Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СОВРЕМЕННИКИ Н.К. РЕРИХА

барон РАУШ ФОН ТРАУНБЕНБЕРГ , Константин Константинович

Скульптор
******************************************
 
СОДЕРЖАНИЕ

Н.К. Рерих. ФАРФОРОВЫЙ ЗАВОД. (6 мая 1910 г.)
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберга к Рериху Н.К. (25 янв./7 февр. 1907 г. Париж)
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберга, К.К. к Рерих Н.К. (22 ноября 1907 г. Париж)
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберг к Рериху Н.К. (22 октября [1908 г.]

________________________________________
 
  
 

ФАРФОРОВЫЙ ЗАВОД

До сих пор изделия Императорского Фарфорового завода были почти недоступны всем частным лицам. Такая особенность удаляла производство от широкой жизни, но зато сообщала делу особенную интимную драгоценность.

Сейчас мне пришлось увидать в антикварных магазинах несколько последних групп завода, и я узнал, что управление завода как будто отступило от давнего обычая и выпустило на продажу серию бракованных вещей.
Это и хорошо, и худо.

Худо это тем, что в массы попадут вещи не первоклассные, дефектные, не могущие внушить должного уважения к производству, которое технически действительно превосходно.

Хорошо это тем, что закрытое производство хоть таким порядком может выявиться яснее. При большем ознакомлении станет оно ближе к жизни и легче может воспринять последние запросы искусства.

Странно подумать, но уже долгое время Императорский Фарфоровый завод остаётся без настоящих работников. Служат на заводе хорошие техники. Находятся терпеливые ремесленники. Появляются на заводе изделия 'реалистических' скульпторов, совершенно нелепые в применении к фарфоровым массам. Но подлинных художников, поэтов прекрасного фарфорового производства, изучивших и понявших лучшие проявления дела, так близкого всей обыденности, при заводе нет.

Художники-скульпторы не хотели истинно посвятить себя делу фарфора. Ремесленники не в силах были охватить всю значительность производства; не могли понять, как велика задача продолжить настоящий язык искусства во всех домашних предметах. Старая задача, старый разговор!

Так или иначе, но, просматривая деятельность Императорского Фарфорового завода, можно убедиться, что после первоклассных вещей времени Александра I вместе с общим упадком стиля пошатнулась и высота производства завода. К 80-м, к 90-м годам среди изделий завода хорошие вещи стали попадаться редко, скорее как исключения.

Увлечение иностранными образцами без русского (которое создало, напр., русский empire) понимания стало уничтожать собственную прекрасную физиономию завода.

Попытки конкурсов оканчивались неудачами. Неудачи сделались настолько периодическими, что при последнем обсуждении конкурсов возник даже вопрос о возвращении к лучшим образцам времени Александра I.
Жаль, что отлично оборудованное дело перестало выходить за пределы среднего шаблона.

Но, конечно, кроме дороги конкурсов в искусстве существуют пути более близкие сущности искусства. Последние предположения завода, о которых я слышал, дают надежды на возвращение дела в будущем к хорошим временам.

С удовольствием узнал я, что К. К. бар. Рауш фон Траубенбергу поручено сделать серию фигур: 'История русской гвардии' и настольное украшение 'Псовая охота императрицы Анны Иоанновны'.
 
  
 

Такие темы хороши для завода, так как размеры задачи были бы не по плечу частному производству.

Также было приятно слышать, что бар. Рауш фон Траубенберг посылается в командировку от Фарфорового завода в Берлин и Дрезден для ознакомления с техническою частью и расцветкою вещей. Как талантливый и прогрессирующий в искусстве скульптор, бар. Рауш фон Траубенберг, надо думать, сумеет войти близко в дело фарфора и сумеет внести струю подлинного искусства - именно то, чем может быть крепко производство Императорского Фарфорового завода.

Если завод сумеет привлечь настоящих художников, если художники захотят сосредоточиться, облюбовать производство фарфора, тогда и не придётся жить лишь старыми образцами, тогда найдётся, как во всякой нормальной жизни, современное творчество, применимое, глубокое выражением, прекрасное по формам.

Приветствую ту дорогу, которую намечает Фарфоровый завод заказом и командировкою бар. Рауша фон Траубенберга. Эта дорога, повторяю, не должна быть случайностью, она должна идти правильно. Она может приближать производство к лучшей надежде: найти настоящее современное и самостоятельное творчество.
Трудная задача, но Фарфоровый завод должен всячески к ней стремиться. Иначе пропадает смысл прекрасного государственного установления.

Биржевые ведомости. 1910. 6/19 мая. Утренний выпуск. ? 11699. С. 4.
______________________________________________________________



[25 января /7 февраля 1907 г. Париж]
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберг, Константина Константиновича к Рериху Н.К.

9. rue Falguiere
7 февр. н/с

Дорогой Николай Константинович,
Получив ваше письмо, я как всегда обрадовался иметь от Вас весточку. В Париже, как я Вам уже писал, мы устроились очень удобно - мастерская большая и светлая, и провожу я в ней большую часть дня. Пока разминал пальцы на небольших фигурках, на днях же предпринимаю более крупную работу.

Первое время у меня ушло на осмотр всего нового, что было сделано за моё отсутствие из цивилизованного мира, причём, конечно, нужно было бросить хотя бы беглый взгляд и на 'вечные образцы'. Теперь же правильный рабочий день окончательно установлен, и почти все интересы сосредоточились опять вокруг собственных работ. В Париже, по-моему как нигде, можно убедиться и сосредоточиться, и потому жалобы некоторых моих друзей на сутолоку, мешающую работе, мне не совсем понятны. В принципе, не имея ничего против знакомства с интересными людьми, я покуда нигде не бываю.

О княгине же Тенишевой я слышал так много хорошего, что очень бы желал с ней познакомиться, но не думаю, что будет ловко явиться к ней, даже под тем уважительным предлогом, который рекомендуете Вы, при том, вряд ли Княгиня сама демонстрирует свою, действительно, как я слышал, великолепную коллекцию незнакомым посетителям?

Проект служить в Петербурге я не оставляю, но мне сообщили, что в Эрмитаже так много прикомандированных, что пришлось бы ждать без конца чего-либо существенного. Попробую в Театрах, не посоветуете ли и вы со своей стороны что-либо. Пишите непременно, не собираетесь ли Вы в Париж.

Жена шлёт свой привет.
Ваш К. Рауш

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1176, 2 л.
________________________________


[9/22 ноября 1907 г. Париж]
ПИСЬМО барона Рауша фон Траубенберг, К. К. к Н.К. Рериху

На конверте:

Russie
St. Petersbourg
Его Высокоблагородию Николаю Константиновичу Рёрих
________________________________
Ст. Петербург
Императорское Общество Поощрения Художеств
Морская 38

На штемпеле дата: Paris. 22.11. 07. С.Петербург. 12.12 [1907]
_______________________________________________________


Дорогой Николай Константинович.
Меня очень опечалило ваше нездоровье и я от всего сердца желаю Вам
скорого и полного выздоровления. У меня тоже была боль в печени, уложившая меня недели на 2 в постель, но с нею лишь удалось разделаться. Теперь я опять захворал гриппом, что очень досадно, так как до выставки бесконечно мало времени.

Бесконечно Вам благодарен за милое желание провести меня по экспонатам Союза и. если это удастся, то я буду считать это большой честью.

Настроение княгини по отношению артистов очень пессимистическое, виною тому опоздание вещей Билибина, посланных малой скоростью, что княгине показалось непростительной небрежностью. Очень отрицательное впечатление произвело на неё отказ Головина, мотивированный запрещением Дягилева, о чём последний, в свой последний приезд в Париж, много хвастал.

Всё это вызвало отказ княгини от помещения в Лондоне и Брюсселе, куда она пошлёт исключительно свои эмали. Как Вы были правы, Николай Константинович, убеждая меня, что с русской братией пива не сваришь! И что организаторам, если они не обладают грубостью Дягилева, приходится бросать лучшие начинания. В данном случае, мне очень жаль, что княгине Мар[ии] Кл[авдиевне] ещё раз пришлось разочароваться в своих хороших начинаниях, тем более, что с её стороны всё было сделано, чтобы обеспечить успех.

С удовольствием делаю, при развеске ваших картин, всё от меня зависящее. Щербатов усердно работает. И к чёрной клике относится довольно здраво.
Искренно преданный вам
К. Рауш

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1174, 3 л.
________________________________


22 октября [1908г.]
Открытое письмо барона Рауша фон Траубенберг, Константина Константиновича к Рериху Н.К.

На открытке фотография барельефа (Девушка с корзиной цветов).

22 окт.
Дорогой Николай Константинович, не знаю, получили вы моё письмо, где я благодарю Вас за хлопоты о присылке глины, во всяком случае, давненько
от Вас не имею весточки.

Как Вы поживаете, что поделываете. Не поленитесь черкнуть словечко в <:> (дом <Монтреюр>), где мы пробудем недели 3. Что у нас в Питере происходит? Кстати от Вальбрюка не имею никаких известий и беспокоюсь об участи Ил. Муромца, не известно что-либо Вам?

Пишу Вам на откр. пис. с изобр. своей работы: барельеф на <здешней>
выставке. Что Вы теперь пишете? Шлём с женой вам обоим свой сердечный привет.

Ваш К. Рауш
P.S. Каким образом был ранен Храбрый Грабарь?

Отдел рукописей ГТГ, ф. 44/1177, 1 л.
_________________________________

*******************************************************************************