Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ И УЧИТЕЛЯ Н.К. РЕРИХА

ИЛЬЯ ЕФИМОВИЧ РЕПИН
(1844 - 1930)
 
СОДЕРЖАНИЕ:

Н.К. Рерих. РЕПИН.
ИЗ ДНЕВНИКА Н.К. Рериха (10 марта 1895 г.)
Хроника. ОБ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКЕ (19 ноября 1897.)
ПИСЬМО И.Е. Репина к А.А. Куренному. [Ноябрь 1897 г.]
Хроника. К УХОДУ И.Е. РЕПИНА (Утро России (Москва). 27 сентября 1907 г.)
**********************************************************************************
 
  
 

РЕПИН

В дни блистательных побед нашей Родины, в дни восстановительного cтроения, в дни новых великих достижений народов Союза приходит весть о чествовании столетия со дня рождения нашего славного художника Репина.
Народы Союза воздают честь великому мастеру повсеместно, тем вписывают прекрасную страницу Русской Культуры.

Каждому из нас от малых лет имя Репина было драгоценно. Каждая подробность его творчества любовно обсуждалась и запоминалась. Стасов значительно поднимал палец и внушительно твердил: 'Гаршин - для сына Грозного'. Не было дома, где бы не было воспроизведений картин Ильи Ефимовича. Это были не случайные гости, но народная гордость хранила бережно эти вехи жизни народа Русского. 'Бурлаки', 'Не ждали', 'Крестный ход', 'Грозный', 'Царевна Софья', 'Запорожцы' - целый ряд творений, и каждое из них переворачивает страницу истории русского искусства. И сама творческая жизнь мастера, его уменье трудиться не покладая рук, его уход в 'Пенаты', его вегетарианство, его писания - всё это необычное и крупное даёт яркий облик великого художника. Толстой говорил: 'Не могу молчать'. Так же и Репин не мог молчать и брался за перо, чтобы сказать на общую пользу. Портреты Репина составляли целую историческую галерею.
 
  
 

В. Серов. Портрет И.Е. Репина. 1901.

Жаль, что в Париже остался превосходный карандашный портрет молодого Серова. Надеюсь он сохранился, а хотелось бы иметь его здесь в Гималаях.
Много встреч было с Ильёй Ефимовичем. Первая была в его мастерской у Калинкина моста. Повёз показать ему эскизы и этюды. Ласковый мастер сказал многое дорогое. В Академии шептали: 'сам Репин здесь'. И вот в этом 'сам' звучало высшее уважение.

Репиным была отображена атмосфера дома Толстого, и сам великий глубоко говорил о Репине, когда Стасов и Римский-Корсаков свезли меня после моего 'Гонца'. Толстой спрашивал, а Репин одобрил? Хотел Илья Ефимович, чтобы я был в его мастерской, и Матэ передал мне об этом.

Не только в Академии, но и в Обществе Поощрения Художеств мы постоянно встречались. И опять пробегал шепот: 'сегодня доставили репинскую картину!' И бежали смотреть. Все чуяли нечто значительное. Когда-то на улицах Питера можно было встретить Пушкина и Гоголя, а теперь кивали друг другу: 'смотри, вон проехал Репин!' Когда пронеслась весть, что рука дикого вандала изрезала 'Грозного', какое всеобщее негодование вспыхнуло! Конечно, всюду имеются вандалы. Итальянцы жгли Леонардо. В Лондоне английская рука изуродовала картину Сарджента, в Париже француз изрезал Милле. Теперь немцы выказали зверский вандализм, уничтожая русские сокровища. Ещё недалеко ушли люди от зверя.

Как прекрасно, что трудовые народы Союза почтили память великого творца. Почтили не только официально, но сердечно. Состав Комитета свидетельствует, как дружно сошлись лучшие художники и писатели, чтобы ещё раз поклониться нашему великому Русскому Мастеру. Говорили, что Пенаты разрушены финнами и немцами. Отвратительны такие злобные, бессмысленные разрушения. Но Русский Народ создаст новые нерушимые Пенаты.

В Гималаях сегодня мы побеседуем о Репине, помянем добром, скажем: Слава великому художнику! Слава великому народу, хранящему своё Культурное достояние!

Н. Рерих
4 Августа 1944 г.
'Наш современник'. Москва, 1967, ? 7.
___________________________________



ИЗ ДНЕВНИКА Н.К. Рериха (10 марта 1895 г.):

10. III. Любопытный разговор с Ильей Ефимовичем. 'Вы, говорит он мне, очень утешительное являете в Академии. У Вас, наверно, дело пойдёт. Вы работаете художественно и со вкусом. Про эскиз: очень хорошо, цельность впечатления, сильное настроение, а всё-таки вы, знаете что, напишите новый эскиз на эту же тему'.

Даёт несколько указаний. (Полосу заката шире, землю темнее, войско чернее, курган ниже). 'Только не вздумайте на этом же переправлять. Может быть, оно гораздо хуже выйдет. Если хотите, новый напишите, хоть маленький, чтобы посмотреть как оно будет; лучше ли? А то эта вещь у вас сработана, продумана, вы видно, руководствовались одной фантазией, когда писали её; а теперь, если одно место тронете - пройдёт цельность впечатления.[ Законы фантазии, ведь, чрезвычайно удивительны и если только] С Университетом поскорее разделывайтесь ----.

На 6-й неделе буду держать догму, а ещё и книги нет, ну, в полторы недели подготовлюсь. Не придётся второго эскиза писать, раз времени нет, есть только од-но Воскресенье и в один день не напишешь.

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/9, 5 л.
*******************************************


19 ноября 1897 г.

ХРОНИКА
ОБ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКЕ

Академическая выставка ученических работ возбуждает очень много разговоров pro и contra. Впрочем, пожалуй, больше pro, чем contra. В залах Академии ежедневно собирается много публики, с видимым удовольствием осматривающей результаты ученических работ кистью и резцом:
Публика довольна: Повсюду слышатся одобрительные замечания, раздаются отрывки разговоров на темы, самые лестные для молодых художников, видны довольные лица людей, очевидно. ощущающих искренне насаждение в прогулке по академическим залам.

Оно, несомненно, так и будет, а в особенности, когда молодые художники узнают, что довольна не только публика, но довольны и профессора, предъявляющие к их работам, очевидно, гораздо более строгие требования, чем масса посетителей выставки.

Мы имеем возможность сообщить юным талантам этот приятный для них факт после разговора с И.Е. Репиным и В.А. Беклемишевым.
У И.Е. Репина:

- Вы спрашиваете моё мнение о выставке? Я вам отвечу, но предупреждаю вас, я сам сознаю, что превращаюсь в этот момент в кулика, толкующего о собственном болоте: Каждый, кто внимательно осматривал выставку, согласится со мной, что она, безусловно, удачна, что некоторые ученики выставили работы, которые сделали бы честь даже совершенно законченным художникам: Возьмёмте Рериха или Борисова: Их картины говорят о безусловном таланте и о том, что этот талант получил правильное развитие хорошей школой:

О-О-

Петербургская газета. 1897. 19 ноября. ? 318.
________________________________________



[Ноябрь 1897 г.]
ПИСЬМО И.Е. Репина к А.А. Куренному.

Дорогой Александр Аввакумович,

Спешу известить Вас о выставке учеников - много хорошего. Особенно отличились: Борисов* +, Дудин* +, Пурвит* +, Мясоедов*+, Богатырев* + (Иван живой), Крайнев* +, Вальтер +, Глущенко +, Рерих +, Рылов +, Вроблевский, Рущиц* +, Андреев*, Пынеев*. Подчёркнутые мною поедут за границу на каз. счёт, прочие получили звания; звёздочки поставлены мною тем, у кого вещи особенно интересны. Борисов едет на Север - получил субсидию от Министерства Финансов.
Очень радуюсь, что Вы работаете над световыми эффектами.
Юра делает успехи и недурно пишет портреты; у него много заказов оттого, что он пишет их даром.
Портрет княгини у меня, я его и не трогал - темно теперь здесь; да и другое было на очереди.
Жаль, что вы не видели здесь скандинавской выставки. Теперь выставлены афиши.
Юра Вам очень кланяется и благодарит за поклон.
О летней поездке я ещё не загадываю, а думаю, нельзя ли на рождественских праздниках, проехать комп. в Новгород - зимой, думаю, очень интересно.
Желаю Вам всего лучшего.
Ваш И. Репин

Отдел рукописей ГТГ, ф. 30/22, 1 л.
_______________________________


28 сентября 1907 г.
Хроника.

Иректэ
К УХОДУ И.Е. РЕПИНА
:Чиновникам академии Репин не ко двору, как всё яркое, самобытное и некастрированное.

Не ко двору И.Е. Репин и новому искусству. Н.К. Рерих высказал взгляд об уходе его, как, быть может, желательном импульсе к обновлению ветхого храма искусства.

Моё мнение сходится с мнением Н. К. Рериха ещё и по другим основаниям. Репин просто гибелен для юношества: он чересчур гениален, и его 'я' слишком гнетёт ученика. Он бросает рисунок, гонится за ошеломляющей грязью красок, за мазком; но там, где у Репина мазок, у ученика выходит плевок. У Репина особый дар превращать в красоту безобразие манеры и колорита. Репинская манера и его краски в руках не-Репина - это ужас, нечто сверх не эстетичное.

И профессура И. Е. Репина это уже доказала достаточно. Вполне достаточно.
В классах Академии висят работы И. Репина-ученика. Это удивительные образцы терпеливой, аккуратной, усидчивой работы и чистоты рисунка. Когда прошёл такую школу, не страшна никакая мазня: рука своё возьмёт.
А ученики Репина начинают с мазни и мазнёю оканчивают, и если не отрекутся вовремя от учителя и его манеры - так и гибнут в тщетных потугах писать лаптем.
Одно дело - творчество, другое - учительство. Suum cuique (Каждому своё - ред.).

Утро России (Москва). 1907. 28 сентября. ?11. Пятница. С. 4.
Публикуется по изданию: Николай Рерих в русской периодике.
Выпуск III. С.89.
____________________________________________________