был болен, сильное воспаление зуба, пришлось звать хирурга и доктора. Теперь прошло, но я измучилась его болью.

Да, из Мадураи директор музея прислал очень хорошее письмо, пишет, что папин приезд - Will mean the revival of the Art in India [будет означать возрождение искусства в Индии (англ.) - ред.]. Ты, конечно, знаешь, что мы едем туда после 15-го Ноября. Проведём в Европе 6 месяцев, срок очень короткий, для всего, что нужно сделать!

Милый мальчик, посоветуйся с М-ме Шклявер, где нам лучше останавливаться. Мы едем с Хоршами, следовательно, нам нужно остановиться в приличном отеле со всем современным комфортом. Шумного надо избегать, цен очень дорогих платить не хотим. Комнаты Хоршам могут быть в другом этаже и дороже, нежели наши. Им нужно две комнаты: спальня и приёмная, нам же большая спальня с ванной и удобствами для нас двоих и одна комната для Светки.

Когда тебе перевести следующие 100 долларов? Обнимаю тебя, моего любимого, и мечтаю о нашем скором свидании - ибо доверять бумаге не могу. Помни всегда, что нами руководит лишь общее Благо, всё личное принесено в жертву Идее.

Ты пишешь, что путь Служения труден. Да, ты прав, но лишь труднодостижимое прекрасно! И первые шаги всегда наиболее трудные, а там, на пути сияет свет, радость и красота!

Наше время сейчас наиболее тяжёлое, но дальше всё свет, ибо придёт большое знание, и радостно понесём наше бремя.

Скоро напишу Маре, письмо её меня очень тронуло. Наш сердечный привет семье Шкляверов - они твои друзья.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



12 марта 1923 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

12 марта 1923.
Родной Юрик, что значит Kurgusan или Gurugussan? Мама слышала это слово ночью. Что это город? Или что? Какой язык? Мама говорила на каком-то неизвестном нам языке.

М-ss Horch 'пишет' по-русски, не зная ни одной буквы. Написала: 'Устав узрите', потом: 'Луис. Я избрал:'

Вчера мама опять страдала от сердца. Сегодня ей получше.
Целуем крепко
Н.Р.

Архив Николая Рериха в Нью-Йорке.
________________________________




13 марта 1923 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV-me
13. III. [23]

Дорогие Папа и Мама!
Вот уже вторая неделя идёт, как от Вас нет писем. Как здоровье Мамы? Как вообще дела? Ведь Вас в N[ew] Y[ork] трое, и никто не может написать. Имею письма от Перцова и Горянского, а от собственного брата ничего. Получил ли Света моё письмо? Собираетесь ли жить в Париже в Hоtel или же нужно искать квартиру? Последнее решение более экономно. Привозите с собою доллары, ибо лучше можно получить.

Как обстоит дело с Музеем Roerich? Письмо об обмене с Musee Guimet неизвестно кто получил. Пока не удалось выяснить. Лучше было написать мне первому. Пришлёте ли каталог коллекции, каков её размер?
Написали ли хранителям Восточн. отделов Музеев для фотограф. обмена? Все вопросы, на которые мне бы хотелось иметь ответ.

Пришлите мне брошюру: Friedrich Hirth. The story of Chang kien, china"s Pioneer in Western Asia (Фридрих Хирт. История Чанг Кин, первопроходца Китая в Западной Азии - ред.), вышла она в Journal of the American Oriental Society, vol. 37, part 2 September 1917. Книга мне эта очень нужна, ибо содержит китайский текст, который мы изучаем с Pelliot. Можно её достать у Orientalia.
На днях вышла моя статья в 'La vie dis peoples'. Вышлю Вам, когда получу номер. 7-го Апреля выходит другая ' Les influences classiques dans l"art oriental'.

Последнюю статью я уже кончил и теперь собираюсь писать учёную заметку для Journal of the Am. Or. Society. Об этом просил меня Лайман.

В прошлом письме я просил Вас выслать мне $199. Хотелось бы их уже иметь в Апреле, а то необходимо обмундироваться. Надеюсь, не произойдёт задержка, которая меня так посадила в Декабре.

Много раз перечитывал данные все указания, как в N.Y. так и в Париже, всё же многие фразы остаются малопонятными, и понять их иначе, чем мы сделали трудно.

Вижу Мару три раза в неделю. Всё обстоит благополучно. Ждём Вашего приезда, чтобы решить всё вместе. Что произошло в N.Y. меж Вами и Ирм. Влад.? Я не имею данных, но только догадываюсь по Вашим прошлым письмам.

Во всяком случае, моё отношение к Маре от всего этого не меняется, конечно, решим вместе, когда приедете, а пока жду вас. Послали ли членский взнос в Am. Orient. Soc.? Надеюсь всё же скоро получить ответ от Вас. Ради Бога, пишите подробнее, а то Вы мне недостаточно пишите об Ваших планах, и я мало представляю будущее. Выяснение необходимо для работы. Дела в Европе по-прежнему скверны.
Крепко целую
ЮР.

Архив Николая Рериха в Нью-Йорк
______________________________



19 марта 1923 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

19 марта
Родной Юрик, посылаю Тебе чек на 1200 fr. Это первый чек по моему счёту - надеюсь, выдадут исправно.

Эти дни маме хотя и лучше, но все мы безмерно устали. Столько дел поднято за эту зиму и столько сил отдано. Все Музеи ещё требуют деньги на обмен фото и потому это пока надо отложить. Пока, если придётся, присмотри маленьких антикваров, у которых есть дешёвые, но художественные предметы.

Об отказе И.Вл. от Учителя ни мама, ни я тебе не писали и потому, откуда эта легенда и не понимаем.

Сегодня Лихтман слышала два непонятных слова, но запомнила их. Оказалось, по древне-еврейски: 'Труд и гармония'. Вообще масса явлений, но писать их невозможно. Теперь уже скоро увидимся.

Идёт печатание книги по-английски. Надеемся, в Апреле выйдет.
Непонятная легенда о нашей поездке в Афганистан всё ещё циркулирует. Теперь готовимся к приёму 27 Марта - в последний раз повидать американцев. День будет хлопотливый - ничего не поделаешь.

Пришли статью о рус. искусстве - очень интересуемся узнать. Привет Маре и Шкляверам. Целуем крепко. О дате нашего приезда никому не говори.
Р/Х

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



19 марта 1923 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
19. III. 23.

Дорогие Папа и Мама!
Получил вчера мамино письмо. На будущей неделе кончаются у меня лекции, и я примусь искать Hotel. Думаю, что дешевле было бы снять квартиру, но для этого нужно знать, остаёмся ли мы летом в Париже. Моя работа, по всей вероятности, меня задержит в городе. Комнаты в Hotel`ях от 30-50 fr. в день. Во всяком случае, я собираюсь жить с Вами, ибо иначе будет очень трудно, а бросаться по городу, выдерживать 5-6 metro в день слишком утомительно.
Статья моя напечатана, и я вышлю Вам номер. Другая уже кончена, и выйдет 7-го Апреля. Сейчас очень занят своей работой (Кит. перевод).

В делах Corona Mundi застой, ибо жду Вас. Мама права, что многое нельзя доверить бумаге. Нам предстоят длинные разговоры, ибо так много произошло, и всё так, к глубокому сожалению, приняло уродливо-мучительные формы.

Много думаю о Вашей встрече с Марою. Поймите, что ни она, ни я не думаю отойти от Служения. Откуда появилось такое впечатление - не знаю. С Herald`ом удалось уладить, и новости пока не распространяются.

Вы пишите, что Шкляверы друзья. Да, конечно, но тут произошло много мучительного и атмосфера крайне тяжёлая. Убедительно прошу Вас им ничего об этом не говорить, когда приедете в Париж. Я знаю, что Вы меня поймёте, и думаю, что могу Вам писать, не боясь, что это станет известным. К сожалению, больше сказать не могу, но всё расскажу Вам. Вы должны знать всё во всех подробностях.

Очень прошу Вас исполнить следующие поручения:
1.Прислать мне $100 в Апреле, желательно скорее, ибо нужно заказать серый костюм и лёгкое пальто, купить рубашки, и т.д. (Мой дождевик оборвался и кра-сит). Нельзя ли это сделать по телеграфу?
2.Привезите статью Fr. Hirth`a Cang - k`ien`s travels in Western Asia , I.A.O.S. 1917 (об этом я Вам уже писал).
3.Привезите для Мары 'Вестника' (Папа об этом неоднократно писал).
4.Привезите несколько пар чёрных и жёлтых шёлковых носков для меня. В Париже имеются очень скверные.
5.Узнать о статье о средней Азии для Geographical Magazine или Art and Archaeology.
6.Внести member`s fee (членский взнос) в Amer. Orient. Soc. Надеюсь, что всё это Вас не затруднит.

Как Светкин флюс? Как его работа? Глубоко надеюсь, что в течение Вашего пребывания в Париже всё выяснится ко благу. Многое оккультное необходимо выяснить. Мара и я привели в порядок все данные здесь messages. Видимся три раза в неделю, по вторникам, пятницам и воскресеньям (в afternoon`ах( после полудня)). Должен сказать, что видеться только три раза в неделю - тяжело и грустно, остальные дни приходится перегружать работою, чтобы забыться.

Надеюсь, что Вы мне новых требований не предъявите, а то я сильно морально устал и потрясения были настолько сильны, что оставили глубокий след.

Боюсь также, что в наши письма вкрался элемент неискренности. Не знаю, правильно ли я чувствую. Надеюсь, что всё, что содержат мои письма, остаётся только у Вас, а то трудно писать. Писал я только Вам, и вообще всё, что касается последних месяцев, должно остаться между нами.

Чувствую себя бесконечно одиноким, и только с Марою прихожу в нормальное состояние спокойствия. Жорж шлёт привет, пока на сеансах ничего не выходило.

Мара шлёт привет и ждёт письма от Вас.
Жду долларов.
Крепко целую,
ЮР.

Архив Николая Рериха в Нью-Йорке
_______________________________



20 марта 1923 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

20-ое Марта
Родной мой любимый Юханчик, передо мною твоё письмо от 3-его Марта - почему такое безотрадное настроение? На нашем горизонте не вижу поднимающихся туч, есть правда облака, но они лишь придают богатство и красоту игры Света. Наш путь, если не уклонимся, светел, и препятствия, на пути преодолённые, ведут к ещё большему Свету.

Мы научаемся в каждом кажущемся горе находить источник радости нового расширения сознания. А что может быть выше роста сознания. Расширенное сознание ключ к мировому творчеству!

Помни это и не останавливай себя предрассудками!
Нас очень позабавило появление в"Herald" с матримониaльными [matrimony (англ.) брак - ред.] сведениями!! I wonder !

В смысле печати папа и я, обстрелянные воробьи, и потому с улыбкою встречаем подобные заметки. Если тебя интересует, можешь прочесть в N.Y. Times неоднократные сообщения, что мы едем в Афганистан открывать 'the cradle of humanity' [колыбель человечества (англ.) - ред.], в другой газете, что ты и Светик сделаетесь американскими гражданами, и самое интересное, что папе духи позируют для картин в Севастополе?!! What a riddle!!

А если тебя всё же это беспокоит, то вспомни, что, по твоим же словам, Herald в Париже получается лишь двумя членами, в N.Y. его с большим трудом можно достать у одной старушки, и то по особым дням, - остаётся, значит, один Лондон - Это для твоего успокоения, для нас же, повторяю, это не имеет никакого значения.

Тебя я прошу не разглашать, ибо это глупо, посвящать людей в свои личные намерения, и главное - запрет Учителя. Как люди не чутки! Как ходят окутанными в предрассудки! Подыми голову выше - освободись - смотри вперёд! - там Свет! Моя былая неуверенность и неясность мысли - всё исчезло и осталось лишь бесконечное доверие и восторг перед величайшей Мудростью нами руководящей.

Несмотря на многие осложнения, кот. пришлось переживать и усталость, и слабость физическую, наш дух твёрд, бодр и поёт победную песнь!!

Осталось меньше 50 дней, и мы едем, родной, любимый мой мальчик. Как счастливы мы будем обнять тебя, снять с тебя твою тяготу, и рассказать тебе всё то чудесное, что окружает нас ежедневно. Наша любовь и почитание растёт не по дням, а по часам! Как я понимаю Блаватскую и Дамодара в их безграничной преданности. Когда глубоко хлебнёшь Их Ауры, другого пути не может быть.

Теперь напишу тебе два плана, данные нам Учителем для первого года в Индии. Летом обсудим вместе. Который по обстоятельствам будет ближе:

I - После Бомбея и древних городов прибудете в Адьяр, лето в горах, полный отдых, после явитесь в Пондишери - весь год.

II - После Бенареса лето в Кашмире, после города, Шантиникитан и Адьяр.
_______________
Если тебе встречаются люди, жившие в Индии и Тибете - расспроси их об одеяниях и вещах, там употребляемых. Это очень важно знать, чтоб лишнее не затратить на экипировку.

Ты знаешь, что необдуманные действия и безрассудные траты не одобряются; как в Великом, так и в малом!
Вчера папа выслал тебе чек на 1200 fr.
О делах Corona Mundi папа тебе написал.

Сейчас торопимся вовсю закончить все данные поручения. Завоёван чудный дом с возможностью пристройки и надстройки, и не сегодня, то завтра второй покупается рядом, и наши наследники перейдут жить, чтобы быть около наших дел. Что за души - я всё умиляюсь их чистоте, горению и способностям! Постигшее их горе лишь дало толчок новому полёту духа! Какая в этом красота!

Кончаю письмо, ибо сейчас приходит моя Порумочка, обсудить полученный длиннейший указ для неё. Сейчас мы выяснили, что Хорши проедут в Лондон и потому комнаты в Hоtel`e им будут нужны недели на две позднее. А потому задержи лишь для нас. Необходимы удобства и ванна при номере. Для Хоршей сговорись на две недели позднее. Я рада побыть с тобою первое время без необходимости делить время и внимание.

Наш привет семье Шклявер, радуемся близкому свиданию. Жоржу папа написал. Обнимаю тебя моего родного
Мама.

Бодро смотри вперёд - ничего непоправимого не случилось!
Всё, что тебе неясно оккультно в твоих переживаниях - открыто нам, и я вижу глубочайшую мудрость во всём.

Поблагодари M-me Шклявер за письмо, она написала мне очень сердечное хорошее письмо. Папа написал Г. Григорьевичу. Объяснить могу лишь при свидании.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



22 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
22. III. 23.

Дорогие Папа и Мама!
Жду опять Ваших писем. Конечно, теперь мало осталось времени до Вашего приезда, но всё же хотелось бы получить от Вас известия. Напишите, какой паро-ход компании принадлежит 'Mauretania', чтобы я мог выехать в Cherbourg Вас встретить.

Грустно, что между нами произошло столько misunderstanding`ов [недопонимание (англ.) - ред.] Надеюсь, что всё выяснится, а то сидеть в полном тумане очень тяжело.

Хотелось бы знать Ваши точные планы на Индию. Хотелось бы подготовиться к путешествию, но к великому сожалению, ничего не могу делать, ибо не знаю точно, куда едем. Знаете ли Вы сами, если да, то почему не писали? Много придётся говорить, ибо мне ясно стало, как сильно всё запуталось, какие уродливые формы всё приняло.
 
  
 

фрагмент письма

После Пасхи начну специальную работу с Pеlliot. Он хочет, чтобы я издал текст Ts`ien-Han-Chou (глава о Западных странах) <:> с подробным историческим введением. Это требует массу изысканий, как исторических, так и географических.

Сейчас пишу на графитной доске китайские иероглифы.
Но ради Бога, держите меня в курсе ваших дел, Вы знаете, как мне тяжело жить, не зная и не строя планов вперёд. Быть может это глупо, но такова натура.

На Парижском фронте царствует спокойствие. Мара мне много помогла в трудные минуты. Вы себе не можете представить, какой она славный человек. Мы всё вместе с Вами обсудим.

Когда пришлёте $100, нужно обмундироваться, ибо становится тепло.
Как Света? Пишите, каковы Ваши самочувствия. Мара шлёт привет. Жорж кланяется.
Крепко целую,
ЮРерих.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
____________________________________


28 марта 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
28 III 23

Дорогие Папа и Мама!
Получил письмо Папы от 19-го с.м. с чеком на 1200 fr.,который инкассирую завтра утром. На днях пойду искать Hotel. В одном хорошем Hotel`e в районе Etoile, комната стоит 50 fr. в день. Это сравнительно ещё недорого, ибо в других доходит до 80 fr. в день.

Жду Вашего приезда для выяснения всех моих обстоятельств.
Получил от Лаймана чудесное письмо. Теперь жду от директора Indian Archaeological Survey письма. Быть может, я устроюсь на платную должность.
Хотелось бы, конечно, знать в точности куда едем в Индию. Едем ли искать Учителя, или же Папа думает расписывать фрески в Адьяре? Если Вы едете сначала в Адьяр, то мне там делать нечего, я мог бы поступить на археологическую службу, которая даёт мне право производить раскопки. Конечно, все эти вопросы решим с Вами, также как и вопрос моего брака.
Думаю, что отход Ир. Вл. от Учителя есть сущая легенда, хотя заключил я это из одного письма Мамы, в котором Мама пишет, что Ир.Влад. не поинтересовалась новыми Указами Мастера. Хотелось бы от Вас получать более откровенные письма, а то сижу в тумане и ничего делать не могу. Ведь даже не знаю подробности нашей поездки в Индию. Нужно было бы подготовиться, а то едем туристами. Неужели не было времени писать больше и подробнее?

Много работаю над китайским текстом. Pеlliot моей работой очень доволен, и говорил на стороне, что возлагает на меня величайшие надежды. Сегодня он даже сказал, что очень жалеет, что я не брал копий с моих заметок по аланам, ибо он хотел бы их иметь. Как видите, год в Париже не был потерян, и я получил working knowledge of Chinese [практические знания в китайском (англ.) - ред.]

За последнее время много ездил с Pelliot`ом верхом. Видимся с Марою три раза в неделю, и часто говорим об Учителе. Вчера у меня были довольно интересные переживания, состояние близко подходящее к трансу, но общая усталость и некоторая нервозность запрещает углублять явление.
Надеюсь, что вы привезёте 'Вестника' для Мары, Вы это обещали, а я человека безумно люблю. Много было пережито и сумеречное состояние грозит сделаться естественным.

Рад, что Маме лучше, а то меня это сильно беспокоило. Мара шлёт привет. Жорж кланяется.
Целую крепко,
ЮР.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
****************************************************************


АПРЕЛЬ

1 апреля 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
1-го Апр. 1923.

Дорогие Папа и Мама!
Давно от Вас не было писем. Так мало пишете, совершенно не знаю, каковы Ваши планы на лето. Знать мне необходимо, ввиду работы.

На днях со мной произошёл замечательный случай. Лёг спать в очень странном настроении, и, пролежав около получасу, вдруг вскочил, почувствовав необходимость писать автомат. Писал очень бурно, и кончил весь покрытый холодным потом:

Ученик учуй руку водящую, в минуты стенания, да устремится твой дух к Моему начертанию. Данные дары лежат у нас двоих, но вкусишь их только в назначенный час. Замкнутый в своей твердыне оставайся на страже, и ключи дай только тем, кто знаком Моим украсит свой путь. Ручаюсь, благое решение пребудет.
Я дал, Я заповедал, Я избрал.
Я. Я. Я.
ММ.

Потом был дан рисунок: горы и чаша с пламенем над ними, в углу надпись неизвестными письменами.

В очень усталом и потрясённом настроении я лёг спать, и вдруг слышу, как на моём ночном столике пишет по бумаге карандаш (бумаги на этом столе не было). Продолжалось это довольно долго, но ничего не было видно. Было всё это так неожиданно. Конечно, надеюсь, что благое решение будет найдено, ибо доставлять Вам боль я не собираюсь, и верю, что Вы не раните меня, жду Вашего приезда.

Новость из 'Herald`a' не распространяется, и беспокоиться из этого не следует.

На многие вопросы, которые я Вам поставил, Вы ещё не ответили, и я не знаю, получаете ли вы мои письма. Пишите больше о ваших планах, ведь у меня есть свои планы и так не хотелось бы, чтобы вышло столкновение в наших планах.

Вчитываюсь в Ваши письма, но, к сожалению, ничего не нахожу в них относительно планов.

Создаётся у меня впечатление, что Вы от меня что-то скрываете. Это так отделяет человека и ставит преграду той откровенности, которая должна была бы существовать меж нами. Зачем так всё держать в тайне?
Не во имя себя молю, но во имя общей работы нашей. Поймите. Нужно же мне знать путь четверых, а как слепой я следовать не умею.

Мечтаю о Вашей встрече с Марою. Надеюсь, Вы её полюбите.
Исполните ли мои поручения? Неужели мои дела Вас так мало интересуют?
Крепко Вас целую,
ЮРерих.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
____________________________________



4 апреля 1923 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

4-е Апр.
Юхан, родной, в последнем письме от 19-го Марта, ты пишешь, что в письма вкралась какая-то неискренность - может быть, в твои, но наши этим не грешат.

То, что по обстоятельствам можно тебе знать, сообщается. То другое, насколько будет разрешено, сообщим по приезде.

Пойми, что имеется в виду лишь твоё благо. Мы не слепые, не глухие и знаем куда идём, к чему назначены, осознай же это, наконец!!! И если твой неистовый дух временно окутан туманом и даже поддаётся влиянию низших воздействий, я не боюсь этого, ибо знаю, что выйдешь победителем. Может быть, это произойдёт немного позднее, нежели надеюсь, но тем сильнее будет возмущение духа и горе тем препятствиям, которые будут на его пути!
Пойми будущую силу твою и не заглуши чудесные ростки духа иллюзиями настоящего!

Жизнь, как ты понимаешь, лишь в стремлении к расширению сознания, в захвате мирового масштаба, и, принимая это измерение, ты не ошибёшься в своих действиях. Будь завоевателем, а не завоёванным!

Позднее пробуждение духа вызовет лишние страдания, ибо воистину ужасно сознание упущенных возможностей восхождения! То, что упущено, потеряно навсегда.

Сейчас будущее нам открыто и тебе может быть дано::.но запомни - лишь с нами, но с нами не как с личностями, а как исполнителями Воли Вел. Братства. Брось все мысли умаляющие тебя, не ставь себе ограничений, не стремись по обычной дороге. Твоё устремление должно быть сейчас к знанию, и приложения этого знания там, где тебе укажут.

Помни сокровища ожидающие! Они всё близятся, и неужели вижу минуту, когда тебе нужно будет сделать лишь последнее усилие, ты ослабнешь и дашь сокрушиться твоему достижению!

В эти дни чудес, неужели мы не увидим тебя в наших рядах?! Видишь ли ты скорбь нашу, видя другого на твоём месте. И позднее, глядя на твоё отчаяние!
Родной мой, любимый сын, почувствуй боль души нашей. Знаем, как тебе трудно - борьба с самолюбием и предрассудками, рождёнными им, одна из тяжелейших. Но подымись, шире осмотрись, сбрось все предрассудки. Не продай себя предрассудку! - Я вижу тебя окутанным густым туманом, а иногда вырастает перед тобою стена! Где же лучи подвига? Вспомни, Юрик мой, как я гордилась проявлением мужества у тебя. Употреби это мужество сейчас, сумей распознать, ещё раз повторяю, не дай предрассудку самолюбия восторжествовать.

Помни, что стоит за нами!!!! Мы идём победителями, никакие препятствия битвы, а они есть и будут, не страшат нас, мы идём неуклонно к назначенному.

Ты слеп или спишь, если не видишь то чудесное, что совершается вокруг нас. Проснись Юрий, ведь дух твой близок мне, и борения твои знакомы мне и потому могу говорить.

Не оттолкни, не оттолкни - границ не будет твоему отчаянию. Дух твой может быть затемнён временно, но жизнь наша своим доказательством ударит не только твой лоб!

В то время как перед нами мировая карма с начертанным планом, сын наш выбирает себе нору! Что будет с твоей норой, когда заговорят стихии?!
Перечти 'Книгу' и поразмысли. Идя с нами, защита тебе готова.

Третий раз хочется сказать тебе - не заглуши дух предрассудками самолюбия! Будь свободным! Осознать свои ошибки есть начало восхождения. Суметь найти лучшее решение есть одоление ступеней!
Итак, прислушайся к зову нашему, близок он к S O S !!!

Пишу лишь о тебе, ибо у нас всё идёт по плану и в нужный момент мы все в сборе на посту. Ожидаю хорошего письма, то, что нужно привезём.
- Хочу коснуться духа твоего. Неужели он не зазвучит?

Привет сердечн. Жоржу и Гавр. Григор -
Пишу следом М-ом Schklaver -

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_______________________________________



5 апреля 1923 г. Нью-Йорк)
Письмо Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

5 Апр.
Родной наш Юханчик, в твоём письме с объяснением 'Qaraguran' ты не выказал желания с нами побеседовать.

Ну, ничего, скоро увидимся! Ещё один месяц и мы в пути. Задержи нам две комнаты, одну для нас большую с двумя постелями и всеми удобствами при ней: ванн. кл:., другую, меньшую для Светки. Horch приедут на 10 дн. позднее, так что им нужно заказать две комнаты, спальню и приёмную, начиная с 25-го Мая. Если нельзя иметь ничего хорошего ниже 60 фр., oll right - мы согласны доплатить, ибо нуждаемся в отдыхе и долго не останемся.
Приедем, осмотримся и решим наше дальнейшее местопребывание. Думаю, что придётся поездить по Европе.

Где мне купить тебе брошюру Hith`a? - в Orientalia? Статьи пристроить очень трудно, ибо все журналы завалены даровыми предложениями.

Не предпринимай ничего по 'Corona Mundi'. поторопились вывести в свет - Нам не нужно никакой рекламы, приедем тихо и очень тихо будем действовать.

Папины последние картины изумительны. Легенды о пришествии Миссии.

Скоро выйдет книга наша, в неё войдут последние учения, русская будет ещё обширнее, прибавим всё, что дано будет до отъезда.

Что делать с твоими книгами и записками. Можно ли их оставить на хранение в Школе или же они нужны тебе - пиши скорее - Очень значительн. Кажется, там нет.

Очень интересно твоё объяснение Qaraguran, мне кажется, что оно имеет отношение к местности озера Лоб-нора. Слово это, много раз повторенное, я услышала после одного видения. Кроме того, озеро Лоб-нор значится у нас::

Во время видения я сама произносила речь на неизвестном мне языке. Я <ведь всё> вижу в будущее. Сейчас получили твоё письмо от 22-го.
Едем мы на 'Мauretanua' Cunard line - выезжаем 8-го Мая - надеемся быть 24-го в Cherbourg`e.

Деньги высланы заказным письмом - чек на французский банк.
План первого года Индии тебе послан.

Ты же знаешь, что мы едем на джипе, Индия, Тибет, Китай, Монголия, Сибирь.

Передай привет нашим друзьям Шкляверам.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



10 апреля 1923 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

10-ое Апр.
Родной мой Юханчик, поставленные тобою вопросы - едем ли мы искать Учителя? или же едем туристами? - Изумили нас, больше того - ошеломили.
Мы знаем, где встретим, мы знаем, что надлежит исполнить, посему эти вопросы неуместны.

Думается мне, что так скоро увидимся, что ты не упустишь время для подготовки пути. Помни, что мы выедем лишь в ноябре, а пока запасайся знаниями и практическими сведениями о странах нашего устремления. Чем больше захватишь, тем лучше для тебя. Распределение же времени и деятельности в Европе, выяснится на месте.

Итак, потерпи ещё немного. В Служении терпение одно из первых правил. Какая радость заключена в победе над собою! И победа эта не в уничижении, а в расширении своего истинного Я.

Любимый мой мальчик, столь близкий духу моему, чую я, что что-то препятствует тебе видеть любовь нашу к тебе и твоему славному подвигу. Если б ты мог заглянуть в предложенное тебе будущее.

Сколько удовлетворения твоим устремлениям! Сколько счастья! Милый, родной мой, умоляю, не оттолкни! Не задержись в пути, не затрудни. Следуй Указам. Помни, что человек, допущенный до Служения, считается уже настолько свободным, что он может принимать Указы. Пойми это. Ведь ты могуч думою и лишь временно туман застилает твой взор.

Дела наши растут, и время переживаем сложное, ибо фундамент обширен, а материалы для постройки не могут быть собраны в один день. Приходится возводить времен. постройки до прибытия надлежащих. Везде одна и та же трудность - бедность в людях. На некоторые посты нет людей в Америке, присмотрим, не найдём ли в Европе.

Папа писал Кн. Тенешевой - о нашем приезде, в виде особого доверия, но ты никому не говори. нам нужно тихо проехать Европу.

Пиши, что сделать с книгами, можно ли их оставить на хранение у Лихтманов. Передай наш сердечный привет семье Шкляверов.

Позаботься о комнатах, говорят, что 'Mauretania' самый быстроходный пароход, потому можем приехать раньше 14-го .

Обнимаем тебя, нашего любимого и просим побольше доверия.
Мама

Очень ждём твоих статей, пока их не имеем, хотя ты писал, что одна вышла 10-го Марта.


Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_____________________________________



12 апреля 1923 г. Нью-Йорк.
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

12 Апр. 1923.
Родной Юрик, Ты уже получил наши вести о распределении первого года в Индии. Твоё писание и яснослышание ночью только доказывает, насколько едино и точно учение Нашего Учителя. И у нас всё время идут манифестации и на глазах наших отодвигаются вредные люди. Как Миме у Вагнера, они начинают вслух твердить затаённые мысли и таким путём всё обнаруживается.

Мы решили пока Hotel Byron. Там видно будет - кроме того, после весеннего Салона и Сезона и цены упадут.

Ещё раз попытаюсь достать Тебе Лауфера - хотелось бы Тебе привезти её.
Я уже писал, что Art и Archeologiе может поместить статью страниц в 4-6. Но денег они не платят, - сами существуют взносами. Просил меня 'American' при-слать статьи, но ведь им надо только сенсации газетного типа. Если Тебе попадутся изображения (в красках) буддийских архатов с сияниями - недорогие - побереги их до моего приезда. Для одной цели я хотел бы их иметь.

Так же и два, три типичных, небольших Будды.

Если увидишь Тенешеву, попроси её никому не говорить о нашем приезде. как раз 2000 шарманок (помнишь?!) и не потребовалось.
Целуем Тебя крепко - через месяц уже с Тобою.
Mauretania это Cunarder.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
____________________________________



16 апреля 1923 г. Париж
ПИСЬМО Ю.Н. Рериха к родителям.

270, rue de Vaugirard
Paris. XV
16 IV 23.

Дорогие Папа и Мама!
Получил утром два письма Мамы от 4-го с.м. Комнаты Вам задержаны на 15-ое Мая в Hоtel Lord Byron за 55 fr. в день с человека, включая board.

Нужно ли мне выезжать в Cherbourg, или же встретить Вас на вокзале в Париже? Куда собираетесь летом? Мне необходимо пробыть в городе Июнь месяц.

Ящик с книгами лучше оставить в Школе. Среди записей имеются рекомендательные письма на Индию, думаю, что их лучше взять. Не знаю, что делать с моей библиотекой здесь. Если, действительно, уезжаем на 7 лет, то их следует взять, ибо нужно же будет работать, а для учёного книги необходимы, также как краски для художника.

Вы пишите о борьбе с самолюбием и предрассудками. Но не в этом моё затруднение. Последние три месяца заставили жестоко отбросить всякое самолюбие и человеческие предрассудки. Многое пришлось молча проглотить и всё это послужило к полному закрытию. Нет у меня желания делиться с кем-либо своими внутренними переживаниями. Если бы не смягчающее влияние Мары, я бы совсем затвердел. Поверьте, что очень больно было за это время, и конечно, всё это без результатов не прошло. 7 лет жизни в неизвестных условиях - это очень большой срок.

Мне необходимы срочные указания, чтобы определить план действий. Вы совершенно правы, когда видите меня в тумане и перед стеною. Действительно я не знаю и не имею понятия, что буду делать в течение следующих лет. Слепо следовать не могу, ибо необходимо координировать мои личные планы с тем, что мне предлагается Вами. Но для этого нужно точно знать куда идём, и что ожидает нас на нашем пути.

К сожалению, назрели многие очень болезненные вопросы, которые необходимо разрешить. Только тогда, и только тогда буду я в состоянии твёрдо следовать по пути Служения. Всё это вытекает лишь из моего очень серьёзного отношения к делу.

Надеюсь, что всё выяснится в Париже и 'благое решение пребудет'. Пока продолжаю работать, хотя и этому густой туман, меня окружающий, чрезвычайно мешает.

Статью Hirth`a можно купить в Orientalia. Она мне весьма необходима. Что можно найти в Америке из работ Laufer`a? У него много было ценных работ в изданиях 'Field`s Natural Museum in Chicago'. Если дорого, то покупать, конечно, не следует.

Пока есть стороны дела для меня закрытые, следовать не могу, ибо постоянно с ними сталкиваюсь, и необходимо объяснение.
Мара шлёт привет.

Жорж кланяется.
Крепко целую ЮР,

Не знаю, правильно ли делаю, что пишу Вам откровенно о своих переживаниях, боюсь обеспокоить. Но правда, причин для беспокойства нет.

Милая, дорогая моя Мама, как рвусь снова с тобою встретится. Придётся много и откровенно говорить. Крепко ещё раз Вас обнимаю,
ЮР.

Мара просила предать свой привет.
Во всём происшедшем я один виноват.

Сейчас воздрогнул, от довольно печального звона колоколов по комнате. Что это значит? Меня это очень поразило. Было ясно слышно три раза, три довольно протяжных звона. Спросите разъяснений.
Жорж шлёт привет.

Пришлите мне 400 fr.?

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
____________________________________



17 апреля 1923 г. Париж.
ПИСЬМО Е.И. Рерих к Рериху Ю.Н.

17 Апр.
Милый, родной мой мальчик, бесконечно рада полученному тобою Указанию. Умоляю, ради личного блага, следуй ему всем устремлением существа твоего, ибо только в нём спасение твоё.

Знак, о кот. упоминается в Указании имеется у нас.
Родной наш, любимый, как чувствуем твои мучения, но в этих страданиях закаляется дух, и даже в них мы научаемся находить радость, принося их на алтарь Служения.

Следуй и пойми, что величайшая радость заключена в возможности прийти и выполнить 'закон', ибо только нашедший себя, свободный дух может принимать Указы. Не умаляй себя, мой любимый, не допусти призракам настоящего затемнить сущность твою. 'Большая радость дарована тебе'.
Помни и расширь и объедини своё сознание с Благим Начертанием.

Чудеса вокруг нас растут и все препятствия уничтожаются. Иногда становится жутко и больно за людей, оскорбивших чем-либо нас, ибо всех их настегают неудачи, тогда как оказавшим внимание приходит неожиданная помощь.

Ты спрашиваешь о наших планах на лето - всё это мы решим совместно, теперь уже недолго ждать. Не закрывай только двери возможностей, а там мы сообща выберем наилучшее.

Green Jade Laufer`a - достали и привезли, другую книгу ещё ищем. Почему не присылаешь своей статьи?

Ты всё жалуешься на отсутствие откровенности в наших письмах, но Юханчик, мой любимый, перечти их, отрешившись от личностей, и ты увидишь и поймёшь.

А затем не забудь, что у нас имеются все твои письма, и мы можем лишь на них базироваться в своих ответах. Кроме всего этого, неужели до сего времени ты не понимаешь, что означает хранить тайну! Знак 'Доверия' даётся лишь в безопасности.

Помни и пойми.
Обнимаю и шлю всю любовь мою.
Скоро облегчится твой путь, мой родной! Много радости впереди, огромной работы и достижений.

Наши сердечные приветствия семье Г.Григ.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
_____________________________________



23 апреля 1923 г. Нью-Йорк
ПИСЬМО Н.К. Рериха к Рериху Ю.Н.

23 Апреля 1923.
Родной Юрик, пишу последнее письмо. Уже идёт укладка. Ждём выставку из Рочестера - все последние дни придётся спешно её реставрировать - столько там повреждений. Вообще к отъезду обнаружилось, что у нас немало друзей в Америке и все эти обоюдные внимания берут много времени. Слава Богу, что удаётся уехать так 'по-хорошему'. Посылаю Тебе чек на 400 frаnc.

Не успеешь ли до моего приезда позвонить и узнать:
1) Сколько надо мне внести в Осенний Салон - пожизненно.
2) Сколько мне причитается за 'Весну священную' - получу, когда приедем.
Книгу Лауфера достали, другую книгу ещё Orientalia ищет. Статью твою примут, но при вопросе о плате замолкают. Сейчас здесь неимоверно трудно с заработками; на Муромцеве, на Селивановой, на Дымове, на Дерюжинском видим это.

Всё происшедшее с нами - чудо поистине. И небольшие средства данные нам - это Богоданная 'премия'. Надеюсь, что мы сумеем оправдать высокое доверие.

В Париже долго не останемся - поедем в Италию. Ты очень ошибся, думая о целом годе в Пондишерри, - мама писала об окончании года там, т.е. о месяце зимы.

Все климатические условия предусмотрены. Здесь мы видели Мукерджи - он говорит, что сейчас Индия ждёт трёх: Эйнштейна, Р. Ролана и меня. Он поражался, слыша даже от крестьян это. Очевидно, чудесный телефон действует.

Из Парижа имел письма Б.Григорьева - пишет, что живётся очень плохо. Тоже и в Берлине. А из Рима один литератор писал, предлагая поступить в лакеи здесь, но и это не так-то легко.

Видел здесь Судейкина - произвёл на меня удручающее впечатление. Всячески надо уберегаться от таких типов.

Hagberd Wright писал мне, что он посылает Тебе документы; верю Ты уже получил их. Написал ли заказное антиквару в Гельсингфорс?

О времени прибытия Mauretania Ты узнаешь в любом отделении Кука. Идёт она, кажется, 5 1/2 дней, конечно, в зависимости от погоды.
Мы будем так рады обнять Тебя. Ведь всё так ясно.

Всё у нас идёт по первому классу, и когда смотришь на мучения и страдания по сторонам - даже изумляешься, как это так охранены мы. Ведь даже забывается, что мы беженцы, потерявшие всё наше материальное. Мы уже невольно начинаем равняться по местным миллионерам. И вместо жертв перед нами следующее звено ясной работы во имя любви и красоты. Всё по тем же великим ступеням.

Привет Шкляверам и Маре.
Целуем Тебя крепко.
Р/Х.

Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке
_______________________________________