Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЕЛЕНА ИВАНОВНА РЕРИХ

1934 г.
*************************************************************
 
1934 г.

6 февраля 1934 г. Наггар.
Письмо Е.И. Рерих к Н.К. и Ю.Н. Рерихам

6 февраля 1934 г.
'Урусвати'

Любимые мои, сокровища мои, шлю Вам всю любовь, всю нежность и устремление моё. Долго следили мы за Вашими огоньками, пока не скрылись они за наггарским замком. Потом поднялась в свою комнату и прилегла, но по прошествии получаса встала посмотреть, не видно ли ещё фонарей мотора Вашего? Подошла к окну своей рабочей комнаты, как раз когда Вы переходили мост, взобралась с ногами на письменный стол, завернулась в тёплый халатик и следила за Вашими огоньками, пока не отъехал мотор и последний свет не скрылся за деревьями. Родные мои, очень люблю я Вас, берегите друг друга! Первый день был тяжким, но второй был полон торжественности и твёрдого сознания великой победы Вашей. В этом направлении идут все великие Утверждения.

Вчера пришла американская почта, особых новостей не принесла, привожу выписку из письма Радны: 'Из полученного Указания недавно видим, что признание заставило быть настороже страну выставки. Этот нежелательный союз заставляет коситься на представителей культуры и великих идей - не знают, какую сторону из признанных творец одобряет'. Это, конечно, весьма вероятно, но, видимо, кто-то не сумел в своё время достойно многое осветить. Впрочем, в мире творится такая чепуха, что можно справедливо сказать: своя своих не познаша!
Также состоялся первый вечер Сибирского Общества имени Рериха, и, как пишет Зина, выступал Георгий Дмитриевич и на сей раз чудесно говорил о Н.К., сильно и широко указал собравшимся всё величие имени его и ещё малом ими понимании его...
Также Радна пишет, что было решено задержать уплату учителям, но потом было получено Указание обратное, и решение это было отменено.

Статья 'Привет Всемирной Лиге Культуры' появилась в газете 'Свет', читается очень хорошо. Модра пишет, что Галахад послал сильный ответ на письмо помощника кислого X., в котором тот настаивает на совершенном изъятии имени. 'Я удивлён Вашему отношению к имени Пакта. Лично мне кажется совершенно естественным, чтобы этот Пакт был отождествлён с именем его создателя, который работал в этом направлении с 1904 года. Так же как и в Келлог и Бриан Пактах и прочих законах, имя является обозначением его, и в данном случае, будучи связано с фигурой великого международного художника, имя это может лишь украсить значение этого акта'.
20 января с экспериментом было всё благополучно. Галахад держится прекрасно и очень ждёт. Модрочка в отчаянии, что всякая помощь отнята у неё и механическая работа берёт всё её время, так что она принуждена отказываться от лекций, нужных посещений, урезывать необходимую переписку и писание статей. Конечно, это очень прискорбно, и сейчас трудно помочь этому ущербу, особенно при создавшихся отношениях среди сотрудников. Относительно вставки слова 'финикийский' она утверждает, что оно было включено в перевод, данный ей. Разве мы посылали эту статью переведённой? В эту путаницу лучше не погружаться.

Получено письмо от Жоржа, пишет, что глазная операция прошла удачно, но Гавриил Григорьевич очень ещё слаб. Также сообщил очень грустную весть о скоропостижной смерти отца Спасского. Знаю, как огорчит Вас эта весть. Конечно, Жорж сообщит тебе все подробности её. Чем будет жить теперь его семья? Княгиня Четвертинская тоже хворает бронхитом.

Логван и Порума были на 'Князе Игоре', даваемом как образец советского искусства. Декорации были твои и выглядели очень и очень изношенными, но всё же носили следы большой красоты. Интересно было бы узнать, действительно ли это были твои декорации, может быть, они были сборными?
Кислый также писал другу, что Япония была единственной мажор-нэшен на Конвенции, которая подняла Знамя!!! Тем большая их заслуга. Пришёл из Калифорнии ещё один заказ на 'Тибетский Словарь'[ Словарь, созданный Ю.Н. Рерихом - ред.]. Яруя сообщит об этом Юханчику.

Пришли ещё журналы, в 'Сколаре' твоя статья, в 'Модерн Ревью' помещена статья Протектора Пакта[24] целиком. Зина очень огорчена письмом д-ра Орлова после всего, что она им писала, но напрасно слишком возмущается им. Пишет, что ответила ему по всем пунктам. Правильно обвиняет В.К., который ничего не воспринял.

Логван предложил Правительству устроить выставку безработных художников!!! Пишет, что это встретило большой интерес. Также пишет, что резолюция, вынесенная в Монтевидео, очень сильна и будет выслана всем Правительствам. О деятельности постоянного Комитета ничего не пишет.
Ваш отъезд вызвал большой переполох, наш эстет осаждается допросами, когда, в котором часу и куда Вы уехали. Базарные толки забавно нелепы.
Шлю Вам, родные, лучи сердца и осознание великой удачи во всём.

Пришло письмо от Таубе - пишет, что не без труда удалось ему получить добавочные занятия в М., и, к сожалению, он должен будет остаться там до Пасхи; письмо коротенькое, и ничего другого достойного внимания в нём нет. Также пришли иллюстрированный 'Уикли' с двумя статьями о тебе.
Написано недурно, и мне нравится оглавление статьи, и репродукции очень интересны. Мы выписали 25 копий, десять пошлём в Нью-Йорк, две в Париж, одну в Латвию и одну в Бельгию. Остальные пока сохраним, может быть, ты укажешь, кому их послать.
Также пришла адвансэд, копия статьи Тампи в 20 страниц, видно, что он тщательно просмотрел всю имеющуюся литературу о тебе. Написана статья с большим подъёмом и сердечностью. Можно сказать, умаления нет. Конечно, вкрались ошибки, как, например, что ты был избран Председателем Гаагского Трибунала: мы дали ему телеграмму, чтобы он изъял эти две строки. Также некоторые имена пострадали, особенно не повезло Леониду Андрееву, есть и забавные выражения, местами он употребляет 'слэнг'. Приведены многие лучшие квотэшенсы и читается с большим интересом. Озаглавлена статья 'Мессия Культуры (Н. Рерих) и разделена на шесть глав - биографический очерк, Рерих - артист, Рерих - писатель, Рерих - лидер Мировой Культуры, Рерих - эдюкешионист и заключительная глава. Мы выписали 100 копий, как только получим их, думаем послать 50 в Америку. Хочу послать иллюстрированный 'Уикли' и эту статью В. К., может быть, пригодится.

Родные мои, все помыслы мои с Вами. Победа Ваша обеспечена. Шлю Вам, сокровища мои, всю нежность, всю любовь мою. Берегите друг друга. Сердцем и духом с Вами.
Е.Р.

Сегодня 8-е. Вы отъезжаете, и моё первое письмо отсылается по воздушной почте. 'Дам напутствие ученику. Да будет молитва твоя: 'Тебе, Владыка, служу всем, всегда, везде. Пусть путь мой будет весь в подвиге самоотвержения'. Когда ученик познает в сердце радость пути, где терний нет, ибо все претворяется в радости Служения, тогда можно приоткрыть Врата Великие. Среди понятий высших ученик должен помнить сердцем о рекордах[30] Света. Среди ужасающих явлений ученик должен помнить о рекордах тьмы. И начертано на Щите Света: 'Владыка, дойду один, дойду в подвиге явленном, дойду, дойду!' И завещано на Щите Света: 'честь, преданность и самоотверженность'. Но страшны рекорды тьмы. Да воздержится рука ученика от начертаний на этих несмываемых скрижалях: 'ложь, лицемерие, предательство и самость'. Срочное действие - очистить сознания в Америке'. Иеровоам и Рамо снова закинулись, придётся их немного обуздать. Владыка ими не доволен. 'Победа великая впереди!'
Светик очень мил.

Из третьей части 'Мира Огненного': 'Среди явлений, которые особенно губительны для восхождения, нужно отметить половинчатое Служение. Невозможно продвинуться, не отвергнув страшную половинчатость. Надо помнить, что, раз избрав Учителя, ученик должен всегда действовать, понимая все губительные следствия половинчатости. Не только явное предательство опасно, ведь против явного можно бороться мечом, но те скрытые подкопы половинчатости так губительны. Нужно направить сознание людей на путь честности. Нужно людям понять, что самое главное состоит в честности Служения. Чем утвердить рост духа, чем доказать преданность Иерархии, чем очистить сознание? Только единым законом честности Служения. Так запомним навсегда о губительности половинчатости. Рекорды тьмы содержат все половинчатые решения и действия, потому на пути огненном нужно помнить о следствиях половинчатости. Если бы можно было выявить все рекорды Тонкого Мира, человечество ужаснулось бы, увидев серые тени вокруг разрушения, вокруг половинчатости, вокруг предательства, вокруг подстрекательства, вокруг кощунства, непримиримости и самости. Так запомним на пути огненном об опасности половинчатости и подкопов'.

Е. И. Письма. Том II 1934 Москва, 2000
____________________________________



11- 14 февраля 1934 г.
ПИСЬМО Е.И. Рерих - Н.К. и Ю.Н. Рерихам

11 февраля 1934 г.
Родные мои, любимые, вот уже четвёртый день, как Вы удаляетесь от берегов милой Индии, и все мои помыслы летят к Вам. Знаем, как победно пройдёте, и уже живём радостью встречи.
Послали Вам телеграмму на 'Викторию' о возвращении таможнею задержанного письма Ояны - найдено непредосудительным!! Действительно, более незначительного письма трудно себе представить. Предположение Ояны, что было желание провоцировать её, не лишено основания.

Через два месяца уезжает Гилл, он получил повышение. На его место назначен Эмерсон, но временно на два месяца приедет Дизли. Слава Богу, назначаются интеллигентные люди. Получили Ваши письма с дороги. Посылаем в Порт-Саид телеграмму о достигнутом соглашении между двумя Комитетами Бондхолдеров. Это большая победа. Возможно, что всё окончится месяца через два-три. Дай-то Бог!

Пришли письма от Асеева и Кравченко, пересылаем тебе копии и мой ответ. Владыка очень одобрил моё письмо и велел послать отсюда. Дукшинской тоже послала коротенькое письмо. С ней буду, осторожна, но после прочтения письма Кравченко мне стало очень и очень жаль её. Ведь она, как он пишет, в нищете и, тем не менее, хранит устремление, это так ценно! Бедняги они, так хотелось бы обогреть их!

Владыка указал мне срочно очистить сознание в Америке, но, признаюсь, сейчас мне это трудно. Всё ещё не могу нащупать правильный тон и очень мучаюсь этим. Вчера дала возможность Ояне излить накопившийся яд. Выяснилось, между прочим, что за несколько дней до отъезда Ояны Радна заявила Логвану о каких-то данных ей тобою прерогативах. Логван был этим очень взволнован и допрашивал об этом Ояну, но она ничего не могла сказать ему. Мне думается, не имела ли Радна в виду порученное ей заведование картинами, назначенными к продаже? При недоговаривании всегда можно создать ложное впечатление, что, конечно, в данном случае сделано было вполне сознательно. Если эта догадка правильна, то это гадость, и подобные поступки должны быть пресечены.

Вчера пришли биографические очерки с репродукциями твоих картин, книжечки, заготовленные к открытию музея в Аллахабаде, но, к сожалению, на индустани, хотя они пишут, что у них будут и на английском языке, обещают прислать. Также просят, чтобы твой мессадж был написан твоей рукой целиком, одна подпись их не удовлетворяет. Написали им, что перешлём мессадж тебе в Нью-Йорк.

Сегодня 12 февраля. Наш брамин видел сон. Нарсинг, весь в белом, стоял у нашего дома и сказал ему, что завтра он уходит к тебе и останется с тобою два месяца, богиня же вернётся лишь с тобою... Читали вчера о новом составе правительства во Франции, радовались назначению Думерга и Луи Марена. Получили телеграмму от Порумы, сообщает, что первая серия лекций Рунеса закончилась и не следует ли порвать с ним до твоего приезда? Ответили, - не советуем порывать, но подчеркнуть ему желательность культурно-просветительных лекций.

По вечерам слушаем музыку, беседуем, мысли летят в будущее, укрепляемся в сознании, что всё будет, как заповедано, шлём Вам посылки сердца.

Сегодня 13-е, получили Вашу телеграмму. В пять часов утра встала, всю ночь не спалось, прошла в комнату-веранду, постояла у кресла Владыки и ушла к себе. Целый день ощущала большую подавленность. Немудрено, токи ужасные. На четырнадцатое ожидается полное солнечное затмение. Все усилия употребляются, чтобы разрядить атмосферу землетрясений. Индия всё ещё под угрозой новых толчков. И вечером тоска не прошла, но, как сказано, тоска всегда перед великими событиями. Организм Ояны всё ещё не может войти в нашу атмосферу. Плечо по-прежнему болит, и она очень устает, к вечеру выглядит неважно. Думаю, что понадобится не менее полугода, чтобы изгнать всё нью-йоркское отравление. Получили Вашу телеграмму из Адена, мои родные!

14-е. Сегодня Тибетский Новый Год, начинается он под плохим знаком - солнечным затмением. Приходил лама с женою поздравлять. Он получил письмо от сына, тот пишет, что все каменные здания в Дарджилинге разрушены, не осталось ни одной трубы во всём городе. Хилл Сайд только слегка пострадал, но тоже все трубы слетели. У самого ламы ущерб рупий на пятьсот. Обвалилась стена дома и поломала стулья и столы. Также все конюшни и при-стройки разрушились. В доме губернатора на восьмой день откопали под об-ломками два женских трупа, но, в общем, убитых мало ввиду того, что земле-трясение случилось днём. Наш Нарзанг совершенно развалился, мы отпуска-ем его в Дарджилинг, боится здесь помереть. Кремдин будет на его месте.

Вчера более внимательно прочла статью Тампи, к сожалению, есть очень неудачные вульгарные выражения, но к концу лучше. Жаль, что он не прислал её на просмотр, можно было бы изъять несколько вульгарностей, которые портят, в общем, очень недурную статью. Видимо, он хотел написать как можно лучше и просто перестарался. Яруя пишет тебе полный отчёт обо всём.

Ждём обещанного дара, он может прийти каждый день. Уже несколько дней, почти с самого Вашего отъезда у нас резкая перемена температуры. Стоят тёплые апрельские дни, все окна и двери настежь. Конечно, такая резкая перемена сказывается на организме большею усталостью. Как-то у Вас, мои родные? Не слишком ли Вам жарко, каюта Ваша ведь на солнечной стороне? Впрочем, может быть, у Вас холодно. В Нью-Йорке такой холод, какого не запомнят. Гудзон плотно замёрз, и из-за обилия снега местами приостановился траффик. Получили письмо от Муромцева, у них горе: Касатик заболел, и доктора нашли у неё туберкулезный процесс в верхушках лёгких, так что она должна прекратить на время свои занятия в Университете. Письмо грустное и ничего, кроме болезни девочки, не содержит значительного, какие-то серые рассказы о впечатлениях Заварыкина, вернувшегося из Советского Рая. Затем пришло на имя Юханчика глупейшее письмо Дмитрия Николаевича Потоцкого к Юрию, в котором он пишет, что 'на мне лежит обязанность без устали напоминать всем, всем, всем о том, что политику пора отделить от социальных движений!' - и прилагает безграмотную, глупейшую заметку на английском языке, разоблачающую политику Германии. Причём предлагает Юрию воспользоваться ею для помещения её куда следует и добавляет: 'Я не страдаю авторским самолюбием...' Кто захочет поместить эту безграмотнейшую галиматью!!! Будто у него есть верные сведения, что Германия и Япония решили бороться здоровыми методами с Коминтерном в Совдеп., не видя другого решения избавить Европу от экономического кризиса! Мы решили не пересылать Вам этой заметки, но если хотите, то напишите. Юханчику моему прилагаю отрывок из сказки 'Царевич' Гребенщикова, тоже было вложено в письмо.
Папочка получил письмо от г-жи Форман, просит принять её в ученицы, описывает необыкновенные световые видения, приведшие её в восхищение, чуть ли не в экстаз!!! И тут же сообщает о родственных неурядицах. Решили не утяжелять почту пересылкою этого письма. Но при встрече с нею ты будешь знать о её желании стать твоей ученицей и заинтересуешься её видениями. Юрик получил 'Бурятский переводчик', пересылаем его в Нью-Йорк. На этой неделе воздушная американская почта запоздала, ждём её сегодня 14-го вечером и сообщим тебе в этом ещё письме главные сведения.

Пришла почта. Все главные пункты перечислит Яруя в минутсах и своём письме. Франсис приводит в письме резолюцию в Монтевидео, но ты, конечно, имеешь её от Альвареса через Шклявера. Эта резолюция разрешает вопрос об имени и 1907 г. Она пишет, что получила прекрасное письмо от Боргеса, в котором тот сообщает ей, что он ожидает приезда д-ра Роу в феврале 6-го, который должен привезти с собою все бумаги по Конференции, и по обычаю ревью этих результатов Конференции будет представлено Говенинг Борду Пан Американ Униона. Боргес пишет, что он воспользуется всеми возможностями, чтобы продвигать это великое движение. Переговорив с Роу, Боргес наметит дальнейший план действий в связи с резолюцией и напишет подробно Франсис.

Так как было одиннадцать министров иностранных дел на Конференции, то Франсис надеется на ратификацию Пакта каждой страною. Пишет, что, когда ты обдумывал план, который ты хочешь обсудить с Галахадом (из моего письма), он в это время был у неё и они беседовали о тебе и о всём том чудесном в нашей жизни. Вечером пришли Авирах и Радна, и они играли 'Парсифаля'. Галахад сказал: 'Во время музыки я всё время имел перед глазами картину Н.К. Рериха 'Великая Мистерия с Чашей в Пещере Гималаев'. Этот день остался незабываемым, и письмо твоё к Галахаду прекрасно заключило радость его. Ждут тебя очень.

Зина сообщает, что на днях у них состоялся вечер Общества имени Оригена и прошёл прекрасно. 'Председателем Общества состоит д-р Врионидес, превосходный дирижер хора и авторитет в византийской музыке, который со своей женой загорелся ввести Общество имени Оригена в жизнь и очень успешно начал проводить его. Епископ греческий прислал своего представителя реверенда Кавадас прочесть приветствие и благословить Общество. Греческий министр в Вашингтоне прислал приветствие, и греческий консул тоже прислал приветственную телеграмму. Из речей лучшая была речь д-ра Продиса, молодого грека из Колумбийского Университета, говорившего замечательно об Оригене и о вмещении им греческой философии и чистых традиций христианства. Привлечены Врионидесом и его милой женой лучшие люди. На вечере было свыше 200 человек, и он прошёл с большим успехом. Также одним спикером было отмечено, что 12 лет тому назад Н.К. в греческой церкви дал свою речь о духовности и искусстве...'

Прислала также две копии статьи 'Тьма против Синтеза' из 'Рассвета'. Продолжают рассылать резолюции о Пакте и Знамени Мира правительствам всех указанных стран. Продолжают говорить по клубам, организациям, обществам. Также она пишет, что 'в русской прессе установилось огромное почитание Н.К. не только как к мировому художнику, но и как к великому лидеру, знающему о новых путях для спасения человечества'.

Также радует меня, что в Вашингтоне образуется новое Общество во главе с миссис Джонсон (кто она, пока не знаю). Но пишут, что было собрание, и выказан был большой энтузиазм, об этом пишет тебе Ояна. Порума пишет, что Рунес очень скользкий человек. Между строк письма можно прочесть, что представленный ей список лекций и одобренный Бордом в Олбани был не-полным, и некоторые нежелательные темы были включены позднее. Она очень ждёт твоего приезда. Все пункты письма Логвана сообщает тебе Яруя. Открылось Общество Амоса, но боюсь, что оно выльется в ещё одно, посвящённое лекциям и музыкальным программам, но основная идея не будет выдвинута. Как нужен твой приезд!! Мало понимания. Между прочим, Логван пишет, что он надеется, что Порума может приехать с тобою повидать меня! Получено Логваном хорошее письмо от Деб, собираются устроить тебе большой обед со всеми представителями искусства и культуры. Проезд, видимо, по железной дороге будет даровой. Логван пишет о большой сердечности письма Деб. Это было в письме к Ояне, но она нам его не прочла, а лишь пересказала, я просила её подробнее описать тебе. Порума также пишет, что уже давно Мари видела сон о моей кармической связи с Шатким, и он будто бы очень просил дать ему мой портрет. Поздно вечером вернулся Ганиз, прислал с кули Ваши милые письма и некоторые вещи, самого его ждём сегодня...

Все и девочки прибежали слушать письма, они очень трогательны. Родные наши, как мы любим Вас, берегите себя, всё будет прекрасно, и великая победа суждена. Всё время беседуем об обещанном чуде и великом подъёме, беседы эти так укрепляют. Также беседуем об очищении Учений, о лжеисточниках и лжеавторитетах.

Зина прислала трогательную заметку в 'Рассвете', написанную одним рабочим Трейером. Он описывает два замечательных эпизода из своей жизни, которые произвели на него глубокое неизгладимое впечатление. Первый относится к встрече с одним украинским солдатом в 1917 г., проводившим в жизнь истинное учение Христа. 'Второй относится к лету 1932-го, когда я жил в Нью-Йорке и зашёл в Музей Рериха, и как, любуясь этими изумительными картинами, написанными рукою великого Мастера, моё будничное настроение преобразилось в праздничное, ибо почувствовал, что я нахожусь в Храме Искусства. Восхищался и думал о культурной миссии искусства. Краски на картинах Рериха заговорили моему сердцу, подобно звукам гениальных симфоний композиторов. Жалел, что не мог видеть самого чудотворца Рериха и его друзей-основателей... чтобы сердечно поблагодарить их за предоставленное мне высокое эстетическое наслаждение. За полученное возвышенное настроение нельзя не выразить признательности, думал я, и пошёл в контору Музея... Пошёл домой в весьма радостном настроении. Чувство духовного голода по прекрасному ещё раз потянуло меня обратно в Музей Рериха, и я снова восхищался теми же картинами...' Это пишет простой рабочий, и трогательно его выражение благодарности, много ли среди так называемых образованных и культурных людей, кто способны ощутить именно благодарность! Надеюсь, что Ояна напишет подробно о приглашении и письме Деб. Она медленно входит в нашу атмосферу, я не насилую, даже не очень приглашаю к себе, пусть наберётся праны и отдохнёт. Всё придёт, и сознание, отбросив наслоения, освежится. Сейчас чувствуется, что она ещё не в своей тарелке. Светик очень мил со всеми, подарил мне шесть эскизов, из лучших. Фосдик дал 150 долларов на печатание 'Сердца', так что вся сумма для печатания уже имеется, но только сегодня получила дальнейшие прувсы, и всё ещё не до конца. Трудно работать с Франсис, много существенного затягивает.
Одновременно больше двух вожжей тянуть не может. Ну и на том спасибо, ибо все они по отдельности прекрасные души и так преданы делам и моему Пасику. Тот же Фосдик дал 200 долларов на Европейский Центр. Говорят, что Радна всегда старается умалить и против Европейского Центра, но не странно ли, что именно её друзья дают на эти учреждения! Также Стокс дал 300 долларов, распределение их неизвестно.

Обнимаю Вас, родные мои, очень люблю Вас, все будет прекрасно.
Сердцем с Вами, Е.Р.

Записку из 'Царевича' Гребенщикова не прилагаю, можешь прочесть в Нью-Йорке.

Е.И. Рерих.

Е. И. Письма. Том II 1934 Москва, 2000
___________________________________



22 февраля 1934 г.
ПИСЬМО Е.И.Рерих к Н.К. и Ю.Н. Рерихам

22 февраля 1934 г.
'Урусвати'
Только Пасику и Юханчику.

Родные мои, любимые Пасик и Юханчик, письмо это получите, должно быть, в день Вашего приезда в Америку. Сейчас получили Вашу телеграмму из Парижа. Думаем о Вас и представляем себе, что Вы делаете, и как всё у Вас слагается. Знаем, что всё расчищается на Вашем пути. Победа будет сопутствовать Вам, мои родные! Прилагаю копию моего письма к Поруме. Было указано написать ей конфиденциальное письмо. Из него ты увидишь, что немалая опасность грозит со стороны малых сознаний. Вот в чём должно было заключаться очищение сознаний, о котором просил Владыка. Также к общему письму велено прибавить следующее: 'Напиши, чтобы немедленно прекратили бросание в пространство вульгарной формулы, ворвавшейся в Башню - "Иф уи ду нот ресив моней, уи гив но информэшен". Пусть Модра задумается над этой формулой'. Вчера пришла американская почта, не принесшая ничего нового, но в конце минутсов имеется приписка Логвана, что Франсис на его запрос о её беседе с Галахадом ответила, что она скажет то, что найдёт нужным. Слов точных не помню, но смысл верен. Думаю, что это потому, что она не получила достаточной ассигновки на свою поездку, ибо об этом она сообщает в своём письме. Как выясняется, и другие брали в долг на поездки. Во всяком случае, со всеми нужно быть начеку. Нет никакого у них дискриминэшен, что можно и что нельзя. Двое сотрудниц раздают доверенные им на хранение изображения, другая сотрудница, возмутившись их поступком, тут же втихомолку выдаёт знак высшего доверия. Ты спросишь, каким образом оказался у Порумы лишний знак? Дело в том, что она жаловалась мне, что камень её слишком тяжёл и ей трудно носить его. Разбираясь как-то при ней в своих вещицах, я нашла небольшой и ещё не оправленный, я и дала ей и, чтобы не лишать её кольца, разрешила ей сохранить большой для Флавия. Страшно виню себя за это. Это мне хороший урок и, надеюсь, навсегда. Никто из трёх сотрудниц не оправдал возложенного на них доверия. Прочти внимательно копию письма к Поруме. Там очень серьёзные Указания. Также я пишу Поруме, чтобы она взяла бы к себе тетради Учения, ибо страшно оставлять их в нежилом помещении, обсудите, как лучше. Также проси наших показать тебе моё последнее письмо к ним, там страницы из третьей части 'Мира Огненного'. Пришлём тебе их. (Копию письма к Поруме посылаю в отдельном конверте.)

В двух письмах из Америки сообщается о телеграфном переводе 31 января суммы в 800 долларов в Лахорский банк, но мы не имеем извещения о получении их. Послали туда запрос. Пришло письмо от Омарш, собирается распространять в своей стране твои идеи и твои книги. Просит прислать ему всю имеющуюся литературу и твои книги и, должно быть, репродукции с картин. Также Виаса пишет об успешном открытии, на котором присутствовали Сапру и другие выдающиеся личности и, в общем, было свыше 250 человек. Была заметка в 'Пионере', которую он забыл нам вложить, но, конечно, ни в 'Стэтсмене', ни в 'Милит.' не было ничего. Неудивительно! Также прислали нам биографический очерк на английском языке, который буду читать сегодня вечером. Обо всем этом будет писать тебе Яруя. Пожалуйста, сообщи мне, насколько его письма будут обстоятельны. Письмо Тюльпинка не содержит ничего нового, продолжает требовать дары от американских обществ для Музея, и, конечно, ты обо всем уже знаешь от Шклявера. Но, должна отметить, что письма стали гораздо почтительнее. Также пересылаю тебе письмо от каких-то О"Меара, представителей французского Красного Креста в Петрограде во время войны, оно было вложено в письмо Тюльпинка. Не познакомится ли он через них с Бенуа?
Есть ещё одно письмо, но такое глупое, можно сказать сумасшедшее, от какой-то древней г-жи Кук, желающей вступить с тобою в интеллектуальную переписку, но предупреждающей, что она не признаёт никакого гурушип и сама она была ученицей самого Рамакришны, но нашла, что она гораздо больше преуспела в своём духовном развитии, уйдя от него. Слышала она о тебе от г-жи Мак Леод и читала 'Агни Йогу'. Мы написали ей, что находишься в отъезде и её письмо будет тебе своевременно переслано.

Теперь наши новости. Мак Келл. просил взаймы 150 рупий, пришлось дать. Принесли манала-самца, четвёртый день живёт. Ояна отпаивает его коньяком, ибо он был грустен. Оперение его восхитительно. Знак хороший, встречает восход солнца криком. Также живёт у нас крохотный, слепой ещё медвежонок. Свет и Людмила носятся с ним. Сделали ему люльку, обили кошмами и на дно положили мешок с горячей водою, кормят с соски. Его посыпают тальком и меняют подгузочки!! Трудно представить себе, чтобы такое крохотное существо выросло в чёрного гиганта! Сейчас он забавный и хлопот с ним пока немного.

Привезённые Ганизом фильмы уже проявлены, очень приятно было посмотреть на Вас. У Яруи получились очень интересные снимки с Пасика на фоне картины Владыки, также прекрасный снимок с моего Юханчика в его кабинете. Он как живой и не обезображен тенями, страшно радуюсь этим фотографиям, пришлём их Вам. Родные мои, берегите себя. Свет приготовляет вместе с ламой лекарство от сифилиса и от рака по рецептам, оставленным монгольским учителем. Светуня очень мил. У нас царствует полное согласие. Ждём обещанного дара, 13 февраля были новые толчки в той же местности и в Патне разрушены последние дома, и 14-го было землетрясение к востоку от Калькутты. Конечно, я чувствовала себя очень скверно. Сейчас у нас очень тепло - апрель месяц, ожидают жаркое лето, но у нас есть два Ки-Ко.
Сердцем с Вами. Е.Р.

Вышла ли книга 'Сердце' и 'Мир Огненный'? Пришлите по эр мейл по экземпляру.

Е. И. Письма. Том II 1934 Москва, 2000
__________________________________




27-28 февраля - 1 марта 1934 г.
ПИСЬМО Е.И.Рерих к Н.К. и Ю.Н. Рерихам

27 февраля 1934 г.
'Урусвати'
Родные мои любимые Пасик и Юханчик, сегодня утром неожиданно пришли Ваши письма из Адена. Порадовались, что Вы уже имеете добрые вести и едете под благими знаками. Теперь, конечно, сообщать тебе об американских новостях не приходится, что же касается до здешних вестей, всех полученных журналов, напечатанных твоих статей и пр., то Яруюшка всё перечислит в своём письме. Тампи предлагает издать отдельной книжечкой свою статью 'Мессия Культуры', увеличив её и добавив репродукциями с картин. Пишет, что 500 экземпляров будут стоить не больше 80 рупий, тысяча же - 130. Мне кажется, что это следовало бы сделать, ибо можно будет продавать её в Америке за несколько центов. Как думаешь? Вероятно, ты уже получил первую копию, мы просили его изменить некоторые неудачные выражения. Он может прислать на просмотр свою увеличенную статью. Дослали ему ещё сведения о Конвенции и речь Скотта. Книжечку можно будет продавать по 15 или даже 10 центов.

Ждём с нетерпением Ваших писем из Парижа. Как зубы Ваши? Каковы Утвержденцы? Можно ли было отметить кого, как годного работника? Есть ли понимание возможного будущего в связи с Фуямой? 'Знаем, что победа будет сопутствовать Вам, знаем, что ты являешь мощную мудрость. Путь великий свершится'. Ждём прекрасных результатов и из Америки, ибо как раз к Вашему приезду в середине марта начнутся хорошие космические токи. Вчера приезжала какая-то голландка-теософка, жившая в Шантиникетоне и давно стремившаяся повидать тебя. Впечатление произвела на Ярую и Иентусю безотрадное. Видимо, собиралась пожить у нас, но так как ни я, ни Светик не вышли, то она не решилась заикнуться об этом, лишь сказала, что слуга её не думал, что им сегодня же придётся возвращаться, но наши намёка этого не поняли. Весна у нас установилась, плодовые деревья в цвету, и снова дом благоухает белыми нарциссами. Сегодня управляющий представил требование некоторых кули о повышении им жалованья. Пришлось прибавить по рупии пятерым, ибо трое из них работают с самого начала и не имели повышения, получали всего по 10 рупий; затем водоносу Гуру, ибо ему было обещано, и он получал 12 рупий, тогда как даже Лепту имел 15 и пятый мальчик-садовник.

28-е, среда. Сегодня утром получили телеграмму о дне Вашего выезда из Парижа. Ждём писем с величайшим нетерпением. Получено письмо от Лукина, сообщает, что Латвийское Общество не получило посланных им из Америки 30 экземпляров 'Агни Йоги'. Чем объяснить это? Посылаем запрос в Комитет по изданию этих книг. Ведь книга эта почти вся разошлась, и каждый экземпляр её на счету. Пожалуйста, родные, наведите справки. Кто отправлял их? Также Катрин пишет Светику, что они не могут получить около 200 долларов за книги 'Агни Йоги', проданные Прессом. Глупо, что она пишет в частном письме, вместо того чтобы занести в минутсы. Следовало бы печатать Книги Учения у другого печатника, не имеющего дел с Прессом. Лучше не мешать счета. Также следовало бы чаще наводить справки о проданных книгах и собирать деньги. Теперь, как будет обстоять дело с печатанием второй части 'Мира Огненного'? Договорился ли ты с Лукиным об этом? У них недурно расходятся книги, так что мы просили Америку выслать им ещё из имеющегося у них запаса первой и второй части 'Листов Сада Мории' и 'Чаши Востока'. Даже 'Беспредельность' продана в значительном количестве. Интересно, как продаются книги у Поволоцкого? Сейчас Яруюшка принёс мне список твоих книг, присланных в Ригу, и там не имеется ни 'Державы Света', ни 'Твердыни Пламенной'. Почему Шклявер не послал им этих книг? Вышли ли 'Сердце' и 'Мир Огненный'? Беспокоюсь за опечатки. Проверяя вторую часть 'Мира Огненного', заметила пропуск, который, конечно, имеется и в твоей копии, а именно в  295 пропущены слова после первой фразы. Следует читать: 'Итак, везде можно наблюдать три пути: путь лёгкий, путь трудный и путь ужасный. Первый слагается...'. Высланные по телеграфу 31.1 800 долларов до сих пор ещё не получили. Вероятно, вышла ошибка, и они посланы были письмом, так что выписываем чек на имя полковника из банка в Симле. Постоянно посылаем добрые мысли Фуяме и Удрае, Уоллесу, Рузвельту и А. Интересно было прочесть в американских газетах об особом улучшении в здоровье Рузвельта. Следовало бы указать на это Галахаду. Может, и он сам благополучно прошёл трудное время благодаря дружественным посылкам с гор. На днях буду писать Володе. Скажи Модрочке, что я очень счастлива, что она имеет помощницу. Меня очень огорчило сведение, что последняя помощница должна была уйти. При американской суете так мало что можно успеть сделать без систематичной рутинной помощи. Отдел прессы нуждается во внимании. Как здоровье Радны? Как реагировала Порума на моё письмо? Мы советуем Катрин ехать в Швейцарию, раз это её желание. Посылаю Вам страницы Учения, но они для тебя, нашим вышлю позднее. Эти дни была занята, просматривая последние корректуры 'Сердца'. Есть уже возможность печатать её, а книга не готова. Всюду запаздывают.

Сейчас меня водили смотреть мишку. Преуморительный, особенно замечательны у него пятки. Но всё ещё слеп и ужасно мал. Говорят, что он недоносок. Медведица была ранена и с испугу родила раньше времени. Манал живёт.

1.III. Получили письмо от Манов, видимо, довольны своим пребыванием в Дели.
Обнимаю Вас, мои сокровища, берегите себя. Передай мои сердечные пожелания всем нашим сотрудникам. Прилагаю еще страничку Учения для них. Как прекрасно было бы, если бы они решили начать улучшаться, хотя бы в малых действиях. Что может быть выше этого! Улучшаясь сами, мы улучшаем всё окружающее.

Сердцем, родные мои, с Вами.
Е.Р.

Е. И. Письма. Том II 1934 Москва, 2000
***************************************************************************************