Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

ФРЭНСИС ГРАНТ
(1896 - 1993)
Вице-президент первого Музея Н.К. Рериха в Америке в двадцатых-тридцатых годах.
 
 
  
 

Ф.Р. Грант, Дарджилинг, 1928.

************************************************************************


СОДЕРЖАНИЕ

1. Ф. Грант. "ВЛАДЫКА ШАМБАЛЫ - НАДЕЖДА АЗИИ" (Нью-Йорк, 1924.)
2. (Речь, произнесённая Ф. Грант на собрании в годовой день Музея РЕРИХА 17 Нояб. 1926 г.)
3. У ПОДНОЖИЯ СИЯЮЩЕЙ КАНЧЕНДЖАНГИ (Дневник Ф.Р. Грант, Дарджилинг, 1928.) [Примечания к тексту.]
4. Ф. Грант. ПОСЕЩЕНИЕ ЛАМЫ РИНПОЧЕ В ГУМЕ. (Дарджилинг, 1928.)
5. ПИСЬМА Генри Уоллеса к Фрэнсис Грант:
Письмо 1. (28 февраля 1933.)
Письмо 2. (24 апреля 1933.)
Письмо 3. [после 24 апреля 1933.]
Письмо 4.(18 июня [1933.])
Письмо 5. [10 сентября 1933.]
Письмо 6. [18 сентября 1933.]
Письмо 7. (12 декабря [1933.]
*************************************************************************************************


Фрэнсис Грант
'ВЛАДЫКА ШАМБАЛЫ - НАДЕЖДА АЗИИ'

'Владыка Шамбалы - Владыка Мира - приближается!'
Подобно порыву ветра эта весть проносится над Азией, и сила её заставляет весь Восток застыть в напряженном ожидании нового движения, которое принесёт ему новую судьбу. Так с Востока сообщил нам профессор Николай Рерих, выдающийся художник, который ведёт сейчас экспедицию по Центральной Азии. Как он говорит, это великое предчувствие на Востоке обрело ещё большее основание в прошлом году, после беспрецедентного исчезновения из монастыря Таши-ламы - религиозного главы Тибета.

Профессор Рерих покинул Нью-Йорк в 1923 году и в настоящее время находится в сердце Азии. Целью экспедиции, отправленной на Восток под покровительством Международного Центра Искусств в Нью-Йорке 'Корона Мунди', является создание профессором Рерихом живописной панорамы стран, никогда ранее не запечатлённых на полотнах европейских художников. Кроме того, высказывалась также надежда найти редкие образцы произведений искусства Востока. С момента начала экспедиции в Рериховский музей в Нью-Йорке было прислано более 150 полотен Николая Рериха, а также очень большая коллекция тибетских знамён и другие сокровища восточного искусства.

На Востоке профессор Рерих жил в бывшем доме Далай-ламы, недалеко от Дарджилинга, а во время поездок по восточным тибетским монастырям имел возможность войти в тесный контакт с ламами и народом и узнать об их чаяниях и надеждах. И среди самых разных чувств наиболее мощно ощущалась эта вера в наступление Новой мировой эпохи.

В прошлом году Восток испугала внезапная весть о том, что ночью, без предупреждения, Таши-лама ушёл из своего монастыря в Шигацзе. Как мог незаметно скрыться Таши-лама? Кто его сопровождал? Куда он ушёл? Никто не мог ничего сказать.

Для того чтобы понять тайну произошедшего, ламы, по обычаю Востока, обратились к древним рукописям и предсказаниям. О том, как истолковано в них исчезновение религиозного главы, ламы рассказали профессору Рериху, а также поведали ему и о надеждах, связанных с приближением великого события.

Предание, издавна известное в монастырях, гласит, что придёт время, когда Таши-лама всенародно объявит культ нового Будды Майтрейи, или, как его называют, Владыки Шамбалы. А через три года, говорится в рукописях, этот святой человек, в котором сконцентрированы религиозные судьбы его народа, исчезнет из монастыря, и на Востоке начнут происходить большие события, которые закончатся приходом Владыки Шамбалы.

Ламы говорят, что именно так и случилось. Уже три года как Таши-лама публично объявил своему народу о культе Будды Майтрейи, большую статую которого в ознаменование этого события он приказал возвести в своём монастыре Ташилун-по. Гигантская статуя сделана из сплава семи металлов. С того дня культ Владыки Шамбалы распространился повсеместно, возрождая старые надежды. А через три года, в прошлом году, произошло ещё одно знаменательное событие во исполнение этого пророчества. Как было предсказано, Таши-лама исчез из монастыря.

Известие об исчезновении Святейшего профессор Рерих получил из уст свидетеля - гелонга Таши, художника при свите Таши-ламы. Очевидно, своё бегство Таши-лама заранее тщательно спланировал. Об этом свидетельствует последовательность символических картин, нарисованных на стенах монастыря по указу Святейшего, с изображением всех стран, которые ему предстояло пройти на своём пути.

'Исчезновение Таши-ламы является беспрецедентным для Азии событием. - пишет профессор Рерих. - В настоящее время известно, что Таши-лама движется в направлении Монголии. Сейчас волна внимания к Тибету. За стеною гор идут события'.

Согласно полученным от профессора Рериха сведениям, побег Таши-ламы был осуществлён в атмосфере большого волнения, и те, кто боялся последствий этого события, предпринимали попытки отодвинуть его на более поздний срок. 'Бегство Таши-ламы изобиловало проявлениями героизма, - пишет профессор Рерих. - Триста вооружённых лам сопровождали беглеца, а сам лама вёл под узцы запасную лошадь, потому что нужно было торопиться, ибо им постоянно угрожала погоня. Стало известно, что 500 конников спешат отрезать беглецам путь из Лхасы на перевал Нагчу. Таши-лама успел свернуть с намеченного ранее пути и уйти через глубокое ущелье. Поднялась пурга, и погоня из Лхасы задержалась на два дня. Так свершилось предсказание - произошёл исторический побег, с вооружёнными спутниками, в непрерывной скачке!'

Таши-лама взял из монастыря только один предмет - картину. 'По словам монаха-художника гелонга Таши, Святейший взял с собой танку, изображающую Шамбалу. Ибо было сказано, что кратчайший путь лежит через правителя Шамбалы'.

С этой танкой связаны некоторые наиболее священные верования Тибета. Копия с неё, сделанная художником Таши-ламы по просьбе членов экспедиции Рериха, недавно была отправлена в Америку.

Верования, в которых почитается Владыка Шамбалы, свято сохраняются. Только немногим открыты эти легенды, в них в иносказательной форме, по-видимому, содержатся символы современных азиатских движений.
Профессор Рерих рассказывает о некоторых таких легендах, поведанных ему ламами.

'Легендарная гора Меру по Махабхарате и такая же легендарная высота Шамбала в буддийских учениях - обе лежали на север и служили высотами посвящений. Утверждается, что страна Шамбала существует и её Владыка носит имя Царя Истины. Согласно древним рукописям, в будущем появится могущественный правитель, не буддист, и в его свите будут воплощены высочайшие духи. Именно во время его правления явится Владыка Мира'.

В некоторых предсказаниях указано, что Владыка Мира придёт именно в 1936 году. 'В сумерках, при загорающихся звездах, в лиловом сиянии тумана звучит тихий рассказ ламы о Владыке Мира, о Его мощи, о Его действии и мудрости, о Его воинстве, в котором каждый воин будет наделён какою-либо чудесною силою, - и лама называет признаки времени и сроки, когда должны произойти те или иные события. Он рассказывает предание из старой тибетской книги. Под символическими именами названы там передвижения Далай-ламы и Таши-ламы, уже исполнившиеся. Описаны особые физические приметы правителей, при которых страна подпадёт под власть обезьян. Но затем оправится, и тогда придёт некто очень большой. Его прихода срок можно считать через двенадцать лет. Это выйдет 1936'. Настойчивость, с которой легенды говорят о Севере как стороне, где находится это таинственное царство, замечательна.

Другая версия этой истории рассказывает о царстве Агарти. Агарти - ещё одно название Шамбалы. Оно встречается в легендах Центральной Азии, в которых говорится о таинственном священном царстве. Приближаясь к вратам этого благословенного царства, повествует легенда, все живые существа умолкают и благоговейно прерывают путь. В русских легендах также упоминается подобное сокровенное место - подземный град Китеж.

' О подземных жилищах в области Лхасы и Кукунора говорят многие источники... Также указывается, что Потала, дворец Далай-ламы, имеет скрытые помещения большой древности'.

Ещё одно событие подтверждает обоснованность предчувствия ламы, что всё предсказанное должно в ближайшее время свершиться. Согласно пророчеству, знаком наступающих событий станет извержение потухшего вулкана в Самарканде. События начнутся через три года после того, как вулкан оживёт. И действительно, недавно этот вулкан опять стал активным.
Каково бы ни было отношение к этим пророчествам, один факт остаётся бесспорным - они всколыхнули весь Восток. И повсюду слышен единый пульс, объединяющий всех в напряжённом ожидании. В тех монастырях, которые посетили члены экспедиции, это чувство было очень сильным, и практически в каждом храме, независимо от его религиозного направления, стоят гигантские статуи Будды Майтрейи.

'Нужно быть здесь, чтобы это понять, - пишет профессор Рерих. - Нужно посмотреть в глаза людей, чтобы ощутить, как жизненно важно для них понятие Шамбалы. Поэтому сроки и события, о которых они говорят, не являются результатом праздного любопытства, а связаны с глубоким знанием. Несмотря на то, что это знание бывает затемнено и извращено, оно, тем не менее, живёт и движет мыслями людей. На перепутьях Востока можно собрать крупицы надежды и знания. И из этих крупиц слагается сказание о героическом побеге Таши-ламы. И ткётся новая паутина мировых событий'.

'Повсюду местные жители сравнивают пророчества с реальными событиями, с волнением сопоставляют даты и ждут, ждут, ждут...'

'Примечательно, что даже самые простые люди, равно как и ламы, ожидают скорого прихода Владыки Мира, Спасителя человечества. Согласно их вере, этот Спаситель не дух, а человек, достигший полного совершенства. У людей имеется множество его изображений, где он предстаёт в облике царя, окружённого воинами всех наций и религий. Он царь-воин, и даже животные скоро примут участие в битве. Ламы говорят, что многие пророчества уже сбылись, и считают текущий год самым важным. Это начало Новой эры'.

'Недалеко от монастыря Ташидинг, одного из самых больших в этих местах, есть пещера, в которой жил Падма Самбхава, великий учитель Тибета и основатель религии. А в глубине пещеры - дверь, которую никто никогда не открывал. Говорят, за этой дверью Учитель хранил тайны будущего. Сроки ещё не наступили, но у всех есть предчувствие, что скоро настанет день и дверь будет открыта'.

'Здесь кажется, что будущее уже было предначертано ранее. Под священной горой Гималаев Кинченджунгой притаились пещеры, где хранимы сокровища. В каменных гробах молятся пещерники, истязая себя во имя будущего, но будущее уже овеяно солнцем. Уже не в тайных пещерах, но в солнечном свете почитание и ожидание Майтрейи Будды... И кажется, что поверх всех споров он держит масличную ветвь Нового Мира'.

Итак, весь Восток указывает в одном направлении - на Север, на гору Меру, на Шамбалу, на те места, где свершаются тайные посвящения Учителей. На Север отправился Таши-лама, и именно с Севера ждёт Восток исполнения пророчеств о приходе Владыки Мира.

Одна из древних рукописей - та, о которой постоянно говорят ламы и исполнения пророчеств которой ожидают, повествует: 'После того как будет установлена первая статуя Будды Майтрейи, буддизм распространится на Север. Затем будет найдена чаша, принадлежавшая великому Учителю Будде. Это знак прихода Владыки Мира. Он явится первым учителем с Севера, которого будут приветствовать и почитать также и буддисты Юга. В мир грядёт Будда любящий, непобедимый, и всей полнотой власти облечётся Он в день, когда на небе засияет Венера'.

И сейчас, по вычислениям астрономов, Венера приближается к Земле. Неудивительно, что Восток с таким нетерпением ожидает исполнения их надежд, когда столько знаков указывают на возможность их осуществления!

Как бы мы ни относились к этим легендам, одно можно сказать определённо. Надежда на приход Владыки Мира, символизирующего для Востока Новую эру, представляет собой на сегодняшний день самую мощную силу. Много лет назад было сказано - 'идеи правят миром', и несомненной истиной является то, что новая вера в Азии объединяет непримиримые религиозные движения и секты, и в этом едином порыве звучит молитва об исполнении вековых чаяний и о новой, чудесной судьбе великой объединённой Азии.

Нью-Йорк, 1924
Nicholas Roerich Museum. Машинопись
Публикуется по: В.А. Росов. Николай Рерих Вестник Звенигорода. Кн. 2.Новая страна. Ариаварта-Пресс. М. 2004.
______________________________________________________________


1926 г.

РЕРИХ.
(Речь, произнесённая Ф. Грант на собрании в годовой день Музея РЕРИХА 17 Нояб. 1926 г.)

В жизни учреждений, так же как и в человеческой жизни бывают сроки, когда можно оглянуться и измерить пройденное пространство. Такой срок наступил для Музея Рериха, который 17 Ноября вступил в новое трёхлетие.
Музей Рериха, посвящённый творческий мощи одного мастера, является необычайным по своему заданию. Подобные музеи и в Европе исключительно редки. В Америке же такой музей является первым. Во всяком случае, это первый музей, посвящённый ещё живущему мастеру. Такой музей может быть посвящён лишь творческой мощи, которая выросла за пределы национальности и нашла восторг и признание во многих странах. Творчество Рериха, именно, таково. Его искусство прошло многие страны и его слово вошло в язык многих народов.

Америка, по природе своей, по разнообразию потока притекших национальностей, является наибольшим всемирным космополитом. Поэтому, именно, мы здесь, в Америке, мысля международно, можем приветствовать и оценить явление международного значения, которое представляет собою музей.

15 Декабря 1925 года исполнилось тридцатипятилетие творческой работы Рериха. В течении этого периода, прямой восходящий путь - начиная с первой выставки. - дал полную жатву неповторяемого творческого посева. Музей содержит произведения многих периодов Рериха.

Это искусство более не нуждается в похвалах. Авторитеты многих стран, лидеры жизни искусства, посвятили горячую оценку творениям Рериха. Конечно, были и враждебные голоса, ведь, глубокий творческий источник, каким является Рерих, никогда не оставляет зрителей равнодушными. Или он вызывает горячую дружбу и почитание, или порождает напряжённую ненависть. Но, ведь, это не удивительно - просмотрите анналы искусства и творения великих мастеров, и вы всюду замечаете то же самое явление.
Искусство Гогена и Врубеля приводились в сравнение с творчеством Рериха. Это не случайно. Каждый из них творил свой стиль характерный и не повторяемый - как неповторяем их жизненный путь. 'Облака Рериха', 'Горы Рериха', 'Камни Рериха', 'Стиль Рериха', - все эти эпитеты давно сложились и прочно вошли в жизнь.

Творчество Рериха независимо возвышается, как твердыня самодовлеющая. Тагор в своей характеристике Рериха отмечает эту особенность: 'Ваше искусство независимо, ибо оно велико'.

Жизнеописание Рериха не будем повторять здесь. Достаточно сказать, что оно стоит в ряду самых фантастичных. Достигнув крупнейшего положения в русском искусстве, Рерих, после революции, вырастает в величину международную. Ещё при жизни приходит к нему признание, когда его сила и творчество в полном расцвете.

Америка ему посвящает особый музей. Он признан и избран, как президент и почётный президент многих учреждений. Но искания его не прекращаются. Во время высшего успеха, он ищет новые высоты, он восходит на далёкие вершины Гималаев. Он переходит Каракорум - высший путь мира. Как истинный викинг, он полон новых устремлений. Такова независимость его творческой жизни.

К этой независимости он прибавляет широкое покоряющее понимание мастера, стремящегося к миротворчеству, как можно видеть из отрывка письма его из Москвы, недавно обошедшему прессу Америки.

'Друзья, если бы Вы могли видеть доброжелательную толпу, бывшую при нашем отъезде. Если бы Вы могли слышать задушевные приветы, которые народ посылал в Америку. Вы бы ещё крепче почувствовали все нити тесно соединяющие наши великие страны, - которые никогда между собой не воевали.
Чем особенно трогательны подобные проявления. В них нет ничего предвзято политического, но вы чувствуете, как мысленно великая рука народа пожимает дружески руку народа заокеанского. И в этом черезокеанном рукопожатии выражена вся космичность переживаемого момента.

Мы вспоминаем тех американских фермеров, которые в 1921 году, во время здешнего голода приходили к нашим кострам. Спрашивали они, как лучше и быстрее могли бы они помочь народу русскому. Истинный мир строится, именно, такими народными стремлениями, именно, таким взаимопониманием.
В привете от множества множествам заключено истинное ручательство мировых сношений. Какое благо, если народы могут приветствовать друг друга. И каждое движение такого народного привета должно быть внесено на странице истории. От самого края русской границы, по Иртышу, по просторам Сибири до Москвы - до сердца Союза - мы видели поражающий рост народного сознания. Матросы, красноармейцы, пограничники, землепашцы, рабочие, школьные учителя - также множество учащихся, посещавших музеи - горели искренним стремлением 'знать'. Вы понимаете, если народ зажжён этим стремлением к знанию, он созидает твёрдую почву для реального строительства. Знайте, и вы получите. В этом стремлении к познанию сказалось всё благо позитивизма. Если я знаю, то ничто не может лишить меня приобретённого знания. Я видел также стремление к знанию среди молодёжи и среди рабочих Америки. А теперь я видел эту жажду знания среди широких масс республик союза. Привет от народа народу.
Скоро мы опять сменим вагон на караван и опять увидим новых людей. Буду рад и от них послать вам привет'.
__________

В следующем отчёте совет директоров представляет факты растущей жизни музея. Но есть и другая сторона значения музея, менее выразимая, но одинаково, многозначительная. Это сторона внутреннего воздействия, которая трудно выражается словами.
Я подразумеваю то внутреннее воздействие, которое увлекает и создаёт истинных энтузиастов музея.
Музей делается средоточием художников всех отраслей, которые находят в нём новое вдохновение. Музей привлекает молодёжь, рабочих, учителей, студентов, и они выходят из него радостными и бодрыми.
Поэты и литераторы радовались перед картинами и посвящали им свои новые произведения, зажжённые видимым
в музее. Вспомним такие произведения А. Мерит, И. Народного, Мэри Зигрист, Чарльз Сторк, Барбара Ионг и другие.
Можно вспоминать восторженные восклицания Зулоага и Местровича. Неразрывно стоит с музеем высокая оценка таких художников, как Беллоуз, Чандлер, Кент, Дитерих, Норман-бел-Геддес и многих других, и пламенный отзыв Фаджи, Стоковского, Д-р Холланд, Эггерс, Харше, Папин. Брэгдон возгласил потрясающую красоту 'твердынь'. Олин Доунс нашёл в музее ответ на решение современной жизни. Каун и Мукерджи возгласили миссию творчества Рериха. Так музей огненным кольцом вдохновения зажег многие творческие светильники.

Наряду с художниками пришли рабочие, студенты, люди всех состояний и в сверкающих знаках красоты, в момент мировых потрясений нашли высокую бодрость и обновление.
Так в своём глубоком воздействии музей свидетельствует о правоте слов Д-ра Хюит, когда он назвал сущность Рериха, выражением Сорделло Браунинга - всеобъемлющий, вседающий.

Ф.Р. ГРАНТ.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/523, лл. 4 об.-7.
______________________________________

*************************************************************************************



1928 г.
У ПОДНОЖИЯ СИЯЮЩЕЙ КАНЧЕНДЖАНГИ
Дневник Фрэнсис Грант, записанный в Дарджилинге

В настоящей публикации предлагается дневник Фрэнсис Грант, написанный ею во время пребывания в Индии, в Дарджилинге в 1928 году. Он имеет событийный, бытовой характер, в отличие от упомянутого дневника 1950-х годов. В заметках Грант познавательный интерес представляет повседневная жизнь семьи Рерих. В Индию Фрэнсис Гоант приезжала вместе с другой сотрудницей Музея Рериха, Зинаидой Лихтман (Фосдик). Обе путешественницы гостили в Дарджилинге с 12 августа по 1 ноября 1928 года.

Дневниковые записи Грант дополняют известный дневник 3.Г. Фосдик 'Мои Учителя', опубликованный издательством 'Сфера' (1998). Текст дневника Фрэнсис Грант и фотографии любезно предоставил в распоряжение редакции Музей Николая Рериха в Нью-Йорке. При работе над текстом сделаны незначительные сокращения. Перевод с английского языка выполнил Егор Фалёв.
______________________
 
  
 

Н.К. Рерих, З.Г. Лихтман, Ф.Р. Грант? Ю.Н. Рерих. / Дарджилинг, 1928.

13 августа.
Силигури-Дарджилинг. Мы поднялись в 4-30 в утренних сумерках, ожидая прибытия в Силигури. Всю ночь шёл дождь, всё промокло насквозь, и под проливным дождём в Силигури мы пересели на узкоколейку. Поезд отправился по крутым склонам. Он нависал, казалось, над самым краем пропасти и медленно карабкался вверх, к вершинам. С каждым поворотом открывались новые виды на горы - нескончаемо разнообразные, безгранично прекрасные. Огромные ущелья разверзались под нами и за нами, разделяя горные гряды, потрясающе величественные. Туман лежал низко, заполняя пропасти пенными клубами, цеплялся за каждый хребет, как воздушная ткань, лоскуты которой разбросаны по каменным уступам. Обильная зелень благоухала во влажном воздухе. Огромные деревья стояли все во мхах и лишайниках, свисающих, как водоросли, опутывающих своими причудливыми узорами стволы и ветви. Мы взбирались всё выше и выше, пока на нас не повеяло холодом высот...

14 августа.
Дарджилинг. Встала в 6-30 - вышли на воздух и стояли neред
ликом Амалоры, укутанной туманом. После завтрака и прогулки вернулись к работе над статьёй 'Искусство Тибета'1. Работали вместе - Радна (2), Н.К.Рерих и я, к обеду закончили. Потом разговаривали. Елене Ивановне понравилось лицо Беатрис Розен на фотографии: увидела в её ауре устремлённость. Дала нам указание, что она может быть полезной. Заговорили о санскритском словаре.(3) По словам Елены Ивановны - прекрасная работа. Долго гуляли на воздухе. Елена Ивановна говорила об Агни-йоге, о своей жизни, о Храме, о Великой Стране, о событиях этого года, о новой планете...

Работала в студии Николая Константиновича в окружении картин, их краски охватывают и волнуют душу. Долго стояла у картины с ламами.

Весь вечер были вместе. Сначала сидели (4), потом обсуждали учреждения. Общество друзей Музея Рериха в Нью-Йорке должно выбрать Совещательный коми-тет при Мастер Билдинге (5). Обсуждали компанию по сбору средств - возможно Флорентина Сутро (6 ) будет полезной...
Переживают, как бы связаться с Борисом Константиновичем (7). Елена Ивановна говорила об Акбаре, собирается о нём писать. Я была счастлива.

15 августа.
Встала в 6-00, чтобы переписать набело статью 'Искусство Тибета', но встретила на улице Николая Константиновича, и он диктовал мне дополнительные замечания к докладу, а также фрагмент с откликом на строительство Мастер Билдинга. Рассказал, что ночью Елена Ивановна чувствовала себя летящей за океан, словно спешила кого-то оберечь...

Перепечатывала статью 'Искусство Тибета'. Обсуждали планы строительства. Николай Константинович высказывал соображения по поводу каждой части... И он, и Елена Ивановна в целом довольны зданием. Николай Константинов хочет добавить в план Музея - Ступу. Планирует фреску в том месте, где собирались повесить его картину 'Сокровище Ангелов'. Спрашивал, почему только один удожественный класс. Предложил сделать открытую террасу, где можно было бы заниматься живописью. Также широкую террасу для детей. В каждом случае нужно сообразовываться с архитектурой. Елена Ивановна озабочена общими пропорциями и массивностью здания.

Рассказали нам о прибытии в Сикким, как все были потрясены тем, что Елена Ивановна ехала верхом в казачьем седле, особенно полковник Бейли.
Вечером сидели вместе. После этого читали полученные Записи, начиная с 25 апреля до 5 мая...

16 августа.
Встала в 6-45. После завтрака работала с телеграммами. Потом
с Николаем Константиновичем и Зиной (Лихтман) - над посланием американскому консулу. Во время работы получили телеграмму из Америки относительно выплат Ловинстайну. Это всех просто поразило. 'Вы должны были заключить с ним контракт, - сказал Николай Константинович. - Работать без контракта всё равно что назначать заведомого мошенника своим привратником и поручать ему заботиться о вашем доме. Поднимите руки и торжественно пообещайте, что никогда никому не позволите работать без контракта. Знаете, что все адвокаты - воры'. Николай Константинович предложил запросить помощь от 'Америкэн Бонд'... Переговоры должны вестись от имени Комитета и Учреждений - не индивидуально. Сколько платить Ловинстайну - пусть решает Комитет. Мы высказали своё мнение, что Ловинстайн - очень умный и немногословный человек. Николай Константинович согласился - так оно и есть. Я вспомнила, как однажды адвокат выиграл дело одной фразой. Когда его оппонент выступил, он произнёс: 'Я скажу одно - всё, что вы только что слышали, это речи разоблачённого слуги, выступающего против своего хозяина'.

Обсуждали финансовый план строительства. Николай Константинович заметил, что в бюджете должны фигурировать займы Луиса (9), но только по статье 'строительство', например, 'покупная цена зданий'. Когда стало ясно, что финансы очень скудные, сказал, что мы должны создать фонд и привлекать друзей...

Ужинали с ламой Мингюром (10). Вечером сидели - вначале только Николай Константинович и Елена Ивановна, потом вчетвером. Затем обсуждали телеграммы, пришедшие из Нью-Йорка, - как на них отвечать. Говорили о новых тибетских приобретениях. Николай Константинович рассказывал о сокровищах в Тибете - но совсем не было денег. Все деньги потратили на продукты, из-за вопиюще высоких цен. 'Мне пришлось продать свои часы и два ружья, чтобы купить что-то из произведений искусства', - сказал Николай Константинович. Он уверен, что с Тибетом связаны большие возможности.

17 августа.
Весь день, с перерывами, печатала и писала. Сначала - доклад, потом с Зиной и Николаем Константиновичем перечитывали Послания, чтобы выбрать русские фрагменты. Утром услышали, что ненадолго открылась Канченджанга, и поспешили на улицу. Сквозь облака проступил гребень горы, освещённый прямыми лучами солнца, - сияющие пики извечной красоты. Они показались на самой границе небес.

Елена Ивановна говорила о прекрасном... Вечер провели вместе. Я рассказала о своём сне - видела Марию. Я шла по какому-то городу и зашла в церковь. У окна стояла женщина. Я подумала, это Матерь Божия. 'Нет, - сказала она, когда я приблизилась, - я Мария, сестра Марфы'...

18 августа.
Посетили монастырь Гум.(11) Вошли ламы - высокие, одетые
в красное мужчины, одна рука обнажена. Поклонились, сложив руки над головой.
Потом повели нас вверх по лестнице с тибетскими украшениями в маленькую комнату. Там восседал Ринпоче - священник высокого ранга. Он поднялся, чтобы приветствовать Николая Константиновича буддистским жестом. Пригласил нас сесть. Поили чаем, кормили, потом снова чай. Затем - церемония (трубы, тарелки, барабаны). Подносили хадаки. Зажигали свет в храме. Читали молитвы, раскачиваясь взад и вперёд.

20 августа.
Получили телеграмму от Светика о том, что он едет на машине из Силигури. С волнением ожидали его, а пока работали. Вдруг слышим - Светик зовёт свою маму. Елена Ивановна так счастлива! Светик выглядит плохо. Рассказывал, как получал визу, и прочее.

Продолжили работу над 'Тибетом', глава XII, дневники13 - Зина, Николай Константинович и я работали вместе. Отослали телеграмму о Николае Константиновиче в 'Агентство Рейтер'. Гуляли со Светиком и со всеми по дорожке.

Вечером сидели все вместе. Потом обсуждали Учреждения. Елена Ивановна начала словами: 'Светик говорит, что работал очень напряжённо'. Николай Константинович сказал: 'Конечно, работу нужно разделить. У каждого должна быть своя зона ответственности. Каждый должен отвечать за что-то своё... Но. конечно, вы должны быть гибкими'.

Потом снова пришёл Светик, и мы не закончили беседу.

21 августа.
Сегодня рано утром была ясно видна вся линия горизонта. Лишь
лёгкие облачка лежали кое-где, за исключением горного массива, вздымающегося всё выше и выше, по самой границе небосвода. Голубой купол неба опирался на белоснежный гребень горы. Невероятно величественная, потрясающая картина.

Читали 'Тибет' с Николаем Константиновичем и Зиной. Потом, когда напечатала, стала готовить Послания. Спросила Николая Константиновича о 'Новом Синдикате' (14).

После ужина Николай Константинович рассказал о встрече с Кришнамурти в Адьяре (был торжественный обед) (15), как им показали одну реликвию. Яруя (16) споткнулся обо что-то, и оказалось, что это - урна с прахом Блаватской.
Слышали звуки флейт и барабанов издалека, от Бхутья Басти. Похоже на трепетание птичьих крыльев...

Вечером сидели вместе. Елена Ивановна рассказала о своем опыте: видит пла-мя, словно огонь внутри, возле груди. Возникает чувство страха, потому что после этого начинается боль...

22 августа.
Снова видели Канченджангу - ясная, величественная, словно некая граница небесной сферы. Когда пришёл Николай Константинович, говорили о 'Новом Синдикате'. Решили послать телеграмму (в Нью-Йорк) относительно Комитета...

Продолжила работу над дневником. После обеда стали вместе работать над планами строительства. Первый этаж должен иметь коридоры и различные магазины. Второй этаж может быть разделён пополам коридором. Два помещения (никаких торговых мест), большое хранилище, чтобы распределить его между магазинами.

Пришлось прерваться из-за прихода поверенного, обсуждали оформление документов для возвращения Николая Константиновича в Америку. Говорили о пралайях и манвантарах.

23 августа.
Послали телеграмму в Нью-Йорк относительно Станции (17). Обсуждали 'Новый Синдикат'. Должен быть на первом этаже. Относительно Музея - его представление в прессе. Очень важно для Учреждений.

24 августа.
Встала в 6 часов, работала над дневником. Николай Константинович спустился в 7-30 - начали второй доклад. Получили телеграммы... После
обеда начали 'Агни-йогу'. Переводили с Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной.

Рассказывали о докторе Рябинине (19) и Чахембуле (20) - о его пренебрежительном отношении к женщинам: 'Женщинам подходят кухня, церковь, дети, подруги... Никогда не хотел бы быть женщиной'. Но Владыка считает за честь воплотиться женщиной на Венере, Ему это предстоит, как и Фуяме (Николаю Констаниновичу), а Елена Ивановна может быть кем пожелает и где пожелает...

Вечером слушали музыку.

25 августа.
Встала в 6-30. Начала работать над книгой. Когда спустились Елена Ивановна и Николай Константинович, пошли прогуляться. Елена Ивановна рассказывала о Христе.

Стали говорить обо мне. Я сказала Елене Ивановне, что, по моему мнению, о прошествии стольких лет мои способности остались на прежнем уровне. Как мне усилить их? Елена Ивановна говорит, что нужно уделять пристальное внимание каждому намёку. 'Необходимо читать Учение. Как жалко, что книги ещё не переведены. Зина, естественно, в лучших условиях, так как она может читать все мои книги. Но я не думаю, что у тебя нет способностей. Почему ты так говоришь? Я чувствую, что твоя аура гармонирует с моей. Также и Николай Константинович сказал, что в ауре Фрэнсис нет ничего, что было бы негармонично с его аурой. Уже по этому я могу судить, что ты выросла. Мы не можем быть уверены в своём росте, так как, по словам М.М. (Махатмы Мории), его труднее заметить, чем рост волоса. Только каждые три года можно видеть продвижение. Мы не можем об этом судить. Твои статьи прекрасны - приносят нам радость. И многие говорят то же самое. Святослав сказал, что ты даже не ходила в кино, и Луис отметил, как много ты работаешь - "первая утром и последняя вечером"'.

Мы поднялись на второй этаж, и Елена Ивановна показала мне Святыню. В белом деревянном ящике с надписью на иностранном языке - Ларец из очень древней кожи (которой владел ещё Соломон), истёртой от возраста. Слабые очертания тиснёной фигуры, четыре буквы 'М' ясно видны. Внутри - изысканное покрывало, очень древний бархат... Камень (21) лежал на пурпурном сложенном бархате и был завёрнут в квадратный кусок ткани, возможно, покрывало Чаши с вышитыми буквами 'Н.S.I.'. Потом Елена Ивановна показала мне Письмо на куске берёзовой коры, имеющей вид, как будто её только что сорвали. Буквы абсолютно чёткие, как если бы чернила только что высохли! Рассказала, как перед приходом Камня они чувствовали одновременно состояние неопределённости и радость от осознания близкого прихода. Потом рассказывала о Них - об Их Башне... Они, конечно, знают заранее, когда кто-то идёт к Ним. Раньше гипнотизировали тех, кто приближался, но при этом терялось так много драгоценной энергии. Они должны сохранять Своё место в тайне...

Елена Ивановна сказала: 'Я просила, чтобы ты приехала, - чувствовала, что тебе нужно приехать. В будущем у тебя должно быть время, чтобы развиваться. 'Новый Синдикат' - Послание Владыки... Нет нужды скрываться. Конечно, реклама - мы хотим распространить идеи красоты и знания... В новом городе вы будете бывать часто, и однажды ты приедешь туда навсегда. Я хотела чтобы ты была там рядом со мной - мы могли бы послать в Америку кого-то другого...'

После полудня работала с Николаем Константиновичем. Госпожа Финч пришла посетить Н.К. Рериха. За обедом рассказала нам легенду о Таши-ламе, о его бегстве. Также о том, как готовилась к изданию 'Тайная Доктрина'. Елена Петровна Блаватская пришла к двум ученикам, бросила охапку рукописей. Сказала: 'Посмотрите, что можно с этим сделать'...

Вечером сидели. После этого Елена Ивановна зачитала нам некоторые места из 'Криптограмм' (23). Рассказала о Майтри (24), а также о трёх своих снах...

26 августа.
Канченджанга очистилась от облаков - запредельно, невыразимо прекрасна. Работала с Николаем Константиновичем. Вечером гуляли под звёздами.

27 августа.
Работала с Юрием над дневником, после полудня - с Еленой Ивановной над переводом... Мне Николай Константинович сказал, что мы должны принимать вещи широко.

28 августа.
Начали с Юрием просматривать дневник. Потом работали с Еленой Ивановной над переводом.

'Агни-йога', 115. Елена Ивановна указала, как этот параграф связан с полковником и Николаем Константиновичем, который однажды пообещал - когда Кордашевский достигнет определённого уровня, то будет сопровождать его - и теперь исполнил это обещание. Так была показана неотвратимая необходимость исполнения обещаний.

117. Елена Ивановна видела огни из ступней - и здесь даётся объяснение.

139. Елена Ивановна видела во сне женщину, которая пришла и сказала: 'Я вижу огонь Брахмавидья в твоих глазах'. Потом был дан этот текст, в котором говорится о возможности видеть огонь Брахмавидья невооружённым глазом средь бела дня.

141. Почему Упасика (Е.П. Блаватская) ушла из жизни прежде, чем успела закончить 'Тайную Доктрину'? Потому ли, что необходимо найти наилучшие сроки и условия, чтобы дух мог быстро перевоплотиться? Не карма ли определяет это? Но ученик вверяет свою карму в руки Братства.

145. Необходимый режим холода. Елене Ивановне нужен был холод в Чунаргене (26)...

Говорили о карме, как в Братстве видят кармические сети - длинные нити, связывающие людей. Как утрата одной нити может распустить много ткани.

31 августа.
С утра работала с Юрием. Переписали начисто меморандум. Николай Константинович говорил о необходимости разделить ответственность - нужно распределять силы экономно, так, чтобы каждый нёс свою долю ответственности. Луис Хорш, раз он, по-видимому, близок к 'Корона Мунди' (27), будет отвечать за это направление. Морис Лихтман (28) - за Музей (29), Зина - за Мастер Институт (30), Нетти - за Буддистский Центр, библиотеки и залы. Ента (32) должна быть готова помогать на разных направлениях работы, по мере необходимости. Таким образом, у каждого должны быть свои обязанности, и в конце года каждый отчитывается.

По словам Николая Константиновича, в своей школе (в Петербурге) он предоставлял всем сотрудникам полную свободу, а в конце года они делали отчёт, которому он давал оценку. Кроме того, каждую неделю надо проводить собрания, при этом не обязательно каждый раз собирать все учреждения. Что касается помощи, главный секретарь должен стараться помогать всем учреждениям. Один бухгалтер для всех. Нужно обучить одного человека (девушку) для 'Корона Мунди', чтобы уже в следующем году она могла приступить к работе. Также в этом году нужно будет помогать в других вопросах.

Ходили в монастырь Бхутья Басти смотреть церемонию, посвящённую Канченджанге, когда умилостивляется дух горы, Хранительницы Пяти Сокровищ. Две большие фигуры в масках вошли, проследовали кругом и сели смотреть представление. Четыре танцора, лучники. Одеты в жёлтые халаты и шапки с лентами. Вначале их движения были торжественными, потом они закружились волчком. Большой пыл. Много тибетцев, сиккимцев, непальцев, кампа в свёрнутых тюрбанах, как идальго. Характерные типы.

Елена Ивановна сегодня чувствовала себя плохо - воспламенилось солнечное сплетение. Очень страдала. Говорила нам о том, как часто при открытии центров бывают сильные боли.

Николай Константинович написал много писем, всем друзьям. Обсуждали меморандум.

Елена Ивановна сегодня одела моё ожерелье.

1 сентября.
Закончила с Юрием 'Алтай-Гималаи'. Написали несколько писем. Начали читать и переводить с Еленой Ивановной. Елена Ивановна рассказала о случае в Гульмарге (33). Однажды ночью она проснулась и услышала, как дикие кошки дерутся прямо под её окном. Потом три отчётливых стука в окно как бы позвали её. Она выглянула и увидела лицо врага, он улыбался. Потом исчез. На следующий день она пошла гулять и услышала крики о том, что садовник поймал ядовитую змею прямо под её окном, где она гуляет каждое утро...

Нужно держать мяту в спальне, чтобы отгонять злых сущностей, вечером сидели. Говорили о новом городе. Нужно понемногу начинать развёртывание. Елена Ивановна рассказала, как она видела Материю Люциду - как вспышка света перед глазами, около двух минут. Погасла, потом ещё одна вспышка, меньше...

2 сентября.
Переписывала письма Николая Константиновича. Потом продолжали перевод с Еленой Ивановной.

Елена Ивановна вспоминала историю своего знакомства с Николаем Константиновичем...

Глядя на портрет Николая Константиновича, над которым работал Святослав, Елена Ивановна сказала, что Светик ещё ребёнком обладал большим даром, про него было сказано: 'Он будет оком мира'. Как ей кажется, Николаю Константиновичу пришлось больше работать, чтобы достичь такого совершенства; к Светику оно пришло естественно...

3 сентября.
Закончила письмо для Николая Константиновича. Елена Ивановна рассказала об Ояне (32). Почувствовала, что она не проявляет терпимости, по её словам, человек большой преданности склонен проявлять нетерпимость, и это мешает его росту и приближению. Это может даже привести к лишению её Руководства.

4 сентября. Переводили с Еленой Ивановной. Елена Ивановна рассказала, что слышала возглас Учителя: 'Яруя, Яруя!' - с большой болью. Чувствовала какую-то возможность его отхода. Святослав рассказал, что у госпожи Шафран (34) было видение: Яруя в экипаже и Чахембула в экипаже. Оба пытались сбежать. Чахембуле удалось лишь немного отъехать. Елена Ивановна понимает это в том смысле, что Чахембула, хотя совершенно не имеет понятия, как прилагать Учение к жизни, всё-таки постоянно помнит об Учителе.

Пошли на вечер к госпоже Финч. Ладен Ла (35) рассказывал о своих поездках в Тибет, о святых, которых там встречал... Елена Ивановна вся светилась.

5 сентября.
Закончили перевод 'Агни-йоги' и начали 'Криптограммы'. Перевели легенды о Христе, Аполлонии и Акбаре. Они излучают огромную красоту.

Елена Ивановна рассказывала о проявлениях пламени - Николай Константинович их не видит, хотя они его окружают. Также и вокруг нас бывают вспышки огня, для нас они пока невидимы. Жизнь Николая Константиновича настолько ценна, что его физическое существо должно быть крепким и плотным. Поэтому, хотя астрально он очень развит, но физически его крепкое здоровье препятствует проникновению видений.

Говорили о госпоже Блаватской и Олькотте. М.М. хотел, чтобы Олькотт занимался практическими вопросами, а Блаватская - духовными.
Подобным образом Елена Ивановна посвящает себя духовному, а Николай Константинович - практическим вопросам.

Елена Ивановна рассказала о дяде, который отбился от каравана, спас Владыку Кут Хуми, потерял сознание и был взят в Братство... О своём видении Христа - молодой, двадцати-тридцати лет, густые каштаново-коричневые волосы, словно корона. Глубокие голубые большие глаза, немного раскосые. Высокое чело, худое лицо, борода.

Вечером после беседы Елена Ивановна говорила о несении Агни-йоги миру посредством статей на каждом этапе. Не нужно бояться цитировать. Говорить о психической энергии. О новой философии на Востоке. О новых болезнях и их лечении. Обо всём нужно писать в статьях. Статьи повсюду. Каждая стадия даёт тему, которую можно взять. Нужно цитировать Учение, доносить его до людей, чтобы развить заложенные возможности.

6 сентября.
Закончили перевод 'Криптограмм'.
Говорили о большой важности воображения. Необходимо развивать воображение у детей. Давать им задание наблюдать цветы, природу. Потом они должны сами воспроизводить увиденное. Так, они могут вообразить цветок, потом - меняющиеся оттенки при заходе солнца. Тени от каждого листочка - во всех подробностях. Ошибочно закрывают школы на лето. Летом нужно вывозить детей на природу, собирать коллекции камней и прочее. Делать мозаики из камней или листьев. Детские дворцы. Например, у Елены Ивановны был свой театр - дети сами сделали. Но при этом должен быть строгий распорядок дня - сон, еда и т.д. Так устанавливается характер ребёнка. Мы можем лишь предоставить ему возможности...

15 сентября. Симла. (36)
Встали рано, чтобы идти на базары искать меха и книги. На базаре, среди ужасных шкур, растянутых под жгучим солнцем, мы искали беличий мех и, в конце концов, нашли. По возвращении стали готовиться к визиту к господину Мохаммаду Хабибулле (37). Это всего в нескольких домах от гостиницы, и кули быстро доставили нас вверх по склону к его дому. Большая прохладная гостиная. Попросили нас подождать. Вошёл худощавый смуглый мужчина, с усами, бакенбардами, быстрыми движениями. Сел рядом с Николаем Константиновичем. Спросил: 'Вы обедали с вице-королем? Он сказал, что вы должны обратиться ко мне, чтобы осуществить свой план... Ах, ваша Америка сказочно богата, просто купается в деньгах'. Николай Константинович спросил, не знает ли он человека, который мог бы помочь с приобретением участка земли. Он ответил, что мы должны написать письмо ему, не обращаться ни к кому другому.

Пошли домой писать письмо Хабибулле. 'Цветисто'. Это было сделано, ко всеобщему удовлетворению. Потом пошли на чай к Фрейзерам (38). Там был барон Плессен, действительный консул Германии, со своей женой. Фрейзер говорил о работе в Испании и Бразилии... Принял приглашение Николая Константиновича помогать Комитету. Всех очень обрадовало то внимание, которое было уделено Н.К. Рериху.
До позднего вечера укладывали вещи.

16 сентября.
Астролог, известный своей безошибочностью, предсказывал судьбу - за скромное вознаграждение в 60 рупий (о которых мы очень сожалели),.. Потом на поезде поехали в Калку, там пересели на поезд до Бенареса.

17 сентября. Бенарес.
Приехали в Бенарес поздно. Ночью ехали довольно комфортно, но днём на равнине стало припекать и на нас волнами изливались по-токи жары. Мы сошли с поезда в Могул Сарае и дальше помчались на авто в святой город, по прекрасной бетонной дороге...

18 сентября.
Сегодня празднество, посвящённое Шиве и Парвати. Встали в 5 часов, спустились на машине с гидом к Гангу. Взяли лодку, сидели на настиле. Поплыли между рядами ранних богомольцев. Вот плещется темнокожий паломник с всклокоченной бородой и большим жёлтым шиньоном на голове. Вот тощий старик, посыпанный пеплом, с полосками на лбу, как и у первого, обозначающими касту. Совсем маленькие дети плачут, когда их насильно окунают в святую воду. Толпы людей, везде видна смуглая кожа. Старые, молодые. Женщины в насквозь мокрых одеждах, прилипающих к телу. Мужчины молятся восходящему солнцу. Вон сидящая на корточках фигура человека в медитации. Женщины, зачерпывающие воду в ладони. Вон прокажённый, не вызывающий и не испытывающий страха. Вот группа вдов, которые затем скрываются в храме, чтобы под звук бубнов петь о своём желании отдать себя во власть божества. Вдоль всего берега стоят храмы, одни - древние, конической формы, украшенные резьбой по камню; другие похожи на папье-маше, раскрашенные, претенциозные. Бенарес - театральный город, нереальный, непостоянный, словно беспокойное сновидение. Вот горящие гхаты (39), тела двух факиров среди дров. Всё в грязи - это вера, не подходящая для современного мира. Нездоровая вера.

После завтрака отправились в Сарнатх, через базары. По улицам бродят коровы, дети, толпы людей. Нищета. Лавки под открытым небом. Жизнь на улице.

Приехали в Сарнатх. Над землёй вздымается странное явление красоты, словно сама земля застыла, взметнувшись вверх от поступи Благословенного. Время сохранило строгую простоту этого места - здесь забываются и золотой храм, и яркие краски берега священного Ганга.
Тишина. Медитация. Благословенный Странник останавливался здесь, и атмосфера несёт в себе сладость этого воспоминания. Памятник о первых новообращённых, ступа, воздвигнутая Акбаром из династии Великих Моголов, в строгом неприкрашенном стиле. За ней - Великий Столб, бросающий своей мощью вызов небу. Вокруг- раскопки древних монас┐тырей. Развалины, место, где часто сидел Будда. Всё строго аскетично. Очарование веры, ничем не приукрашенной, суровой, прекрасной, простой. Безмолвная песнь раздаётся здесь; неслышимый голос взывает к наблюдателю. Здесь прошла одна из самых могучих сил жизни. Будда - Благословенный, Будда - Брат всему человечеству, Твой голос звучал в этом воздухе, Твои ноги ступали по этой траве - и жизнь здесь изменилась навеки.

Потом вернулись назад, к золотым храмам, - гнетущее чувство.

23 сентября. Дарджилинг.
Работали с текстами 'Агни-йоги'. Ближе к вечеру пришла госпожа Финч, как раз к чаю. Пересказывала слухи о Теософском обществе...

24 сентября.
Говорили за завтраком о работе Енты. Николай Константинович сказал, что, по его мнению, если Зина и Ента будут вместе работать со Школой, могут возникнуть трудности. У каждого из нас должна быть своя зона ответственности. По словам Николая Константиновича, тот, у кого обязанностей меньше, будет, как это всегда бывает, критиковать тех, у кого их больше.

Работали над 'Агни-йогой'. Пришёл закладной ларец. (40) Великолепный, большой ларец, цельный и строгий по стилю.

Выдался момент поговорить с Еленой Ивановной. Рассказала ей об обстановке в Нью-Йорке. Она в ответ сказала о том, что её несколько беспокоит отсутствие у нас единства (Радна и Ента). Говорила об абсолютной незаменимости каждого сотрудника. О ценности работников. Мы должны больше времени уделять чтению, работе с Учением, чтобы усваивать его и наполнять реальность красотой. Говорили о моих недостатках. Мне нужно искоренить в себе небрежность, невнимательность. 'Николай Константинович и я говорили Святославу - кто заменит Фрэнсис, если она уйдёт?' В работе необходимо должны присутствовать красота, культура, сознательность и соизмеримость. Не нужно преувеличивать значимость малых обстоятельств, но постоянно чувствовать Руку Водящую Учителя, решение каждой проблемы доводить до конца... Нужно вдохновлять каждого. Заботиться о каждом, оберегать, защищать... Больше бывать вместе. 'Знай, что я тебя люблю, даже сильнее, чем в Нью-Йорке. Стала больше ценить твою работу, твои достоинства, твои дары. Ты должна чаще выступать с лекциями, встречаться с разными людьми. Изыскивать средства, чтобы ездить в другие города'.

26 сентября.
Николай Константинович рассказал случай. Когда в Москве он был с визитом у Крупской, то упомянул в разговоре американское правило 'Всегда улыбайся'. Одна из присутствующих её сотрудниц сказала: 'Но это ведь ограничение свободы'. Николай Константинович ответил: 'Да, и представьте, на железнодорожных переездах ставят знак: "Осторожно, поезд!"'

28 сентября.
Весь день работала над переводом 'Агни-йоги'.

1 октября.
Приехал Яруя.

3 октября.
Продолжала перевод 'Агни-йоги'. Ходила с Николаем Константиновичем и Святославом на прогулку. Поднялись по склону, открылся вид на большой горный хребет. Бесконечные складки земной поверхности. Облака, словно острова у наших ног. Башни вершин вздымаются ввысь - твердыни, внимающие долинам. Видны дальние поселения. Под нами огромные зелёные деревья, увешенные лишайниками...

Вечером повернулось 'Колесо Жизни'. Яруя рассказывал о своих снах, связанных с американским флагом. Потом очень смеялись со Светиком и Юрием, рассказывая о духах. Спросили Елену Ивановну относительно Матери Мира. Действительно ли её жизнь проявляется через людей? - Да.

4 октября.
Продолжили перевод 'Агни-йоги'. Почти закончили. Работали до обеда. После обеда немного прогулялись с Еленой Ивановной, она рассказывала о Братьях. Трое - в физических телах, остальные - в астральных. Только три Сестры находятся в Братстве, остальные - на других планетах, поскольку у женщин большие возможности для работы в межпланетных масштабах.
Сейчас всех призывают вернуться. например, Сестра Изар, которая работала вне Земли тридцать лет, вернулась... Сестра Пхонг По - её также называют Желтой Тарой, помогает Китаю. Отправилась туда и создала Круг. Работает с Владыкой К.Х. Она маленького роста, словно ребёнок. Сестра Ориола работает с Владыкой М. Любит цветы, детей, пишет исторические хроники.

Работали до чая. Пошли прогуляться, встретили караван мулов. Прибыли 'Канжур' и 'Танжур". Множество вьюков с драгоценными томами.

Вечером сидели. Между Николаем Константиновичем и мною вспыхивали огни. Огромная рука легла на его руку и на мою и соединила их.

[6 октября].
Переводили 'Агни-йогу'. Елена Ивановна сказала, что ей нравится звучание слов на английском языке. Работали втроём.

Прислали музыканта, чтобы развлечь нас. Играл на немецкой гармошке - явно импровизировал. Также на скрипке и барабане. Бедно одет. У барабанов необычный звук.

Писала, ощущая острую боль в области живота. Затем последовала замечательная демонстрация... Сидели в темноте, все, кроме Юрия.
Сильный толчок в стол. Чередование различных ритмов - как волны силы. Колебательные движения, вихревые, волнообразные... Постукиванием давались ответы на вопросы...

Елена Ивановна надеется, что пришло нечто, что можно взять с собой в Америку. Её состояние ухудшилось, посадили в кресло Владыки.

7 октября.
Прочитала письмо Николая Константиновича в Америку. Полно глубокого смысла и света. Снова начала читать 'Агни-йогу'.

За обедом говорили о Майе Бос. У неё большой художественный талант, но её муж - очень прагматичный человек. Весело обсудили эту тему во всех аспектах. Сказали: 'Мы, женщины, мыслим иначе, чем вы, мужчины'. Николай Константинович сказал: 'Если муж пошутил за обедом, это не значит, что надо об этом говорить весь обед'. Елена Ивановна возмутилась: 'Нет, нет, я никогда не забуду рассуждений на тему неравных способностей к творчеству'. Завязался спор. Светик полностью согласился с Еленой Ивановной... Николай Константинович сказал: 'Искусство неповторимо. Если ты попросишь меня повторить моих "Варягов", я не смогу. И даже если ты спросишь меня, какие чувства я испытывал, когда писал их, я не смогу ответить, потому что я уже совсем иной'. Елена Ивановна возразила: 'Работа сохраняет свой характер'. И добавила: 'Поначалу великое искусство всегда подражательно и лишь потом становится оригинальным. Так Скрябин начинал с подражания Шопену, потом Вагнеру и лишь после этого открыл свой собственный стиль'.

Николай Константинович вспомнил о Московском Художественном театре, как спорили о 'Дон Жуане': нужно ли его интерпретировать, строго следуя испанскому стилю или пушкинскому? Один артист сказал: 'Бросьте эти споры, давайте, я прочитаю'. Прочитал замечательно. Все увидели - не надо никак стилизовать, никак приукрашивать.

Тут Юрий, который уходил с ламой в кладовую смотреть 'Канжур', вошёл и говорит: 'Ну, у вас прямо как на репетиции!'

Потом поднялись на второй этаж, в комнату. Елена Ивановна призналась, что завела этот разговор специально. Когда-то она сказала Николаю Константиновичу, что устала жить его интересами, и он ответил: 'Тогда займись своим делом, и я последую за тобой'. С этого момента она перестала интересоваться его делами. Занялась первыми религиозными соборами, но это ей показалось неинтересным. Стала читать Рамакришну и т.п. Иногда поздно вечером рассказывала Николаю Константиновичу о том, что прочла. Его интерес постепенно рос. Потом он пришёл в её новый мир. Хотела сказать ещё что-то - и вдруг забыла...

Невозможно заранее знать, когда и где проснётся творческий дар.
Вечером снова проявилась огромная сила. Ритмические колебательные движения стола превратились в поток... Вдруг комнату наполнило замечательное созвучие, словно вибрировала огромная струна.
Когда мы сидели, я почувствовала, будто огненный поток излился на моё левое плечо, с той стороны, где сидел Николай Константинович - как будто пламя вспыхнуло между нами.

8 октября.
Продолжали читать 'Агни-йогу'. Когда читали параграф, посвящённый психической энергии, я спросила Елену Ивановну, думает ли она, что существующие сегодня приборы допускают открытие психической энергии? Она думает, что нет. Говорили о 'зерне вселенной', о начальном импульсе к образованию форм. Это определённая энергия, или, скорее, вибрация, - потому что всё есть вибрация... Эта энергия пронизывает собой всё, она есть и в растениях, и в животных. Поэтому все вещи сознательны - всё различие в степени. В чём заключается вечность духа? У разных духов по-разному. Одни вечны в рамках одной Манвантары, другие - несколько Манвантар. Великие Духи сохраняют сознание даже в период Пралайи и сами творят первообразы, формы, определяют границы будущей Манвантары.
Основная масса людей в течение Пралайи пребывает во взвешенном, неизменном состоянии. В следующем цикле они начинают с той точки, на которой закончили прежний.

Рассмотрели новые силы, металлы, элементы, которые придут на Землю. Чтобы успешно противостоять 'Хозяину планеты', нужны силы из другого мира. Теперь время великой битвы, Хозяин планеты не сдастся просто так... Штаб тёмных сил - в Нью-Йорке. Хозяин любит всё земное, но препятствует тому, что способствует космическим связям - радио, рентгеновские лучи и т.д. Он знает на этой планете каждый камешек.

Потом говорили о Беспредельности - за импульсом импульс. 'Беспредельность невозможно постичь разумом, - говорит Елена Ивановна, - если мы постигаем что-то, это уже не Беспредельность.
Постижение ограничивает. Беспре┐дельность не может быть ограничена'. Веды начинаются с дифференциации - только с этого может начинаться наше постижение. Елена Ивановна рассказала также о своём понимании конечности Вселенной - её проявление само по себе уже есть ограничение. Но семя её вечно...

Вечером полоскали рот с эвкалиптом, как было указано. Слушали музыку - Вагнера, 'Хованщину'. Сначала пришло Послание. Потом повторился вчерашний процесс. Когда один стол, быстро двигаясь, достиг другого стола в центре, вдруг послышался громкий звонкий звук упавшей монеты, которая как будто упала из руки Елены Ивановны на пол. Стол вернулся на своё прежнее место. Сеанс был не таким продолжительным, как вчера. Потом мы зажгли свет и стали искать монету. Её нигде не было. Мы думали, что она могла быть в ларце на рабочем столе Елены Ивановны, заглянули туда - но и там её не было. Нигде. Решили спросить. Было сказано - на столе. Там мы её и нашли, под стопкой книг, возле ларца, в котором мы её безуспешно искали. Бронзовая монета, по-видимому, 1923 года выпуска, Юрий сказал - на тибетском называется 'шо'. Закончили 'Валькирией'. Потом разошлись.
Светик начал портрет Елены Ивановны с Ларцом...

После ужина гуляли по лесной дорожке вверх по склону. Смеялись и играли. Представляли, что на нас нападают дикие звери. Светик прятался и нападал на нас в темноте. Всеобщее веселье.

10 октября.
День рожденья Николая Константиновича. Гуляли с ним и с Еленой Ивановной.
Продолжили работать над 'Криптограммами'.

11 октября.
Ходили в ropод за покупками.

12 октября.
Продолжала работу над переводом. закончила после обеда
Вечером ходили с Юрием и Яруей смотреть обезьян.

Начали читать 'Криптограммы' с Еленой Ивановной, Николаем Константиновичем и Зиной. Елена Ивановна чувствует себя неважно. Головные боли всё ещё продолжаются.

За обедом говорили о китайском даотае. Одна мать пришла к даотаю и пожаловалась, что сын с ней плохо обходится. Даотай сказал, чтобы она прислала сына к нему. Она прислала. Прошло два дня, а сын всё не возвращается. Пошла к даотаю, спрашивает: 'Где мой сын?' - 'Иди посмотри на внутреннем дворе'. Посмотрела - а ему отрубили голову. За долги могут запросто отрубить палец или ухо.

14 октября.
Гуляли со Светиком и Юрием... Потом сели за корректуру, пока не спустилась Елена Ивановна. Тогда снова вышли ненадолго подышать воздухом. Она говорила о своей болезни. Последние три дня пространственные токи причиняли ей сильную боль... Возможно, это из-за магнитных токов, 'астрохимические лучи' неблагоприятны.

15 октября.
Елена Ивановна всё ещё болеет - плохо с сердцем. Пространственные токи тяжелы. Говорили с Николаем Константиновичем о рекламе... О супружестве - по мнению Елены Ивановны, определённо необходимы изменения в подходе к супружеству. Мэри Зигрист пусть лучше следует желанию сердца и не связывает себя.

Николай Константинович рассказал историю о Шагале - о его исключении из Школы. Шагал продавал свои картины студентам в качестве экзаменационных работ. Его заподозрили. В конце концов, заметили на одной из работ его имя, не до конца стёртое. Не стали его сразу выгонять, а вызвали на разговор. Николай Константинович сказал ему: 'Мы расстаёмся. Каждый раз при встрече с вами я буду сомневаться в вашей искренности. Разве вы хотите, чтобы о вас так думали?' Взял лист бумаги, разорвал его на две части и говорит: 'Вот, теперь их уже невозможно соединить. Целостная вещь исчезла. У нас только Школа искусств. Вам следовало бы пойти в коммерческую школу, чтобы приложить свои способности. Вы думаете, что так поступать честно, я - нет'...

Говорили о возможности изучения медиками физической реакции на высотах. У Елены Ивановны неделями бывал пульс 145, прерывистый. У Николая Константиновича - 130.

17 октября.
Встала, работала над корректурой 'Агни-йоги'. За завтраком завязался спор о семьях. Не надо делать родственников врагами... Ибо в самом бедном магазине есть хотя бы одна хорошая вещь. И у самого глупого человека может возникнуть одна хорошая идея.

Нельзя, чтобы приходящие видели наши споры. Нельзя допускать, чтобы личное настроение проникало в работу.

Ходили в город. Торговались, как только могли... Купили деревянного Будду и Падмасамбхаву.

Вечером Елена Ивановна сказала обо мне: 'Моя посланница'.

23 октября.
Елена Ивановна сказала: 'Ты должна быть знаменосцем!' и 'Ты должна знать Учение'. Назвала меня любимой. Пришла в отчаяние, оттого что вторая Книга перепечатана плохо, а третья - не переведена: 'Неудивительно, что Учитель гневается. Ведь каждый день даётся столько сокровищ!' Сказала, чтобы Нетти печатала для меня.

24 октября.
Закончила составлять 'Агни-йогу' и 'Криптограммы', всё в должном порядке. Перед завтраком Николай Константинович сообщил мне некоторые сведения о своих картинах для моих лекций. Утром Елена Ивановна сказала, что 'этой ночью слышала наши голоса в своей душе'. Вчера вечером она испытывала такое сильное чувство любви ко мне - когда пыталась передать мне, насколько она мне доверяет. Мы рассказали ей, как чувствуем, что на нас лежит огромная ответственность за то, что допущены в Круг, как понимаем достоинство труда и необходимость научиться соизмеримости...

Потом поднялись на второй этаж. Елена Ивановна читала нам из Книги, этого неисчерпаемого источника. Она считает, что некоторые наставления не нужно сообщать никому, даже Ояне.

Поздним вечером, после записи Посланий, снарядили ларец, как нам было Указано. Елена Ивановна сама тщательно вымыла его, а также металлические монеты, в том числе - присланные из Тибета. Вложили портрет Владыки работы Светика. Копию письма Махатм... Всё было завёрнуто в тёмно-синий шелк. Завтра поищем, какие ещё знаменательные предметы можно добавить.

Елена Ивановна говорила о ложной экономии - мы могли бы тратить время с большей пользой. Так, она предложила, чтобы я писала статьи или лекции, а мелкую работу мог бы делать кто-то другой.

25 октября.
За завтраком говорили о Манциарли (46). Ходили в магазин.

После обеда Елена Ивановна настояла, чтобы я приняла от неё платье. 'Чтобы приехать через три года'. Вечность - что это? Три года длиннее, чем вечность.

Когда Николаю Константиновичу показали планы здания, он воскликнул: 'Хвала строителям! Они совместили основную американскую идею небоскрёба с вечной идеей Музея, Художественного Центра и Центра Объединённых Искусств. Любое удачное соединение искусства и жизни для меня - настоящая радость! В конце концов, мы должны научиться привносить искусство в свою повседневную жизнь. Одна из лучших комбинаций - показать, насколько близки могут быть жилые помещения к образовательным и художественным учреждениям. Мы бы хотели иметь рядом портреты дорогих нам людей. Самые заветные знаки жизни будут окружать нас. Разве не великолепно, что новое поколение, дети этого Дома, с самых первых дней своей жизни будут постоянно созерцать многоразличные произведения искусства, словно лучезарное сияние потока жизни. Думаю, в Америке первый раз делается что-либо подобное, а всё, что делается в первый раз, - это достижение. Слава строителям!'

27 октября.
Вчера Николай Константинович рассказывал, как они ходили к Л.Н.Толстому, о его взглядах на искусство. Подарили ему скульптурный бюст. Он сказал: 'Да этакой штукой можно человека убить'. Встретил в рубахе, с тапком в руке.

Ещё рассказал, как Степанов советовался с ним насчёт проекта учреждений. Там всё говорилось о каналкзации и ничего об образовании и искусстве. Нико
лай Константинович заметил: 'почему вы меня спрашиваете - я не разбираюсь в канализации, а искусства здесь нет'. - 'Мы его добавим позже'. - 'Представьте себе ребенка без головы. Сможете ли вы добавить её позже?' В конце концов, после пунктов о канализации было вставлено несколько строк об искусстве.

После завтрака некоторое время работали с Еленой Ивановной над 'Агни-йогой'. Затем, пока Елена Ивановна и Зина читали на русском третью Книгу, я пошла к себе печатать.

После обеда Елена Ивановна диктовала мне, и мы беседовали. Елена Ивановна говорила о Мастере Ракоци, о Мастере Сераписе и Великом Платоне... Об огромной изоляции Блаватской... Впредь, по слову Владыки, никогда Учение не будет нести один человек - всегда группа...

Дарджилинг, 1928 год

 
  
 

Фрэнсис Грант и Зинаида Лихтман в Джайпуре. 1928.

Публикуется по: Вестник Ариаварты. 2005. ? 1-2.
_____________________________________________


ПРИМЕЧАНИЯ

(1) См.: Рерих Н.К. Искусство Тибета (Листы дневника экспедиции) // Рериховский вестник (Санкт-Петербург-Москва). 1992. Вып. 5. С. 37-42.
(2) Радна - Зинаида Григорьевна Лихтман (урожд. Шафран, с 1939 - Фосдик) (1889-1983), директор Института Объединённых Искусств при Музее Николая Ре-риха в Нью-Йорке и вице-президент Музея.
(3) Речь идёт о начальном этапе работы Ю.Н.Рериха над составлением 'Тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями'. Эта работа продолжалась в течение всей его жизни. Издание было осуществлено Институтом востоковедения Академии наук СССР (1983-1993, 11 выпусков).
(4) Речь идеё о сеансах, во время которых участники делали записи текстов Учения Живой Этики.
(5) В 1927 году началось строительство Мастер Билдинга (Дома Учителя) в Нью-Йорке, на набережной Риверсайд, 310. Предполагалось возвести 24-этажный небоскрёб и разместить в нем Музей Николая Рериха, ряд культурных учреждений, а также квартиры-студии для творческой интеллигенции.
(6) Флорентина Сутро оказывала финансовую и общественную поддержку Музею Рериха в Нью-Йорке, входила в число главных меценатов, финансировавших Гималайский институт 'Урусвати'.
(7) Рерих Борис Константинович (1885-1945), архитектор; брат Н.К.Рериха; проживал в Ленинграде, с конца 1930-х годов - в Москве. Официальный представитель в СССР корпораций 'Белуха' и 'Ур', созданных при Музее Рериха в Нью-Йорке.
(9) Хорш Луис (ок. 1888-1979), американский бизнесмен, президент Музея Рериха в Нью-Йорке. В 1920-е годы и до середины 1930-х финансировал Рериховские учреждения в США и других странах.
(10) Мингюр (Минджьюр) Дорже Лобзанг, лама, известный знаток тибетской литературы, профессор университета в Дарджилинге, учитель и сотрудник Ю.Н.Рериха.
(11) Гум - буддийский монастырь на окраине Дарджилинга. Очерк Фрэнсис Грант о посещении монастыря опубликован в кн.: Росов В.А. Николай Рерих: Вестник Звенигорода.
Книга II: Новая Страна. М., 2004. С. 138-140.
(12) Рерих Святослав Николаевич (1904-1993), художник, младший сын Н.К. и Е.И. Рерих.
(13) 'Тибет' - последняя, XII глава экспедиционного дневника Н.К.Рериха 'Алтай - Гималаи'. Дневник готовили к публикации в издательстве 'F.A. Stoces С0' на англ. яз. Книга была издана в 1929 г.
(14) 'Новый Синдикат' - международное информационное агентство при Музее Рериха в Нью-Йорке. Фрэнсис Грант была его директором.
(15) В январе 1925 года Рерих, возвращаясь из Америки в Дарджилинг, вместе с В.А. Шибаевым посетил штаб-квартиру Теософского общества в Адьяре и вручил руководству свою картину 'Вестник', посвящённую памяти Е.П.Блаватской, основательницы Общества.
(16) Яруя - Владимир Анатольевич Анатольевич Шибаев (1898-1975), познакомился с Рерихамив 1919 г. в Лондоне; личный секретарь Н.К.Рериха (1928-1939).
(17) Имеется в виду Институт гималайских исследований 'Урусвати', основанный 24 июля 1928 г. Институт был задуман как международный исследовательский центр или научная станция в Гималаях для работы в различных областях науки - археологии, лингвистике, медицине, биологии, т.д.
18'Агни-йога' ('Знаки Агни-йоги') - четвёртая книга Учения Живой Этики. В неё вошли тексты, записанные преимущественно во время Тибетской экспедиции Н.К.Рериха. Впервые опубликована на русск. яз. в Париже в 1929 г.; на англ. яз. - в Америке, первая часть в 1928 г.. вторая - в 1930-м.
(19) Рябинин Константин Николаевич (1877-1955), врач, участник Тибетской экспедиции Н.К.Рериха.
(20) Чахембула - Николай Викторович Кордашевский (1877-1945), полковник Русской армии, участник Тибетской экспедиции Н.К.Рериха.
(21) См.: 'Тайна Черного Камня велика'. Из дневников Елены Рерих (1923-24) // Вестник Ариаварты. ? 1/2001. С. 5-11; ? 1(2)/2002. С. 15-20.
(22) Предполагалось, что созданная в июле 1928 г. научная Станция (институт 'Урусвати') послужит основой для нового города - будущего Города Знания.
(23) Книга притч 'Криптограммы Востока', собранная Е.И. Рерих, была издана в Париже в 1929 г. под псевдонимом Ж. Сент-Илер.
(24) Согласно легенде, Майтри воспитывала царевича Гаутаму (будущего Будду), а затем - его дочь. Легенда вошла в книгу 'Криптограммы Востока'.
25 Рерих Юрий Николаевич (1902-1960), востоковед, старший сын Н.К. и Е.И.-Рерих, участник Тибетской экспедиции.
(26) Чунарген - место вынужденной стоянки Тибетской экспедиции Н.К. Рериха зимой 1927-1928 гг. на высоте более 4500 м.
(27) 'Корона Мунди' (Венец Мира) - Международный центр искусств, основанный Н.К.Рерихом в 1922 г. Занимался выставочной деятельностью и продажей произведений искусства. После отъезда Н.К. Рериха в Индию центром руководил С.Н. Рерих.
(28) Лихтман Морис Моисеевич (ум. 1948), пианист, композитор. Вице-президент и декан музыкального отделения Мастер Института Объединённых Искусств, вице-президент 'Корона Мунди'. Первый муж З.Г. Фосдик.
(29) Музей Николая Рериха в Нью-Йорке, официально был открыт 17 ноября 1923 г.
(30) Мастер Институт Объединённых искусств (первоначально - Школа искусств). Основан в 1921 году.
(31) Хорш Нетти (1896-1991), президент Американского Общества друзей Музея Рериха; первая жена Луиса Хорша.
(32) Лихтман Эстер (Ента. Ояна), журналистка, сестра Мориса Лихтмана; член Правления Музея Николая Pepиха в Нью-Йорке. Ученица и близкая сотрудница Елены Ивановны Рерих (до середины 1935 г.).
33 Гульмарг - высокогорное селение в Кшмире. Экспедиция Н.К. Рериха находилась в Гульмарге в мае-июле 1925 г.
(34) Шафран Софья Михайловна (1871-1954), мать Зинаиды Григорьевны Лихтман (Фосдик), входила в круг ближайших сотрудников Н.К. Рериха в Нью-Йорке.
(35) Ладен Ла - бывший генерал тибетской армии: к моменту возвращения экспе-диции Н.К. Рериха в Сикким находился 'на британской службе'.
(36) Записи с 7 по 14 сентября в дневнике Ф.Р. Грант отсутствуют. Из дневника З.Г. Лихтман (Фосдик) известно, что 9 сентября Н.К. Рерих, Ю.Н. Рерих, 3.Г.Лихтман и Ф.Р.Грант выехали из Дарджилинга, 10-го были в Калькутте, 12-го прибыли в Симлу (см.: Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М.: Сфера, 1998). Во время британского господства в Симле находилась летняя резиденция вице-короля Индии.
(37) Хабибулла, Мохаммад - министр образования, здравоохранения и сельского хозяйства штата Химачал Прадеш (Индия).
(38) Имеются в виду американский консул Роберт Фрейзер и его супруга.
39 Гхаты - ступенчатые спуски к воде священных рек и озёр, места омовения. Иногда служат местом кремации.
(40) Железный ларец, сделанный способом ручной ковки, инкрустированный золотом и серебром, предназначался для торжественной закладки в угол здания Мастер Билдинга в Нью-Йорке.
(41) Крупская Надежда Константиновна (1869-1939) - советский государственный и партийный деятель, жена В.И. Ленина. Н.К. Рерих встречался с ней во время пребывания в Москве в 1926 г.
(42) 'Канжур' и 'Танжур' - собрание священных текстов буддийского канона. 'Канжур' состоит из 108 томов, 'Танжур' - 225 томов. Книги были приобретены Рерихами для Буддийского центра при Музее Рериха в Нью-Йорке.
(43) Рамакришна Парамахамса (1836-1886), выдающийся индийский религиозный мыслитель, учитель Свами Вивекананды. Имеется в виду книга 'Провозвестие Рамакришны' (СПб.: Новый человек. 1914).
(44) Николай Константинович Рерих родился 27 сентября 1874 г. При переводе этой даты с юлианского на григорианский календарь необходимо учитывать поправку в 12 дней, соответствующую XIX веку. Поправка в 13 дней соответствует XX веку.
(45) Шагал Марк Захарович (1889-1985) - известный русский художник. В 1907 г. учился в Школе Императорского Общества Поощрения Художеств (Санкт-Петербург), директором которой был Н.К. Рерих. В 1923 г. эмигрировал во Францию.
(46) Манциарли Ирма Владимировна, сподвижница Анни Безант и последовательница религиозного учителя Джидду Кришнамурти. Выйдя замуж за француза, в начале XX века обосновалась в Париже. Часто посещала центр теософского движения в Адьяре. Одна из её дочерей, Марсель Манциарли, в 1922 г. была помолвлена с Юрием Рерихом, однако свадьба не состоялась. См.: Росов Владимир. Молодые годы Юрия Рериха // Вестник Ариаварты, 2002, ? 2. С. 23-25.
(47) Речь идёт о книге 'Община' (Урга, 1927).

Вестник Ариаварты. 2005. ? 1-2
____________________________


Из дневника Фрэнсис Грант:

18 августа.
Посетили монастырь Гум. Вошли ламы - высокие, одетые
в красное мужчины, одна рука обнажена. Поклонились, сложив руки над головой.
Потом повели нас вверх по лестнице с тибетскими украшениями в маленькую комнату. Там восседал Ринпоче - священник высокого ранга. Он поднялся, чтобы приветствовать Николая Константиновича буддистским жестом. Пригласил нас сесть. Поили чаем, кормили, потом снова чай. Затем - церемония (трубы, тарелки, барабаны). Подносили хадаки. Зажигали свет в храме. Читали молитвы, раскачиваясь взад и вперёд.


ПОСЕЩЕНИЕ ЛАМЫ РИНПОЧЕ В ГУМЕ

Фрэнсис Грант

Когда мы вошли, Ринпоче встал нам навстречу и в знак приветствия положил ладони поверх ладоней профессора Рериха. Затем он сел на золочёную скамью, отделённую спереди небольшой перегородкой, и жестом предложил нам располагаться на диванах. Профессор Рерих сел рядом с ним, справа от него села Зина [Лихтман], а рядом с ней - мы с Раей [Богдановой]. Против нас расположились Джордж [Юрий Рерих] и лама Мингюр, выступавший в роли переводчика.

Ринпоче заговорил первым. Окинув нас взглядом, он спросил, из какой части Америки мы прибыли и можно ли назвать Америку 'благодатным, хорошим краем'.

Николай Рерих отвечал:
- Америка - огромная страна, в ней всего в изобилии. Америка почитает буддизм, и это учение имеет там множество последователей. Где ещё можно отыскать страну, которая возводит ступу на крыше 24-этажного здания 400 футов высоты?

- В Америке много буддистов? - продолжал лама Ринпоче. - Сколько?

- Тысячи,- отвечал Николай Рерих. - Это огромная страна. Если сесть на поезд и ехать со скоростью 70 миль в час в течение недели, вы объедете лишь один край по периметру американской границы.

- Хорошо. Америка - хорошая страна, раз она имеет веру. Наш господь Будда подобен солнцу. Свет его учения сияет над всеми.

Зина Лихтман:
- Мы приветствуем Вас от лица Америки, страны, почитающей буддизм. Однако мы прибыли с грустной миссией, ибо мы были потрясены тем, как Тибет обошёлся с профессором Рерихом, и приехали, чтобы найти этому объяснение.

Ринпоче отвечал:
- Я - священнослужитель и, естественно, не знаю ничего о делах правительства. Но мы живём в трудные времена. Мы должны искать ответы только в Шамбале, где сияет истинное учение, которое даровал нам Цзонкапа.

Зина уточнила:
- Америка знает и чтит Цзонкапу. Но мы были глубоко потрясены бесчеловечным обращением Тибета с профессором Рерихом, личностью, которую почитают во всех странах. Вся Америка пришла в негодование, узнав, как обошлись с его мирной миссией, проходившей под знаменем буддизма.

Ринпоче повторил:
- Я - священнослужитель и ничего не знаю о делах правительства. Очень жаль, что профессор Рерих не смог попасть в Шамбалу, в истинные центры буддизма. В Шамбале - единственное спасение.

- Однако, - отвечал профессор Рерих, - мы полагали, что тибетское правительство набожно. Теперь мы видим, что оно не имеет отношения к религии, что тибетское правительство - это одно, а Шамбала - совсем иное. Далай-лама именует себя защитником всех живых существ. В таком случае, надо полагать, он считает нас ниже живых существ, поскольку не пожелал защитить нас, а отправил замерзать. Как должна реагировать Америка, если так обошлись именно с теми, кто нёс знамя буддизма. Да, Фильхнер и его спутники были задержаны на несколько не┐дель, но пять месяцев на морозе - так обойтиеь с буддистами...

- Мы живем в трудные времена. Многие отдали жизни, пострадав за религию. Они будут вознаграждены.

- Истинно, - отвечал Рерих, - я знаю, что многие подвергаются преследованиям за веру, как я сам. И я знаю, что преследовавшие меня пострадают за содеянное. Я знаю, что мы получим благословение, а они будут наказаны. Но зачем навлекать на себя наказание, когда его так просто избежать, когда всё можно уладить? Тем не менее, мы рады узнать, что Шамбала не имеет никакого отношения к тибетскому правительству. Теперь мы оставим эту тему и помолимся, чтобы тучи рассеялись, и пошлём наши лучшие мысли Шамбале.

Ринпоче склонил голову и отвечал:
- Все наши книги говорят о Шамбале. Мы знаем, что грядёт Владыка Мира. Наши книги говорят, что в его стране один слон подобен тысяче обычных слонов, а самый последний бедняк имеет пятьсот кладовых золота.
Конечно, мы понимаем, что значит величие духа и духовные богатства, - отвечал Николай Рерих.

- А знают ли в Америке, что Таши-лама станет Владыкой Шамбалы? - спросил Ринпоче.

- Конечно, всем известно о духовной значимости Таши-ламы. Все знают, что всюду, куда бы он ни отправился, он несёт с собой истинное учение.

- Я сожалею, что профессор Рерих не смог увидеться с Таши-ламой до своего отъезда.

- У меня было желание встретиться с Таши-ламой, однако тибетский чиновник в Урге настаивал, чтобы мы ехали в Тибет. Он пришёл в немалое волнение, когда к нам прибыли представители Таши-ламы, и просил не принимать их.

Ринпоче отвечал:
- Профессор Рерих всё видит, всё знает и всё понимает. Мы живём в трудные времена.

- Но я уже бывал в Лхасе - конечно, не в этой жизни, а раньше, - продолжал Николай Рерих.

- Вот почему, - отвечал Ринпоче, - ты благословен в этой жизни.

- Истинно, мы знаем, что мы будем вознесены, а правительство погибнет, но нам бы не хотелось, чтобы Америка затаила недоброе чувство по отношению к Тибету. Тибет должен, по меньшей мере, ответить на моё письмо и не обращаться с Америкой хуже, чем с низшим существом. Возможно, лама замолвит за нас словеч-ко, передаст наше послание, дабы уладить ситуацию.

Ринпоче покачал головой и сказал:
- Священнослужители не имеют отношения к политике. Америка - страна широких взглядов, она поймёт.

- Верно, Америка широка и велика. Но нет ничего хорошего, если одна великая страна затаит злобу против другой великой страны. К тому же, пришло время для буддистов объединяться. Американские буддисты теперь смогут сказать, что Тибет - не буддистская страна, ибо он подвергает буддистов преследованиям.

Дарджилинг, 1928

RUSC: Frances Grant Papers. Box 14, folder 42 (Перевод с английского)

Публикуется по: В.А. Росов. Николай Рерих Вестник Звенигорода. Кн. 2.Новая страна. Ариаварта-Пресс. М. 2004.
__________________________________________________________________


1933 г.
ПИСЬМА ГЕНРИ УОЛЛЕСА К ФРЭНСИС ГРАНТ:

1. 28 февраля 1933

Уважаемая мисс Грант,
Хочу послать вам это короткое послание, прежде чем меня захватит водоворот. Дордже! Великолепно. Он будет стоять у меня на столе как постоянное напоминание вашего напутствия, которое является чудесным переосмыслением слов Учителя: 'Да будет воля Твоя как на земле, так и на небесах'.

В тот день, когда я получил дордже, знакомый священник подарил мне прекрасное распятие, сопроводив его благословением. А Чарльз Роос из Тейлоре Фоле ещё раньше подарил мне старую аптечку индейцев сиу. Я поставил все три подарка рядом и подумал об объединяющей их жизненной силе, текущей по ним, подобно тому, как главный стержень проходит через дордже.

Новая жизнь заполняет старые сосуды, и наличие трещины беспокоит все народы. Однако жизнь должна заявить о себе во весь голос.

В будущем, когда не надо будет спешить, надеюсь написать настоящее письмо. Тем временем я принимаю дордже, пока нахожусь на правительственной службе.

Было очень приятно встретиться с мистером Морисом Лихтманом. Я не музыкант, однако, узнаю в нём тонкую натуру.
С вами в общем деле
ГЭУ
[Генри Уоллес]
____________

2. 24 апреля 1933

Уважаемая мисс Грант,
Ваш приход очистил атмосферу. Необычайно, но мне написал один лютеранский священник, который сказал, что считает мою речь очень своеременной, и попросил копию для своей церковной газеты.

Заходивший Д.Н. Бородин узнал дордже. Сказал, что у него есть такой же. Пытаюсь помочь ему в связи с научной работой.

Вчера вечером читал из Агни-йоги. Странные огни, кото
рые олицетворяют Их. Вскоре пришлю бутылочку с мускусом.
Ещё раз благодарю. Медленно вырисовывается полная картина. Получил очень любезное письмо от Джейн Дауэр о Рерихе.
Искренне ваш
ГУ
[Генри Уоллес]
_______________

3. [После 24 апреля 1933]

Уважаемая мисс Грант,
Получил письмо от миссис Джейн Дауэр из Храма Человечества, которая говорит, что сотрудники Рериха были очень добры к ней и её дочери.

И вот я думаю о вас, об устремлениях и красках Востока. Удивительно, но речь, которую я произнёс, когда вы были здесь, кажется, принесла хорошие плоды.

Чарльз Роос из Миннесоты пишет:
'Холодный ветер дует на Месе,
Поднимается буря.
Укрепите ваши молитвенные перья
И крепко держитесь за вашего ГЭУ [Генри Эдгар Уоллес - ред.]'.

Говорит, что послание пришло прямо от чейенских богов. В трактовке оно означает, что меня ожидает тяжёлая борьба, через которую я смогу пройти лишь оставаясь в тесном контакте с Великими. Однако я и сам знаю это уже более года.

Почему-то у меня предчувствие, что в будущем произойдет ещё много драматических событий.

Сегодня днём полчаса провёл с Рузвельтом. Он был так рад, что удалось временно отвести угрозу войны в Европе. Его дух бодр и весел.

Мне предстоит совершить немало тяжёлых, требующих пристального внимания дел, и в то же время я должен вдохнуть новый дух во многие начинания.

Поэтому я должен читать Агни-йогу и время от времени оставаться наедине с собой.
Мы являемся свидетелями первых незрелых ростков новой эры. Да снизойдёт на вас Мир Великих.
ГУ
[Генри Уоллес]
_____________

4. Воскресенье, 18 июня [1933]

Дорогая мисс Грант,
К этому времени вы уже, несомненно, получили письмо, адресованное проф. Рериху. Оно было написано до того, как я получил ваше послание, но полагаю, тем не менее, в нём проясняется интересующий вас вопрос. Можете изменить датировку, если хотите.

Последние несколько дней я замечаю, что лица Учителя М. и проф. Рериха сливаются во время моих утренних медитаций.

Когда вы появляетесь, возрастает напряжение, которое меня несколько смущает. Однако общий результат положителен, и некоторые трудности, кажется, растворяются.

Я не знаю истории двух военачальников Акбара. Д-р Веллар Ван Хук был большим почитателем Акбара и назвал свою ложу 'Ложей Акбара'.

Ваша спокойная уверенность очень ободряет того, чья вера в конечный результат, возможно, столь же сильна, сколь ваша, однако чью сиюминутную уверенность временами колеблют отголоски суетного мира и мелкие подводные течения.

Буду ждать возможности познакомиться с вашими южноамериканскими друзьями.

Что касается вашего обострённого восприятия прошлого, буду рад поговорить об этом, когда интуиция подскажет вам разумность такого шага.
Мистер Бин и я сегодня утром с трепетом издали Книгу. Это было полезно для нас обоих.

Всецело полагаюсь на интуицию и знание моей сестры. Искренне ваш
ГУ
[Генри Уоллес]


5. [10 сентября 1933] Воскресенье.

Дорогая Ф.Р.Г.,
В минувшую среду встречался с Главным (Рузвельтом) и упомянул о своей заинтересованности в Знамени Мира, а также говорил о символическом значении Знамени и его идейной значимости. Он немедленно принялся изображать символ Мирового Экономического Порядка, как он представляет.
Прилагаю копию наброска. Как видите, мне было практически не о чем докладывать.

Вчера я с двумя моими людьми встречался с Главным по поводу Всемирной конференции по проблемам выращивания пшеницы. Уходя, я передал ему печатный экземпляр Пакта Мира, с копией его диаграммы Экономического порядка на обратной стороне. Он очень обрадовался, увидев фотокопию своей идеи, а затем взглянул на книгу. В его глазах блеснул огонёк, и он сказал: 'Ах да, это то, о чём вы мне говорили. Возьму с собой почитать в дороге'. Мне показалось, в его тоне сквозила искренняя заинтересованность.

В прошлую среду я был очень расстроен, поскольку он ограничился словами, что мне следует обсудить форму моего участия либо позднее с ним, либо с секретарём Халлом.

Реакции Главного зачастую непредсказуемы, однако мне кажется, что нам удалось достигнуть определённых результатов, хотя, возможно, не совсем того рода, как вы бы желали.

Предлагаю следующее: вы напишете Главному письмо, в котором кратко изложите основные положения, а я его подпишу. Либо нам придётся удовлетвориться постепенными подвижками.

Все трое детей дома с матерью. Бобби в восторге от птиц.
К лучшему, что вас не было здесь на прошлой неделе, поскольку не могу припомнить, когда ещё я был так занят с раннего утра до позднего вечера.

Веду с Халлом работу общего характера. Вокруг президента снуют мириады дуг-па.
Д-р Езекииль вытащил меня на обед с Рабиновым - ничего страшного не случилось. Президент в пятницу поручил Генри Моргентау Мл[адшему] заниматься всеми сношениями с тиграми (русскими).
Всё очень запутано, и дела будут двигаться медленно.
ГУ
[Генри Уоллес]
_______________

6. [18 сентября 1933]

Дорогая Ф.Р.Г.,
Я провёл час за ланчем с м-ром Данном и полагаю, что мне удалось навести мосты и добиться полного неформального расположения как с его стороны, так и со стороны Халла. Данн родом из Нью-Йорк Сити. Занял сегодняшний пост в Госдепартаменте в 1927 г. Он не заканчивал университетов.
Обучался на архитектора. Его действия продиктованы модой на прекрасное, которая прослеживается сейчас во всём мире. Он знает, что министерства иностранных дел других стран покровительствовали проведению международных художественных выставок. Соглашается, что мы должны всё более активно поворачиваться лицом к Южной Америке и Азии, и в качестве первого шага в этом направлении было бы неплохо поддержать культурный обмен, одним из проявлений которого являются Панамериканские концерты. В то же время опасается, что официальное участие США в Пакте мира по культурной линии сделает нас предметом насмешек всей Европы, которая скажет - Соединённые Штаты пытались распутать клубок экономических проблем на Лондонской конференции, однако лишь усугубили ситуацию принятием мер по стабилизации валюты, а теперь пытаются спрятаться от неприглядной реальности, апеллируя к непреходящим культурным ценностям.

В скором времени я напишу и попрошу вас передать письмо M.R. (Мастеру Рериху) с благодарностью за прекрасный дар в виде соединённых дордже.
Искренне ваш
ГУ
[Генри Уоллес]
_______________


7. 6 утра, 12 декабря [1933] По дороге в Чикаго

Дорогая М.,
Вчера днём видел человека, заведующего Белым Домом, в то время как мы ожидали вышестоящего в 'Каса Бланке'. Как я узнал ранее, его отношение было положительным, однако за то время, что минуло с тех пор, он прочёл корреспонденцию из их архивов и узнал об отношении Кислого (Халла). Он подробно расспрашивал о вопросе, связанном с Гаагской конференцией 1907 г. Не могли бы вы снова выслать мне опровержение на эту тему в форме письма, адресованного этому человеку, которое я ему передам. Он также сказал, что символ должен быть такого рода, чтобы его было видно с воздуха.

Пламенный (Рузвельт) продиктовал нам письмо, которое было запечатано по всем правилам, однако я до сих пор не получил его. Он завален работой на прошлой неделе и едва ли имел возможность подписывать корреспонденцию.

Не раз, в весьма сложных условиях, чувствовал я присутствие охранительного Щита Великих.

Тигры (русские) предпринимают всевозможные уловки, однако в отношении них человек, который теперь заведует Белым Домом, ведёт себя безукоризненно. Пламенный проявляет мягкотелость по отношению к тиграм и, боюсь, уже заключил с ними какие-то соглашения. Борьба с паразитами весьма напряжённа, и единственной отдушиной остаётся мысль о Стойких и внутренняя убеждённость.

Смотрю на медальон из прошлого и спрашиваю себя, увижу ли его снова в далёком будущем. Очевидно, каждый раз нам приходится участвовать в новой битве.

Возликуют ли наши сердца в этой схватке?
Неужели нам так и не суждено создать эту прекрасную землю красоты и справедливости?
Стойкий - ГУ

RUSC: Frances Grant Papers. Box 15, fold-ers 32-34 (Перевод с английского)
Публикуется по: В.А. Росов. Николай Рерих Вестник Звенигорода. Кн. 2.Новая страна. Ариаварта-Пресс. М. 2004.
***********************************************************