Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 

СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ ЛАГОРИО

(1852 - [1922])
-минералог, петрограф. управляющий учебным отделом, член совета по учебным делам и председатель учёного комитета министьерства торговли и промышленности, действительный член и вице-президент Общества Поощрения Художеств.

*******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

Письмо А. Е. Лагорио к Н. К. Рериху (5 января 1918 г. Борго)

********************************

5 января 1918 г. Борго.
Письмо А. Е. Лагорио к Н. К. Рериху

Борго, 5-го Января 1918 г.
Fredsgaton, 19.

Глубокоуважаемый Николай Константинович!
Вашу открытку получил и спешу ответить Вам. О школе я знаю очень мало, так как, несмотря на мои письма, я ответа не получил. Писал я Фену и другим. Фену ответил, что финансовое положение не особенно благополучно, но сносно, но это было ещё в конце лета. Потом я был в Петрограде в конце августа, но никого не застал, и так как я должен был сейчас же возвратиться сюда, то мог зайти только один раз, и, как видите, неудачно.
В Министерстве мне сказали, что деньги, которые были назначены на этот год для школы, переведены полностью, но что будет на тот год назначено и будет ли вообще что-либо дано, этого, конечно, никто мне сказать не мог. С тех пор всё переменилось. Не знаю, существует ли ещё Лихницкий, который заботился о нас; Галецкий ушёл из Министерства после последнего переворота.

Письма вообще и сюда, и туда не доходят, и простые, и заказные. Изредка получаются известия. Прямо невыносимое положение! Слышал только, что предполагается какая-то реформа школы, но какая, - мне совершенно неизвестно. Моё мнение сводится к тому, что следует подождать, пока жизнь хоть сколько-нибудь урегулируется, а до тех пор не предпринимать никаких изменений, кроме самых необходимых, вызываемых независимыми от школы и нас обстоятельствами. Напишите о Ваших предположениях и намерениях. Буду очень благодарен.

Я живу здесь с женой и двумя дочерьми, в том числе и Аделаидой, скромно в двух комнатах. Городок тихий и спокойный. Дороговизна ужасная. Вот уже три месяца, как мою пенсию не выдают. Почему? - не знаю. Никто меня об этом не извещал и не предупреждал, а взяли прямо, да и прекратили уплату, а ведь я прослужил 42 года и сил своих не щадил! - Ехать в Петроград сейчас бесцельно, по моему мнению: всё равно помочь ничему нельзя! Кроме того, проезд чрезвычайно дорог (билет стоит более семидесяти марок). Для меня такой расход сейчас невозможен, и, кроме того, въезд и выезд из П[етрограда] сопряжён с различными затруднениями. Если моё отсутствие вызывает какие-либо неудобства для дела или неудовольствие в среде наших коллег, то просил бы произвести переизбрание, хотя готов всегда посильно служить дорогому мне делу и впредь.

Желаю Вам всего доброго и хорошего. Жму крепко Вашу руку! Будем ждать лучших времён. Не откажите написать мне несколько строк. Дочь шлёт Вам, глубокоуважаемый Николай Константинович, свой привет.

До счастливого свидания! Ваш искренно преданный
А. Лагорио

Архив Музея Николая Рериха, Нью-Йорк. Автограф письма.

****************************************************************************